Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 296

От авторов сайта: книга полезна изучающим внешнюю политику СССР и Турции.

С.И. Аралов

Воспоминания советского дипломата

1922-1923

(отрывки из книги)

1960

 

Ничего не изменилось в кабинете Ленина. Та же карта, у которой мне приходилось докладывать Владимиру Ильичу о делах на фронтах в годы гражданской войны. Безукоризненный порядок на письменном столе — книги так лежат и стоят, что их удобно достать в нужную минуту... Большой цветок на том же месте...

Владимир Ильич поднялся, вышел из-за стола, приветливо поздоровался с Георгием Васильевичем, спросил его о здоровье. Бросил испытующий взгляд на меня, пожал руку.

— Так, батенька, кончили воевать, дипломатом стали, хорошо! — Ободряющий теплый взгляд, участливый смешок.— Перековали меч на орало! Нужное, хорошее дело. Садитесь, пожалуйста, знаю, знаю о 12-й армии. Неплохо армия воевала. Ныне вам поручается большое дело. Надеюсь, с пользой поработаете в Турции. Турки дерутся за свое национальное освобождение. Потому ЦК посылает вас туда, как знающего военное дело. Империалисты грабили и грабят Турцию. Крестьяне и рабочие не выдержали, поднялись. Чаша терпения переполнилась. Народы Востока, да и мы боремся с империалистическими волками. Советская Россия покончила с империалистами, разгромила их, выгнала. Дали им по зубам, не позволили схватить себя острыми когтями.

В. И. Ленин был полностью в курсе всех турецких дел.

— Конечно, Мустафа Кемаль-паша— не социалист,— говорил Владимир Ильич,— но, по-видимому, хороший организатор, талантливый полководец, ведет буржуазно-национальную революцию, прогрессивно настроенный человек, умный государственный деятель. Понял значение нашей социалистической революции и относится положительно к Советской России. Он ведет освободительную войну с захватчиками, и я уверен,— подчеркнул Ленин,— что он собьет спесь с империалистов, да и султана со всей шайкой разгромит. Говорят, народ ему верит. Надо ему помочь, то есть помочь турецкому народу. Вот ваша работа. Уважайте турецкое правительство, народ, не кичитесь. Не вмешивайтесь в их дела. Англия натравила на них греков. На нас же Англия и США напустили невесть сколько стран... Вам предстоит серьезная работа. Товарищ Фрунзе на днях выедет в Анкару от Украинской Республики. По-видимому, вы с ним встретитесь в Турции.

— Помочь материально Турции мы сможем, хотя и сами бедны. А нужно. Моральная помощь, сочувствие, дружба — трижды великая помощь; турецкий народ будет чувствовать, что он не одинок. Когда рабочие Англии и других стран нам сочувствовали, бастовали, не грузили оружие для панской Польши, — великая это была нам помощь, придала много сил нашей борьбе. Наши рабочие воспряли духом.

— Царская Россия столетия воевала с Турцией,— продолжал Ленин, — это наложило, конечно, большой отпечаток в памяти народа, среди которого велась пропаганда против России, как исконного врага Турции. Все это вызвало неприязнь и недоверие к русским у турецких крестьян, мелких и средних хозяйчиков, торговцев, интеллигенции и правящих кругов. Вы знаете, недоверие проходит медленно. Нужна поэтому большая, терпеливая, осторожная, внимательная работа; нужно умело доказать, объяснить не словами, а делами разницу между старой царской Россией и Россией советской. Это наша задача, и вы, как посол, обязаны быть проводником советской политики невмешательства в их дела, быть поборником искренней дружбы наших народов. Турция — крестьянская, мелкобуржуазная страна. Промышленности мало, и та, что есть,— в руках европейских капиталистов. Рабочих немного. Это надо иметь в виду. Будьте, еще раз повторяю, внимательны, терпеливы. В разговорах с представителями правительства, с простым народом всегда будьте вежливы, предупредительны. Избави бог вас от заносчивости.

В. И. Ленин при этих словах улыбнулся и сказал, что бог, конечно, тут ни при чем.

— Главное,— продолжал Владимир Ильич,—уважение к народу. Разъясняйте нашу позицию бескорыстной дружбы, невмешательства во внутреннюю жизнь страны в противовес захватнической, грабительской политике империалистов. Вот ваша задача. Какая помощь будет, сообщим; вероятнее всего, поможем оружием, понадобится— дадим и другую.

— Учитесь языку, общайтесь с простыми людьми, общественными деятелями, не отгораживайтесь заборами, крепостными стенами от трудящихся, как это делали послы самодержавного царя. Они подкупали великих визирей, чиновников. Это не наше дело. Мы должны дружить с народом. Вы едете с семьей? — осведомился Владимир Ильич.— Это отлично, детей научите турецкому языку, да и самому необходимо подучиться. Это очень важно.

На прощанье Владимир Ильич пожал мне руку, пожелал благополучного пути.

Это была последняя встреча с Лениным. Больше мне не довелось его видеть...

... С большим интересом, любовно расспрашивал меня каждый трудящийся турок о Ленине. Имя Ленина глубоко проникло в народную толщу Анатолийской земли, о делах его знали и далеко за пределами Анатолии.

Однажды в полпредство пришло письмо из далекой сирийской деревни.

Историю этого письма стоит рассказать. Оно было получено в полпредстве в конце 1922 или в начале 1923 года. Сирийский крестьянин из далекой глухой деревушки писал, что у них в деревне слышали, будто я являюсь представителем Ленина, что им очень тяжело живется, их угнетают и они много и сильно страдают. Они знают, что Ленин — защитник всех бедных, угнетенных людей, что он освободил свою страну от мучителей.

Трудно сейчас передать все это письмо дословно — оно было написано 38 лет назад. Но основной смысл его я ясно помню и вижу его, как будто оно передо мной сейчас. Оно было написано на небольшом листе бумаги, на арабском языке.

На наш полпредский коллектив письмо произвело большое впечатление: несмотря на все преграды, на враждебную антисоветскую пропаганду, правда о Ленине, о нашей Советской стране передавалась из уст в уста трудящимися всего Востока. В письме, как солнце в капле воды, отразились громадное историческое влияние Великой Октябрьской социалистической революции, необычайная любовь и уважение трудящихся к Ленину. Полпредство переслало это письмо в Москву, в Наркоминдел.