Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5008

И. М. ШЕР

«ЕДИНСТВО ПАРТИИ — ГЛАВНОЕ»

март 1921

Мечта о встрече с Владимиром Ильичем осуществилась в 1921 году на X съезде нашей партии, делегатом которого я был от красноярской организации.

С большим волнением я переступил порог Круглого зала, носящего в настоящее время имя Я. М. Свердлова. Появление Владимира Ильича за столом президиума и его вступительное слово с призывом к сплоченности, к единству без малейших следов фракционности были встречены дружными аплодисментами делегатов.

Я сидел вблизи президиума и на протяжении всех дней работы съезда хорошо видел Владимира Ильича и слышал все его выступления.

Пока работал съезд, я видел, как к Владимиру Ильичу то и дело подходили товарищи и беседовали с ним. Так и со мной было.

Слушая доклады Владимира Ильича, я поражался его исключительной способности передавать свои мысли так, что они глубоко проникали в душу слушателей. Доклады на любую тему в его изложении становились понятными даже тем, кто не вполне был знаком с вопросом.

Выступая с докладами, Владимир Ильич не читал по заранее написанному тексту. Чувствовалось, что каждое его слово исходит из глубины сердца, и поэтому ко всему, что он говорил, слушатели относились с большим доверием.

Владимир Ильич дорожил временем не только своим, но и тех, кто его слушал. Регламент съезда считал обязательным и для себя. Несмотря на сложность вопросов, поднятых им в докладах о единстве партии, о замене разверстки натуральным налогом, Владимир Ильич точно укладывался в установленное регламентом время.

Я видел, как Владимир Ильич перед каждым выступлением доставал из кармана небольшие металлические часы, клал на ладонь левой руки, а затем тоненьким шнурком прикреплял их к руке и, поглядывая на них, точно в срок заканчивал, успевая сказать все, что было необходимо.

После решения съезда о замене продразверстки продналогом Владимир Ильич обратил внимание на то, что для успешного проведения в жизнь принятых съездом мероприятий нужны опытные люди, и просил делегатов указать ему крестьян, хорошо знающих сельское хозяйство и пользующихся авторитетом у населения, для привлечения их к работе в органы Наркомата земледелия.

Во время перерыва я вместе с другим делегатом от нашей организации, Н. Д. Леушиным, поднялся на трибуну и обратился к Владимиру Ильичу. Я назвал ему фамилию В. Г. Яковенко и стал рассказывать о том, какой популярностью и уважением он пользуется у крестьян Канского уезда, о большой работе, которая была им проделана, когда он руководил партизанским движением в Сибири, о его талантливом руководстве массами.

Владимир Ильич внимательно выслушал меня, а затем задал нам несколько вопросов. Мы сразу же поняли, что Владимир Ильич уже знает о В. Г. Яковенко и, возможно, даже о написанной им брошюре о недостатках продразверстки и улучшении взаимоотношений с крестьянством. Наши ответы нужны были Владимиру Ильичу для того, чтобы уточнить уже известные ему факты.

Меня это крайне поразило. Трудно было понять, как это Владимир Ильич, выполняя огромную работу как глава партии и государства, в условиях страшнейшей разрухи, напряженного состояния в партии в связи с дискуссией о профсоюзах, при огромных трудностях связи с местами был так хорошо осведомлен не только обо всем, что происходило в необъятной стране, в частности в Сибири, длительное время оторванной от центра, но и об отдельных работниках.

Нигде не записав о В. Г. Яковенко, Владимир Ильич, прощаясь, сказал, что все сказанное нами будет им учтено.

В прекрасной памяти Владимира Ильича и в том, что его слова не расходятся с делом, мы вскоре же убедились. Не успели мы вернуться со съезда в Красноярск, как В. Г. Яковенко был вызван Лениным в Москву и направлен на работу в Наркомзем, а затем назначен наркомом земледелия РСФСР.

Владимиру Ильичу, больше чем кому-либо, было понятно, какое важное значение представляет единство партии в успешном проведении в жизнь всех решений съезда, а также в дальнейшей судьбе партии, которой фракционеры угрожали расколом.

Незабываемое впечатление произвели на меня все выступления Владимира Ильича по вопросу о единстве партии. Все его усилия были направлены на то, чтобы в первую очередь достигнуть полного единства на съезде.

По инициативе Владимира Ильича между заседаниями съезда было созвано совещание старейших членов партии — подпольщиков, на котором он очень остро поставил вопрос о единстве партии и о том ударе, который нанесен партии дискуссией.

Ленин со всей силой убежденности и с присущей ему логикой отстаивал правоту своих позиций. Он показал опасность уклонов, которые могут погубить все достижения рабочего класса, приобретенные в итоге Великой Октябрьской революции.

Стремление Владимира Ильича вывести партию из разногласий единой и еще более закаленной для решительной борьбы за создание коммунистического общества достигло положительных результатов.

Решения X съезда РКП (б) о единстве партии и недопустимости фракций явились основным принципом строительства ленинской партии. Они вооружили партию в борьбе с различными оппортунистическими течениями и группировками.

О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900—1922 годы. М., 1963. С. 592—594

Примечания:

1.

ШЕР ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ (1885—1965) - член партии с 1903 г. Активный участник вооруженного восстания в Одессе в 1905 г. После Февральской революции 1917 г. и до 1921 г. был на руководящей партийной работе в Красноярске. Делегат X съезда РКП (б). В 1922—1925 гг.— на партийной, советской и профсоюзной работе в Одессе. С 1926 по 1930 г. занимался вопросами коммунального хозяйства Москвы. В 1930—1935 гг.— ответственный секретарь Всесоюзного общества старых большевиков. С 1953 г.— персональный пенсионер.