Бронислав Кежун

У СМОЛЬНОГО

 

Осеннею октябрьскою порой

В саду горит живой огонь природы.

С багряною и жёлтою листвой

Балтийский ветер водит хороводы.

 

Плывёт по небу тёмных туч гряда.

Под ветром плещет алый флаг над Смольным.

И сердце, словно в юные года,

Охвачено волнением невольным.

 

Как будто донеслись издалека

Октябрьских залпов гулкие раскаты...

Сюда текли, как вешняя река,

Рабочие, матросы и солдаты.

 

Броневики... Посты ... Костры во мгле...

Знакомый сад, знакомые ступени ...

Ко всей России и ко всей земле

С трибуны в Смольном обратился Ленин.

 

Он говорил — и Ленину в ответ

Гром ликования летел к высоким сводам.

Здесь был подписан ленинский декрет,

Провозгласивший миру: «Мир — народам!»

 

Два мудрых слова, словно два орла,

Ушли в полёт. В них было столько света

И столько человечьего тепла,

Что ими человечество согрето.

 

Посевы мира на земле взошли,

Ни тленью не подвластные, ни годам.

Теперь гремит во всех концах земли

Как клятва миллионов: «Мир — народам!»

 

Живёт, горит неугасимый свет

В сердцах людей, на бой за мир идущих...

Октябрь, Октябрь! Ты — слава давних лет,

Ты — слава новых лет и лет грядущих!

 

Рождённые великим Октябрём,

Во всех концах Отчизны нашей милой,

О мире думая, для мира мы живём

И песнь свою поём во славу мира!