Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 2942

А. И. МИЛЬНЕР

РАССКАЗЫВАЕТ УЧАСТНИК X ВСЕРОССИЙСКОЙ ПАРТИЙНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

...Как известно, новая экономическая политика, предложенная В. И. Лениным, была единодушно одобрена и принята X съездом партии.

Однако переход к новой экономической политике вызвал у некоторой части партийных работников неправильное толкование, ее непонимание. А это во многих местах тормозило проведение в жизнь нэпа, драгоценное время упускалось, появлялись искривления, всякие недоразумения.

Подобные явления имелись и в Новгородской губернии. Ряд руководящих работников вел дискуссионные разговоры о внедрении новой экономической политики вместо того, чтобы заниматься ее осуществлением. Один товарищ пришел ко мне в губком партии и откровенно заявил, что он совсем растерялся, потерял ориентировку и не знает, как дальше работать. Такие случаи были не единичными. Особенно запомнился следующий эпизод.

Однажды ко мне, как ответственному секретарю губкома партии, явилась группа коммунистов Любанской районной партийной организации. Эти товарищи были активными участниками гражданской войны на различных фронтах и недавно демобилизовались из Красной Армии. Они выложили на стол свои партийные билеты и категорически заявили, что не принимают новой экономической политики, проводить ее не станут, а потому просят больше не считать их в партии.

Мне пришлось долго беседовать с ними, спорить, разъяснять неправильность их поступка. После долгих убеждений они взяли обратно свои партийные билеты.

Эти факты свидетельствуют о серьезном положении, которое складывалось на местах в то время.

Центральный Комитет партии, видя, что важнейший исторический поворот в политике партии, от которого зависели судьбы революции, оставался еще не уясненным, а антисоветскими элементами зачастую искажался его смысл, принял решение о созыве 25 мая 1921 года внеочередной X Всероссийской партийной конференции с общеполитическим докладом В. И. Ленина по основному вопросу — о продналоге.

Участником ее довелось быть и мне. В Москву я приехал дня за два до открытия конференции. Нас разместили в большом общежитии — на втором этаже гостиницы «Националь», что вблизи Кремля. Это было очень удобно, так как не надо было пользоваться никаким транспортом, который в то время был «узким местом» Москвы. Среди делегатов шли оживленные споры и обсуждения назревших вопросов новой экономической политики, проведения ее в жизнь, успехов и неудач в применении на местах.

У большинства делегатов настроение бодрое, оптимистическое, хотя у некоторых обнаружились неясности, возникшие в результате трудностей.

Все с крайним нетерпением и надеждой ожидали открытия конференции. Всем хотелось поскорее увидеть В. И. Ленина, услышать его выступление и указания. Наконец наступил ожидаемый день.

Задолго до начала мы собрались в Свердловском зале Кремлевского Дворца. На конференции присутствовали 239 делегатов, из них с решающим голосом 124. У меня был мандат с решающим голосом.

На таком высоком партийном собрании я присутствовал впервые. Все происходившее в зале меня очень интересовало. Всматриваюсь в лица делегатов, ищу знакомых людей, с которыми воевал на фронтах гражданской войны, прислушиваюсь к разговорам и спорам.

Вдруг шум и разговоры сразу прекратились, водворилась тишина. Головы делегатов повернулись к президиуму. Из конца в конец большого зала раздались громкие, дружные рукоплескания: за столом президиума появился В. И. Ленин.

Я сидел близко к президиуму. Пристально смотрю на Владимира Ильича, которого вижу впервые. Бодрое, энергичное и приятное выражение лица, живые глаза. Стараюсь навсегда запечатлеть в памяти облик вождя.

Выждав короткое время, Владимир Ильич слега дотронулся до стоящего на столе небольшого колокольчика, который негромко звякнул. Этого было достаточно.

В кратком вступительном слове Ильич прежде всего отметил, что конференция созвана раньше, чем полагается по Уставу, оттого она внеочередная. Созвать же ее экстренно заставил вопрос о новой экономической политике, о продналоге, который является главным пунктом повестки.

В порядке дня конференции утвердили основные вопросы.

Слово для первого доклада предоставили В. И. Ленину.

Владимир Ильич быстро прошел к трибуне, разложил на ней несколько небольших листков. До этого времени я не слышал выступлений Ленина, а тут мне посчастливилось услышать важный политический доклад. Его слова удивительно совпадали с нашими сокровенными мыслями, отвечали на наши вопросы. Как известно, Владимир Ильич говорил с легкой, небольшой характерной картавинкой. Но речь была четкой, ясной, словно чеканная. В содержании доклада чувствовалась неопровержимая логика.

Указав вначале на то, что в ЦК имеются сигналы о неблагополучии с внедрением новой экономической политики, что эта политика многим непонятна, Владимир Ильич сослался на свою брошюру о продналоге и подчеркнул, что он в своем докладе ограничится некоторыми небольшими дополнениями к ней...

Владимир Ильич дал подробный анализ взаимоотношений между рабочим классом и крестьянством при условии громадного преобладания последнего в стране...

Затем Ленин приковал внимание конференции к главной задаче настоящего момента, а именно — созданию товарообменного фонда, чтобы на основе его создать базу для восстановления крупной промышленности — социалистического фундамента страны. В качестве переходной меры к этому необходимо восстановить мелкую промышленность. Мелкая промышленность скорее всего даст Советскому государству товарообменный фонд тех предметов, в которых нуждается крестьянин для поднятия его хозяйства. Тогда страна получит запас хлеба.

Владимир Ильич подробно рассказывает, как враги Советской власти срывают наши договоры с заграничными фирмами на покупку тех товаров, которые крайне нужны для крестьянства, и дело это затягивается, поэтому, не теряя времени, следует обратиться к нашей мелкой промышленности в первую очередь, так как без сосредоточения в руках государства крупных запасов продовольствия ни о каком воссоздании крупной промышленности не может быть и речи...

В заключение Владимир Ильич указывает конференции пути и методы, руководствуясь которыми партия и Советская власть должны выйти из тяжелого положения, создать хлебный фонд в 400 миллионов Пудов. Действовать надо решительно, быстро, не упустить время и собрать хлеб, так как урожай ожидается ранний и хороший. Надо немедленно улучшить положение крестьянина, а на местах развязать инициативу, максимум самостоятельности, максимум смелости и размаха. Необходимо для этого быстро и тщательно изучить практический опыт передовых районов, учиться на примерах удовлетворительных и выше подтягивать отстающие места к ним.

Закончив на этом свой доклад, Владимир Ильич собрал листки с конспектом и под шумные аплодисменты конференции направился к своему месту за столом президиума...

Прения открыли общие по всем докладам. Они были длительными и оживленными... Каждый докладчик детально охарактеризовал задачи той области хозяйства, о которой он говорил, в условиях новой экономической политики. Они были обстоятельными и четко обрисовали мероприятия, которые надо было осуществить на местах...

Где же в это время находился В. И. Ленин и как он реагировал на работу конференции, как направлял ее? Сделав доклад, он примостился сбоку на самом конце стола президиума, положил перед собой листки и блокнот, время от времени делая в них какие-то пометки карандашом, чутко прислушиваясь к докладам и прениям. Со всех концов зала шли к нему записки.

Владимир Ильич внимательно их просматривал и аккуратно складывал на столе около себя. Казалось, при первом взгляде, что он исключительно занят своими заметками и записками. Но на самом деле это было далеко не так. Ильич не отвлекался от выступлений, в особенности внимательно слушая делегатов с мест. Это заметно было по тому, как он вдруг настораживался, бросал писать и внимательно прислушивался. Когда выступавший говорил о ценном опыте, сразу делал у себя пометки, когда же выступавший вносил неверное предложение, развивал политически неправильную мысль, шедшую вразрез с генеральной линией партии, тогда на лице Владимира Ильича появлялось выражение недовольства или иронии.

Иногда же сразу после такого оратора Владимир Ильич просил председателя предоставить ему слово и, получив его, детально разбирал и со всей страстью обрушивался на неправильные предложения и выводы.

Так, один из делегатов, не помню сейчас какого района, слезно и долго плакался о трудностях проведения нэпа и заключил тем, что перебороть препятствия совершенно невозможно, а потому и успеха эта политика не может иметь.

Услышав такую упадочную речь, Ленин отвлекся от своих записей, поднял голову и стал внимательно вслушиваться в доводы плакальщика. Не успел тот закончить, как Ильич уже быстро шел к трибуне и выступил сразу вслед за ним. Беспощадно, резко критиковал он выступающего, разоблачил его несостоятельность, стыдил, саркастически высмеивал нытика, который вместо настойчивой борьбы за претворение в жизнь партийных решений опустил руки в своем позорном бессилии.

Вспоминаю еще факт, когда Владимир Ильич отчитал делегата, который выступил против использования кооперации для товарообмена с крестьянами, выражая ей недоверие и считая неспособной для этой роли.

Меня поражало, с какой быстротой, с какой страстью действовал Ленин, защищая партийные решения, генеральную линию от тех или иных наскоков и атак противников. В его выступлениях, кратких, ярких, словно в зеркале отражалась вся борьба за правильное направление работы X партконференции на основе решений X съезда партии...

Но не только хозяйственными вопросами, защитой принципиальных положений и направлений практической работы в новой экономической политике была заполнена работа партийной конференции. Большое место в ней занимало отстаивание революционных марксистских позиций...

Ясно помню следующий эпизод, который прозвучал резким диссонансом в прениях и стал историческим по своей значимости. Делегат Варейкис, выступая, вдруг обратился к Ленину, настойчиво спрашивая:

—   Пусть нам Владимир Ильич скажет: крестьянство — класс или не класс?..

Владимир Ильич, что-то писавший в блокноте, мгновенно поднял голову, внимательно посмотрел на оратора, слушая напряженно его речь.

А затем в своем заключительном слове, после краткого анализа прений, сразу обратился к выступлению Варейкиса.

—   Каким образом,— говорил Владимир Ильич,— он мог так ставить вопрос: крестьянство — класс или не класс? Конечно, класс.

Он возмутился такой постановкой вопроса, говоря, что путаница получается невероятнейшая, самая чудовищная. И дал блестящий марксистский теоретический анализ отношений пролетариата и крестьянства.

—   За три с половиной года диктатуры пролетариата,— подчеркнул Владимир Ильич,— больше трудностей испытал пролетариат, чем крестьянство. Это совершенно очевидная и бесспорная истина.— И закончил: — Всякие другие выводы представляют собой ужаснейшую путаницу.

Он не оставляет камня на камне от доводов меньшевиков и эсеров, которые пытаются вбить клин между пролетариатом и его союзником — крестьянством, сводит на нет глубоко неправильное, вредное выступление Варейкиса.

С исключительным вниманием, с большой деловитостью, практичностью и глубиной анализирует Владимир Ильич все то существенное, что отмечалось в выступлениях делегатов с мест о применении новой экономической политики и первых результатах.

Характеризуя итоги конференции, В. И. Ленин сказал, что новая экономическая политика вводится «всерьез и надолго». Закончил призывом всемерно учитывать хозяйственный опыт мест, где декреты применяются, проверяются в жизни...

Так как остальные докладчики отказались от заключительного слова, потому что Владимир Ильич ответил на все затронутые в прениях вопросы, то перешли к составлению резолюции при активном участии и руководстве В. И. Ленина, которая была принята единогласно.

Появляются фотографы. На стульях располагаются вокруг В. И. Ленина приблизительно человек 150. Я сидел невдалеке от Владимира Ильича, имел счастье видеть его очень хорошо. Одет он был в старый темный костюм. Скромно держался среди окружавших его плотным кольцом делегатов...

Бросались в глаза его колоссальная энергия, неиссякаемая воля в борьбе за новый курс партии в экономическом строительстве, за создание фундамента строительства социализма — крупной промышленности. Он решительно отмел старые, изжившие себя лозунги «военного коммунизма». На смену им выдвинул новые, соответствующие обстановке, задачам хозяйственного строительства. Такими явились лозунги: учиться хозяйствовать, изучать экономику, развивать кооперацию, повышать производительность труда, улучшать использование рабочей силы, изучать опыт мест, поднимать творческую инициативу масс, перестраивать промышленность на основе хозрасчета я многие другие. Они нашли отражение в решениях конференции.

Несмотря на крайне тяжелую обстановку в 1921 году в связи с засухой и голодом в Поволжье, в результате введения новой экономической политики и осуществления решений X партийной конференции уже осенью начался перелом на хозяйственном фронте, стала восстанавливаться тяжелая промышленность.

А через год партия добилась полного перелома в народном хозяйстве. Сельское хозяйство, промышленность и транспорт значительно двинулись вперед в своем восстановлении и развитии. Укрепилась смычка между рабочим классом и крестьянством, между промышленностью и сельским хозяйством. Начинался период мирного хозяйственного строительства.

В. И. Ленин и Новгородская губерния. Документы, материалы, воспоминания. Л . 1970. С. 157—164

МИЛЬНЕР АБРАМ ИСААКОВИЧ (1893—1968) — член партии с 1919 г. В 1919   г. был членом Новгородского губисполкома, затем заведующим отделом социального обеспечения губисполкома. В 1921 г.— секретарь Новгородского губкома партии, с осени 1924 г.— председатель губсовнархоза. В конце 1925 г. направлен Центральным Комитетом партии на руководящую работу сначала в Сибирь, затем в Мурманск и Ленинград. С 1957 г.— на пенсии.