Николай Тихонов

 

НА ПАРОВОЗЕ

(Рассказ машиниста)

Это рассказывал Ялава Гуго:

Разные были в борьбе пути,

Должен я был неизвестного друга

Через границу перевезти.

 

Ну, а реакция просто звереет,

Не обойдёшь её стороной,

Всё в революции силу имеет,

Даже вот поезд дачный, ночной.

 

Был он под номером семьдесят первым.

Август. Темно. В вагонах огни.

У полицейских - крепкие нервы,

Ну, а у нас - покрепче они.

 

Так в темноте подходим к Удельной,

Глянул из будки — тишь и покой,

Вижу, спешит походкою дельной

Среднего роста, плечистый такой...

 

И к паровозу. За поручни сразу.

Ловко поднялся, уж в будке стоит,

Смотрит в упор прищуренным глазом,

В кепке и в тройке - рабочий на вид.

 

Бритый. И сразу — пальто в сторонку...

... Грохот стоит — не слыхать слова,

Лазает в тендер, гремит заслонкой,

В топку подбрасывает дрова.

 

Трудно ему от шума, от жара,

Трески такие, как при пальбе,

Вот же какого, смеюсь, кочегара,

Ялава Гуго, послали тебе.

 

Но тут же я задумался остро,

Самой тревоги пришла пора,

Скоро граница. Белоостров.

Там полицейские, там юнкера.

 

Вот и конец уже перегона,

Все фонари вокруг зажжены,

Заперты наглухо все вагоны,

Входы и выходы окружены.

 

В шуме и крике блестит оружье,

Я говорю себе: погоди,

Ялава Гуго, ты ведь не хуже,

И хитрецов не таких проводил.

 

Вот уж они к паровозу, а я-то

Сразу тут свой паровоз отцепил,

Обдал их паром, ищеек проклятых,

Сколько хватило котельных сил.

 

И у колонки водонапорной

Так проторчал до отправки, пыхтя.

Третий звонок. Прицепился проворно,

Свистнул — и снова уж рельсы летят.

 

Кажется, можно ехать без спешки,

Мой же помощник не хочет устать,

С хитрой усмешкой бросает полешки,

До Териок уж рукой подать.

 

А в Териоках дружка стороною

Тихо спросил я, в плечо постучав:

- Верно ли, был это Ленин со мною?

- Верно, — мне шёпотом друг отвечал.

 

Ленин простился, махал мне рукою,

Дальше на Выборг состав мой пошёл. ..

Позже в Кремле мы встречались порою,

Смеялись, как ехали хорошо

В ту ночь...