Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4615

ПОПОВ ПАВЕЛ ИЛЬИЧ (1872—1950) — один из организаторов советской статистики. В революционном движении с 1895 г. Член партии с 1925 г. После Октябрьской социалистической революции — управляющий ЦСУ, член Президиума Госплана СССР и РСФСР, член научно-методического совета при ЦСУ СССР.

 

П. И. Попов

ВСТРЕЧИ С ЛЕНИНЫМ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СТАТИСТИКА И ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ

Нет ни одной отрасли народного или государственного хозяйства и управления, где бы в той или другой степени не был выявлен огромной мощности организаторский талант Владимира Ильича. И государственная статистика обязана своим существованием этому великому строителю Советского государства.

Статистика для Владимира Ильича была не только необходимым органом управления и хозяйствования, но она для него в его научно-теоретических и научно-публицистических работах являлась главным и основным орудием исследования. Его классическая работа «Развитие капитализма в России» основана на статистическом материале земских и неземских статистических изданий. В этой блестящей по языку, глубокой по .теоретическому анализу и богатству фактического (статистического) материала работе дан образец того, как надо уметь читать толстые тома статистических изданий и как извлекать из колонок мало говорящих для неспециалистов цифр блестящие аргументы для доказательства глубоких идей. Для нас, статистиков, эта книга останется образцом научного использования статистических материалов, а также памятником того, как бесстрастные цифры приобретают способность ярко, пламенно говорить о великих идеях и великой классовой борьбе.

Вторая его работа, посвященная кустарной промышленности Пермской губернии, является мастерским образцом анализа статистического материала.

Мне не раз приходилось беседовать с Владимиром Ильичем по статистическим делам, и всегда я чувствовал, что в лице великого вождя революции, организатора огромного пролетарского государства передо мной находится глубокий знаток и выдающийся аналитик статистических материалов, и таково изумительное богатство натуры, что, будучи практиком в статистике, он понимал до тонкости, именно до тонкости, даже мелочи и особенности организации статистических работ.

Для разработки программы обследования промышленности и программы разработки переписи сельского хозяйства 1917 года ВСНХ созвал весной 1918 года съезд статистиков, на котором мною был представлен проект организации государственной статистики. Рассмотренный и обсужденный съездом, этот проект был затем представлен в Совет Народных Комиссаров.

По поводу организации государственной статистики (о рассмотрении представленного в Совет Народных Комиссаров проекта) я имел продолжительный разговор с Владимиром Ильичем. Я шел к нему с глубокой уверенностью, что горячее желание всех статистиков — организовать государственную статистику — найдет самое живейшее сочувствие в его лице. Государственная статистика создавалась в условиях жесточайшего саботажа со стороны чиновнической интеллигенции. Этот саботаж среди наших земских статистиков не имел места. Мы в прежнее время всегда были на положении гонимого элемента, причем земские статистики пользовались особым «вниманием» царского правительства. К чиновничеству земских статистиков трудно было причислить. Вполне естественно, что земские статистики первые как корпорация поставили вопрос о такой системе государственной статистики, которая давала бы Советской республике основные данные для планового строительства, и свои проекты организации статистики в республике принесли с глубокой верой на рассмотрение Владимира Ильича.

Проект государственной статистики был детально разработан: он предусмотрел схему органов как центральных, так и местных. Но необходимо было получить со стороны Владимира Ильича принципиальные указания по ряду вопросов.

Когда я явился к Владимиру Ильичу, он был уже в курсе вопроса. Внимательно выслушал Владимир Ильич мой доклад, задал мне ряд вопросов, касающихся организации государственной статистики, о работах земско-статистических бюро и подтвердил правильность системы, по которой земские и городские статистические бюро, а в Сибири и Туркестане переселенческие статистические бюро, построенные по типу земских, являются основанием государственной статистики, ее местными органами. При этом он указал, что уже по его работам хорошо известно, что земские статистические бюро являются лучшими из тех, что есть в прошлом статистики. Тут же он вспомнил о некоторых земских статистиках — Каблукове, Кислякове и других, которых лично знал или работы которых ценил. Интересовался он также вопросом о том, в какой мере правительственная статистика принимала участие в статистике советских республик. Но мое замечание, что работники правительственной статистики принимают минимальное участие в работах, вызвало с его стороны замечание, что того и надо было ожидать.

Затем Владимир Ильич с определенной ясностью, которая так ему была свойственна, подтвердил правильность, рациональность и своевременность организации единой центральной статистики и необходимость ликвидации центрального статистического комитета как общего статистического органа и передачи им материалов и инструментов будущему аппарату государственной статистики. Он также нашел правильным и то положение, при котором при комиссариатах должна быть только такая статистика, которая обслуживала бы их технические нужды, статистика служебно-прикладная, и что задача изучения отдельных отраслей народного хозяйства — дело государственной статистики, которой и должно принадлежать право общего руководства всеми статистическими работами в республике, согласование и утверждение статистических программ текущих работ отдельных ведомств. Владимир Ильич настойчиво указывал, что государственная статистика должна идти в направлении методического изучения народного хозяйства в целом.

Вопрос о том, где должна состоять государственная статистика, то есть какое место она должна занимать в государственном управлении, разрешил Владимир Ильич в том смысле, что по целям, которые должны быть поставлены государственной статистике, она должна иметь место не при каком-либо комиссариате, а при Совете Народных Комиссаров как высшем государственном органе.

Затем Владимир Ильич указал, что из его работ он убедился, что статистика, так же как и другие научные дисциплины, ставит проблемы и разрешает их в интересах определенных классов и что он надеется видеть в лице государственной статистики учреждение, работающее в интересах пролетариата и революции.

Таким образом, Владимир Ильич одобрил общий принципиальный вопрос организации государственной статистики, дал точные указания, в каком направлении должен разрешаться вопрос о конституции государственной статистики, и одобрил программу работ, намеченных планом.

Благодаря же Владимиру Ильичу этот проект и был утвержден СНК 25 июля 1918 года. Тогда же и последовало постановление о моем назначении на должность управляющего Центральным статистическим управлением. С этого момента началась моя работа с Владимиром Ильичем. За время своей работы я получал очень часто от него задания по экстренному использованию тех статистических материалов, которые поступали в Центральное статистическое управление, а также задания, связанные с производством новых статистических операций.

В тяжелом материальном положении находилась республика, и много она не могла уделять государственной статистике. И только с помощью Владимира Ильича мы получили помещение. Только с его помощью нам удалось защитить это помещение от тех, кто Хотел использовать его для клуба или даже для постановки отдельных спектаклей.

Но всегда Владимир Ильич приходил ЦСУ на помощь. Распоряжения Владимира Ильича по телефону, иногда его записка производили магическое действие, и государственная статистика могла продолжать работать спокойно.

А перепись 1920 года? Разве возможно было ее произвести без личного воздействия и помощи Владимира Ильича?

Не было бумаги — Владимир Ильич делал распоряжение, и фабрики, работающие для газет, занимались производством бумаги для переписи, а для газет бумага закупалась в Финляндии. Но фабрики, на которые было возложено производство бумаги для переписи, не могли производить работу за отсутствием продовольствия для рабочих, дров для отопления, сукна для машин и... кирпичей. И вот по предложению Владимира Ильича Совнарком создает комиссию под моим председательством, которой дается право требовать от всех учреждений всего того, что необходимо для работ фабрик, а учреждения обязаны были без замедлений выполнять требования комиссии. Только с помощью Владимира Ильича я мог отвоевать у А. В. Луначарского учителей для производства переписи. Не было денег — Владимир Ильич давал их. Да, перепись 1920 года всецело ему обязана своим осуществлением. А другие работы? Разве в то время, при отсутствии ресурсов у государства, они могли бы производиться без помощи Владимира Ильича?

Бросая взгляд назад и восстанавливая те взаимоотношения, которые установились между Владимиром Ильичем и государственной статистикой, для меня отчетливо выявляется то положение, что в лице Владимира Ильича государственная статистика потеряла вдохновителя, учителя, да, учителя, ибо Владимир Ильич обладал методом, методом максимального использования статистических цифр, методом, позволяющим ему делать обобщения над таким статистическим материалом, который в руках других ничего, или почти ничего, не говорил.

Да, это был учитель и творец метода. И совершенно правильно поступило ЦСУ, когда решило почтить память Владимира Ильича созданием при ЦСУ Статистического института имени Владимира Ильича для изучения народного и государственного хозяйства, где будут производиться исследования под углом и с помощью того метода, который завещал нам этот величайший, экономист и глубокий аналитик статистических материалов.

Ленинградская правда. 1924. 2 февраля