Всеволод Рождественский

 

ПЕРЕД ГРОЗОЙ

 

Проснулся он. Свежо перед рассветом.

Опять, сухими ветками шурша,

Озёрный ветер в сумраке прогретом

Уже пробрался в щели шалаша.

Росой сверкает свежая поляна...

Он вышел, смотрит, воротник подняв,

На клочья уходящего тумана

Среди кустов и прибережных трав.

На камень сел, простую кепку сбросил...

Какая над Разливом тишина!

Не слышно всплеска осторожных вёсел,

И к берегу не ластится волна.

А солнце поднимается над лесом.

День будет жарким — так же, как вчера

Чудесно пахнет хвоей под навесом

Густых разлапых ёлок... Но пора!

Как в Шушенском когда-то, ели эти

Молчат насторожённо, и сейчас

Они с него в «зелёном кабинете»

Как будто и не сводят добрых глаз.

Здесь два пенька. Один из них чуть выше.

Рабочий стол! А в двух шагах шалаш,

Листва шуметь старается потише

И слушает, что шепчет карандаш.

День, разгораясь, поднимает пламя,

Прошёлся ветер где-то в вышине

И вдруг упал, чуть шевельнув листками,

Придавленными камешком на пн е.

Он пишет, и ложится к слову слово...

Поднялось солнце. Нарастает зной.

Всё близко, всё созрело, всё готово ...

Разлив. Шалаш. Затишье пред грозой.