Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6548

М. И. Барсуков

ВОСПОМИНАНИЯ ГЛАВНОГО КОМИССАРА ВРАЧЕБНО-САНИТАРНОГО ОТДЕЛА ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННОГО КОМИТЕТА

В ночь с 25 на 26 октября, когда создавалось рабоче-крестьянское правительство, Военно-революционный комитет решил организовать Медико-санитарный отдел. В удостоверении, датированном 26 октября 1917 года (№ 1767), на имя М. И. Барсукова, подписанном Н. И. Подвойским, говорилось: «Дано сие от Военно-революционного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов товарищу доктору Михаилу Ивановичу Барсукову в том, что он временно назначен главным комиссаром Медико-санитарного отдела Военно-революционного комитета. Доктору Барсукову предоставлено право немедленно реорганизовать санитарное дело Республики. Всем оказывать ему надлежащее содействие».

Первой медицинской организацией, с представителями которой мне пришлось уже официально разговаривать, был Медико-санитарный отдел Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов первого созыва, которым руководили меньшевики и эсеры. Этот отдел помещался в Смольном. Имея на руках мандат Военно-революционного комитета, я предложил сотрудникам этого отдела работать с нами, на что получил резкий ответ, что «с насильниками у нас нет ничего общего». Саботажники ограничились представлением мне организационной схемы отдела и списка его сотрудников, но отказались передать дела.

Таким образом, Медико-санитарному отделу пришлось рассчитывать только на собственные силы, необходимо было все создавать заново. Только два работника, числившихся по списку в Медико-санитарном отделе ВЦИК, остались работать в Смольном. Это были врач старый большевик А. Н. Винокуров и врач М. Г. Вече-слов. Фактически же в ту историческую ночь, когда я получил назначение, со мной был лишь беспартийный врач Михаил Митро-фанович Балонов.

Отказ сотрудников ЦИК первого созыва работать с нами значительно ослаблял позиции Медико-санитарного отдела Военно-революционного комитета в отношении связи с городскими медицинскими организациями. Однако расчет саботажников на полную изоляцию Смольного от внешнего мира не удался. Медико-санитарный отдел Военно-революционного комитета не остался один. К нему пришел на помощь пролетарский Красный Крест.

Вскоре состоялась моя встреча с В. И. Лениным. Мне необходимо было получить указания.

В. И. Ленин постоянно находился в Смольном, и его сравнительно легко можно было встретить в коридорах Смольного, особенно рано утром.

Нас, современников Ленина, работавших с ним, видевших его в процессе творческой деятельности, всегда поражали ленинская простота в обращении, замечательная скромность, умение подойти к человеку, узнать его нужды, заразить ленинским оптимизмом, верой в собственные силы, в возможность осуществления того, что казалось невероятно трудным и даже недосягаемым.

И вот однажды, вскоре после 24 октября, мне посчастливилось встретить Ленина, проходившего по коридору Смольного. Я подошел к нему и с волнением спросил, можно ли переговорить по ряду вопросов. Ленин ответил утвердительно. Его замечательные слова, его указания навсегда запечатлелись в моей памяти.

Я рассказал В. И. Ленину о помощи раненым, о героизме работниц-санитарок, которые под пулями юнкеров выполняли свой пролетарский долг. Ленин интересовался малейшими деталями, ибо забота о человеке, о его здоровье была характерной чертой рабочего вождя. Затем наша беседа коснулась того, что же делать дальше, за пределами Петрограда. Я был молод. Мне казалось непонятным, почему на II съезде Советов, когда решался вопрос о создании правительства и в нем Народного комиссариата просвещения, ничего не было сказано о Наркомздраве. Мне казалось так просто немедленно приступить и к организации Народного комиссариата здравоохранения... Ведь стоит лишь вынести соответствующее решение!..

В. И. Ленин внимательно выслушал меня и с замечательным знанием дела обрисовал обстановку и отношение врачебной общественности к единому медицинскому центру. Ленин сказал, что и так враги обвиняют большевиков в большой централизации, и поэтому немедленное создание Наркомздрава враги используют как желание вытащить на свет всеми отвергнутый бюрократический проект Рейна об учреждении Главного управления по делам здравоохранения.

Действительно, такой проект был, дискуссии по нему велись в Государственной думе, но после свержения царизма Рейн изъял проект.

В. И. Ленин указал на то, что требуется провести большую предварительную работу, чтобы добиться желаемого успеха. Нужно, говорил он, чтобы сам народ заговорил о необходимости создания такого высшего медицинского центра. Поэтому не следует спешить с образованием Наркомздрава. Признавая целесообразным иметь в Республике Советов высший государственный орган по руководству здравоохранением, В. И. Ленин предлагал сначала организовать на местах медико-санитарные отделы Советов рабочих и солдатских депутатов с широким участием в них рабочих и крестьян, провести среди трудящихся разъяснительную работу о целесообразности государственного центра здравоохранения, а уже затем ставить вопрос о Народном комиссариате здравоохранения.

Вместе с тем Владимир Ильич раскрыл передо мной общественный характер и классовую сущность советского здравоохранения. Ленин с особой силой подчеркнул значение новой советской общественности в лице рабочих и крестьян, которая должна прийти на смену старого цензового земства. Только с помощью широкой самодеятельности самих народных масс, по мнению Ленина, можно будет справиться с задачей строительства советской медицины.

В. И. Ленин указал также на необходимость как в самом Медико-санитарном отделе Военно-революционного комитета, так и вокруг него собрать советски настроенных врачей и, в частности, использовать Общество русских врачей памяти Н. И. Пирогова1. На это я сказал, что вряд ли подобное можно будет сделать, ибо Пироговское общество крайне враждебно к нам относится.

Помню, как сейчас, Владимира Ильича, слегка прищурившего левый глаз и пригрозившего мне пальцем. Неправильно думать, сказал Ленин, что всюду и везде сидят только контрреволюционеры. Это неверно. Ваша задача расколоть Пироговское общество и его революционную часть использовать для строительства здравоохранения. Поверьте мне, сказал далее Ленин, как только Советская власть укрепится, все они будут работать с нами.

Что можно добавить к этим замечательным по глубине мыслям великого вождя, определившим значение и характер здравоохранения в системе советского общества и Советского государства. С предельной четкостью В. И. Ленин начертал программу, на основе которой и стало строиться здравоохранение уже в первые дни Великой Октябрьской социалистической революции.

С твердой верой в победу рабочего класса, полные горячей любви к Советской Родине приступили медицинские работники Смольного — А. Н. Винокуров, В. М. Бонч-Бруевич (Величкина), Т. А. Фортунатова и другие — к созидательной работе, несмотря на бешеный вой саботажников, врагов Советской власти.

Нас было мало, их — много, но, окрыленные ленинским оптимизмом, мы знали, что фактически мы не одни. У нас была вера в рабочий класс, в партию, в ее Центральный Комитет, во главе которого стоял Владимир Ильич Ленин.

Помню, с каким трудом приходилось нам собирать на совещания в Медико-санитарном отделе представителей медицинских организаций Петрограда. Шли только единицы. Большинство саботировало. На этих совещаниях проводились дискуссии о том, как лучше приступить к реорганизации медико-санитарного дела, как сломить саботаж, начавшийся в профессиональных объединениях и лечебных учреждениях. Я пытался связаться с профсоюзом лекарских помощников, с союзом сестер милосердия, но от них получил категорический отказ от совместной работы. Любопытно, что по какой-то, видимо, контрреволюционной директиве 27 октября все медицинские учреждения Петрограда созывали собрания служащих, на которых выносили однообразные постановления — не подчиняться Военно-революционному комитету и противодействовать назначению комиссаров.

Вскоре Медико-санитарному отделу пришлось столкнуться в Петрограде с большой забастовкой служащих аптек, забастовавших еще при Временном правительстве. Меньшевистское руководство стачечного комитета не хотело входить в деловые отношения со Смольным, и только лишь после разъяснительной работы среди самих служащих удалось через голову соглашательского стачечного комитета ликвидировать забастовку и удовлетворить все требования аптечных работников.

Чтобы побороть саботаж в медицинских управлениях бывших министерств, туда были посланы члены врачебных коллегий, которые, ломая сопротивление реакционных служащих, должны были подготовить объединение всего медицинского дела в едином центре.

Когда мы пришли в Управление врачебного инспектора бывшего министерства внутренних дел, мы не только не застали служащих, но даже перья были вынуты из ручек и чернила вылиты из чернильниц.

Одновременно с образованием врачебных коллегий в Медико-санитарном отделе Военно-революционного комитета шла большая работа по направлению комиссаров в медицинские учреждения.

Опираясь на революционно настроенный младший персонал, комиссары Военно-революционного комитета стремились вывести из санитарной разрухи больницы и отдельные амбулатории.

В ноябре 1917 года состоялась моя встреча с Я. М. Свердловым в его служебном кабинете, находившемся также в Смольном. Я. М. Свердлов в товарищеской обстановке за стаканом кофе подробно расспрашивал меня о задачах Медико-санитарного отдела, о его работе, о людях, работавших в нем. Яков Михайлович интересовался также и прошлым составом отдела при ЦИК первого созыва, тем, где они в настоящее время находятся. Я сообщил ему о саботаже, проводимом повсеместно, сказал, что, однако, уже чувствуется среди отдельных работников желание работать с нами, но что имелось нелегальное Главное военно-санитарное управление, где-то на Невском проспекте. Я. М. Свердлов указал мне на необходимость скорейшей организации медико-санитарных отделов при местных Советах. На одном из наших заседаний Бюро Медико-санитарного отдела было принято решение обратиться с докладной запиской в Народный комиссариат по военным делам о проведении необходимых мероприятий по гражданской и военной медицине.»

«Комиссар Военно-революционного комитета, приняв в свое ведение врачебно-санитарный отдел 26 октября 1917 г.,— говорилось в записке,— образовал Исполнительное Бюро, которое постановило довести до сведения Народного комиссариата по военным делам следующее:

...Врачебно-санитарный отдел Военно-революционного комитета есть высший коллегиальный демократический орган Российской Республики, ставящий своей целью реорганизацию врачебно-санитарного дела в России на общей политической платформе Временного революционного правительства...

Дабы медицинская помощь как населению, так и войскам была бы поставлена на должную высоту и не носила бы случайный, чисто частный характер, необходимо немедленно назначить при Главнокомандующем Петроградским военным округом комиссара, который мог бы осуществить ряд следующих мероприятий:

а)   приказать лечебным заведениям военного и морского ведомства оказывать медицинскую помощь как амбулаторно, так и госпитально всем чинам Красной гвардии;

б)   приказать выделить кадры врачей, фельдшеров, санитаров и медицинское имущество для обслуживания Красной гвардии;

в)   приказать составить летучие отряды врачебной помощи для распределения их в отправляющиеся на фронт войсковые части —военные и Красной гвардии...»

В течение ноября 1917 года Медико-санитарный отдел неоднократно обсуждал вопрос о создании Комитета по охране народного здравия, который временно, до образования Наркомздрава, мог бы выполнять обязанности организующего медицинского центра.

Во второй половине ноября мы на этот раз уже втроем — A.  Н. Винокуров, И. С. Вегер и пишущий эти строки — были у B.   И. Ленина. Владимир Ильич внимательно выслушал наш проект
о создании Комитета по охране народного здравия и решил поставить мой доклад на заседании Совета Народных Комиссаров.

20 ноября на заседании Совета Народных Комиссаров, проходившем под председательством В. И. Ленина, на повестке дня стоял мой доклад о создании особого Комитета по охране народного здравия. В постановлении было записано: «Признать, что в случае невозможности созвать съезд врачей, возможно создать особый Комитет по охране народного здравия».

Однажды в конце ноября ко мне в Смольный позвонил А. Н. Винокуров и передал мне директиву В. И. Ленина о необходимости немедленно приступить к реорганизации Главного военно-санитарного управления и что это дело будет возложено на меня совместно с другими товарищами. Вскоре после телефонного разговора состоялось решение Совета Народных Комиссаров РСФСР, подписанное В. И. Лениным 4 декабря 1917 года, о назначении коллегии по заведованию Главным военно-санитарным управлением, куда вошли М. И. Барсуков, А. Н. Винокуров, И. С. Вегер и М. В. Головинский.

Можно сказать, что намеченная В. И. Лениным еще в первые дни Великого Октября обширная программа Военно-революционного комитета по здравоохранению была частично выполнена. В Смольном и вокруг него уже стала накапливаться довольно значительная группа медицинской интеллигенции, демократически настроенная, или, как тогда говорили, стоявшая на советской платформе. Во всех народных комиссариатах, имевших ранее медицинские управления, были образованы врачебные коллегии, которые, ломая саботаж, подготовляли условия для будущего объединения всего медицинского дела в Народном комиссариате здравоохранения.

Донесения комиссаров Петроградского военно-революционного комитета. М., 1957. С. 246— 251

Примечание:

1. Имеется в виду общество врачей, основанное в 1883 г. как «Московско-Петербургское медицинское общество». В 1886 г. переименовано в «Общество русских врачей в память Н. И. Пирогова». Ред.

БАРСУКОВ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ (1890—1974) — профессор, доктор медицинских наук, один из организаторов советского здравоохранения. Член партии с 1917 г. В дни Октябрьской революции руководил медико-санитарным отделом Петроградского военно-революционного комитета, в 1918—1920 гг.— санитарной частью ряда фронтов. В 1920—1930 гг.— нарком здравоохранения БССР, в 1930— 1939 гг.— руководитель сектора здравоохранения Госплана СССР. В годы Великой Отечественной войны — начальник фронтовых эвакогоспиталей.