Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6690

Б. Г. СКУНДИН

ЛЕНИНСКИЙ СТИЛЬ В РЕШЕНИИ СЛОЖНЫХ ВОПРОСОВ

1921 год

1. ЛЕНИН И ДИСКУССИЯ О ПРОФСОЮЗАХ

Мне не раз приходилось видеть Владимира Ильича Ленина в те исторические дни, когда партия в трудной обстановке послевоенной разрухи решала сложные вопросы новой экономической политики, хозяйственного строительства, профдвижения, руководства массовыми организациями.

Будучи делегатом VIII Всероссийского съезда Советов, я участвовал в собрании фракции большевиков съезда. Присутствовал также на дискуссии о профсоюзах, принимал участие в чрезвычайном совещании актива Москвы, состоявшемся в феврале 1921 года. Не изгладятся в моей памяти все эти события, потому что здесь я слышал и видел Ленина.

После окончания VIII Всероссийского съезда Советов делегатам— членам РКП (б) выдали пропуска на дискуссию о профессиональных союзах, которая состоялась 30 декабря 1920 года в помещении Дома союзов.

Владимира Ильича на собрании вначале не было. Дискуссия проходила бурно. Оппозиционеры выступали с демагогическими речами, стараясь в отсутствие Ленина обработать в своем духе профсоюзный актив и провести свою линию.

От имени оппозиции доклад делал Троцкий, защищая свою немарксистскую платформу о роли и задачах профсоюзов, которую затем Ленин в своем выступлении образно назвал позицией «унеси ты мое горе». Оппонентами выступили Томский, Зиновьев, Каменев; их выступления не произвели на делегатов впечатления, так как были крайне расплывчаты. В их речах чувствовалась нерешительность, а порою и растерянность перед сложными задачами профсоюзов в период социалистического строительства.

В 12 часов ночи в зале появился В. И. Ленин. Кто-то из оппозиционеров иронически заметил: «Прибыла тяжелая артиллерия». В этом сравнении, пожалуй, они оказались правы. И в самом деле, ленинское слово, услышанное нами, разило противника, било в цель своей целеустремленностью, уничтожало своей ясностью, ничего не оставляя от нагромождений, которыми оппозиционеры пытались опутать сознание актива.

Владимир Ильич начал с извинения за возможные повторения, так как не слышал предыдущих ораторов.

Всю силу своего удара Владимир Ильич обрушил на Троцкого, выразив удивление «количеству теоретических ошибок и вопиющих неправильностей», сконцентрированных в его брошюре «О роли и задачах профсоюзов».

Ленин назвал все это «идейной сумятицей». Суть вопроса, по определению Ленина, состояла в методах подхода к массе, овладения массой, связи с массой. Владимир Ильич разъяснил активу авангардную роль партии, которая руководит беспартийной массой рабочих, просвещая, подготавливая, воспитывая эту массу рабочих, а затем и крестьян для того, чтобы они полностью овладели управлением всем народным хозяйством.

Собравшиеся горячо одобрили речь Ленина. Особенно сильна была реакция актива, когда В. И. Ленин охарактеризовал профсоюзы как школу хозяйничанья, школу коммунизма. Как прожектором осветив весь путь профдвижения, Владимир Ильич разбил по всем пунктам платформу Троцкого и создал перелом в настроении собрания. Почувствовав это, Троцкий, не дожидаясь конца совещания, покинул зал. А за ним последовали его единомышленники, увидевшие свой полный провал.

Надо признаться, что и для нас, делегатов VIII съезда Советов, приглашенных на актив, не все было ясным в вопросах, поставленных жизнью на повестку дня. Только после выступления Ленина мы почувствовали твердую почву для работы с массами в профсоюзах. Теоретические и практические указания вождя вооружили нас в борьбе с оппозиционерами на местах.

 

2. ЛЕНИН УЧИЛ ГОВОРИТЬ РАБОЧИМ ПРАВДУ

В конце февраля 1921 года в Белом зале Моссовета состоялось чрезвычайное совещание актива в связи с волнениями на некоторых предприятиях1.

В то время я был внештатным инструктором Городского райкома партии. Зайдя вечером, часов в 5, к секретарю райкома, я узнал, что мне выписан пропуск на чрезвычайное совещание актива. Присутствовало на этом совещании не более 60 человек, обстановка его внешне была сугубо неофициальная: за небольшим столом сидел председатель Моссовета Л. Б. Каменев, на столе непрерывно звонил телефон, очевидно, поступали срочные сообщения. Разглядывая присутствующих, я неожиданно увидел Владимира Ильича Ленина, который сидел рядом с М. И. Калининым, не сняв с себя пальто и шапку. «Очевидно, случилось что-то важное, если среди нас находится Владимир Ильич»,— подумал я; это и тревожило я в то же время вносило успокоение.

Каменев объявил, что сделает информацию о событиях на некоторых предприятиях. Он доложил совещанию о том, что меньшевики и эсеры, возбуждая среди рабочих недовольство на почве плохого снабжения хлебом и топливом, повели на предприятиях антисоветскую агитацию. Им удалось спровоцировать на выступление гознаковцев. Сегодня на Гознаке провокаторы убили рабочего и тут же стали кричать: «Чекисты убивают рабочих!» Возбужденная толпа рабочих направилась в клуб Гознака. Меньшевики и эсеры разжигали страсти демагогическими речами. Попытки коммунистов и сознательных рабочих разъяснить действительные причины трудностей вызывали протест, им не давали говорить.

В информации Каменева звучала паника.

Шляпников (представитель «рабочей оппозиции») также рассказал о том, что сам был на митинге в клубе Гознака, но его освистали, не дали говорить.

Ленин спокойно, терпеливо слушал эти сообщения. Лицо его было сосредоточенно и необычно хмуро — таким мне его не приходилось видеть.

Затем он выступил и гневно обрушился на паникеров. Он говорил о том, что большевики всегда находили подход к массам. Надо правдиво рассказать рабочим, обманутым меньшевиками и эсерами, о действительном положении в стране.

—   Неужели теперь, когда мы победили в гражданской войне, мы не преодолеем вместе с рабочим классом хозяйственных трудностей? Об этом и надо поговорить с гознаковцами,— сказал Владимир Ильич.

Шляпников с места бросил реплику: «Что же вы предлагаете, Владимир Ильич?» Ленин ответил, что считает необходимым немедленно направить на Гознак группу коммунистов в 50 человек. На замечание Шляпникова: «Коммунистам не дадут говорить!» — Владимир Ильич ответил:

—   Давайте во главе группы пошлем Михаила Ивановича Калинина. Он-то сумеет по-рабочему разъяснить гознаковцам правду о хозяйственных трудностях и их причинах, найдет верный подход к массе и разоблачит провокацию меньшевиков и эсеров, натравливающих рабочих на Советскую власть.

Предложение Ленина было принято; М. И. Калинин и вся группа коммунистов, среди которых был и я, тогда же направилась в клуб Гознака.

В переполненном зале клуба продолжался митинг. Когда рабочие увидели М. И. Калинина, поднялся шум. Раздались крики: «Давай нам хлеба!»

Калинин, стоя посреди зала, крикнул в ответ: «А вы дайте мне хлеба!» Собрание затихло: всех озадачило, что сам председатель ВЦИК просит у рабочих хлеба. А Михаил Иванович попросту подсел к рабочим, закурил с ними «козью ножку», о чем-то переговариваясь с сидящими рядом. После очередного демагогического выступления меньшевика председатель объявил, что поступила записка от товарища Калинина: он просит дать ему слово.

—     Дать слово Всероссийскому старосте? — спросил председатель у собрания.

—     Дать, дать! Пусть говорит Калинин! — раздалось со всех сторон.

Калинин начал с того, что напомнил гознаковцам, как много крови пролито рабочим классом в борьбе с внешней и внутренней контрреволюцией.

—   А теперь,— продолжал он,— когда мы вышли победителями из невиданно тяжелой борьбы, создав первое в мире рабоче-крестьянское государство, находятся люди (при этом он указал на меньшевиков и эсеров в президиуме), которые восстанавливают рабочих против Советской власти. Они хотят усугубить наши трудности, использовать в своих интересах временные затруднения, возникшие в результате империалистической и гражданской войн.

Давайте, товарищи,— обратился Калинин к рабочим,— засучим рукава и дружно примемся за дело восстановления разрушенного хозяйства. Тогда будет и хлеб и топливо. Все в наших рабочих руках. Партия и правительство со своей стороны примут все меры к быстрейшей ликвидации продовольственных затруднений.

Так просто, «по душам», сумел Михаил Иванович Калинин поговорить с рабочими и вместе с тем точно передать им мысли, высказанные В. И. Лениным на чрезвычайном совещании.

В полной тишине, с напряженным вниманием слушали рабочие задушевное слово Всероссийского старосты. Сразу почувствовался перелом в настроении гознаковцев, раздались дружные крики: «Хватит митинговать, ясно, давайте разойдемся по домам». Рабочие покинули клуб, убежденные большевистской правдой, которую принес к ним ленинский посланец — Михаил Иванович Калинин.

Так сорвалась меньшевистско-эсеровская провокация, попытка возбудить массы против Советской власти.

3. ЛЕНИН ПЕРЕД ПАРТИЙНЫМ АКТИВОМ МОСКВЫ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Спустя два месяца, в апреле 1921 года, вскоре после исторического X съезда партии, мне снова довелось увидеть Ленина. Решения съезда о продовольственном налоге и новой экономической политике нашли живой отклик среди трудящихся и горячо ими обсуждались. Они вызвали различные мнения и много недоуменных вопросов у рабочих и крестьян и даже у части коммунистов. Некоторые товарищи восприняли смысл новой экономической политики как уступку капитализму. Чтобы внести ясность в этот вопрос, было созвано собрание партийного актива Москвы и Московской области в Колонном зале Дома союзов.

9 апреля 1921 года доклад о продовольственном налоге на собрании партийного актива сделал Владимир Ильич Ленин 1.

Колонный зал Дома союзов был переполнен, люди сидели даже в проходах. Мне с трудом удалось пробраться на сцену и сесть, по примеру других, прямо на пол. Осталась свободной только узкая полоска перед президиумом. Владимир Ильич во время доклада медленно ходил по этой полоске.

Ленин изложил смысл и причины изменений в экономической политике. Все слушали его доклад с глубоким вниманием, затаив дыхание. Когда Ленин закончил доклад и зал разразился громом аплодисментов, Владимир Ильич сказал:

— Нам некогда заниматься овациями, у нас впереди большие хозяйственные дела, перед нами хозяйственный фронт.

Интерес, который был вызван и темой доклада и самим докладчиком, характеризуется отчасти и тем, что докладчику было подано более 100 записок.

После собрания мы еще долго беседовали, обмениваясь впечатлениями. «Вот теперь все ясно»,— говорили многие товарищи.

Больше мне не пришлось видеть Ленина. Вскоре я уехал работать на Северный Кавказ, но где бы я ни был, какую бы работу ни выполнял, всегда передо мной был немеркнущий образ нашего гениального учителя, великого вождя и друга. Мудрые слова Ленина воодушевляли, помогали преодолевать трудности.

О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900—1922 годы. М., 1963. С. 575—579

 

Примечания:

1. Речь идет о собрании узкого актива Московской партийной организации, созванного 24 февраля 1921 года в целях информации о положении в Москве. На активе с речью выступил В. И. Ленин. Ред.

СКУНДИН БОРИС ГРИГОРЬЕВИЧ (1886—1971) — член партии с 1905 г. Неоднократно подвергался арестам за революционную деятельность. Участник Февральской и Октябрьской социалистической революций, а также гражданской войны. В 1920 г.— заместитель начальника Политуправления 1-й Конной Армии. После окончания гражданской войны работал в Москве в Наркомтруде. Делегат VIII Всероссийского съезда Советов. В последующие годы (до 1957) находился на руководящей хозяйственной работе в нефтяной промышленности. Был необоснованно репрессирован. Реабилитирован.