Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 21477

В.И. Ленин в поэзии рабочих

(Сборник литературно-художественных материалов для рабочих клубов)

 

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Настоящий сборник является сборником фабрично-заводской поэзии, посвященной памяти В. И. Ленина. Только отчасти в него вошли литературные произведения крестьян и красноармейцев.

Побудительной причиной составления этой книги явилось наше глубокое убеждение в том, что в Этой поэзии пролетариат подчас в простых и малоценных в формальном отношении произведениях дается идеологически выдержанный образ В. И. Ленина. В этом, в противоположность всей остальной художественной литературе, посвященной В. И. Ленину, глубокое историческое значение этого материала.

Два слова об истории составления этого сборника. Мы просмотрели архивы «Красной Газеты» и «Ленинградской Правды» и из груды брошенного материала выбрали ценные для нас литературно-художественные произведения рабочих о В. И. Ленине. Мы пересмотрели также ряд старых газет, собрали произведения из литературных кружков, имеющихся на фабриках и заводах, и отчасти использовали уже бывший в печати материал.

Наш сборник может быть использован для проведения в рабочих клубах литературно-художественных вечеров, посвященных В. И. Ленину.

Статьи «Образ Ленина в современной художественной литературе» и «В. И. Ленин в поэзии рабочих», при условии использования библиографического указателя, должны лечь в основу доклада об образе В. И. Ленина в современной художественной литературе. Этот доклад один из моментов вечера.

Хрестоматийный материал кроме доклада может быть использован для коллективного чтения, составления сценической композиции и проч.

Отдел лозунгов и плакатов преследует цель дать примерный материал как для внешнего украшения стен клуба, так и для Ленинских уголков.

Наконец, библиография музыкальных произведений, посвященных В. И. Ленину, должна помочь выбрать музыкальные номера для иллюстрирования других моментов вечера.

Мих. Скрипиль и Орест Цехновицер.

 


 

ОРЕСТ ЦЕХНОВИЦЕР

ОБРАЗ ЛЕНИНА В СОВРЕМЕННОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1

Ленин… Много литературно - художественных произведений написано о нем, мною пишут и еще более напишется. Пишут все и пролетарский писатель-поэт и былой гений от литературы (ныне в отставке), тот, кого так недавно в дни Октября запечатлел Блок в «Двенадцати».

... Длинные волосы
И говорит вполголоса:
— Предатели!
Погибла Россия!
Должно быть писатель —
Вития...

Теперь и он, ставший ныне попутчиком до времени, слагает рифмы в честь Ленина.

Пишут о дедушке Ильиче и школьники, пишут и дети дошкольного возраста.

Не чувствующими пера пальцами, выводят каракули и рабочие от станка, там о Ильиче слагает свой сказ крестьянин.

В начале, с первым моментом утраты, казалось, что не удастся, не сможется отобразить горе, — запечатлеть его:

Нет, теперь ничего не скажешь,
Кроме громких, ненужных фраз —
Пусть над этой могилой ляжет
Лишь печаль наших скорбных глаз...

Н. Захаров-Мэнский.

Эта первая печаль была преодолена и, как говорили мы сказано было иного, причем все же и много громких, ненужных фраз.

Мимо Ильича с последним приветом проходил и рабочий, и крестьянин, и красноармеец, и прежний враг писатель — «вития».

Подслеповатый обыватель, слякоть —
И тот враждебность позабыл свою:
—  Да, он громаден. Есть кого оплакать
—  Да, Ленин —вождь. Его я признаю!

Дм. Четвериков.

Было ли это единение? У гроба вождя пролетариату нельзя было тешить себя ложными надеждами на просветление «подслеповатого обывателя».

Враг всегда остается врагом, и его «слезы» нужно оценить по достоинству.

С этой стороны особенно значительны стихи Безыменского:

Жалких слов бесстыдную ораву
Враг наш выпустил, радость жуя
Эй, пролетарии! Грянемте славу,
Славу Ленину,
Свергающему буржуа.

Забыли многие поэты, что «когда умирает Вождь, ползут враги шипящим низом» (Вас. Каменский) и чудилось им, что здесь, в дни великой печали, не было фронтов - все слилось в одной боли, — в одном порыве...

... Встало плечом к плечу
Одно беспартийное горе
В последний черед к Ильичу...

С. Третьяков.

Горе было классовым — горем мирового пролетариата. Это в своих стихах отмечает шведский поэт Турэ Нерман.*

Восторг богач утаить не в силе,
Бедняков миллионы проклинают судьбу!
Великих печалей дни наступили —
Ленин в гробу.

За первым отчаяньем, охватившим пролетарского поэта, последовал призыв:

К алому гробу, войско поэта!
Верные рифмы, стройся в ряды!
Были в победах, будем и в этом
Жутком параде народной беды.

Л. Кириллов.

На зов явилась вся армия. В дальнейшем мы посмотрим, как она отобразила горе, а сейчас вспомним то, что писалось о Ленине еще до его смерти.

II

Во время жизни Ленина, гениального вождя Революции, облик его почти не находил себе оценки в литературе.

Все знали его, считали своим, родным, все свыклись с его портретом и никто не подумал, что он может уйти, что его может не стать.

Были попытки запечатлеть Ленина, но они почти все были неудачны, ибо не могли обхватить его целиком, и в литературе отмечались лишь отдельные черточки его характера. Так, Демьян Бедный в «Истинном Привете» отмечает скромность Вождя и его отвращение к фразе.

Друзья, приветствуя сегодня Ильича,
Ответной похвалы лишь будет тот достоин,
Кто, тяжким молотом (не языком) стуча,
Спасает наш корабль от тысячи пробоин.

Безыменский дает нам облик Ленина- политика.

И какой этот Ленин упрямый
Видно башка такая...
Вот бы по моему:
— При прямо!
Нет, не потакает...

Демьян Бедный дает нам меткую характеристику Ленина- публициста:

Мироедам «Правда» — плаха
Им мерещится со страха:
Ленин пишет не пером,
А, и вправду, топором!
Отрубил, примерно, строчку —
Снял с милльонщика сорочку!

Эти характеристики — исключения. В большинстве пролетарские поэты и писатели воспринимали Ленина, не отделяя его от коллектива — массы . Последнее выявляет марксистское понимание личности, восприятие ее в неразрывной связи с массой, в растворенности в ней. Формулировку этой оценки роли Ленина опять таки дал нам в своем известном стихотворении Безыменский.

...Он нам важен не как личность, он нам важен не как гений,
А как символ: «Я — не Ленин, но вот в Ленине — и я».

Личное, человеческое, бытийное отметалось в вырисовке Ленина и оставался лишь образ сурового вождя, — кормчего, рулевого. Все чересчур близко стояли к нему, а делом своим он заслонял свое интимное, человеческое. Лишь потом, после смерти, в ярких набросках близких (не писателей) мы смогли наметить подлинный облик Ильичев (Н. Крупская : «О Вл. Ильиче » и проч.).

Вот один из образчиков такой характеристики Ленина, в которой он теряет все свое, присущее только ему Ильичу:

В чем сердце не биенье — бой
Чье сердце — красное, живое знамя
О, буревестник мировой,
Бушующий милльонами руками.

В. Казин.

Были исключения. Вот Безыменский в своей «Комсомолии» и Аросев в повести «Недавние дни» дают нам единственные, по своей выпуклости, портреты Ленина.

Вот портрет Ленина у Аросева:.. .Андронников видел перед собой песчаного цвета лицо, морщины, расходящиеся от носа, словно высеченные по камню, зрачки черные и огненные. Лицо такое простое, если бы не глаза, то даже скучное. А в глазах есть противоречие, они добрые и строгие, но под добротою и строгостью, где то глубоко таится смех... Но это самое — и доброта, и строгость, и смех, и ум — сливалось вместе во что-то особенное и вместе с тем простое, человеческое. Этим особенный и простым, человеческим, Ленин словно обнимал Андронникова»... «Помятую шляпу Ленин прихлопнул на самые уши, чтоб — не сдуло»... «Все слова у Ленина обыкновенные. А попадает это слово в сердце, раскусишь его, в нем ядрышко. И от этого горячего Ленина, от его изборожденного, песчаного лица, от простых глаз, не то огненных, не то коричневых, от всей его плотной фигуры, на Андронникова опять нашло то странное закружение, которое обнимало его по особенному, человеческому, по родному. Будто это его старший брат».

Здесь внешний облик Ленина, — его лицо, глаза.

У французского поэта Анри Гильбо, в его рапсодии «Москва» ), Ленин зарисован схематично:

«Мозг извилистый, лоб набухший, взгляд косящий и быстрый, —
Ленин ведет работу непрерывно и дерзновенно,
Его рука сжимает руль Партии и Государства,
Проницательный,—он предугадывает далекие и грозные водовороты.
Он умеет вести игру перемен скоростей и педалей,
Лампочка телефона вспыхивает: «Алло!» — он слушает и отвечает».

«Современный Запад» 1923 г. № 3 стр. 81—82.

С наибольшей выразительностью и остротой Ленин зарисован поэтом Поль Вайан Кутюрье. Несмотря на длинноту его стихотворения , мы его приведем целиком:

«Он входит. Как он вошел — не видали.
Его едва можно разглядеть.
«Он точно в засаде за своим столом.
«Плешивый, выпуклый лоб властвует над всем —
«Несомненный азиат.
«Скулы и глаза его выдают.
«Маленькие, глубоко сидящие глаза, широко расставленные монгольские брови, лоб, нос.
«Нос — больше, чем кажется, с сильно приплюснутыми ноздрями, резко очерченными у щек.
Подлинно нос реалиста.
«Под ним, в бесцветной щетине усов и жидкой бородке, то, что называют его улыбкой
«Ленин не улыбается. Так же, как и не косит. По-моему, он только часто прищуривает глаз.
«Можно действительно не сомневаться, что он улыбается только тогда, когда он разражается мелким смехом.
«За собирающимся в морщины лбом все в движении.
«Подлинный Ленин только в кино.
Ни один из портретов не похож на него.
«Идите же воздвигать статую Протею.
«Глаза словно делают усилие, чтобы раскрыться до конца, рот слегка кривится, расширяя ноздрю и вырисовывая правую скулу, а сквозь насмешливые губы проскальзывает едва уловимое словцо.
«Порой все лицо сжимается, глаза почти совсем закрываются, скулы подтягивают кверху бороду и мясистый рот раскрывается.
«Сменяющиеся выражения то удивительной молодости, то усталости человека, несущего на своих плечах новый мир. Изумительное мастерство мимики...

И потом руки...

«Довольно длинные пальцы подпирают лицо: указательный — вдоль переносицы, средний у зубов «Его руки не ширмы. Они ничего не прячут, они участвуют в мимике лица. Они подчеркивают ее.

Все это произведения написаны во время жизни Ленина. Со смертью пришло особенно настойчивое желание понять вождя не только в массе, в коллективе, но и сохранить, запечатлеть его гениальный облик; - со смертью явилось желанье раскрыть «символ» и прощупать сердцевинку.

Все же и потом, почти во всех литературных произведениях превалирует вождь – рулевой - над человеком, «вождь» сметает интимное.

Всю массу стихотворений, написанных со времени последней болезни Ильича, можно распределить в порядке, ясно раскрывающем все этапы переживаний, связанных с болезнью и смертью вождя.

Сейчас мы дадим схематичный анализ последовательной смены настроений, запечатленных в художественных образах.

III

С болезнью вождя, так же как и ранее во время покушения («Бюллетень» Маяковского), явилась тревога, боязнь потерять «незаменимого». Это настроение тревоги и заботы отмечено в стихотворении Светлова:

Ранним утром счастливые вести
Мне газеты опять принесли,
И о том, что волнения в Триесте,
И о том, что здоров Ильич...

Тревожная весть о серьезности последней болезни, об опасности захватывает всех. Сознание коммуниста, революционера не мирится с опасностью, угрожаемой Ленину,— ведь все отдали бы жизнь свою за него, но Ленин умер.

Черная рама. Белое поле.
Мертвые буквы на нем.
Бешеный натиск не вылитой боли
Душу пытает огнем.

Смотрим. Читаем. Верим. Не верим.
Глаза у Всех — туча, таящая дождь.
Каждый из нас стал раненым зверем;
Умер великий вождь...

В. Воинов.

В начале охватывает порыв отчаяния, охватывает всех. Ведь: —

К нему, как к солнышку на небе,
Как к воздуху привык
И хлебу
Советский каждый гражданин
И в мире каждый большевик:
Ведь Ленин — лишь один.

А. Дорогойченко.

Является протест против мысли о смерти. Не хочется верить: сердце говорит одно, а сознание — другое, опровергает надежду

 

Нет, не верим, не верим, не верим,
В телефонный пронзительный крик
Нет, не умер, не умер Ленин —
С хитрым взглядом лучистый старик.

И. А. П. П.

Горе безмерно... Кажется, что мир должен остановиться со смертью любимого.. .

Цехи, конторы,
Свел один паралич,
Владимир Ленин умер,
Кончился старый Ильич.

Одна тугая гримаса
Свела суровые рты
От угольных дыр Донбаса
До приисков Читы.

С. Третьяков.

Это горе становится всеобщим, оно проникает на заводы и в деревни Ник. Щуклин (Рост. Ассоц. Пролет. Поэтов) дает нам яркую картину Грозненских Промыслов в дни тяжелой утраты, — тех промыслов, почетным тартальщиком которых был Ленин.

Нефть сегодня жирней и черней.
Тартальщики стиснули зубы.
Желонки кричат о разорванном дне
И плещутся нефтью грубо.

Пена бежит желтоватой каймой.
Заслонки в заржавленной пене
И видится взгляду по нефти густой
Знакомое имя: Ленин...

Ильич претворяется в образ машиниста, везшего поезд Революции   кочегара, умершего на посту. Здесь трудовое осознание кормчего, — вожатого.

 

Скажем вот —
пожилой машинист
жизнь пропарился около топки,
проводил запотелые дни
в раскаленной стальной коробке
И — сгорел
словно кокс на огне.
А ведь поезд-то мчался быстро
пожирая десятки дней,
что старик у топки выстрадал!..

Л. Стальский.

Умер рулевой. Сознание не мирится с потерей самого родного, близкого — Ильича.

«Боль такая бывает когда умирает сын».

С. Третьякова.

Память воссоздает облик ушедшего, но в то время, как рабочий-поэт в эти дни так часто в своих стихах возвращается к жизни и работе Ленина, в поэзии, не рабочих от станка эти воспоминания одиночны (см. С. Малашкин: «Воспоминание», С. Обрадович 1918 год и проч.).

Здесь чаще заметен порыв оценить в умершем близком все личное, индивидуальное. Вспоминается облик Ленина — улыбка, смех, любимые словечки (гм... гм...), склон головы и проч.

 

Так и останется эта
Улыбка прищуренных глаз
Вот как сейчас с портрета
Смотрит на нас.

Так вот и будем мысленно
Видеть повсюду мы
Эту мудрую лысину
Гениальной головы.

Так вот в память и ляжет
Сутулость широких плеч
Какая великая тяжесть
На них должна была лечь!

А. Иркутов.

Поэт все возвращается к портрету, к дорогому облику.

Дорогое мужичье лицо
И калмыцкая прорезь глаз—

Ал Ильина-Сеферянц.

Кроме этих настроений мы должны отметить довольно частое описание переживаний личнго горя в связи с утратой, которое опять-таки в корне противоположно переживаниям рабочего поэта.

Перед нами проходит целый ряд людей, запечатленных в момент утраты.

 

Вышел на улицу. Не от того ли влез в Неглинном в сугроб?
Не от того ли не спал две ночи, третья сегодня ползет.

А. Поспелов.

Вот проходит другой:

 

Целый день ходил ошалелый
И все думал, не верил и вспоминал,
Как товарищ вошел — белее мела,
И с усильем мне сказал:
— Умер Ленин... Вчера... На даче...
В Горках... Под Москвой.

Евг. Приходченко.

За первым отчаянием, последовал мощный, прилив энергии. Не место слезам и отчаянию! Пролетариат начинает осознавать коллективную значимость вождя; коллектив же, масса, пролетариат — не умирает. Осозналась мысль: Ленин здесь — Ленин в нас, Ленин — жив. За осознанием бросается призыв к труду и борьбе:

 

Не плакать, не плакать, не плакать,
Не плакать об Ильиче!
Пусть плачут слезами шлака
Глаза плавильных печей,

Дрожь, просеки, моторы!
Вдвое завойте, станки!
В цехи, в поле, в конторы,
Рабочие и мужики...

С. Третьяков.

К борьбе и труду зовет пролетариат — наследник Ленина Р. К. П.

 

Ленин не умер, живет,
Читайте приказ Ц. К.
Это Ленина сердце бьет, —
Маятник бьет в века.

Ник. Щуклин.

На смерть Ленина класс отвечает удвоенным напряжением сил. Не словами должно помнить учителя, а делом со смертью вождя является подлинная интернациональная спаянность пролетарских рядов. Горе сплотило всех...

 

Побитый негр, упавший на колени,
Поденщик выгнанный, рабочий без руки
Все помнили: пути наметил Ленин
Пути пройдут его ученики..

Дм. Четвериков.

Ленин становится вожатым всего мирового пролетариата. Смерть Ленина — призыв пролетариату к борьбе за свое освобождение и раскрепощение.

 

Сегодня толпы толп,
Миллионы миллионов
В Индии, Китае, Афганистане
Со скрежетом скорби и боли
Вложат ленты патронов в пулеметы.

Ал. Поморский.

Лучшее истолкование Ленина — вождя мирового пролетариата — мы находим в замечательной поэме Тихонова «Сами». Несмотря на большую трудность показать образ Ленина в преломлении сознания Востока, — «Лэни» в этой поэме чужд какой- либо надуманности и ложности. Простота и четкость рисунка, эпичность и проникновенность рассказа— все это ставит «Сами» в ряды лучших литературных памятников, посвященных вождю.

Дело Ленина не забудется в веках и всегда его могила будет:
«Землей всех земель».

Н.Сухотин

Ленин гениально предвидел эти будущие века, ибо он один был там —

 

Кто за плугом идя, урожай уже мерил,
Кто, строя фундамент, видел уж город готовый
И по улицам его ходил среди радостных граждан...
Пока наши толпы
Блуждают еще средь теней, сомневаясь
Настанет ли ночи этой конец?

Мэри Талланд.

Сейчас же нам для окончания дела, начатого Лениным надо претворять в повседневной жизни и работе оставленные им заветы.

 

Нынче он — ленинизм — в рабкоре,
Или в пониженных ценах сапог —
...Нынче он - в работающем тресте.
В деле смычки, в мелочи любой...
...Нынче Ленин — молнией и громом
На бесхозяйственность в наших рядах.

А. Безыменский.

Так со смертью вождя явилась интернациональная сплоченность и уверенность в победе. Горе сменил призыв: — сплотиться всему мировому пролетариату.

Умер Ленин — жив ленинизм.

IV

Из города весть о смерти проникает в деревню. К сожалению, произведения самых крестьян об Ильиче не собраны**. Эти произведения дали бы нам возможность судить о подлинном восприятии деревней Ленина. Ленин был вождем не только пролетариата, но и крестьянства, он был, как метко называет его Иван Доронин: «Смычки - гений». Прав Лелевич указывая, что «показать Ленина, как пролетарского вождя крестьянства,— задача гигантская. Трудны даже первые подступы к ней, здесь так легко увлечься мелко-буржуазной легендой и безнадежно исковеркать подлинное лицо Ильича».

Нам вспоминается несколько вычурно-стилизованный крестьянский сказ о Ленине Сейфулиной и ряд рассказов других писателей. Все они рисуют темную, глухую деревню, деревню, не ушедшую ни шаг от былого времени. Вот рассказ Глеба Пушкарева(«Сибирские огни», № 2) Крестьяне-старики утрату лишь шопотом нутрянным, неслышным, уши давно отупели, в темноте делятся, сердцем чуют, болят... наследника то вот не оставил, не довел, должно, господь от... Кабы опять смуты какой не завелось. Шамкают рты, рука трясется, кресты махая — «Не найтить другого... Вот што. Мужик другому то не больно поверит». Далее Пушкарев описывает похороны Ленина в «видимости», с положением в несгораемый шкап оного портрета на предмет вечной памяти и хранения при делах волисполкома.

Значительнее описание восприятия крестьянами образа Ленина в рассказе В. Кришина: «Что было» (Р. А. П. П).

Вот как описывает Кришин спор Ленина с «Лойд-Жоржем». «Да, голубчик! А Лойд-Жоржа говорит ему, Ильичу, стало-быть: Вы — грит — Владимир Ильич, понапрасну убиваетесь, потому — грит — страна ваша — Россия, глупая. Мужик, грит у вас бедняющий. У яво, грит, у мужика вашего, грошь в кармане, да вошь на аркане, все и богатство. Сыцылизму, грит вам етово самого, с им до конца свету не оборудовать. Он, грит, дурак, мужик ваш , темный мужик».

Да, милый, а Владимир Ильич ему:

— «Вы, грит, милый, несумлевайтесь. Мужик — это ничего, что он сперва башку почешет, больше, грит, больше чешешь, вычешешь. А уж как надумает он, да как возьмется, мужичок наш, не только  сицилизму, он тебе ликтификацю справит».

Отбрил Жоржу, стало-быть, Ильич-то!»

Деревня сейчас иная, это новое учуял западник Иоганнес Бехер в своем замечательном полном подлинного революционного пафоса, цикле стихотворений: «У могилы Ленина».

А на станциях близ маленьких деревушек и сел
Стоят молчаливо,
Сняв шапки
Крестьянские толпы,
И не крестится там ни один,
Ни один не склоняет колен
Все прямо стоят,
Твердо стоят
Плечо к плечу,
Стальными рядами,
С глазами, полными слез.

Лучше справились с темой отображения смерти Ленина в деревне, пролетарские поэты.

Нынче к вечеру газету
Сельсовет из волости привез.
Секретарь прибавил в лампу свету,
Оседлал очками нос

И прочел отчетливо и громко:
«В шесть часов и пятьдесят минут
Умер председатель Совнаркома»...
Мужики косматыми поникли головами,

—  Эх, знать, сила силу бьет с плеча...
—  Братцы, милые, да правда ль это?
Правда ль, что не стало Ильича?
Может брешет нам газета.

(М. А. П. П.)

Подводя итоги, мы должны сказать, что несмотря на отдельные значительные произведения, современный писатель и поэт не справился с темой отображения вести о смерти Ленина в деревне.

Эта огромная тема станет для нас ясна лишь тогда, когда мы приложим все усилия, чтобы подлинный литературный материал крестьян о Ленине по возможности собрать и приступить к его изданию.

В этом заключается наша очередная задача.

Английский писатель Чарльс Ашлей в дни смерти Ленина написал рассказ «Ворона и великий человек».

«Жил был однажды великий человек. Подобно большинству действительно великих людей, он был очень прост в своей личной жизни. У него было много искренних друзей, он часто шутил во время своей спешной и напряженной работы.

Маленькая, ободранная, роющаяся в мусоре ворона, пролетев над равнинами, попала в город, где жил великий человек. Она садилась на городскую стену и наблюдала, как он занимался своей ежедневной работой, и она приходила в гнев от той великой любви и уважения, которое выказывал народ этому человеку.

Эта маленькая, питающаяся падалью птица топорщила свои ощипанные перья, вертела во все стороны своей тощей шеей и выкрикивала громким и истерически пронзительным голосом.

«Я тоже великая!» кричала она. - «смотрите на меня!»

И она начала распевать песенки, песенки о великом человеке, о его товарищах и деле, которому они себя посвятили. Это были довольно подлые и грязные песенки, и, к тому же, в них не было правды. Те немногие, что слышали, эти песни, проходя мимо, только улыбались или пожимали плечами. Это приводило маленькую ворону все в большую и большую ярость, и она все более и более кривлялась и важничала в своих нелепых ободранных перьях, оскорбленная в своем высокомерии.

И она улетела, и о ней ничего долгое время не было слышно.

Но вот великий человек умер. Он умер в разгаре своей работы, не выдержав этого непомерного напряжения, а это самая доблестная и желанная смерть для великого честного человека.

И когда маленькая ворона услыхала об этом, она прилетела опять обратно.

Она прилетела к тому месту, где, освещенное солнечными лучами, лежало тело великого человека. Его члены, наконец, недвижимы. Его сильные, уверенные руки лежат спокойно. Его лицо строгое, полное силы и прекрасное, так как отражало ум и душу этого человека, — мертво, но бесстрашно обращено к солнцу.

Тогда эта маленькая мусорница порывисто слетела вниз.

«Видите», - кричала она. - «Этот человек ничто, я всегда это говорила.

«Великая — только я одна».

Этот рассказ про ворону и великого человека вспомнился нам при чтении многих и многих литературных произведений, посвященных Ленину. В мире таких ворон было много. Правда, они часто не кричали:«Этот человек ничто», а старались по-вороньи распевать свои песенки о нем. Эти песенки были неуклюжи, не нужны и ничего кроме улыбки не могли вызвать у окружающих великого человека и вместе работавших с ним.

Прав был Лелевич в своем указании***, что, «если 21 января вызвало к жизни целый ряд искренних и стройных откликов пролетарских писателей, правильно, по-пролетарски восприявших это событие, — наряду с этим, к сожалению, появились более чем достаточно фальшивых чужих отзвуков».

Мы в нашей статье не собираемся долго останавливаться на по вороньи «окулачивших» образ Ленина, по меткому выражению Безыменского — «на сотне ноющих подлиз», но все же мы не можем пройти мимо пресловутой книжечки В. Клюева: «Ленин», тем более, что несмотря на ее неудобочитаемость, которая по мысли Лелевича**** предохраняет ее от какого-либо заражения широкого круга читателей, она вышла в Госиздате уже вторым изданием.

Чтобы мы навсегда отбросили книжонку Клюева, достаточно привести те строки, в которых Клюев говорит о Ленине. Вот что приблизительно получается:

Есть в Ленине Керженский дух
Игуменский окрик в декретах...

 

. . . Лениным — вихрь и гроза
Причислены к ангельский ликам.

 

Ленин, лев, лунный лев, лучезарье

 

И с железным Верхарном сказитель Рябинин
Воспоет пламенеющий Ленинский рай.

 

Ленин - Красный Олень, в новобрачном сказаны!
Он пасется меж строк, пьет малиновый звон

 

Книга «Ленин» — жила болота.
Стихотворный Волги исток.

 

Ленин — тундровой Руси горячая печень,
Золотые молоки, жестокий крестец,
Будь три-кратно здоров, и три-кратно же вечен,
Как сомовья икра, как песцовый выжлец!

и т. д.

Но хватит этой «тундровой печени»! Ленина здесь нет в этой поражающей галиматье. Нет! — здесь искалеченный образ Ленина. В этой поэзии даже нельзя видеть «виденье» Ленина «раскольничьим начетчиком Северного Поморья», а просто заумное стремление в каждой строке выкинуть ножку, сказать несказанное.

Книга Клюева может иметь какой-либо интерес только для этнолога. Рядовому читателю она может принести только вред.

Совсем иное окулачивание идет со стороны иного лагеря: Ильи Эренбурга, Мариэтты Шагинян, А. Волынского и пр.

Мертвенно глядящий, опустошенный; мечущийся между двумя лагерями: Парижем и Москвой,— Эренбург в Ильиче узрел... «конденсированную волю в пиджачной банке». Скорее сам Эренбург конденсированная интеллигенция с маргариновым привкусом. Здесь тот же Клюевский выверт, стремление сказать несказанное. Пошлее психологическое проникновение спеца по Достоевскому — А. Волынского.

У него образ «нищенького» Ленина. Как это все чуждо и ненужно, а сколько стихов, сколько громкий ненужных фраз! Вот возьмем хотя бы «Брест» поэта Итина

А Ленин
Вышел
Веселый
Как именинник.
Трудно сказать, — человечий это голос
Или гудит стосильный дизель.
Ясно, в стальном и голом
Черепе взрыв на взрыв.

Другая конденсация, но уже взрывчатых веществ. Ленина здесь нет и действительно, трудно сказать, — кто этот, веселый, как именинник — не сам ли Итин?

Вот надуманное, сентиментальное «Последнее свидание» Дм. Петровского. Здесь скромный Ильич, ни много, не мало, говорит: «Я вождь пролетариата».

Вот надуманное, деланное стихотворение В. Полещука «Мысли о грядущем». В этом стихотворении Ленин мыслями далеко улетел в будущие века, когда —

Машины мощных сил
От взрывов атомных спокойно замурлычат,
Разлягутся по залам, как коты...

и проч. и проч.

Вот вычурная «Лениниада» Г. Банникова. У него:

... за кирпичной стеной в Кремле,
Спокойно на свой пройденный путь глядя
Вождь Революции — Владимир Ленин —
Изнемогал... (sic!)

У многих западных писателей такое же непонимание Ленина, много наивности, вычурности и также «вороньих» песен.

Для зарисовки образа Ленина нужны особые изобразительные средства языка, нужна простота образов.

Поэтому какой-то наивностью и вычурностью несет от стихотворений Эриха Мюзам, когда он о Ленине говорит:

...скончался Моисей ,
Который дал свободу русским братья,
По морю Красному их вывел из цепей

Этот же изобразительный архаизм и библеизм у Жозефа Русса. У него Ленин посохом (!) предначертал путь от хаоса — к Союзу и Расцвету и был народом вознесен (!).

Нет охвата личности Ленина, нет того марксистского метода, который единственно дал бы возможность оценить дело и жизнь гения революции.

Лучше бы многие поэты и не писали об Ильиче. Скажут, каждый видит по-своему, но поймите, нам такого видения надо. Ленин, велик и для ясного осознания величия его образа нужно быть классово-родным ему. Многие из иного лагеря в момент скорби сумели на миг правильно подойти к Ильичу, а многие и в те дни не вышли из своей «пиджачной банки».

Значительнее всего сказанного об Ильиче то, что сказали в своих простых стихах рабочие.

Рабочий связан с производством, он спаян с ним, и он сумел сразу же после смерти учителя поставить конкретные цели ленинизма и дать нам целый ряд образов ленинцев, но об этом скажет нам наша вторая статья.

 

Примечания:

* «Ленин в европейской поэзии» - сборник. Изд. «Прометей». Москва, 1925 год.

Настоящей книгой мы пользовались после того, как был составлен нами библиографический указатель. Большинство иностранных авторов, указанных в нашей статье, имеется в этом сборнике...

** См. статью на стр. 43 «Стихи о Ленине крестьян-самоучек». Эта маленькая статья является лучшим показателем иной, новой деревни нашего дня.

*** Ibid стр. 63.

**** Ibid стр. 154—156 — статья «Окулаченный Ленин».

 


 

МИХАИЛ СКРИПИЛЬ.

В. И. ЛЕНИН В ПОЭЗИИ РАБОЧИХ

Фабрично-заводская поэзия чуткий выразитель и радостных и горестных настроений рабочих масс, отголосок непосредственных, подлинных переживаний рабочего массовика, не могла пройти мимо задачи литературно-художественного воплощения образа В. И. Ленина.

Вождь пролетириата, всю жизнь работавший над проведением в конкретные, практические, жизненные формы желаний многомиллионного мирового рабочего класса, создавший могущественный рычаг организации этого класса в лице Р.К.П., вместе с рабочими прошедший суровый путь борьбы с буржуазией, оставивший в виде заветов огромный запас идей и в виде наследников — три поколения ленинцев, — В. И. Ленин с неудержимой силой влечет к себе творческую мысль поэтов-рабочих от станка, приобретая в их творчестве черты героя, личности гениально-одаренной, богатыря, титана.

Человек, входивший в непосредственное общение с тысячами рабочих, с огромной чуткостью подмечавший их нужды и стремившийся удовлетворить их, умевший стать для рядового рабочего товарищем, другом, самым близким, родным и дорогим лицом Владимир Ильич в литературно-художественном творчестве рабочего массовика окружен исключительным вниманием и любовью.

Знакомясь с фабрично-заводской поэзией, освещающей образ В. И. Ленина, мы невольно вспоминаем слова А Сосновского: «у этого изумительного существа — два лица. Одно это Ленин. Лицо, обращенное к грядущим десятилетиям и векам, ко всем народам и племенам, которые живут и будут жить на земле: это лицо —Ленина. Другое — Ильича. Это — лицо, обращенное к нам, современникам, соратникам, ученикам, друзьям, близким и родным. Ленин и Ильич. Великий вождь. Историческая, исполинская фигура. И вместе с тем, такая изумительная, обаятельная, чудесная личность».

В. И. ЛЕНИН—ВОЖДЬ РАБОЧЕГО КЛАССА в его борьбе с буржуазией первая тема; зовущая внимание авторов фабрично-заводской поэзии, когда они говорят о В. И. Ленине.

Жизнь В. И. Ленина, до эмиграции его заграницу, полная опасностей и лишений: подпольная работа, аресты, тюрьма, ссылка — все это, являющееся богатым материалом для литературно-художественного изображения, не находит себе в фабрично-заводской поэзии ярких конкретных и выразительных форм.

Точно так же, напряженная, полная борьбы за интересы рабочего класса жизнь В. И. Ленина в заграничной эмиграции: организация русской революционной марксистской мысли через прессу, его политические статьи, брошюры, листки, направлявшие рабочий класс в революционной борьбе 1905 г., заботы об укреплении и расширении партии большевиков, работа на конференциях, объявление войны войне и пр. - почти не запечатлены в творчестве фабрично-заводских поэтов.

Видимо эти периоды жизни и деятельности В. И. Ленина заслонены в глазах рабочего-поэта дальнейшими событиями, участие в которых В. И. Ленина он нередко мог наблюдать лично и впечатления от которых еще настолько свежи и сильны, что творческая мысль поэта стремится прежде всего к их выражению и оформлению.

Но ряд ярких моментов деятельности В. И. Ленина, начиная с приезда его в Россию 3 апреля 1917 года, любовно изображается рабочими-поэтами.

Финляндский вокзал. Пестрая толпа, образ Ленина —

 «Ильич посыпал едкой речью
С броневика. И сотни рук
Сжимали судорожно кулак...
Кричала; «Бойни не хотим,
Долой правительство войны!»

Рабочий И. Тыванюк.

Борьба В. И. Левина с временным правительством, приказ об аресте Ленина, ошибки правительства Керенского — все это знает и помнит рабочий-поэт:

«...Положенья не учли
Эс-эр Керенский и министры.
«Арестовать Ревком», приказ
Дал этот странный «друг свободы».
«Мы арестуем сами Вас» —
Отважно крикнули заводы.

В. И. Фролов.
Зав. «Большевик».

Октябрьские дни: взятие Зимнего дворца, кулацкие мятежи в деревнях, восстания казачьих областей, бесчинства белой армии, помощь белогвардейцам со стороны западно-европейской буржуазии — так подробно повествует о тяжелом и трудном пути Октября Н. Тихомиров,—

Мы прошли сквозь суровые беды
Под руководством Ильича».

Каков же этот человек, наиболее полно проявлявший себя в самые важные моменты борьбы рабочего класса с буржуазией? Он тверд и непоколебим —

 «Ух, какой же упрямый Ленин.
Как сказал — никаких богов,
Сказанных слов не изменит...».

Но это упрямство, эта настойчивость особого вида, это — воля и решимость не отдельного человека, а воля и решимость класса.

Ну какая же, какая сила
Сдержит решимость его,
Если эту решимость вложили
Пашня, казарма, завод...»

Н. Семенов.
Охт. Порох, завод.

И потому, что это так, — не могло быть поражения: несмотря на все трудности и тяжести борьбы, победа одержана и личная воля, воля отдельного человека, явившегося выразителем стремлений рабочей массы, ведет к событиям, имеющим мировое значение,—

«И схватка миру принесла
Навеки памятную дату:
Мы двадцать пятого числа
Спороли грязную заплату».

В. Фролов.

Так марксистки-правильно умеют авторы фабрично-заводской поэзии дать оценку роли личности В. И. Ленина в истории русского рабочего класса. Воля и решимость В, И. Ленина привели к победе революционные силы потому, что сами они являются отражением воли и решимости всего рабочего класса-

С любовью огромной силы и с бесконечной нежностью проводили поэты-рабочие Владимира Ильича в его

ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ—

«Глядите, о братья, какое зерно
Для жатвы грядущей земле он отдал:
Оно — без соринки, оно — золотое».

Грузчик Олизарович.

Но пролетарии не могут плакать и «горевать» в опаснейшие моменты своей жизни, моменты потери вождей и радости врагов, готовых к нападенью —

 

«Эй, пролетарий, вскормленный голодом,
Чей порыв черной бурей вспенен,
Звонче бей по железу молотом—
Умер товарищ Ленин!»

Е. Базаров.
Зав. «Красный Треугольник».

В моменты потерь, а, следовательно, и новых опасностей необходимо, «скорбь затая», «теснее сплотиться в круг», везде «удвоить аванпосты» и «кончать дело Ленина».

 

«Пусть враг ликует, пусть проклятый!
Но мы клянемся, что пройдем
Путь верный до конца, начатый
Бессмертным Ильичом»!

Я. Семенов.
Охт. Порох, завод.

Радость буржуазии преждевременна, ее надежды на гибель рабочего класса, потерявшего своего вождя, ошибочны. Вождь умер, но оставшиеся в живых, объединенные его именем, по-прежнему сильны и непобедимы.

Вот те мысли и настроения, которые овладели сознанием поэта-рабочего в скорбные траурные дни.

Скорбь по умершему вождю, горечь утраты, не затемняет сознания пролетария, он отдает себе ясный отчет в том, кого он хоронит:

«Ильич наш мертв, но каждый скажет.
«Для нас он жив, товарищ Ленин».

М. Любимов.

Умер самый дорогой, близкий и горячо-любимый человек, но не умерла энергия, воля к жизни и борьбе, не умерли все лучшие черты пролетариата, ярким носителем которых был умерший. Не умерли великие идеи борьбы за освобождение трудящихся, провозвестником которых был В. И. Ленин. Потому-то так настойчиво говорят поэты-рабочие: Ленин жив, он не умер и не может умереть.

«—О, нет, он жив, он с нами:
Бессмертен тот, кто вечно в нас...
Ильич, ведь ты — рабочий класс!..».

Я. Семенов.
Охт. Порох, завод.

Ильич мертв, но жив Ленин. Он бессмертен, как выразитель воли рабочих в прошлом; он бессмертен, как сила, организующая сознание, волю и чувства рабочих в настоящем и будущем.

 

«Да здравствует Ленин
В мыслях трудящихся масс!»

Рабочий Н. Тыванюк.

«Мир побеждают идеи,
Сердце в мозг Ильича!»

Рабочий Н. Кубанский.

Так понимаемый, Ленин не умер и, как прежде, он зовет к восстанию:

«Не умер ты. Чу!
Голос твой стозвонный
Гудит... гудит... гудит:
«Вставай, проклятьем заклейменный!»

Э. Андринг.
Рабкор Север. Суд. Верфи

Призыв к борьбе слышится поэту-рабочему в протяжном напеве погребального гудка, к борьбе его зовут горящие буквы лозунга, об этом же говорит ему строгое лицо Ленина, смотрящего на него со знамени. Все это свидетельствует о здоровом классовом чувстве авторов фабрично-заводской поэзии, даже в тяжелом и жутком событии черпающих силы для новой борьбы и веры в победу.

А уверенность в победе трудящихся у авторов фабрично - заводской поэзии непоколебима —

 

«Твои слова, идеи
Bo-век в потомстве нашем не умрут,
И никакие лже-друзья, злодеи,
В победу веру нашу не убьют».

А. Барак.
Завод «Большевик».

Поэты-рабочие видят путь к победе рабочего класса над мировой буржуазией не только в укреплении военной мощи пролетариата, но также и в увеличении его экономической силы, в выравнении его трудового Фронта

 

«Грохочите громче тяжелые молоты,
Стучите в такт миллионам сердец, —
Мы Ленинским воротом
Свернем на скорый конец... »

Рабочий Н. Тыванюк.

Выравнение трудового, хозяйственного фронта пролетариата один из заветов В. И. Ленина, заветов «не гаснущих» в сознании пролетария, «живущих в его крови», неуклонно ведущих его —

ПО ДОРОГЕ ИЛЬИЧА.

«С криком радостным веселья,
К делу сердце приуча,
Мы идем к заветной цели
По дороге Ильича».

Крестьянин С. Шафранский.

Дорога эта трудна, старая жизнь не сдается,

«Но плотнее коммунары
Свои сдвинули ряды...»

 

Первый вопрос, с которым встречается каждый идущий «по дороге Ильича», это вопрос о смычке между рабочим классом и руководимым им крестьянством, вопрос, над которым так упорно работал сам В. И. Ленин. Из многочисленных мыслей В. И. Ленина по этому вопросу мы приведем только одну, особенно близкую автором фабрично-заводской поэзии. «Мы можем и должны употребить нашу власть на то, чтобы действительно сделать из городского рабочего — проводника коммунистических идей в среду сельского пролетариата » (см. «Из дневника» 2 янв. 1923 г.).

Практически эта идея в последнее время осуществляется в форме шефства заводов и фабрик над деревнями. Лучшим связующим звеном завода и деревни являются «отпускники».

У одного из рабочих поэтов С. Волкова есть стихотворение «Отпускник в деревне», в котором в образной форме описывается культ-работа отпускника, во-время поездки в деревню. Другой, Ксенофонтов, пишет стихотворение «Я рабочий, ты крестьянин», являющееся призывом к восстановлению советского хозяйства а выполнению этим заветов В. И. Ленина —

«Строить будем мы богатства,
Не на барина, как встарь:
Для советского хозяйства
Размахнись, брат, приударь.
Приударь так, чтоб станок
Вверх поднялся, не стуча,
Вот и будет наш венок
На могилу Ильича»

И с чувством удовлетворения замечает Ив. Галкин —

«Над земной огненной осью
Вот краснеет восход —
Крепче молот и колосья
Сомкнулись в этот год.»

Второй завет В. И. Ленина, привлекающий к себе внимание авторов фабрично-заводской поэзии, это — организация кооперации, которую В. И. ценил не только как систему распределения товаров, но и как способ коммунистического воспитания рабочих и крестьянских масс. «Мы вправе сказать, говорил В. И. Ленин, что простой рост кооперации для нас тождествен с ростом социализма», (см. «В. И. Леннн о кооперации» Изд. «Красная Новь» 1923 г.).

Г. Инге дает живую картинку собрания по вопросу о кооперации с заключительной «резолюцией» —

«Резолюция «Всем коллективно
В кооперацию вступить
И принявшись за работу активно,
Тем самым наказ Ильича закрепить»

Далее, третий завет В. И. Ленина: «Во-первых, —учиться, во-вторых, — учиться и, в третьих - учиться». Или эта же мысль в другой формулировке: «Задача подъема культуры — одна из самых очередных».

Художественное изображение трех возможных форм осуществления этого завета В. И. Ленина мы находим в фабрично-заводской поэзии. Эти формы клуб, школа печать.

Вот «Рабклуб», в котором—

«Потеет Ленинский призыв
За непривычною учебой»

и где —

«Вспомнят Ильича не раз»

Вот — школа, ставшая доступна для всех, благодаря «мудрому, славному Ильичу». И, наконец, новая сила советской общественности — рабкор, «рожденный революцией», «взятый от станка, от стали». Обращаясь к нему поэт восклицает —

«Рабкор, пером и молотом стуча,
Храни заветы Ильича!»

Самые надежные хранители ленинских заветов — это ленинцы: пионеры, комсомольцы, партийцы ленинского призыва.

Ленинцы выдержат бурю, потому что их «груди из ленинской стали», потому что их «мозг — вечно живой ленинизм». Они «сильны, чтобы молотом бить». Что бы ни случилось, ленинцы останутся ленинцами.  Таковы ленинцы в изображении рабочего Н. Семенова.

«Многомогучий богатырь», которому «дано рабочим классом стальное имя: РКП», устами которого говорил Ленин, с каждым днем растет и растет «объемля весь рабочий мир».

«И вот за заводской оградой,
Заветом Ленинским горды,
Молотобойные отряды
Спешат в партийные ряды»

Рабочий И. Кубанский.

В первых рядах — юные ленинцы, «солнечные внучата» Ильича. У них «не галстухи, сердце — кострами горит» и «Ленин живет на знаменах». Это — «Ленинские легионы», «поток от заводов и пашен», «будущих битв буревестники». У них—

«Горят отвагою глазенки»

Так трогательно-любовно говорит фабрично-заводская поэзия о ребятах.

Старшее поколение — комсомол характеризуется фабрично-заводской поэзией, как строгий хранитель заветов В. И. Ленина. «Учитесь, Работайте и перерабатывайте то, что мы учим. Помните, если сами не поработаете, ничего у вас не выйдет», говорил В. И. Ленин молодежи. И фабрично-заводская поэзия дает нам ряд ярких картин жизни комсомольцев, «ушедших с головою в книгу на рабфаках», ставящих своей целью «читать побольше Ильича в печати» и создающих новый быт.

Авторы фабрично-заводской поэзии умеют дать отдельные сцены из жизни комсомолья — на рабфаке, в рабочем клубе, на заседании коллектива пр. в ясных, конкретных формах, выводя коммунистическую молодежь с ее особым мировосприятием, психикой, бытом и языком. Здесь определенные начатки зарисовки живых людей эпохи, проблески нового реалистического письма.

Эти особенности фабрично-заводской поэзии еще яснее сказываются в тех случаях, когда авторы ее говорят о том, как откликнулась рабочая масса на ленинский призыв. Перед нами проходит ряд четко нарисованных образов людей нашего времени, которые под натиском сложных душевных движений в траурные ленинские дни пришли к твердо-поставленному решению вступить в партию. В этом отношении особенно замечательны печатаемые нами произведения рабочих поэтов Семенова Н, Тихомирова Н. и Иванова В.

«С Ильичом хочу я слиться —
Быть хочу большевиком»

Говорит старик кузнец («В мастерской» Н. Тихомиров), своими простыми словами выражая чувства многомиллионной рабочей среды.

Несколько выводов.

Авторы фабрично-заводской поэзии в ряде своих произведений дали нам ярко нарисованный образ В. И. Ленина — руководителя РКП и вождя революции. Чистота их классового сознания дала им возможность, несмотря на грандиозность дела В. И. Ленина, произвести правильную оценку его роли в истории русского и мирового рабочего класса.

Эта же причина предохранила фабрично-заводскую поэзию от уныния и отчаяния, которые легко могли возникнуть под влиянием тяжелой утраты. Бодрость настроений — одна из особенностей фабрично-заводской поэзии, рисующей нам образ В. И. Ленина.

Если в фабрично-заводской поэзии мы не находим преувеличения роли В. И. Ленина в истории русского рабочего класса, то, с другой стороны, и не умаляется его значение в деле строительства СССР. К ряду крупных и мелких событий русской общественной и государственной жизни протягивают поэты-рабочие нити от В. И. Ленина. Так это и в жизни. Мы должны ясно подчеркнуть классовую выдержанность фабрично-заводской поэзии.

Что касается формальных особенностей произведений фабрично заводской поэзии, то они не настолько совершенны, чтобы эти произведения можно было без всяких оговорок внести в разряд произведений словесного искусства.

Конечно, стихотворение, написанное буквами нередко в сантиметр вышиной, в почерке сохранившее дрожание натруженной тяжестями руки, будет иметь ряд недостатков в формальном отношении.

Конечно, автор, написавший единственное в своей жизни произведение на смерть В. И. Ленина — далеко не поэт. Эта поэзия не результат литературного мастерства — непосредственное отражение чувств рабочих, поднявшихся до степени высочайшей напряженности и потребовавших для своего выражения ритмических форм.

Точно так же, полного художественного показа В. И. Ленина, как человека, в этой поэзии не найти. Да этого нет и во всей нашей современной литературе.

Но пути к этому показу авторы фабрично-заводской поэзии ищут и достижения некоторых из них в изображении живых людей революционной действительности дают право надеяться, что эти пути будут найдены.

 


 

КРЕСТЬЯНЕ, КРАСНОАРМЕЙЦЫ И РАБОТНИЦЫ О СМЕРТИ ЛЕНИНА

 

СТИХИ О ЛЕНИНЕ КРЕСТЬЯН – САМОУЧЕК*.

По мужицкому, по простому, выражали свою скорбь о смерти Ильича Северо-Двинские Крестьяне вместе миллионами других крестьян Союза Советских Республик.

И не только в постановлении деревенских сходов, крестьянских письмах, но и в простых, задушевных песнях, выражали землеробы эту скорбь.

Умер наш Владимир Ленин,
Умер честный коммунар.
Умер вождь народа смелый —
Тяжко это для крестьян.

Крестьянин Синицын.

Тяжко потому, что знают крестьяне, чем был для них вождь— Ильич.

Угнетенных всего мира
Объединил в Интернационал
И нам — пахарям, крестьянам
Помещичью землицу дал.

Крестьянин С.

Близок был Ильич к крестьянству:

Ленин близок был народу,
Понимал тяжелый гнет,
Он бился долго за свободу
За трудящийся народ.

Крестьянин Мусонов.

Ильич привел народ трудовой к победе.

Пало царство капитала,
Цепи рабства порвались,
Царя, помещиков не стало,
Мы свободы дождались.

Крестьянин К. К. Воробинец.

Поэтому после смерти вождя крестьянство должно было всегда помнить и исполнять его заветы.

Исполняйте же заветы
Всех трудящихся отца,
И будем мы вовеки
Чтить память Ильича.

А первый завет его — смычка города и деревней крестьян и рабочих.

Рабочий, крестьянин один без другого
Не могут прожить никогда.
Город с деревней сомкнись,
Этим исполни завет Ильича.
Скорее протянем руку друг другу
Скорее сольемся в единый клубок,
Нам не страшен тогда капитал ненавистный,
К светлой счастливой жизни придем.

Крестьянин Д. А. С.

Так землеробы поют о том, кто был, по выражению крестьянина С. Томилова,

Зла сокрушительный бич
Вождь ваш Владимир Ильич.

 

* Настоящую статью мы заимствуем из газеты: «Жизнь деревни» Изд. С.-Двинского Губкома РКП(б), № 16, 1924 г. «Великий Устюг».

 

КРАСНОАРМЕЙСКИЕ ПОЭТЫ О СМЕРТИ ИЛЬИЧА.

I*

Не могут не говорить и не писать поэты. Потому, что слишком велик удар, слишком тяжко потрясение, слишком остро чувство коллективной скорби, и оно не может не вырываться из трудовой груди, не может не искать своего выражения...

«Громче звучите трубные звуки,
Нашею скорбью мир нынче вспенен.
Меры нет скорби и меры нет муки.
Ленин наш умер... Умер наш Ленин...

В. Р.

После первых звуков скорби вырываются слова решимости, которую завещал Ленин, твердости, а «не слез сожаления»...

“Пусть теснее сплотится народ..
Через труп его знамя багряное
Пусть бесстрашно вперед понесет.

П. Афанасьев.

Или:

«Коминтерн нас поведет к свободе
По начертанному Лениным пути.
Спи, Ильич. Твои заветы живы.
Мы клянемся в жизнь их провести..»

Блохин.

И всюду, почти в каждой строчке, сквозит сознание бессмертия великого вождя, вера в победу ленинизма, готовность биться под знаменем бессмертного ленинизма...

Пусть над миром грозой пронесется
Скорбный, но мощный наш клич.
«Ленин» — в наших сердцах замкнется.
И в делах наших — «жив Ильич».

Росляков.

«Гибель вождей — не гибель их дела»,— говорил сам Ленин. И мы это запомним. Мы знаем, что дело Ленина будет жить вместе с нами, что имя Ленина будет нарицательным в борьбе, в легендах, рассказах о великих днях Революции, в поэмах, которые будут созданы ленинцами, и которые прозвучат в веках...

Ал. Жаров.

II*

Они несут в редакцию свои нескладные, неумелые стихи. Чувство скорби захватило — им в эти печальные, небывалые дни хочется найти какие-то особые, волнующие слова, которые запели бы так же, как поет сердце. Где они, такие слова.

 

Трудно нам плакать, но и трудно молчать...
Больше его нам в живых не видать...

 

Мысли — кипучие волны,
Сердце терзает печаль.

 

О печали еще мало в революционной поэзии. Больше — как медь, призывное или суровое. Или радостное, как зелень. Не у кого учиться. И вот сами напрашиваются простые слова— из старого, уездного, немного сентиментального — может быть из Кольцова или народного романса —

Нежданно повисли
Слова роковые.
Навеки сомкнулись
Уста дорогие.

Из глаз моих слезы лилися.
Не знал я, — что бы сказать.
Печальные вести неслися.
Я стал потихоньку рыдать...

Но это не все. Свои слова — слова бойца, который от горя не опускает рук, а только  больнее и настойчиво стискивает винтовку — дальше. Поразительно: ни одного поэта, который пронес бы унылое настроение до конца.

Заключительный мотив всех стихотворений — призыв, бодрость, вера, воля к еще большему единению и сплоченности. Иногда— буквально в одних и тех же выражениях.

Пусть долог путь будет,
Пусть будет он труден
Сплотимся теснее:
Единство в борьбе.
Мы в этом, учитель, клянемся тебе.

 

* * *

И другой голос:

Но печально не будем склоняться,
Будем твой путь продолжать.

* * *

И третий:

Сплотись сильней, сплотись, как надо
И помни в единении — сила.

И четвертый:

Сильней сомкнитесь в стальные полки.
Щетиной лесов засверкайте штыки.
И грозными риньтесь рядами.

За этими четырьмя не слышится ли пятый, сотый, тысячный, вся выходящая сегодня на траурные площади лавина шлемов, вся Красная армия. Эта потеря - еще раз равненье - сумрачное, но грозное равненье ее рядов.

 

Ее слеза просвечивает сталью.

А. Малышкин.

 

* «Красный воин» №  11  (350), 24 января 1924  г.

** «Красная звезда», № 24. 27 января 1924 г.

 

ИЗ ПИСЕМ РАБОТНИЦ*

Весть о смерти Ильича по радио и телеграфу была передана во все уголки Союза Советских Социалистических Республик.

О впечатлении, произведенном этой вестью на трудящихся, можно судить по тем письмам, которые редакция теперь получает от работниц.

«В эту минуту кажется не был бы так страшен грянувший гром, как слова: «Ильич умер». Сразу что-то тяжелое, непоправимое почувствовалось в окружающем... что-то оборвалось в груди, но мысль не останавливалась на том, что нашего дорогого, всеми любимого вождя не стало», — так пишет делегатка из гор. Тейкопо.

«Что-то мне не верится: как это вдруг Ильич и умер»... говорит одна работница другой на собрании (гор. Ижевск). И там же по окончании собрания, пишет тов. Суслина, делегатки перед портретом Ильича все как одна произносят клятву:

«Ильич, ты умер, но ты живешь в наших сердцах, и оставленные тобою заветы мы довершим до конца».

Горе и скорбь слышатся в письмах работниц. Каждая из них поняла то великое значение, какое имел Ильич для пролетариата.

«Ты для рабочих, ведь был как родитель
И научил нас свободу любить»...

говорит вышневолодская швея А. Скворцова в стихотворении, посвященном Владимиру Ильичу.

«Ведь он единственный защитник рабочего класса»... — восклицает ижевская работница, узнав о смерти Ильича.

Ушел от нас человек, вся жизнь которого была сплошной труд, борьба и страдание за всех униженных, обездоленных и ограбленных»... — пишут делегатки г. Советска, Вятской губ.

«Ты дал нам свободу,
Наш труд облегчил...
Великий ты гений,
Жизни новой творец.
Природой рожденный,
Народу отец...

пишет в своем стихотворении ткачиха-работница т Кочеткова в гор. Шуе Иваново-Вознесенской губ.

«Он другом, советником, славным героем,
Вождем и товарищем был.
Он снял цепи рабства с забитых работниц,
Наметил нам путь впереди»...

пишут московские работницы завода «Дукс».

Смерть тов. Ленина напомнила самым униженным и обездоленным царизмом и капиталом — женщинам ту идею раскрепощения труженицы, которую проповедовал великий учитель. И эта идея, идея общественного хозяйства вместо домашнего, должна, как маяк, освещать путь строительства нашей жизни.

Организация быта на коллективных началах — вот лучший венок на могилу тов. Ленина.

Знаешь ли ты, что в душе пробуждается,
Видя твой ясный, приветливый лик?
Жизни и правде она улыбается
В нее дух коллектива проник.

Из стих. работницы.

 

* Журнал «Работница» №  5 (17)  стр.  6.  Март  1924  г.

 


 

ХРЕСТОМАТИЯ

I

В. И.ЛЕНИН — ВОЖДЬ РАБОЧЕГО КЛАССА

1.

ОТРЫВОК ИЗ ПОЭМЫ.

Вокзал. Народ. Приехал Ленин.
«Шпион немецкий, брандахлыст» —
Шипела Дама, на коленях
Держа фокс-терьера и хлыст.

Когда-то фрейлиной была
Она при царском троне тоже;
Умела очень мягко стлать,
Спалось же словно на рогоже.

Бессилен кобры шип безвредный;
Один пинок — и гада нет.
Скрипел в ногах созвучьем медным
Вокзала вытертый паркет.

Плакат кумачный книзу кренил.
Минуты длились словно год.
Оркестр ударил: вышел Ленин.
Народ шарахнулся вперед.

Собралось у вокзала вече.
Толпа сгустилася вокруг.
Ильич посыпал едкой речью
С броневика. И сотни рук

Сжимали судорожно кулак,
Дрожала бледная скула
Степана, и улыбкой злой
Из амбразур, над головой,
Глядел прищуренно «Максим».
Кричали: «Бойни не хотим,
«Долой правительство войны»...

Рабочий Н. Тыванюк.

2

Работал Ленин. Звал Ревком
Солдат рабочим на подмогу,
Чтобы разделаться с врагом,
Ему на грудь поставить ногу.

Дни лихорадочные шли,
Был темп событий сложно-быстрый,
Но положенья не учли
Эс-Эр Керенский и министры.

«Арестовать Ревком», приказ
Дал этот странный «друг свободы».
«Мы арестуем сами вас»,—
Отважно крикнули заводы.

И схватка миру принесла
Навеки памятную дату:
Мы двадцать пятого числа
Спороли грязную заплату.

В.И. Фролов.
Завод «Большевик».

3

У ЗИМНЕГО ДВОРЦА

Ветер голодным волком
Завывал и листья крутил;
Пулемет на Дворцовой щелкал,
Большевикам преграждая пути.
Но лозунг — «вся власть советам»
Вспыхнул костром над Невой.
Дворец, задетый снарядом,
Дрожал под свинцовой пургой.
И «храбрые» женские батальоны
Бесславно сдавались в плен;
Плескались красные знамена,
Как волны, у дворцовых стен.
Рабочий с крестьянином вместе
Штурмовали буржуазный строй,
Кружились красные вести,
Как птицы, над вольной страной.
И, задыхаясь от злобы дикой,
Кулаки поднимали мятеж,
И скакали казаки с гиком:
«Руби коммунаров и режь».
Пытали и вешали смелых
Золотопогонники на каждом шагу.
Двигались полчища белых
Через глухую тайгу.
Сыпалось дождей золото
Из Европы в белогвардейский карман,
Но сила серпа и молота
Прошла сквозь кровавый туман.
Наша вера в Октябрьскую победу
В те дни была горяча;
Мы прошли сквозь суровые беды
Под руководством Ильича.

И. Тихомиров.

4.

ОКТЯБРЬ.

Ух, какой же упрямый Ленин.
Как сказал — никаких богов,
Сказанных слов не изменит
И не нужных не скажет слов.

И сегодня сказал: «В атаку
И ни шагу, ни шагу назад».
Расцвело сердце алым маком,
И пылают огни в глазах.

Ну, какая-ж, какая сила
Сдержит решимость его,
Если эту решимость вложили
Пашня, казарма, завод...

Ну, и кто же от Ленинской речи
Не зажжется стремленьем — вперед,
Если каждое слово картечи
Страшней для господ...

Замелькали огни, Замелькали,
Рупор Ленинской речью кричит.
Над далекой чернеющей далью
Вспыхнули кумачи...

В. Семенов.
Охт. Порох. Завод.

II

НАСМЕРТЬ ВОЖДЯ.

1.

Глядите, о братья, какое зерно
Для жатвы грядущей земле он отдал:
Оно без соринки, оно — золотое...
Так выше же знамя борьбы и труда:
На нем горит имя для нас дорогое!..

Грузчик Олизарович

2.

Умер борец за свободу великую,
Любимец рабочих семей,
Вождь Мировой Революции,
Вождь трудового народа,
Рабочих и пахарей.
Как ни тяжка нам утрата,
Крепко держась за советское знамя,
Будем всегда говорить:
«Ленин был — вождь трудового народа,
Надо в учебе его воскресить».

П. Краснощеков.
Рабочий 9-го уч. Тяг. Окт. ж д.

3

Спи с миром, верный рулевой,
Твой образ будет вечно с нами
Путь освещающей звездой!..
Сверкают тысячи очей,
— Как многогранная свеча, —
Вперед шагающих людей
С призывом гордым Ильича.
Спи с миром, дорогой Ильич,
Твой образ будет вечно с нами;
Твой огненный, победный клич
Найдет расправу над врагами!
Прощай, Ильич! Клянемся мы
Твой образ в мыслях сохранить.
Мы, — революции сыны,
Клянемся с честью победить!
Мы, — стая ленинцев, птенцов,
На крови выросли вождей;
Вперед, с отвагою бойцов
За коммунизм грядущих дней!

Рабочий Николай Тыванюк.

4

ПАМЯТИ ТОВАРИЩА ЛЕНИНА.

Рабочие, крестьяне, сплотимся все вместе,
Вечную память ему пропоем!...
Спишь ты, Учитель,
И уши не слышат...
Вновь на трибуне не будет тебя...
Все же ученье твое не погаснет,
Было и будет навеки, всегда!...

Рабочий П. Алексеев.

5

ОН ЖИВ...

Пускай изжитый, старый мир
Злорадно бьет в колокола,
Смеется, тешится вампир,
Что пролетарская скала,
Столкнувшись с вечностью разбилась.
Убитый горем, пролетарий
Ответит буржуазной твари:
«Напрасно, милые друзья,
Ведь пролетарская семья
Сильней, еще сильней сплотилась.
С конца земли и до конца
Скалы осколки разлетелись
И пролетарские сердца
Сильней желаньем разгорелись
Покончить с тьмою вековой.
Мир праху твоему Ильич,
Мы помним твой горячий клич,
Мы вырвем зло капитализма,
Достроим зданье коммунизма
И встретим праздник мировой.

М. Гришунин.
Рабочий Таврич. Оранжерея.

6.

НА СМЕРТЬ ВОЖДЯ.

Бессильны слова, чтоб выразить боль,
Постигшую нас при утрате,
На знамени вышьем мы грозный пароль
На память о горестной дате.

Он умер, наш Ленин, но жив ленинизм,
Как знамя борьбы и свободы.
Все крепче и выше растет коммунизм
На многие, долгие годы.

Скончался Ильич, но живет он в сердцах
Друзей всех борьбы и свободы,
Отвагу рождает в могучих борцах
И славят его все народы.

Товарищи - братья единой семьи,
Сплотимся вкруг свежей могилы,
Ведь именем Ленина все мы полны —
Союз укрепит наши силы!..

Макар Кручинин.
Колпино, Ижорский завод.

7.

НА СМЕРТЬ В. И. ЛЕНИНА.

Наши ряды сомкнем теснее
Над трупом павшего вождя,
Скорбь затая, — вперед смелее
За лозунг будущего дня.
Мы Революции солдаты
С идеей мировой идем,
В борьбе за Красные Советы
Мы победим или умрем.

Рабочий Николай Тыванюк.

8.

УДВОЙТЕ АВАНПОСТЫ

(На рубеже советских земель).

Воет буря воем погребальным,
Душу что ли вымотать хочет,
То вдруг плачем зальется печальный
То дико вдруг захохочет.

Разметала кудри сугробные,
Рябью пыльною по полю водит,
Песни какие-то надгробные
Голосами дикими выводит....

Тихо в сторожке пограничной,
Замели ее снеговые буруны.
Протянулись с полей безграничных
К ней, гудя, телеграфа струны.

Вот затрещал телеграф пулеметом,
Начал воздух холодный стричь,
Блеснула полоска в руках взлетом:
— Умер... вождь... Ильич...

Резануло по сердцу сталью,
Заскребло тихо скребом мышиным
Замаячил над мутной далью
Милый образ с большой плешиной.

Да и мало ль что вспоминалось тотчас...
Только тихо шептали губы,
Да на печке холодной, ворочась,
Вьюгу клял вестовой из-под шубы.

Встрепенулся... Крикнул просто
Неодетый — в буран сгоряча:
«Эй, удвойте везде аванпосты:
Нет Ильича»...

Базаров.
Завод «Кр. Треугольник».

9.

ГУДКАМИ.

Врезался тихим стоном
В воздух морозный гудок,
В сердце ударил звоном
Скорбного чувства ток.

Тихо плывет над домами
Плач щемящий гудка:
Сердце, разум и память
Рвет стальная рука.

Мощным басом гнева
Вот отозвался второй.
В громе протяжном напева
Слышен клич боевой.

Склонено траура знамя
На трудовых плечах...
Так проводили гудками
В землю тело Ильича.

Вл. Захаров.

10.

Не верю. Нет!.. Его не стало.
Пал вождь. Пал гений. Пал борец.
Стучало сердце, грудь сжимало.
Ильич, — ужель тебе конец?..

Он пал... О, нет, он жив, он с нами.
Бессмертен тот, кто вечно в нас,
Чей мозг и сердце жарче пламя.
Ильич, ведь ты — рабочий класс,

Твои страданья — это наши
Твое ученье — наш закон,
С одной мы пили горе чаши, —
Народ есть — Ленин, Ленин — Он!

Пусть враг ликует, пусть проклятый!..
Но мы клянемся, что пройдем
Путь верный до конца, начатый
Бессмертным Ильичом!

Ты был, ты есть, ты будешь с нами,
Ты будешь вечно жить средь нас,
В борьбе твое не склонит знамя
Твой, Ленинский, рабочий класс!

Ты пал. Сразил тебя ненужной
Болезни тяжкий бич.
Но все-ж кричат миллионы дружно:
«Да здравствует бессмертный наш Ильич».

Я. Семенов.
Охт.Порох. Завод.

11

ЗВОНЧЕ БЕЙ ПО ЖЕЛЕЗУ.

Эй, пролетарий, вскормленный голодом,
Чей порыв черной бурей вспенен,
Звонче бей по железу молотом —
Умер товарищ Ленин.

Эй, буденовец, четкой ковкой
Поднимай в небеса клич,
Крепче слейся с винтовкой —
Умер Ильич.

Эй, товарищи, что плачут люди —
Слезы катятся, точно дождь?
Крепче сплотите стальные груди —
Умер любимый вождь!

Е. Базаров.
Зав. «Кр Треугольник»

12.

ВЕЧНЫЙ.

Мертв наш любимый Ленин,
Вождь мировых коммун,
Мудрый, великий гений,
Первый в мире трибун.

Пусть с каждым днем свирепеет
Яростный бич палача, —
— Мир побеждают идеи,
Сердце и мозг Ильича!

Мертв наш любимый Ленин.
Гроб опускаем, скорбя...
Вечен бессмертный гений,
Нам завещавший себя!

Рабочий Я. Кубанский.

13

Спи, наш Ленин,
Спи спокойно,
Баюшки - баю.
Если сердце беспокойно,
Хочешь — песнь тебе спою.
Ты боролся за свободу,
За рабочий класс,
Счастья ты желал народу,
А теперь ушел от вас!..
Любить я Ленина
До тех пор буду,
Пока час смерти не придет.
Только тогда его забуду,
Когда земля меня к себе возьмет.

Ефимова Наталья.
Уч-ца Путиловской шкоды, класс III-6.

14.

ГУДИТ... ГУДИТ... ГУДИТ.

Семья рабочих силы небывалой:
Единый мозг, а мысли звон стальной.
И бесконечной лентой алой
Мы обовьем великий пир земной.
А ты, Ильич, любовью озаренный,
Укажешь путь, где равенство царит.
Не умер ты. Чу... Голос твой стозвонный
Гудит... Гудит... Гудит...
«Вставай проклятьем заклейменный».

Эдуард Андрин.
Рабкор Северной Суд. Верфи.

15

ЛЕНИН ВЕЛИКИЙ.

Подернулась трауром красная радость.
В сердцах трударей огневая печаль.
Завод-богатырь за железной оградой
Всю скорбь свою вылил в звенящую сталь...
Великое сердце сгорело в бореньи
И жарко зажглось в коллективной груди
И Ленинский путь к лучезарной вселенной
Железным цветеньем горит впереди.
Печальные, в траурных черных извивах,
Алеют ряды наклоненных знамен,..
Но Ленин Великий ведет коллективы
На бархат багряный грядущих времен.
Да здравствует Ленин!.. Пусть красные клики
Промчатся над блеском январских снегов,
Наш Ленин бессмертный, наш Ленин Великий,
Разбивший оковы кабальных веков!
Надуются мышцы от дружной работы,
Натянется жил молодых тетива...
Вперед же, железные дети заводов,
Меж огненных домн, засучив рукава!..

Рабочий Николай Кубанский.

16.

Корабль летит
По морям времени
Твердо,
Держась выбранного пути,
Бья по темени
Капиталистическую морду —
Буржуазного строя свору.
Берегитесь, мистеры Форды,
Ваш конец скоро.
Наш корабль летит,
Как комета,
Все освещая
И
Зажигая
На своем пути.
Наш корабль — это
Власть Советов.
Скоро корабль
Пройдет по всей земле.
Наши моря — семь лет.
В этом году случилась авария —
Умер Ленин.
Дрогнуло сердце пролетария...
Сгустились тени...
Сердце мучительно сжало
Железными тисками...
Но напрасны старания буржуазии —
Мы не рабы.
Корабль победил стихию.
Пролетарий выдержал удар судьбы.
Напрасно буржуйские рожи пенятся:
Пролетария не возьмешь жутью —
Мы ленинцы.
Мы двинемся с открытою грудью
Налакированные капиталистические морды
Берегитесь, мистеры Форды...
Вам слишком плохо будет на земле —
Мы вас отправим в божественную вечность.
Наше начало семь лет,
Наше продолжение — бесконечность.

Юнкор Кол. Р. Л. К С. М. и ШУС'а 213 ш.

17

К XIII СЪЕЗДУ Р.К.П.

Ленин умер. Да здравствует Ленин
В мыслях трудящихся масс!
Заветам его пролетариат не изменит.
Привет ХIII Съезду: в добрый час!
Эй, батальоны мозолистых рук,
Не время хныкать и горевать,
Теснее сплотитесь в круг:
Дело Ленина будем кончать!
Пусть не торжествует алчный вампир —
Мы коллективными силами,
Железной когортой обновим мир,
Покончим с кровавым насильем!
Грохочите громче тяжелые молоты,
Стучите в такт миллионам сердец —
Мы Ленинским воротом
Свернем на скорый конец.
Капитал свой последний кутит карнавал.
Трепещите фашисты и убийцы из-за угла.
Не вам удержать 9-ый вал
И взрывы пролетарского тигла.
Смерть буржуазной тлени,
Долой мировой паразитизм,
Нашим знаменем будет Ленин,
Наша программа ленинизм !

Рабочий И. Тыванюк.

18.

ДОРОГОМУ ВОЖДЮ.

Мы шли все за гробом,
Толпа за толпой.
Знамена несли впереди.
Прощай, наш Учитель,
Расстались с тобой,
Но будем мы помнить заветы твои.
Ты дал нам свободу, облегчил наш труд,
Дал детям науку и правильный путь,
Великий ты гений и в мире творец,
Природой рожденный, народу отец.
Ты тешил Россию, как милую дочь,
Оставил нам с нею народную мощь.
Мы с плачем, с рыданьем знамена склонили,
Поникнули все головой
И тихо в могилу твой гроб опустили,
Ты в гробе лежал, как живой.
Покойся, товарищ, покойся наш Ленин.
Мы чтить будем память твою без конца...
Хорош и Зиновьев хорош и Калинин,
Но нет и не будет другого отца.

Иваново-Вознесенск
Работница Кочеткова.
Журнал «Работница» № 6 (18) Стр. 6. Март 1924 г.

 

III

ПО ДОРОГЕ ИЛЬИЧА

1.

БЕЗ РАЗВЕТВЛЕНИЙ.

Дни льются вешнею водой,
Несутся быстро вдаль.
В когорте сильной, трудовой
Пластами льется сталь...

Стальной отчеканивай шаг —
Сила новых побед.
Крепче держи Ленинский стяг —
Ленина уже нет...

Не много пролетело дней,
Как умер наш Ильич...
Синеблузый питомец, эй!
Слышишь знакомый клич:

«Ты стой непоколебимо
И без разветвлений!..»
Стальная лава выбила
Из вулкана — Ленин...

Над земной огненной осью
Вот краснеет восход —
Крепче молот и колосья
Сомкнулись в ЭТОТ год!..

Моряк Ив, Галкин.

2

ХРАНИ ЗАВЕТЫ ИЛЬИЧА.

Рабкор, ты Революцией рожден,
Родился ты в борьбе, в закале,
Трудом тяжелым изнурен,
Взят от станка, от стали.

Борьбу тяжелую ведешь,
Держась Октябрьских заветов,
Ты к коммунизму приведешь
Страну труда, страну советов.

Рабкор, пером и молотом стуча,
Храни заветы Ильича!
Перо мозолистой рукой
Ты на разруху направляешь,
В газете острою статьей
Нарывы НЭП`а нам вскрываешь.
Через печать ты знать даешь
О недостатках производства,
Ты тесно с массою живешь:
В том твой залог и превосходство.
Рабкор, пером владеешь ты не зря —-
Храни заветы Октября!

Рабкор В. Наваев.

3.

РАБКЛУБ.

Заплясали стуком звонким
По деревьям топоры,
Отдирая пласты тонкие
Густо-смоленной коры.

Шире, шире, выше, выше
Вырастает новый сруб,
Раз мигнешь — под новой крышей
Будет вывеска «Рабклуб».

Ах, какое будет время!
Вспомнят Ильича не раз,
Как бросал идеи семя
В гущу пролетарских масс.

Алексеев, Л. П. ст. Окуловка, Окт. ж. д.

4.

В КЛУБЕ.

Просторен и уютен зал,
Зеленой елкою одетый.
Из рам, прищуривши глаза,
Косятся серые портреты.
Трудненько изучать азы
Коль полуграмотны, — еще бы.
Потеет Ленинский призыв
За непривычною учебой.
Хоть трудно, все же в сердце лени
Себе местечко не найти:
Недаром заповедал Ленин
Итти по своему пути.
В читальне книг — не много; горе,
Да сразу все не заведешь,
В «безбожном уголке» гуторит
Со стариками молодежь.
Придет Завклуб: «Ну, тише споры,
А сам поспорить тоже жох.
«А ты, что здесь»? «Скажите, скороль-ль
«Начнется в зале драм-кружок?»
Когда пробьют часы одиннадцать,
Всех «гонят» до другого дня.
И часто у дверей пузырится —
Итти не хочет молодняк.
И каждый день, лишь мрак ползучий
Покроет шпили красных труб,
Сам учится и нови учит
Рабочих Пролетарский клуб,

В. Соловьев. 3-я Электростанция.

5.

ОТПУСКНИК В ДЕРЕВНЕ.

Гей, тащу с собой я сумочку,
Всякой всячины набрал,
Угощу деревню-кумушку
Книгой Маркса «Капитал».

Захватил с собой и «Ленина»,
Чтобы мыслями встряхнуть,
Не забыл портрет Калинина
В дар деревне завернуть.

Эй, вы хлопцы и девицы,
Комсомол — лихой задор,
Деды, тетки, молодицы —
Собирайтесь все во двор.

Не взыщите, будьте рады,
Кипу «Красной» к вам привез.
И приветов Ленинграда
От заводов — целый воз.

Растолкую все декреты,
Все, что можно, покажу
И на митинге при этом
Никого не пощажу.

Стенгазету, кооперацию
Всюду будем заводить
И с рабочими корпорацию
Постараемся скрепить.

Рабочий Сергей Волков
Маст. Сев.-Зап. ж. д.

6

НАОТДЫХЕ

Кончив свой пробег железный,—
Многоверстный бег лихой,—
Отдыхает безмятежно
Паровоз на запасной.
Дышит грузно и напружно,
Дым вздымая к небесам,
А кругом гогочут дружно
Путевые голоса.
Из глубокой звездной бездны
Ярко блещет месяц рог.
Машинист про свой уездный
Вспоминает городок.
Ленты улиц. Дом в пять окон.
Дверь с пронзительным звонком.
Из трубы курчавый локон
К липам тянется тайком...
Вот жена. А вот — детишки,
Бравых четверо ребят,
За столом читают книжки,
Взоры радостно горят...
Вековая тьма разбита,
Знают, помнят вчетвером
Школы дверь для них открыта
Мудрым, славным Ильичом...
Кончив свой пробег железный,—
Многоверстный бег лихой,—
Отдыхает безмятежно паровоз на запасной...

Рабочий Н. Кубанский.

7

Я РАБОЧИЙ, ТЫКРЕСТЬЯНИН.

Я рабочий, ты крестьянин —
Не хотим мы вместе старь;
Если хочешь жить, как барин —
Размахнись да приударь.

Строить будем мы богатства,
Не на барина, как встарь:
Для советского хозяйства
Размахнись, брат, приударь.

Что же, друг ты мой, ленишься,
Для тебя кую ведь сталь,
Молотка, что ли боишься,
Встань поближе, приударь.

Что-б хозяйство становилось
Выше прежнего, чем встарь,
Что-б Европа удивилась, —
Размахнись, брат, приударь.

Приударь, братишка, крепче,
Что-б слетела вся нагарь.
Так в работе будет легче,
Размахнись, брат, приударь.

Приударь так, что-б станок
Вверх поднялся, не стуча,
Вот и будет наш венок
На могилу Ильича.

Рабочий Ксенофонтов.

8

СОБРАНИЕ.

«Товарищи, победа близка
На фронте разрухи, нужды!»
Несутся с трибуны слова,
Волнуя сердца и умы.
Докладчик сменяет докладчика.
Народом наполнен огромный зал...
«Все трудящиеся должны быть пайщиками
Кооперации» - Так Ленин сказал...
Слушают молча; внимательно, жадно
Ловят слова, обрывки слов:
«Раз Ильич сказал, так надо,
Он ведь зря не говорил»...
Резолюция: «Всем коллективно
В кооперацию вступить
И, принявшись за работу активно,
Тем самым наказ Ильича закрепить».

Г. Инге.

9.

СОБЛАЗН.

За месяц честного труда
Зарплата в боковом кармане.
Иду домой. Но вот беда —
Пивная вывескою манит.
Открыта низенькая дверь,
Бутылок звон. Веселый говор.
Сидел бы за столом теперь:
В пивной обеды варит повар.
Читаю: кабинеты есть,
Бильярды, много развлеченья.
И выпить можно и поесть.
Вот так и тянет в «заведенье».
Но вспомнил я: не стоит пить,
А пообедать лучше дома:
Мне нужно Ленина купить
Последние четыре тома!..

А. Полонский.
1-ая Техн. школа.

IV

ЛЕНИНЦЫ

1.

МЫ—ЛЕНИНЦЫ

Мы крепки, чтобы выдержать бурю,
Мы сильны, чтобы молотом бить,
Мы умрем и глаза мы зажмурим,
Мы умрем, но мы все-ж будем жить!
Наши груди из Ленинской стали,
Мозг наш — вечно живой Ленинизм,
Были мы авангардом и остались,
На знаменах себе начертали:
«Ленин» — бессмертный девиз!
Пусть все трауром черным оденется,
Пусть вселенная — не живет...
Пусть земля вместе с нами не вepтитcя
Но мы Ленинцы, Ленинцы, Ленинцы...
Никто этого от нас не возьмет!..

Л. Семенов.
Прядильно-ниточная фабрика им. Степана Халтурина.

2

Р. К. П.

Разрушив царской стали стены,
Весь ненавистный старый мир,
Растет и крепнет на вселенной
Многомогучий богатырь.
Он был рожден в заводском лязге
И креп в трудящейся толпе,
Ему дано рабочим классом
Стальное имя: Р.К.П.
Он рос и креп и цвел годами,
В сердца врагов вселяя дрожь...
И говорил его устами
Наш неизменный Ленин — вождь.
И вот за заводской оградой,
Заветом Ленинским горды,
Молотобойные отряды
Спешат в партийные ряды.
И с каждым днем растет бессменный,
Объемля весь рабочий мир,
Единственный на всей вселенной
Непобедимый богатырь.

Рабочий И. Кубанский

 

3.

МОЛОТ И КОЛОСЬЯ.

Еще недавно рабочих взводы
Съезжались в красную Столицу.
Деревни, села и заводы
Читали траура страницы...
И вихрем мчался по сугробам,
Скользя по рельсам, паровоз.
Волна народная у гроба
Крепила сердце не без слез...
И дни прошли. Великий Ленин
Живет и нас ведет к борьбе,
И сотни тысяч заявлений
Поступило в Р.К.П.
Над мировой великой осью
Краснеет Ленинский восход.
И крепче молот и колосья
Переплелися в этот год...

Моряк Ив. Галкин.

4

В. ЛЕНИН.

Унял ты бойню мировую
И с окровавленных полей
Вернул к сохе, в семью родную
Ее кормильцев - сыновей.

Призыв твой к знанию, да к свету
Деревню пробудил от сна,
И, взяв из рук твоих газету,
Душой воспрянула она.

В годину бед, в проклятый голод,
Ты ей поля обсеменил.
На страх врагам ты серп да молот
В союзе дружеском скрестил

Ты указал всему народу,
Кто друг его, а кто — злодей,
И на себя ты взял заботу
Борцами сделать за свободу
Вновь подростающих детей
И вот обещанной свободы
Настала славная пора...
Дымятся фабрики, заводы...
Ряды смыкает детвора.
Горят отвагою глазенки
Военный строй им — нипочем.
Сжимают детские ручонки
Знамена с милым Ильичом.

А. Р. Маслеников.

5

Дни осенние печальны
И заметишь и сочтешь.
За околицей в читальне
Вечерами молодежь.
Тут и говор не в разгаре
И детишки не шалят:
И картинки и букварик
Их ручонки шевелят.
Умирает все седое
В смене солнечных внучат...
Здравствуй племя молодое
Юных внуков Ильича.

А. Галуб.
Полубратово, Тверской губ.

6.

ПИОНЕРЫ.

Вани, Коли, Мани, Веры
Мерно, спокойно идут - поглядите.
Дайте дорогу. Прочь отойдите.
Это идут пионеры!

Твердо ступают их детские ноги,
Бури и вихри им нипочем.
Они идут по гладкой дороге,
Проложенной Ильичом!

На бой с буржуями идут воители,
Как один, идут плечом к плечу.
Это будущей жизни строители,
Это памятник Ильичу!

Это смена идет усталым.
Они сменят уставших в строю.
Они идут на бой с капиталом
И победят в бою!

Пока их немного, но великое в малом
Они идут неуклонно вперед.
Они идут с Интернационалом
И скоро весь мир за ними пойдет!

Ученик С. Натансон.

 

7.

КОМСОМОЛЬЦЫ.

Кто из них по ленинским вехам,
Бросив пушек мятежный вой,
На рабфаках в книгу со смехом
Не ушел с головой.

«Разгрызем, прогрызем и проглотим
Всю науку — не стать привыкать.
И винтовкой и знанием отплотит
Капиталу веселая рать!»-

Только раз эта рать молодая
Слезы видела у себя в очах,
Когда весть пронеслась роковая,
Что не стало вождя Ильича.

Сдавило сталью молодую грудь,
Затуманилась даль во взоре...
Разве можно сразу спихнуть
С плеч насевшее, тяжкое горе.

Разве шею не согнут
Тяжесть потерь и боли —
И на пять недолгих минут
Согнулось Комсомолье.

Только раз Комсомол со слезами
Реквием в своем сердце пропел.
Не затих, не застыл и не замер
Под крылом огневой РКП.

Нет. Не дрожали трусливо колени,
Не плескали мускулы лица,
Только слово одно «Ленин»
Выжгло горе в горячих сердцах.

А теперь также весел и звучен
С РКП свое сердце сплел,
Все такой же прямой и могучий
Славный Ленинский Комсомол.

Рабочий Е. Базаров.

8.

Перед комсомолом новые задачи
И должен он их честно исполнять:
Читать побольше Ильича в печати
И дисциплину поднимать.

Растеряев.
Стенгаз Р. Л. К. С. М. Фабр. им.Зиновьева.

9.

Ведь мы молодежь,
Будущее страны,
Заветы Ленина
Помнить должны!
Слова же его
Были до гроба:
Учеба, учеба, учеба!..

Учен. Новоженцева.

10.

ДЕРЕВЕНСКАЯ КОМЪЯЧЕЙКА.

(Собрание).

Косогор. Луга. Дорога.
Избы. Ломаный плетень.
Сад, заспавшийся немного,
Прикорнувший к окнам день.

Двери. Эх, поди, успей-ка.
Промелькнуло все кругом,
Надпись скорая «ячейка»
Рваным треплется листком.

А в ячейке дым столбами
С шумом, гамом в стены врос;
Лижет лица, будто пламя,
За вопросами вопрос.

Всеобуч. Инсценировка.
Школа. Ленинский кружок.
Всюду красная сноровка,
Мысли творческой прыжок.

Вани, Пети, Оли, Мани...
Председатель сжат кольцом.
— товарищи, вниманье,
Шеф прислал нам письмецо».

И читают и чеканят,
Словно звонким молотком.
Тверже силы эти станут
Над полученным листком.

«Крепче, Ленинское знамя
Шлем вам партию газет.
Ждите. Скоро будем сами.
А пока — стальной привет!»..

Ев.Сменов.
Невель 7-ой Госзавод с.-х. орудий.

11.

Твердо верю я в светлое счастье труда,
Моя вера сильна, горяча.
Кто родился теперь, в том живет и горит
Капля крови вождя — Ильича.

Раб. Н. Кулаков.

12.

«ОКТЯБРИНЫ».

Никогда не грустно комсомольцам —
Смех их — радуги полоса
В коридорах сизые кольца
Перевили звонкие голоса.
В длинном зале — за рядом ряд —
Колыханье платка и кепки;
А над дверью большой плакат:
«Крепкость советской репки».
Сочным словом весь вечер вспенен,
И, улыбку послав с лица,
Одобрительно смотрит Ленин
На ребенка и на отца...
Поздравлял ребенка Бухарин —
«Азбукой» на столе
И мальчику был подарен
Комсомольский членский билет.
А потом, через зал шумный,
Короткий и деловой спич:
«Он будет такой же умный,
Как Владимир Ильич!»

Ив. Галкин.

13.

НОВОБРАНЦЫ ЛЕНИНСКОГО ПРИЗЫВА.

(Картины)

I

Маленькая Дунятка — капризная,
Не ревела, что нече жрать...
О великом ленинском призыве
Ей внушала ткачиха — мать.
«Вьюга, Дунятка, вьюга
Бушевала два дня кругом,
Как бы оплакивая друга
В рыданьи том
А потом — надорвалась глотка
Рев сдержала стальной рукой,
В городе, селе, околотке
Горе велико...
Вьюга не плакала боле.
В землю вцепился мороз.
Не морозом, какою-то болью
Сердце пронзало насквозь...»
Сердце Дунятки вспенено.
В сердце печальная рама.
Часто приставала: «Мама,
Расскажи о Великом Ленине»...

II

Пять минут...
Триста секундных биений...
Радио бросил волну:
Умер Ленин...
Пять минут...
Все рычаги застыли...
Голову мир нагнул —
Ильича хоронили.
Пять минут...
Ленинские заводы кричали.
Ну хотя-б на секунду одну
Увидал Ильича я!..

III

Вышел Игнатий в сени —
Пусто... Кряхтит от мороза сарай.
Скучно Игнату - Ленин
Ушел со двора…
Запрягал на морозе пегую,
Вспомнил, как старую жизнь влача,
На простой деревенской телеге
Из Симбирска привез Ильича.

Рабочий Н. Семенов.

14.

В МАСТЕРСКОЙ.

Плеск ремней, да хруст чугунный
И пилы протяжный вой
«Да, теперь нам будет трудно» —
Говорит кузнец седой.
«Жил Ильич — не страшно было:
Далеко он видеть мог;
Все его душой любили,
Но Ильич навеки смолк»...
Он смахнул слезу с ресницы
И ударил молотком.
«С Ильичом хочу я слиться —
Быть хочу большевиком».
И на утро в коллективе
Заполнял анкетный лист.
«Потружусь на красной ниве» —
Шепчет новый коммунист.

Рабочий Я.Тихомиров.

15.

«КРАСНАЯ ТОКАРИХА».

«Что? Коммунар? -расстрелять».
Трах, упал; возле — кровавая лужа.
Убили белые ее мужа.
Их осталось пять:
Трое детей, мать-старушка,
Сама она. Жизнь тяжка.
Голод — дуранда, осьмушка.
Ослабла совсем рука.
Сапоги каши просят.
Холодно - озноб берет.
Но покорно ящики носит
В мастерские с подвод.
Белые наступают,
Многих рабочих взяла война,
Рабочих рук не хватает —
К станку встала она.
С перебоем идет стружка, —
Непослушен станок.
Дома-ж больная старушка,
Плачет младший сынок,
Белых угнали далеко.
Вновь возродился завод.
Она теперь стала — токарь,
Дружно с станком живет.
И поет ей станок громко
Про ее внезапный порыв.
И какая в ней была ломка
В Ленинский призыв.
И поет он ей радостно звонко
Про ее Ленинский дух
И про сына ее фабзайчонка
И еще пионеров двух.
И идет ровно тонкая стружка, —
Плавно ходит станок, не стуча.
Дома-ж мать суетится старушка,
Украшая бюст Ильича.

Вл. Иванов.
Пороховые. Завод имени Авсеева.

16.

Я еще темная работница,
У станка ткачиха лет 25,
Но делегатка я — и должна заботиться
И работницам все разъяснять
И сама-то я еще совсем малограмотна,
Нешто в старое время учиться давали нам.
Хожу в школу ликвидации неграмотности
И читаю газету сама по складам.
А пройду я школу,
Да испытаю на работе себя,
Тогда вступлю в партию
В партию Владимира Ильича.

Делегатка ф-ки «Красная Роза».

 


 

ЛОЗУНГИ

1

Эй, батальоны мозолистых рук,
Не время хныкать и горевать,
Теснее сплотитесь в круг—
Дело Ленина будем кончать.

Рабочий Н. Тыванюк.

2.

Смерть буржуазной тлели,
Долой мировой паразитизм,
Нашим знаменем будет Ленин,
Наша программа — Ленинизм,

Рабочий Я. Тяванюк.

3.

Вперед. Мы вестники рассвета.
Дробите старый мир с плеча.
Исполним Красные Заветы
Вождя, родного Ильича.

Михаил Конкин.

4.

И Ленинизма мысль стальная
Фаланги братские скрепит.

Рабочий Николай Тыванюк.

5.

Память поколений дорогому Вождю РКП - Владимиру Ильичу. Тобой заложенный фундамент прочен и нет такой силы, которая сдвинула бы его.

Слесарь П. И. Чернов.

6.

Ленин умер, но оставил верных своей идее бойцов за дело рабочего класса в лице РКП и передовых рабочих и крестьян.

Инв. Красной Армии Бреннер.

7.

Вековая тьма разбита,
Школы дверь для всех открыта
Мудрым Ильичем.

П. Кубанский.

8.

Под красным знаменем Ленинизма
Сплотим тесней свои ряды.

Ф. Залетный.

9.

И вечно будет Ленин жить
В сердцах у юных коммунаров.

В. Петрова.
Ученица 52-й Сов. школы IV—2 K.

10.

Ильич не умер. Он не умрет в пролетарской семье никогда. Во имя его сплотимся вокруг коммунистической партии.

Писчебумажная фабрика им. Зиновьева.

11.

Пусть же наш авангард коммунистическая партия будет такой же стальной и единой, как воля и дела нашего дорогого Ильича.

Завод Оптическою стекла.

12.

Твоя смерть не подломит наших сил, мы еще выше поднимем Красное Знамя и объединимся вокруг III Коминтерна в одну пролетарскую семью.

Завод Салолин.

13.

Мы, как никогда обращаем свои мысли, свой ум на проводника Ленинизма РКП(б), с которой мы, как один, пойдем единым, твердым шагом по пути, намеченному нашим вождем т. Лениным. Пусть это знают прихвостни капитала.

Почтамт.

14.

Не из-за тепленьких местечек, не из-за других выгод должны мы итти в партию, а для того, чтобы массовым, коллективным умом заменить хотя бы отчасти великий ум Ильича и тем бесповоротно закончить проведение в нашу новую трудовую жизнь всех заветов, всех желаний тов. Ленина.

Умер тов. Ленин, живет его учение. Да здравствует РКП, хранительница этого учения.

Фабрика Красный Парус».

15.

Ты умер, но живы твои идеи, твои заветы. Они будут жить в нас взлелеянные твоей мятежной и чуткой душой.

Рабочий Зав. «Большевик» П. Губенко.

16.

Да здравствует Ленинское Р. К. П.
И лозунг «всегда готовы».

Я. Семенов.

17.

Нет. Не дрожали трусливо колени,
Не плескали мускулы лица,
Только слово одно «Ленин»
Выжгло горе в горячих сердцах.

Рабкор Е. Базаров.

18.

Мы идем к заветной цели
По дороге Ильича.

Крестьянин С. Шафранский.

19.

История веков не знала исполина
Подобного тебе, наш дорогой Ильич.
Ты в бой водил отцов, готовя в смену сына;
Оков ты не терпел. «Прочь рабство» был твой клич.

Рабочий Анин (Дмитриев).

20.

Мы клянемся, вождь, учитель,
Быть всегда — «вперед».
Комсомол не знает страха:
Жизнь ли, смерть — «вперед».

3. Егорова.

21.

Ты — вождь вождей,
Порвавший в мире гнет цепей.

Рабочий Анин (Дмитриев).

22.

Умирает все седое
В смене солнечных внучат...
Здравствуй, племя молодое
Юных внуков Ильича.

А. Галуб.

23.

Мир побеждают идеи,
Сердце и мозг Ильича.

Рабочий Н. Кубанский.

24.

Хотя почил наш Кормчий — Ленин,
Стоявший шесть лет у руля,
Но план остался неизменен
И курс все тот же корабля.

Агарев.

25.

Школы дверь для всех открыта
Мудрым, славным Ильичом.

Н. Кубанский.

26.

Крепче держи Ленинский стяг —
Ленина уже нет.

Ив. Галкин.

27.

Над мировой великой осью
Краснеет Ленинский восход —
И крепче молот и колосья
Переплелися в этот год.

Ив. Галкин.

28.

Ленин живет в сердце каждого честного рабочего. Ленин живет в сердце каждого крестьянина-бедняка. Ленин живет среди миллионов угнетенных всего мира.

29.

Пророк грядущих поколений,
Впитаем в кровь мы твой размах.
Звук имени «Владимир Ленин!
Нам будет светочем в веках.

30.

В каждом вздохе завода, в каждом ударе сердца рабочего жив и никогда не умрет Ильич.

Ц.К.Р.К.П.

31.

Партия наша пойдет железным шагом вперед, потому что она Ленинская партия, потому, что она воспитана, закалена в боях, потому что в руках ее то завещание, которое оставил товарищ Ленин.

Ц.К.Р.К.П.

32.

Ильич умер, будем же, как зеницу ока, беречь его детище — Союз Рабочих и Крестьян.

33.

Под знаменем Ленинизма завершим строительство социалистического хозяйства.

34.

Гений Ленина, его революционная стратегия и тактика приведут нас к торжеству мирового коммунизма.

35.

Сердце вождя перестало биться, но бьется и будет биться сердце советского Союза сердце трудового человечества.

36.

Слова Ленина — закон для молодежи,

37.

Ильич умер — у молодежи один вывод: в ряды РКП.

38.

Союз рабочих и крестьян - залог победы.

39.

Молодежь — надежнейший проводник Ленинской смычки.

40.

«Комсомолец во всякой работе первый». Помни, молодежь, слова великого вождя.

41.

«Россия станет могучей и обильной, если отбросит прочь всякое уныние и всякую фразу, если, стиснув зубы, соберет все свои силы, если напряжет каждый свой нерв, натянет каждый мускул, если поймет, что спасение возможно только на том пути Международной Революции, на который мы вступили».

Н. Ленин.

42.

Начатое Лениным раскрепощение трудящейся женщины доведем до конца.

43.

Работницы и крестьянки, выполним заветы Ильича.
Вперед по пути к знанию, строительству новой жизни.

44.

Если мы хотим, чтобы наши дети были ленинцами — мы должны помогать строить школы, детские дома, очаги, ясли. Мы должны содействовать проведению идеи социального воспитания.

 

 


 

БИБЛИОГРАФИЯ СТИХОТВОРЕНИЙ И МУЗЫКАЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ПАМЯТИ В. И. ЛЕНИНА

Помещаемая ниже библиография стихотворении и музыкальных произведений памяти В. И. Ленина, не претендует на исчерпывающую полноту и составлена исключительно в целях практического использования ее в клубе при проведении вечера посвященного Ильичу. Поэтому в нее вошли только стихотворения, находящиеся в тех сборниках, наличность которых с большей или меньшей уверенностью можно предполагать в каждом клубе

 

ТАБЛИЦА

УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ СБОРНИКОВ, СОДЕРЖАЩИХ СТИХОТВОРЕНИЯ ПАМЯТИ В. И. ЛЕНИНА.

 №

Название сборников

Условные обозначения сборников

1

Он жив. Изд. Кубуч. Ленинград 1924 г.

 I.

2

Вечер памяти Ленина. Заккнига. Тифлис 1924 г.

II.

3

Ленин. Сборник под редакцией Д. Шафранского. Тамбов 1924 г. 

III.

4

В. И. Ленину. Институт живого слова. Ленинград 1924 г.

  IV.

5

Великий учитель. Ленинская хрестоматия. Составлена 3. И. Лилиной 

V.

6

Памяти великого вождя. Литературное творчество учащихся Харьковской трудовой школы им. В. И. Ленина. Харьков 1924 г.

VI.

7

Памяти Ленина. Изд. «Прибой» Ростов н/Д. 1924 г. 

VII.

8

Октябрь в Клубах. Сборник материалов  под ред. М. Лисовского. 1924 г 

VIII.

9

Единственный, неповторяемый. Сборник памяти Ленина под ред. Н. Райвид и В. Касперского. 1924 г. .

IX.

10

Ленина нет. Изд. «Современные проблемы» 1924 г. 

Х

11

Наши очередные задачи и заветы Ленина. Вечер Ленина в Клубе. Сборник 1. «Красная Новь» 1924 г.

XI.

12

Памяти Ленина. Сборник материалов для рабочего клуба. Ленинград 1924 г. 

XII.

13

Вечер памяти В. И. Ленина в рабочем Клубе. Изд. М.Г.С.П.С. Сборник материалов. М. 1924 г 

XIII.

14

Ленин. Составили В. Крайний и М. Беспалов. Харьков 1924 г 

XIV.

15

Памяти Ленина. Изд. В.В.Р.С. Составил И. М. Субацкий. Под редакцией Вяч. Полонского. М. 1924 г. 

XV.

16

К живому Ильичу. М.А.П.П. Изд. «Красная Новь» 1924 г 

XVI.

 

УКАЗАТЕЛЬ СТИХОТВОРЕНИЙ.

 Фамилия автора

Название стихотворения

Условное обозначение сборников

1

Агнивнев А

Песня о гении

I

2

Алекторова, З.

На верном коне полтораста лет.

IV

Ашукин, Н. . .

Вечерняя в небе звезда

XJ. XIII

4

Базаров, Н. . .

Звонче бей по железу.

I. XII.

 

Удвойте аванпосты

1 XII

5

Безыменский А.

Боевая Ленинская {«Труд труби»).

XIII. XVI.

 

Ленин день.

I

 

Тов. Ленин («Он нам важен не как личность»).

XIV. XV.

 

Партбилет («Весь мир граба стают»)

XVI

6

Близкий, С . . .

«Привет тебе наш вождь и  гений!»

XI

7

Бороздин, Георг

Траурный вечер

VII

8

Брелин, И. .

Оделись в траур радиомачты.

IV

9

Брюсов, В .

После смерти Ленина

I. III. X. XII. XIII

 

Эра («Кто был он»)

I. X. XIII

10

Бутягина, В

В. И. Ленину («Склоним знамена»)

I. V. X-XIII

11

Быстров, Мих.

Памяти В. И. Ленина («Тридцать лет на посту»)

II. XII

12

Васильева

На смерть вождя

V.

13

Вертуховский, М.

«Тебе, великий вождь...»

IV.

14

Виноградов А

Жизнь замерла

V

15

Воинов В

Бюллетень

1. XII

 

Его заветы

XII.

16

Волженин, Р.

Нет, — он не умер

V. XII.

17

Волков, В

Он знамя правды поднял  смело

IV.

18

Галиат, Рустам.

Я давно не умею молиться

IV.

19

Герасимов, М.

Его памяти («Угас,..»)

III. VIII. X—XIII

 

Траур

I

20

Гейхбарг, А

На смерть его («Тяжесть вселенной на нас навалилась»)

III. V. X.

21

Городецкий, С.

Письмо в деревню

III.

22

Демьян Бедный

Истинный привет

II. XIV.

23

Дорогойченко А.

Бессмертному

XII.

24

Дорофеев, Ад.

Тверже шаг

I. XII.

25

Дымный, И.

Он во мне

V.

26

Ершова, В.

Памяти Ленина .

VI.

2

Е. П

«Нет, он не умер, он живет»

V.

28

Жаров, А

На смерть Ленина («Не кипучий смерч землетрясений»)

XI XIII XVI

29

Заблудовский, Р.

Нет не умер

V.

30

Захаров-Менскии, Н.

Памяти Ленина («Нет теперь ничего не скажешь»)

XI. XIII.

31

Золотницкий, Д.

Мы пойдем похоронным шагом

IV

 

»

Вечером кричал черный снег.

IV.

32

Иванов, Вл.

Как и всегда далече.

IV.

33

Ивнев, Рюрик

У гроба («Я вижу тысячи

I—III. X—XIII

34

Ильина Вера.

Ильичу («Наш зоркий вождь»)

I. III. X. XII.

35

Ильина-Сеферянц, А

21 января 1924 г. («Дорогое мужичье лицо»)

XI. XIII.

36

Инбер, Вера

Пять ночей и дней

II III X-XIII.

37

Иркутов, Андрей

На смерть Ильича («Пионеры, Ленина нет)

VIII. XI хш.

38

Казин, В

Ленин («В чем сердце не биенье…»)

I. XI. XIII—XV.

39

Каменский, Вас.

Когда умирает вождь

I. X. XII.

 

»

Ленин — наше бессмертие

I.II.V. VIII.X—ХIII

40

Кефала, М. ...

И мы крикнем миру ....

IV.

41

Кириллов, В

Траурный марш («Песен моих кумачевое пламя»)

I. XII.

42

Клюев Н.

Ленин («Есть в Ленине Керженский дух»)

XIV.

43

Князев, В.

Капля крови Ильича («Умерла возможность встречи»)

II. V.

 

»

Ленинские всходы.

V.

44

Ковалевский Вяч.

Это не смерть .

I.

45

Козлова, М.

Дрогнули скулы суровых лиц.

IV. VI.

46

Козлов и Мазлах

 

VI.

47

Корев, С.

Из «Реквиема» (5 отрывков).

XI.

48

Корецкий, Ю.

 

VI.

49

Коростылев, Н. А

Варшавянка («Скончался учитель»)

Н. XI.

50

Коршунова, М.

Резкий холод . .

XIII.

51

Крепе, В

Ты не спаситель, не мессия.

IV.

52

Кубанский, В.

Вечный

IV.

 

Ленин Великий

1. XII.

53

Кузнецов, П.

Умер но жив.

I. XII.

54

Лебедев

Прощание .

IX.

55

Лесная

Ровно в 4 . . .

и.

56

Лифшиц.

Ленина нет

I. XII.

57

М. А П. П

»

Бабка

VI.

 

Боевая Ленинская

XVI.

 

 

II. XI. XVI.

 

В избе

IX. XVI.

 

Дети

IX. XVI.

 

Его я не слышал ни разу.

XVI.

 

 

XVI.

 

Зачем стихом, зачем же ритм

XVI.

 

 

XVI.

 

 

ХШ.

 

 

XVI.

 

М. А: П. П. .

 

 

Ленин

XVI.

 

Марш Ильича

XVI.

 

Мы помним

XVI.

 

На смерть Ленина

XVI.

 

Не стало Ленина

XVI.

 

Нет, не стон

XVI.

 

Ночь 23 января

XVI.

 

Об Ильиче

XVI.

 

Партбилет № 224332

XVI.

 

Песня скорби

XVI.

 

Реквием

XVI.

 

Смотр

XVI.

 

У гроба

XVI.

 

 

Худые улицы

XVI.

 

Я вошел в коморку

XVI.

58

Мазлах, Шура

22 января 1924 г

VI

 

»

Памяти Ильича

VI

59

Майская, Т. .

27 января (“Это было ровно в 4»)

II. III. X.

 

У гроба («Он жив»)

X.

60

Маяковский, В.

Бюллетень

I. II. ХШ. XIV. IV

61

 Мелковская, Л.

Наши плачи — громкие выстрелы

IV

62

Минин, С

Над могилой («Ты жертвою пал»)

V. Х. XIII

63

Михайлов, А.

Грянули пушки

IV

64

 Михайлов, С.

Дал перебой пульс

IV

65

Некрасова, Л.

Гудки смерти

VI

»

У гроба В. И. Ленина

VI

 

66

Нилли, Н.

В. И Ленин (“Глазами сыплет смешок»)

I. XI-ХIII.

67

 Обрадович, С.

Вождь («Гром гробовой»)

I.

 

Мавзолей

I.

68

Ожиганов Н.

На смерть Ленина

VI.

69

Орешин, П

 Закат («Земля родная»)

I. III. XII.

 

Через сто лет

II.

70

Орлова,

 Комсомолу

VII.

71 

Д. Павлов, Вл.

Венок («Мы сегодня его несем»)

I.

 

 Эта весть («День январский»).

XI. XIII.

 

21 января

I. П.

72

Петровский, Д.

На смерть Ленина («Ты только ночь лежишь»)

X.

 

 

Последнее свиданье.

XV.

 

 

Не верим

I. X. XI. XIII.

73

 Полетаев Н

Портретов Ленина не нужно.

1. II. XI. XIII. XIV

74

 

Мысли о грядущем

XIV.

75

Полищук, В.

22 января 1924 г VI.

 

76

Попова, Н.

  На смерть Владимира Ильича.

VI.

77

Попова, М.

 «День и ночь и вечер»

 IV.

78

Похоронный марш.

«Ты жертвою пал» (Слова коллектива лит. кружка 2 дома Р.ВС.Р.)

XI. Х111.

79

«Ты умер»

II. XI-XIII.

 

80

 Приходченко, В.

На смерть Ленина («Сердце, сердце!»)

III.

 

 

На смерть Ильича

VI.

81

 Рабсман Т Если день смерти

I.XI-XIII.XVI .

 

82

 

На смерть Ильича

VI

83

 Розина М

Траурный марш («Хороним»).

III. XIII,

84

Рукавишников Ив.

За гробом Ильича III X—XIII.

 

85 

Санников Е.

Смерть вождя.

III X—XIII.

86

Светлов, М.

Утром («Ранним утром»)

XIV.

87

Сергеева, Л

Великий вождь

  V.

88

Соколов, К.

Зимний ветер по снегам гор

IV

89

Соловьев, Б

 Колыбельная (Песня крестьян)

V.

90

Сотник.

 Прощальный салют {"Эй, дома, на колени!»)

I. П, XII. XIII.

91

Стальский, Л.

 До конца , на посту умереть.

VII.

92

Сухотин, Пав.

Ему («Завершается век»)

 III. XI. XIII.

93

Тихонов, Н. 

Сами

IX. XI. XIII— XV

94

Ткачев Рух

На смерть Ленина

VI.

95

Третьяков, 0.

Мы помним («Цехи, конторы, трюмы свел один паралич»)

 I П. X — XVI.

96

Трифонова З. 

Ильичу 

VI.

97

Ульянова, Т.

«Тебя не забудут ни дети ни внуки»

V.

98

Федорова, Е.

 На смерть любимого вождя

V.

99

Федоров, В.

Двадцать первое января.

I. III. XII.

100

Флит, А

 Пять минут 

I.

101

Филипченко Ив

Ленин работницам

I.

102

Хохлов, А.

К чему заглавия («Стынут века на страже»)

XI XIII

103

Четвериков, Дм

Впереди

 I. XII.

104 

Шурыга Г.

Памяти вождя

 VI.

103

Шед Володарь

Ленин

VI.

106

Шмерельсон, Г.

Волна тревоги, крови залп

IV.

107

Щуклин, Н.

 Вчера похоронен Ленин.

 VII.

 

 »

Ленину—почетному артельщику Гродненских промыслов

VII.

 

 

 «В день союзов колонны...»

VII.

 

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА СМЕРТЬ ЛЕНИНА.

 «На смерть Ленина» Изд. Музиздат, 1924 г.

 «На могиле Ленина». Муз. Зикса. Сборник «1 мая». Изд. «Красная Новь» 1924 г.

 «Боевая Ленинская». Муз. Г. Лобачева. Для смешанного хора с фортепиано. Слова А. Безыменского. Изд. Музиздат 1924 г.

 «Боевая Ленинская». Муз. Васильева-Буглая. Сборник «Красный Октябрь». Для хора с сопровождением фортепиано. Изд. Музсектор 1924 г.

 «Память погибших героев священна». Муз. Зикса. Изд. «Красная Новь», 1924 г.

 «На смерть В. И. Ленина». Муз. Н. Преображенского Траурный марш Для смешанного хора. Москва 1924 г.

 «Замучен тяжелой неволей». Арранж. д Шульгина. Изд. Музсектора Госиздат 1924 г.

«Марш Ленинского набора». Муз. Юрия Милютина, слова Владимира Масса. Изд. Музторг. МОНО, 1924 г.

«Марш Ленинского набора». Муз. М. Левина. Для 2-х гол. хора. Изд. Музсектор Москва.

«Траурная песнь». Муз. Д. Васильева-Буглая. Музсектор Госиздата 1924 г.

 «Капля крови Ильина». Муз. Хмылева, слова Князева. Изд. МУЗО» Губполитпросвета. Ленинград, 1924 г.

 «Хоровая песнь». Муз. Игоря Сокольского, слова рабочего Анина, Изд. МУЗО Губполитпросвета, вып. 13. Ленинград 1925 г.

 «Траурный марш памяти Ленина» для фортепиано. Муз. Л. П. Штейнберг. Гос. Изд. Украины.

«Ленину» прощальный напев. Муз. Самуила Покрасса. Слова В.Т. Агатова. Изд. Музторг. М. О. Н. О. 1924 г.

«Похоронный марш», о В эти дни». Слова А Жарова. Музыка А. Любимова. Изд. Музторг М. О. И. О. 1925 г.

 «Ленин наше безсмертие». Музыка Панферова. Мелодекломадия с оркестром. Изд. Рус. Муз. Мысль. 1924 г. Музыкальные иллюстрации к Ленинским вечерам. Муз. И. Дега.

«Сами». Н. Тихонова.

П. «Вечерня в небе заря». Н. Ашукина. «Буревестник» 1925 г.

 «Верить надо в завет Ильича». Муз. А. Титова. Для хора с сопр. фортепиано. Изд. Музсектор. Москва. Текст из сборника: «к Живому Ильичу». Изд. М. А П. П.

 «Жив Ильич». Муз. Гр. Лобачева. Для хора с сопр. труб, тарелок и фортепиано. Текст из сборника М. А. П. П.

 «Колыбельная». Муз. Климентия Корчмарева. низкого голоса с сопровождением фортепиано. Текст Г. П. Любимова.

 «Вы жертвою пали» (различные издания).

 

ЛЮБИМЫЕ ПЕСНИ ИЛЬИЧА.

1. «Замучен тяжелой неволей». Изд. МУЗО Ленингр. Губполитпросвета.

2. «Смело, товарищи, в ногу». » » » „

и др.