Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 26941

Переписка семьи Ульяновых

1883-1917

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС впервые публикует документальный сборник «Переписка семьи Ульяновых». Он содержит 314 писем матери, братьев и сестер Владимира Ильича Ленина*. Печатаются не все сохранившиеся письма, а только часть их за период с 1883 по 1917 год.

Переписка характеризует беззаветную преданность Ульяновых великому делу освобождения пролетариата, которому целиком отдал себя В. И. Ленин. Она дает дополнительные сведения о жизни и деятельности В. И. Ленина в Петербурге, в ссылке, в годы скитаний в эмиграции и многие факты о жизни его родных. Письма помогут читателю лучше узнать членов дружной семьи Ульяновых, понять мотивы их поведения.

В переписке раскрывается их высокий духовный мир, интеллектуальные запросы и любовь к литературе и искусству, большой интерес к вопросам общественной жизни. Читатель в письмах найдет новые сведения о сложных условиях, в которых протекала напряженная жизнь Ульяновых, о лишениях, трудностях, которые испытывали преследуемые самодержавием и полицейскими властями все члены этой семьи. За период с 1887 по 1917 год более 20 раз Ульяновы подвергались арестам, обыскам, тюремным заключениям, ссылкам. Их сторонились официальные круги, избегали те слои интеллигенции и чиновников, которые по долгу службы или по убеждению были преданы царскому правительству. Находясь под постоянным, пристальным гласным или негласным надзором полиции, они не сломились, не впали в уныние, не замкнулись в себе. Письма их полны душевной чистоты, зрелости и целеустремленности. Их жизнь была полнокровной, активной жизнью интеллигентных, передовых людей, смело и самоотверженно выступавших против царизма, против эксплуатации и порабощения трудящихся.

Общие интересы и цели борьбы сплачивали Ульяновых в дружную, заботливую семью, в которой каждый черпал силы, уверенность и взаимную поддержку.

Открывается сборник письмами Александра Ульянова.

Публикуемые 27 писем его к родным за годы учебы в Петербурге (1883—1887) — лаконичны, показывают глубокую любовь и уважение к родителям, сдержанность, скромность, исключительную честность и искренность.

В своих письмах Александр Ульянов проявляет большое внимание к отцу, к выполнению его поручений.

В письме к матери 29 сентября 1884 года он пишет: «Посылаю папе брошюрку «Математические софизмы», которую он желал иметь».

Сознавая, что Илья Николаевич понимает всю реакционную сущность только что введенного нового университетского устава, который не может войти в жизнь без протестов со стороны прогрессивной части студенчества, Александр в письме 6 октября 1884 года успокаивает отца: «Милый папа!.. Ты, вероятно, беспокоишься, читая о беспорядках в Киевском и Московском университетах. У нас пока все спокойно... Только... приват-доцент русской истории и очень хороший профессор не будет, говорят, больше читать; это, впрочем, приписывают не столько новому уставу...».

Л через некоторое время он снова сообщает отцу: «Дмитриев (историк русского права. Ред.) «уволен согласно прошению», как сказано в указе. Говорят, он подал в отставку по несогласию с новым университетским уставом...».

Из скупых строчек писем проступают его общественные, научные и литературные интересы. Особенно трогательно и волнующе его последнее прощальное письмо к сестре из Петропавловской крепости.

Последующие письма (21) — Ольги Ульяновой из Петербурга, относятся к 1890—1891 годам, когда она училась на Высших женских курсах.

Понимая тревогу матери и родных, Ольга регулярно и подробно писала им в Самару о своей жизни и учебе.

Особый интерес представляют те ее письма, где она сообщает о выполнении поручении Владимира Ильича, делится с ним впечатлениями о прочитанных книгах, сообщает о его жизни в Петербурге, куда он приехал для сдачи экстерном экзаменов за курс юридического факультета Петербургского университета.

Из писем Ольги Ульяновой читатель узнает о ее литературных и музыкальных интересах, об исключительной работоспособности и талантливости. Они раскрывают ее целеустремленный характер, аккуратность во всем, отрицательное отношение к праздному времяпрепровождению, обязательность и чуткость к людям.

Александр и Ольга Ульяновы, рано ушедшие из жизни, оставили глубокий след в семье.

Их письма свидетельствуют о высоком моральном облике, разносторонних интересах и имеют большое общественное значение.

В сборник включено 74 письма матери — Марии Александровны Ульяновой.

Ее письма к детям полны беззаветной любви. В простых, житейских, бесхитростных строках сквозит постоянная забота и тревога за судьбу сыновей и дочерей, связанная с их революционной деятельностью. В них нет ни слова осуждения или упрека. Каждая строка пронизана чуткостью и выдержкой много пережившего человека. Она готова немедленно прийти на помощь каждому из детей и прежде всего тому, кто в данный момент подвергается наибольшим гонениям и нуждается в поддержке.

«Она стала играть теперь больше на рояле и вообще всем, чем может, старается, чтобы «подольское сидение» было приятнее нам»,— пишет о матери Анна Ильинична.

«Дорогой мой, не слишком ли много сидишь ты за работой, это вредно для тебя... Кочую я все это последнее время, ну, да это все пустяки»,— пишет Мария Александровна Владимиру Ильичу.

«Пришли к нам «гости», перерыли все... увели Маню»,— беспокоится она.

«Митя остается в Липкине... в Саратов его не пустят... губернатор отказал»,— с тревогой сообщает Мария Александровна старшей дочери.

На материнскую заботу дети отвечают большим вниманием, особым уважением и горячей любовью. Их письма полны нежности и чуткости.

«Она любит, когда мы по вечерам сидим с Митей с нею, что-нибудь читаем, хоть даже корректуры Володины»,— пишет Анна Ильинична.

«Дорогая моя мама! Как-то ты живешь? Здорова ли? Замазали ли (и хорошо ли) окна? Не дует ли с лестницы?», — беспокоится она в другом письме.

«Не пиши уж лучше ей, если пришлось в большой переделке побывать в Австрии»,— пишет старшая сестра В. И. Ленину, узнав о его аресте в начале войны 1914 года.

В начале 1901 года в Москве одновременно были арестованы и заключены в тюрьму М. Т. Елизаров и М. И. Ульянова. Мария Александровна на некоторое время осталась одна, так как дочь Анна была за границей. Чтобы утешить и подбодрить ее, Марк Тимофеевич пишет из тюрьмы бодрые, полные юмора письма: «Вообще здесь все поставлено хорошо и, когда я буду присутствовать на всемирном тюремном конгрессе, то отзыв дам благоприятный».

Большое значение имеют публикуемые письма Анны Ильиничны, ее мужа Марка Тимофеевича Елизарова, Дмитрия Ильича и Марии Ильиничны Ульяновых.

Они полны заботы и внимания друг к другу.

В феврале 1909 года М. И. Ульянова была в Париже, а Анна Ильинична с больной матерью оставалась в Москве. Беспокоясь о сестре и матери, Мария Ильинична писала: «Дорогая Анечка!., не знаю, что делать, ждать ли твоего письма или нет. Очень беспокойно, все равно ничего не могу делать и обидно, что не могу помочь тебе. Ты, верно, совсем с ног сбилась».

«Дорогой мой Манечек! — писала Анна Ильинична сестре в феврале 1915 года. — ...Очень уж мало пишешь ты все-таки о себе и мне это и грустно, и беспокойно: верно, ты очень плохо чувствуешь себя!»

Многие из писем носят следы тюремной цензуры или вмешательства полицейских властей. В письмах Ульяновы часто говорят иносказательно, намеками, обмениваются мнениями о прочитанном, сообщают о посланных книгах и журналах.

Большой интерес представляют 40 писем, адресованных В. И. Ленину и И. К. Крупской. Все они проникнуты заботой о их здоровье, готовностью оказать любую возможную помощь и содействие в революционной работе. Многие письма сестер и брата В. И. Ленину говорят о их партийной деятельности, о любовном и внимательном отношении к выполнению поручений Владимира Ильича по организации и налаживанию партийной печати, об организации изданий его работ, как, например, «Развитие капитализма в России» и «Материализм и эмпириокритицизм».

Особое внимание привлекают письма о последней встрече В. И. Ленина с матерью в 1910 году в Стокгольме. Здесь Марин Александровна впервые услышала публичное выступление Владимира Ильича на собрании социал-демократов.

Письма сборника публикуются в хронологическом порядке по рукописям, хранящимся в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Публикации не но рукописям оговорены.Как удалось установить, 43 письма, из числа включенных в сборник, ранее публиковались. Не исключено, что это число несколько больше, так как учесть все публикации, особенно в местной печати, не представилось возможным. Все выявленные публикации оговорены.

Авторские даты печатаются над текстами писем, после заголовков; уточненные и установленные при подготовке сборника даты — под текстами. Все даты даются по старому стилю, лишь письма из-за границы имеют двойные даты (старый и новый стиль). Тексты писем не подвергались редакционному вмешательству: сохранены особенности стиля, сохранены характерные слова и выражения, например: «не продобудешь» (не добудешь), «подняла булгу» (подняла шум), «могу буду» (буду) и другие. Все имеющиеся в письмах сокращения имен и псевдонимов, как правило, сохранены. Расшифровки имен и псевдонимов приведены в примечаниях к документам. Случаи, когда не удалось расшифровать имена или псевдонимы, оговорены. Пунктуация дана по современным правилам, за исключением авторских отточий.

Сборник подготовлен научными сотрудниками: А. Ф. Бессоновой, К. Ф. Богдановой, З.П. Гусевой, Ю. Я. Махиной (руководитель), М. В. Стешовой, при участии Р. А. Лаврова, под общей редакцией А. А. Соловьева.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

 

* Поскольку письма В. И. Ленина и Н. К. Крупской к родным опубликованы в Полном собрании сочинений, том 55, в данный сборник они не включены.


 

 1883

1

А. И. УЛЬЯНОВ - И. Н. и М. А. УЛЬЯНОВЫМ

27 сентября 1883 г.

Милые мои мама и папа!

Сегодня только после обеда переехал я на новую квартиру и спешу написать вам об этом. О квартире у Тарасова я слышал от Ани*, но так как она говорила, что эта квартира будет свободна только с 1 октября, то я и не спешил заходить туда; когда же в субботу, 24 сентября, я зашел туда, то она оказалась уже снятою. Я, впрочем, об этом нисколько не жалею, так как квартира эта мне не понравилась, по крайней мере ход неудобный: через кухню и чужие комнаты.

В субботу и воскресенье (24—25) осматривал квартиры на Васильевском острове, а в понедельник (26) на Петербургской стороне; осмотрел много квартир и остановился, наконец, на теперешней моей квартире. Она помещается на Петербургской стороне**, на Съезжинской улице, в деревянном 2-этажном доме, во втором этаже. Комнатка просторная, высокая, светлая, в два окна, по всем признакам теплая и сухая, с хорошею мебелью (железная кровать с тюфяком, кожаный диван, стулья, стол, комод). Цена с прислугой 10 рублей. Обед тоже мне будет давать хозяйка, из 2-х блюд по 35 коп. за обед. Хозяйка — простая и, кажется, хорошая старушка; судя но обстановке ее квартиры, женщина не бедная, обедов прежде никому не давала, что тоже говорит в пользу ее стола. С Катей*** я надеюсь получить от вас письмо, отвечая на него (вероятно, на днях), я напишу вам про стол, пока еще ни разу здесь не обедал. От университета моя квартира недалеко: минут 20 или даже 15 только ходьбы. Квартира моя хороша еще тем, что в нее отдельный ход прямо из прихожей. Других жильцов, кроме меня, у хозяйки нет, детей тоже нет, только взрослые сын и дочь, комнаты которых отделены от моей другими комнатами.

Университет произвел на меня очень хорошее впечатление; профессора все читают хорошо, кабинеты тоже хорошие и богатые, кроме того, есть две библиотеки. Сегодня были похороны Тургенева****. Мы с Аней тоже ходили, видели процессию, массу венков и народа и гроб под золотым балдахином, убранном венками и зеленью; но на кладбище пройти было нельзя. Бывшие на кладбище говорили, что были произнесены там 4 речи: Бекетовым (нашим ректором), Плещеевым, Григоровичем и Муромцевым***** от Московского университета. Кроме них никому не позволено было говорить. Прямо с вокзала Варшавской железной дороги с поезда*****, который пришел в 10 1/2 часов, его понесли на Волково кладбище, где были только во втором часу. Адрес мой: Петербургская сторона, Съезжинская улица, дом № 4, квартира № 10, А. И. Ульянов.

Прощайте. Ваш А. У

Что это папа не напишет ничего?

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 1—3

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* Ульянова Анна Ильинична училась тогда в Петербурге на Высших женских (Бестужевских) курсах.

** На Петербургской стороне селилась обычно самая демократическая часть студенчества.

*** Двоюродная сестра А. И. Ульянова — Е. И. Песковская, урожденная Веретенникова.

*** Похороны И. С. Тургенева были первым ярким впечатлением А. И. Ульянова, только что приехавшего в Петербург. Вот как это описывает Анна Ильинична в воспоминаниях об А. И. Ульянове: «Вся погребальная процессия была сжата тесным кольцом казаков. На всем лежал отпечаток угрюмости и подавленности. Ведь опускался в землю прах неодобряемого правительством, «неблагонадежного» писателя. На его трупе это показывалось самодержавием очень ясно. Помню недоуменно тягостное впечатление нас, двух юнцов. На кладбище пропускали немногих, и мы не попали в их число. Потом попавшие рассказывали, какое тяжелое настроение царило там, как наводнено было кладбище полицейскими, перед которыми должны были говорить немногие выступавшие» (см. Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г. Сб-к, Госиздат, М.— Л., 1927, стр. 70). Сам Александр Ильич в прокламации  «17 ноября в Петербурге», посвященной 25-ой годовщине смерти Н. А. Добролюбова, пишет: «У нас на памяти немало других таких же фактов, где правительство ясно показывало свою враждебность самым общекультурным стремлениям общества. Вспомним похороны Тургенева, на которых в качестве представителей правительства присутствовали казаки с нагайками и городовые».

***** Муромцев С. А. (1850—1910) — профессор Московского университета, юрист, доктор римского права. В 1884 г. был лишен кафедры за политическую неблагонадежность. С 1905 г.— активный деятель и член ЦК партии кадетов. В 1906 г.— председатель 1-ой Государственной думы. И. И. Ленин неоднократно упоминает в своих статьях имя С. А. Муромцева. По его оценке «Муромцев был только либеральным чиновником. Он по был даже демократом. Он боялся революционной борьбы масс» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 82).

****** Гроб с телом И. С. Тургенева был привезен в Петербург из Парижа.

 

1884

2

А. И. УЛЬЯНОВ - И. Н. УЛЬЯНОВУ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская улица, собственный дом*

11 мая 1884 г.

Благодарю тебя, милый папа, за присланные деньги (50 рублей). Больше мне не присылай, у меня и так много останется.

Что это мамочка так давно ничего не пишет? С 23-го апреля я ничего не получал от нее.

Аня теперь, вероятно, в Симбирске, и вы получили мое письмо; буду ждать на днях письма от вас и от нее о том, как она доехала.

Прощайте. Жду вашего письма.

Ваш А. У.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 4—5

* На обороте конверта имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 18 мая». Ред.

 

3

А. И. УЛЬЯНОВ — М. А. УЛЬЯНОВОЙ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская улица, собственный дом*

19 мая 1884 г.

Сегодня получил я, милая мамочка, твое письмо и очень рад был ему, так как очень давно уже не получал от тебя ничего. Анино письмо я тоже получил; благодарю ее за него.

Третий мой экзамен сошел хорошо; сегодня у меня четвертый экзамен  — анатомия, но я еще не сдал его и едва ли успею сегодня, вернее, что завтра или даже послезавтра. Очень будет неприятно, если также затянется и последний экзамен, тем более, что 27-го и 28-го праздники.

Катя с мужем** и детьми переезжают завтра на дачу; она кланяется вам всем.

Прощайте. После этого экзамена напишу еще.

Ваш А. У.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3t ед. хр. 20, лл. 6—7

* На обороте конверта имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получено 24 мая». Ред.

** Лесковский М. Л. (1843—1903) — муж двоюродной сестры А. И. Ульянова и В. И. Ленина — Лесковской (Веретенниковой). Публицист. Писал статьи умеренно-либерального направления в газетах «Голос», «Русского Обозрение», «Молва», а также в журналах «Вестник Европы», «Русский Мысль» и др. Автор биографических очерков о полководце А. В. Суворове (СПБ, 1899), о видном русском педагоге-методисте II. А. Корфе (СПБ, 1893), а также отдельных рассказов. По выражению Анны Ильиничны Елизаровой, «Лесковский был литератором с бойким по ром, умевшим, где нужно, прикрашивать...» (см. Александр Ильич Ульянов и дело 1 мирта 1887 г. Сборник, М.— Л., 1927, стр. 349).

 

4

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. и И. Н. УЛЬЯНОВЫМ

В г. Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская ул., собственный дом*

13 сент.

Милые пана и мама! Сегодня часа в 4 приехал я в Петербург. Так поздно приехал я потому, что взял в Нижнем билет прямого сообщения до Петербурга, а в Москве оказалось, что передаточного поезда нужно ждать несколько часов, и я таким образом пропустил 9-часовой поезд, а попал только на 4-часовой. Пишу об атом затем, чтобы и Аня не сделала того же**.

Ехал я хорошо; в особенности на пароходе, да и на железной дороге лучше, чем прошлую осень, даже спал немного обе ночи.

Приехавши (и остановившись на старой квартире), отправился на Кирочную к Аниной хозяйке. Оказалось, что комната, которую занимала Аня, сдана. Я говорил с моей хозяйкой, и она вполне согласна, чтобы Аня остановилась на день или на два у меня в комнате.

Заходил на курсы***, узнал только, что лекции начались 10-го сентября и многие профессора (между прочим Миллер****, Ягич***** и еще кто-то читающий историю) уже начали читать. Погода стоит довольно хорошая, хотя, говорят, и здесь были холодные дни.

Прощайте. Извините, что пишу мало и плохо, ужасно хочется спать.

Ваш А. У.

Постараюсь на этих днях подыскать Ане квартиру. Если найду очень удобную, то оставлю небольшой задаток, в противном случае подожду до нее.

13 сентября 1884 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 8—10

* На обороте конверта имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 18 сентября 1884 г.». Ред.

** Анна Ильинична еще оставалась в Симбирске.

*** Имеются в виду Высшие женские (Бестужевские) курсы (первый женский университет в России), открытие которых 20 сентября 1878 г. тесно связано с общественным движением 60-х годов прошлого века и принадлежит инициативе передовых представителей русского общества. Бестужевские высшие курсы воспитали плеяду женщин, ставших потом видными учеными, педагогами, писательницами, стойкими революционерками (например, Н. К. Крупская, А. И. Елизарова, П. Ф. Куделли и другие).

**** Миллер О. Ф. (1833—1889) — историк русской литературы и фольклорист, по своим воззрениям либерал-славянофил, профессор Петербургского университета. На Бестужевских курсах преподавал в 1878— 1889 гг.

О. Ф. Миллер был первым председателем студенческого научно-литературного общества. Это назначение было с восторгом воспринято его членами: «лучшего председателя,— пишет в своих воспоминаниях В. В. Бартенев,— трудно было себе представить: он давал достаточную свободу высказываться и в то же время прекрасно понимал, чего следует избегать, чтобы сохранить общество. В его отношениях к нам чувствовалась сердечность и простота старого профессора-идеалиста. Его все любили, его не стеснялись, он никого не подавлял своим авторитетом. Если он и останавливал порою иного студента-радикала, то тут не было и следа полицейской цензуры». 6 октября 1887 г. Миллер О. Ф. был уволен из университета.

***** Ягич И. В. (1838—1923) — выдающийся ученый славист. Хорват по национальности. Деятельность его прошла в Хорватии, России, Германии и Австро-Венгрии. В 1880—1886 гг.— профессор Петербургского университета. Большая заслуга принадлежит И. В. Ягичу в сближении ученых славянских стран. В 1881—1885 гг. он читал лекции на Бестужевских женских курсах.

 

5

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову,
Московская улица, собственный дом*

20 сент.

Милая мамочка!

Благодарю тебя за твое последнее письмо.

Аня прожила у меня два дня и в воскресенье перешла на свою новую квартиру. Адрес ее ты, конечно, уже знаешь. В среду мы были с ней у Родионовой**.

В университете по-прежнему нет никаких нововведений; лекции идут правильно. В химической лаборатории буду заниматься во второе полугодие, так как попал во вторую группу, как один из последних по алфавиту; по другим же предметам в первое полугодие. На курсе нас сравнительно немного, так как многие перешли в медицинскую академию, говорят, что всего нас человек 80.

Посылаю папе брошюрку «Математические софизмы»***, которую он желал иметь. Володе, я думаю, она может быть очень полезна, если он станет самостоятельно разбирать эти софизмы. Получил ли он те немецкие переводы, которые я ему послал?

Прощай, милая мамочка.

Твой А. У.

20 сентября 1884 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. яр. 20, лл. 11—13

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 4 окт. 1884 г.». Ред.

** По-видимому, знакомая Ульяновых по Симбирску.

*** Александр Ильич был прав: Володя изучал эту брошюру. Позднее в статье «Положение Бунда в партии» В. И. Ленин упоминает «Математические софизмы». Критикуя «бундовцев» за право автономии в партии, он пишет:

«Рассуждение это относится целиком к области наглядных несообразностей,— оно похоже, как две капли воды, на те рассуждения, которые математики называют математическими софизмами и в которых,— строго логичным, на первый взгляд, путем,— доказывается, что дважды два пять, что часть больше целого и т. д. Существуют сборники таких математических софизмов, и учащимся детям они приносят свою пользу» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 8, стр. 67).

 

6

А. И. УЛЬЯНОВ - И. Н. УЛЬЯНОВУ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом *

6 окт.

Милый папа!

Получил ли ты брошюру «Математические софизмы» и Володины книжки? Первую я послал числа 29, а вторые 3 октября. Ты говорил мне в Симбирске еще о какой-то книге, но я забыл ее заглавие; напиши, если вспомнишь.

Ты, вероятно, беспокоишься, читая о беспорядках в Киевском и Московском университетах**. У нас пока все спокойно; никаких признаков возбуждения не заметно. Перемен тоже никаких нет. Только М. Семевский***, приват-доцент русской истории и очень хороший профессор, не будет, говорят, больше читать; это, впрочем, приписывают не столько новому уставу****, сколько приезду Бестужева-Рюмина*****, с которым он почему-то не в ладах. Сам же Бестужев по болезни почти не читает лекций.

У нас вот уже несколько дней, как стоит холодная погода, а вчера даже выпал снег. Оба****** мы совершенно здоровы.

Прощай, твой А. У. Анюта Берет.*******, говорят, приехала, но я ее не видал.

Посылаю тебе, Володя, 3-ю книгу Memorabilia********. Ты напрасно ожидал так рано получить ее — к 6 октября. Я получил твое письмо только 2 октября, 3 октября купил и только 4 мог послать. Почта приходит теперь на 6-ой день, так что раньше 10-го ты никак не мог получить.

В ошибке виноват, вероятно, Риккер*********, так как я, сколько помнится, верно сказал ему.

Ты лучше сделал бы, если бы прислал ненужные тебе переводы, тогда можно было бы их переменить. Теперь, конечно, они не нужны.

Прощай. А. У.

6 октября 1884 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 14—16

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

 

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 11 окт. 1884 г.». Ред.

** В 1884 г. в Киеве, во время празднования 50-летия университета, студенты выступили против нового университетского устава и ректора университета Ранненкампфа. В Москве были студенческие волнения в связи с закрытием журнала «Отечественные Записки» и разгромом «Общестуденческого Союза».

*** В тексте письма ошибочно указано: «М. Семевский». Речь идет о Семевском В. И. (1848—1916) — русском историке, видном представителе народнического направления в русской историографии. Семевский В. И. занимался изучением истории крестьянства в России. В 1882—1886 гг. читал необязательный курс лекций в Петербургском университете, чтение которого было запрещено реакционным министром народного просвещения И. Д. Деляновым. В. И. Семевский был лишен права преподавания. Его курс лекций имел большой успех у студенчества и дослушивался у него на квартире. Эти лекции посещали Александр Ильич и Анна Ильинична Ульяновы. Свыше 300 студентов обратились к

В. И. Семевскому с адресом, в котором выразили ему сочувствие. Среди подписавшихся под адресом были А. Ульянов, И. Лукашевич, О. Говорухин, П. Шевырев и др. члены научно-литературного общества.

**** Глубоко реакционный новый университетский устав был введен 23 августа 1884 г. Этим уставом отменялась университетская автономия и устанавливалась назначаемость министром ректора, деканов, профессоров. Запрещались студенческие организации, в том числе и землячества. Увеличивалась роль попечителя учебного округа. Усиливался шпионаж, строгий надзор специальной инспекции за студентами.

***** Бестужев-Рюмин К. Я. (1829—1897) — профессор истории Петербургского университета, академик, славянофил.

****** Александр Ильич имеет в виду себя и Анну Ильиничну.

******* Веретенникова А. И. (1855—1888) — двоюродная сестра Александра Ильича, одна из первых женщин-врачей в России.

******** —Достопримечательности. Ред.

********* Риккер К. Л.— букинист, владелец одного из книжных магазинов в Петербурге.

 

7

А. И. УЛЬЯНОВ — И. Н. и М. А. УЛЬЯНОВЫМ

Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом*

23 окт.

Милые мои папа и мама!

Что это вы так давно мне не пишете? После письма с деньгами от 5 октября я до сих пор ничего не получал от вас. Новый университетский устав начинает сказываться своей единственной хорошей стороной — расширением приват-доцентуры. У нас в университете начали уже читать несколько приват-доцентов, между ними 2 на нашем факультете: один по химии и другой но физиологии**.

В остальном нет никаких перемен.

Недавно начал заниматься в химической лаборатории. Я думал уже, что не придется заниматься в это полугодие, но один товарищ***, работающий в лаборатории, уступил мне свое место на несколько часов каждый день, и я работаю теперь каждый день, кроме субботы и воскресения, часов до 6 вечера. Начал также заниматься по физике практически и еще по нескольким предметам. Вообще большая часть времени занята практическими занятиями, а не лекциями.

Прощайте. Ваш А. У.

23 октября 1884 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 17—19

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 28 окт. 1884 г.». Ред.

** О ком идет речь, установить не удалось.

*** По-видимому, Вернадский В. И. (1863—1945). Окончил Петербургский университет в 1885 г. Принимал участие в студенческих, народнических кружках. Впоследствии — выдающийся советский естествоиспытатель, минералог, кристаллограф, основоположник геохимии и биогеохимии.

 

8

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом*

9 ноября 1884 г.

Благодарю тебя, милая мамочка, за твое последнее письмо от 29 октября. Получила ли ты немецкую книжку Кейзера** и не попортилась ли она дорогой?

У нас все идет по-старому, своим чередом. На днях умер профессор истории Бауэр***, и в четверг его хоронили. На похоронах был товарищ министра, попечитель**** и большая часть профессоров. По этому случаю не было нескольких лекций.

Погода у нас несколько дней стоит холодная; по-видимому, устанавливается зима; речки, впрочем, еще не замерзли, и мосты также еще не разведены.

Прощай, дорогая мамочка; жду письма от тебя, ты что-то очень редко пишешь мне теперь.

Твой А. У.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 20—21

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 14 ноября 1884 г.». Ред.

** По-видимому, имеется в виду оперное собрание известного немецкого композитора Р. Кейзера (1674—1739), автора свыше 100 опер, отличающихся богатством мелодий.

*** Бауэр В. В. (1833—1884) — историк, профессор Петербургского университета. Читал лекции по новой истории. Скончался 6 ноября 1884 г.

**** В то время попечителем Петербургского учебного округа был профессор Ф. М. Дмитриев (см. примечание на стр. 21).

 

1885

9

А. И. УЛЬЯНОВ - И. Н. УЛЬЯНОВУ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом *

18 янв.

Милый папа!

Благодарю тебя за присланные деньги и письмо. Я решительно не понимаю, почему вы не получали Аниных писем, которые я отослал. Я послал их в особом конверте на Анино имя числа 26 или 27 декабря. Получили ли вы мои письма от 30 декабря и от 5 января? Получил ли ты 1-й номер «Нивы»**? Я подписался на нее 28 декабря, может быть, 1-й номер опоздал оттого, что я поздно подписался.

Дмитриев*** «уволен согласно прошению», как сказано в указе. Говорят, он подал в отставку по несогласию с новым университетским уставом, слышал я также, что ему хотелось быть назначенным сенатором, но это ему не удалось****. Говорят, что его жалеют как профессора, так и его бывшие подчиненные.

Мои логарифмические таблицы у меня здесь. Я отошлю их Володе в воскресенье.

Лекции у нас начались 15 января, и все профессора уже читают, занятия в лаборатории также начались.

Прощай. Твой А. У.

18 января 1885 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 22—24

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» М 5, 1966 г.

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 14 ноября 1884 г.». Ред.

** «Нива» — еженедельный «иллюстрированный журнал для семейного чтения». Издавался в Петербурге с 1869 г. В журнале печатались отдельные произведения Л. Н. Толстого, Д. Н. Мамина-Сибиряка, Н. С. Лескова.

*** Дмитриев Ф. М. (1829—1894) — историк русского права. В 1859 г. вел кафедру иностранного законадательства в Московском университете. В 1808 г. покинул университет и до 1882 г. работал в Сызранском уездном земстве Симбирской губернии. По работе был знаком с И. Н. Ульяновым. С 1882 г.— попечитель Петербургского учебного округа. Это он, как попечитель, утвердил устав Студенческого научно-литературного общества (18 января 1882 г.), в которое входили А. И. Ульянов, О. М. Говорухин, И. Д. Лукашевич, В. В. Бартенев и др.

**** Дмитриев Ф. М. стал сенатором в 1886 г.

 

10

А. И.УЛЬЯНОВ — И. Н. и М. А. УЛЬЯНОВЫМ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом *

29 янв.

Милые папа и мама!

Извините, что я немного запоздал с этим письмом; я совсем забыл, когда я писал последнее письмо.

В четверг в 5 часов приехала Аня**. Письмо ее я получил еще в среду, а потому мог прийти на вокзал и встретить ее. Остановилась она на квартире, которую я нашел ей накануне и нанял; впрочем, об этом вы, конечно, уже знаете из ее письма.

В университете все почти по-старому, если не считать двух новых приват-доцентов, которые на днях начали читать, один на нашем факультете, а другой на филологическом. На вступительной лекции последнего приват-доцента я увидел в первый раз нового попечителя. Это — старый, совершенно уже седой генерал. Поклонившись студентам, он сказал приблизительно следующее: «Если вы будете заниматься своим делом, то я надеюсь, что мы будем жить с вами мирно».

В остальном все по-прежнему; лекции кончатся, вероятно, послезавтра.

Прощайте. Ваш А. У.

Merci, милая мамочка, за все присланное с Анютой.

29 января 1885 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 25—27

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 3 февраля 1885 г.». Ред.

** Ульянова А. И.

 

11

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом *

6 февр.

Милая мамочка!

Благодарю тебя за твое последнее письмо. Твое письмо Ане и Олино** я передал ей.

Послезавтра, в день основания университета, у нас будет годичный акт***. Большой университетский зал поправлен, а потому нынешний год на акт попадут все студенты.

В пятницу же студенты думают устроить обед, а в воскресенье профессора. После акта напишу опять, а теперь пока нечего.

До свидания. Твой А. У.

P. S. Эту неделю я обедаю в университете, так как хозяева мои постничают.

6 февраля 1885 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 28—29

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «11 февраля получено». Ред.

** Ульянова Ольга Ильинична.

*** 8 февраля ежегодно проходили торжественные собрания профессоров и студентов в честь дня основания Петербургского университета и выпускался особый информационный бюллетень, где печатались доклады и сообщались годовые итоги работы университета, отдельных кафедр, библиотеки и т. д.

 

12

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

14 февр.

Дорогая, милая мамочка!

Большое merci за деньги и за письмо от 4 февраля. Я здоров и живу по-прежнему: работаю в лаборатории до 6 часов, вечера провожу больше дома. Обедать хожу часа в 2—3, так как наша кухмистерская открыта только до 5 часов. Ты желала, чтобы и написал тебе подробнее про нее, милая мамочка. Устроились эта кухмистерская через складчину между студентами; за приготовлением кушаний следит жена одного студента, она же закупает провизию. Кроме того, все обедающие студенты обязаны по очереди дежурить в кухмистерской (прислуги там нет) и ходить с хозяйкой на базар. Обедают там человек 40—50. Я вполне доволен тамошними обедами.

До свидания, дорогая мамочка. Твой А. У.

Носки мне не тесны; merci за них.

14 февраля 1885 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

 ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 30—32

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

 

13

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом *

25 февр.

Милая мамочка!

Извини, что давно не писал тебе. Нечего было писать; оба мы здоровы, и все идет по-прежнему. Обедаю я по-прежнему в университете, а по праздникам — в кухмистерской, и обедами своими доволен. Я все поджидал телеграммы или письма от Белокрысенко** и потому откладывал писать тебе, да все нет до сих пор, должно быть, он еще не приехал. Экзамены наши распределены так, как я писал тебе прошлый раз, т. е. от 20 апреля по 27 мая; хотя, может быть, профессора что-нибудь и изменят в этом расписании (оно составлено нами), но время экзаменов, наверное, останется то же, и раньше 27-го мая экзамены не кончатся.

До свидания. Твой А. У.

Благодарю за посланные носки, они мне придутся очень кстати.

25 февраля 1885 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 32—331

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 3 марта 1885 г.». Ред.

** Белокрысенко А. Ф.— управляющий Удельной конторой в Симбирске, член статистического комитета. Вместе с Ильей Николаевичем Ульяновым состоял также действительным членом комитета Карамзинской библиотеки. В качестве члена училищного совета принимал участив в деле народного просвещения. Арсений Федорович часто бывал в доме Ульяновых. Мария Ильинична писала: «Белокрысенко приходил к нам

обычно по субботам, и они проводили с отцом время за шахматным столом, играя в шахматы. Белокрысенко умер на несколько месяцев раньше отца, и я помню, как Илья Николаевич сказал однажды с грустью: «Вот и суббота, а поиграть в шахматы не с кем»».

 

14

А. И. УЛЬЯНОВ - И. Н. УЛЬЯНОВУ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская улица, собственный дом *

13 марта 1885 г.

Милый папа!

Благодарю тебя за присланные деньги и письмо.

Оба мы здоровы, и все у нас идет по-старому. Я хожу по-прежнему на урок и оставлять его не думаю теперь; хочу позаняться с ним на страстной и на пасхе, а там уже, если не будет времени, отказаться**.

В распределении наших экзаменов произошла лишь та перемена, что один экзамен (зоологию) отложили до будущего года, так как профессор болел и около полгода уже не читает. Но, несмотря на это, окончание экзаменов не ускорили, и последний экзамен остался по-прежнему 27 мая.

Просьбу твою насчет «жизнеописаний Кирилла и Мефодия» я еще не успел исполнить,— твое письмо я получил лишь сегодня; постараюсь исполнить ее на днях.

До свиданья. Твой А. У

У Белокрысенко я был (как я писал уже прошлый раз) и на днях хочу зайти к нему опять.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 34—35

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 18 марта 1885 г.». Ред.

** Александр Ильич был репетитором. Вот что по этому поводу пишет Анна Ильинична: «16 часов напряженной, самостоятельной умственной работы в те годы, когда юноши еще формируются, когда все они более или менее разбрасываются, еще ищут себя! Александру Ильичу этого по надо было: он еще мальчиком нашел себя, нашел свой путь, и он уже шел по нему неуклонно и твердо, озабоченный лишь тем, что находится все еще на иждивении отца, у которого и без него большая семья. И он искал уроков». Весной 1887 г. А. И. Ульянов подготавливал к поступлению в университет сына хозяйки квартиры в Парголове (под Петербургом), где он и готовил взрывчатку для покушения на царя.

 

15

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. и И. Н. УЛЬЯНОВЫМ

В Симбирск. Директору народных училищ
Илье Николаевичу Ульянову
Московская улица, собственный дом*

Четверг, 21 марта.

Милые мама и папа!

Поздравляю вас и всех детей с праздником.

У нас уже с неделю стоит очень теплая погода, снег сильно тает, и Нева, вероятно, скоро тронется.

Просьбу твою, папа, относительно справки о жизнеописаниях Кирилла и Мефодия я исполнил. Мне сказали, что заказ уже послан, стоит он 200 рублей и что к жизнеописанию приложено изображение.

На днях я был у Арсения Федоровича**; он хотел ехать отсюда в Симбирск и собирался выехать в четверг или в пятницу на страстной.

Сегодня получил я повестку, вероятно, это ты, папа, посылаешь деньги. Благодарю тебя за них, но только мне они, право, не нужны.

До свидания. Ваш А. У.

21 марта1885 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 36—37

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 26 марта 1885 г.». Ред.

** Белокрысенко А. Ф.

 

16

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Марии Александровне Ульяновой
Московская улица, дом директора народных училищ*

12 мая.

Милая мамочка!

Большое merci за твое последнее письмо от 3 мая.

Ты просишь писать чаще, но дело в том, что писать обыкновенно совсем нечего. Я совершенно здоров и живу по-прежнему. Готовлюсь теперь к третьему экзамену — по минералогии, который будет послезавтра.

У нас тоже стоит теплая, иногда даже жаркая погода, но часто бывают грозы, иногда очень сильные. Папа, вероятно, вернулся теперь уже из своей поездки; надеюсь, что получу как-нибудь и от него письмо.

До свидания. Твой А. У.

12 мая 1885 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 38—39

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получено 16 мая 85 г.». Ред.

 

17

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская улица, собственный дом*

29 сент.

Благодарю тебя, милая мамочка, за твое письмо, я получил его сегодня. Книги, о которых просит Володя1, а также ноты Оле** и Ишерскому*** я поищу на днях.

Квартирой своей и обедами я доволен. Кто такие мои хозяева, я, право, не могу тебе сказать, знаю только, что они люди простые и небогатые; у них несколько человек детей, все больше маленькие девочки.

От Ани моя квартира очень недалеко, минут 10—15, не больше.

Недавно был у Песковских****, у них очень большая и хорошая квартира на Васильевском Острове, недалеко от меня (Средний проспект, 52). Катя***** рассказывала мне, что Володя Залежский****** приезжал сюда в начале августа, чтобы поступить в Инженерный институт, но скоро уехал назад, испугавшись конкурсного экзамена. С Анютой Веретенниковой******* не видался еще ни разу; она живет на прежней квартире.

До свидания. Твой А. У.

29 сентября 1885 г.

Послано из Петербурга

ф. II, on. 3, ед. хр. 20, лл. 40—42

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 4 окт. 85 г.». Ред.

**В. И. Ленин и О. И. Ульянова.

*** Ишерский И. В.— инспектор народных училищ Алатырского уезда Симбирской губернии; после смерти И. Н. Ульянова стал директором народных училищ Симбирской губернии.

**** Лесковские: Екатерина Ивановна — двоюродная сестра А. И. Ульянова и ее муж Матвей Леонтьевич (см. примечание на стр. 13).

***** Лесковская Е. И.

****** Залежский В. А.— двоюродный брат А. И. Ульянова по линии матери.

******* См. примечание на стр. 17.

 

18

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Илье Николаевичу Ульянову.
Московская улица, собственный дом *

8 октября 1885 г.

Милая мамочка!

Нот, о которых просила меня Оля, я не мог купить, так как не нашел их нигде у букинистов. Оказывается, что у букинистов есть только старые ноты, а тех, о которых просит Оля, а также Иван Владимирович Ишерский, у них нет. Если хочешь, я куплю в магазине и пришлю. Впрочем, Аня хотела еще поискать, да и я посмотрю еще у других букинистов.

Папе передай, что полное собрание соч. Л. Толстого стоит (без переплета) 16 р. 50 к., а в переплете — различно, смотря по изящности переплета. Книги Володе я отослал несколько дней тому назад.

Оба мы совершенно здоровы. Я живу по-прежнему, на той же квартире и обедаю там же. Хожу по-прежнему на урок.

До свидания. Твой А. У.

Напиши мне, пожалуйста, как сошла операция над вторым глазом няни?**

Послано из Петербурга

ф. 22, on. 3, ед. хр. 20, лл. 43—44

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* На конверте имеется пометка И. Н. Ульянова: «Получ. 4 окт. 85 г.». Ред.

** Сарбатова Варвара Григорьевна прожила в семье Ульяновых 20 лет, с 1870 года.

 

19

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

4 декабря 85 г.

Милая мамочка!

Merci за твое письмо от 30 ноября, полученное мной сегодня. Я действительно забыл написать свой адрес и вскоре же вспомнил об этом, да не хотелось писать только для этого. Адрес мой такой: Съезжинская улица, д. № 12, кв. № 12. Новой своей комнатой я пока очень доволен; хозяева — очень тихие люди. Обедаю пока в кухмистерской; может быть, устроюсь дома.

10 декабря у нас экзамен по зоологии позвоночных, а 13 января — по органической химии, один из самых трудных экзаменов. Оба эти экзамена окончательные, а не то, чтобы полугодичные, и от нового устава нисколько не зависят.

Дела теперь поэтому много.

До свидания. Твой А. У.

4 декабря 1885 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 2, ед. хр. 20, л. 43

 

1886

 20

А. И. УЛЬЯНОВ - А. И. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Анне Ильиничне Ульяновой.
Московская улица, дом М. А. Ульяновой

31 янв.

Дорогая Аня!

Спасибо за твои письма. Не знаю, что сказать тебе про себя. Живу однообразно, как и прежде, даже, пожалуй, еще однообразнее, потому что больше сижу дома. Сегодня получил место в лаборатории и начинаю работать.

Лекции и книгу Целлера* пошлю на днях, как только получу лекции от Колодезниковой**; думаю узнать ее адрес и зайти к ней. Маме передай, пожалуйста, что я здоров и на днях ей напишу. Как ее здоровье? Напиши мне, пожалуйста, про это откровеннее***. До свидания.

Твой А. У.

31 января 1886 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр.- 21, лл. 1—2

* Целлер Эдуард (1814—1908) — немецкий философ-идеалист, автор работы «История греческой философии».

** Колодезникова В.Г.— слушательница Бестужевских курсов.

*** Александр Ильич особенно беспокоился в этом письме о здоровье матери в связи с скоропостижной кончиной отца, последовавшей 12 января 1886 г.

 

21

А. И. УЛЬЯНОВ - А. И. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Анне Ильиничне Ульяновой.
Московская улица, дом Ульяновой

Милая Аня!

Был я два раза у Колодезниковой, но она не получала твоего письма, а потому не знает, какие лекции тебе нужны. Письма твоего она не получала потому, что переменила квартиру, не оставивши на старой квартире своего адреса. Новую квартиру она опять думает переменить, а потому просит тебя писать ей через меня или через курсы*.

Книгу Целлера, лекции Ягича** и записки по русскому языку я послал тебе 8 числа. Извини, пожалуйста, что долго не присылал; я все надеялся получить от Колодезниковой лекции и послать все разом.

До свидания. Твой А. У

15 февраля 1886 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 21, лл. 3—4

* Имеются в виду Бестужевские курсы.

** См. примечание на стр. 14.

 

22

А. И. УЛЬЯНОВ - А. И. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Анне Ильиничне Ульяновой.
Московская улица, дом М. А. Ульяновой

18 февр.

Дорогая Аня!

Вчера получил твое письмо и спешу ответить. Что касается до твоего приезда сюда, то об этом я думаю вот что.

Если тебя не очень беспокоит пропустить несколько лишних лекций и если ты думаешь, что со стороны курсов не будет препятствия держать экзамен, так много пропустивши, то мне кажется, что тебе лучше бы остаться подольше с мамой. Я думаю это потому, что, пропустивши месяца два, тебе едва ли будет особенно важно да и удобно дослушивать 2 или 3 недели последние лекции (ведь после пасхи у вас, вероятно, лекций не будет); если же дело в том, что в Петербурге удобнее заниматься, то едва ли (сужу по крайней мере по себе) эти преимущества так велики. Книги и лекции, если тебе еще какие-нибудь понадобятся, я с удовольствием буду доставать и посылать тебе. Конечно, все это, что я говорю, не может иметь большого значения для тебя потому, что главное, что надо знать, чтобы сказать, насколько удобно тебе будет оставить маму,— гораздо виднее тебе.

До свидания. Маме передай, что я совершенно здоров и на днях напишу ей опять.

Твой А. У.

К Колодезниковой зайду завтра; если она не отослала еще тебе лекции, то пошлю их завтра или послезавтра.

18 февраля 1886 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 21, лл. 5—8

Печатается по фотокопии

 

23

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Марии Александровне Ульяновой

2 марта.

Дорогая мамочка!

Merci за письмо твое от 21 февраля. На днях у нас на курсе говорили о распределении экзаменов; у нас только три экзамена этой весной, а потому предполагают кончить их пораньше: около половины мая; не знаю, удастся ли.

За мою зоологическую работу о кольчатых червях (я еще летом начал работать) получил золотую медаль*.

Все у нас по-старому, не знаю, что сказать тебе еще, милая мамочка. Недавно был у Кати**, а с Анютой*** давно уже не виделся.

До свидания. Твой А. У.

2 марта 1886 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 48—49

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* Вот что вспоминает об этом Анна Ильинична: «По летам — 1884 и следующего 1885 г.— Саша много занимался естественными науками. Колеся, как будто для удовольствия в душегубке по Свияге, один, с меньшим братом или с кем-нибудь из товарищей, он подбирал себе материал для исследования, с которым возился потом в своей комнате наверху. Это были черви разных пород, органы которых он изучал, на основании работ над которыми он представил в феврале 1886 г. свою работу об органах сегментарных и половых пресноводных «Annulata», награжденную на университетском акте большой золотой медалью «преуспевшему». Помню, как кратко и просто гласило об этом его письмо к матери... и как горько плакала мать, что отец, умерший месяц назад, не может порадоваться этому известию».

** Лесковская Е. И.

*** Веретенникова А. И.

 

24

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Марии Александровне Ульяновой*

7 апр.

Милая мамочка!

Прости, пожалуйста, что я давно не писал тебе: совсем некогда было, готовился к экзамену физической географии, хотел сдать его сегодня, да не выдержал, т. е. не получил той отметки, какой желал; буду поэтому держать его в официальный срок, т. е. 16 мая.

Кухмистерская наша закрыта сегодня по распоряжению градоначальника. Придется устроиться с обедом где-нибудь в другом месте.

До свидания. Твой А. У.

7 апреля 1886 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 46—47

Опубликовано в журнале «Вопросы истории КПСС» № 5, 1966 г.

* На конверте имеется пометка М. И. Ульяновой: «Получ. 12 апр. 86 г.». Ред.

 

25

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Симбирск
Марии Александровне Ульяновой

6 сент.

Дорогая мамочка!

Пишу тебе по обещанию из Нижнего. На пароходе ехал отлично; пассажир, который поместился было надо мной, вскоре ушел, и мы всю дорогу ехали вдвоем (с каким-то купцом). В Казань приехали рано: часу в пятом, на пристани никого не было, а потому я отправился в город к Веретенниковым. Видел там Любочку**, Анюту** (она собирается в Петербург в конце сентября), Марусю**, Колю**, Сашу и Володю Ардашевых*** (они приходили к Веретенниковым). Любочка нашла и завернула мне Анину кофточку, но я забыл взять ее.

В Нижний приехали рано: часу в восьмом, так что я успел походить по городу, жаль только, что дождь идет целый день.

До свидания. Твой А. У.

В Казани узнал, что Володя Залежский**** не едет в этом году в Петербург.

6 сентября 1886 г.

Послано из Нижнего Новгорода

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 50—51

* Любовь Ивановна, Анна Ивановна, Мария Ивановна, Николай Иванович Веретенниковы — двоюродные сестры и брат А. И. Ульянова по линии матери.

** Ардашевы В. А. и А. А.— двоюродные братья А. И. Ульянова — по линии матери.

*** См. примечание на стр. 27.

 

1887

26

А. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

25 янв.

Дорогая мамочка!

Ты меня упрекаешь, что я редко пишу тебе; я, действительно, запоздал с последним письмом, совсем забыл про него, и оно пролежало несколько дней в кармане пальто.

Лекции у нас начались 15-го. Я записался только на обязательные лекции, так как времени мало, а от практических занятий не хочется отрывать его. Внес 15 рублей. Чеботарев* переселился на другую квартиру: ему было далеко ходить на урок и к тому же он хотел уединиться, чтобы поскорее кончить диссертацию. Я тоже подыскиваю себе квартиру; вероятно, поселюсь на Васильевском, потому что на Петербургской стороне не нашел ничего подходящего.

До свидания. С новой квартиры напишу опять, а пока пиши мне, пожалуйста, на Анин адрес.

Твой А. У.**

25 января 1887 г.

Послано из Петербурга в Симбирск

ф. 11, on. 3, ед. хр. 20, лл. 52—53

Опубликовано в сборнике «Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г.», М.—Л. 1927 г., стр. 129—130

* Чеботарев И. Я. (1861—1934) — из Симбирска. На год раньше Александра Ильича окончил гимназию (в 1882 г.). Учился в Петербургском университете, где подружился и с осени 1886 г. жил на одной квартире с А. И. Ульяновым. Входил в Симбирское землячество. Впоследствии — учитель.

** К этому письму в сборнике «Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г.», М.— Л., 1927 г., стр. 129. А. И. Елизарова дает следующее примечание: «Из текста видно, что 1887 г. Это письмо написано как-то особенно в общих словах и, видимо, с трудом,— даже пара помарок несмотря на его краткость в нем есть. Очевидно, Александру Ильичу было трудно писать матери, скрывая то главное, что было у него на душе».

 

27

А. И. УЛЬЯНОВ - А. И. УЛЬЯНОВОЙ

26 апреля.

Дорогая Анечка!

Большое спасибо тебе за твое письмо. Я получил его на днях и очень был рад ему. А немного замедлил ответом, надеясь увидеться с тобою лично, но не знаю, удастся ли нам это*.

Я пред тобою бесконечно виноват, дорогая моя Анечка; это первое, что я должен сказать тебе и просить у тебя прощения. Не буду перечислять всего, что я причинил тебе, а через тебя и маме: все это так очевидно для вас обеих. Прости меня, если можно.

Я помещаюсь хорошо, пользуюсь хорошею пищей и вообще ни в чем не нуждаюсь. Денег у меня достаточно, книги также есть. Чувствую себя хорошо, как физически, так и психически.

Будь здорова и спокойнее, насколько это только возможно; от всей души желаю тебе всякого счастия. Прощай, дорогая моя, крепко обнимаю и целую тебя.

Твой А. Ульянов

Напиши мне, пожалуйста, еще; я буду очень рад получить от тебя хоть маленькую весточку. Я также буду писать тебе, если узнаю, что имею на это возможность. Еще раз прощай.

Твой Ал. Ульянов

26 апреля 1887 г.

Послано из Петропавловской крепости в Петербург

ф. II, on. 3, ед. хр. 21, лл. 11—12

Опубликовано в сборнике «Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г.», М.—Л., 1927 г., стр. 133

* Вот что пишет А. И. Елизарова в связи с этим, последним в жизни Александра Ульянова, письмом: «Я писала Саше из тюрьмы два раза. Первое письмо было воплем души; в нем я писала между прочим:

 «Лучше тебя, благороднее тебя нет человека на свете. Это не я одна скажу, не как сестра; это скажут все, кто знал тебя, солнышко мое ненаглядное!» Но ответа я не получила; передано ли было, я не знала, и следующее я написала уже сдержанно, теми общими, более или менее казенными фразами, какими писались обычно письма через тюремный контроль, которые мучительно не удовлетворяли писавшего и не могли дать ничего получавшему их. Ответ Саши — единственное письмо, полученное мною от него из тюрьмы от 26 апреля,— был получен мною уже по освобождении (А. И. Елизарова тоже арестовывалась по делу 1-го марта 1887 г.— Ред.), после его смерти, из департамента полиции. Мне думается, что оно было ответом на второе письмо и что первого, искреннего, которое скорее могло бы заменить последнее прощание, он не получил. О свидании, как видно из... письма, просил брат, просила я, но оно не было разрешено».

 

1890

28

О. И. УЛЬЯНОВА — А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ1

1890 г. 26 с.

Дорогая Аня! Сейчас получила твое письмо. Спасибо, спасибо тебе большое. Очень скверно с моей стороны, что я сама тебе не пишу; но уж не взыщи: совершенно не умею писать сколько-нибудь сносных писем; а вот поговорила бы теперь с тобой обо многом. Но впечатлений, которыми интересно бы поделиться, у меня немного, во всяком случае, меньше, чем ты думаешь. Познакомилась я со многими, но почти никуда не хожу. Теперь я познакомилась со всеми В-бер2; они все очень симпатичные и милые, лучше всех, по-моему, Лид. Вл.3; но бывать у них далеко не так интересно, как я думала, судя но твоим отзывам о них. Разговор обыкновенно довольно вялый и не всегда интересный; общего у меня с ними мало, так что я и в разговоре принимаю мало участия; конечно, они прекрасные люди; но я-то лично ни с кем из них, вероятно, не сближусь; а так ходить «в гости» я не люблю. Положим, я их еще мало знаю: может быть, и переменю свое мнение — со временем. Кол-кову4 видела я всего один раз; надо будет как-нибудь собраться и передать ей, кстати, твой поклон.

У А. В.6 я тоже почти не бываю: он всегда или занят или устал, так что боишься помешать ему. У П-ских6 я тоже почти не бываю, а если и бываю, то М. Л.7 обыкновенно не вижу, так что поклон твой передам, верно, уж через Катю8. Познакомилась я у В-б9 с В. В. В.10; он говорит, что писал Марку11 об экзаменах в юридическую комиссию и, кажется, не советовал Володе12 ехать. Сам он приехал сюда держать экзамены; он очень умный человек, любит говорить и говорит интересно.

Что Ю. Фолькм13 приехала, я слышала, но ее не видала; Валент. З.14 очень милая, но ужасно наивна—совершенная институтка. Она учится здесь рисовать и говорит, что очень много дела, так что некогда читать. Живет она от меня очень далеко, так что видимся мы редко. Вол. Ард.15 продолжает ходить ко мне сюда, хотя здесь совсем неудобно принимать гостей. Сожительница моя очень хорошая девочка, мне не мешает почти; но все-таки времени много даром проходит или из-за ее разговоров или если к ней придет кто-либо из курсисток. Я пока ближе познакомилась лишь с одной словесницей 1-го курса16. Она хороший человек, очень много читала и много думала, так что разговаривать интересно. Читаем с ней вместе журналы или какие-нибудь статьи, хотя сильно мешаем этим моей Ростовцевой17. Заниматься математикой пока много не приходится. Лекций каждый день 3—4; начинаются они с 10. Вечер я обыкновенно сижу дома и читаю или занимаюсь; книг здесь хороших много.

26 сентября 1890 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, лл. 2—3

1 28 июля 1889 г. А. И. Ульянова вышла замуж за М. Т. Елизарова.

2 Винберг. Одна из Винбергов была однокурсницей А. И. Елизаровой.

3 Лидия Владимировна Винберг.

4 Колодезникова В. Г.

5 Александр Веретенников — двоюродный брат Ольги Ильиничны. Учился в то время в Петербургском институте инженеров железнодорожного транспорта.

6 Лесковские Е. И. и М. Л.

7 Матвей Леонтьевич. Лесковский (см. примечание на стр. 13).

8 Е. И.— жена Песковского М. Л.

9 Винберг.

10 Водовозов В. В. (1864—1940) — народник, публицист, в 80-е годы примкнул к революционному движению. Слушатель историко-филологического и юридического факультетов Петербургского университета. С 1886 г. вел иностранный отдел в «Неделе», а в 1893—1894 гг.— в газете «Русская Жизнь». В 1887 г. был выслан в Астраханскую губернию. После Октябрьской революции — белоэмигрант.

11 Елизаров М. Т.

12 Ленин В. И.

13 Знакомая по Самаре.

14 Залежская В. А. (Богданова) — двоюродная сестра О. И. Ульяновой, художница, позднее жила в Москве.

15 Ардашев В. А.— двоюродный брат О. И. Ульяновой.

16 По-видимому, речь идет об Ольге Григорьевой (Витмер).

17 Ростовцева Ольга Сергеевна, слушательница Бестужевских женских курсов.

 

29

О. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1890 г. 26 октября.

Дорогая Аня! Большое спасибо за письмо. Что же касается до того, что я мало пишу, то это происходит во всяком случае не от того, что я думаю о слоге своих писем. Если я говорю, что не умею писать, то это в том смысле, что, «хоть выжми мою голову, ничего в ней не найдешь». Володя1, теперь уже верно приехавший, вам расскажет, что ничего со мной здесь особенного не происходит, о чем бы интересно сообщить. Знакомые здешние все очень любезны, зовут к себе; затем знакомят меня с другими; но у меня довольно много дела в последнее время по случаю английского перевода и лекций, так что сижу дома и только на короткое время хожу к Вб.2 читать свой перевод. Впрочем, я его уже прочла в два дня, а теперь переписала и хочу нынче двинуться в редакцию «Р. Бог.»3. Захвачу «Завтра»4 и спрошу про него. Вчера опять видела Лид. Вл.5 и дочку ее, которая теперь, как они находят, уже большая: ей скоро месяц. Тетушки, конечно, все ужасно с ней возятся, так что у нее нет няньки, а она все время под надзором кого-либо из сестер, если сама Л. Вл. не в ее комнате. Слышала я несколько раз, как Н. В.6 поет: голос у нее прекрасный и поет хорошо даже для моей строгой критики. Скажи Володе7, что я получила свои кофточки и «Завтра» и благодарю его. Пошлю ему книжку, которую он здесь оставил, дня через два. Напиши мне, кто у вас читал на первом курсе психологию. Теперь здесь Введенский8; читает он очень популярно, даже слишком, по-моему, и очень усердно: на втором курсе он читает логику (тоже весьма популярно) и, кроме того, предложил сам читать энциклопедию философии для всех курсов, а также час в неделю посвящается чтению рефератов, из которых пока был только один: изложения и разбор одной главы из «Логики» Милля9. У нас самые интересные лекции — Бекетова10 — химия. Приборов, конечно, вполне достаточно для всевозможных опытов, и лаборант показывает их хорошо и очень любезно объясняет все, что спрашиваем. Н. В. Ст-ова11 принимает живое участие в комитете, который заведует хозяйственной частью. Раза два Н. В. приходила, когда мы обедали, в столовую и расспрашивала нас, довольны ли мы, а затем направлялась в кухню. Она очень симпатичная. Недели через две у нас предполагается вечер в пользу недостаточных12 слушательниц; Дума13 даром дает залу. Затем у нас на курсах устраивается читальня.

Вот и все наши новости. Желаю тебе всего хорошего! Пиши твоей О. У. Поклонись Осип.14 и Сав.14 —и Анне Абр.14

Была в «Р. Б.»15, Оболенский16 говорит, что если я через две недели не пристрою куда-нибудь «rindomani»*, то он, может быть, возьмет — посмотрит. Но вообще, говорит, сейчас материал есть, так что не обнадеживает. Пойду еще в «Жив. Обозрение»17.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, лл. 4—5

* — «Завтра». Ред.

1 В. И. Ленин из Петербурга выехал в Самару 24 октября 1890 г.

2 Винберги

3 «Русское Богатство» — ежемесячный журнал, выходивший с 1876 по 1918 год в Петербурге. С начала 90-х годов журнал стал органом либеральных народников и редактировался Кривенко и Михайловским. Вокруг «Русского Богатства» группировались публицисты, впоследствии ставшие видными членами партии эсеров.

4 «Завтра» — роман итальянского писателя Нехры. В переводе А. И. Елизаровой этот роман публиковался в «Самарской Газете» с № 160 по № 271 за 1890 г.

5 Винберг Лидия Владимировна — однокурсница Ольги Ильиничны.

6 Сестра Л. В. Винберг.

7 Ленин В. И.

8 Введенский А. И. (1856—1925) — философ, идеалист-неокантианец; преподавал на Бестужевских курсах.

9 Милль Джон Стюарт (1806—1873) — английский буржуазный философ, логик и экономист, один из видных представителей позитивизма. Главная его работа: «Система логики силлогистической и индуктивной» (1843). Философские взгляды Милля — идеалистические.

10 Бекетов Н. Н. (1827—1911) — крупнейший русский физико-химик, с 1880 г.— академик; в 1887—1902 гг. преподавал на Бестужевских курсах.

11 Стасова Н. В. (1822—1895) — прогрессивная общественная деятельница. Одна из инициаторов создания Высших женских курсов и распорядительница курсов в течение 10 лет.

12 Нуждающихся.

13 Петербургская городская дума.

14 Осипова, Савицкая и Анна Абрамовна Кацнельсон (зубной врач) — самарские знакомые семьи Ульяновых.

15 Редакция журнала «Русское Богатство».

16 Оболенский Л. Е. (1845—1906) — русский публицист и критик.

17 «Живописное Обозрение» — русский еженедельный иллюстрированный журнал, для «семейного чтения». Издавался в Петербурге с 1872 по 1905 г.

 

30

М. И. УЛЬЯНОВА - О. И. УЛЬЯНОВОЙ

В С.-Петербург
Слушательнице Высших женских курсов
Ольге Ильиничне Ульяновой.
Васильевский остров, 10 линия, д. 39, кв. 28

Дорогая Леля!

Извини, что так долго не отвечала тебе на твое письмо, я все ждала, что нам дадут табели и хотела послать тебе, да, должно быть, напишу тогда еще раз. Марк1 подарил мне чижика, который висит в нашей комнате. У нас из французского теперь другая учительница, которая задает очень много и строго спрашивает. Читала я до сих пор все рассказы Аненской2 и другие рассказы, а теперь еще не знаю, что буду читать. Из истории мы учим о Иоанне III, учитель наш г-н Морозов часто спросит какую-нибудь ученицу, она начнет говорить не так, и он целый час объясняет, почему так нельзя сказать. Теперь я шагаю в гимназию не по грязи, а по пыли. К нам приехал зверинец, в который я думаю сходить с Аней. Уроки я учу так же, как и прежде, целый вечер. Мы подписываемся в библиотеке на 4 книги, и ходят в нее обыкновенно Марк или Аня. Целую тебя крепко, дорогая, милая моя Лелька.

Твоя Маня

7 ноября 1890 г.

Послано из Самары в Петербург

ф. 14, on. 1, ед. хр. 226, лл. 1—2

1 Марк — Елизаров М. Т.

2 Аненская А. Н. (1840—1915) —детская писательница; одна из организаторов Высших женских курсов, секретарь комитета общества для доставления средств курсам.

 

31

О. И. УЛЬЯНОВА-А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1890 г. 11 декабря.

Дорогая Аня! Очень, очень тебя благодарю за письмо, которое вчера получила. Отправилась я сегодня к букинисту на Литейной, но, к сожалению, он уже продал, как говорит, недавно все итальянские книги, какие у него были. Вероятно, этот тот самый, о котором тебе говорил Володя1 — первый от Невского; зашла я к другому — у него были итальянские книги, но ни Петрарки2, ни Боккачио3 не оказалось. Очень досадно, что так вышло. Что касается до твоего рассказа и «Детск. Чтения»4, то признаюсь, Б.5 я очень давно не видала — с месяц, но она говорила вообще, что если рукопись передаст редактору знакомый человек, как, напр., она, то редактор относится совсем иначе к рукописи, т. е. прочтет ее внимательно. Да я это испытала и на себе. Если бы я, переведя статью, прямо отправилась в какую-нибудь редакцию, то статью бы взяли и, не читая, сунули в какую-нибудь конторку, где она лежала бы, пока мне не наскучило бы ждать и я не взяла бы ее обратно6. А если заручиться рекомендацией кого-либо из сотрудников, то редактор относится совсем иначе.

Но «рьяный» цензор «Р. Б.»7 запретил бедную статью, потому что в научной статье, где трактуется о теориях Дарвина, Уоллеса8 и Гальтона9, не отзываются о браке, как о таинстве. Вообще теперь на этот счет, т. е. относительно всего, касающегося религии, цензура стала очень строга; М. Л.10 острит даже, что «ей-богу» не пропускают.

Я что-то давно подозревала, что не все мои письма к вам доходят, потому что вы слишком нападаете на меня, тогда как я вовсе не так уж редко пишу вам, а теперь из Володиного письма11 заключаю, что мама одного моего письма не получила: в него была вложена маленькая записочка Володе, где В. В.12 отметил, какие книги дает и на какой срок одну из них. Неужели это письмо пропало? — Странно; но Володя пишет: пришли мне реестр. Уж видно придется еще раз составить этот реестр, а для этого опять обращаться к В. В.

Сообщаю тебе радостную для меня весть: кажется, уже теперь решено, что на будущий год осенью откроются медицинские курсы, и тогда я могу буду перейти на них13. У нас репетиций почти нет в этом году: обязательно было сдать аналитическую геометрию, что я сегодня сделала, затем, может быть, придется сдавать физику, но вряд ли. Так что теперь я свободна и могу буду воспользоваться праздниками для чтения. Здесь, на Васильевском острове, есть Академическая библиотека, где теперь открыто иностранное отделение, туда мне не очень далеко — можно будет ходить читать. Да, положим, у меня и до сих пор было всегда время читать, так как я совсем не утруждала себя математикой. Да, вот я тебе не написала, так как в сущности удобнее бы сказать на словах; но ждать уже лишком долго, а потому пишу. В. И. С-ский14 говорил, что ему Ив. Н.15 два года тому назад писал, что ты знаешь итальянский язык, и что он, хотя не ответил, но только потому, что находит, что, живя в провинции, трудно заниматься литературной работой, но что он не забыл и что вообще он о тебе самого лестного для тебя мнения, как о человеке литературно образованном и т. п. Конечно, это мало интересно, но, чтобы ты не подумала, что он «забыл или не хотел отвечать» и т. д. и т. д., я тебе это сообщаю, так как он все это мне говорил с необыкновенным пафосом. Прощай! Еще раз спасибо за письмо. Крепко целую и желаю всего хорошего. Как твое здоровье? Напиши твоей О. У. Марку16 поклон.

За швед, книжкой не ходи, потому что повесть, которую я хотела переводить, кончена гораздо слабее, чем начата, и переводить ее не стоит. Спасибо за ту, которую прислали.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, лл. 6—7

1 Ленин В. И.

2 Петрарка Франческо (1304—1374) — выдающийся итальянский поэт, гуманист.

3 Боккаччо Джованни (1313—1375) — итальянский писатель эпохи Возрождения. Главное произведение — сборник новелл «Декамерон» (ок. 1350, изд. 1470).

4 «Детское Чтение» — детский журнал либерального направления. Издавался в России с 1869 по 1906 г. Выходил ежемесячно под ред. А. Н. Островского, Д. И. Тихомирова. В журнале принимали участие писатели: Д. Н. Мамин-Сибиряк, К. М. Станюкович, А. С. Серафимович и др.

5 Барфус Е.— переводчица с итальянского.

6 О какой статье идет речь, установить не удалось.

7 «Русское Богатство» — журнал (см. примечание на стр. 40).

8 Уоллес Альфред Рассель (1823—1913) — английский натуралист, создавший одновременно с Ч. Дарвином теорию естественного отбора, но признававший приоритет за Дарвином, который начал развивать идею отбора гораздо раньше и глубже ее обосновал. Уоллес, став эволюционистом, не отошел от идеалистического мировоззрения, признавая примат «духовного мира» над материальным.

9 Гальтон Фрэнсис (1822—1911) — английский реакционный антрополог-расист, один из основоположников буржуазной лженауки — евгеники («об улучшении человеческой породы»).

10 Матвей Леонтьевич Лесковский.

11 Этого письма В. И. Ленина к О. И. Ульяновой в ЦПА ИМЛ нет.

12 Бартенев В. В.

13 Ольга Ильинична собиралась учиться в медицинском институте. 7 июля 1890 г. в журнале «Новое Время» была заметка об открытии женского университета и медицинского института в Петербурге.

14 Семевский Б. И. (см. примечание на стр. 17).

15 Чеботарев И. Н. (см. примечание на стр. 34).

16 Марк Тимофеевич Елизаров.

 

32

О. И. УЛЬЯНОВА — В. И. УЛЬЯНОВУ

Получаешь ли ты, Володя, все мои письма? Я от тебя получила письмо от 10 декабря и после того тебе еще не собралась ответить. Представь, что ко мне никакой студент за книгами не приходил, да уж теперь, видно, и не придет: если едет домой, то уж уехал. Кончил ли ты Фойницкого1? В. В. Б.2 просит тебя его прислать ему недели через две, если можно, а то так через три. На твое счастье экзамены разложены на весну и на осень; но думаю, что ты будешь часть экзаменов сдавать весной, так что приедешь сюда в начале мая3. В. Ард.4 до сих пор все еще не прочитал Каутского; с Петербургом он знакомится понемногу, но все что-то не очень доволен... Вообще странный- таки он человек. Я тебе говорила, что он Каутского читать не станет, а ты ему дал, а я от него не добьюсь; положим, я не перевожу, потому что оказалось, что давно существует русский перевод,— я даже сама видела и нашла большое сходство с своим переводом.

Мои занятия математикой на время праздников вполне прекращаются, и занимаюсь я науками, так сказать, гуманитарными, ибо они более праздничному времени соответствуют. Читать систематически, отдав предпочтение индуктивному методу перед дедуктивным, все больше еще намереваюсь, чем читаю. Однако думаю «одолеть» Фукидида5 — конечно, по-немецки. Но вообще моя голова устроена так, что ничего систематического в ней не укладывается; мое правило: читать, что захочется, и я от него все еще не отстала. Но хотя, с одной стороны, надо сознаться, что книг хороших и стоящих прочтения много, то, с другой стороны, и в словах Шопенгауэра6 есть правда, когда он говорит, что нужно меньше читать и больше думать. А думать в настоящем смысле слова гораздо труднее, чем читать. Согласен ли ты с мнением, что в этом отношении может помочь математика как «дисциплина ума»?

Вообще напиши мне что-нибудь, только уж не о книгах: они мне просто надоесть успели, лежат у меня на полке: столько я писала тебе и себе для памяти реестриков!

Марку7 скажи, что ежели устав общества подачи помощи переселенцам напоминает устав больницы или богадельни, то общество в этом не виновато. Об этом можно бы не без интереса поговорить, а пока до свидания! Всего хорошего!

Пиши. О. У.

Вторая половина декабря 1890 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 2, on. 1, ед. хр. 20, лл. 1—2

1 Фойницкий И. Я. (1849—1913)—профессор Петербургского университета, известный русский криминалист. Принимал участие в разработке судебных уставов. Автор ряда работ по уголовно-процессуальному праву.

2 Виктор Викторович Бартенев — участник с.-д. кружков в Петербурге, член студенческого научно-литературного общества, общественный деятель, товарищ А. И. Ульянова по университету.

3 В. И. Ленин приезжал из Самары сдавать экзамены при Петербургском университете за юридический факультет в апреле 1891 г., а 17 мая выехал снова в Самару.

4 Ардашев В. А.— двоюродный брат Ольги Ильиничны.

5 Фукидид (460—400 до н. э.) — крупнейший древнегреческий историк. Труд всей его жизни — «История Пелопонесской войны» — величайшее произведение античной историографии. Главное внимание Фукидида сосредоточено на судьбах афинской державы.

6 Шопенгауэр Артур (1788—1860) — немецкий философ-идеалист. Главное его произведение — «Мир, как воля и представление» (2 тома 1819—1844, русский пер. 1881).

7 Елизаров М. Г.

 

33

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1890 г. 23 декабря.

Дорогая мамочка!

Поздравляю тебя с наступающими праздниками и крепко целую. Спасибо за присланные в последнем письме 6 рублей.

Право, не понимаю, почему ты находишь лучшим, чтобы я жила в интернате и тратила такую массу денег, и почему ты боишься, что я попаду к каким-нибудь ужасным хозяевам; ведь жила же я месяц до поступления на курсы, и все было отлично. Вообще думаю, что мне здесь гораздо виднее, как мне лучше устроиться. Но если ты не хочешь, то, конечно, нечего и толковать. Если уж ты пришлешь мне заявление о твоем согласии, то сделай это поскорее — тотчас по получении письма, а не то все равно будет уже поздно и придется вторую половину года жить здесь. Вообще, милая мамочка, ты знаешь, что я на многое человек безразличный, так что ты напрасно так беспокоишься и заботишься о том, где мне жить. Обедать я буду, где бы ни жила, на курсах, где кормят хорошо и очень дешево. Если ты желаешь, чтобы я жила здесь, то я останусь здесь.

Особенных неудобств нет, а только было бы дешевле и приятнее на квартире; но вообще как ты находишь лучше. Что же касается до ходьбы, то, во-первых, оно, может быть, даже полезно гулять каждый день, а, во-вторых, я сама бы не сняла комнаты далеко от курсов, так как это неудобно. Вообще, милая мамочка, пожалуйста, не думай об этом, как о чем-либо важном, и напиши твое желание.

Говорят все также упорно, как и прежде, что на будущий год откроют медицинские курсы, а с рождества подготовительные классы к ним, где будут проходить латинский язык и математику. Во всяком случае для меня этот год не потерян, потому что и математика, и химия для врача очень нужны, а если я в течение этого года несколько освоюсь с химией, то на медицинском факультете больше будет времени для анатомии и др. наук. Жаль только, что ученье это так дорого обходится и что целую зиму не видишься с вами,— но тут уже ничего не поделаешь.

Музыку я не бросаю, дорогая мамочка.

Крепко, крепко тебя целую и обнимаю, дорогая мамурочка! Работа моя у доктора кончена, и получила я за вычетом расходов 8 рублей, так что теперь я богата. Крепко целую Аню, Всего хорошего!

Твоя Оля

Кажется, мамурочка, у меня есть какая-то рабочая корзинка, вроде бонбоньерки, с каким-то красным цветком, которая еще не перешла в Манино владение. Пожалуйста, подари ей.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 1—2

 

34

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1890 г. 30 декабря.

Дорогая мамочка!

Вчера получила твое последнее письмо. Деньги, мамурочка, можно прислать в два срока: 150 рублей за интернат, я полагаю, можно прислать к 15, потому что многие у нас уехали до 15-го и, следовательно, не заплатят раньше этого срока. 50 же рублей за лекции можно прислать потом, вероятно, даже в феврале, потому что я знаю, что некоторые курсистки заплатили только через месяц после начала лекций. Вообще до следующего моего письма не посылай, а я, вероятно, увижу скоро директора*. О деньгах же с директором говорить не следует, потому что он ужасный формалист и ничего путного не скажет, а подождать денег — подождет — до 15 января же совсем недолго. Конечно, мамурочка, я не скучаю на праздниках: для меня они не отличаются от будней почти ничем — только на лекции не ходишь. А вас повидать хочется не только в праздники, но и в будни. Была накануне рождества у Кати1 на елке, а на рождество тоже бывала у знакомых, да, кроме того, в интернате же проводит рождество одна курсистка, с которой мы часто вместе читаем или болтаем. Вот не понимаю, почему для вас праздники скучнее, чем будни: ведь Митя2 и Марусенечка3 не ходят в гимназию, а когда они дома, то все как-то живее и веселее.

Крепко, крепко тебя целую, милая и дорогая мамочка, поздравляю с Новым годом и желаю тебе всего, всего хорошего! Об экзаменах... ничего не известно... они начнутся после пасхи. Еще раз целую, дорогая мамочка!

Твоя Оля

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, л. 3

* В рукописи вырваны две строки письма, следующие после слова «директора». Ред

1 Лесковская Е. И.

2 Ульянов Дмитрий Ильич.

3 Ульянова Мария Ильинична.

 


 

1891

35

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1891 г. 14 янв.

Милая, дорогая моя мамочка! Пожалуйста, прости, что не довольно часто пишу. Но мне, право, сдается, что вы не все мои письма получаете, потому что я писала после 1 числа уже тебе, а ты пишешь, что последнее письмо получила 3 января, так что оно, следовательно, было написано еще в декабре. Писала я также на днях Марку1 — не знаю, получил ли он. Я пишу не на почтовой бумаге, но это не может служить препятствием для получения писем, потому что от вас я получаю письма и на простой бумаге. От 3 до 10 только 7 дней и, вероятно, 11 или 12 ты получила мое следующее письмо, если оно не пропало. Но совсем не с чего ему бы пропадать: я всегда сама отношу свои письма в ящик или же прошу ту из курсисток, которая идет бросить свои. Посылать же свои письма заказными я не могу: пишу я их все же (что бы вы ни говорили) очень много: вот хоть сейчас — в две недели три письма, этак придется совсем разориться на марки. Да, вот я вспомнила: письмо не могло пропасть, потому что я послала также метрическое свидетельство в заказном пакете. Ты, вероятно, получила его 11 или 12. В прошлом году экзамены кончились в начале мая, а начались в конце апреля; О. Вл. В.2, напр., сдала все экзамены к 5 мая. В нынешнем году все, вероятно, будет по-прошлогоднему, так что я надеюсь в начале мая приехать в Самару. Теперь у нас назначена репетиция по анализу 21 и 23 января, так что эту неделю придется заниматься. Лекции начнутся послезавтра. 150 рубл. пришли сейчас, дорогая мамочка, а 50 можно пока подождать. Скажи Володе3, что «Нов. Вр.»4 взяло назад Таганц.5, но «Курса»6 в Петербурге достать нельзя, потому что все издание разошлось. Еще скажи ему, что я, во-первых, извиняюсь, что не пишу ему сама, а во-вторых, что мне Викт. В.7 сказал, что получил Володино письмо, но сейчас еще не может ответить, потому что не соберется сходить в университет за справками. Не лучше ли бы Володе написать прямо мне: у меня есть знакомые — юристы; может быть, я скорее узнаю через них. Благодарю Марусенечку8 за письмо очень и очень: сейчас некогда ей ответить. Что-то об Ане9 ни слуху ни духу? Положим, по письмам я у нее в долгу. Целую крепко ее и тебя, дорогая, милая мамочка! Будь здорова!

Твоя Оля

14 января 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, л. 4

1 Марк Тимофеевич Елизаров.

2 Ольга Владимировна Винберг.

3 Ленин В. И.

4 Имеется в виду издательство «Новое Время».

5 Таганцев Н. С. (1843—1923) — русский буржуазный криминалист, профессор Петербургского университета. С 1887 г.— сенатор. В течение 20 лет работал в комиссии по подготовке проекта уголовного уложения, автор ряда капитальных трудов по русскому уголовному праву.

6 Речь, по-видимому, идет о двух книгах курса лекций Н. С. Таганцева: «Русское уголовное право», которые нужны были В. И. Ленину в Самаре.

7 Бартенев В. В. (см. примечание на стр. 45).

8 Ульянова М. И.

9 Елизарова А. И.

 

36

О. И. УЛЬЯНОВА - В. И. УЛЬЯНОВУ

г. Самара
Владимиру Ильичу Ульянову
Почтовая улица, д. Рытикова*

Я передала Володе А.1, что тебе нужно было справиться. Он говорит, что вышедший выпуск Корк.2 покупать тебе не нужно, но что Корк.2 издает для студентов лекции русского государственного права, которые нужны для экзамена, потому что составлены применительно к его требованиям. Если хочешь иметь их, то напиши — он подпишется за тебя: они еще не вышли2. Относительно подачи прошения и пр. будет публикация в газетах в свое время. Экзамен весной надо будет сдавать за два первые курса, что ты, вероятно, знаешь.

Интересно бы поговорить по всяким «вопросам», да как-то не клеится в письме. Постараюсь как-нибудь в другой раз, а там, может, ты к концу апреля будешь здесь.

Относительно же моей «системы», то в теории я ее придерживаюсь, хотя, конечно, в некоторых случаях допускаю исключения; на практике же иногда делаю отступления: так, например, прочитав своего Фукидида3 (который, нахожу, очень интересен и полезен) и 2 тома русской истории с «древнейших времен»4, принялась за Зибера6. Вообще, конечно, системе нельзя придавать уж очень большого значения, а к себе и применять ее, пожалуй, уж поздно.

До свидания! Всего хорошего!

Твоя О. У.

Поклон всем нашим.

 

Получ. 23/I 1891 Среда**

20 января 1891 г.

Послано из Петербурга

ф. 2, on. 1, ед. хр. 20, л. 3

* Начала письма в ЦПА НМЛ нет. Ред.

** Надпись В. И. Ульянова. Ред.

1 Ардашев В. А.

2 Речь идет о лекциях профессора Н. М. Коркунова «Русское государственное право». Они вышли в свет позднее (см. т. 1—2, СПБ, 1892— 1893, кн. магазин А. Д. Цезерлинга, б. Мелье и К0).

3 См. примечание на стр. 45.

4 Очевидно, имеется в виду «История России с древнейших времен» (1851—1879) Соловьева С. М.

Соловьев С. М. (1820—1879) — выдающийся русский буржуазный историк, профессор Московского университета, академик. Автор 29-томной «Истории России с древнейших времен» (1851—1879), в которой Соловьев собрал и проанализировал громадный фактический материал. В этом труде история России доведена до 1774 года. Исторические взгляды Соловьева были обусловлены политическими позициями русской либеральной буржуазии середины XIX века. Революционные демократы, в частности Н. А. Добролюбов, критиковали буржуазно-либеральную концепцию Соловьева.

5 Зибер Н. И. (1844—1888) — известный русский экономист. Профессор кафедры политэкономии Киевского университета. Был лично знаком с К. Марксом и Ф. Энгельсом во время пребывания в Лондоне. Диссертация Н. И. Зибера «Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с позднейшими дополнениями и разъяснениями» (1871) получила сочувственный отзыв К. Маркса в послесловии ко 2-му изд. «Капитала». Не будучи марксистом и революционером, Зибер высоко оценивал экономические труды Маркса, стремился их популяризировать.

 

37

О. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1891 г. 23 янв.

Дорогая Аня!

Нынче получила твое письмо. В редакции «Ж. О.»1 я уже была, но оказалось, что на Невском только контора и склад издания, а потому я пойду, чтобы узнать что-нибудь, в другой раз в редакцию: Ковенский пер., д. № 14. Жаль только, что ты мне не написала, как называется переведенная тобою повесть: не знаю, добьюсь ли чего в редакции, не зная названия вещи, о которой навожу справки2.

К Цинз.2 могу идти в пятницу, так как завтра не хочется пропускать химию, а сегодня получила письмо только в 4 часа.

Володе прошу передать, что Таганцева3 поищу, напишу тогда о результате поисков.

Заходить в редакцию мне, конечно, не составляет труда, если не срочно, потому, что хотя концы здесь огромные и приходится ходить пешком, но я все равно бываю на Невском по своим делам. В «С. В.»4 была: корреспонденция Марка5 рассматривается, и ответ о ней будет мне дан на той неделе не раньше четверга. Спроси, пожалуйста, Володю6, не надо ли ему послать с А. Ал.7 какие-либо из В-ских8 книг.

Профессора у нас почти все начали читать; интересен новый предмет — высшая алгебра, и читается хорошо. Сижу теперь все дома, только у Вали9 была на днях; кстати, видела ее рисунки, и мне показалось, что для ученицы они очень недурны. Недовольны мы с ней очень, что не удалось устроиться вместе жить: мне здесь страшно дорого, да и ей одной дороже, чем бы вышло вдвоем. Маме не пишу потому, что боюсь, что письмо выйдет тогда слишком тяжело. Скажи ей, пожалуйста, что деньги 150 р. я получила и уже внесла, а 50 руб. можно еще подождать, еще скажи, что здесь очень тепло и в шубе мне нисколько не холодно.

Крепко целую тебя, ее и Марусю10.

Кланяюсь Марку и братьям11.

Напиши, здоровы ли ты и мама и как вы поживаете. Всего хорошего!

Твоя О. У.

23 января 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, л. 8

1 «Живописное Обозрение» (см. примечание на стр. 40).

2 О чем и о ком идет речь, установить не удалось.

3 См. примечание на стр. 40.

4 «Северный Вестник» — литературный, научный и политический журнал. Издавался в Петербурге в 1885—1898 гг. В журнале печатались либеральные народники — Н. К. Михайловский, С. Н. Южаков,

С. Н. Кривенко, писатели — Г. И. Успенский, В. Г. Короленко, К. М. Станюкович, писатели-символисты — Д. С. Мережковский, Ф. Сологуб, К. Д. Бальмонт и др.

5 О какой корреспонденции М. Т. Елизарова идет речь, установить не удалось.

6 Ленин В. И.

7 Имеется в виду Ардашев Александр или Алексей — двоюродные братья О. И. Ульяновой.

8 Водовозовских.

9 Залежская В. А. (см. примечание на стр. 38).

10 Ульянова М. И.

11 В. И. и Д. И. Ульяновы.

 

38

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Самара
Марии Александровне Ульяновой
Почтовая улица, дом Рытикова

1891 г. 4 ф.

Дорогая мамочка!

Ужасно давно ты мне не писала. Получила ли мое письмо от А. А.1? Она говорила, что тотчас по приезде — во вторник — будет у нас. Курсистки наши — народ не особенно прилежный, и потому уже теперь поговаривают об экзаменах. Но наш I курс (математический) кончит экзамены числа 18 мая, потому что берет много времени на подготовку. Чтобы держать экзамены раньше — одной, надо подать прошение Кулину2 с указанием причин, почему это делается. Я писала тебе в том письме, что это, вероятно, нетрудно было бы устроить, хотя мне не хотелось бы, потому что придется сидеть над лекциями, тогда как, сдавая с курсом, буду заниматься полегоньку. Но, оказывается, держать одной раньше и не особенно удобно. Вообще сейчас еще трудно решать — слишком рано, но думаю, что можно будет сдать один или два экзамена раньше других, чтобы кончить раньше 18 мая.

Живу я по-прежнему хорошо. Одно плохо: ничего не выходит с моими переводами. Когда я перевела ту статью3 с английского, то несколько раз ездила в ужасную даль в редакцию «Р. Бог.»4: это на Песках, Слоновая ул. Времени и денег много потеряла, а ничего не получила. Со шведским переводом еще хуже! Книг шведских доставать негде: приходится прямо покупать их в магазине; стоят они дорого, а подходящего для перевода в них мало, так что теперь я уже отказываюсь от дальнейших попыток этого рода.

Пожалуйста, напиши мне: я с 19 января не получала писем, кроме Володиных5, которые и нельзя назвать письмами.

4 февраля 1891 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 5—6

1 Анна Абрамовна Кацнельсон.

2 Кулин В. П. (1822—1900) — директор Высших женских курсов в 1889—1894 гг.

3 О какой статье идет речь, установить не удалось.

4 «Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

5 Письма В. И. Ленина к О. И. Ульяновой не разысканы.

 

39

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Самара
Марии Александровне Ульяновой
Почтовая улица, дом Рытикова

10 февраля.

Дорогая мамочка!

Крепко, крепко тебя целую и обнимаю. Получила сегодня твое письмо и деньги и очень тебя благодарю за то и за другое. За деньгами я никогда не хожу сама на почту, потому что наш курсовой рассыльный всегда приносит нам денежные пакеты. Как только наступает весна, сейчас начинаются у тебя новые хлопоты с Алакаевкой, мамочка!

Что это А. Абр.1 не была у вас во вторник, как сказала мне? Ты напрасно жалеешь, дорогая мамочка, что не послала мне ничего с ней, потому что мне ничего не нужно. Здесь живу на всем готовом, кормят нас хорошо, к чаю всегда дают молоко и разнообразный хлеб. Разве я мало пишу о себе, дорогая мамочка? Провожу я время таким образом: приучаюсь вместе с моей сожительницей рано вставать, но пока не приучились — встаем в 8—8 1/2 часов; затем до 10, когда у меня начинаются лекции, читаю или занимаюсь, затем иду на лекции; до 4 часов лекции продолжаются у меня только два раза в неделю, а в остальные дни я еще бываю дома до обеда часа 2—3. После обеда иногда остаюсь на курсах играть, иногда же иду домой. Вечер я больше люблю проводить дома, но раз или два в неделю обыкновенно куда-нибудь иду. Сегодня была после обеда у одной из наших курсисток, а в то воскресенье отправлюсь, вероятно, к Вале2 — давно ее не видала, да и скучно ей, верно, бедной — всегда одна. Здесь уже какой-то весенний воздух, и погода хорошая — ясно и маленький мороз. С одной стороны, хорошо, что лекции рано у нас кончатся — раньше буду дома. К пасхе только, наверное, нельзя будет успеть, так как до 14 апреля только две недели времени, и подготовиться к 4 экзаменам, пожалуй, не успею. Верно, уж в то воскресенье пойду мимо букинистов и посмотрю ноты для Мани3. Хорошо, что Митя4 познакомился с товарищами — очень рада за него.

Я слышала здесь хорошее пение и музыку, да и сама здесь играю иногда на курсах при публике. У нас очень популярен Бетховен.

Как вы поживаете, дорогая мамурочка? Читает ли тебе кто-нибудь вслух по вечерам? Что делает в свободное время моя дорогая Марусенечка3? Отчего не напишет мне?

Крепко, крепко целую тебя и сестер5, дорогая мамочка! Пиши мне, если можно, почаще и побольше. Я буду делать то же.

Твоя Оля

10 февраля 1891 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 7—9

1 Кацнельсон А. А.

2 Залежская В. А.

3 Ульянова М. И.

4 Ульянов Д, И.

5 М. И. Ульянова и А. И. Елизарова.

 

40

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Самара
Марии Александровне Ульяновой
Почтовая улица, дом Рытикова

1891 г. 15 февраля.

Дорогая мамочка!

Сейчас пришла с курсов, куда ходила обедать, и получила твое письмо от 11-го февраля. Очень была ему рада, особенно потому, что от тебя, собственно, писем давно не было, а я отправила уже три письма, считая то, которое ты так поздно получила от Ан. Абр.1 Денег она мне не присылала и, думаю, не будет пересылать мне, а передаст вам. Конечно, спрашивать ее об этом не надо, потому что если она еще не передаст вам, то, значит, ей очень нужны они сейчас. Я могу подождать.

Об экзаменах сейчас еще не знаю. Вероятно, скоро будет окончательно составлено расписание, и тогда я посмотрю, возможно ли будет отделаться раньше.

Конечно, милая мамочка, для того чтобы переснять карточку Саши2, я выбрала фотографию, которая заявляет, что ее специальность — увеличенные копии. Эта карточка пробная, т. е. первая, а другие две, кажется, будут лучше. Я для того и просила тебя прислать альбом, что у меня в нем очень хорошая маленькая карточка, с которой я думала переснять. Посылать же мне ее по почте я не просила тебя, потому что от такой пересылки карточки всегда несколько портятся. На днях я пойду за остальными карточками и увижу, удачны ли они. Одну из них я видела еще неретушированной, и мне показалось, что там глаза более похожи. Володе я послала уже и другую книгу — надеюсь, он получил. Жаль, что он сразу не догадался написать, что можно взять из университетской библиотеки, так как ему ненадолго. Кажется, 1 марта будет ревизия этой библиотеки и, пожалуй, его тогда попросят вернуть их, но после ревизии можно будет опять послать. Очень жаль, что я не могла исполнить Аниного поручения относительно Риккера3; но этот Риккер требует за библиографию4 не 40 коп., а 1 руб. с пересылкой в Самару. Поэтому я не решилась согласиться на эту цену, а пишу Ане об этом. Если бы Аня написала мне, как заглавие той повести, которую она послала в ред. «Жив. Об.»5, я бы сходила туда, а так, если я приду, то меня первым долгом спросят, о каком это переводе я навожу справки, и, пожалуй, все переврут. Теперь, когда с Володиными книгами уже покончено, я могла бы выбрать время и сходить в редакцию, а то жаль, что ни одного из Аниных поручений не исполнила.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 10—12

1 Кацнельсон А. А.

2 Александр Ильич Ульянов.

3 См. примечание на стр. 17.

4 Имеется в виду библиография вышедших книг на иностранных языках, необходимых Анне Ильиничне для переводов.

5 «Живописное Обозрение» (см. примечание на стр. 40).

 

41

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

21 февраля.

Дорогая мамочка!

Крепко тебя целую и обнимаю. Получила я сегодня утром твое письмо и деньги. Большое спасибо, дорогая мамочка. Ноты для Мани1 я посмотрю послезавтра, когда пойду в город.

Относительно 10 руб., которые я занимала для Ан. Абр., могу сказать, что они были не нужны той, у кого я заняла, да, кроме того, я знала, что Ан. Абр. передаст вам, как только у нее будут они, а разница в 1—2 недели несущественна; я просила тебя прислать мне их, как только она тебе передаст, потому, что самой неприятно быть в долгу.

Черное платье, т. е. юбка, еще совсем хороша; к тому же у меня есть другая черная юбка, так что на все остальное время есть, что носить. С черной юбкой я ношу всегда коричневый лиф, который ты мне прислала осенью. Серое платье я, правда, никогда не одеваю, потому что оно слишком парадно.

Не помню, писала ли я тебе, что директор предложил совету обсудить вопрос, можно ли разрешить некоторым слушательницам сдать все экзамены до пасхи. Совет нашел это неудобным, потому что пришлось бы слишком рано прекратить лекции. Валя2 поедет на лето к Мане3; кончатся у нее занятия, вероятно, около середины мая.

Поручение купить ноты Мане1, конечно, меня не затруднит, тем более, что не спешное. Вот, по-видимому, Аня недовольна моим исполнением ее поручений. Я совершенно не знала, как наводить справки в «Ж. Об.»4: я не знаю ни заглавия повести, ни того, как Аня подписалась.

Был у нас недавно вечер на курсах, т. е. просто собрание курсисток. Читали на этот раз вслух «Современная французская молодежь» из февральской книжки «Русской Мысли»5, а затем рассуждали, так что вечер прошел несколько оживленнее, чем обыкновенно. Вообще же все идет здесь по-прежнему.

Крепко тебя целую, дорогая мамочка!

До свидания! Пиши мне побольше.

Как поживает Тями6?

Твоя Оля

21 февраля 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 13—14

1 Ульянова М. И.

2 Залежская В. А.

3 Залежская М. А. (Грачевская), жила в то время в Ижевске.

4 «Живописное Обозрение».

5 «Русская Мысль» — ежемесячный литературно-политический журнал. Издавался в Москве в 1880—1918 гг. До 1885 г. отличался славянофильскими тенденциями, затем стал органом буржуазного либерализма.

6 По-видимому, так шутливо называет Ольга Ильинична Дмитрия Ильича.

 

42

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Самара
Марии Александровне Ульяновой
Почтовая улица, дом Рытикова

28 февр.

Дорогая мамочка!! Вчера вечером получила твое письмо. Большое спасибо. Ты пишешь, что 24-го ждала от меня письма. Я ответила тебе в тот же день, как получила твое последнее письмо. Вообще я всегда отвечаю тебе или в день получения письма, или на другой день утром; сегодня только утром ходила на почту; но теперь еще только два часа, так что надеюсь, что сегодня письмо мое еще пойдет и ты получишь его 3-го. К сожалению, ты мне не написала, у какого букиниста продаются ноты. На Васильевском острове нет, на Литейном только у одного нашла, да еще у одного на Невском.

К сожалению, у них очень плохой выбор: все старые и трудные вещи. Да, правда, Маня1 теперь как раз играет так, что ей очень трудно найти хорошие вещи: от детских уже она выросла; классические вещи, как Бетховена и Моцарта, начинать ей рано,— и приходится пробавляться какой-нибудь музыкальной стряпней, вроде Бейера2. Я послала ей сегодня 3 вещицы: пусть она попробует разучить сонату Гайдна. Если ей сразу не понравится, то все же посоветуй ей не бросать, потому что это такая вещь, которую надо хорошенько разучить. Этюды для Мани у нас есть: во-первых, Дювернуа — «Ecole de la velocite»3. Маня играла из них только 4 первых, а мне кажется, что она могла бы играть и дальнейшие, кроме 2—3 последних. Кроме того, у нас есть этюды Бургмиллера4: 18 etudes de genre; из них Маня тоже играла только немногие; они расположены не по порядку трудности, так что можно выбрать этюдов 5—6, которые она могла бы разучить. Из пьес, я думаю, у нас тоже можно найти кое-что; я играла с Фел. Максимилиановной5 нетрудные вещи. Кто такой наш новый арендатор и какова судьба прежнего Крылова6?

Относительно того, что я будто бы простужаюсь, ты, мамурочка, будь, пожалуйста, спокойна. Хожу я все еще в шубе, через Неву переходить приходится мне редко, да обыкновенно я сажусь в конку.

Крепко тебя целую, дорогая мамочка, и обнимаю.

Пишите мне побольше.

Крепко целую Аню и благодарю за ее письмо. Отвечу ей на днях, а сегодня тороплюсь уже отнести письмо.

До свидания, дорогая мамочка!

Твоя Оля

28 февраля 1891 г.

Послано из Петербурга

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 15—17

1 Ульянова М. И.

2 Бейер Фердинанд (1803—1863) — немецкий композитор, автор бесчисленных попурри для фортепьяно.

3 Дювернуа Жан Батист (1800—1880) — французский композитор, пианист, преподаватель. Имеется в виду его произведение т. н. «Школа беглости».

4 Бургмиллер Иоган (1806—1874) — популярный немецкий композитор легкой фортепьянной музыки.

5 Фелицата Максимилиановна — самарская знакомая.

6 Крылов — самарский врач:

 

43

О. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1891 г. 5 марта.

Дорогая Аня! Была я сегодня в ред. «Ж. О.»1 Там редактора опять не добилась, а какой-то (из служащих, вероятно) при мне пересмотрел все переводы, которые не приняты для печати, так как «Бухгалтера Бертини»2 в числе их не оказалось, то он заключил, что перевод будет напечатан. Я сказала ему на всякий случай адрес, и он обещал, что завтра же спросит редактора и известит об участи этого перевода. Я, с своей стороны, думаю, что перевод будет напечатан, потому что по-видимому, насчет переводов да и оригинальных статей в «Ж. О.»1 дела идут неблестяще: достал мне господин, с которым я беседовала, из шкафа все рукописи — оказалось их самое ничтожное количество — и вообще редакция производит какое-то плачевное впечатление. Помещается она вместе с «Сыном Отечества»3, которого розничную продажу теперь за что-то, если не по его собственной просьбе, запретили.

Относительно медицинских курсов, говорят, решено следующее: открыть их в 92 году и требовать от поступающих экзамена на аттестат зрелости (правда, один из членов нашего комитета говорил мне, что, вероятно, сдать экзамен будет не более как формальность). Я слышала от А. А.4, что, напротив, Самара в этом году очень оживлена. Жалко, что мы с тобой не можем на время поменяться ролями, потому что я теперь занимаюсь и общества здешнего не посещаю, да и не нашла его очень оживленным.

Думаю, что Володя приедет сюда в начале апреля5. Я буду свободна 11-го мая — жаль, что так поздно. Вероятно, все же приеду домой одна, а Володя освободится позже. Скажи Марку6, что не грех бы ему написать мне: ведь я все же, хотя без пользы, ходила три раза в ред. «С. В.»7.

Так люблю письма из дому, что если получу одно лишнее, то буду вполне вознаграждена за это хождение, оказавшееся бесполезным.

Женя8 почти совсем поправилась, так что Катя9 успокоилась теперь.

Разве у нас есть проект жить летом не в Алакаевке, а на даче около Самары? Мне это было бы очень важно знать потому, что я думала привезти отсюда одну курсистку, если бы мы жили в Алакаевке, хотя, впрочем, это было еще только предположение. Она приехала из Иркутска, так что на лето ей некуда ехать, если не найдет урока. До свидания! Пиши. Крепко целую тебя и маму.

Оля

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, лл. 9—10

1 «Живописное Обозрение*» (см. примечание на стр. 40).

2 Название рассказа, который переводила А. И. Елизарова.

3 «Сын Отечества» — ежедневная политическая, ученая и литературная газета. Выходила в Петербурге с 1862 по 1900 год.

4 Кацнельсон А. А.

5 В. И. Ленин был в Петербурге уже в последних числах марта 1891 г.

6 Елизаров М. Т.

7 «Северный Вестник» (см. примечание на стр. 52).

8 Дочь Песковских.

9 Песковская Е. И.

 

44

О. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Аня! Спасибо большое за письмо. Я позволяю себе в вопросе о переводах быть несколько иного мнения, чем ты и С-ский1. Во-первых, заниматься переводами, как и всяким делом в наше время, надо, имея деньги. Без этого ни в столице, ни в провинции далеко не уедешь. Надо получать библиографический журнал, затем хоть один иностранный журнал на том языке, с которого переводишь, и, кроме того, все-таки покупать несколько книг и выбирать из них одну для перевода. А раз есть возможность делать такие затраты, то, думаю, переводами с итальянского языка можно заниматься в провинции, потому что языки, кроме немецкого и французского, вообще редко кто знает основательно из людей, занимающихся литературным трудом. Доказательство того хотя бы то, что с итальянского языка, кажется, только одна В-ская2 и переводит и, кроме М. Серао3, почти ни с кем из итальянских писателей не познакомила русскую публику. Следовательно, конкурентов мало, что, впрочем, одинаково для провинции и Петербурга. Печатать же, живя здесь, но не имея знакомств в редакциях, я думаю почти столь же трудно, как присылая сюда переведенные вещи. Небольшие преимущества в этом отношении я за Петербургом признаю, но с мнением С-ского1 не согласна. КБ.4 теперь отнести «Завтра»5 было неудобно по причине неожиданных посещений к ней некоторых лиц, да она и не говорила, что может где-либо его напечатать, потому что он был в сам. газете6. Но очень жаль, если, кроме жителей Самары, никто его не прочтет. Все-таки, Новиков7, верно, деньги платит, хотя не вполне аккуратно; пишут, что ты и Н. З.8 посылала подарки, и Маню9 с Митей10 в театр водила. Ты, верно, много переводила маленьких рассказов. Напиши об этом, а также не читала ли чего интересного. Ах, да, вот забыла написать! На курсах был на днях вечер с целью общения курсисток. Кроме нас, никого не было, кроме библиотекарши, женщины- врача и одной дамы из комитета11. Было очень оживленно. Началось, конечно, с прений о женском вопросе.

Ну, до свидания!

Книги Володе12 высылаю.

Тв. О. У.

Между 5 и 16 марта 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, л. 11

1 Семевский В. И. сотрудничал в ряде либерально-буржуазных журналов (см. примечание на стр. 17).

2 Веселовская А.

3 Серао (Скарфальо) Матильда (1856—1927) — итальянская писательница. В своих романах показывала быт и нравы неаполитанского мещанства, разорение итальянского народа, судьбы отдельных людей. Часто выступала как журналистка. Известны ее роман «Страна изобилия», сборник рассказов «Маленькие души» и др.

4 По-видимому, Барфус Е.

5 См. примечание на стр. 40.

6 Имеется в виду «Самарская Газета» — ежедневная, общественно-литературная газета; выходила с 1884 по 1906 год.

7 Новиков — издатель «Самарского Вестника».

8 Залежская Н. А.

9 Ульянова М. И.

10 Ульянов Д. И.

11 Комитет Общества содействия Высшим женским курсам.

12 Ленин В. И.

 

45

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Дорогая мамочка!

Пишу тебе на курсах. Получила твое письмо третьего дня, но вчера не ответила, а между тем сама в прошлый раз написала, что отвечаю аккуратно в тот же день, когда получаю от тебя письма. Особенно много заниматься к экзаменам мне не придется, потому что к каждому экзамену дается довольно много времени на подготовку. Теперь думаю сдать богословие 20 марта, и тогда последний экзамен у меня будет 7 мая — физика. 1 апреля у меня аналитическая геометрия на плоскости и в пространстве, 13 апреля — химия, 30 — высшая алгебра и введение в анализ. Если же директор не позволит сдавать богословие 20 марта, то, пожалуй, придется остаться до 10 мая, а, может быть, можно будет оставить его на осень. Вероятно, Володя скоро уже приедет сюда. Поджидаю его.

Живу я вообще по-прежнему. Катю1 видела недели две тому назад — была у нее. Женя2 поправляется, капризничает, конечно, по этому поводу все с ней возятся. Катя все уж сидит дома с ней.

Погода здесь прекрасная — совершенная весна.

Крепко тебя целую и обнимаю, дорогая мамочка! Кланяйся всем нашим. Напиши мне, где мы будем летом. Я уверена, что в Алакаевке, но Маня что-то писала про какую-то дачу.

Представляю себе, что у вас грязь непролазная, и очень вас жалею. Пожалуй, опять придется уже летом начать искать квартиру. До свидания, дорогая мамочка! Крепко тебя целую еще раз. Получила ли Аня мое письмо?

Твоя Оля

Белье у меня, кажется, все отыскивается понемногу. Его складывают в корзины после того, как два дня оно лежит на столе, где все отыскивают свое. Если чего не найдешь, так потом роешься в корзине. Пропасть же, вероятно, ничего не может.

16 марта 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 23—24

1 Песковская Е. И.

2 Дочь Е. И. и М. J1. Песковских.

 

46

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1891 г. 21 марта.

Дорогая мамочка!

Крепко тебя целую и обнимаю. Спасибо за твое письмо, которое я получила вчера. Долгонько ждала я от тебя письма, даже беспокоилась, здорова ли ты, дорогая мамочка. Правда, что писать нам друг другу как-то много не приходится: ты знаешь, как я в общем провожу время, а о мелочах не стоит писать.

Домоседкой в настоящем смысле слова я здесь никак не могу сделаться: то родственниц навестишь, Катю1 или Валю2, то В-берг3, то кого-нибудь из курсисток. В последний раз я была у В-б3 на масленице. Теперь могу сказать тебе наверное, что последний экзамен у меня 7 мая, потому что разрешение директора держать один экзамен 20 марта было получено. Погода здесь все стоит прекрасная, так что когда после обеда прогуливаешься с кем-нибудь из курсисток, то не хочется возвращаться домой.

В интернате, как я, кажется, уже писала тебе, нас осталось после рождества только 25 человек. Почти у всех теперь по отдельной комнате; я же живу вдвоем, но довольна своим помещением: у нас большая и светлая комната, а друг другу мы не мешаем. Надеюсь, что вы получили мое последнее письмо, где я, во-первых, осведомляюсь о 50-ти рублях, полученных мною от тети Любы4 через Володю Ард.5, а затем советую Володе нашему немедленно ехать сюда, так как экзамены начинаются 4-го апреля и может выйти очень неудобно для него, если он приедет позже, чем бы надо. Так как то письмо было написано мною в субботу, то, следовательно, вчера вы его получили и вчера же или сегодня утром Володя мог выехать сюда. Во всяком случае думаю видеть его в субботу, а вместе с тем узнать побольше о всех вас. Экзамены сдавать Володе, вероятно, не трудно будет, т. е. не особенно трудно, потому что профессора, говорят, многое выпускают к экзамену из своих курсов и вообще предъявляют не слишком много требований. Крепко целую мою дорогую Маню6 и благодарю за ее последнее письмо. Кланяйся всем нашим.

Крепко тебя целую еще раз, дорогая моя мамочка! Пиши мне также побольше о себе и о всех наших.

Твоя Оля

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 18—19

1 Песковская Е. И.

2 Залежская В. А.

3 Винберг.

4 Ардашева-Пономарева Л. Л.— родная сестра Марии Александровны Ульяновой.

5 Ардашев В. А.— сын Л. А. Ардашевой.

6 Ульянова М. И.

 

47

О. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ 1

Все не могу еще разыскать Бару2, а то бы спросила про твой перевод; напиши, не могу ли я здесь где-либо узнать о новейшей итальянской литературе, чтобы тебе пригодилось3. Я сомневаюсь сильно, чтобы удалось мне переводить со шведского с тем, чтобы эти переводы печатались. Отчего же В-бер4 не посоветовал мне — это ведь не трудно! — а устроиться при какой-нибудь редакции — главное и очень трудно без протекции. О воскресной школе самарской я уже знала от Н. Хард.5, которая мне один раз писала. Поклонись ей и ее кузинам и скажи, что благодарю ее за письмо очень и очень. Конечно, меня очень интересуют все подробности этого дела6. Если только мое письмо застанет Володю, то скажи, что я его очень прошу привезти мой альбом и карточки мамы и папы, а тебя прошу, если можно, пришли свою. Крепко целую мамочку и отвечу ей через несколько дней, а нынче уж некогда. Напиши мне, здорова ли ты, переводишь ли что-нибудь теперь и что читаешь. Прости уж, что я тебе раньше не ответила, и не плати мне тем же. Крепко, крепко тебя целую и обнимаю и желаю тебе всего, всего лучшего в мире! Поцелуй мамочку и Маню7 и кланяйся всем моим знакомым. Крепко жму руку Марку8. Прошу Володю привезти мне полный курс физики Гано9. У нас плохой профессор: я его мало слушаю, так надо будет заниматься по книгам. Прощай, пиши мне.

Вся твоя Оля

Проект твой, конечно, помню10; для осуществления его, мне кажется, денег надо порядочно.

Конец марта 1891 г.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 17, л. 12

1 Начала письма в ЦПА ИМЛ нет.

2 Барфус Е.

3 А. И. Елизарова усиленно занималась итальянским языком и переводами, многие из которых печатались в Самаре. Так, ею были переведены в разное время рассказы Эдмондо де Амичиса — «Сердце», «Поединок», «За океан», «Кораблекрушение», «Как мальчик ухаживал», «Карузо» и др., рассказ писателя Корделия — «Девочка, спасшая поезд».

4 Винберг.

5 Дочь самарского присяжного поверенного А. Н. Хардина, у которого В. И. Ленин работал помощником.

6 По-видимому, шла речь о возможности работы Ольги Ильиничны в школе.

7 Ульянова М. И.

8 Елизаров М. Т.

9 Гано Адлер. Полный курс физики с кратким обзором метеорологических явлений. Перевод с французского, изд. Павленкова и Черкасова, СПБ., 1868.

10 О чем идет речь, установить не удалось.

 

48

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Самара
Марии Александровне Ульяновой
Почтовая улица, д. Рытикова

1891 г. 1 апреля.

Дорогая мамочка! Крепко тебя целую и обнимаю. Сейчас вернулась с экзамена. Обстановкой сегодняшнего экзамена я очень осталась довольна: происходил он попросту в нашей маленькой первой аудитории, не было ни директора, ни чиновника из министерства, а только профессор и одна ассистентка. Хорошо, если бы и остальные экзамены происходили также.

Володю я видела третьего дня — была у него. Комната, которую он снял, мне нравится; особенно хорошо для него, мне кажется, то, что в квартире его тихо, так что ему удобно будет заниматься. Он, вероятно, уже писал тебе, что прошение его было принято (да и сейчас еще секретарь принимает прошения)1 и что хотя срок на подготовку к экзаменам сокращен, но требования, по-видимому, не особенно велики, так что он надеется, что успеет подготовиться. Вероятно, писал также, что обедать ходит в нормальную столовую. Больше, кажется, ничего о нем сказать не могу. Передала ему третьего дня твою записку и книжку, которую прислал Марк2.

Ты спрашиваешь про Валю3, дорогая мамочка. Я знаю, что ей посылает Володя4 каждый месяц 35 рублей, вероятно, часть этих денег — ее часть пенсии5. Устроилась она вообще здесь неудачно: платит 25 рублей только за квартиру и стол, так что ей едва хватает денег, которые ей посылает Володя: надо все-таки подновлять и поправлять туалет, покупать различные рисовальные принадлежности и т. п. Поэтому отчасти ей очень хотелось устроиться со мной, чтобы вышло дешевле.

Тороплюсь кончить письмо, чтобы оно пошло сегодня же. Крепко тебя целую, дорогая мамочка, и желаю тебе всего лучшего. Будь здорова и пиши мне.

Твоя О. У.

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 20—22

Опубликовано в газете «Известия» № 93, 18 апреля 1961 г.

1 В. И. Ленин подал прошение председателю испытательной комиссии при Петербургском университете о допущении его к сдаче экзаменов экстерном за курс университета 26 марта 1891 г.

2 Елизаров М. Т.

3 Залежская В. А.

4 Залежский В. А.

5 Имеется в виду пенсия за покойного отца — Залежского Андрея Александровича — крупного деятеля народного просвещения.

 

49

О. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1891 г. 8 апреля.

Милая, дорогая мамочка!

Сейчас получила твое письмо и была ему очень рада, так как давно поджидала от тебя весточки. Хотела было писать тебе вчера, но решила подождать твоего письма, чтобы кстати ответить на вопросы о Володе, которые я предвидела.

Мне кажется, дорогая мамочка, что ты напрасно беспокоишься, что он надорвет здоровье. Во-первых, Володя олицетворенное благоразумие, а, во-вторых, экзамены оказываются очень легкими. Он уже сдал 2 предмета и из обоих получил по 5. В субботу (экзамен у него был в пятницу) он отдыхал: утром ходил на Невский, а после обеда пришел ко мне, и мы ходили с ним гулять по набережной Невы — смотрели на ледоход; затем он отправился к П-ским1.Ночей не спать он не будет, так как это совершенно лишнее: все равно голова не может работать в течение 24 часов, так что отдых необходим. Обедать он ходит каждый день,— следовательно, прогуливается.

Так как ты посылаешь мне 30 рублей на дорогу, дорогая мамочка, то, вероятно, считаешь, что я поеду по железной дороге. А я подумывала, не ехать ли на Рыбинск, так как, кажется, при этом выходит порядочная экономия денег. Думаю, что не надо везти шубу и другие зимние вещи с собой: их можно оставить здесь, в интернате.

Получила недавно письмо от Любочки Воскресенской2 — звала она меня приехать к ним, так как живет теперь недалеко от Петербурга, на мызе кн. Юсупова, где муж ее управляющий3. Но точно она мне не написала, сколько верст до этой мызы, а упомянула только, что 17 верст до Невы. Я, конечно, поблагодарила ее и отказалась, так как теперь у меня экзамены да я и не особенная любительница путешествий.

Здесь погода стоит прекрасная, а пыли и грязи не полагается. Три дня тому назад сожительница моя уехала, так что я теперь опять одна.

У нас все по-прежнему. Сделали некоторое изменение в обеде по случаю экзаменов: вместо сладкого за обедом дают ужин. Это, конечно, лучше.

Хотя я ношу черное платье, но неряшливо никогда не хожу, потому что всегда чищу его щеткой и делаю некоторые улучшения.

Крепко тебя целую, дорогая моя мамочка! Ровно через месяц выезжаю домой4.

Желаю тебе здоровья и всего хорошего! Кланяйся всем нашим и поцелуй от меня сестер.

Твоя Оля

Послано из Петербурга в Самару

ф. 11, on. 4, ед. хр. 18, лл. 25—26

Опубликовано в газете «Известия» № 931 18 апреля 1961 г.

1 Песковские.

2 Воскресенская Любовь Иосифовна, урожденная Лаврова — двоюродная сестра Ольги Ильиничны — по линии матери.

3 А. А. Воскресенский был по профессии лесник. Управляющим на работу к кн. Юсупову он устроился в 1890 г. по приезде с лесного кордона под Ставрополем на Волге.

4 Не выехала Ольга Ульянова домой. В апреле 1891 г. она заболела брюшным тифом. В. И. Ленин отвез ее в Александровскую больницу. Сдавая экзамены за университет, он регулярно навещал больную сестру. 8 мая Ольга Ильинична умерла. 10 мая 1891 г. похоронили ее на Волновом кладбище в Петербурге.

 

1896

50

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. Т. ЕЛИЗАРОВУ1

Получила вчера письмо А. М.2, за которое благодарю, и твои трагические многоточия. От нас письма идут что-то медленно, хотя мы опускаем их в курьерский ящик. У меня уже далеко нет энергии в беготне первого моего приезда. С Чеб.3 видимся редко. Ив. Н.3 был как-то, да не застал. Путешествую еще усиленно к В-штейну4; он делает некоторые попытки, но все они, боюсь, не приведут ни к чему. С В. поболтали нынче целый час; он бодр по-прежнему5. Дач смотреть не ездили: во-1-х, хочется узнать сначала, к чему приведут хлопоты, так как тогда, может быть, напрасно и смотреть; во-2-х, распутица сильная.

15 марта 1896 г.

Послано из Петербурга в Москву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 226, л. 1

Печатается по копии с перлюстрации

1 Письмо направлено по адресу: Москва, Мансуровский пер., по Пречистинке, д. 4, кв. 3, о чем свидетельствует перлюстративная запись департамента полиции.

2 Возможно, речь идет о Лукашевич А. М. Привлекалась по делу Московского комитета РСДРП. Знакомая А. И. Елизаровой.

3 Чеботарев И. Н. (см. примечание на стр. 34).

4 Волькенштейн М. Ф.— адвокат, одноклассник А. П. Чехова. В. И. Ленин числился у него пом. присяжного поверенного в 1893— 1895 годах. Речь идет о попытке взять В. И. Ленина на поруки из дома предварительного заключения, где Владимир Ильич находился с 9 декабря 1895 г., арестованный по делу «Союза борьбы за освобождение рабочего класса».

5 Анна Ильинична имеет в виду свидание с В. И. Лениным в доме предварительного заключения.

 

51

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

29/VI 96 г.

МАНЕ

Ты писала мне, что начала принимать железо,— прекрасно!

Купайся ежедневно в море! На таких условиях начинаю с тобой переписку.

Я живу, во-первых, не в Калужской губернии, а в Смоленской1, но Калужская губ. видна с балкона, а река Угра служит границей. Река эта, как я уже писал, большая, больше Кинеля2,— глубокая и быстрая (ее нельзя запрудить); когда я в первый раз пошел купаться (на реке купальня), то решил, конечно, переплыть реку, однако на середине струсил и повернул назад — очень быстрое течение, так что плыть прямо наперерез нельзя, надо брать кверху, что, конечно, труднее. Теперь я учусь плавать понемногу, вдоль берега. Пробовал раз ловить рыбу в реке — ловится быстро, но только мелкая рыба.

Мои ученики3 не ловят рыбу, они предпочитают торчать в конторе, на птичьем дворе — вообще больше по хозяйству.

Относительно их способностей еще не могу сказать ничего — однако, надеюсь, дело пойдет. Сегодня мой старший ученик именинник, поэтому с утра все ем пироги! (До сих пор писал до обеда — сейчас пообедал, обед состоял из кучи блюд, закончился мороженым и плодами! ...Старший ученик сообщил, что, если я не поеду в церковь — меня на том свете за язык повесят; но я так сыт, что не боюсь того света,— ведь сытым чего бояться!)

Ты пишешь о Бестужевских курсах, что тебе очень хочется туда поступить — я думаю, что тебе виднее самой, что же касается московских курсов, то, конечно, это совсем не то4.

Как Володя? Поклон ему5. Скажи ему, что Митя живет в деревне, ест пироги и что его тащат уже в церковь!

В самом деле, мой сеньор чуть ли не прежде всего осведомился, люблю ли я богу молиться; я ему ответил, что в веселой компании иногда отчего же и не помолиться,— и он теперь тащит меня сегодня ко всенощной в школу, куда только что привезли соответствующие декорации. Очевидно, присутствие «учителя» сообщит им большую святость — я два раза отказывался, но мой сеньор, кажется, хочет настоять на своем во что бы то ни стало!

На 28-ое папаша назначил первый урок, дети просили, чтобы с 1-го июля, поэтому вечером на самом бойком месте в доме появилось нечто вроде прокламации: «Начинаем6 1-го».

Однако ей не придали никакого значения, и первый урок происходил, хотя только 2 часа, при протестах. Эти протесты однако до известной степени мне на руку (в следующем письме напишу почему).

Адрес: ст. МЯТЛЕВО, Сызрано-Вяземской ж. д., Дмитрию Егоровичу Богданову, для передачи.

Дмитрий

29 июня 1896 г.

Послано со ст. Мятлево в Белоостров, под Петербургом

 ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 1—2

1 По существующему административному делению — в Калужской области.

2 Река Кинель — в Оренбургской и Куйбышевской области, правый приток р. Самары.

3 Дмитрий Ильич был репетитором детей Д. Е. Богданова на ст. Мятлево (ныне — Медынский р-н, Калужской области).

4 Мария Ильинична подавала 2 прошения на физико-химическое отделение математического факультета Высших (Бестужевских) женских курсов в Петербурге, но поступила на Высшие женские курсы в Москве осенью 1896 г.

5 М. И. Ульянова, по-видимому, жила под Петербургом и навещала В. И. Ленина, находившегося в это время в доме предварительного заключения.

6 Объявление написано ребятами. Допущенную ошибку Дмитрий Ильич подчеркнул.

 

1898

52

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

IV/9. 98 г.

Дорогая мамочка!

Не писал давно тебе вследствие праздников, но и от Вас давно не получал писем.

Посланные мне к празднику книги: Гербеля1, Гуго2 и Мейера3, а также карточки получил, равно и 10 р. денег.

Как проводили Вы праздники, как разрешается вопрос о даче и о поездке, теперь уж пора решать, и я не понимаю Аню, которая писала, что желает подольше прожить в Москве; по-моему, только и вопроса тут никакого быть не может — Вам пора собираться и двигаться в путь, а Марк переедет на дачу4.

А весна уже наступила, я и то чувствую это.

Прочел Сенкевича «Семью Поланецких»5 с большим удовольствием — очень хорошая вещь. Я соскучился по музыке, можешь себе представить, я сам никак этого не ожидал... Жизнь какая-то каменная, жалко, что самому нельзя превратиться в камень.

По-немецки читаю то Marlitta6, то Senkieвичa7, Фауста можно на русском языке прислать. По истории, уже и не знаю, чего просить — пришлите Соловьева8 — Историю России — том 18 или 16-й, одним словом, тот, где начинается царствование Петра I, с общим очерком допетровского времени, затем Градовского9 «Государственное право Европейских держав». Издание 1895 г. По естествознанию, как я уже просил, Брэма10: приматы, новое издание; или Эспинаса11 и Леббока12 — «Социальная жизнь животных».

Пальто получил перед праздниками, поэтому шубу отправляю обратно, а также книги: Сенкевича, Тэта13 и 3 тома Шекспира.

Карточками я был очень доволен. Марк Тимофеевич вышел недурно, но можно бы лучше; отчасти тоже смотрит начальником, а с другой стороны, как будто бы хочет засмеяться или весел неизвестно почему; смотрит как будто бы на ухо или на нос, но не в глаза, зато техника превосходна. В общем снят хорошо14. Маминой карточкой, конечно, недоволен, ибо ждал, что и она сымется у Мебиуса15; а эта старинная симбирская карточка меня не удовлетворяет16.

Меня уж если переснимать, то нужно с профильной группы17, во всяком случае пусть А. Г.18 даст мне свою карточку, пана Казимира18, профессора хирургии обязательно (Аркеши)18 и еще 2—3, буде пожелают поменяться со мной карточками. Передайте А. Г., что указанные 3 карточки он должен достать мне во что бы то ни стало, а я уж снимусь, когда выйду и приду в нормальное состояние. До свидания.

Целую тебя, мамочка, и желаю всяческих благ.

Твой Дмитрий У.

Поклон Марку, Ане, Мане и знакомым.

9 апреля 1898 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 2—3

1 Гербель Н. В. (1827—1883) — русский поэт, переводчик, издатель. Ему принадлежит перевод с древнерусского «Слово о полку Игореве», он составил хрестоматии по русской, западным и славянским литературам, издал полные собрания сочинений Шиллера, Гете, Байрона и Шекспира.

2 Возможно, имеется в виду Гуго Густав (1764—1844) — автор «юридической энциклопедии», профессор Геттингенского университета, основатель т. н. «исторической» школы юриспруденции.

3 Мейер Эдуард (1855—1930) — немецкий буржуазный историк древнего мира.

4 Со второй половины мая 1898 г. Ульяновы жили в Подольске под Москвой.

5 Сенкевич Генрик (1846—1916) — видный польский писатель. В романе «Семья Поланецких» (1895) описывает жизнь буржуазных предпринимателей, их мелкие, эгоистические интересы.

6 Марлитт Евгения (Е. Ион) (1825—1887) — популярная немецкая писательница, автор ряда романов развлекательного чтения.

7 Так Дмитрий Ильич написал: «Сенкевича».

8 См. примечание на стр 50.

9 Градозский А. Д. (1841—1889) — русский юрист; государствовед и историк права, профессор Петербургского университета. Над его книгами (тт. I — III) «Начала русского государственного права» работал В. И. Ленин в Самаре в 1890 г.— во время подготовки к государственным экзаменам и делал в них подчеркивания и записи на полях.

10 Брэм Альфред Эдмунд (1829—1884) — немецкий зоолог, автор популярной книги: «Жизнь животных» (1863—1869). Книга переведена на большинство европейских языков.

11 Эспинас Альфред (1844—1922) — французский философ и социолог. Один из первых во Франции распространял эволюционную теорию Ч. Дарвина и Г. Спенсера. Основная работа Эспинаса: «Социальная жизнь животных» (1877, рус. пер., 2 изд., 1898). Некоторые положения из этой книги использовал Ф. Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884).

12 Лёббок (Lobbok) Джон — естествоиспытатель. Известен, как популяризатор дарвинизма.

13 У Дмитрия Ильича, по-видимому, описка. Речь идет о Тэне.

Тэн Ипполит Адольф (1828—1893) — один из выдающихся самобытных мыслителей Франции, философ, историк, теоретик искусства и литературы.

14 Речь идет о фотографии М. Т. Елизарова 1898 г., имеющейся на хранении в ЦП А ИМЛ при ЦК КПСС (см. ф. 395, on. 1, ед. хр. 108).

15 Мария Александровна исполнила желание Дмитрия Ильича и сфотографировалась у 10. Мебиуса в 1898 г.

16 Речь идет о симбирской карточке М. А. Ульяновой, сделанной в фотографии Б. Р. Бик (см. ф. 395, on. 1, ед. хр. 13).

17 Ульянов Д. И. имеет в виду групповую (профильную) фотографию его, М. И. Ульяновой и М. Т. Елизарова, сделанную в Москве в фотоателье Бычкова и Жданова (см. ф. 395, on. 1, ед. хр. 136).

18 О ком идет речь, установить не удалось.

 

53

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

IV/16. 98 г.

Получил от тебя книги: Пыпина1, Струве2, Шиппеля3 и Милля4. Вчера целый день читал Лермонтова — перечел почти все; некоторые рисунки очень хорошие, но, например, у Демона какая-то небрежная мазня. Здесь картинки доставляют удовольствие.

Письма, про которое ты говорила на свидании, я еще не получал; последнее от тебя и мамы от 8-го апреля.

Рохау5 не особенно хорошая книга, и я читаю ее, чтобы познакомиться с событиями до вступления на престол Наполеона III; к тому же издание 66-го года. Прочел «На ясном берегу» Сенкевича, оказывается, это нечто вроде продолжения «Семьи Поланецких»6 — художник Свирский, который до 45 лет никак не мог найти себе подходящей жены (благодарного сердца), наконец причалил к ясному берегу, совершенно случайно натолкнувшись в Ницце на свою соотечественницу, бедную девушку с благодарным сердцем. С Мейером6 я согласен только в одном, что историческое развитие Запада в средние века (экономическое) нельзя рассматривать как продолжение истории Рима; что же касается народного хозяйства, существовавшего якобы в Греции и Риме, то я скорей склоняюсь к мнению К. Бюхера7, ибо и сильно развитая торговля еще ничего не показывает: Венеция, большие немецкие города, Новгород на Руси вели громадную торговлю, а господствующим оставалось замкнутое натуральное хозяйство. Это мое согласие и несогласие может показаться противоречием, но здесь не место развивать свои взгляды.

Вчера прочел биографию Лермонтова, недурно бы прислать (если есть изд. Павленкова)8 биографии Белинского и Добролюбова. У Павленкова же есть отдельной книжкой «Литература и Жизнь» Михайловского9, профессора Герцена10 — физиология души, Ломброзо11 — гениальность и помешательство, Эспинаса — Социальная жизнь животных, выбери получше и поновей издание, а то у Дерягиной12 есть такая ветошь, что избави бог. Вообще же у меня сейчас книг достаточно вполне. Затем я просил Соловьева — «История России»— Петр I.

Ты рассказываешь мне о комарах, я сейчас тоскую по ним. Комары, положим, причиняют много беспокойства, но при всем желании в данную минуту я не могу представить его, хотя легко переношусь мыслью в охотничью обстановку.

Марк серьезно собирается на Кавказ, или так же как в Америку13; — пускай едет на велосипеде, держу пари, что похудеет.

Желаю тебе всех благ.

Твои Дмитрии Ульянов

Целую маму, поклон Марку, Мане, твоей приятельнице, всем докторам настоящим и будущим и другим знакомым.

16 апреля 1898 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, лл. 1—2

1 Пыпин А. Н. (1833—1904) — крупный представитель культурно-исторической школы в литературоведении, профессор Петербургского университета по кафедре всеобщей литературы. Его научные интересы многообразны: история русского языка, палеография, фольклор, истореография, древнерусская литература. Занимался и журнальной деятельностью.

2 Струве П. Б. (1870—1944) — русский буржуазный экономист, философ, главный представитель «легального марксизма». По характеристике В. И. Ленина: «начал с оппортунизма, с «критики Маркса», а докатился в несколько лет до контрреволюционного буржуазного национал- либерализма» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 24, стр. 330).

3 Шиппель Макс (1859—1928) — один из видных представителей ревизионизма в немецкой социал-демократии. Защитник империализма. Редактор «Folksblatt», затем «Sozialistische Monatshefte», ставшего организующим центром всех ревизионистов и социал-империалистов.

4 Милль Джемс (1773—1836) — известный английский мыслитель, вульгарный буржуазный экономист, публицист и философ. Основная его работа: «Принципы политической экономии» (1821).

5 Рохау Август Людвиг (1810—1873) — немецкий историк, автор ряда исторических исследований.

6 См. примечание на стр. 72.

7 Бюхер Карл — выдающийся немецкий экономист. Автор многочисленных трудов по истории первобытной культуры народного хозяйства и рабочего движения. Взгляды Бюхера критикует Г. В. Плеханов в своих трех «Письмах без адреса».

8 Павленков Ф. Ф. (1839—1900) — русский прогрессивный книгоиздатель. Деятельность его проходила под влиянием Д. И. Писарева. Подвергался преследованиям, был в ссылках и тюрьмах. Издал свыше 600 названий книг, в том числе книгу Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», сочинения В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Д. И. Писарева, биографии Н. А. Добролюбова, М. 10. Лермонтова, энциклопедический словарь и др.

9 Михайловский Н. К. (1842—1904) — русский социолог, публицист и литературный критик, видный идеолог либерального народничества, враг марксизма, взгляды которого окончательно разоблачил В. И. Ленин в своей работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» (1894).

10 Герцен А. А. (1839—1906) — сын А. И. Герцена, физиолог. Приобрел известность своими исследованиями о задерживающих центрах мозга. Дмитрий Ильич имеет в виду работу А. А. Герцена «Общая физиология души» (1890).

11 Ломброзо Чезаре (1835—1909) — итальянский психиатр и криминалист, родоначальник крайне реакционного, так называемого антропологического направления в буржуазном уголовном праве.

12 Возможно, это фамилия издательницы или владелицы книжного склада.

13 О своем желании поехать в Америку с целью личного ознакомления с условиями производства и быта американских рабочих М. Т. Елизаров писал в одном из писем от 16 сентября 1895 года из Москвы Л. П. Гольденбергу. Это намерение Марком Тимофеевичем не было осуществлено.

 

54

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

31/VIII 98.

Сейчас получил, Анечка, ваше письмо с Марком от 27-го — меня еще все удивляют незамазанные письма1.

Ты спрашиваешь, как я устроился и как живу. Все бы ничего, да неприятно неопределенное положение: знай я, что в Подольске жить не удастся, я бы отыскивал себе здесь урок, написал бы Богданову2, у него, может быть, есть здесь знакомства среди купечества, отправился бы к некоему Ч.3, у которого здесь якобы масса знакомств, и т. д.; или уехал бы в Саратов или Пензу (или Калугу), где без сомнения легче найти заработок, да и города в других отношениях лучше. Тула не нравится мне: крайне грязный, отсутствие мостовых и фонарей во многих местах, болотистый климат, пропасть собак... торгашеский, неинтеллигентный; публичная библиотека, по словам доктора, плохая, кабинет для чтения только для подписчиков; театр... когда я увидел его в первый раз, то невольно рассмеялся: если бы мне не сказали, что это городской театр, то я принял бы его за балаган, в лучшем случае за цирк; «скоморох» в Москве несравненно лучше! Городские деньги, которых без сомнения хватило бы на полное обновление города, в течение нескольких лет плывут в карманы кабатчиков и купцов, заседающих в думе; и даже местные жители из купцов, торговцев, приказчиков отзываются о ней: «грабиловка какая- то...» Везде этот русский дух «самобытный» «зады твердит и лжет за двух и грабит за семерых»... Бахвалиться только умеем, да бранить и насмехаться над Западной Европой, а сами живем, как свиньи. После Таганки вся эта грязь и мерзость так и бросается в глаза!..

Кроме неопределенности положения, еще более даже неприятная вещь — это одиночество: юридически, так сказать, меня пустили к людям, а фактически — «я вновь один», каждый вечер почти сижу у доктора, надоел им должно быть страшно. Вследствие мерзкой погоды, стоявшей до сегодняшнего дня, нельзя было совершенно гулять; вчера отправился в Кремлевский сад слушать музыку, несмотря на то, что музыка плохая (играют все незнакомое, какое-нибудь «пробуждение льва»4 и т. п. ерунда),— я просидел часа 3! Не знаю уж, пробудился ли лев (может быть после моего ухода), но я никаких зверей, кроме обезьян, в саду не встречал... Сегодня, пользуясь хорошим днем, с утра отправился за город, нашел парк на горе, который хотя сам по себе дрянцо, но вид из него хороший: видна вся Тула, расположенная частью в болоте, частью на пригорках, по окрестностям заводы, фабрики, железнодорожные мастерские, а дальше поля и леса верст на 10, на 15... Кстати, когда я ехал сюда из Подольска, то до Серпухова не ложился спать, а стоял все на площадке и любовался; когда я был еще в 79-ом номере5, то думал, что с особенным удовольствием доеду до Подольска... Помнишь, как мы ехали? Для меня весь этот вечер 20 августа6 представляется чем-то не бывшим в действительности; как мы ехали до Щербинки, до встречи с нашими, я не помню ровно ничего, язык мой, помнится, вертелся, но больше ничего. Я после даже психологически объяснил себе это вполне объективно.

Прочел вчера Т. Барановского7 — доклад в В. Э. О.8 и критику на него В. В. 9 и Яроцкого10. Доклад недурной и ловко поддевает Карышева11 и Н—она12, у бедного Карышева оказались промышленные заведения, помещающиеся в крестьянской избе, собственник этого заведения — крестьянин, он же фабрикант и он же рабочий; а в таблице стоит: «Промышленное заведение с одним рабочим!» В другом месте на одного «кустаря» работают 500 человек рабочих (хозяйский материал, но средства производства принадлежат рабочему — продукт «кустарю»).

Объясняются эти статистические данные довольно просто: в 1-м случае профессору Карышеву хотелось наделать побольше «мелких промышленных заведений», а во 2-ом —- набрать побольше любезных его профессорскому сердцу самостоятельных производителей. В. В. в своем возражении Туган-Барановскому рассказывает про «замедление темпа» капиталистического развития в России и тому подобную ерунду (теперь уж это прямо апология отечественной индустрии и протекционизма и, что особенно скверно для представителей науки — бессознательная! сначала «хотели» устранить капитализм и боролись (?!) с ним, а теперь неоцененные современниками и отброшенные в сторону историческим движением поют в унисон с теми, против кого воевали). Насколько хладнокровно пишет В. В., настолько же бесится Яроцкий: диаграмма у Туган-Барановского неизвестно почему «лубочная», он (Яроцкий) «занимается тонким анализом, а г. Туган-Барановский малюет лубочные картины»... все дело в том, что Туган-Барановский проглядел у Карышева какой-то пустяк и профессор Яроцкий вне себя от восторга!..

Дописываю вечером: сейчас вернулся от доктора, он нравится мне все более и более; особенно нравится мне в йем энергичный, живой характер, только закалившийся в его многочисленных путешествиях; живут они очень плохо, ибо он работает даром — ему предложили уйти, но он пожелал остаться и работать пока бесплатно; бумаги официальной все нет, он собирается на днях опять поговорить лично с заведующим. Если бы и доктора не было в Туле, я был бы в полном одиночестве; теперь, однако, скоро должен выясниться вопрос, где мне быть.

Хозяева мои уже узнали, что я за господин, однако ввиду крайне высокой платы (10 рублей) за комнату, очевидно, игнорируют все остальное, боятся только, как бы я не сбежал, и больше моего, кажется, желают, чтобы я «поступил на место». Здесь комнату можно снять рублей за 5—8, а я совсем разучился торговаться и хватил лишнего. Но за 10 р. мне готовят также и обед,— я покупаю только мясо и хлеб (т. е. прислуга покупает), остальное устраивается без моего участия, и я пока не имею основания быть недовольным. Желаю тебе и Марку всего лучшего.

Твой Дмитрий

Не пишите в открытках про Подольск и про выбор города — письма приходят ко мне часто в мое отсутствие. Мой адрес: Серебрянская улица, д. Маркова. Получили ли вы мое закрытое письмо?

31 августа 1898 г.

Послано из Тулы в Подольск

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, лл. 3—4

1 Дмитрий Ильич имеет в виду следы жандармской цензуры на письмах, которые он получал в Таганскую тюрьму.

2 Богданов Д. Е., у которого Дмитрий Ильич занимался с детьми на ст. Мятлево.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

4 Пьеса для фортепьяно Антона Контского.

5 Дмитрий Ильич имеет в виду камеру Бутырской тюрьмы.

6 День освобождения Дмитрия Ильича из тюрьмы. 21 августа 1898 г. Мария Александровна об этом сообщила телеграммой В. И. Ленину в Шушенское (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 99).

7 Туган-Барановский М. И. (1865—1919) — русский буржуазный экономист, в 90-х годах — видный представитель «легального марксизма». Его основные работы 90-х годов: «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь» (1894), «Русская фабрика в прошлом и настоящем», т. 1 (1898). В письмах к матери и к Анне Ильиничне из Сибири В. И. Ленин писал об этих книгах Туган-Барановского (см. В. И. Ленин. Полы. собр. соч., т. 55, стр. 120, 124). Находясь в доме предварительного заключения, он написал Анне Ильиничне в письме от 16 января 1896 г. следующее: «...занимаюсь Туган- Барановским: у него солидное исследование, но схемы, напр., в конце настолько смутные, что, признаться, не понимаю; надо будет достать II том «Капитала»» (см. там же, стр. 21).

8 Вольное экономическое общество — одно из старейших в мире и первое в России экономическое общество. Учреждено в Петербурге в 1765 г. в целях «распространения в государстве полезных для земледелия и промышленности сведений». С 1766 по 1915 г. оно издало свыше 160 работ по различным отраслям знаний, что составило 280 томов.

9 Воронцов В.П. (В. В.) (1847—1918)—русский экономист и публицист, один из идеологов либерального народничества до 80—90-х годов, автор книг: «Судьбы капитализма в России» (1882), «Очерки кустарной промышленности в России» (1886), «Прогрессивные течения в крестьянском хозяйстве» (1892) и др. В письме из Шушенского к М. А. Ульяновой и А. И. Елизаровой от 24 января 1898 г. В. И. Ленин просит их прислать книгу В. В. «Очерки кустарной промышленности в России» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 69). Взгляды В. В. Воронцова В. И. Ленин критикует в своих работах: «По поводу так называемого вопроса о рынках», «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», «Развитие капитализма в России».

10 Яроцкий В. Г.— экономист. С 1888 г.— приват-доцент Петербургского университета по кафедре политэкономии. Автор работ: «Экономическая ответственность предпринимателей» (1887), «Односторонняя теория экономического развития» (1897), «Отмена подушной подати и связанные с нею реформы» (1885) и др. Печатался в «Русском Богатстве», «Новом Слове», «Северном Вестнике» и др. Был сотрудником энциклопедического словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона.

11 Карышев Н. А. (1855—1905) — русский экономист и статистик. Профессор Юрьевского (Тартуского) университета, затем Московского сельскохозяйственного института. Автор ряда работ, главным образом по вопросам экономики крестьянского хозяйства России. В. И. Ленин резко критиковал несостоятельность взглядов Карышева в вопросе процесса разложения крестьянства в России.

12 Даниельсон Н. Ф. (Николай — он) (1844—1918) — русский литератор-экономист, один из идеологов либерального народничества 80—90-х годов XIX в. Переводил 2 и 3 тома «Капитала» К. Маркса. Вел переписку с Марксом и Энгельсом, в которой затрагивал проблемы экономического развития России, но не понял существа марксизма. После смерти Маркса целиком перешел на позиции реакционного народничества. Энгельс резко критиковал народнические взгляды Даниельсона. В. И. Ленин полностью разоблачил классовую сущность его реакционных воззрений в целом ряде своих крупных работ.

 

55

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. и М. Т. ЕЛИЗАРОВЫМ

5/1X - 98 г.

Поздравляю Аню с ангелом, а Марка с именинницей! Сегодня утром ко мне приехали мама с Маней. Остановятся они в номере, а пока мы сидим в моей комнате — к сожалению погода прескверная, идет дождь, и гулять нельзя.

Письмо ваше с Аней, написанное карандашом, получил и отвечал уже на него Ане.

А. В.1 утвержден здесь на месте за 40 р.— он чрезвычайно доволен понятно этим.

Ко мне теперь собираются сюда разные гости из Москвы, но я надеюсь, что, может быть, сам могу буду отправиться в Подольск.

Писать пока не о чем.

Желаю Вам похудеть и иных благ, а Аня пускай не думает совсем про меня и про наших, а больше ест винограда и гуляет.

Ваш Дмитрий

5 сентября 1898 г.

Послано из Тулы в Крым

ф. 13, on. 1, ед. хр. 133, л. 1

1 О ком идет речь, установить не удалось.

 

56

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

5/IX - 98.

Дорогая Анечка!

Прибыли мы нынче очень рано, в 4 ч., кажется, в Тулу, подремали — я поспала даже — часа 3 в дамской комнате и потом поехали будить Митю. Подъезжаем, спрашиваем вышедшую на звонок нам прислугу, встал ли Д. И.? Говорит нет. Вижу: окно его закрыто ставней, открыла я ее и постучала ему в окно, а Маня между тем обежала кругом и стала стучать ему в дверь. Он ужасно удивился этому шуму и долго не мог понять, в чем дело.

Комната его дрянь, красная цена ей 6 р. даже в Москве. Вместо кровати два деревянных ящика, и на них несколько досок. Ход через тесную кухоньку. И кормят его плохо... (Это неверно! Д. И.1)

Вчера была я обрадована письмом Г.2 которое посылаю тебе, милый он человек. Ожила немного надежда теперь, не посмотрят ли благосклоннее на наши прошения. Хорошо ты сделала, что написала ему. Кажется, С.2 ... не собирался уезжать из Петербурга? А все не отвечают ни Мите, ни мне!

Вероятно, ты получила уже теперь все письма мои, одно из них с письмом от Вл.3 и 2 книги к нему.— Все боюсь я: не затерялись бы они.

Разобрались мы немного в Подольске и оставили там домовничать Машу2 с Фридой2. Сколько прогостим здесь, не знаю. Ходили мы утром гулять и выбрали себе номер, вечером проводит нас Митя туда, а завтра утром приедет к нам. Если погода будет сносная — погуляем, а потом будет он у нас обедать, а сегодня обедали у него привозными припасами.

Скучает он здесь очень, читает мало и ждет не дождется хорошей вести из Петербурга.

Скоро день твоего ангела, дорогая Аня, и я поздравляю тебя, крепко обнимаю и желаю здоровья. Марку шлю большой поклон и поздравляю с дорогой именинницей. Когда-то получу я теперь письмо от тебя, разве Мите напишешь, а письма твои к нам пролежат, пожалуй, несколько дней в Подольске! Уезжая с дачи, взяли мы с собой огромные три букета, из которых Маня отвезла на другой день 2 в Москву: Ан. Мор.4 и Мусе2. Собираются они приехать к нам в Подольск, а также Маруся5 — певица и Неделина5.

Еще раз целую тебя крепко, дорогая. Будь здорова и не беспокойся, прошу тебя, о нас. Мы совершенно здоровы и теперь живем гораздо лучше, чем на даче.

Твоя мама

5 сентября 1898 г.

Послано из Тулы в Крым

ф. 13, on. 1, ед. хр. 133, лл. 1 об.—2

1 Приписка Д. И. Ульянова.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 Речь идет о письме Владимира Ильича из с. Шушенского от 16 августа 1898 года М. А. Ульяновой и А. И. Елизаровой (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 97—99).

4 Анна Морисовна Лукашевич (см. примечание на стр. 68).

5 Подруги М. И. Ульяновой по Московским женским курсам.

 

57

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Поздравляю тебя, дорогая Анечка, с днем ангела и желаю на будущий год твоей жизни всего лучшего, а главное быть очень, очень здоровой и толстой — еще толще меня! Ты ведь, верно, не ходишь теперь по горам так много, как в Швейцарии — Марк ведь плохой спутник в таких прогулках, сразу задохнется. Да это и лучше: тебе надо отдыхать больше, а не бегать... Я еще не знаю, когда еду, хотя думаю, что уж, наверное, поеду — не хочется в Москве оставаться. Вот жду письма из Брюсселя1 от своей новой знакомки2. На днях видела твою «Аньтю»2, она шлет вам обоим большие поклоны, спросила твой адрес, так что, верно, сама напишет. Ученица ее2 экзамен выдержала. Марку передай мое поздравление с именинницей и с тем, что он распростился с своей старой враждой к винограду — это очень похвально — уже пусть бы все плоды там выучился есть...

Всего лучшего

М.

Вчера видела Маруську — она пополнела и поздоровела за лето, чему я очень рада.

5 сентября 1898 г.

Послано из Тулы в Крым

ф. 13, on. 1, ед. хр. 133, л. 2 об.

1 Речь идет об отъезде М. И. Ульяновой на учебу в Брюссель. 2 августа 1898 г. в письме к М. А. Ульяновой В. И. Ленин писал из Шушенского по этому поводу: «План Маняшин ехать в Брюссель мне кажется очень хорошим. Вероятно, учиться там можно лучше, чем в Швейцарии. С французским языком она, вероятно, скоро справится. В климатическом отношении, говорят, там хорошо» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 95).

2 О ком идет речь, установить не удалось.

 

58

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Belgique— Бельгия
Bruxelles Zxelles
Bue du College N 17
M-lle Oulianoff

31-ое октября.

Дорогая моя Марусечка! Кажется, я довольно давно не писала тебе — не собралась как-то. Сажусь поболтать сейчас. Мы только что отпили чай, к которому приехал Марк, и сидели, перечитывали твое последнее письмо,— оно очень интересно. Так приятно слышать, что ты чувствуешь себя хорошо там и что у тебя такие милые подруги — хотелось бы познакомиться с ними. Теперь ты получила уже, конечно, посылку. Напиши, как дошло,— не измялось ли сильно платье? Я отправляла и беспокоюсь, хорошо ли доедет. Жаль, что ты не написала раньше о карточках: можно бы все послать. Напиши, что тебе из них хочется особенно, и я как-нибудь в заказных пошлю. Теперь ты берешь уж, верно, уроки французского. Желаю скорейшего успеха1. Очень рада была слышать, что ты начала уже понимать на лекциях, что увлекаешься ими. Какие симпатичные все профессора по твоему описанию! Знаешь, что Неделина2 жалеет, что не поехала с тобою: ей нравятся здешние курсы, но не Москва и ее жизнь. Осень у нас прескверная: грязь и грязь, как здесь, так и в Москве; не дождемся уже зимы. Я решила ездить туда раз в неделю, на вечер, чтобы меня могли повидать там знакомые; приходилось это время и кроме того ездить — устраиваю себе ватную кофточку, покупала на пальто Мите и хозяйственные разные предметы. Мамочка не была еще ни разу после твоего отъезда (скоро уже месяц, как ты уехала!), да в такое скверное время нечего ей и ехать; вот выберем получше денек и поедем с нею в фотографию. Из знакомых видела немногих; да кто, впрочем, и остался-то у меня? Была разок у Жоржика3,— надо будет навестить его еще. Он болен бедняжка — какие-то нервные боли у него, давно на службу не ходит. Они оба отнеслись очень мило к тому, что ты к ним не успела зайти, а вот тезка твоя, кажется, изволила обидеться. Была я у них как-то — она находилась в какой-то капризной фазе — не знаю уж, на что, собственно, дуется: я у ней тоже с пасхи не была. Ну, да на здоровье, коли больше делать нечего! Вообще в Москве интересного что-то нет. Вот только Тугана4 на защиту диссертации ждут. О сборнике В.5 ни слуху ни духу. Мы здесь живем, конечно, очень тихо; ходили раз с Митей познакомиться с одним санитарным врачом, но он человек занятой и вряд ли выйдет знакомство. С Митей начали читать Маркса, III т.6 — не знаю, пойдет ли; еще по-немецки Sombart’a7; в немецком он немного успел. Скучает он несколько тут,— главная причина: определенного занятия нет; медициной ему теперь заниматься не хочется, до выяснения положения, говорит он. Я, собственно, думаю, что он напрасно так неуверен. Зимой, вероятно, поеду в Питер, но не так-то скоро еще. Ну, да теперь и погода невеселая; дня два было морозно, и мы недурно погуляли с ним в парке. Что до меня, то мне сидится тут и сиделось бы еще лучше, если бы был перевод. Пока еще ни с чем не устроилось.

Ужасно какое-то скверное письмо выходит, перо ползет тяжело чего-то, точно мы по здешней грязи... Не знаю, отчего это последнее время у меня не выходят вовсе письма, вот оттого и не пишешь, что не ладится отчего-то.— Мы все совершенно здоровы, мамочка чувствует себя хорошо. Митек сейчас сидит и барабанит. Они с Марком, действительно, занимались нынче приисканием имени для молодого пса... Пиши ты больше, дорогая, целую тебя крепко, желаю успеха и довольного настроения. Всего хорошего, как от души желает тебе твоя А. Мамочка целует тебя — напишет в следующий раз. Знаешь, я здесь вступила во владение многими твоими вещами: ношу твою шляпу, она мне очень нравится; надевала раза два твои рубашки — мои совсем худые, а еще носила твою розовую кофточку (с несчастными рукавами). Что ты скажешь на такое самоуправство? Что я тебе новую сшить за нее должна? Хорошо, к твоему приезду. Целую еще раз.

31 октября 1898 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 1—2

1 См. примечание на стр. 82.

2 См. примечание на стр. 81.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

4 См. примечание на стр. 78.

5 Речь идет о первом сборнике произведений В. И. Ленина «Экономические этюды и статьи», вышедшем за подписью: Владимир Ильин.

6 III-й том «Капитала» К. Маркса.

7 Зомбарт Вернер (1863—1941) — немецкий вульгарный буржуазный экономист, один из идеологов германского империализма. В. И. Ленин упоминает Зомбарта в своей работе «Анкета об организациях крупного капитала» (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 21, стр. 301).

 

59

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

XI/1 98 г.

Пишу тебе опять, Маня, хотя уже не знаю, о чем писать.

Зачем это у вас на практических занятиях по химии требуется самим приготовлять приборы,— у нас тут подобные вещи никогда не практикуются, все приготовляется само, а мы только пачкаем их да порой колотим.

Теперь ты, наверное, перешла уже к качественному анализу или нет? Начинала ли заниматься с микроскопом? Пиши мне, как и чем теперь занимаешься практически, что читаешь и какие лекции слушаешь; много ли понимаешь?

Если тебе нужно будет какую-нибудь русскую книгу по естественным наукам — пиши, я куплю и вышлю.

У нас премерзкая погода: дождь, грязь... Пахра два раза замерзала, а теперь снова растаяла. Собираюсь все-таки купить себе коньки и кататься.

Играешь ли ты на рояле или решила бросить,— играй! (Помнишь: учись, учись — выучишься...)

Листок дописан, и je finis. Всех благ!

Твой Дмитрий

1 ноября 1898 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 6

 

60

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия
Belgique, Bruxelles
Zxelles, Rue du College, N 17
a’m-lle’ Oulianoff

4/XI. 98.

Сейчас получила я, дорогая Маня, письмо твое, в котором ты просишь ответить тебе телеграммой. Но ответ мой может быть только гадательный. Могу ли я знать, где — т. е. в Брюсселе или в Льеже — тебе больше понравится и где именно ты можешь заняться с большим успехом? Как ни желала бы я указать тебе, посоветовать, но... опять повторю, что заглазно не могу этого сделать. Поэтому и не телеграфирую тебе, а выскажу тебе в письме мой взгляд на это.

Ты пишешь, что тебе не нравятся двое из профессоров — по химии и физике, но почем же ты знаешь, что в Льеже они тебя более удовлетворят? Вообще там можешь встретить другого рода недостатки, вследствие которых ты будешь себя дурно чувствовать. Ты говоришь, что все кругом советуют переезжать в Льеж. Насколько можно положиться на основательность этих советов — не знаю! (Думаю все же, что лучше было б самой убедиться в этом — т. е. как только возникло у тебя сомнение и в то же время желание переменить университет — то ты могла бы съездить на неделю с подругой своей1 в Льеж, если это так близко, 2 часа езды, послушать интересующие тебя лекции, собрать на месте нужные сведения и проч., проч.), хотя, с другой стороны, опять является вопрос, была ли бы такая поездка целесообразна, успела ли бы ты основательно узнать что-нибудь в такое короткое время? Первое впечатление могло бы быть хорошее, как и в Брюсселе, а потом, если окажутся другого рода недостатки, может случиться даже так, что ты пожалеешь очень, что поспешила переменить университет. Наконец, ты сама же пишешь, что в Льеже придется пробыть 4 года и что ты боишься закабалить себя на такой срок. Это опять говорит против такого быстрого переезда в Льеж! Кроме того, вы сделали некоторые письменные вопросы в Льежский университет, и какого рода будет ответ — я опять не знаю!

Из твоего письма видно, что ты страшно волнуешься, колеблешься..., а в таком состоянии трудно решать. И почему ты просишь телеграфировать? Неужели так важно явиться в Льежский университет 3—4 днями раньше или позже, раз уже ты так много пропустила? И не будет ли тебе там, владея плохо французским языком, очень трудно догонять пройденное? — Пишу тебе все это не потому, чтобы я непременно желала, чтобы ты осталась в Брюсселе — ты знаешь, что я стояла за Женеву — отчасти вследствие хорошего отзыва о естественном отделении, со слов Шухта2, который занимался там сам, и не потому также, что ты внесла уже деньги, но я боюсь слишком быстрого и необдуманного решения — новой неудачи,— худшей, пожалуй!.. А в таком взволнованном, возбужденном состоянии, в каком ты, видимо, находишься, трудно решать. Не лучше ли остаться лишний год — т. е. этот, который употребишь с пользой на изучение французского языка, пользуясь в то же время и некоторыми лекциями, практическими занятиями по химии. А может быть, можно будет перейти и после первого семестра? Там тебе яснее видеть все это, особенно не торопясь, осматриваясь и обдумывая. Кажется, в Брюсселе есть и другой старый университет. Что ты слышала о нем? Каковы там профессора? К тому же ты, кажется, колеблешься даже, пойдут ли у тебя занятия по естественным наукам,... а в таком случае — если я так поняла из письма твоего — лучше обождать, пока ясно не выяснится решение твое.

Я только одного желаю, чтобы ты чувствовала себя хорошо и была бы довольна делом своим,— тогда оно и пойдет успешно.

Я так рада была предыдущему письму твоему, веселому и довольному, в котором ты писала, что «занимаешься с жаром», и если б я была уверена, что в Льеже тебе будет не хуже, а лучше, то стояла бы за переход. Но я сильно боюсь, чтобы ты, осмотревшись в Льеже, не пожалела бы очень, что поспешила перейти!.. Было же у тебя основание предпочесть Брюссель Льежу? Основанное, вероятно, тоже на слухах. Могу прибавить одно: обдумай покойно, не волнуйся и не торопись. Если и потеряешь год — не беда, тем более что ты еще плохо владеешь французским языком — что может очень затормозить дело особенно при переходе в Льеж, где уже много пропущено этого семестра и поневоле еще пропустится, придется устраиваться, осматриваться, привыкать снова,... торопиться, заниматься слишком усидчиво. Все это — особенно если что не понравится и вкрадется опять сомнение и недовольство — повлияет скверно и на расположение духа, и на здоровье... Сейчас перечла твое письмо, в котором ты пишешь, что тебе так нравится Брюссель, что ты так колеблешься и боишься закабалиться на 4 года!.. Почему так на 4 года? не понимаю! Еще прибавляешь, что не знаешь, как пойдут у тебя по естествознанию занятия!.. Думаю, не лучше ли обождать с переходом, может быть, и ничего не потеряешь — т. е. времени,— подготовишься в летнюю вакацию из химии и физики и поступишь на 2 года в другой университет.

Ну, целую крепко и прошу не волноваться и обдумать все покойнее. Пиши же скорей твоей маме. Посылаю сейчас телеграмму, обождешь мое письмо.

4 ноября 1898 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. ед. хр. 7, лл. 5—6

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

* О ком идет речь, установить не удалось.

** Шухт А. А. (1860—1933) — в начале 80-х годов — народоволец, революционную работу вел в войсках царской армии. В 1887 году был арестован и сослан в Сибирь. По возвращении из ссылки в 90-е годы в Самаре познакомился с В. И. Лениным и семьей Ульяновых. Был в эмиграции. После Октябрьской революции — на преподавательской и библиотечной работе. Член партии с 1917 года.

 

61

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия,
Брюссель Belgique
Bruxelles Rue des Minimes N 40
a` m-lle M. Oulianoff

18/XI.

Вчера получили, дорогая Маня, твою открытку. Мы же писали тебе 15-го, и вот опять пишу, а в воскресенье напишем большое письмо. Мы все здоровы. Митя отправился вчера еn ville* повидаться с знакомыми, по случаю ненастья никто не едет к нам. Погода убийственная, так что теперь и гулять уже нельзя. Грязь и дождь! Ты не отвечаешь на некоторые вопросы мои, например, относительно музыки? Мы играем с Аней каждый день и часто в 4 руки — это большое развлечение здесь. Мне очень жаль будет, если ты позабудешь совершенно музыку... Относительно стряпни боюсь, что она отнимет у вас много времени, потом как ты стряпаешь, не имея для этого простого домашнего костюма, который чистился бы? Пострадает очень твой костюм, в особенности если у тебя нет фартука. Без фартука это вещь немыслимая! Пиши подробно, дорогая моя, сколько раз в день и чем питаешься, а также относительно финансов, да берешь ли уроки из французского? Я не снимаюсь все по случаю туманных дождливых дней, жду улучшения. Аня целует тебя. Пиши же подробнее. Крепко обнимаю тебя, дорогая моя.

Книги Митя купит в Москве и пошлет.

18 ноября 1898 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, л. 9

* — в город. Ред.

 

62

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия, Брюссель.
Марии Ильиничне Ульяновой.
от М. А. Ульяновой
Belgique. Bruxelles Recommandee.
A m-lle Oulianoff Rue de Minimes N 40.
de m-me Oulianoff

5/XII.

Сейчас только принесли нам, дорогая Маня, твое письмо от 11-го, я поджидала было его 29-го, неделю спустя после письма твоего, полученного 22-го, но 29-го письма не было, и хорошо, что ты написала открытку, которую мы получили дня 3 тому назад, а то я беспокоилась уже о твоем молчании! Мы пишем тебе теперь каждое воскресенье, письмо это пойдет завтра, 6-го, но я уселась писать с вечера, чтобы не запоздать завтра к почтовому, т. к. письмо это будет заказное, с bordereau1 на получение 180 фр.— на наши деньги 67 р. 32 к., считая по 30 р. в месяц, на остальное купишь себе что-нибудь к празднику, пойдешь, может быть, в театр или концерт с подругой своей. Кстати, напиши, как ее зовут, имя и фамилию, откуда она и проч., проч. Я жалею, что не знала о расходе на книги Володе2, а также о дополнительной плате за практические занятия по химии и прочим предметам, а то послала бы заодно уже больше. Придется сделать это в январе, после того как ты напишешь, сколько именно следует за практические занятия. Кофточки купи себе из посланных денег, а в январе можно будет дополнить истраченное — то, что издержишь на книги для Вл. Напиши тогда все, что экстренно издержано и сколько надо на практические занятия, и тогда мы вышлем. Сделать это надо заранее, чтобы не было задержки, т. к. не так скоро дойдут деньги, принимая во внимание, что мы в Подольске, а не в Москве.

Все были у нас дожди да грязь, да вдруг закрутила такая суровая зима, что мы и не рады... у нас эти дни холодно, я хожу в валенках и кутаюсь, а все холодно. Плохо то, что все почти окна наши выходят на север: так и выдувает... зябла же бы ты здесь. Просто завидно слышать, что у тебя так тепло! Кабы да не подневольное положение наше, укатила бы, кажется, к тебе греться... Поджидали нынче вечером Марка, но смотрим 8, потом 9, а его нет, решили, что задержало что-нибудь, как вдруг звонок в 1/2 десятого, приехал с сибирским поездом. Новостей никаких не привез, кроме, что Струве3 читает свой реферат в понедельник 7-го; Аня хочет ехать послушать его да поговорить с ним относительно «Рынков» Вл.4 Ты все жалеешь, голубушка, что не посылаем «Р. В.»5; право же, не стоит их посылать: пусты и несодержательны до невозможности, только интересуемся, что известия из Франции, но об этом ты и там узнаешь, а иногда и прочтешь и «Р. В.» в русской библиотеке. Как будут поинтереснее, постараюсь послать, если не будет хлопотливо. Митя наш довольно ленив ходить на почту. С Машей6 продолжаем заниматься, начинает складывать легкие слова, но все же идет туго, больно уже непонятлива!.. Очень довольна, что ты наконец собралась брать уроки французского. Берет она недорого, желаю успеха! Пиши подробнее о себе. Как чувствуешь себя и все прочее? Как идет у вас дело со стряпней? Какая теперь погода у вас? Как долго и как празднуются там рождественские праздники? Все подробно, да напиши тотчас по получению этого письма с квитанцией на получение денег.

Ну, крепко обнимаю тебя, дорогая моя, и всей душой желаю тебе быть веселой и довольной. Наши кланяются.

Твоя мама

5 декабря 1898 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл.11—13

1 Реестр, сопроводительная опись.

2 В. И. Ленин давал поручения М. И. Ульяновой о присылке ему книг (см. его письмо от 11 ноября 1898 г. из с. Шушенского. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 107—108).

3 См. примечание на стр. 75.

4 Речь идет о книге В. И. Ленина: «Развитие капитализма в России», 3 и 4 главы которой он подготовил к печати в ноябре—декабре 1898 г. и послал на имя М. А. Ульяновой в Подольск.

5 Возможно, речь идет о газете «Русские Ведомости»

6 О ком идет речь, установить не удалось.

 

63

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

6/ХII - 98.

Итак, Маня, ты получила Кука1 и желаешь заниматься химией, по-моему, бросать ее не стоит; хотя подходит ли тебе Кук, отчего не пишешь?

У нас все по-старому. Зомбарта2 мы прочли, так что теперь я жду от тебя чего-нибудь. На днях напишу тебе побольше. Работы я себе все еще не нашел, положение мое все то же. Желаю всего лучшего.

Твой Дмитрий

(Тороплюсь.)

6 декабря 1898 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, л. 12 об.

1 О какой книге Кука по химии идет речь, установить не удалось.

2 См. примечание на стр. 84.

 

1899

64

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия. Belgique — Bruxelles.
Rue des Minimes N 40.
A M-lle Oulianoff

2/II.1899.

В прошлый раз я написал тебе, Маня, письмо, которым ты, наверное, осталась недовольна; я что-то уж и не помню, что именно писал тогда.

Ввиду того что 6-го день твоего рождения и это письмо ты получишь приблизительно в этот день — то я имею честь поздравить тебя. Мама вчера отправила тебе посылку, между прочим, послали тебе Анину карточку.

Я писал тебе недели 2 тому назад о мнении П-ра Постникова1 обо мне; получила ли ты это письмо, и если получила, то отчего осталась совершенно равнодушной к известию?

Читаешь ли ты «Экономические этюды»2? Двух первых я все не соберусь прочесть тем более, что первый очерк «о романтиках» я читал почти весь в журнале3.

Дюринга4 я читаю понемногу, прочел, однако, не более 1/3-ей части. Кроме 3-го тома5, читаю теперь Ланге «Историю материализма»6. Затем начал читать понемногу и медицину; летом буду ей заниматься больше.

Знаешь, если летом будем жить вместе где-нибудь около Подольска, то будем друг друга эксплуатировать, иными словами, вместе читать по-французски и по-немецки. По- французски твоя обязанность будет состоять в том, чтобы объяснять мне формы и выражения и т. п.; будем уходить читать в Дубровицкий бор, если поселимся в Ивановском. Ты ведь привезешь, конечно, словарь? Мы говорили уже с М. В.7 об этом — я звал ее жить около Подольска; она говорит, что «вот, когда Манька приедет»... Пиши о твоих соображениях по этому проекту pro u contra* и вообще пиши больше!

Всего лучшего.

Твой Дмитрий

2 февраля 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 11—12

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Имеются в виду статьи В. И. Ленина в сборнике: Владимир Ильин. Экономические этюды и статьи. СПБ., 1899 (фактически сборник вышел в октябре 1898 года) (см. Полн. собр. соч., т. 2, стр. 119—262, 317—424 471-550; т. 4, стр. 1—34).

3 Речь идет о статье В. И. Ленина «К характеристике экономического романтизма», первоначально опубликованной в журнале «Новое Слово» №№ 7—10, апрель — июль 1897 года. Статья вошла в сборник «Экономические этюды и статьи» (см. Полн. собр. соч., т. 2, стр. 119—262).

«Новое Слово» — ежемесячный научно-литературный и политический журнал; издавался в Петербурге с 1894 года либеральными народниками, с весны 1897 года — «легальными марксистами». В декабре 1897 года журнал был закрыт правительством.

4 Возможно, имеется в виду книга Фр. Энгельса «Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом». 1876—1878 гг.

5 Речь идет о III томе «Капитала» К. Маркса.

6 Имеется в виду книга Ф. Ланге «История материализма и критика его значения в настоящее время»; вышла в 1865 году.

Ланге Фридрих Альберт (1828—1875) — немецкий буржуазный философ-неокантианец.

7 Зворыкина М. В.— подруга М. И. Ульяновой по гимназии; одно время жила в Подольске.

* за и против

 

65

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия. Belgique,
Bruxelles Rue des Minimes, N 40.
a m-lle Oulianoff

22/II. 1899 г.

Дорогой Манек!

Маруся1 передала мне твою просьбу написать о мамочкином здоровье. Да ведь я же недавно писала тебе, что она здорова,— писала специально, хотя и так из ее и моих писем ты должна видеть, что она чувствует себя хорошо.

Но тебе хочется знать все в подробности. Изволь.— Желудок ее все нет-нет да не совсем хорош бывает, как и при тебе последние годы; она ездила советоваться с Ансеровым, который прописал ей кое-что, в общем успокоил и только спросил, не было ли у нее какого-нибудь нравственного потрясения.

Теперь мамочка уже довольно давно ничего не принимает и ни на что не жалуется. В общем же она, конечно, гораздо спокойнее и довольнее, чем не только прошлый год, но и с начала осени, перед твоим отъездом. По-моему, подольская — почти что деревенская жизнь — хорошо действует на ее нервы, хотя, конечно, есть и обратная сторона — иногда чересчур скучно станет. Это тоже на нервы действует, а она вообще за последние годы стала гораздо нервнее. Она любит, когда мы по вечерам сидим с Митей с нею, что-нибудь читаем, хоть даже корректуры Володины2, ибо по утрам все по своим углам, а ей, конечно, за работой и хозяйством особенно это может надоесть. Она все так же гуляет много, ходит сама на базар и всюду по хозяйству и так же балует нас. Она стала играть теперь больше на рояле и вообще всем, чем может, старается, чтобы «подольское сидение» было приятнее нам.

Ездили мы как-то все вместе в оперу — только, к сожалению, попали на плохую. Я на той неделе провела больше двух дней в Москве, из чего ты тоже можешь заключить, что она чувствовала себя хорошо, иначе я бы ведь не уехала.

Ну, а так как ты просишь все о ней написать, так я скажу также, что в последнее время она огорчилась как-то тем, что ты не откровенна с нею — не напишешь ей все прямо, как она несколько раз просила тебя (она же ведь замечает, конечно, что последнее время ты не так откровенна в письмах, как сначала),— пишешь о своих разочарованиях и планах другим, а ей просишь не говорить. Право, я не понимаю, Манек, зачем ты это? Да и скрывать-то как будто бы никакой причины нет,— а ей, конечно, гораздо приятнее и спокойнее, если она знает, что ты и настроением с ней делишься, а не только внешним. Потом, раз скрывают одно, может явиться сомнение и о другом, и о здоровье, и т. д. Помнишь, когда ты уезжала, мыс ней тебя об одном просили, чтобы ты все откровенно писала,— это нам самое приятное.

Сейчас слышу, что мамок проснулась,— пойдем с нею погулять. У нас с нынешнего дня масленица; к концу недели ждем гостей — как бы не вышло только, что очень много сразу съедется; тогда маме очень уж хлопотно будет.

В Москве только и говорят, что о студенческих беспорядках3; выслано будто бы около 300 студентов, многие исключены. Беспорядки, как рассказывают, вышли по сочувствию петербургским студентам и состоят только в том, что студенты, техники, инженеры и некоторые другие учащиеся не ходят в университет и профессора принуждены не читать. А петербургские начали не ходить после акта, когда их встретили казаки с нагайками, после того, как, освистав ректора, они шли с акта4. Кроме них, говорят, перестали посещать лекции студенты всех других высших заведений, бестужевки, медички и т. д. Говорят, что и в Варшаве, в Киеве и Харькове нет лекций.

Однако листок пришел к концу, и я пойду сейчас на вокзал с письмом. Вчера получили твое письмо мамочке и Мите и были очень рады ему. А все-таки нам грустно, что ты не пишешь нам вполне откровенно.

Мамочка целует тебя; спрашивает, получила ли ты ее последнюю открытку от 20-го. Целую тебя и желаю всего хорошего.

На той неделе была с Марусей и Неделиной5 на «Гугенотах» 6. Мне чрезвычайно понравилось.

22 февраля 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 7—9

1 Зворыкина М. В.

2 Речь идет о корректуре книги В. И. Ленина «Развитие капитализма в России» (см. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 1—609), которую взяла на себя А. И. Елизарова; ей помогал Д. И. Ульянов.

3 С 15 февраля 1899 года в Москве начались бурные студенческие сходки в поддержку петербургских студентов, требовавших «гарантий личной неприкосновенности». Сходки, охватившие почти все высшие учебные заведения Москвы, вызвали репрессии со стороны правительства. Московский университет был закрыт, 222 студента были высланы, 164— исключены из университета. Репрессии правительства вызвали новые волнения среди студенчества.

4 Поводом для выступления студентов Петербургского университета послужило объявление ректора, в котором содержались оскорбительные угрозы и предостережения в адрес студентов в случае каких-либо их выступлений во время предстоящего собрания в честь юбилея университета. Возмущенные студенты сорвали объявление и на сходке решили протестовать путем демонстративного ухода с собрания.

Во время торжественного юбилейного акта 8 февраля 1899 года в связи с 80-летием учреждения Петербургского университета студенты встретили появление ректора на трибуне свистом, криками «долой!», сорвали его выступление и с пением «Марсельезы» вышли на улицу. Путь им преградили крупные наряды конной полиции с нагайками. Началось избиение, несколько студентов получили тяжелые увечья, свыше десятка было арестовано. В ответ на полицейский произвол студенты университета объявили забастовку. К ним присоединились студенты всех высших учебных заведений Петербурга. К 20 февраля движение захватило 30 высших учебных заведений Петербурга, Москвы, Одессы, Киева, Харькова, Риги, Томска и других городов и переросло во всероссийскую студенческую забастовку, в которой участвовало более 25 тысяч студентов.

5 Речь идет о подруге М. И. Ульяновой.

6 «Гугеноты» — опера Джакомо Мейербера (1791—1864) — композитора, пианиста и дирижера, виднейшего представителя французской «большой оперы». Написана в 1835 году, впервые поставлена в 1836 году.

 

66

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия. Belgique, Bruxelles.
Rue des Minimes N 40.
A M-elle Oulianoff

5/III.

В ожидании большого письма, которое собираются наши писать тебе, пишу открытку. Сейчас я одна дома; Аня поехала вчера к jour-fixe1, а М.2 сегодня, покупать ружье Володе. Относительно заграничного паспорта Аня хотела навести справки, но во всяком случае не стесняйся этим, а возвращайся, когда надумаешь; я просто спросила тебя — конечно гораздо лучше ехать тебе с подругами, а потом подольше будешь практиковаться из французского. Перевод твой получили еще 28 и читали вместе за чаем — и Маруся3 была у нас — всем понравился. Прекрасно делаешь, что практикуешься в переводе, хвалю за это и советую продолжать. Эту статейку надеются пристроить где-нибудь. Присылай еще. Я переводила бы с удовольствием тоже, но не найду ничего здесь...

В. и Н.4 заленились писать, если В. пишет, то только о «Рынках»5 с разными примечаниями, замечаниями и прочее, прочее, а о себе — ничего. Хочу браниться с ними. Погода сейчас приятная, и я много гуляю, но далеко не то, что по описанию у вас. Пиши подробнее о себе. Пожелала ли бы ты ехать к В.— мы поедем, может быть, с. Аней — или остаться здесь с Митей?

Крепко целую и желаю быть здоровой и прочее, прочее.

Твоя мама

5 марта 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, л. 21

1 «Журфикс» — прием гостей, здесь — еженедельный прием знакомых (по четвергам), установленный М. Т. Елизаровым на своей квартире в Москве для встречи А. И. Елизаровой с товарищами по революционной работе.

2 Ульянов Д. И.

3 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

4 Ленин В. И. и Крупская Н. К.

5 Речь идет о корректуре книги В. И. Ленина «Развитие капитализма в России».

 

67

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия — Belgique.
Bruxelles Rue des Minimes N 40.
A M-lle Oulianoff

Дорогой Манек!

От тебя что-то давно писем нет... Слышу звонок почтальона (нам всегда около 3-х часов почту приносят) и иду посмотреть... Но, увы и ах! Нет ничего, кроме газеты. Что это значит и почему ты стала так редко писать нам? Когда мы получили за обедом твою сказочку, то я приготовилась было, по толстому конверту судя, читать большое письмо, а оказалось — несколько строк мне только... Сказочку твою мне было очень приятно получить; радуюсь твоим успехам во французском языке: ты перевела ее премило, и слог очень хорош, особенно для первого перевода. Я сделала несколько небольших поправок, и мамочка переписывает ее теперь. Ан. Ег.1 хотела попытать пристроить ее в «Курьер»2. В четверг, когда я поеду в город, я отвезу ее с собой. Хорошо, если бы ты могла найти какую-нибудь хорошую вещь для перевода в «Начало»3 или для самостоятельного издания — по общественным наукам или, еще лучше, по естествознанию. Недавно слышала, что «Начало» желает новых переводных статей по естествознанию. Спроси совет у своего знакомого профессора, что по этой отрасли стоило бы перевести небольшое и довольно популярное, и тогда, наверно, можно будет, если не в журнал пристроить, то отдельной брошюрой издать. Я слышала, что последние требования рынка на книги по естествознанию, а не по общественным наукам.— Итак, может быть, у нас с тобою одна специальность будет, и мы обе будем строчить и рыться в толстых словарях!

Свою книгу я кончаю, не знаю только, как пристрою ее, и это меня удручает.

Мы думаем о даче, но пока ни на чем не остановились. Хотелось бы, чтобы воздух был уже вполне хорош и чтобы мамочка отдохнула побольше это лето, если так скверно пришлось провести прошлое. Она чувствует себя хорошо, и желудок последнее время гораздо лучше. Подумывали мы о поездке в Сибирь, да уж и не знаю как,— и разделяться не хочется, и ехать ненадолго — не отдых. На все бы лето всем туда ехать, пожалуй, лучше всего было, да наш мужской элемент против этого. Митя вообще ужасный Обломов оказывается — никуда в даль его не тянет; сидел бы на насиженном месте. А знаешь, Леля-то4 тю-тю! В Симбирск пришлось уехать; хотя теперь ветер переменился и можно надеяться, кажется, что «зимою изгнанные птицы опять воротятся с весной».

Когда-то и наша пичужка воротится? Мы о ней соскучились.— Слушай, Марусенька: пойди ты, как получишь это письмо, не откладывая, в хорошую фотографию, снимись и пошли нам свою мордочку. Не-пре-менно! Там хорошие фотографии, а у нас старина какая-то. Мамочке очень хочется иметь твою новую карточку; а если ты снимешься живо, то карточка придет к ее именинам и это ей удовольствие большое доставит. Надень, по-моему, лучше для этого новое платье, а то в черном ты чересчур уж монахиней выйдешь. Вот тогда мы решим, правда ли, что ты поправилась. Смотри же, Манек, поскорее и, главное, без колебаний!

Ну, до свидания, дорогая моя! Целую тебя крепко за себя и за мамочку. Ждем твоих писем.

Твоя А.

Напиши, пожалуйста, тотчас по получении этого письма Габриэлю4 и попроси его дать мне хороший адрес для переписки с ним. Я собираюсь написать ему довольно большое письмо, и вообще теперь можно бы было установить с ним, как он желал, правильную переписку. Пусть напишет скорее. Кланяйся ему от меня.

P. S. Сколько у тебя денег? Напиши; мы что-то забыли, когда посылали.

8 марта 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 10—12

1 Возможно, Кугушева А. Е., знакомая В. И. Ленина и Ульяновых по революционной работе.

2 «Курьер» — ежедневная общественно-политическая и литературная газета. Выходила в Москве с 1897 года. Последний номер (№ 153) вышел 4 июня 1904 года.

3 «Начало» — ежемесячный научный и литературно-политический журнал, орган «легальных марксистов»; выходил в Петербурге в первой половине 1899 года.

4 О ком идет речь, установить не удалось.

 

68

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

8/III. 99 г.

Давно собирался, Маня, написать тебе. Получила ли ты наше общее письмо от 28-го февраля? и нравятся ли тебе такие винегретные письма?

Получил я от тебя как-то: «Не весь я твой»... музыка якобы Чайковского, и до сих пор не понимаю, зачем ты послала мне этот романс. Сказку твою читали в прошлое воскресенье все вместе, у нас была М. В.1 — сказка понравилась всем, теперь мама ее переписывает.

Аня выписывает новый журнал «Начало», и мы получили на днях первую книжку, читаем кое-что вместе, вчера прочли, например, Рубакина «Митрошкино жертвоприношение»2, из воспоминаний голодного года — очень сильная вещь, в нашей литературе таких мало. Там есть еще несколько интересных статей, но прочел я пока лишь немногие. Вопрос относительно лета все еще остается невыясненным, хотя мы давно уже ходим и ищем, наводим справки, рассуждаем и спорим меж собой. С одной стороны, как будто мама хочет ехать к Володе, с другой — как будто она не поедет... Вчера ездили с Марком на ст. Лопасня — верст 70 от Москвы по Курской дороге, говорят, что там прекрасная местность — вода, лес, воздух, как в раю, поют птицы, благоухают цветы ит. д., но мне тем не менее дачный вопрос начинает уже надоедать, хотя я и жду лета с нетерпением, ибо мне кажется, что давно уже не было лета.

Недавно как-то М. В. и А. Н.3 спросили меня, скоро ли ты приедешь, и очень опечалились, узнав, что ты приедешь только в мае (а не к пасхе). М. В., кажется, больше всех ждет тебя, отчего ты мало ей пишешь? У нее теперь новое горе — приехал брат совсем больной; один врач сказал, что у него чахотка, но М. В. не хочет верить пока, хотя это, кажется, правда; во всяком случае, она приуныла, и тебе следует приободрить ее. Она все жалеет, что ей совсем нет времени читать; и правда — утро занято на службе, вечер — то лекции, то нужно путешествовать к сестре за тридевять земель, то еще куда-нибудь.

Я звал к нам и А. Н.— она не была с тех пор, как ты уехала,— обещалась приехать как-нибудь вместе с М. В.

Сейчас буду писать Володе и отправлять ему охотничьи принадлежности, а потому пока до следующего раза; пиши, как живешь и что поделываешь. Не был ли я прав тогда, когда скептически смотрел на твой выбор естественного факультета, или, может быть, только в этом году тебе не удалось вследствие недостаточного знания французского языка? Хотя ведь общее знакомство с естественными науками тоже необходимо... Всего лучшего.

Твой Дмитрий

8 марта 1899 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 9—10

1 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

2 В первой книге журнала «Начало» № 1-2, январь—февраль 1899 года, напечатан рассказ Н. Рубакина «Митрошкино жертвоприношение. Из рассказов о голодном годе».

Рубакин Н. Л. (1862—1946) — русский библиограф и писатель, автор многочисленных работ по библиографии, истории книжного дела в России, научно-популярных очерков по географии и естественным наукам, методических пособий по самообразованию.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

 

69

М. А. УЛЬЯНОВА — М. И. УЛЬЯНОВОЙ

15/III. 99.

Долго не было писем от тебя, дорогая Маня, и я начала уже тревожиться, не понимая причины такого долгого молчания. Но вот наконец в субботу (13) приносят коротенькое письмо твое (странно, что оно пришло на 9-ый день!), а на другой день, в воскресенье, получили 2-е письмо от тебя (тоже коротенькое!), уже на 5 день. Непонятно, почему так вышло. Получили также от Володи письмо1: пишет на одной страничке, а на другой отмечает пропуски и опечатки, просмотренные корректурой, почему и не посылаю его письма. Пишет он вот что. Разъехались гости, что прогостили у них 5 дней на масленой: Глеб2, Базиль3, Зиночка4 и некоторые еще. Тонечка5 не приезжала, она служит фельдшерицей — временно — в каком-то селе. Провели время очень весело. К лету желали бы они переехать в Шушенское, так как в Минусинске жить летом скверно. Неизвестно, удастся ли это и не будут ли еще препятствием материальные средства, как полагает Володя. Наденька совсем не пишет!

Относительно дачи не могу ничего сказать. Вопрос этот стоит открытым... Смотрели много, но ничего еще не выбрали: то дорого, то нет купанья хорошего, то какое-нибудь другое «но»... главное же то, что не решено еще, едем ли к Володе или нет. Если поедем, то почти на все лето: ведь одна дорога — месяц, если не больше! Да у него проживем не меньше, а то и больше месяца. Тогда наши молодые люди — будущие студенты6 — останутся одни на все лето — в таком случае нужна будет совсем иная дача, а пианино и иную движимость придется везти в Москву на хранение. А признаться, мне не хотелось бы делиться на это лето. Хорошо бы провести его всем вместе... Митя говорит, что, если поедем, он устроится где-нибудь, например, хоть у Богданова7... уже этого мне ужасно не хотелось бы! Провести ему третье лето в такой неинтеллигентной семье!.. Если б ему пристроиться к делу, это бы совсем что иное...

У нас совсем зима. Напал свежий снег, морозы, хотя солнце греет сильно, вероятно, будет нынче поздняя весна.

Аня писала тебе недавно, получила ли ты ее письмо? Она собирается опять писать тебе. Она получила нынче письмо из Москвы от знакомых, приглашающих ее приехать, и она отправилась со скорым поездом; мы сели было с Митей читать немецкое, а тут явилась Кирьякова8, и уселись они за шахматы...

Пиши же больше о себе: что делаешь, чем занимаешься и прочее, прочее. Напиши также, когда и сколько прислать денег,— я забыла, когда послано.

До свиданья, дорогая, крепко обнимаю тебя, будь здорова! Митя собирается писать тоже, а так как ему помешали, то придется отправить это письмо, вероятно, только завтра.

15 марта 1899 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 22—23

1 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 141—143.

2 Кржижановский Г. М. (1872—1959)—член партии. В революционном движении с 1893 года, вместе с В. И. Лениным был одним из организаторов петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В декабре 1895 года был арестован и сослан на 3 года в Восточную Сибирь (Минусинский округ). После возвращения из ссылки в 1901 году поселился в Самаре.

3 Старков В. В. (1869—1925) — в революционном движении участвовал с 90-х годов, входил в марксистский кружок студентов-технологов в Петербурге. В 1895 году вошел в руководящий центр петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В декабре 1895 года был арестован и в 1897 году сослан в Восточную Сибирь на три года.

4 Невзорова-Кржижановская 3. П. (1870—1948) — профессиональный революционер. Революционную деятельность начала с 90-х годов. Принимала участие в работе петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В июне 1896 года была арестована. Отбывала ссылку вместе с Г. М. Кржижановским в Сибири.

5 Розенберг А. М. (1875—1941) — сестра Г. М. Кржижановского; последовала в ссылку за своим женихом В. В. Старковым.

6 Имеются в виду М. Т. Елизаров, поступивший осенью 1899 года в Московское инженерное училище, и Д. И. Ульянов, который намеревался вернуться осенью 1899 года в Московский университет для завершения высшего медицинского образования, прерванного вследствие ареста в ноябре 1897 года и ссылки. Только после настойчивых ходатайств М. А. Ульяновой было разрешено Д. И. Ульянову в 1900 году поступить в Юрьевский университет, который он окончил в 1901 году.

7 Богданов Д. Е. (см. примечание на стр. 78).

8 Кирьякова Л. В.— знакомая семьи Ульяновых; жила в то время в Подольске.

 

70

М. А. УЛЬЯНОВА — М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия. Belgique — Bruxelles.
Rue des Minimes N 40г.
A M-lle M. Oulianoff

4/IV. 99.

Получила я, дорогая Маня, последнее письмо твое с поздравлением к 1-му. Ты прибавила и поздравление с пасхой, говоря, что она совпадает... ведь пасха у нас 18-го, итак, больше двух недель от 1-го.

Ты пишешь, что останешься, быть может, в Брюсселе весь май, и я очень пожалела, что тыне прибавила, что именно заставило тебя отложить отъезд,— в предпоследнем письме, в открытке, ты писала, что подумываешь уже о возвращении. Пишу это совсем не потому, чтобы ускорить твой отъезд, а только ради того, что всей душой рада была бы знать все, что касается тебя там,— как и тебе приятно узнать все это о нас — а также и причину, заставляющую тебя отложить отъезд.

Жалела также, что ты не написала, сколько денег прислать. Приходится менять русские на иностранные, и не хотелось бы ни лишних наменять, ни слишком мало, поэтому хорошо было бы тебе — решив, когда приблизительно едешь — сосчитать, сколько надо послать. Прибавь на покупки: кофточку одну драповую, потом летнюю, ведь и летняя твоя, вероятно, уже очень плоха, а там купить можно, конечно, гораздо дешевле, особенно драповую, которым теперь сезон прошел, и продаются они значительно дешевле, а то придется здесь ходить по магазинам и выбирать...

Сосчитай все, что нужно, конечно, и на обратную дорогу, и я тотчас же вышлю тебе, отвечай только скорей! Придется и русских денег послать — сколько? — на проезд от границы до дома.

Теперь о паспорте: наши полагают, что в канцелярии, где ты получила заграничный паспорт, не прибавят льгот к тем правилам, что выставлены на самом паспорте. Прочти их, какая отсрочка дозволяется? Слышала я, что хорошо запастись свидетельством, что заболела, например, дорогой, хотя бы в Берлине, и пришлось там отдохнуть и полечиться. Не поможет ли тебе в этом г-жа Фалкнер2, с которой ты ехала, у нее есть знакомые в Берлине или еще где будешь проезжать? И вот она может дать к ним письмо, а то и в Брюсселе не продобудешь ли подобное свидетельство?

В случае доплаты еще 16 р. за паспорт, то эта доплата взимается, кажется, здесь, при обмене заграничного на русский, хорошенько не знаю. Я не была в Москве давно по случаю непогоды и грязи. У Ани же всегда столько дела, что не успевает... сейчас она в Петербурге, поехала хлопотать по Митиному делу3... боюсь надеяться на успех. В Москве беспокойно, студенты продолжают бушевать4, и хотя Митя ни при чем тут, живет безвыездно здесь и ни с кем решительно не видается, но бог знает, как решат! Хотела Аня поговорить также относительно В. книги5. Поехала Аня 2-го, а когда вернется — не знаю. Ну, до свиданья, дорогая моя, будь здорова, и весела, и довольна, чего очень желает твоя мама.

Крепко целую тебя и жду подробного письма.

Как поживает Липа2, как ее финансовые дела? Зови ее к нам на лето, хотя у нас нет еще дачи и не знаю, как разместимся и где...

Все это время стояла у нас такая же грязь, как и осенью, и все дожди. Со вчерашнего дня пояснее, хотя все тучи бродят. Ужасно надоела такая погода — нельзя даже гулять. Марк стоит за то, чтобы нанять дачу подальше, в уединении, чтобы не мешали частые приезды. Особенно Ж.2, который немало надоел и собирается на лето проводить у нас 2 дня каждую неделю, с дочкой, а жену отправляет в Крым или Одессу. Бедного сынка Анин.2 отправляют на родину, он грустит об этом... А также и Лелю2 отправили к родителям... «Начало» почитаешь, когда приедешь.

4 апреля 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 24—26

1 На конверте настоящий адрес в Брюсселе зачеркнут и надписан новый адрес. О переезде М. И. Ульяновой на новую квартиру родные узнали позднее.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 Речь идет о получении от департамента полиции разрешения Д. И. Ульянову на выезд в 1899 году из Подольска в Москву и поступление в Московский университет для окончания высшего медицинского образования, прерванного в 1897 году арестом и ссылкой. Только после многократных настойчивых ходатайств М. А. Ульяновой было разрешено Д. И. Ульянову выехать в 1900 году из Подольска и поступить в Юрьевский университет, который он окончил в 1901 году.

4 См. примечание на стр. 95.

5 Имеется в виду книга В. И. Ленина «Развитие капитализма в России».

 

71

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

4/IV.99

Сегодня ровно полгода, как ты уехала, так что срок твоего паспорта истекает. Я недавно как-то видел заграничный паспорт у одного своего знакомого, там, помнится, говорится в правилах, что при 6-месячном паспорте можно пользоваться двумя неделями льготы (кажется, со дня переезда границы?).

Если ты собираешься приехать к нам к пасхе или на пасху (которая будет у нас 18 апреля), то тебе теперь пора уже собираться в дорогу — забирай свои пожитки и allons enfants*! Не забудь гостинчика мне...

Ваш университет закрывается, так что тебе делать там нечего, а прохлаждаться и здесь можно...

Ты теперь, наверное, стала ученой — химичка, физичка! Прямо беда, всех за пояс заткнешь.

У нас в богоспасаемом Подольске наступила весна: снег почти растаял, с гор ручьи бегут, Пахра прошла, разлилась и теперь величественно гонит синие воды свои; прилетели разные пичуги,— к пасхе, наверное, уже настоящее лето будет.

Аня на днях уехала в Питер, так что мы остались вдвоем с мамой. Должно быть, она скоро приедет, и тогда уже выяснится мое положение — кажется, только опять тучки на горизонте1... Подождем.

Ты спрашиваешь про новый журнал «Начало»2 — вышла уж и вторая книга, только я еще не видел ее — первую читал, некоторые статьи недурны; ты прочтешь, когда приедешь...

Желаю всего хорошего, до свидания!

Извини за ерундацкое письмо — тороплюсь.

Твой Дм.

4 апреля 1899 г.

Послано из Подольска в Брюссель

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 13

* — поехали дети! Ред.

1 Имеется в виду происходившая в первой половине 1899 года забастовка студентов в 30 высших учебных заведениях Петербурга, Москвы, Одессы, Киева, Харькова, Риги, Томска и других городов, сопровождавшаяся грандиозными демонстрациями.

2 См. примечание на стр. 99.

 

72

М. А, УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Бельгия. Belgique,
Bruxelles St. Jilles,
chaussee de Waterloo, N 289.
A M-lle M. Oulianoff

14/IV.

Вчера послала я тебе открытку и вспомнила потом, что забыла прибавить к адресу «Bruxelles», почему и боюсь, что не дойдет, и вот исправляю ошибку и пишу другую. Получила письмо твое от 21-го и хотела сказать тебе, что если желаешь побыть еще в Брюсселе, то я ничего не буду иметь против того, подождем тебя еще. Митины планы на поездку рухнули... Аня вернулась в субботу, о Митином деле1 мало узнала, так как поехала рано, но пообещали, и я послала опять прошение...

У нас ничего нового нет; где проведем лето — не знаю... Едем с Аней в город за праздничными покупками, разменяю денег и пошлю тебе, а может быть, и русскими, если найду удобным. Успею если, то зайду в канцелярию г. г.2 и напишу о результате. Билет пошли скорей; спрошу Балаш.3, можно ли переменить.

Ну, будь здорова, дорогая моя, и береги себя, а также в дороге будь осторожней. Целуем тебя.

14 апреля 1899 г.

Послано из Подольска

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, л. 30

1 См. примечание на стр. 104.

2 Имеется в виду канцелярия московского генерал-губернатора, где М. А. Ульянова наводила справки о льготах для продления срока действия заграничного паспорта М. И. Ульяновой

3 Очевидно, Балашев П. В., знакомый семьи Ульяновых и М. Т. Елизарова, жил в то время в Москве; находился под негласным надзором полиции.

 


 

1900

73

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

28/Х. 1900 г.

Дорогая мамочка!

Сегодня получил Манино письмо и был ему очень доволен; инженеры действительно отличились, прекраснейший бойкот1 устроили! Я не ожидал от них такой прыти.

Оказывается, письма идут в Москву и из Москвы через Санкт-Петербург, хотя это дальше, чем на Псков. Приходят ко мне письма и газеты утром на третий день, и вы получаете, должно быть, так же? Газету, собственно говоря, проще бы выписать из редакции: для студентов 2 рубля в 3 месяца, т. е. 67 копеек в месяц; так что после рождества я выпишу себе на 3 месяца.

Живу я по-прежнему: утром хожу на лекции, вечером или на занятия куда-нибудь, или опять на лекции, или сижу дома за книгой; дела очень много, так что занят с утра до вечера. Ввиду этого у меня есть даже мысль не ездить на рождество домой, а сидеть и заниматься здесь. Правда, клиники и все прочее будет закрыто недель на 5, и заниматься придется только дома... там увидим, правда, еще далеко.

Профессоров хороших здесь нет; некоторые читают лекции по-немецки — у нас, например, Раубер описательную анатомию, он и на экзамене по-русски не говорит и не понимает — приходится отвечать по-немецки или по-латыни... Во время лекций профессора вызывают студентов, спрашивают их, заставляют ставить диагноз, прописывать лекарство и т. п.; отмечают, кого нет — сущее наказание! С экзаменами тоже порядочная каша: государственной комиссии, как при других университетах, здесь не бывает, и только часть экзаменов сдается в срок (конец октября и начало ноября), остальные сдаются в разное время от желания профессора и студентов, большею частью осенью — в сентябре, но также и весною по некоторым предметам. Анатомию я буду сдавать весной, чтобы летом посвободнее дышалось, по объему это самый большой курс и к тому же самый скучный; поэтому я начал исподволь готовиться.

Ни с Дьяконовыми, ни с Маниным знакомым не знакомился, да и не буду — незачем. У меня есть знакомые по курсу, иногда бываем друг у друга, видаемся на лекциях чуть не каждый день; кроме того, еще сосед — юрист 4 курса, прилежный студент и страшный законник, так и сыпет разными нормами и статьями, недаром в прокуроры метит...

У меня есть Николай —он2 (тот самый, которого «ниспослал отец»3)... мне за него давали 3 года тому назад 15 рублей, но я просил 20, и дело расстроилось! Теперь я согласен отдать его и за 15 и купить себе на эти деньги медицинских книг; поэтому я прошу Маню взять его на комиссию и продать, запрашивать — 25! буде найдется покупатель, не дешевле 15. А то также лежит, его никто уже не будет перечитывать! Я слышал, что один господин купил —она2 за 25 руб. и был этому очень рад, так как отчаялся уже отыскать. Потом как-то было объявление: «редкие книги» и в том числе — оный Николай —он.

Ане я не писал потому, что не знаю ее адреса, сообщите мне, пожалуйста; а также — куда она еще собирается ехать и когда думает вернуться.

Как дела у Ени4, где он теперь...

...Обо мне, оказывается, совсем и не делали запроса в Москву — приняли на основании документов и министерского разрешения. Может быть, и Еню также бы приняли, если ему не надо особого разрешения министра, каковое требуется далеко не во всех случаях...

Ну-с, пока всего хорошего. Целую дорогую мамочку, Мане и Марку поклон. Видитесь ли с Лев.5?

30/Х.

Задержал письмо, потому что не были готовы карточки. Очень плохи или нет? Сегодня получил твое письмо, дорогая мамочка, большое спасибо. Всего лучшего.

Дм.

28 и 30 октября 1900 г.

Послано из Юрьева (Эстония) в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 15—16

1 Имеется в виду так называемый «голодный бунт» студентов Московского инженерного училища, объявивших в октябре 1900 года бойкот столовой училища в связи с неудовлетворительным качеством пищи и заболеваниями студентов. «Голодный бунт» послужил поводом для развертывания студенческого движения. Напуганное начальство училища разрешило студентам собрать сходку, на которой был заявлен ряд серьезных претензий.

2 Речь идет о книге Н. Ф. Даниельсона (Николай —она) «Очерки нашего пореформенного общественного хозяйства». Издана в 1893 году в Петербурге.

Даниельсон Н. Ф. (см. примечание на стр. 79).

3 Слова «ниспослал отец» приведены из шуточного стихотворения неизвестного автора, которое ходило по рукам среди прогрессивного студенчества в 90-х годах. Стихотворение опубликовано в журнале «Красная Новь» № 3, сентябрь—октябрь 1921 года, стр. 103—104.

«Красная Новь» — литературно-художественный и научно-публицистический журнал. Выходил в Москве с июня 1921 по август 1942 года.

4 Возможно, Елизаров Е. П., племянник М. Т. Елизарова; учился в Самаре вместе с Д. И. Ульяновым и жил в семье Ульяновых.

5 Левицкий В, А. — близкий знакомый семьи Ульяновых; служил в то время санитарным врачом в Подольском уезде Московской губернии, жил с семьей в Подольске.

 

74

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Ее Превосходительству
Марии Александровне Ульяновой.
Бахметьевская ул., дом № 25 Шаронова

6/XI. 1900 г.

Получил сегодня твое письмо, дорогая мамочка, и повестку на 15 р. Только напрасно ты так поняла меня из того письма, будто мне эти деньги необходимы; я учебники покупаю исподволь, а если бы понадобились деньги, то я написал бы прямо. Ну, 15 рублей будут лежать пока, ибо сразу столько книг я покупать не буду...

На прожитие здесь в месяц достаточно собственно и 30 рублей, пришлось только разориться на обзаведение; собираюсь купить еще керосинку, кастрюля уже имеется — кипячу молоко, покупал раза 2 сосиски. Молоко стоит тут 8—10 копеек штоф, который содержит 5 стаканов, я покупаю ежедневно на ферме полштофа. Питаюсь вообще хорошо. Обед из 2-х блюд хороший, в этой столовой обедает ежедневно человек 300 студентов, и все довольны. У меня сейчас двое больных, одному из них сегодня делали операцию — пришлось рапортовать о нем профессору... Один профессор здесь особенно отличается: вызывает сразу несколько человек, заставляет ставить диагноз и прописывать лекарство на доске — получается шумный консилиум, напоминающий, однако, урок в гимназии: «Г-н Иванов!.. Садитесь, г-н Иванов! Г-н Петров, Ваше мнение? Садитесь, г-н Петров!». В это время один студент направляется к двери, чтобы уйти, профессор быстро оборачивается к нему: «Вы, постойте, подите-ка сюда!..», и студент возвращается и попадает на арену около постели больного... Потеха! хотя иногда доходит до глупого.

Потом здесь существует еще так называемая поликлиника: местные обыватели, желающие пригласить врача на дом (бесплатно), записываются, и к ним командируются студенты 5-го курса. Студент обязан навещать больного и лечить его. Одна беда здесь — большинство больных или совсем не говорят по-русски, или очень скверно; хорошо, если есть переводчик, а то приходится обходиться без расспроса больного; поэтому русские студенты поневоле оторваны как-то от общества и живут особняком, хотя очень недружно: фракции «гимназистов» и «семинаристов» постоянно враждуют, особенно при выборе старост,— невольно вспоминается борьба китайских династий! Я наблюдал как-то одну курсовую сходку — здесь они разрешены... На нашем курсе не бывает — народ все солидный, наполовину доктора; и староста у нас хороший, так что все с удовольствием подчиняются его диктатуре...

Оторванность от внешней жизни все-таки как-то непривычна; хорошо, что нашел двух-трех знакомых, заходим друг к другу, хотя больше все по делу, редко беседуем. Один женатый, к нему заходишь иногда вечерком поболтать и посидеть в «семейном кругу»... Уезжают только в начале декабря — никто не хочет поддержать компании, остаться здесь.

Ну-с, adien! — как говорят здешние обыватели.

Всем привет!

Дм.

Послано из Юрьева

6 ноября 1900 г.

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 17—19

 

75

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская ул., д. Шаронова № 25.
Ее Высокоблагородию Марии Ильиничне Ульяновой

XI/12. 1900 г.

Не торопишься ли ты, друг мой, за границу; даже решила определенно, когда ехать! Так скоро ведь ничего не делается — все делается с чувством, с толком, с расстановкой. Хотя, конечно, всяко бывает, и надеяться и предрешать можно все.

Какой это Франк1 написал книгу? Высокий тот, с круглыми глазами и длинным лицом? Он, конечно, может «углублять» и «исправлять» — глубокомысленный молодой человек!

Пускай их исправляют, а мы посмотрим; мне, признаться, страшно надоели эти критики. Например Струве2, стоящий, конечно, выше других, начал свою «к критике и т. д.» и не кончил, почему спрашивается? Какой смысл печатать обрывки своих мыслей и теорий... Весной, вероятно, будет продолжение — Т.-Б.3 начал весной 99 г., выпалил и смолк, весной 1900 г. опять выпалил и опять смолк; при этом в 99 г. он говорил одно, в 1900—другое, теперь будет говорить еще что-нибудь новое. Хоть бы говорил в виде скромного предположения, а то жарит ведь авторитетно, да и не свое. К чему сводятся его возражения? К тому факту, что в современном обществе товары не продаются по их стоимостям и не могут продаваться по стоимостям: рыночные цены определяются издержками производства, а потому вульгарные экономисты были правы в этом отношении. Если действительно рыночная цена определяется издержками производства, а не количеством потраченного труда, теория трудовой стоимости оказывается мнимой; это самое прокричал несколько лет тому назад Бём-Баверк в своем критическом очерке о теории Маркса4: дескать, в I томе утверждается, что товары продаются по стоимости, а в III томе, что они продаются по издержкам производства, а потому теория Маркса относится к «жанру фальшивых теорий»! Из первого положения следует второе, что не только труд создает стоимость, но и орудия и машины; поэтому теория прибавочной стоимости тоже падает, т. е. вся теория М. подрезается в корне. Тут уж нечего углублять и исправлять, а надо строить новую. Бём-Баверк построил свою теорию предельной полезности — старое жаркое под новым соусом!

Т.-Б. строит; еще не готова...

У Бём-Баверка характерная фраза — в I томе одно, в III — другое.

Да, в I томе рассматривается закон трудовой стоимости и закон прибавочной стоимости, а в III,— другие законы: закон равной средней нормы прибыли, закон наклонности этой нормы к понижению. Закон равной нормы прибыли парализует закон трудовой стоимости, отчасти, конечно, в большей или меньшей степени, но закон все-таки остается и действует, проявляется только поэтому в затемненном и скрытом виде. На поверхности, так сказать, оказывается, что товары продаются по издержкам производства,— таков факт.

Но какую роль играет живой труд и труд мертвый, откуда берется прибыль, чем объясняется падение нормы прибыли и многое другое — с поверхности не видно и факта мало. Нужно анализировать его, разбить на составные части, рассмотреть их в изолированном виде и уж потом их взаимную комбинацию. Это и сделано у Маркса; а Т.-Бар. неизвестно для чего и для кого повторяет: товары не продаются по их стоимости (Маркс этого никогда не утверждал), они продаются по издержкам производства (все это отлично знают), закон трудовой стоимости, прибавочной стоимости есть мнимый (это ерунда, лучшим доказательством чему служит то, что и Бём-Бав. и Т.-Бар. сами признают, что чем больше труда требуется на изготовление вещи, тем при прочих равных цена и стоимость ее выше).

— Ну, мне некогда, нужно долбить анатомию.

Интересная книга вышла: «О границах познания природы. Семь мировых загадок» Дюбуа-Реймона5 и стоит только 35 к.

Пиши, как живешь, что думаешь и прочее. Целую маму.

Всего лучшего.

Твой Дм.

12 ноября 1900 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 11 ед. хр. 32, лл. 16—18

1 Франк С. Л. (1877—1950) — философ-идеалист и буржуазный экономист. Выступал с критикой теории стоимости К. Маркса. В 1900 году в Петербурге вышла книга Франка «Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд».

2 Струве Я. Я. (см. примечание на стр. 75).

3 Туган-Барановский М. И. (см. примечание на стр. 78).

4 Речь идет о работе Бём-Баверка «Теория К. Маркса и ее критика»; вышла в русском переводе в 1897 году в Петербурге.

Бём-Баверк (Bohm-Bawerk) Евгений (1851—1914) — буржуазный экономист.

5 Дюбуа-Реймон (Du-Bois Reymond) Эмиль (1818—1896) — немецкий физиолог, ученый. Его доклады и речи в русском переводе вышли впервые в Москве в 1900 году отдельной книгой под названием: «О границах познания природы. Семь мировых загадок».

 

76

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская ул., дом Шаронова № 25.
Ее Превосходительству Марии Александровне Ульяновой

18/XI. 1900 г.

Дорогая мамочка!

Сейчас получил повестку на 35 рублей — теперь мне до рождества достанет денег.

Живу по-прежнему, занятия идут своим чередом. Наконец тут кончились туманы и дожди, и наступила зима, хотя пока почти без снега; легкий морозец, тихо — приятно пройтись.

Город наш благоустроенный — тротуары, дорожки в парке тщательно разметаются и посыпаются песком, а парк от меня в двух шагах.

Недавно получил письмо от Ани, пишет про Париж и про французов; но тебе она пишет, конечно, сама обо всем.

Как Володин адрес, мне нужно послать ему деньги, которые я взыскал-таки наконец с железной дороги за просрочку груза, все-таки 6 рублей, да потом и принципиально нечего им потакать. Тянули долго, почти пять месяцев, пришлось несколько раз напоминать им. А Маня говорила — не возвратят; теперь можно хоть починить, что они там поломали!

Я приучился-таки вставать рано, так что теперь до лекций занимаюсь часа 1 V2 дома, лекции начинаются обыкновенно поздно. Оригинально тут считается время — по двум часам: городским и университетским, первые показывают петербургское время, вторые — местное на четверть часа сзади; одни профессора читают по местному, другие по петербургскому времени. Но все так запаздывают, что если прийти в аудиторию ровно в 9, когда по расписанию должна начинаться лекция, то никого, кроме сонного сторожа, не встретишь...

Некоторые, например, вместо 9 начинают в одиннадцатом и вместо 11 кончают в половине 12-го, приходится напоминать, что пора кончать лекцию... В Москве и то так не запаздывают.

Получила ли Маня мое письмо? Я тогда слишком торопился и не успел сказать всего, что хотел; вышло, кажется, слишком отрывочно, может быть, не вполне понятно. Ну, напишу в другой раз.

Теперь всего лучшего.

Целую тебя, дорогая мамочка, до свидания.

Твой Дм.

Поклон всем нашим.

P. S. Деньги получил, danke schon!

За газеты спасибо Мане — получаю правильно.

Послано из Юрьева

18 ноября 1900 г.

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 20—22

 

1901

77

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

20/1.

Извини, дорогая Маня, что долго не отвечаю на твое письмо,— я все ждал, что ты сообщишь мне о получении книг; получила ли? Наверное, будешь теперь читать «Рефлексы головного мозга»1, напиши, как тебе понравится, и вообще, пожалуйста, пиши, что читаешь, что попадается интересного в журналах, так как я здесь не вижу их; хорошо бы хоть в письмах беседовать о чем-нибудь, а то здесь у меня все медицина и медицина. В понедельник начинаются лекции, хотя и то, кажется, не все еще профессора возьмутся, а исподволь; студенты усиленно съезжаются.

Ты пишешь, что Еня2 собирается поступать в инженерное; по-моему, это все-таки странно — ехал бы за границу, там кончил бы года через два, а сдать в России государственные экзамены не составило бы уже трудности; человек уж знаком более или менее с медициной и практически, кажется, работал а теперь опять браться за алгебру и геометрию... По всей вероятности, он редко посещал лекции и потому не имеет зачетов; в Казани, как мне говорили на днях, практикуется способ по фуражкам и шинелям следить за посещениями студентами лекций; ну, Кочкин3, понятное дело, усердствует и здесь, как усердствовал в Самаре.

Ты говоришь, что у тебя плохо идут занятия дома по вечерам: ты устаешь, по всей вероятности, за статистикой, да и не мудрено устать, я знаю по себе. Вообще механическая работа, требующая постоянно напряженного внимания, утомляет очень сильно. Нужно давать нервной системе вполне достаточный отдых: она не может вечно работать — это не машина. Я на днях тут все гнал одного товарища гулять — сидит человек с утра до вечера безвыходно дома и зубрит к экзамену, бледный стал страшно, прямо беда. Я здесь завел привычку по вечерам ходить гулять ежедневно на часок, или, но меньшей мере, минут 40, ходишь бесцельно, не особенно спешишь, и прекрасно отдыхаю. Конечно, и прогулки могут утомлять, нужно в меру; сколько — нельзя сказать, это субъективно, кому как. Тебе собственно,— непременно нужна физическая работа, чтобы заставлять работать сердце, но ни в коем случае не переутомлять его; в этом смысле, кроме всего другого, может быть, полезно ходить по комнате из угла в угол при подходящей, конечно, работе (например, заучивание) — походишь минут 10—15, опять посидишь, потом снова ходить; стало быть, и нашим и вашим — и времени не теряешь, и легкая гимнастика...

Пиши, как вы живете? Приехал ли В. А.4, бываете ли в театрах?

Всего хорошего тебе, целую мамочку, поклон Марку.

Твой Дм.

P. S. Сейчас отправлюсь с письмом на вокзал — в 8 часов вечера в Петербург отходит почтовый поезд; от меня до вокзала близко, минут 7 ходьбы.

После Москвы Юрьев5 страшно крошечный — я часто нарочно делаю крюк, а то уж очень близко идти.

Ну, adien!

Получено ли мое письмо от 14-го или 15-го с записью № №-ов? 20 января 1901 г.

Послало из Юрьева в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 19—20

1 Имеется в виду трактат И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга», изданный отдельной книгой в 1866 году.

2 Возможно, Елизаров Е. П. (см. примечание на стр. 109).

3 О ком идет речь, установить не удалось.

4 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

5 Город Юрьев — до 1893 года Дерпт. В настоящее время — г. Тарту.

 

78

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом № 25 Шаронова.
Марии Александровне Ульяновой

Дорогая мамочка!

Сегодня у меня был экзамен по акушерству и гинекологии, который я благополучно сдал, хотя познания мои в сей премудрости, нельзя сказать, чтобы были слишком обширны; взялся готовиться только после рождества... Теперь, значит, стало еще одним поменьше. В недалеком будущем, может быть, буду сдавать еще гистологию. Расхрабрился!..

Теперь опять погрузился по уши в медицину — то одно, то другое, то третье; начались занятия в клиниках.

Я остался в прежней комнате за ту же плату, в 20 р., без дров и прислуги, обедаю по-прежнему в студенческой столовой.

В университет придется внести рублей 65—68, хотя еще точно не знаю,— на днях узнаю определенно.

Большое спасибо Мане за письмо — мне очень приятно было узнать и о Вяч. Ал.1 и об адресе Мих. П.2,— я был бы очень рад, если бы она писала побольше обо всем — я очень люблю получать письма, это моя слабость; чрезвычайно приятное ощущение, когда, сидя в своей комнате, слышишь, как идет почтальон и что-то опускает в ящик... я уже по звуку узнаю: письмо или газета!

Сегодня для меня веселый день (хотя писем, к сожалению, нет ни от кого),— ночь не выспался: лег в час, встал в 6 часов — утром до 11 часов успел просмотреть 2 книжки, потом отправился на экзамен, билет достался нетрудный и операция (на фантоме3) тоже пустяковая...

Аня мне еще не отвечала на мое письмо, и я не знаю, где она, что она и скоро ли ее «будущая неделя» превратится в «эту неделю».

Я мало теперь с кем вижусь, только на лекциях, да в клиниках; сижу больше один и думаю: эх, поскорей бы май, поскорей бы конец.

Ну, кончаю, чтобы отнести письмо к поезду, пойду погуляю сегодня побольше — погода прекрасная.

Целую тебя, дорогая мамочка, и желаю всего лучшего, Марку и Мане тоже всяческого благополучия!

Твой Дм.

23 января 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 26—28

1 Левицкий В. А.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 Имеется в виду модель человека или части его тела в натуральную величину.

 

79

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом Шаронова № 25.
Марии Александровне Ульяновой

7/II. 1901 г.

Пишу тебе, дорогая мамочка, только несколько слов. Ждал вчера и сегодня письма от Мани, но нет пока... Тут у меня все обстоит по-прежнему: бегаю к больным, готовлюсь к экзамену. Желаю получше провести масленицу всем вам; если увидите в Художественном театре «Трех сестер», напишите, как понравились.

Твой Дм.

7 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 29

 

80

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом № 25 Шаронова.
Марии Александровне Ульяновой

22/II. 1901 г.

Дорогая мамочка!

Извини, что так долго не отвечал на твое письмо: как-то все не успевал, хотя несколько раз собирался.

У меня теперь двое клинических больных и четверо в городе, один, кажется, брюшной тиф, я еще не вполне выяснил; беготни много, совсем некогда дома заниматься.

На днях был у декана, получил зачет за предыдущий семестр и на днях внесу деньги в университет (65 рублей); декан в этот раз был очень любезен и предупредителен, так что даже удивил меня; — я думал, что придется к нему ходить опять несколько раз, как осенью; тем более, что один профессор не подписал моей лекционной книжки (нечто вроде «расчетной» — там записывают о посещении лекций и занятий), но декан удовлетворился моим ответом, что я, мол, в Москве имею зачет по этому предмету, и заявил: «Ну, значит, Вам и не нужно совсем его подписи»... Я подал на имя ректора прошение об отсрочке мне воинской повинности до весны 1902 года, дабы осенью меня не потянули, когда у меня будут экзамены.

Я подумываю, не взять ли мне на лето какой-нибудь медицинской работы, если представится что-нибудь подходящее — в Московской губернии или где-нибудь в другом месте; собираюсь поговорить об этом с Вяч. Александр.1

Целую тебя, дорогая мамочка, и желаю быть вполне здоровой, поклон Марку.

Твой Дмитрий

Твои песошонки подъедаю понемногу — Маня ведь, кроме них, привезла мне кучу конфет и яблок таких, каких в Юрьеве не достанешь — ко мне специально есть конфеты приходили знакомые, ели и хвалили...

22 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. ед. хр. 35, лл. 1,3

1 Левицкий В. А.

 

81

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

 -МАНЕ1-

Сегодня получил твое второе письмо, а сам все не могу написать, как-то совсем нет настроения...

Достал декабрьскую «Жизнь»2 и прочел в ней статью Лозинского3 о неокантианстве и рецензии на Бердяева4 и Франка5. Летом надо будет прочесть Франка, у него, видимо, есть кое- что интересное. Что касается Лозинского, то, по-моему, это все-таки завирание,— нужно непременно людям какой-то вечный и непреходящий идеал, какой-то дух человечества, вечный прогресс, вечную и абсолютную правду и т. п.

По поводу того, что Фр. Энгельс сказал: «что все-таки вещь в себе разложима химически», автор заявляет, что, стало быть, он не понял, что такое вещь в себе. Это уже прямо ерунда! Чего же тут не понять: вещь сама в себе, т. е. не наше представление о ней, а она сама, вне, так сказать, нашего к ней отношения. Этот мир вещей в себе нам недоступен, мы не можем ни знать, ни понимать его, ибо под вещами мы понимаем лишь отражения этих «вещей в себе» в нашей голове! Значит, будучи человеком, a priori* нельзя знать ничего в истинном (!) свете; наши познания условны и т. д. Ну, прекрасно, что же дальше?.. Дальше нужно решать вопрос, существуем ли мы действительно или нам это только кажется? Что такое человек как вещь в себе?.. На самом деле, нет ни солнца, ни вращающейся вокруг него земли, ни людей — это все нам только кажется, а то, что действительно существует, мы не знаем, никогда не будем знать и не можем знать... Приятное умозаключение! Таким путем можно забраться в такие дебри, что будешь решать вопрос,— что такое веревка?.. А тем временем все будет идти своим чередом.

Поэтому мне думается, что г. Лозинский не понял Канта или превратно его понял, а свалил вину на Энгельса.

Ну, пока всего лучшего.

На днях пошлю тебе одну немецкую брошюру профессора Sohm’a6.

Понравился ли Вяч. А.7 Рубакин8? Читала ли его М. В.9? Пиши.

Твой Д.

22 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 35, л. 2

1 Настоящее письмо послано в одном конверте с предыдущим письмом.

2 В журнале «Жизнь» № 12, декабрь 1900 года, напечатаны: статья Евг. Лозинского «Неокантианское течение в марксизме (К истории современных этических исканий)»; рецензия А. Васильева на книгу Н. Бердяева «Субъективизм и объективизм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском». С предисловием П. Струве. С.-Петербург, 1901; рецензия П. Маслова на книгу Франка «Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд». С.-Петербург, 1900.

«Жизнь» — литературный, научный и политический журнал; издавался в Петербурге с 1897 по 1901 год.

3 Лозинский Е. И. — реакционный публицист и философ.

4 Бердяев Н. А. (1874—1948) — реакционный философ-идеалист и мистик. В первых литературных работах стоял на позициях «легального марксизма», затем стал открытым врагом марксизма.

5 Франк С. Л. (см. примечание на стр. 112).

6 Зом (Sohm) Рудольф (1841—1917) — немецкий юрист и историк права, профессор.

7 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

8 См. примечание на стр. 100.

9 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

* — заранее. Ред.

 

82

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1901 г. 6 марта.

Давно бы написал я тебе, дорогая мама, да здесь для писем определенные дни1. Вот я и ждал вторника. Все у меня здесь прекрасно, а потому чувствую себя великолепно. Опишу тебе мою хоромину. Длины 6 арш., ширины 3 арш., высоты 4 1/2 арш. Высоту трудно измерить, так как поверхность потолка сводчатая. Окно полтора аршина высотою и 1 1/2 шириною. Помещено оно на высоте 10 четвертей над полом. В противоположной стене окна — дверь и, войдя в дверь в комнату, видишь на правой стороне: постель и полка для посуды, а также согревательная труба, а налево в углу то, что не принято называть. Небольшой столик и удобный табурет дополняют обстановку, а висячая по средине комнаты лампа придает вечером комнате уютность. Живу я на 5-м этаже. Роскошный вид из окна на всю Москву! Если бы у меня был бинокль, то, вероятно, я разглядел бы, если не нашу квартиру, то, по крайней мере, училище. Был как-то ясный день, и я любовался переливами солнечных лучей на куполе храма Христа Спасителя и на куполах кремлевских церквей. Вид не хуже, чем с Воробьевых гор. Правда, там с иной точки зрения смотришь — но цель — получить удовольствие — одна и та же.

Жизнь здесь крайне правильная. В 6 часов утра встаешь, все убирается и выносится*, потом пьешь чай. Затем полная свобода до 12 часов дня — хочешь сидишь, хочешь лежишь, хочешь ходишь, а не то и в окно смотри. Нельзя только петь, но и то мурлыкать или петь в уме можно, и я часто напеваю так в уме знаменитую арию мельника «вот-то-то!». Около 12 часов дня обед. Обед, ценою в 18 коп.,— по расписанию, очень хорош. Только, к моему неудовольствию, часто бывают кислые щи, которые я не ем, и в эти дни я ограничиваюсь вторым блюдом и мясом из щей, и этого более чем достаточно. Зато суп — объедение, и я его ел с не меньшим удовольствием, чем один мой знаменитый суп на охоте, где я варил в одном котелке сразу говядину, дичь и карасей, затем подбавил пшенца, картошки и посолил... Это было роскошное кушанье. Все охотники ели и хвалили!.. Беру каждый день кружку молока. Молоко приносится горячим, кипяченым. Я пью его вместо чая. Около 4 часов дня вечерний чай. Около 7 часов вечера молитва, затем, после поверки, полная свобода до следующего утра. Я в это время сплю самым сладким сном.

Днем, каждый день, выводят на прогулку, и я никогда не отказываюсь от этого удовольствия. На прогулку приходится ходить в разное время, то перед обедом, то после, то утром. Мне всегда одинаково приятно! Занятия мои здесь идут туго. Как-то не сосредоточусь. Зато с удовольствием почитал новый завет. Замечательно ободряет он. Это очень хорошая привычка установилась — давать евангелие всем заключенным.

Допроса мне еще не было, но все-таки я попрошу тебя, дорогая мама, послать мне следующие вещи: 1 ночную рубашку, 2 синих с откладным воротником, 2 подшт., 2 пары носков, 1 простыню, 1 наволочку, мои туфли (под кроватью). Все это уложи в мою корзину и отправь, когда будешь посылать что-нибудь Мане. Забыл еще — 4 платочка, 2 полотенца, 1 ручную салфеточку. Книг пока не нужно. Пошли также мне мои очки. Они где-нибудь на столе или в столе.

Счастье человеческое есть дробь (измеряется дробью), у которой в знаменателе потребности человека, а в числителе — возможность удовлетворения оных. Чем ближе дробь эта к единице, тем счастливее человек, и к счастью можно идти двумя путями: увеличивая числитель и уменьшая знаменатель, и апостол Павел в послании к римлянам, гл. XIV, говорит: «Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает». Не унывай, наша дорогая, и мужественно переноси незаслуженные лишения.

Целую тебя.

Твой Марк Елизаров

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 1—2

* Выносится еще раз около 3 часов дня. Я очень много держу открытой форточку, а потому воздух хороший.

1 В ночь на 1 марта 1901 года М. И. Ульянова и М. Т. Елизаров были арестованы по делу Московской организации РСДРП и заключены в одиночные камеры Таганской тюрьмы в Москве.

М. А. Ульянова оставалась в Москве одна: Д. И. Ульянов учился в Юрьеве, а А. И. Елизарова была за границей, куда она выехала вслед за В. И. Лениным в конце июля 1900 года.

Чтобы поддержать душевные силы М. А. Ульяновой, которой тогда было 66 лет, и зная, что вся его переписка находится под строжайшим контролем тюремной администрации, М. Т. Елизаров писал М. А. Ульяновой бодрые, успокаивающие, не лишенные юмора и иронии письма.

На письме имеется штамп тюрьмы.

 

83

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1901 г. 8 марта.

Пишу тебе, милая мама, второе письмо1. Описывать здешнюю жизнь уже нечего. Все описал в прошлый раз. Добавлю только, что, к моему удовольствию, ходил я здесь в баню. Очень хорошо! Я давно собирался идти, да все за зубристикой не угождал, а теперь вот вымылся. Правда, Сандуновские бани с их бассейном получше, но и эти мне очень понравились, даже слишком, может быть, потому, что я, как говорит апостол Павел в послании к филиппийцам, гл. IV: «(ибо я) — научился быть довольным тем, что у меня есть».

Как только узнаю, что ты не одна, что с тобою есть кто-нибудь, то тогда совсем можно будет успокоиться, так как, повторяю, что мне здесь очень хорошо, да и апостол Павел говорит в 1-м послании к коринфянам, гл. X: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого».

Я послал на твое имя письмо для брата2. Надеюсь, что ты его переслала. Адрес его просто: Сызрань, ему. Отсюда письма можно писать два раза в неделю — вторник и четверг. Один раз я буду писать к тебе и один — в Сызрань, но буду посылать и те письма через тебя, чтобы ты почаще могла получать вести. Очень бы мне было приятно, если бы и эти письма ты, по надлежащем прочтении, посылала туда — ты знаешь, что там есть моя мать, которая хотя и не умеет читать, но очень рада будет послушать письмо от меня, хотя бы и не к ней писанное. На тебя я надеюсь, что ты спокойнее отнесешься к моему заключению, ты уже знаешь, что тут ничего нет страшного, а та совсем, я думаю, заплавалась, и ее-то бы мне очень хотелось утешить. Если Аня приехала, то прочитать и ей недолго, а если она еще пишет, что «на этой неделе собираюсь»,— то письмо это успеет спутешествовать в Сызрань и оттуда опять вернуться. От тебя и ни от кого я не получил еще ни одного письма. ...3 Ввиду такой неопределенности я попрошу тебя послать мне, кроме того, о чем я просил в предыдущем письме (о белье), денег рублей 15, летнее старое пальто и мой плащ. Прогулки могут прийтись в дождик, и отказываться от них не стоит, а лучше иметь плащ. Прошу летнее пальто потому, что в более свежие дни могу закутываться в плед. Драповое же, или форменное, жалко — здесь стены выкрашены краскою на воде и зело пачкают. На высоте 7 четвертей от пола (полы асфальтовые, и видно, что инженер плохо следил за его приготовлением — пачкают же!) окрашено в серовато-фиолетово-грязный цвет, а выше — в белый. Нижнюю часть было бы целесообразнее выкрасить масляною краскою, чтобы можно было мыть, а верхнюю на клею. Ну, зато уж, когда я буду инженером,.. 3 тогда я буду рекомендовать так устраивать. Сегодня начинается вторая неделя, как я здесь, и я теперь знаю расписание обедов на всю неделю. Суп 3 раза, а 4 раза щи, которые я не ем (кислые), а потому в дни щей буду брать второе блюдо и молоко, которого в кружке 3 стакана, и это только за 5 коп. Молоко хорошее!

Вообще здесь все поставлено хорошо и, когда я буду присутствовать на всемирном тюремном конгрессе, то отзыв дам благоприятный. В общем сиденье это очень полезно, так как дает возможность остановиться и подумать. Во многом разобраться, дабы потом с большею пользою употреблять время... Поэтому прошу и тебя, мама, и тебя, Аня, если ты приехала, и брата: никаких хлопот обо мне не предпринимайте, а если видеть меня хотите, то просите, но и то не утруждайтесь, так как мы виделись недавно и опять увидимся.

Целую тебя и желаю быть здоровой.

Твой Марк Ел.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 3—4

1 На данном письме, как и на последующих, кроме штампа тюремной администрации, имеется штемпель товарища прокурора окружного суда и видны следы проверки химическим составом для выявления скрытого текста.

2 Елизаров П. Т. (1854—1920); жил с матерью П. И. Елизаровой и с семьей в г. Сызрани Самарской губернии.

3 Часть текста удалена химическим составом в жандармском управлении.

 

84

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ждал, дорогая мама, тебя сегодня на свидание, но, должно быть, не разрешили, так как погода прекрасная и ты, наверное, пришла бы. Получил от тебя еще 2 письма, а также и все вещи, кончая плащом и пальто, и денег 15 руб. Теперь мне больше ничего не нужно. Спасибо тебе за хлопоты. Много и трудно тебе приходится. От души желаю тебе укрепиться и с более легкою скорбью нести свой тяжелый крест. Очень жалею, что твои последние 2 письма потерпели большой урон: от 10 числа зачеркнуто 18 строк, а от 14 — 30 строк!.. Не пиши ничего о знакомых, так как это все зачеркивается. Приехала ли Надежда Константиновна?1 Если да, то пусть прочтет мое письмо к матери,— понятны ли ей эти стремления к познанию истины?

Справься, пожалуйста, не попал ли в тираж мой билет № 15792? Где Аня?

Если не послала мне новые брюки и коричневую пару, то погоди — вешать негде, а я зачинил пока эти.

Передай мой поклон Мите, а также всем хорошим и близким знакомым. Прощай! Чувствую себя вполне хорошо и совершенно здоров.

Твой М. Елиз.

20 марта 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, л. 6 об.

1 В марте 1901 года окончился срок ссылки Н. К. Крупской. Вместе с матерью Е. В. Крупской она выехала в Петербург, а по пути остановилась в Москве, чтобы повидаться с М. А. Ульяновой. Оставив в Петербурге на время свою мать, Н. К. Крупская выехала за границу и в середине апреля 1901 года была в Мюнхене, где жил в то время В. И. Ленин.

 

85

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

26 марта.

Спасибо тебе, дорогая мама, за письма и за все хлопоты твои. 23-го я получил два письма твои и письмо брата1, а 24 — твое последнее письмо от 21 марта. Очень рад, что Митя приехал. Советую тебе перебираться тоже в Подольск. Там можно устроиться вместе с Митей, и тебе будет не так тяжело. Вещи сдайте в склад только нужно взять рессорный полог,— а то испортятся очень при перевозке. Советую делать это, не дожидаясь никаких выяснений. Из моих вещей в склад не сдавай — все платье, белье, книги, чертежные принадлежности, ружье, крест, шахматы,— если мне придется ехать, то эти вещи я возьму с собой, а из склада доставать хлопотливо. Дай дворнику отнести большую чертежную доску, стоящую в моей комнате, к инспектору Лавру Дмитриевичу Проскурякову на квартиру— дом против Бахметьевского переулка, рядом с училищем. Пошли или с запиской, или с знакомым с кем. Пусть поблагодарят за одолжение и передадут от меня почтение. Книги — немецкую грамматику и Зброжека2 — получил вчера и был очень рад, в особенности последнему, вчера с удовольствием почитал его. Спасибо Мите. Теперь буду ждать какую-либо немецкую книгу и словарь. Если не примут Шиллера, то пошлите что-нибудь, так как мне больше для упражнения.

Ты пишешь, что не приняли остальные книги, но какие именно, не называешь,— пожалуйста, всегда точно указывай, что именно не принято. Неужели не приняли Гончарова — это классик и его должны пропустить?! Ибсена тоже нет причин задерживать, так как я еще не наказание отбываю, а только изолирован от общества, чтобы не имел сношений, и мне должны быть разрешены все книги, какие разрешены в публичных библиотеках. Если бы я точно знал, что не приняли, то написал бы жалобу, а теперь лишен этой возможности.

Пиджак и жилет получил. Жилетку ты не ту послала. Эту я уже совсем бросил, а там, в гардеробе, слева, висит жилетка, которую я уже порядочно поносил. Относительно платья я тогда поспешил просить — можно обходиться и с тем, что у меня есть.

Может быть, пропустят Ибсена на немецком языке!? Мне его необходимо иметь, так как я думаю сесть за разбор «Когда мы мертвые пробуждаемся».

У меня жизнь идет так же, как и раньше. Я не скучаю, не тоскую, вполне спокоен и совершенно здоров. Относительно питания подумываю об улучшении диеты и попрошу тебя, мама, около 5 апреля сдать для меня еще рублей 25. Советую и Мане побольше послать, так как она очень экономна, а когда видишь, что деньги есть, смелее их расходуешь. Шубу свою после пасхи пошлю на твое имя — ее надо будет вычистить и уложить на лето, а то здесь моль съест.

Приехала ли из Крыма Нюта?3 Или все там еще лечится? Пусть поживет подольше — это ей здорово. Вы не пишете, куда поехала Надежда Константиновна, не к ней ли? Долго ли Елизавета Васильевна4 думает пробыть в Москве? Передай ей поклон! Все ли нужные документы получила Надежда Константиновна? Почему так рано Немец5 укатил на родину? Не заболел ли?

Мы сегодня пишем в понедельник вместо вторника, а потом, вероятно, в среду вместо четверга по случаю наступающих праздников. Желаю тебе, дорогая моя, и Мите и всем вам там сущим и меня помнящим — весело и счастливо встретить и провести их.

Скоро наступит весна, зазеленеет травка, распустятся деревья — все оживет — желаю вам побольше насладиться этой оживающей и все оживляющей зеленью. Зацветут яблони, а в Подольске их так много! Пусть Митя вспоминает меня, вдыхая запах этих яблонь, который так я люблю! Да, все это хорошо — но все это ничто в сравнении с познанием себя,— и поэтому-то я не завидую вам, а вполне доволен своим положением. От души желаю всего хорошего. В среду напишу в Сызрань, но пошлю через тебя, если нужно будет что-нибудь сказать.

Прощай. Твой Марк Елиз.

Квартирная книжка в правом нижнем ящике стола. Отдай по ней со 2-го марта, а до 2-го заплачено было.

В штиблеты положить кожаную стельку.

26 марта 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 7—3

1 Елизаров П.Т.

2 Зброжек Ф. Г. (1849—1902) — русский ученый в области гидротехники; с 1889 года читал курс внутренних водных сообщений в институте инженеров путей сообщения в Петербурге.

3 Возможно, М. Т. Елизаров из соображений конспирации так называет в письме А. И. Елизарову, запрашивая о ее возвращении из-за границы.

4 Крупская Е. В. (1842—1915) — мать Н. К. Крупской, жила с ней и В. И. Лениным в ссылке и эмиграции; помогала им в революционной работе, выполняя различные поручения,— хранила нелегальную литературу, носила передачи в тюрьму арестованным товарищам; всегда заботилась о В. И. Ленине, который относился к ней с большим уважением.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

 

86

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1901 г. 10 мая.

Милая Аня!1

8 мая получил твое второе письмо от 27/IV, но одного твоего письма и поздравительной карточки не получал. Ты спрашиваешь, почему я тебе не пишу. Я писал тебе один раз, а больше не мог. Чем занимаюсь? Да особенно ничем. Больше беллетристикой пробавляюсь, которую я не читал совсем со времени поступления в инженерное училище. Немецким языком пока не занимаюсь, так как не сознал еще необходимости его для меня, а на очереди теперь много мыслей, в которых нужно разобраться, и если я их выражу и на своем родном языке, то и то будет для меня достаточно. За немецкий язык я не возьмусь раньше, чем не покончу с вопросом, выдвинутым драмами Ибсена — «Когда мы мертвые пробуждаемся» и Гауптмана2 — «Одинокие». От решения так или иначе этих вопросов зависит и то, буду или не буду учить немецкий язык. Странно?! Да, друг мой Горацио, в мире есть много такого, что не снилось и мудрецам! Если язык дан нам для того, чтобы скрывать мысли, тогда, конечно, не стоит изучать другого языка,— так как есть более простой способ — молчать, а если он дан нам для того, чтобы выражать мысли яснее и общедоступнее,— тогда и пяти языков мало! Но до сих пор я замечал, что все наоборот. Лица, знающие много языков, только искуснее прячут свои мысли, а лица, и одного толком не знающие, вполне определенно высказывают свои мысли, свои желания. Пока я не сознаю реальной необходимости — до тех пор я не примусь за изучение языка.

«Одинокие» в чтении произвели на меня более определенное впечатление. Тут тот же гипноз, как и в драме «Когда мы мертвые пробуждаемся», то же, что и в «Дяде Ване» и «Трех сестрах» Чехова. Все считают свое положение безысходным, тогда как ничего нет проще выйти из него, стоит только проснуться. Иоганнес загипнотизирован, что он унизит себя, если будет защищаться от подозрений, выше которых он стоит, и падает жертвой своего «я». Жена его загипнотизирована тем, что она «ниже», что она «не может удовлетворить», и падает от самоуничижения. Анна — самый здоровый человек, как и охотник Ульфхейм в драме Ибсена, но тогда как последнему посчастливило пробудить к жизни. Маю, первая отступает со всеми задатками более глубокого гипноза — гипноза, близкого к гипнозу Ирены. Более казалось бы правильным поставить рядом именно Анну и Ирену, но это только кажется — Ирена появляется пред нами в полном гипнозе, а уходит почти проснувшись и, если бы не катастрофа, она бы могла еще жить, а Анна появляется здоровой, а уходит в состоянии близком к тому, в каком была Ирена после того, как услышала фразу «о благодатном эпизоде». Разница только в том, что Ирена приняла «горькие» и быстродействующие сонные капли, а Анна «сладкие», но тоже сонные. Охотника же Ульфхейма мы не видим в состоянии гипноза, и состояние Анны, пока она пред нами, более напоминает этого здорового человека, хотя и раненого уже царя горных вершин и лесных ущелий.

Вот видишь, около каких вопросов вьются мои мысли. Специальностью своею совсем теперь не занимаюсь. Очень рад слышать, что твое здоровье наконец начинает приходить в нормальное состояние. Желаю тебе от всей души быть здоровой, бодрой, веселой и счастливой. О себе писать нечего, так как я уже об этом слишком много писал. Чувствую себя вполне хорошо. Здоров, бодр и с полной верой на возможность счастья впереди. Ну, прощай. Целую тебя.

Твой Марк

Послано из Таганской тюрьмы в Подольск

ф. 13, on. 11 ед. хр. 228, лл. 1—2

1 Письмо, адресованное А. И. Елизаровой, послано за границу через М. А. Ульянову.

2 Гауптман Гергарт (1862—1946) — немецкий драматург.

 

87

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Напишу тебе, дорогая мама, несколько слов, а побольше уже в следующий раз. Получил я от тебя полотенце. Спасибо — теперь мне больше ничего не надо. Сегодня прекрасная погода — ты, вероятно, гуляешь в парке. Почаще делай это! Забыл я сообщить Мите о конце моей шахматной партии, начало которой он знает. Хотя я не получил ответа о том, что противник сдался, но партия моя выиграна. Г.1 сделал ошибочный ход*, и я форсированно выигрываю. Послал емутогда вперед массу вариантов. Ну, прощайте! Желаю всего хорошего.

М. Елизаров

10 мая 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Подольск

ф. 13, on. 1, ед. хр. 228, л. 2 об.

1 О ком идет речь, установить не удалось.

* Я пожертвовал туру,— а жертвовать королеву было нельзя. Бессмыслица! Можно было бы проиграть.

 

88

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Получила 17/VII. 01*.

15/VII.

Дорогая моя Марусенечка!1

Получила на прошлой неделе письмо твое от 5-го, а сейчас принесли мне от 10-го, merci за оба. На прошлой неделе писала тебе только один раз, так как мы виделись во вторник, а потом и нечего что-то было писать. Вчера получила письмо от Ани с припиской тебе, которую и прибавляю к этому письму. Аня пишет 10-го и говорит, что 11-го едет к морю купаться — поджидала она одну знакомую барыню, которая тоже собиралась лечиться морскими купаньями, одной ехать не хотелось. Там, кроме курорта, где жизнь, конечно, дорогая, можно устроиться дешево в деревушке близ моря, где Аня думает поселиться со знакомой своей.

Получила также вчера письма от наших2, от Володи и Наденьки. Оба просят передать тебе поклоны и самые сердечные пожелания всего лучшего. Они очень довольны своим летним местопребыванием — не могут нахвалиться. Прекрасное купанье — 1/4 часа ходьбы от них — прекрасные места для гулянья — чистота и порядок везде, как обыкновенно у немцев, и прекрасные электрички, которые довозят до библиотеки в несколько минут. Только Елиз. Вас.3 все прихварывает, к тому же она очень мнительна.

Погода стоит у нас теперь очень жаркая, и сушь и пыль страшные, никуда не хочется идти... дождя не было давно; трава так посохла, что шуршит под ногами, а в огородах капуста и огурцы желкнут. Неприятно такое время... дождик был бы теперь манной небесной... Ты спрашиваешь о подругах своих — не знаю о них ничего, так как никто не пишет. Удивляюсь, почему Анюта4 не пишет, разве заехала далеко.

Купила тебе французский лексикон «Larousse’a»5, как ты желала. Это прекрасная вещь, он мне очень нравится, и стоит недорого — 1 р. 40 к. — купила я его у Готье. Теперь тебе легче будет читать французское, потому что там объясняется каждое слово. У меня нет недостатка в чтении — но в эти жары и читается мало — читаю наш немецкий журнал, потом достаю из здешней библиотеки. Набрала несколько книг «Жизнь замечательных людей», прочла их с удовольствием.

Теперь занялась ремонтировкой Митиного белья и платья, так как ему придется скоро ехать6. Главное, конечно, отдаю шить портнихе, но кое-что исправляю и сама, сидя на балконе в моем большом кресле. Ну, как чувствуешь ты себя, родная моя? Боюсь очень, что в эти жары особенно тяжело в заключении... притоку воздуха нет, душно! Да сохранит тебя господь здоровой! Ты, конечно, продолжаешь обтираться каждый день, это очень хорошо!

А молоко — очень хорошая вещь, и легко и питательно, плохо только то, что скоро киснет, вероятно, в такой жар... Можно ли получать его два раза в день — утром и вечером?

У нас все по-прежнему; цветы мои очень плохие, тонкие и цветут мало: и грунт нехорош и солнца мало, а все же я даю их поливать каждый вечер, а утром, как встаю, обхожу свой полисадник. Кланяются тебе Вяч. Ал.7 и жена его. Она заходит ко мне частенько, иногда и с девочками своими.

Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя Марусенечка, будь здорова! До свиданья! Митя шлет большой поклон.

Твоя мама М. Ульянова

Поздравляю с именинником8! Я писала ему на днях и поздравила его и от тебя.

15 июля 1901 г.

Послано из Подольска в Таганскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 35—36

* Надпись М.И. Ульяновой

1 Письмо послано в тюрьму. На письме штемпель товарища прокурора окружного суда и видны следы проверки химическим составом для выявления скрытого текста в письме.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 211—212 и 432—433.

3 Крупская Е. В. (см. примечание на стр. 127).

4 О ком идет речь, установить не удалось.

5 Новый иллюстрированный энциклопедический и толковый словарь Пьера Лapycca (Pierre Larousse), изданный в Париже.

6 Речь идет об отъезде Д. И. Ульянова в Юрьев для сдачи последних экзаменов в университете.

7 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

8 Имеется в виду В. И. Ленин.

 

89

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Г. Подольск Московской губ.
Городской парк д. Шиллинг.
Марии Александровне Ульяновой

25/VIII.1901.

Дорогая мамочка! Получила ли ты мое письмо от 21-го, которым я отвечал на твое последнее письмо? Жду ответа. Сегодня сдавал первый экзамен (общая патология) и благополучно сплавил его, теперь до 10-го сентября, вероятно, не будет экзаменов. Завтра или послезавтра напишу больше, а теперь пока всего лучшего. Привет М. В.1

Твой Д.

25 августа 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. I, ед. хр. 33, л. 30

1 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

 

90

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Швейцария — Schweiz. Spiez am Thunersee.
Frau Elisaroff. Postlagernd

6/1X. 1901 r.

Поздравляю тебя, дорогая Анечка, ты ведь, кажется, 9-го именинница... Твое письмо получил и ответил уже давно; боюсь, не затерялось ли письмо, верен ли адрес? От Володи тоже ответа не получал. Желаю всего лучшего!

Привет нашим1.

Твой Дм.

6 сентября 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, л. 5

1 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

 

91

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Германия—Deutschland. Berlin.
Scharnhorst-strasse 34a
III tr. Hof, bei Teitge.
Frau Elisaroff

28.XII.1901 r.

С Новым годом!.. Желаю, чтобы этим летом тебе удалось прокатиться по Волге.

Сегодня получили твою открытку с картинкой.

Наши1 шлют привет.

Твой Дм.

28 декабря 1901 г.

Послано из Самары

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, л. 6

1 Имеются в виду М. А. и М. И. Ульяновы.

 

92

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

С Новым годом, дорогая моя Марусечка! С Новым, хорошим и счастливым! Желаю тебе, чтобы в нем сбылось, во-1-х, твое самое сильное желание, потом — второе по силе; потом — третье...И чтобы весь он был веселым и радостным, усеянным листочками клевера в четыре лепестка, которые, говорят, приносят счастье. Мои прошлогодние васильки были такими неудачными!.. Итак, всего лучшего, моя дорогушечка! Какая-то ты стала теперь? Изменилась, верно, с тех пор как я не видела тебя. Жду с нетерпением вашей карточки,— передай это племяннику1, а также поздравление от меня с Новым годом и пожелание счастья. Все собираюсь ему ответить, да не соберусь. Пусть не считается, коли есть охота. От В.2 только несколько слов карандашом на конверте получила. Пишет, что очень занят. Беда иметь брата писателя! Надя пишет, что получили письмо от тебя. На днях ответит, вероятно. Смотри же, веселись на праздниках, Марусек мой хороший! Катайся на коньках, маскируйся! Еще раз всего лучшего, дорогая.

Твоя А.

Все эти дни искала в библиотеке чего-нибудь по беллетристике. Ничего-то хорошенького и короткого нет! Прилагаемый рассказик плоховат; но, может быть, ты все же воспользуешься им? Мамочке только не давай переводить его,— он очень мрачный. Кое-где можно сократить и изменить,— это не важно. Здесь сильный кризис, а потому это — наболевший вопрос. Один роман в журнале рекомендовали мне для перевода. Пишу запрос в «Мир Божий»3. Если они закажут его, то я смогу прислать тебе одну книжку журнала, и мы станем, если хочешь, переводить его вместе. А разве Schlaf4 вовсе не нравится? Я читаю его с удовольствием: по-моему, он оригинален, хорошо передает оттенки настроения, и язык у него прелестный. Рассказ «Gerechtigkeit»* (кажется), по-моему, очень подходил бы для газеты. Если бы не бестолковый несколько конец, то он и вообще хорош бы был. Идейной же беллетристики что-то вовсе нет. Впрочем, доищу еще. Ну, пиши, дорогая моя! Целую крепко! Prosit Neujahr!**

Конец декабря 1901 г.

Послано из Берлина в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 20

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Ленин В. И.

3 «Мир Божий» — ежемесячный литературный и научно-популярный журнал либерального направления. Издавался в Петербурге с 1892 по 1906 год.

4 Шлаф (Schlaf) Иоганн — немецкий писатель.

* — «Справедливость». Ред.

** — С Новым годом! Ред.

 

1902

93

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Пишу тебе несколько слов на карточке твоего любимого Брюсселя, Манечек дорогой! Я послала тебе книжечку Гейне и журнал по одному адресу. Получила ли ты? Что читаешь? Как живешь? Жду более подробного письма.

Меня ты не вполне поняла, когда я писала о лени к немецким книгам. Это надо, конечно, cum grano salis* понимать: я не все рассказы «Voran die Liebe»** понимала, а лишь один и видела, что ты не прочла его, ибо мама спрашивала после получения книги: а когда же обещанный рассказ пошлешь ты? Ну, вот. Кланяйся знакомым и пиши, дорогая. Нынче больше написать не успею — на днях много писала. Всего хорошего! Целую крепко!

Твоя А.

Шведский лексикон и книги не отдавайте и не продавайте. Может, будет еще кто-нибудь заниматься им,— даже я на старости лет.

Начало 1902 г.

Послано из Берлина в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 21

* — иронически, с долей насмешки. Ред.

** — «Прежде всего любовь». Ред.

 

94

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

13/V

Третьего дня послала я тебе, дорогая моя Анечка, открытку, а сегодня нишу больше. Беспокоюсь только о том — доходят ли письма наши к тебе, правильно ли пишу адрес, а то ты затревожишься, родная моя, не получая вестей от меня... Хоть бы ехать скорей, ужасная вещь эта неопределенность!.. Не знаю, как и поступить: ехать1 разве, не дождавшись ответа? А вдруг да на другой же день отъезда он придет! Подожду еще несколько дней. Заходила на днях в канцелярию губернатора узнать, не получен ли, обещали известить тотчас, как получится. Помещение для нашей движимости отыскали: вернулась Булочкина2 и предлагает перевезти все к ним, у них большая квартира и почти пустая, а муж ее3 хлопочет об отпуске — советуют ему пить кумыс — он вышел совсем больной из больницы: операция была тяжелая и он страшно изменился. И вот я начинаю понемногу укладываться, а накануне, или в день отъезда,— поезд идет отсюда в ночь — поздно вечером,— отправим все к ним — помогут знакомые. Сейчас получила* письмо твое от 20/V, merci за него, дорогая! Ты хорошо сделала, что переехала в более здоровую местность, там ты скорей поправишься! Я люблю очень сосновый лес, и с каким удовольствием погуляю там с тобой!.. Ты все боишься, что дорога утомит меня, но поеду я с комфортом, в 1-м классе, и могу отдыхать дорогой; каким же отдыхом могу я пользоваться здесь?.. Впрочем, я писала уже об этом. Марк все еще не уехал на новую службу в Томск4, ждет билетов и обещал дать нам телеграмму в день отъезда, чтобы мы могли выйти к нему на вокзал. Мы советовали ему тоже ехать для личных переговоров с обществом «Надежда»5, но он находит это лишним... Вероятно, мы увидимся с ним на днях и передадим ему и карточку твою и наставления твои относительно здоровья его.

Погода у нас теперь жаркая и страшная пыль. Вчера мы предприняли прекрасную прогулку: Маня, я и бывшая учительница музыки Мани. Проехали 2 станции на конке до Постникова оврага,— около кумысного заведения — гуляли по лесу и набрали массу ландышей. Послушали и пенье соловья и кукушку, дошли до самой Волги и посидели там на лавочке, обратно опять в конке. Мы остались очень довольны этой прогулкой. Митя писал, что поступает с 15 числа на службу вторым врачом при грязелечебной больнице6. Я очень рада, что он устроился наконец. Место это не такое ответственное, как место земского врача, и дела меньше, а жалованье 100 р. при готовой комнате. Хвалит очень комнату — он ездил туда на лиман со старшим врачом.

Крепко целую тебя, родная моя, будь здорова! Бог даст, скоро уже увидимся! Итак, до свидания.

Твоя мама.

Маня кланяется.

P. S. Относительно маршрута не могу еще ничего сказать: не успела обдумать и сообразить все! Наведу справки и напишу скоро. Еще раз обнимаю тебя, родная моя, не беспокойся так обо мне!

Маня собирается писать тебе. Приехали сюда некоторые актеры московского Малого театра, и Маня взяла билеты на три представления.

13 мая 1902 г.

Послало из Самары в Дрезден

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 3—4

1 В конце мая 1902 года М. А. Ульянова уехала за границу для свидания с В. И. Лениным и А. И. Елизаровой, которая в 1900 году, вскоре после отъезда В. И. Ленина за границу для подготовки издания «Искры», тоже выехала. С конца июня по 25 июля М. А. Ульянова, В. И. Ленин и А. И. Елизарова жили в Логиви (северный берег Франции).

2 Невзорова-Кржижановская 3. П. (см. примечание на стр. 102).

3 Кржижановский Г. М. (см. примечание на стр. 102).

4 В мае 1902 года М. Т. Елизаров выехал из Сызрани в Томск, где ему после долгих переговоров удалось устроиться на работу в управление Сибирской железной дороги.

5 Пароходное общество на Волге.

6 После окончания Юрьевского университета осенью 1901 года Д. И. Ульянов некоторое время жил в Самаре с матерью М. А. Ульяновой и сестрой М. И. Ульяновой. Во второй половине марта 1902 года по поручению самарского искровского центра Д. И. Ульянов приехал в Одессу. После долгих усилий ему удалось поступить на временную работу в земскую грязелечебницу в нескольких десятках километров от Одессы, в селении Холодная Балка на берегу Хаджибейского лимана, недалеко от станции Гниляково Юго-Западной жел. дороги.

* Маня тоже получила письмо твое к ней, такое большое, очень рада ему.

 

95

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Самара. Самарская ул., между Почтовой
и Александровской, д. № 163 Кириллова.
Марии Ильиничне, г-же Ульяновой

13.VI.02 г.

На днях получил, дорогая Маня, письмо от мамы из-за границы. Право, мне очень досадно, что ты продолжаешь сидеть в Самаре лето... неужели нельзя устроиться где-нибудь на даче; ведь лето в Самаре это черт знает что, хотя бы и у самого берега Волги.

Я вот живу здесь хорошо — почти в деревне; встаю часов в 6 утра, ложусь часов в 11, купаюсь в лимане, гуляю довольно много и все такое прочее, и мне зело неприятно, что ты одна в пыли и духоте и сама же говоришь, что все поразъезжались из Самары. Еще бы!

Скажи, пожалуйста, где теперь Марк, в Томске что ли, как ему писать? Я не знаю о нем ничего, он как в воду канул — ни слова не пишет. Сообщи и ему мой адрес, если будешь писать ему.

Дела у меня изрядно, и, так как приходится рано ложиться спать, свободного времени остается немного; заведующий лечебницей и другой персонал — люди славные, так что мы живем в мире и согласии. Я ждал и жду от тебя обстоятельного письма, но что-то пока нет. А я ведь писал и не знаю, получено ли письмо. Я с удовольствием читал твои письма и жду некоторые из них с нетерпением.

Как М. В.1, собирается ли приезжать в Самару? Ну, всего лучшего. Крепко жму руку.

Твой Д.

Пишу в перерывах между ваннами.

13 июня 1902 г.

Послано из Холодной Балки  (под Одессой)

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 25

1 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

 

96

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

21/VI

Вчера получил письмо от мамы и узнал, что ты теперь экс-статистик1, правда?

Итак, теперь в деревню, без всяких колебаний и сомнений; Мария Васильевна2 должна забрать тебя и увезти в деревню или на дачу (куда-нибудь к Жигулевским воротам).

Чтобы не было больше ни Самарской улицы, ни Почтовой, ни Сокольничьей... а то я рассержусь, и мы перестанем быть знакомы. Да-с...

Итак, собирайте ваши пожитки и в путь. Живите в деревне скромно, тихо; отдохните, как следует, дабы набрать сил для зимы...

Приехал ли земляк3?

Он поехал морем в Крым, а оттуда хотел прямо в Самару. Крепко жму руку. Привет Мар. В.

Д.

21 июня 1902 г.

Послано из Холодной Балки в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 14

1 Речь идет об уходе М. И. Ульяновой из Самарской губернской земской управы, где она работала статистиком. С 20 августа 1902 года по 1 октября 1903 года М. И. Ульянова работала счетоводом на строительстве Самарского сельскохозяйственного училища.

2 Зворыкина М. В.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

 

97

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

15.VII.1902 г.

Вчера получил, дорогая Маня, твое письмо от 9-го и открытку с видом от М. В.1 Разве ты не получила моего письма, где я отвечал тебе по поводу места в Стерлитамакском уезде? Я писал именно, что не поеду туда, что удивляюсь, как ты спрашиваешь еще меня об этом...

Очень жаль, что вы остались на лето в городе,— я не «злюсь», но мне кажется, что ты осталась в городе просто поинертности, и это весьма неприятно. Теперь, по крайней мере, хотя гуляйте больше...

Относительно осени ничего не обещаю, но вполне возможно, что приеду в Самару. Работа у меня окончится в конце августа, а что будет дальше, только богу известно. В настоящее время дела у меня порядочно: с 6 утра до 11 или до 12 занят в ваннах, затем обедаю и вожусь около часу в амбулатории, затем сплю, после чего отправляюсь купаться и в 4 часа пью чай. После чаю приходится обыкновенно опять принимать больных, обходить свой барак, иногда ехать к больному. Вечером назначаешь ванны на другой день... Так уходит незаметно весь день; в свободное время то пойду гулять, то едем на лодке. Читаю и занимаюсь мало. Временами езжу в Одессу, или ко мне приезжают знакомые, число которых стало немного больше, в общем же весьма ограничено. Из всех, с кем пришлось познакомиться, только с одним сошелся поближе; народ все какой-то непутевый: молодые слишком молоды, старые слишком стары.

Прочел на днях в «Русском Богатстве» статью «Диалектика и математика»2, едва одолел ее, многого не понял, так как не знаю высшей математики, и вынес весьма неблагоприятное впечатление: возражать во что бы то ни стало; на пустяк ли, не имеющий никакого значения, на формальные погрешности или якобы погрешности, то только возражать и возражать с серьезным видом знатока, смотря сверху вниз и в то же время обнаруживая полнейшее отсутствие всякой мысли или лучше: всякой интересной, живой мысли. Какая-то формалистика, схоластика! Опять по поводу триады и вечных истин... В общем автор возражает на «Anti-Duhring». Если тело движется равномерно по прямой линии, то можно ли сказать о нем, что в каждой любой точке оно находится и в то же время не находится. Автор «Anti-Duhring» выражается именно так, критик-математик доказывает, что это не верно...

Я просто вынес впечатление, что критик — глубокий метафизик. А у метафизиков всякое их положение и верно и неверно, и только им самим оно кажется «абсолютной истиной».

Ну, довольно. Крепко жму руку и желаю всяческих благ.

Твой Дм.

М.В-не мой привет, спасибо ей за открытку: так приятно было смотреть на Волгу после гнилого лимана... Всего лучшего.

15 июля 1902 г.

Послано из Холодной Балки в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 27—28

1 Зворыкина М. В.

2 В журнале «Русское Богатство» № 6, июнь 1902 года, напечатана статья Ю. Делевского «Диалектика и математика (Fr. Engels. Неггп Eugen Diihrings Umwalzung der Wissenschaft)» с критикой книги Фр. Энгельса «Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом».

«Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

 

98

А. И. ЕЛИЗАРОВА - Д. И. УЛЬЯНОВУ

Господину доктору Дмитрию Ильичу Ульянову.
Земская грязелечебница Хере, земства.
Станция Гниляково Юго-Зап. жел. дор.

25/VIII.

Вот пишу тебе уже с родных мест, дорогой мой Митек. Едем мы1 недурно, обе здоровы. От тебя в день отъезда получили наконец письмецо, были страшно рады, ибо долго без вести были.

Твое письмо, где ты писал посмотреть Кавказ и Крым описывал, мы не получили.

Приезжай лучше поскорей в Самару, очень хочется видеть тебя, а я там долго не пробуду — поеду к Марку2. Напиши по получении этого письма, когда кончается работа и когда думаешь выехать. Напиши на адрес Мани. Мы двигаемся очень медленно, ибо попали на товарно-пассажирский поезд. Только завтра вечером будем в Вязьме — значит не раньше среды в Самаре. Пиши скорее и приезжай скорее, дорогой,— так хочется видеться!

Я так рада русским видам, русской речи кругом — успела уже соскучиться. Точно корней под собой больше чувствуешь, точно спокойствие какое-то вливается. Все такое домашнее, свое, маленькое: маленькие деревья, маленькие коровки... серенькое небо, серенькие болотца. Были правда и другие впечатления,— менее приятные3, но они миновали. Так до свидания, наконец, дорогой. Обе с мамой целуем тебя и жаждем видеть. Приезжай же скорее и пиши. Еще раз до свидания.

Твоя А.

25 августа 1902 г.

Послано из Минска (по пути из-за границы) в Холодную Балку

ф. 13, on. 1, ед. хр. 129, л. 1

1 Имеются в виду М. А. Ульянова и А. И. Елизарова, которые в августе 1902 года возвращались в Россию из поездки за границу.

2 Вернувшись из-за границы, А. И. Елизарова вскоре уехала в Томск, где М. Т. Елизаров работал в управлении Сибирской железной дороги.

3 Намек на обыск, которому А. И. Елизарова подверглась в пограничном пункте при возвращении из-за границы в Россию.

 

99

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

5/XI.

Сейчас принесли нам, дорогая Аня, письмо твое от 30-го, получаем твои письма около 8 часов вечера, merci большое за него! Очень рада, что пишешь мне часто. Ты спрашиваешь, все ли письма твои получила? Да, все, которые ты переименовываешь, и первую открытку с дороги.

Очень успокоило и обрадовало меня то, что кашель твой проходит и что чувствуешь себя хорошо, родная моя! Если комнаты ваши теплы, то не подождать ли лучше с переходом, вероятно, в декабре освободятся многие, и тогда будет лучший выбор, да и кашель твой, быть может, пройдет к тому времени. А морозы у вас основательные, и это в начале ноября, что же будет дальше! Нет, недостаточно тебе твоей ротонды да еще такой плохой, как твоя, она распахивается и везде дует... то ли дело застегнутая шубка! Хоть бы длинную кофту-сак на меху сделала бы ты себе. Ариадне1 сшили такую на белом пушистом меху — стоит он очень недорого,— потребовалось 1/2 меха, 8 рублей. Конечно, если шить, то надо взять мех получше, т. е. густой и теплый. Подумала было послать тебе меховую кофту мою, чтобы перешить из нее сак, но не знаю, стоит ли? Пересылка будет стоить, а лисий мех под ней плох, слишком тонок, да и верх не будет годиться, лучше сделать новую. Лишь бы хорошо, да скорей ее сшили, чтобы гулять в ней могла бы, а то и длинную шубу, право, это будет лучше ротонды, решай и начинай скорей, употреби для начала посланные деньги, а там Марк дополнит. Взять надо не тяжелый, но пушистый теплый мех, только не козий, как на твоей ротонде, он ползет очень, и у тебя на ней большие плешины, какое же в ней тепло?? Относительно кашля и простуды надо все же посоветоваться с доктором и принять все меры нужные и быть осторожнее, прошу тебя, дорогая, подумать об этом!

Мы совершенно здоровы с Маней. На тр. базар я давно не хожу, а беру провизию раз или 2 в неделю в новой лавке на Александровской улице, 172 квартала от нас. Аннушка моя привыкает, и я ею довольна и не ворчу уже так на нее, как первое время... по вечерам она работает и штопает очень порядочно чулки. Никуда она не отлучается и вообще удачно наняли мы ее. Квартира наша тепла — эти дни у нас мороз в 12—14 градусов и форменная зима, хожу я в валенках, что мне очень нравится — советую и тебе приобрести такие же,— гуляю каждый день.

Было письмо от Володи2, пишет, что погода у них хорошая, и он гуляет в летнем пальто своем, прибавляя к нему вязаную фуфайку и прочие теплышки. Ничего нового не сообщает. Митя тоже писал, но письма его мало интересны и шаблонны, не сообщает ничего о том, что нам теперь особенно интересно, то есть касающееся перемены в жизни его...

Очень приятно, что переводная книга твоя должна явиться в свет наконец и что ты отвоевала-таки у Горб.3 то, что он не доплатил тебе. Надо отдохнуть тебе хорошенько с дороги, поправиться совершенно и тогда уже засесть за работу. Марку передай большой поклон от меня. Я ценю теперь особенно большое кресло его, очень удобное — в Москве я меньше ценила его, все сижу на нем с работой или книгой.

Знакомые наши часто спрашивают о тебе и шлют тебе поклоны. Ну, будь здорова, дорогая моя, береги, пожалуйста, здоровье свое! Крепко целую тебя. До свидания, всего хорошего! Устраивай себе скорей теплую шубку или кофту-сак, в ней будет теплее и удобнее гулять, чем в ротонде, да и застегнута будет.

Думала, что лист велик, писать нечего, а исписала весь! Обнимаю крепко тебя, родная.

Твоя мама

5 ноября 1902 г.

Послано из Самары в Томск

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 13—14

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 224—225.

3 Горбунов-Посадов И. И. (1864—1940) — русский писатель и педагог; издатель книг для народного и детского чтения. Редактор радикального педагогического журнала «Свободное Воспитание». С 1886 года работал в издательстве «Посредник», созданном в 1885 году, а с 1897 года — бессменный редактор издательства.

 

100

А. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

12 ноября.

Дорогая Марья Александровна!

Посылаю Вам свою карточку, благодаря которой Вы можете составить себе ясное представление обо мне.

Очень жаль, что Вас не было с нами 10-го1. Может быть, в скором времени нам удастся познакомиться. К рождественским праздникам собираемся навестить Ваши края. Вчера только приехали в Одессу, и сегодняшний день весь ушел на устройство новой квартиры. Устроились хорошо, квартирка попалась маленькая и уютная. Шлю Вам и Марье Ильиничне свой искренний привет.

Антонина2

12 ноября 1902 г.

Послано из Одессы в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 31

1 10 ноября 1902 года Д. И. Ульянов и А. И. Нещеретова праздновали свою свадьбу.

2 Ульянова (Нещеретова) А. И, — жена Д. И. Ульянова.

 

101

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

XI.13.02 г.

Дорогая мамочка!

Вчера весь почти день не был дома, пришлось очень много бегать. Тоня тем временем привела в порядок комнаты, так что теперь в них стало все чисто и уютно.

Она написала тебе вчера вечером сама. По всей вероятности, я, действительно, послушаюсь совета товарищей, хотя окончательно это мы решим в декабре1; очень бы хотелось со всеми повидаться, и я уверен, что удастся. Тебя и Маню я так давно уже не видел.

О деньгах я писал уже тебе, кажется, что получил их — спасибо; они пригодились и пригодятся на дорогу.

9-го и 10-го время провели в деревне в компании своих хороших знакомых, был и Трутовский2, о котором ты, по крайней мере, слышала от Ани. Пели, спорили, читали, гуляли и т. д., провели время, как и следовало, очень шумно...

Так как ехать пришлось 40 верст, то все закутывались, кто как мог, ибо, хотя здесь снега еще нет и совсем сухо, но были морозцы, а когда ехали туда, сильный ветер.

Карточка, которую мы посылаем, по-моему, довольно хорошая,— снималась она этим летом. Я все еще не собрался сняться; зато голубые недавно вызывали меня к себе, чтобы снять приметы и сфотографировать3...

Один из товарищей привозил с собой аппарат в Сычавку и сделал несколько снимков, если будут хороши, я пошлю тебе. Пока всего самого лучшего, крепко целую тебя и Маню, получено ли мое письмо несколько дней назад?

Привет знакомым. Твой Дм.

13 ноября 1902 г.

Послано из Одессы в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 31 об.—32

1 В ночь с 25 на 26 августа 1902 года Д. И. Ульянов, А. И. Нещеретова и группа медицинских работников грязелечебницы были арестованы по обвинению в распространении прокламаций, призывающих крестьян присоединиться к революционному движению рабочих, и заключены в тюрьму. Однако из-за отсутствия прямых улик в сентябре 1902 года Д. И. Ульянов был освобожден. Освобождены были и другие арестованные. После выхода из тюрьмы Д. И. Ульянов продолжал вести подпольную работу в Одессе до тех пор, пока его переезд в Самару не был согласован с искровским центром в России и редакцией «Искры». В декабре 1902 года Д. И. Ульянов с женой выехал из Одессы.

2 Имеется в виду Трутовский — врач, заведующий земской грязелечебницей в Холодной Балке на Хаджибейском лимане (под Одессой).

3 После освобождения из одесской тюрьмы в сентябре 1902 года охранка через своих тайных агентов вела усиленную слежку (негласный надзор) за Д. И. Ульяновым, за его квартирой, которую приходилось часто менять, за его встречами и связями.

«Голубые» — намек на жандармов охранного полицейского отделения.

 

102

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

20/XI.

Писала я тебе 16-го, дорогая моя Анечка, и захотелось опять поговорить с тобой, родная моя. Как живешь, как проводишь ты время? Начала ли переводить что-нибудь? Вероятно, ты много читаешь и берешь и новые журналы из библиотеки. Мы подписались теперь по второму разряду и получаем также журналы. Читала в IX книге «Русского Богатства» «Черные кабинеты» и повесть «На скалах»1. Мне понравилось. Теперь у нас «Мир Божий», X книга. Просматриваю прежде всего в ней «На родине»2, была ли у тебя эта книга? Если нет, то возьми. Хороши тут некоторые мысли Толстого («У Л. Н. Толстого»), и весь отдел интересен.

Иногда отправляемся с Маней в библиотеку. Интересно, конечно, просмотреть газеты, но читать там долго не могу, утомляюсь, все не то, что дома, да и далеко туда.

Получила вчера письмо от Мити и коротенькое письмо от Ант. Ив.3 и карточку ее, очень приятно все это было. Хотя она и пишет, что могу по карточке ее сделать себе ясное представление о ней, но я не скажу этого, карточка мне мало дает, надо видеть оригинал. Пишут — и она и Митя — что, может быть, приедут к празднику в наши края; очень рада буду, если приедут к нам сюда, но это выяснится только в декабре, как пишет Митя. Приглашали его голубые и сняли приметы и фотографировали... Писал ли он тебе о своей свадьбе? Отпраздновали они ее 10-го. Народу было много — все больше родные Ант. Ив., был и Трудковский4. Провели вечер весело и шумно: пели, спорили, гуляли и прочее. Сняли 2 меблированные комнаты в Одессе, пишут, что очень уютно и хорошо у них.

Сегодня было письмо от Наденьки. Она пишет, что Володя предпринял маленькое путешествие, для отдыха — вероятно, как предполагал летом, когда мы виделись. Описывает она их маленькую квартирку, в которой масса неудобств. Всего 2 комнатки у них, и одна из них, Ел. Васильевны5, изображает из себя и кухню и столовую. Вода и угли — которые служат топливом — находятся внизу, надо за ними ходить, выносить помои и прочее... думали было они поискать другую квартиру, попросторнее, но, прибавляет Наденька, походим мы с В. на кошек, которые привыкают к месту. Погода у них прекрасная, хотя свежо, но все еще зелено. Позавидовала я этому, а у нас-то или мороз с ветром, или же, как в настоящее время, снег валит целый день. Снегу страшно много, так что не перейдешь улицу, хорошо еще мне в валенках, да и то выбираешь, где бы не завязнуть.

Получили на днях открытку твою на французском языке, а потом и французский роман, начну читать его. Маня уже начала даже. Она целует тебя и шлет поклон Марку. Передай ему и от меня привет. Как чувствует он себя теперь? Надеюсь, что он не претендует на меня, что я не отвечаю на письмо его! Про наше житье он знает из писем моих к тебе. Ленива я теперь писать! Как-нибудь соберусь и ему напишу. Желаю ему успеха и всего хорошего и перебраться в более теплые края. Я не могу без ужаса подумать о 40-градусном морозе! Да, в старые годы хорошо, где потеплее, а не скоро еще придет весна!., у нас, в квартирке, впрочем, не холодно. Но пора и кончить. Крепко обнимаю тебя, дорогая моя, и горячо желаю тебе всего, всего хорошего. Пиши мне, родная, как чувствуешь себя, как проводишь время, и прочее. Обнимаю тебя крепко.

Твоя мама

20 ноября 1902 г.

Послано из Самары в Томск

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 17—18

1 В журнале «Русское Богатство» № 9, сентябрь 1902 года, напечатаны рассказ В. И. Дмитриевой «На скале» и статья за подписью А. Г. «Черные кабинеты в Западной Европе» (о правительственной цензуре частной почтовой переписки).

«Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

2 В журнале «Мир Божий» № 10, октябрь 1902 года, в рубрике «На родине» напечатано сообщение «У Л. Н. Толстого».

«Мир Божий» (см. примечание на стр. 134).

3 Ульянова (Нещеретова) А. И.

4 Имеется в виду Трутовский.

5 Крупская Е. В. (см. примечание на стр. 127).

 

103

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

С праздником, дорогая Марусенька! Пишу тебе на карточке байкальской скалы,— не видела ее в такой красе,— зимой не так много увидишь. Но все же Байкал красив; мне все вспоминалась твоя песенка о «священном море Байкале», когда я переезжала его1.

Желаю, чтобы и на наступающих праздниках тебе пелось, чтобы у тебя было веселее на душе и всего, всего самого хорошего! Как твои зубы? Будь здорова, моя хорошая, и напиши же поскорее и побольше твоей А.

Середина декабря 1902 г.

Послано с Дальнего Востока (по пути в Порт-Артур) в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 22

1 В первой половине декабря 1902 года А. И. Елизарова вместе с мужем М. Т. Елизаровым проезжали мимо озера Байкал по пути из Томска на Дальний Восток, в Порт-Артур, где М. Т. Елизаров получил временную работу в управлении Восточно-Китайской железной дороги.

 

1903

104

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

11/1.903 г.

Дорогая Анечка!

Поджидала я сегодня письма твоего — первого из Порт- Артура, и, действительно, в 7 часов вечера слышу звонок, оказывается, почтальон с письмом твоим. Обрадовалась я ему очень... Итак, оно дошло в 20-й день! А я рассчитывала раньше, что скорее, в 17—18 день... может быть, задержка местами по случаю снежных заносов, и потом с 1 января, как ты пишешь, будет более быстрое сообщение по Маньчжурии. Да, жаль, что Марку придется жить не в Порт-Артуре, как мы рассчитывали, а на станции, тебе будет там уже слишком скучно, пожалуй, и жутко* между китайцами, особенно если Марк будет отлучаться по службе... Я желала бы очень, чтобы ты нашла себе попутчика, нельзя ли поспрашивать и просить о том знакомых? Хорошо если б нашлись... Желание твое я исполню и буду телеграфировать тебе и писать в попутные города, чтобы ты могла иметь вести от нас дорогой. Конечно, отдохнуть тебе надо хорошенько, прежде чем соберешься в обратный путь. Марк пишет, что хорошо бы тебе съездить в Японию, благо так близко. Пожалуй, это верно, интересно было б съездить туда... может быть, ты еще и надумаешь предпринять такое путешествие, говорят, это очень интересная и культурная страна, печаталось о ней в прошлом году в журнале «Мир Божий», помню, я читала2.

Жаль очень, что А. П.3 так опустился, вернуться бы ему скорей в Россию, может быть, отрезвится там. И как не жаль ему сорить так деньги... забыл он, вероятно, друзей своих в России...

Я писала тебе, дорогая моя, на днях, 8—9-го, и описала подробно наше житье.

Ты удивляешься, почему мы ответили на телеграмму твою, в Харбин, одним словом, но я объяснила тебе это на другой день по получению твоей телеграммы — 16/XII, и, вероятно, ты получила уже теперь письмо то. Ответом я воспользовалась несколько дней до праздников, вероятно, ты получила ту телеграмму — Артур, почта, до востребования. На последнюю телеграмму твою, 7-го из Ташичао4, ответила в тот же день, не знаю только, достаточно ли ясен адрес Ташичао Близ.? Мне сказали в главном телеграфе, что достаточно.

Теперь ты получаешь, вероятно, правильно письма мои — через 4—5 дней, пишу я тебе очень часто, и раза 2 удалось отправить письмо с курьерским.

Дети5 шлют тебе поклоны, Тоня просила тоже кланяться тебе. Она начала брать уроки музыки у Мани, которая купила ей музыкальную школу. Маня играет теперь много и успела очень в музыке, играет теперь сонаты Бетховена. Ну, сегодня пишу тебе меньше, дорогая моя, пожалуйста, поищи попутчика, да будь осторожнее в дороге! Конечно, поедешь не в III классе, понятно, что Марк не допустит до этого. Может быть, добудете и льготный билет,— хорошо бы из Иркутска с сибирским, т. е. скорым поездом! Марк разузнает об этом, конечно. В Крым мы не поедем: во-первых, у нас гостят наши6, а потом и Маня не хочет, пришлось бы ей в таком случае бросить службу, да к тому у нее нет никакого желания к тому, она все мечтает съездить в Петербург на пасхе и заехать в Москву. Я съездила бы тоже с удовольствием туда...

Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя, береги здоровье свое и будь осторожна в дороге. Итак, до свидания, родная, жду еще письма твоего, если отложишь путешествие, то пиши чаще твоей маме.

Марку шлем большой поклон; благодарю его за письмо, напишу ему в следующий раз. Знакомые кланяются вам.

Кажется, в Китае дешева че-шун-ча? если так — привези нам немного, и я сделала бы себе летнюю 1 или 2 кофточки, она очень приятна и прочна.

11 января 1903 г.

Послано из Самары в Порт-Артур (ст. Ташичао)

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 27—28

* Многие думают, что небезопасно жить теперь на китайской станции... и между прочим А. Ив.1, он сейчас у нас; недавно были там случаи нападений на русских... и... это беспокоит меня немало...

1 Макушин А. знакомый А. И. Елизаровой по Томску и семьи Ульяновых по Самаре. Общественный деятель, б. городской голова в Томске, член I Государственной думы. Редактор газеты «Сибирская Жизнь» до середины 1902 года.

«Сибирская Жизнь» — ежедневная общедоступная газета общественно-просветительного направления. С середины 1902 года (с № 147) редактировал газету П. И. Макушин. В 1902 году в газете печатались рассказы в переводе М. А. Ульяновой и А. И. Елизаровой.

2 Имеется в виду очерк «Дела в Японии», напечатанный в журнале

«Мир Божий» № 10, октябрь 1902 года.

«Мир Божий» (см. примечание на стр. 134).

3 Скляренко А. П. (1870—1916) — с конца 80-х годов участвовал в кружках народнического направления. Подвергался арестам и ссылкам. В 1903 году жил в Маньчжурии.

4 Название китайской ж.-д. станции недалеко от Порт-Артура, где жили А. И. и М. Т. Елизаровы.

5 Д. И. и М. И. Ульяновы.

6 Имеются в виду Д. И. Ульянов и его жена А. И. Ульянова.

 

105

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

3/11.1903 г.

Дорогая Анечка!

Последнее письмо твое от 12-го получила я 31-го, merci большое за него. Поджидала я вчера и нынче телеграммы от тебя, так как ты писала как-то, что выедешь, вероятно, не позже 1 февраля, но телеграммы не было; верно, отложила путешествие.

Погода у нас самая непостоянная все последнее время, то дождь, то на другой же день сильный мороз с ветром и снегом. Ветра страшные, а также метели, но удивительно как быстро меняется погода. Сегодня совсем адская, метель и холодный ветер, такой сильный, что сшибает с ног, все кругом засыпано снегом, все бело, соседнего дома почти не видно... я не выхожу, конечно, в такую непогоду, нехорошо, ветер так и завывает и днем и ночью, что это за бурная зима нынче... а третьего дня утром было совсем сыро, вчера же нагрянул мороз, но с ярким солнцем, а сегодня что-то совсем невозможное... опять поезда будут запаздывать!

А Маня вернулась нынче утром около 8 часов, ездила к Мите1, выехала в субботу 1-го, вечером, с поездом 7.19 м., надо бы ей приехать в 3 часа ночи, но поезд запоздал на несколько часов, и она просидела почти всю ночь в дрянной, холодной станции в Кроткове, куда ее довезли на лошадях из Тимашева, — 8 верст езды. Приехала, конечно, усталая и, напившись кофе, отправилась на службу. Видимо, недовольна этой поездкой и, вероятно, не так скоро соберется опять, хотя и недалеко, но поезда отходят не в удобное время. Митя очень занят, а Тоне совершенно делать нечего, даже в хозяйство не вмешивается, так как все приготовляет им тамошняя прислуга. Помещение у них большое: пять нарядно обставленных комнат— врач, как видно, аккуратный немец,— но все это на один месяц...

Здесь ничего нового нет, знакомые наши разъезжаются понемногу, уехали также на 2—3 недели 3. с мужем2. Я сижу все дома и хожу только гулять, когда погода сносная, чувствую себя совершенно хорошо. Работаю, вяжу кружево и прошивку, как у 3. на окнах, Тоня сняла образцы, потом ремонтирую и шью новое белье, читаю много, но музыку почти совсем забросила — пальцы плохо движутся... слушаю Маню, она стала лучше играть и играет много. Хозяйство берет теперь совсем мало времени, при наших3 было хлопотливее. Ну, вот тебе описание нашего житья-бытья! Как-то вы живете? Как чувствуешь ты себя, дорогая моя? А жаль, что старичок-итальянец уехал, попользовалась бы ты практикой.

Жду вестей от тебя, вероятно, завтра-послезавтра будет письмо. Думала было на днях дать тебе телеграмму, что мы здоровы, но вспомнила, что она может не застать тебя.

Маня кланяется и целует тебя. Пообедав, завалилась она спать.

Крепко обнимаю и целую тебя, родная моя, будь здорова! Находятся ли попутчики тебе? Марку большой поклон.

Твоя мама

Получила сейчас письмо от Володи4, ничего нового. Здоровы, только Е. В. часто прихварывает. Зима у них выдалась исключительно удачная, мягкая, без дождей и мало туманов. Были в хорошем концерте и остались очень довольны, особенно понравилась «Sonate Pathetique»5. Вот и все!.. Спрашивает про вас. Я писала ему недавно, видно письма разошлись.

Хорош ли тебе тамошний климат? Как чувствуешь себя, дорогая моя?

Прочла в газете, что скончался М. Л. Песковский6.

3 февраля 1903 г.

Послано из Самары в Порт-Артур  (ст. Ташичао)

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 31—32

1 Д. И. Ульянов работал в то время временным врачом в селении Тимашево, недалеко от Самары.

2 Невзорова-Кржижановская 3. П. и Кржижановский Г. М. (см. примечания на стр. 102).

3 Имеются в виду Д. И. и А. И. Ульяновы.

4 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 229—230.

5 Патетическая соната (по-видимому, в данном письме ошибка, так как в своем письме В. И. Ленин сообщает о Патетической симфонии П. И. Чайковского).

6 См. примечание на стр. 13.

 

106

М. И. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ

В. Ульянову.
Женева, Chemin prive du Foyer, 101

Киев. 25/ХII.1903 г.

Дорогой Володя! Все наши2 и я, шлем тебе поздравления с праздниками и Новым годом и пожелания всего хорошего. Твое письмо получили, но то, о котором ты упоминаешь там и которое, по всей видимости, было ответом на мои письма,— очевидно пропало. Напиши, пожалуйста, что ты писал там о своих деньгах, полученных от Водовозовой3. Они теперь у меня. Большие приветы Наденьке и Е. В. Как они поживают? Как бы я была рада, если бы Надя мне написала. Всего, всего хорошего. Пиши.

Видел ли ты новую книгу Булгакова «От марксизма к идеализму»4? Интересует ли она тебя?

Маняша

25 декабря 1903 г.

ф. 14, on. 1, ед. хр. 222, л. 2

Копия с перлюстрации рукой М. И. Ульяновой.

Опубликовано в книге: И. Д. Ремезовский. Революционная и общественно-политическая деятельность Ульяновых на Украине, стр. 270. Киев, 1963 г.

1 Адрес печатается по перлюстрации письма, сохранившейся в делах департамента полиции.

2 Имеются в виду М. А. Ульянова, Д. И. и А. И. Ульяновы и А. И. Елизарова.

3 Водовозова М. И. — книгоиздательница в Петербурге. Издательство, основанное в 1895 году, способствовало распространению марксистской литературы в России в 90-х годах.

4 В 1903 году в Петербурге вышла книга С. Булгакова «От марксизма к идеализму». Сборник статей (1896—1903).

Булгаков С. Н. (1871—1944) — буржуазный экономист, философ- идеалист. В 90-х годах — «легальный марксист», в начале 900-х годов выступил с ревизией учения Маркса по аграрному вопросу. Позднее эволюционировал к идеализму и поповщине.

 

1904

107

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ и М. И. УЛЬЯНОВОЙ

13 марта

Давно не писала я вам, дорогие мои Анечка и Маня, и вот надумала сегодня1, тем более, что не могу ехать нынче на свиданье с вами2...

Слышала, что у вас в тюрьме какие-то волнения, что очень беспокоит меня! Говорят, что многие отказываются от свиданья*...3 не понимаю, кого же они наказывают этим? Только всех бедных родных, которым без того живется невесело... а для служащих в тюрьме, которые обращаются грубо с заключенными — только меньше хлопот, если не будет свиданья, они прямо довольны этим...

Я думаю, что можно жаловаться на грубое обращение служащих...

Ну, буду надеяться, что вы не участвуете в этих неприятных историях... как-то легче на душе, когда веришь в это...

Крепко обнимаю вас, дорогие мои, к сожалению, мысленно, а не в действительности, как надеялась на то!

Будьте здоровы, как желает горячо ваша мама.

М. Ульянова

P. S. Вчера заходила просить твою рукопись, Анечка,— перевод английской детской книги — чтобы переслать ее в редакцию «Посредника»4, как ты просила, но не могла получить ее, и думаю уже написать прошение об этом, так как заказ этот срочный и его давно ждут.

Желала бы очень приехать повидать вас во вторник, хорошо, если б удалось!

13 марта 1904 г.

Послано из Киева в Лукьяновскую (киевскую) тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 38—39

* поступают так, вероятно, вследствие развинченных нерв... очень грустно...

1 Письмо было послано А. И. Елизаровой и М. И. Ульяновой в тюрьму. На письме имеется штемпель товарища прокурора киевской судебной палаты: «просмотрено».

2 1 января 1904 года по делу о Центральном и Киевском комитетах партии в Киеве был арестован Д. И. Ульянов. А в ночь с 1 на 2 января по тому же делу были арестованы А. И. Елизарова, М. И. и А. И. Ульяновы. Все они были заключены в Лукьяновскую тюрьму в Киеве, а Д. И. Ульянов — в так называемую киевскую крепость.

3 Дальше в письме два слова густо зачеркнуты при просмотре.

4 «Посредник» — книгоиздательство культурно-просветительного характера, выпускало литературу по различным отраслям знаний. Созданное в 1885 году В. Г. Чертковым при участии Л. Н. Толстого, издательство позднее перешло к И. И. Горбунову-Посадову.

 

1905

108

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

Конец письма1.

Либеральная публика собралась вчера сначала в Публичной библиотеке,— к вечеру (ее закрыли потом) в Вольном экономическом2, где было принято письмо к офицерам, решено выпустить письмо к солдатам, предлагалась забастовка лиц интеллигентных профессий, но не прошла, конечно; затем решено было добывать оружие и устраивать повсюду митинги. Во многих частях города устроены перевязочные пункты. Поп Гапон3, на которого я и многие глядели, как на чистого зубатовца, все же как будто не темная личность. Эту полутемную, отчасти наивную по вере в царя, отчасти не совсем нормальную точно личность вынесла на верх волна накопившегося народного возмущения, и он сумел овладеть толпой. Теперь он подписывается под всеми требованиями с.-д.

Очень хорошо, что ПК и группа ЦК объединились теперь и начинают выпускать листки за общей фирмой.

Ну, пока до свидания! Что-то будет завтра? Вечером необычно пустынно на улицах; дворники запирают с 10 часов ворота; был слух, что город объявлен на военном положении. Совсем точно революция у нас начинается... Так ли?..

Ваш Игорь4

1905 г., январь, позднее 9

Послано из Петербурга в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 22, л. 1

Копия рукой неизвестного

1 Начало письма, адресованного В. И. Ленину и Н. К. Крупской, не сохранилось.

2 Вольное экономическое общество (см. примечание на стр. 79).

3 Гапон Г. А, (1870—1906) — провокатор; агент царской охранки, священник. С 1903 года по заданию и под опекой департамента полиции вел работу в Петербурге по созданию рабочих организаций по образцу зубатовских. Провокаторски помог царской охранке вызвать расстрел рабочих 9 января 1905 года с целью потопить в крови рабочее движение. За свою провокационно-предательскую деятельность был повешен рабочими.

4 Елизарова А. И.

 

109

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Саблино Николаевской ж. д. ЕВБ
Марии Александровне Ульяновой. Russie

8/VII.

Дорогая мамочка! Вчера получила твое письмо — merci большое. Теперь жду вестей из Саблина1. Эти дни все ездим на велосипедах в поисках за пансионом. Хочу пожить немного, недельку в деревне. Крепко целую.

25 июня (8 июля) 1905 г.

Послано из Женевы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 1

1 В поселке Саблино около одноименной ж.-д. станции под Петербургом жила А. И. Елизарова с мужем М. Т. Елизаровым и с матерью М. А. Ульяновой.

 

110

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

4.VIII.05 г.

Дорогая Маняша!

Прости, что давно не писал тебе. Что ты сейчас поделываешь и как чувствуешь себя среди родного дыма, как он ни противен, а все-таки должен быть сладким и приятным.

Мне было тоже жаль, что нельзя вместе покататься на велосипеде с тобой; хотя признаться, я как-то не представляю тебя умеющей ездить, как это ты справилась с ним, уставала, вероятно, безбожно? Тебе теперь, если ты, действительно, умеешь ездить, нужно купить свой велосипед; может быть, за компанию и Аня научится,— тогда приеду посмотреть и подивуюсь. Теперь приезжай к нам1,— поживешь с нашими в Саблине числа до 20-го, а тогда в Нижний и оттуда пароходом; к тому времени Праск. Митроф.2 уедет, и для тебя будет комната,—прокатишься, отдохнешь, наберешь силы. Жаль только, что дома нашего, как он был, не увидишь, его купил тут некий барон (мое начальство) со скверной фантазией — вырубил половину сада с Покровской улицы и строит там новый дом, а наш переделывает.

Мы с Тоней как-то заходили, идя с купанья, и осмотрели весь сад и дом, лазили даже наверх, но туда уже проложены другие пути, старых лестниц давно нет. Между прочим показывал Тоне ту крышу с балкона, на которую мы лазили во времена оно смотреть пожары...

Ну, до свидания. Крепко жму руку и жду тебя непременно. Тоня тоже.

Твой Дм.

4 августа 1905 г.

Послано из Симбирска в Саблино

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 30

1 Д. И. Ульянов, освобожденный из киевской крепости в ноябре 1904  года, вместе с женой, освобожденной несколько ранее, в начале 1905 года приехал в Симбирск и работал санитарным врачом в Симбирском губернском земстве.

2 Нещеретова П. М.— жена А. А. Нещеретова, дяди А. И. Ульяновой.

 

111

М. И. УЛЬЯНОВА и А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

Из Петербурга

Письма Фрея1 и Рыбки2 от 6-го и 7-го получены. Мимоза3 отдаст их сегодня. Извиняется, что мало пишет; все время уходит на то, чтобы наладить технику, работы много, и на остальное почти не остается времени. (Прибавляю от себя (Игорь4), что она бегает, как оглашенная, уезжая отсюда ранним утром и приезжая поздним вечером; и сильная нервность и переутомление сказываются уже сейчас.)

Работа пока идет слабо: мало людей было все время, только последние дни начинает кое-кто съезжаться. Бродский5 провалился. В Москве взяты Южин6, Юрочка6 и другие. Народу вообще съехалось много, бюро реформируется, и это междуцарствие сказывается, верно, на переписке. Киска7 ушла в местную работу. Секретарем теперь Вайнштейн8.

У нас идут горячие прения по вопросу о резолюции ЦК о Государственной думе. Знаем пока о ней лишь из устного изложения представителя ЦК, и некоторых удивляет приурочивание восстания к собранию Государственной думы. Так как значит не восстание повлечет за собой насильственное срывание Думы и политическую стачку? Многие сильно восстают против этого, но своей резолюции еще не успели вынести.

Пришлите адреса для писем. Фекла9 часто пишет, верно письма теряются. Крепко обнимаю. Пишите.

Мимоза

Переписав это письмо Мимозы, прибавляю и от себя. Пришлите адреса,— у нас давнишние, и многие, очевидно, не действуют. Писал на Baden Emmendingen10 № 27а. Мимоза говорит, что не доходили многие. Действительны ли №№ 1а, 41а, 31а, 33а, 29а и 44а? Вы отменяете их в «Пролетарий»11, но это нам не помогает, ибо мы его не видим. Так обидно! №№ о Думе не видели ни одного. Получил на днях 13 № на адрес инженера путей сообщения; продолжайте и дальше посылать ему. Вот он: Бекку (?)12, Болотная д. 3, кв. 3. На Саблино не посылайте больше.

«Рабочий»13 видел один №. Очень изящен, но бледноват и тяжеловат. Дон Жуан 14 выглядит очень измаянным.

О Мимозе писал уже. Кроме всего, ее ест поедом Землячка15, сама метящая в секретари. С секретариатом здесь работа дьявольская. Петербургский комитет скорее район комитетов, здесь каждый район больше многих комитетов.

Забыл на чем и где прервался и места нет. Шлю приветы от всех. Пришлите всего побольше с Малых16.

Игорь

Конец августа или начало сентября 1905 г.

Послано в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 23, л. 1

Копия рукой неизвестного

1 Ленин В. И.

2 Крупская Н. К.

3 Ульянова М. И.

4 Елизарова А. И.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

6 Васильев-Южин М. И. (1876—1937) — участник революционного движения в России с 1896 года, вел партийную работу на Юге. Активный участник революции 1905 года в Москве. С июля 1905 года работал в Московском комитете большевиков. В разгар подготовки всеобщей стачки был арестован, просидел несколько недель и освобожден в конце сентября 1905 года. На заседании федеративного комитета по подготовке и руководству вооруженным восстанием в Москве в ночь на 8 декабря снова был арестован и заключен в Таганскую тюрьму. В марте 1906 года подлежал ссылке на 3 года в Восточную Сибирь, но ссылка была заменена высылкой за границу.

7 Фотиева Л. А.

8 Возможно, имеется в виду Вайнштейн П. Я.—искровец. В 1902— 1903 годах в Каменец-Подольске организовал прием и распространение искровской литературы. Арестован в 1903 году по делу об «Искре», осужден на 5 лет ссылки в Восточную Сибирь. Летом 1905 года бежал из ссылки за границу.

9 Перес Б. С.— участник революционного движения с 1897 года. В 1901—1903 годах работал в Тифлисе и Орле. С осени 1903 года — в Берлинской большевистской группе, встречался с В. И. Лениным в Женеве. После 9 января 1905 года работал в Одесском комитете большевиков. С августа 1905 года — член Петербургского комитета большевиков. В июле 1906 года был арестован вместе с другими членами ПК и приговорен к П/а годам заключения в крепости, замененного позднее ссылкой на 3 года в Архангельскую губернию.

В своих письмах из Одессы в Женеву в ЦК РСДРП Б. С. Перес подписывался псевдонимом Фекла. Под тем же псевдонимом II. К. Крупская адресовала письма Б. С. Пересу.

10 Местечко в Швейцарии на реке Эльц у подошвы гор Шварцвальда.

11 «Пролетарий» — нелегальная большевистская еженедельная газета, Центральный Орган РСДРП, созданный по постановлению III съезда РСДРП. Ответственным редактором ЦО пленум ЦК назначил В. И. Ленина. Газета издавалась в Женеве с 14(27) мая по 12(25) ноября 1905 года. Вышло 26 номеров. «Пролетарий» продолжал линию старой, ленинской «Искры» и сохранил полную преемственность с большевистской газетой «Вперед».

12 По-видимому, имеется в виду Беккер Б. В.— университетский товарищ М. Т. Елизарова, инженер путей сообщения.

13 «Рабочий» — нелегальная популярная социал-демократическая газета, издавалась по постановлению III съезда РСДРП Центральным Комитетом в Москве. Выходила с августа по октябрь 1905 года. Вышло 4 номера.

14 Центральный Комитет РСДРП.

15 Землячка Р. С. (1876—1947) — профессиональный революционер, в революционное движение вступила с 1893 года. С 1901 года — агент «Искры», вела работу в Одессе и Екатеринославе. На II съезде РСДРП — делегат от Одесского комитета, искровец большинства. После II съезда кооптирована в ЦК от большевиков. Участник совещания 22-х большевиков в августе 1904 года в Женеве, избрана в Бюро комитетов большинства. Работала секретарем Петербургской партийной организации, была ее делегатом на III съезде партии.

16 Малых М. А. (1879—-1967) — издательница революционной литературы в царской России. Созданное ею в 1901 году издательство выпускало отдельные работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Подвергалась преследованиям царских властей, многие издания конфисковывались.

 


 

1906

112

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

12/VII.

Дорогая Анечка!

Поджидала все вести от тебя из Самары, и все не было... наконец вчера, уже под вечер, принесли мне письмо твое от 7-го, которое очень порадовало меня! Хорошо, что вам удалось вовремя выбраться из Сызрани! Что такое было с Марком? Я не слыхала ничего о болезни его. Первое письмо твое из Сызрани пропало, вероятно. Пожалуйста, пиши почаще! Как устроились вы в Самаре? Конечно, там жарко и пыльно, устроиться бы вам где-нибудь за городом, на даче, где можно бы купаться. У нас после отъезда твоего ненастная погода: проглянет на несколько часов солнышко и опять дождь и ночи холодные, и я не хожу купаться на реку. Иногда вечера бывают теплые, и мы устраиваемся тогда с чаем в беседке. Так было в субботу, 8-го приехали наши1, В.2 пошел купаться, а потом посидели в беседке. Пробыли у нас и следующий день, В. ... думал даже погостить у нас с неделю, но газеты в понедельник утром так заинтересовали его, что он и Н.3 улетели и Маня с ними... Вы знаете, конечно, давно о печальной участи Думы4... Маня вернулась в тот же вечер, она не оставляет меня надолго и ночует всегда дома.

Мы обе совершенно здоровы. Сегодня ясно и солнце печет и, если не изменится погода — позову М.5 купаться.

Получено вчера уведомление из Коммерческого банка, что по независящим обстоятельствам директор Корсаков не может определить Марка на службу.

Жду более подробного письма от тебя, дорогая моя!

Спешу отправить письмо к почтовому, итак, всего хорошего! Марку поклон от нас. Крепко целую тебя и еще раз прошу писать больше.

Будь здорова, дорогая!

Твоя мама

12 июля 1906 г.

Послано из Саблино в Самару

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 36—37

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская, которые жили в то время в Финляндии, на даче «Ваза», близ станции Куоккала.

2 Ленин В. И.

3 Крупская Н. К.

4 Речь идет о роспуске I Государственной думы. Царский указ о роспуске I Государственной думы был подписан 8 июля и опубликован 6 июля 1906 года.

5 Ульянова М. И.

 

113

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Саблино по Николаевской ж. дор.
Марии Александровне. Г-же Ульяновой

17.VII.06 г.

Дорогая мамочка!

Извини, что давно не писал тебе; все был занят перевозкой и устройством на новом месте. Теперь кое-как устроились, приехала Тоня и приводит тут все в порядок; хотя нет еще прислуги, трудно найти теперь, пока полевые работы.

Я уже больше недели как начал прием больных,— пока дело, конечно, только еще налаживается или начинает налаживаться.

Живем посредине села; домик — ничего себе, но все-таки и тесновато и неудобно, что перегородки не доходящие доверху и дворика нет и т. д.

Местность тоже не очень важная, хотя все-таки на пригорке и маленькая речонка есть, так что как-никак можно и купаться...

Теперь жду ответа от губернатора об утверждении меня, вероятно, уже скоро что-нибудь получим. Пока крепко целую тебя и Маню, привет нашим.

Твой Дм.

Адрес: Ст. Михнево Рязано-Уральской железной дороги, врачу Дмитрию Ильичу Ульянову... (село Липитино). Адрес для дубликата на особом листе.

От Тони привет.

Адрес для посылки дубликата заказным письмом:

Московская губерния, Серпуховский уезд, село Липитино (около ст. Михнево Рязано-Уральской железной дороги).

Ящик и корзину послать малой скоростью, на предъявителя, обозначить книги или домашние вещи просто: Станция Михнево Рязано-Уральской железной дороги для Липитинского земского пункта1.

Пока, однако, не посылайте мне книг, я могу обойтись без них, сначала нужно здесь утвердиться, тогда уже я попрошу выслать. Всего лучшего.

Дм. Ул.

17 июля 1906 г.

Послано из Липитино

ф. 15, on. 1 ед. хр. 33, лл. 35—36

1 Слова «для Липитинского земского пункта» зачеркнуты автором.

 

114

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1906.XI.29.

Дорогая Анечка!

Большое спасибо тебе за присылку «Газеты Шеб.»1. Я получаю «Век»2 (вместо «Пути»3), это лучшая газета в Москве.

В Москву часто ездить не удается, раз, редко 2 раза, в месяц; обычно бываю у Лев.4, но в последний раз ездили с Тоней вдвоем на 2 дня и останавливались в номерах, были в Художественном театре «На дне» и в Большом на «Русалке»; мало знакомых в Москве, а зимой здесь в деревне скучненько, хотя сейчас больше дела и часто приходится ездить по вечерам к больным — осень ужасно мокрая и благоприятствует всяким заразам.

Последнее время меня то и дело куда-нибудь таскают: вечером услышишь стук в дверь и вздрогнешь, как виноватый, так и знай, куда-нибудь ехать; как-то в 3 часа ночи позвали,— я зачитался, только потушил свечу и уже заснул — на роды; к счастью, все обошлось благополучно. Так вот постоянно бывает,— временами как будто и дела совсем нет, скучаешь; а то сразу и туда и сюда и приемы большие. Нет, скверно зимой в деревне в общем...

Вашим письмам бываю очень рад, не поленитесь как-нибудь подробнее написать о себе и своих делах.

Маня пусть напишет* и не сердится на меня, что я ей не пишу нынче особо; о чем же писать? Ведь здесь деревня на симбирскую и самарскую не похожа, совсем другой тип — подмосковной грязной слободки.

Целую тебя и Маню. Тоня тоже.

Желаю всего лучшего.

Твой Дмитрий

P. S. Сообщи Марков адрес — я потерял...

29 ноября 1906 г.

Послано из Липитино в Саблино

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, лл. 9—10

* об общих знакомых, о себе, о своем настроении и т. д.

1 О какой газете идет речь, установить не удалось.

2 «Век» — газета левокадетского направления; выходила в Москве с перерывом с января 1906 по январь 1907 года.

3 «Путь» — ежедневная политическая, общественная и литературная газета; выходила в Москве с 12 марта 1906 по 9 июля 1907 года.

4 Имеется в виду Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

 

1907

 

115

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

2/1. 07.

Дорогая Аня!

Получила сегодня твое письмо. Danke schon!* Прежде всего отвечу на вопросы. Книги доставили всего несколько дней тому назад — 2430 экз. в обложках и 780 в папке. Заказов ниоткуда нет. Был только один из Нижнего, как я уже писала. Я отправила, но забыла сделать при указании наложенного платежа скидку! Послала потом открытку, где указала, что скидка не была сделана по ошибке и что может быть восполнена книгами. Ответа еще нет. Просят еще во «Вперед»1 (он откроется, вероятно, 15-го января) 100 шт. Это мне говорил В. Д., который с супругой был вчера у нас2.—От Леща3 было письмо, которое прилагаю. Рукопись4 я в «Палладу»5 не отнесла, потому что она (т. е. «Паллада») запечатана. Скоро, кажется, распечатают. В Самару книги давно отправлены. Мой перевод скоро выйдет, дело теперь только за предисловием. У меня уже теперь другой перевод — письма к Sorge6, очень трудный и редакции Шкурки7 не будет. Оставила себе лист (всего дали 3—4 листа), а остальные отправила Фрицу8, а то он там в своем Давосе совсем взвыл. Не знаю, как и с листом-то справлюсь — очень короткий срок дали.— Новый год я встречала очень хорошо — со Шкуркой. Была большая компания, было весело, Шкурка был такой милый, ласковый. Не было обычных пожеланий на Новый год, которых я так не люблю, было много народу и много шуму. И за всем этим не чувствовалось обычной под Новый год тоски.

У нас мало кто бывает, сидим больше дома. Мама здорова, но мало выходит, потому что стоят страшные морозы (было больше 20°).

Хорошо, если бы тебе удалось повидать Александру Ивановну9. Она должна быть в Самаре. Боде10 жили на Алексеевской, около Садовой. Привет А. А.11

Как вы там живете? Целую тебя и кланяюсь Марку.

М.

2 января 1907 г.

Послано из Саблино в Самару

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 3—4

* - Большое спасибо

1 «Вперед» — большевистское издательство, созданное в Петербурге в начале 1906 года. Разгромлено самодержавием летом 1907 года. Менее чем за полтора года издательство выпустило несколько десятков названий книг, среди которых были работы В. И. Ленина и других большевиков.

2 Речь идет о Владимире Дмитриевиче Бонч-Бруевиче и его жене Вере Михайловне Величкиной.

Бонч-Бруевич В. Д. (1873—1955) — член партии с 1895 года. В 1904 году заведовал экспедицией ЦК, а затем организовал издание большевистской литературы (издательство «В. Бонч-Бруевич и Н. Ленин»). В последующие годы принимал активное участие в организации большевистских газет, журналов и партийных издательств.

3 Возможно, имеется в виду Лещенко Дмитрий Ильич, хороший знакомый А. И. Елизаровой по революционной работе.

4 О какой рукописи идет речь, установить не удалось.

5 «Паллада» — издательство в Петербурге. В издательстве «Паллада» в 1908 году вышло второе издание книги В. И. Ленина «Развитие капитализма в России».

6 Речь идет о переводах писем к Зорге, которые делала М. И. Ульянова, возможно, для книги: «Письма И. Ф. Беккера, И. Дицгена, Ф. Энгельса, К. Маркса и др. к Ф. А. Зорге и др.», предисловие к русскому переводу которой написано В. И. Лениным (см. Полн. собр. соч., т. 15, стр. 229—249).

7 Шкурка — так ласково называли в семье В. И. Ленина.

8 Речь идет, по-видимому, о Фрице Платтене — швейцарском коммунисте, профессиональном революционере, организаторе коммунистической партии Швейцарии.

9 О ком идет речь, установить не удалось.

10 По-видимому, речь идет о знакомых семьи Ульяновых в Самаре.

11 Очевидно, имеется в виду А. А. Преображенский, который был алакаевским соседом Ульяновых.

Преображенский А. А, (1863—1938) — народник, участник земледельческой колонии на хуторе Шарнеля (Самар, губ.), расположенном в нескольких верстах от Алакаевки, где Ульяновы жили летом в 1889— 1893 годах. Позже примкнул к социал-демократическому движению.

 

116

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

4/1 907 г.

Дорогая Анечка!

Третьего дня получила последнее письмо твое, с поздравлением с Новым годом, merci за него! После запоздалого письма моего — где мы пишем обе — было отправлено еще 2, последнее с квитанцией на отправление книги, получила ли все это?

У нас все идет по-старому, все здоровы, слава богу! Но морозы стоят с 29 прошлого месяца, и такие сердитые, что не хочется выглядывать, и я все сижу дома, хотя совершенно здорова. Надя заходит частенько: звала меня 31-го встретить Новый год, она не поехала к В.1— но мне не захотелось выходить так поздно, и в 11 ч. я легла с книгой, а Маня повеселилась у В., осталась очень довольна поездкой туда. Как идет твой английский перевод, нет у тебя лексикона? Ну, всего хорошего, дорогая моя, крепко целую тебя! Будь здорова! Поклон Марку.

Твоя мама

P. S. 1-го был у нас Чебот.2—отец с детьми, посидели часа 2 и отправились на именины, а 2-го вечером были В. М.3 с мужем.

4 января 1907 г.

Послано из Саблино в Самару

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, л. 4 об.

1 Ленин В. И.

2 Речь идет о Чеботареве И. Н., старом знакомом всей семьи Ульяновых (см. также примечание на стр. 34).

3 Речь идет о В. М. Величкиной и ее муже — В. Д. Бонч-Бруевиче.

Величкина В, М. (1868—1918) — врач по специальности, много внимания уделяла литературной работе. После II съезда РСДРП становится на большевистские позиции и ведет революционную работу в России и за границей.

 

117

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

20.VI 907 г.

Дорогая Маруся!

Получила письмо твое от 12-го, большое merci за него, очень рада была ему! Запоздала немного со своим. Собралась было вчера писать тебе — думала идти на вокзал, где я и намеревалась писать тебе — отдыхая от ходьбы. Аня пошла со мной — решили зайти дорогой к портнихе, в Остафьево, а у нее просидели чуть не час, на балкончике, идти на вокзал оказалось поздно, и письмо отсылаем нынче с прислугой, пойдет оно только завтра утром. Митя уехал в 10-м часу утра в Москву, хочет купить себе велосипед, рассчитывает, что, кроме удовольствия, он окупится* — конечно не так скоро... думает ездить на нем на совет в Хатунь — 12 верст, отдохнув там у знакомого врача, до Серпухова, от Серпухова до Подольска — с остановкой на дороге и прочее. Местами по шоссейной дороге. Палец его заживает, но все еще в повязке, и, кажется, он спешит с велосипедом, но увлекся этой покупкой и не слушается... Тоня уехала в Симбирск и не писала еще оттуда. Погода у нас дождливая: теперь хотя не целый день льет, как было несколько дней тому назад, но не проходит дня без дождя. Очень рада была узнать, что у вас хорошая купальня и что ты собираешься купаться, это очень похвально — не откладывай только долго, начинай скорей и купайся правильно каждый день**. У нас, к сожалению, нет этого удовольствия, речка плохая; в полверсте от нас, а то и больше — речка шире и не покрыта тиной и камышом, как ближе от дома, но спускаться в нее скверно, круто и ноги тонут в грязи. Аня купалась там нынче, но я не решилась купаться, хотя бы очень желала, прогулялась только с ней — несмотря на облачное небо парит сегодня и душно. С удовольствием прочла про поездку вашу в Алакаевку1. Погуляла бы и я там в знакомых местах... вспоминаю я также прекрасную алакаевскую воду. Здесь нет хорошей воды, приносит прислуга с колодца, который далек от нас, так что приходится беречь воду, и вода не так хороша. Как у вас в этом отношении, а также есть ли у вас холодный погреб — со льдом или снегом? Здесь пропал уже давно весь снег... это огромный недостаток, так как приходится питаться почти исключительно молочным, теперь, постом на станции нет мяса, а молоко и молочные продукты скоро киснут и портятся без снегу, а также и мясо, если привозить его из Москвы.

Сплю я здесь страшно много и пользуюсь каждым ясным часом, чтобы погулять. Хорошо, что есть леса вблизи. Земляника начинает поспевать.

Будут ли у вас ягоды? Надо заказывать, чтобы приносили.

Крепко обнимаю тебя, дорогая моя, и крепко целую, будь здорова. Передай Марку поклон от меня. Как здоровье Сани Елиз.2? Очень жаль его.

Еще раз обнимаю тебя. Пиши.

Твоя мама

20 июня 1907 г.

Послано из Липитино в Самару

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 44—4

* лошади здесь дороги и экипажи тряские, и плохие.

** очень советую тебе это, дорогая моя!

1 Алакаевка — деревня, в 50 верстах от г. Самары (ныне Куйбышев), близ которой Мария Александровна приобрела хутор, где в 1889—1893 гг. семья Ульяновых жила каждое лето.

2 Речь идет о Сане Елизарове — племяннике М. Т. Елизарова.

 

118

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Германия, Берлин. Berlin postlagernd.
Fiir Frau Anna Elisaroff

13/X.

Дорогая Анечка!

Получила с дороги письмо твое — карандашом и открытку с видом. Merci большое, очень рада была им, пиши, пожалуйста, почаще, хотя открытку, если почему-либо некогда писать больше. Мое письмо, писанное на финляндский адрес, Маня отправила тебе, как писала мне. К сожалению моему, она собиралась перебраться 10-го в Петербург. Предлагала ей Л. М.1 поселиться с нею — она сняла квартиру на Петербургской стороне за 32 р. с дровами — четыре комнаты: себе и племяннику с женой, а четвертую Мане, но это расстроилось, и Маня решила поселиться у Е. Н.2...

Собиралась раньше отправить тебе это письмо, но вышла задержка из-за марок. Не оказалось никаких в буфете, а прислуга не догадалась взять в лавке. Возможно, что и завтра не удастся отправить письмо на станцию, застанет ли оно тебя еще в Берлине?

Пиши, прошу тебя, сколько времени, приблизительно, думаешь ты путешествовать. Спрашиваю это, конечно, не затем, чтобы торопить тебя сколько-нибудь, а просто так, хотелось знать. Получила несколько дней тому назад книги и говорю тебе большое спасибо, дорогая моя! Все-то ты заботишься обо мне! Читаю с большим удовольствием «Воскресенье» Толстого, читала его давно, но не таким полным.

Мити нет дома, его вызвал Недешов на серьезную операцию; жду его сегодня вечером.

Погода у нас все еще солнечная, были прелестные дни, почти летние, но вот второй день как дует холодный ветер, и я гуляю уже в ватном пальто, которое исправила несколько, и в кожаных со шнуровкой ботинках, посланных тобой, которые, оказывается, очень удобны на шерстяной чулок, в сухое время, как теперь.

Тоня пишет нам часто: очень довольна своей комнатой и вообще жизнью в Москве: посещает различные лекции, которые ей очень нравятся. Настроение у нее, как видно, хорошее...

Митя катается часто на велосипеде благодаря хорошей осени: ездил в Каширу к ж.-дорожному врачу — сделал вперед и обратно 70 верст*  — хлопотать о бесплатном билете до Москвы. Врач обещал сделать представление.

Вот тебе и все новости наши! Да, было письмо от Марка — ответ Мите — пробыло оно в дороге более 2-х недель, адрес был неверный, вместо Михнево какая-то другая станция на М... Место не занято, но, пожалуй, что совсем прикроют, но все же Марк пишет Мите, чтобы посылал прошение, но он не хочет, находит, что напрасно, говорит, что везде сокращают прием санитарных врачей и понемногу прикрывают санитарные бюро.

Крепко и горячо обнимаю и целую тебя, дорогая моя! Будь здорова, родная! Желаю приятного и удачного путешествия, если нужны будут деньги — пиши, вышлю. Имею получить пенсию за 2 месяца.

До свидания, твоя мама

13 октября 1907 г.

Послано из Липитино

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 50—52

* Поехал в 8 утра и вернулся в 5 — к обеду.

1 Лидия Михайловна Книпович (1856—1920.) — близкая знакомая семьи Ульяновых. Революционную деятельность Л. М. Книпович начала в конце 70-х годов в народовольческих кружках Гельсингфорса, в 90-х годах примкнула к социал-демократии. Играла видную роль в установлении связей «Искры» с местными организациями в России. Неоднократно арестовывалась и высылалась. Партийную работу вела в Петербурге, Твери, Одессе.

2 По-видимому, речь идет о Елизавете Николаевне Сталь — сестре Людмилы Николаевны Сталь.

Сталь Л. Н. (1872—1939) революционную деятельность начала с 1896 года. При перевозке из-за границы «Искры» была арестована и посажена в Таганскую тюрьму, где сидели ее три сестры — Елизавета,

Любовь и Анна. После года тюремного заключения выслана в Восточную Сибирь, откуда бежала и вернулась в Петербург, но вскоре снова была арестована и посажена в Петропавловскую крепость. В декабре 1904 года была выслана в Вологодскую губернию. В 1905 году работала в Петербургской военной организации и снова арестована в 1906 году. Освобождена была под залог до суда и работала в Екатеринославе, в Финляндии. После суда ей грозила каторга, и она эмигрировала за границу, жила в Париже, где работала в русской секции большевиков и во Французской социалистической партии.

 

119

М. И. УЛЬЯНОВА — А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

14/Х.

Дорогая Анечка! Письмо твое от 21/Х1 получила. Да, штуку я удрала с Данией2 — меня уже совсем высмеяли здесь с этим. Извиняюсь, что поздно пересылаю мамино письмо. Я, как видишь, еще в Куоккала, собралась было совсем в среду и монатки свои складывать начала, а потом меня разговорили: я взяла да и осталась еще на неделю. На днях уже окончательно уезжаю, тем более, что и делать здесь больше нечего. Переводная моя работа была вдруг и довольно неожиданно закончена! Наши (т. е. Б. Ц.3) решили, что не будут издавать этих докладов4. Постановили перевод приостановить, переводчикам уплатить и искать издателя. Я все ж таки успела перевести листов 5 — рублей, значит, 150 получу, и то добре! — Твой Бауэр5 пойдет в 4-м сборнике, значит, на этой или будущей неделе увидит свет.— Если попадется что-нибудь хорошее для перевода, пришли — я так привыкла к переводной работе, что буду чувствовать себя, точно без дела, без нее.

Поселюсь я пока что у Е. Н.6, хотя совершенно с тобой не согласна, что у Л. М.7 было бы хуже, но раз не вышло — говорить об этом не приходится.

Подумываю съездить к маме, если достану билет, мало только надежды на это...

Как-то ты путешествуешь, довольна ли?

В.8 уже поправился, и сегодня мы с ним странствовали много. Милый котька — как мне без него будет скучно. И без всех. Одной.

Ну, ладно, как-нибудь.

Целую крепко. Пиши, твоя М.

14 октября 1907 г.

Послано из Куоккала в Берлин

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 5—6

1 Дата письма 21 октября — новый стиль.

2 О чем идет речь, установить не удалось.

3 Имеется в виду Большевистский центр. В конце работы V съезда РСДРП Ленин участвует в последнем заседании большевистской фракции, на котором обсуждаются итоги работы съезда. На заседании избирается Большевистский центр во главе с Лениным, который должен был обеспечить проведение последовательной революционной линии в духе решений съезда.

4 Очевидно, речь идет о докладах на V съезде РСДРП, который состоялся 30 апреля — 19 мая (13 мая — 1 июня) 1907 года в Лондоне.

5 Возможно, имеется в виду перевод книги Отто Бауэра «Национальный вопрос и социал-демократия». Вена. 1907. О переводе одной главы из этой книги пишет В. И. Ленин в письме М. И. Ульяновой 1(14) февраля 1908 года (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 246).

6 По-видимому, речь идет о Е. Н. Сталь.

7 Книпович Л. М.

8 Ленин В. Я.

 

120

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка! Вчера пришло твое письмо на Т.1... Оно, очевидно, здорово завалялось там. Мурка2 просит тебе передать, что в четверг выяснится относительно женевской корзины3 и тогда он даст телеграмму в Женеву. Просит тебя написать точно, когда и сколько ты пробудешь там. Письма, что были, все пересылала. Сегодня посылаю записку Е. Н.4, хотя, очевидно, без пути. Сегодня в 4 1/2 уже окончательно еду. Пора, сегодня уже идет снег, надо на зимнее положение, да и дела у меня здесь больше нет. С кем ты уговаривалась в «Зерне»5? С Ал. Вас. Масловым? Его уже теперь нет там. Куда писать тебе в Женеву? На Радугу? Буду так, потому что другого адреса ты не дала.

Пока до свидания, целую крепко.

М.

15 октября 1907 г.

Послано из Куоккала в Женеву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 7—8

1 О чем идет речь, установить не удалось.

2 Так ласково называли Б. И. Ленина в семье.

3 По всей вероятности, речь идет о корзине, которая осталась в Женеве с партийными материалами после отъезда В. И. Ленина из эмиграции в ноябре 1905 года, в связи с бурным развитием революционных событий в России.

В Женеве оставались члены Хозяйственной комиссии ЦК, которые библиотеку и партийный архив отправили в Швецию, Стокгольм, Народный дом, на имя Брантинга.

Осенью 1907 года, очевидно, по поручению В. И. Ленина А. И. Елизарова ездила за границу разыскивать некоторые архивные документы; была в Стокгольме, где осматривала ящики с архивными материалами, перевезенными из Женевы, а в Женеве разыскивала и разбирала архивные материалы.

4 Имеется в виду Е. Н. Сталь.

5 Речь идет о книгоиздательстве «Зерно», во главе которого стоял М. С. Кедров. В 1907 году это издательство предприняло выпуск трехтомного собрания Сочинений В. И. Ленина под общим названием «За 12 лет». Из предполагавшихся к изданию трех томов удалось выпустить лишь первый том и первую часть второго. Первый том вышел из печати в ноябре 1907 года и был конфискован вскоре после выхода в свет, но значительную часть тиража удалось спасти; книга продолжала распространяться нелегально.

 

121

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

XII.24.07.

Дорогая мамочка!

Вот я уже опять за своими делами. Пробыл 3 дня в Серпухове, затем ездил в Хатунь и Турово к Екатерине Андреевне1.

На днях освободится и приедет Тоня. Как вы живете там в своей квартире? Здесь продолжаются холода — у нас по утрам в столовой 7°, в маленьких комнатах еще холоднее, продувает невероятно.

На первый и второй праздники собираюсь ехать в Хатунь; там устроили каток и все катаются на коньках.

К Михаилу Ф.2 зайти не удалось; просил Тоню. Получила ли деньги, я не имел еще письма от тебя и не знаю.

Целую тебя и Аню с Маней, привет нашим3 и Е. В.4

Твой Дм. Ул.

24 декабря 1907 г.

Послано из Липитино в Петербург

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 37—38

1 Е. А. Залежская — племянница М. А. Ульяновой.

2 Имеется в виду Михаил Федорович Владимирский — близкий знакомый семьи Ульяновых.

Владимирский М. Ф. (1874—1951) — член партии с 1895 года. Партийную работу вел в Москве, Арзамасе, Нижнем Новгороде. В 1908 году эмигрировал во Францию, где работал в большевистских организациях.

3 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

4 Имеется в виду Елизавета Васильевна Крупская — мать Н. К. Крупской (см. примечание на стр. 127).

 

122

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка!

Сейчас на станции получил твое письмо. Представь — у меня тоже была инфлуэнца, как я приехал домой,— значит, все дали дань.

Желаю всего лучшего. Очень рад, что Марк не едет на Дальний Восток.

Твой Дм. У.

24 декабря 1907 г.

Послано из Липитпино в Петербург

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 38 об.

 

1908

 

123

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

26.11.

Дорогая Анечка!

Вчера я послал тебе открытку со станции. Сейчас пишу опять — отчего ты не пишешь о здоровье Мани? Очень прошу тебя открытками уведомлять меня... Что говорят врачи в смысле прогноза; ради бога, пиши почаще теперь; забудь, что я ленив на письма. Уехать мне отсюда не так уж просто, тем более, что теперь громадные приемы. Если же положение будет очень серьезно — дай мне телеграмму, я, конечно, брошу все.

Как мамочка? Поправилась ли она от болезни? Буду ждать весточки от тебя.

Какая форма тифа, насколько она серьезна; у Володи, например, была легкая форма1.

Всего лучшего, целую вас обеих.

Твой Митя

26 февраля 1908 г.

Послано из Липитино в Петербург

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, л. 14

1 Летом 1907 года В. И. Ленин был болен и для восстановления здоровья поселился на даче Н. М. Книпович (близ маяка Стирсудден) вместе с Н. К. Крупской и ее матерью.

 

124

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Аня! Я забыла тебе сказать, что, кроме метрического свидетельства и аттестата, нужен еще «документ о звании», т. е., значит, папин формулярный список. Привези и его, пожалуйста.

Будь осторожнее — в Питере видать очень сильная холера.

У нас все по-старому.

Целую тебя.

Твоя М.

P. S. Если книги не возьмешь в Москву, поставь их куда-нибудь получше, чтобы не пропали.

7 сентября 1908 г.

Послано из Липитино в Петербург

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, л. 9

 

125

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

11/IX.

Дорогая Аня! Сегодня получили твою открытку из Питера. Ты в ней пишешь о мамином письме и ни слова о моем, которое было вложено в том же конверте. Я писала там, что, кроме аттестата и метрического свидетельства, нужен еще папин формулярный список. Грустно будет, если ты не найдешь все эти бумаги. Нет ли их у тебя в бауле?

Вчера получила письмо от Володи. Он пишет, что книга1 его затянулась, надеется кончить ее к 1/Х по новому стилю. Всего будет 20—25 листов (40 т. букв). Просит заключить с издателем точный договор — очевидно, он не получил твоего письма с описанием приключения с Масл.2, потому что не пишет об этом ни слова.

Я читала на днях в газетах о новых книгах, которые выходят в издательстве Львовича3. Не взялся ли бы он издавать В.4 книгу?

Тебе есть несколько писем от М.5 и письмо от Маруси Вер.6

Я зубрю вовсю, хотела начать экзамены7 18/IX, но, по-видимому, не удастся...

Всего хорошего. Крепко тебя целую.

Твоя М.

11 сентября 1908 г.

Послано из Липитино в Петербург

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 10—11

1 Речь идет о книге В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (см. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 7—384). В письме В. И. Ленина к матери от 17(30) сентября 1908 года он пишет, что работа уже подходит к концу (см. там же, т. 55, стр. 254—255).

2 О каком приключении идет речь, установить не удалось.

3 Издатель Г. Ф. Львович — социал-демократ, выпустивший в свет большое количество марксистской литературы и начавший издавать ее тогда, когда еще никто легально не решался ее печатать. В 1905 и 1906 годах он выпустил сделанный Лениным перевод книги К. Каутского «Бернштейн и социал-демократическая программа. Антикритика».

4 Ленин В. И.

5 Елизаров М. Т.

6 Имеется в виду Маруся Веретенникова, дочь сестры М. А. Ульяновой Анны Александровны Веретенниковой.

7 М. И. Ульянова готовилась к экзамену в связи с поступлением на курсы языков в Сорбонне (Париж).

 

126

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

11-ое сентября.

Дорогой мой Володя!

Пишу тебе из Петербурга, куда приехала 3-го дня. Говорила по поводу издания твоей книги1 с Клестовым2 — братом того господина, который устраивал ее в «Звене»3 и об условиях которого я тебе уже писала. Он уже и в том немногом, что предлагал, идет на попятный. Он предлагал по 100 р. с листа при помесячной плате и по 75 (!) при плате в 3 срока. Теперь же он говорит, что по 100 р. ни в каком случае платить не может, что он согласился недавно на издание литературно-критического сборника меньшевиков, где все авторы (и Плеханов в том числе) получают лишь по 60 р., если издание в 3000 экз., и еще по 40 р., если потребуется довести до 5000. Твою же книгу, он думает, нельзя выпускать больше как 3000 экз. (Напиши кстати, какого объема она приблизительно будет, а то все спрашивают и это важно для выяснения стоимости издания).

Но прежде чем говорить с этим господином, я зашла в «Знание»4 к Пятницкому5. Он едет на днях в Ausland* и там хотел переговорить. Сам он стоит за издание твоей книги и против того, чтобы издательству и в этом (философском) вопросе было придано одностороннее направление, но окончательно хочет выяснить там и тогда обещал дать мне знать телеграммой сюда, а также я просила его известить одновременно и тебя; тогда ты сам сможешь списаться, установить условия (он говорит, что это будет всецело зависеть от тебя: будет выше гонорар, будет повышена цена книги; выплату же они во всяком случае могут произвести в 2 срока — 1/2 по представлении рукописи, а, может быть, и в один срок).

Я думаю, что во всех отношениях лучше будет, если устроится со «Знанием»,— между прочим и деньги ты сможешь получать там же в Auslande, что все-таки спокойнее. Да и противны были разные штуки брата Клестова, о которых я писала, и я уже решила поговорить еще с кем-нибудь здесь, прежде чем соглашаться на его условия. Но больше не знаю, с кем говорить; «Посев»6 не согласен. Всего лучше, если удастся в «Знании». Если же нет — пиши свое мнение. Издатель «Аграрного вопроса»7 еще в прежнем положении. Сегодня его видела жена. Он сказал, что сейчас ничего не может заплатить, но, может быть, на днях его положение изменится и тогда он заплатит. Пару экземпляров 2-го тома обещала достать мне. Тогда пришлю. На днях должен выйти наконец сборник в память Маркса8.

Слышала здесь от видавших тебя недавно, что ты выглядишь плохо и очень переутомился. Это очень грустно. Не зарабатывайся, пожалуйста, дорогой, и побереги себя. Тебе, верно, нужен был бы отдых где-нибудь в горах и усиленное питание. Устрой себе это. Ну, пусть попозже выйдет философия9. Не послать ли тебе денег? Пиши, когда и сколько. Я могу это, как уже писала тебе,— Марк прислал мне твои деньги.

Пробуду здесь несколько дней; заберу вещи и двинусь в Москву. Не знаю, как устроимся там: знакомых почти никого не осталось. Но здоровее там будет, думаю; особенно теперь совсем не хочется везти маму в холерный город. Всем привет.

Жму руку. Пиши.

Твоя А.

11 сентября 1908 г.

Послано из Петербурга в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 24, лл. 1—2

 Негатив с автографа

* — за границу. Ред.

1 Речь идет о книге В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

2 Имеется в виду Ангарский (Клестов) Н. С. (1873—1943) — член большевистской партии с 1902 года, литератор. Один из сотрудников издательства «Зерно».

3 «Звено» — частное издательство Л. О. Крумбюгеля, существовавшее в 1908—1911 гг. в Москве. Издательством был выпущен ряд социал-демократических изданий, в том числе и книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

4 «Знание» — товарищеское книгоиздательство в Петербурге; было организовано в 1898 году по инициативе К. П. Пятницкого. В 1900 году в число пайщиков вошел М. Горький; в конце 1902 года он возглавил издательство после его реорганизации. Горький объединил вокруг «Знания» писателей-реалистов, отражавших в своих произведениях оппозиционные настроения русского общества; осуществив организацию прогрессивно-демократического издательства, Горький стремился в то же время освободить литераторов от кабалы буржуазных издателей-дельцов.

5 Пятницкий К. П. (1864—1938) — один из основателей книгоиздательства «Знание»; был директором-распорядителем издательства.

6 «Посев» — книгоиздательство в Петербурге.

7 Имеется в виду М. С. Кедров, который стоял во главе издательства «Зерно». По делам издательства М. С. Кедров неоднократно привлекался к судебной ответственности и присуждался на разные сроки заключения в крепости. С ним был подписан договор И августа 1907 года на издание статей В. И. Ленина «За 12 лет» в трех томах. Из трех томов в середине ноября 1907 года вышел первый том. Вместо предполагавшегося второго тома удалось издать только сборник: Вл. Ильин. «Аграрный вопрос», ч. 1, СПБ, 1908.

Вторая часть второго тома, которая должна была включить рукопись «Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов», была конфискована в типографии.

8 Речь идет о сборнике: Карл Маркс (1818—1883). К двадцатипятилетию со дня его смерти (1883—1908). СПБ, [Кедровы], 1908. 410 стр. На обл. загл.: Памяти Карла Маркса. В письме М. И. Ульяновой В. И. Ленин 25 января (7 февраля) 1908 года писал, что он не примет в нем участия, так как «невозможно наскоро написать такую вещь» (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 245). Но Ленин все же принял участие в сборнике, написав для него статью «Марксизм и ревизионизм» (см. Поли, собр. соч., т. 17, стр. 15—26).

9 Имеется в виду книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

 

127

М. А. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ

27/IX.

Дорогой Володя!

Большое спасибо тебе за письмо твое1, очень рада былая ему. Я тоже давно не писала тебе — вообще ленива стала я теперь писать... Получила вчера письмо Наденьки к Мане и пересылаю его ей нынче. Она уже с неделю в Москве, были различные хлопоты по экзамену2, надо было сняться, наводить некоторые справки и прочее. Поместилась в меблированной комнате и, как пишет, зубрит — 2 октября у нее первый экзамен, а всего на экзамены устные и письменные потребуется полторы недели, как она слышала раньше.

Она ответит тотчас же Наденьке, когда может выехать. Маня ликовала, когда узнала, что ты собираешься в Италию и хочешь взять ее с собой,— это была бы прелестная поездка, лишь бы не задержал ее здесь экзамен! Я так рада буду, когда она покончит с ним и отдохнет.

Жалею очень, что Митя не хочет ехать — или, как он говорит, не может — для него было бы очень полезно встряхнуться, уехать отсюда... ну, всего не напишешь, Маня расскажет тебе.

Вчера вернулась Аня из Петербурга, хлопот было немало с упаковкой и отправкой движимости нашей, прожила она там около двух недель. Просила она передать тебе поклон и сказать, что второе письмо твое получила и напишет тебе скоро. Теперь будем перебираться в Москву, как только прибудут вещи, надумали жить поближе к Мите. Кочую я все это последнее время, ну, да это все пустяки...

Дорогой мой, не слишком ли много сидишь ты за работой,— это вредно для тебя, надо больше отдыхать, гулять, не забывай этого, прошу тебя.

Целую крепко дорогую Наденьку и шлю сердечный привет Е. В.3, как здоровье ее?

Обнимаю и крепко целую тебя, дорогой Володя, будь здоров, милый мой! Спешу воспользоваться случаем на вокзал.

Твоя мама

27 сентября 1908 г.

Послано из Липитино в Женеву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 4, лл. 1—3

Негатив с автографа

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Имеется в виду письмо В. И. Ленина от 17(30) сентября 1908 года, где он пишет, что хорошо бы вместе с М. И. поехать в Италию (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 254—255).

2 М. И. Ульянова готовилась к экзамену в связи с поступлением на курсы языков в Сорбонне (Париж).

3 Крупская Е. В.

128

Д. И. УЛЬЯНОВ - В. И. ЛЕНИНУ

Липитино IX.28.908.

Дорогой Володя!

Ты зовешь меня вместе с Маней попутешествовать по Северной Италии1; большое спасибо — конечно, это было бы весьма недурно, но мне не удастся. Отпуск могу взять только в ноябре и, вернее всего, поеду в Екатеринослав — отпуск только на один месяц.

В январе 909-го года мне разрешено воспользоваться трехмесячной научной командировкой — проектирую заняться в Москве бактериологией и чем-нибудь попутно еще.

Что касается всевозможных прогулок, то об этом почаще надо думать вам с Н. К и Мане, а для меня в этом недостатка нет,— уж что другое, а гуляю-то вдоволь и с ружьем и на велосипеде. Нынешнее лето изъездил на велосипеде по своему циклометру тысячу верст, из которых %-ов 70 по проселкам. Теперь и холодно и грязновато, больше с ружьем, хотя дичи здесь мало и достается не без труда.

Крепко жму руку и желаю получше отдохнуть, привет Надежде Константиновне и Е. В.

Твой Дм. Ул.

28 сентября 1908 г.

Послано из Липитино в Женеву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 36, лл. 1—2

Негатив с автографа

1 В письме к М. А. Ульяновой от 17(30) сентября 1908 года В. И. Ленин писал о том, чтобы М. И. и Д. И. приезжали в Женеву и они вместе поехали бы в Италию: «Почему бы и Мите не приехать сюда?» (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 254—255). Данное письмо Д. И. Ульянова является ответом на это приглашение.

 

129

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

20.Х.908 г.

Дорогая Анечка!

Пересылаю тебе Володино письмо по его просьбе; он удивляется, что от Мани нет ответа, поедет ли она в Италию вместе с ним.

Как ваши дела с квартирой? Трудно, должно быть, найти новую?

Как здоровье мамочки, как вы живете и чувствуете себя там?

Вчера вернулся из Хатуни — там была большая интересная операция третьего дня. В четверг, или пятницу пожалуй, придется опять ехать туда на операцию, если нет, то, может быть, приеду к вам на субботу.

Напиши, не осталось ли здесь чего-нибудь из твоих вещей, что нужно захватить с собой.

Погода прекрасная, но на велосипеде бросаю ездить из-за холода.

Пока всего лучшего.

Целую мамочку.

Твой Дм. Ул.

20 октября 1908 г.

Послано из Липитино в Москву

Ф 15, on. 1, ед. хр. 34, лл. 19—20

 

130

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Дорогая мамочка! Сегодня получила твою открыточку от 22/Х — очень рада была ей, так как давно что-то не было вестей. Очень жаль, что вам-таки придется переезжать,— хороша ли квартира-то, что-то уж очень дешево.— Я устроилась хорошо, в том же доме, где наши1, комната небольшая, но светлая, стоит 16 frs., с отоплением будет стоить 25 frs., печи еще нет, но ее на днях поставят. Обедаю пока у наших. Хожу в университет, но, по-видимому, мне не удастся быть «membre regulier»*, как хотелось бы. Оказывается, я совершенно напрасно держала французский экзамен — он не требуется, нужен только вообще 8:й класс, а вот без латыни ничего не поделаешь. Была сегодня по этому поводу у декана факультета, он советует проучиться 1V2 года — иначе-де не успеете... Посмотрю.—В общем в Женеве очень скучно, и я повела усиленную агитацию за Париж. Публика очень не прочь, и, по-видимому, решат переехать. Тогда и я переберусь.— У ушного врача еще не была, написала одной знакомой и жду ответа относительно того, когда он принимает.

В Берлине купила себе плюшевую кофточку за 16 марок 75 (пфеннигов.— Ред.) (как я уже писала) без ваты — там на вате кофт нет. Хочу дать какой-нибудь здешней швее подложить под нее вату... Пока еще тепло и в драповой...

Хожу каждый день в университет и начала уже заниматься. Наши, очевидно, никуда сейчас не поедут — тем более, что пошли дожди.

Пишите, пожалуйста, почаще, а то скучно уж очень. Был ли Митя в Москве, когда он едет. Напишу ему, вероятно, сегодня. Всего лучшего. Крепко целую.

М.

Сборник памяти Маркса2 получен. Здесь вышла новая книга Анатоля Франса — «Sur Tile de Pinguins»**3 или что-то в этом роде,— не послать ли Ане?

Позднее 22 октября (4 ноября) 1908 г.

Послано из Женевы в Москву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 2

* — «постоянным слушателем». Ред

** - «На острове пингвинов»

1 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

2 Речь идет о сборнике: Карл Маркс (1818—1883). К двадцатипятилетию со дня смерти (1883—1908). СПБ, [Кедровы], 1908. 410 стр. На обл. загл.: Памяти Карла Маркса.

3 Имеется в виду книга Анатоля Франса «Остров пингвинов». Перевод с рукописи 3. Венгровой. СПБ, «Шиповник», 1908 г. 264 стр.

 

131

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

15-ое ноября.

Дорогой Володя!1 Я видела вчера Ивана Ивановича2, возвратившегося на днях из Петербурга. Он виделся по моей просьбе с Пятницким3, который говорил и ему, что «стоит всецело» за издание книги4 в «Знании»5 и едет не позже 15-го ноября на Капри для личных переговоров. Принимая во внимание теперешние издательские условия, Иван Иванович советует мне также обождать этого ответа, каковой, по его мнению, должен быть утвердительным. Относительно того, что такие невероятные оттяжки происходят, то тот же знакомый думает, что это не к данному случаю надо отнести, а к общим порядкам указанного издательства. Так, книга его и Богданова (Курс политической экономии)6, принятая и на Капри, о которой Иван Иванович получил телеграмму от Горького с выражением согласия еще в сентябре, несмотря на то все оттягивалась, и о ней Пятницкий (с технической стороны) все еще хочет лично переговорить с Горьким. Относительно твоей книги Иван Иванович думает, что тоже техническая сторона главное (Пятницкий должен выяснить, какие издательские планы у Горького), и посоветовал мне для ускорения запросить непосредственно Горького. Я поколебалась было, не зная, будет ли это удобно при сложившихся отношениях, но все же решила запросить, чтобы положить конец волоките. Указываю на 2-месячную почти оттяжку Пятницкого и прошу известить не позже 1-го декабря: да или нет.

Пока же не знаю, что делать. Бонч предлагал написать в «Звено»7, где он знаком, просила его сделать это,— без письма же идти не имеет смысла. Приходится уж выждать еще немного. Разве попытать еще в одно издательство здесь зайти.

Книгу твою читаю (прочла около половины). Чем дальше, тем она все интереснее. Заменяю согласно твоему указанию «поповщину» «фидеизмом»; вместо «попов» ставлю «теологов». По-моему, надо основательнее все такое выкинуть, а то книга будет нецензурной. С этой целью надо заменить как-нибудь: «Луначарский даже боженьку себе примыслил» (стр. 189). Как корректурную поправку считаю, что надо перевести фамилию Cauwelaert — Ковеларт*, а не Кау, ибо такого дифтонга во французском языке нет.— Ну, а потом некоторую ругань надо опустить или посгладить. Ей богу, Володек, у тебя ее чересчур много, точно в «Победе кадетов»8. Для философской книги особенно уже пестрит ею. Иногда очень сильной метко — сравнение Чернова с Ворошиловым9 например прямо превосходно. Многие нападки на философов, их тарабарщину и т. п., хотя крайне резки и тебе за них достанется, наверное, но с твоей точки зрения последовательны и понятны. Но... «il ne font rien outrer»** (привожу одну из твоих любимых поговорок), потому что такая утрировка лишь ослабляет,— уверяю тебя. Поэтому ходатайствую, чтобы ты выбросил «Гоголевский Петрушка»10 (о Юшкевиче,— этот особенно прямо в порошок стерт и без того); выражения «трусливы» и «нечестно» (о Базарове11 и Богданове12). «Литературное неприличие» (на стр. 207). Эта фраза и по себе очень некрасива.— «Не улыбку, а омерзение»... (стр. 519). Это и с цензурной стороны неудобно и резко прямо до грубости... Пожалуйста, выкинь это «омерзение» невозможное — ведь разбор дела по существу в этой главе гораздо красноречивее.— Потом, на стр. 514... «проповеди платонической любви истасканными»... фуй, даже дописать неприятно... Ведь это же прямо неприличная фраза,— прямо обидно за литературу, что она внедряется в нее, за ту критику, которая без таких фраз так сильна и остроумна... Ты видишь, я выписала немногое из большей половины книги, но тем горячее убеждаю я тебя выпустить или изменить это немногое,— особенно два последних выражения. Не порти свою книгу — они тебе самому потом претить будут. Однако ночь на дворе, и голова совсем устала. Будем кончать. Всего лучшего. Привет всем. Жму крепко руку. Пиши.

А.

15 ноября 1908 г.

Послано из Москвы в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 25, лл. 1—2

Негатив с автографа

* если это французский писатель.

** — «не надо ничего утрировать». Ред.

1 Ответ В. И. Ленина на это письмо А. И. Елизаровой см. Поли, собр. соч., т. 55, стр. 263—265.

2 Иван Иванович Скворцов-Степанов (1870—1928) — член партии с 1896 года. Литератор-марксист.

3 См. примечание на стр. 179.

4 Имеется в виду книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

5 См. примечание на стр. 179.

6 Речь идет о книге: Богданов Александр Александрович и Скворцов-Степанов И. И. «Курс политической экономии». СПБ, «Знание», 1910 г., т. 1. Книга вышла только в 1910 году.

7 См. примечание на стр. 179.

8 Работа В. И. Ленина «Победа кадетов и задачи рабочей партии» (см. Полн. собр. соч., т. 12, стр. 271—352).

9 См. работу В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (Полн. собр. соч., т. 18, стр. 99), где дается это сравнение Чернова с Ворошиловым.

В. И. Ленин имеет в виду сравнение Чернова с литературным образом Ворошилова из романа И. С. Тургенева «Дым», типом лжеученого, начетчика. Характеристика его дана в работе В. И. Ленина «Аграрный вопрос и «критики Маркса»» (см. Полн. собр. соч., т. 5, стр. 147).

10 «Гоголевский Петрушка» — слуга Чичикова из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души». В работе В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» это сравнение оставлено (см. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 57).

11 Базаров В. (Руднев В. А. ) (1874—1939) — философ и экономист, с 1896 года принимал участие в социал-демократическом движении. В 1905—1907 годах сотрудничал в ряде большевистских изданий, вместе с И. И. Скворцовым-Степановым участвовал в переводе «Капитала» Маркса. В период реакции отошел от большевизма, пропагандировал «богостроительство» и эмпириокритицизм, был одним из главных представителей махистской ревизии марксизма.

12 Богданов А. (Малиновский А. А.) (1873—1928) — социал-демократ, философ, социолог, экономист. После II съезда РСДРП примкнул к большевикам. В годы реакции и нового революционного подъвхма возглавлял отзовистов, был лидером антипартийной группы «Вперед». В вопросах философии пытался создать собственную систему — «эмпириомонизм», разновидность субъективно-идеалистической махистской философии, резкую критику которой дал В. И. Ленин в своем труде «Материализм и эмпириокритицизм».

 

132

М. А. УЛЬЯНОВА и А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

16/XI.

Дорогой Володя!1

Давно собиралась писать тебе, но после болезни чувствовала долго слабость и не писалось. Теперь я уже совершенно поправилась и с неделю выхожу каждый день на воздух. Погода стоит прекрасная, весь ноябрь, небольшие морозы, без ветра, и я гуляю с большим удовольствием. Разрешил мне так скоро прогулки доктор, с которым познакомил нас Митя,— бывший товарищ его, которого он пригласил,— так как сам колебался поставить верный диагноз и думал, что со мной опять малярия. Доктор этот — он старше Мити и много практикует— тотчас определил мою болезнь, и только что температура спала — посоветовал мне выходить на воздух, что меня очень подкрепило.

Как порешили вы с переездом? Жду с нетерпением вестей от вас. Вчера была открытка от Мани из Парижа — ищет себе комнату на время до вашего приезда2. Жаль, что пришлось ей так поспешить с отъездом; может быть, вы раздумаете переезжать, и в таком случае лучше бы ей оставаться в Женеве и прослушать лекции вместо одного — полтора семестра. Я очень желала бы, чтобы она устроилась с вами, хоть близко от тебя, если не удастся устроиться коммуной. Ну, буду надеяться и ждать.

Мне кажется, что жаль оставлять велосипеды,— они послужат вам, а ты ведь любишь кататься, и тебе это здорово — конечно, если ездить умеренно и не потеть сильно, чтобы не простудиться — а в окрестностях Парижа, вероятно, прекрасные дороги. Митя страстный охотник ездить на велосипеде — говорил в последний приезд свой сюда, что поступил бы так: довез бы велосипед до границы, оставил бы его на время на сбережение, а потом переехал бы на нем границу. Не знаю, удобно ли поступить так?

Крепко обнимаю и целую тебя, дорогой мой, будь здоров, не утомляйся слишком работой и гуляй больше. Ждем письма от тебя. Привет и поцелуй Наденьке и Е. В.

Твоя мама

Приписываю наутро пару слов к маминому письму. Пятн.3., привлекаемый уже по 9 процессам, составляет теперь, оказывается, при каждом новом условии на издание договор нотариальный, что отвечает в случае суда за содержание книги сам автор. Такой договор составил он с И. И.4 Хорошо было бы, если бы в данном случае он возложил ответственность прямо на автора, но И. И. думает, что так его не проведешь и он будет искать ответственное лицо по сю сторону досягаемости.

Термин «реализм», который ты отбрасываешь так просто, принят ведь еще древнегреческой философией в отличие от идеализма или номинализма, и потому, понятно, все еще встречается в философии.

Спешу отправить письмо и дочитывать твою книгу5. Поэтому до свиданья!

Твоя А.

Так вы переезжаете окончательно в Париж? Когда? Счастливого пути и лучших условий жизни.

16 и 17 ноября 1908 г.

Послано из Москвы в Женеву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 4, лл. 4—7

Негатив с автографа

 Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Письмо М. А. Ульяновой является ответом на письмо В. И. Ленина от 4(17) ноября 1908 года (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 259—260).

2 В. И. Ленин и Н. К. Крупская переезжают из Женевы в Париж 1 (14) декабря 1908 года.

3 Пятницкий К. П.

4 Иван Иванович Скворцов-Степанов.

5 Имеется в виду книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

 

133

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

m-lle Marie Oulianoff. 24. Rue Beannier. 24
Paris (XIVme) France. Франция, Париж

25/XII.08.

С праздником, дорогая моя Марусечка! Хотя, положим, для тебя теперь они прошли, а когда получишь эту открытку, пройдут и русские. Сегодня мы зажигали елку нашему малышу1...

26-ое. Дописываю сегодня утром. Получили твое письмо. Посылку мы тебе отправили, а на днях, как только откроют почту, пошлем башмаки. Я их не ношу. Предлагала ведь тебе их осенью! Надо было и их заказать, как одеяло. Очевидно, потерялось твое письмо, где ты просила послать что-то. Очень жалко. Повтори. Хотя мы не хотим ждать и (хотим.— Ред.) послать тебе башмаки скорее. Да, ты просила адрес адвоката, вот он: Бутиковский пер., д. 12, кв. 4. Будет ждать обстоятельного изложения дела. Пока целую крепко.

Поцелуй Надю. Привет Ел. Вас. Володе жму руку. Корректур2 еще не было. После рождества хотят жарить усиленным маршем. Напиши же обстоятельное письмо! Мама здорова.

Целую за обеих.

Твоя А.

Деньги пошлем тебе, верно, только 2-го января, потому что касса сберегательная закрыта. Ничего?

25 и 26 декабря 1908 г.

Послано из Москвы

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 25

1 Возможно, речь идет о сыне М. Ф. Владимирского — Коле.

2 Имеются в виду корректуры книги В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

 

1909

134

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Анне Ильиничне Елизаровой.
Оболенский переулок, д. 5/7, кв. 30
в Хамовниках. Москва. Russie

1/II — Париж.

Сейчас, милая Аня, В.1 занес мне твою закрытку от 15 января. Что это мама все хворает? Это нехорошо. В. просил сообщить, что статья о Чернышевском2 будет послана в Петербург в другой сборник и тебе ее ждать не следует.— Заменила ли «поповщину» «шаманством»3. Вхожу во вкус Парижа. Опера «Монна Ванна»4 плохая. Попали неудачно. Чувствую себя не дурно. Писал уже много. Будь здорова. Привет маме и Мите и самые лучшие пожелания. Будь здорова. Крепко тебя целую.

Твой М. Е.

19 января (1 февраля) 1909 г.

ф. 13, on. 1, ед. хр. 228, л. 5

1 Ленин В. И.

2 Речь идет о рукописи В. И. Ленина «Добавление к § 1-му главы IV. С какой стороны подходил Н. Г. Чернышевский к критике кантианства?», которая была послана В. И. Лениным Д. И. Елизаровой во второй половине марта 1909 года, когда книга «Материализм и эмпириокритицизм» была уже в печати. В письме сестре Ленин писал по поводу этого добавления: «Посылаю добавление. Задерживать из-за него не стоит. Но если время есть, пусти в самом конце книги, после заключения, особым шрифтом, петитом например. Я считаю крайне важным противопоставить махистам Чернышевского» (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 284).

Рукопись успела дойти и была помещена в конце книги «Материализм и эмпириокритицизм» (см. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 381—384).

3 В. И. Ленин в письме А. И. Елизаровой от 26 октября (8 ноября) 1908 года писал: «...если бы цензурные соображения оказались очень строги, можно было бы заменить везде слово «поповщина» словом «фидеизм» с пояснением в примечании («фидеизм есть учение, ставящее веру на место знания или вообще отводящее известное значение вере»). Это на случай — для пояснения характера уступок, на которые я пойду» (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 256—257).

Позднее в письме сестре В. И. Ленин предлагал заменить слово «поповщина» словом «шаманство», что видно из ответа А. И. Елизаровой ему в письме 27 января 1909 года.

4 Французская опера Феврие Анри, написанная по одноименной пьесе бельгийского писателя М. Метерлинка. Первая постановка оперы «Монна Ванна» была в Париже 13 января 1909 года.

 

135

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

M-r VI. Oulianoff. 24. Rue Beannier. 24
Paris (XIV me) France. Франция, Париж

27-ое января.

Дорогой Володя! Сейчас получила твое письмо с поправками и приписываю к своему неотправленному. «Шаманство» уже запоздало. Да разве оно лучше? Хорошо, буду подпускать немного «поповщины»,— хорошо, что предупредил.

Относительно шрифта подзаголовков у меня вышла, кажется, ошибка: просила набрать курсивом оглавление глав, а надо бы подзаголовков,— прошу теперь изменить, да уж не знаю, не поздно ли. Кажется, первые листы сданы уже в печать. Посылаю исправленные корректуры в гранках. Извини, что так мажу,,— очень спешу.

Мамочке сегодня опять лучше, и температура и аппетит.

Ты прав, что зима выдалась мне тяжелая; много подбавляет Митя и беспокойство о нем.

Жму крепко руку.

Пиши твоей А.

27 января 1909 г.

Послано из Москвы

Ф 13, on. 1, ед. хр. 26, лл. 1—2

Негатив с автографа

 

136

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка! Я вчера сложилась и хотела выехать с вечерним поездом, Володя убедил дождаться ответа на телеграмму. Теперь не знаю, что делать, ждать ли твоего письма или нет. Очень беспокойно, все равно ничего не могу делать и обидно, что не могу помочь тебе. Ты, верно, совсем с ног сбилась. Верно, дождусь все-таки воскресенья, когда от тебя может быть письмо, а ты, дорогая, дай мне, пожалуйста, телеграмму сейчас же, как только маме не будет лучше или нужно будет помочь тебе.— Буду ждать вестей с большим нетерпением.

Марк говорит, что я неверно передала тебе, что он не скучает, а главное считает неудобным ехать до 22/II. Впрочем, он, верно, сам писал тебе.

Крепко целую тебя и мамочку.

Пиши, дорогая, скорее.

Твоя М.

6(19) февраля 1909 г.

Послано из Парижа в Москву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, л. 13

 

137

М. И. УЛЬЯНОВА и М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

26/II.

Дорогая Анечка! Сейчас получила письмо твое от 8-го — большое спасибо тебе за него, дорогая!

Ты пишешь, что у мамы утром была нормальная температура, а вечером разве все еще поднимается? Был ли еще раз Титов1?

Марк собирается ехать завтра, а я уж решаю остаться, хотя надежды сдать экзамен у меня очень мало. Последнее время мало занималась, теперь придется приналечь. Много приходится читать, особенно если ладить сдать экзамен в Alliance2, надо знать литературу за 3 века. Приходится читать и из новой литературы, чтобы привыкать к языку. Атмосфера здесь теперь очень тяжелая, Володины предположения относительно раскола оправдываются, если уже не оправдались. Начата война против А. А. 3 и Ник-ча4. Ну, да Марк тебе расскажет подробно всю эту грязь. Просят уговорить приехать Шпицбутена5. Володя собирался уехать на Средиземное море, чтобы отдохнуть, но, конечно, не уехал. Отдыхает здесь, гуляет много, ложится спать с петухами, берет каждый день ванну, которая на него очень хорошо действует...

Начала писать утром, потом пошла с Марком в палату депутатов, осталась там дольше, чем он, а когда вернулась домой, застала Володю с чемоданом у двери — решил ехать в Ниццу на 10 дней! Я очень рада, там хорошо, говорят, розы цветут, купаться можно.

А я-то давно собираюсь тебе цветов послать, да все то то, то другое мешает... Устала ты, верно, бедненькая? Как бы хорошо вам с мамой в Крым поехать.

Крепко-крепко целую мамочку и тебя. Пиши почаще, пожалуйста.

Бедная С. Н.— неужели у Тани туберкулез? И В. Ив. болен 6?

А поправился ли маленький Коля7?

Еще раз до свидания!

Завтра и Марк уезжает, как пусто будет... Он мне доставил здесь много удовольствий.

Шляпу посмотрю завтра*.

Твоя М.

Сейчас, милая Аня, иду от Мани домой, опущу это письмо и напишу тебе большое. Я только что вернулся с вокзала, проводил Володю в Ниццу. Убеждал его побыть там подольше.

Прощай! Целую тебя.

Твой Марк

13(26) февраля 1909 г.

Послало из Парижа в Москву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 14—15

* Сейчас получила открытку твою, дорогая Анечка. Деньги мне Марк дал 160 fr. Теплое одеяло брать не хочет — предлагала. Шляп соломенных мало. Если найду что-нибудь подходящее, куплю.

1 Пo-видимому, имеется в виду врач.

2 Alliance Franqaise — общество, основанное в Париже в 1883 году с целью расширения влияния Франции за границей, путем распространения знаний французского языка и культуры. В 1893 году Alliance создал в Париже специальные курсы для изучения французского языка как во Франции, так и за границей.

3 Богданов А. (Малиновский А. А.) (см. примечание на стр. 186).

4 Никитич — Красин Л. Б. (Николаев) (1870—1926) — профессиональный революционер, впоследствии видный советский государственный деятель. В 1890 году член социал-демократического кружка М. И. Бруснева в Петербурге. В 1894 году был арестован, а затем сослан на 3 года в Иркутск. После II съезда РСДРП примкнул к большевикам, был кооптирован в ЦК партии, где некоторое время занимал примиренческую позицию по отношению к меньшевикам. В 1908 году эмигрировал за границу. Некоторое время входил в антипартийную группу «Вперед».

5 О ком идет речь, установить не удалось.

6 Речь идет о родственниках С. Н. Смидович.

7 Имеется в виду сын М. Ф. Владимирского.

 

138

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

8/III.

Дорогая Анечка! Сейчас получила твою открытку от 19/11 — страшно рада была ей. Беспокоюсь все очень за мамочку и, когда долго нет вестей, места себе не нахожу. Нет охоты ни за что браться... Очень рада, что маме хоть немного получше.— Володя должен приехать не сегодня завтра, пишет, что хорошо отдохнул. Жаль, конечно, что так мало пробыл, но уговорить его остаться на дольше было бы невозможно, я, собственно говоря, не надеялась, что они неделю-то там высидит. Нервный он стал очень.

У меня все по-старому, живется в общем хорошо, за мной все (т. е. Е. В. и Надя) очень ухаживают, хотя я им доставляю немало возни с обедом в разное время, если лекции начинаются рано.

Приехала сюда Августа1, но я ее еще не видела. На днях должен приехать и папаша2 маленького Коли, который, говорят, очень скучал в Женеве. Лидия3 пишет об Апполинарии Ал.4, что дела ее очень плохи — в мокроте нашли массу коховских бацилл*. Она живет теперь около Мустомяк в пансионе. Писала недавно Зине5, что t° нормальная, но убавилась в весе на 3 ф. Скучает там очень. Жаль ее страшно. Понедельник у меня самый трудный день — много беготни, поэтому пишу наспех.

Марку привет, он, верно, уже у вас? Жаль, что не купила соломенную шляпу тебе. Но, во-1-х, он не очень охотно брал, а во-2-х, я что-то побоялась выбрать на свой вкус — очень уж теперь безобразная мода на шляпы, на мой взгляд, а старомодную посылать не стоило.

Крепко целую тебя, и мамочку, и Митю.

Все кланяются. М.

О корректуре Володя напишет сам.

23 февраля (8 марта) 1909 г.

Послано из Парижа в Москву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 16—17

* Доктора находят ее чуть лн не безнадежной.

1 Августа Павловна Невзорова — сестра Зинаиды Павловны Невзоровой-Кржижановской.

2 Имеется в виду Владимирский М. Ф. (см. примечание на стр. 174).

3 Лидия Михайловна Книпович (см. примечание на стр. 170).

4 Апполинария Александровна Якубова (Куба, Лирочка) (1870— 1917) — участница социал-демократического движения с 1893 года, позднее видная представительница «экономизма». Входила в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса».

5 Зинаида Павловна Невзорова-Кржижановская (см. примечание на стр. 102).

 

139

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

Rekommandee m-r VI. Oullianoff.
24. Rue Beannier. 24 Paris (XIVme) France.

Заказное.
Франция, Париж.
В. Ульянову

7-го марта.

Дорогой Володя!1 Возвращаю тебе согласно твоей просьбе добавление, которое придется поместить уже в конце книги, так как IV глава не только сверстана, но сдана уже в печать.

Одновременно с ответом отправляю сверстанные 19 и 20-ые листы.

Да, книга страшно запаздывает! Ходила вчера лично беседовать об этом с издателем, но его не застала; обещали сегодня прислать сверстанный 21-ый лист и 2-ую корректуру, дальше и ничего нет! Печатают в самой большой здешней типографии— Суворина2 и все-таки затяжка. Передала твою большую просьбу выпустить скорее книгу; просила об этом раньше и сама.

За мной задержки нет. В первых листах, когда мама была сильнее больна, я не исполняла иногда в срок корректурные правки, но теперь всегда аккуратно приготовляю их, а они вот заставляют ждать.

Пожалуй, из-за почтово-телеграфной забастовки3 ты поздно получишь это письмо. Да и от вас давненько нет письма. Мамочке получше. Понемногу она встает и выходит в столовую. Вот и сейчас лежит здесь на Митиной кровати, просит поцеловать вас, собирается написать сама.

Смягчения в рукописи я делала, руководствуясь твоими указаниями: ты писал, что по отношению к Богданову4 и Базарову5 можно смягчить, а по отношению к другим я ничего не изменяла. Протестую против того, что на Москву жертвуется лишь 4 авторских экземпляра. Ты писал: пусть бы экз. 50 авторских дал издатель. Я выторговала 100 — ergo: 50 мои — so? Entendu?

Ну, до свидания! Спешу очень, чтобы сдать на почту до 7-ми часов. Целую Маню и Надю и жму твою руку.

Твоя А.

7 марта 1909 г.

Послано из Москвы

ф. 13, on. 1, ед. хр. 27, лл. 1—3

Фотокопия с автографа

* — следовательно. Ред.

** — так? Ред.

*** — Договорились? Ред.

1 Письмо является ответом на письмо В. И. Ленина от 24 февраля (9 марта) 1909 года (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 277—279). В свою очередь В. И. Ленин отвечает на публикуемое письмо (см. там же, стр. 284).

2 Суворин А. С. (1834—1912) — реакционный журпалист и издатель.

3 Почтово-телеграфная забастовка во Франции продолжалась с 15 по 23 марта 1909 года.

4 Богданов А. (см. примечание на стр. 186).

5 Базаров В. (см. примечание на стр. 186).

 

140

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка!

Сейчас получила твое и Марково письмо от 2(15)/III, по случаю забастовки1 шли они целую вечность. Марку я уже писала в Сызрань, так как он ведь собирался, кажется, раньше туда отправиться, теперь не пишу на вас, потому что думаю, что мое письмо его не застанет. Хорошо, что он здесь пожил. Мне первое время по его отъезде часто хотелось свернуть в его уличку, идя из Сорбонны2, как делала это раньше. И повидала я благодаря ему много, чего бы без него не видела, так что в этом отношении мы квиты.— Володя отправил тебе сегодня два письма3, кажется, сейчас собирается писать третье!.. Кому это ты хочешь раздать так много экземпляров в Москве — патриотка ты эдакая московская! Чай бы хватило штук 10— 15*? Нет? Мало?

Сняться я никак не могу собраться — все что-нибудь мешает. Жду с нетерпением, когда, наконец, пройдет моя учеба, хоть и интересна она с одной-то стороны... С Сеньобосом4, например, договорилась, что приготовлю ему к экзамену какой-нибудь вопрос по социализму во Франции. Думаю взять синдикализм, но времени читать совсем нет. Одна надежда на пасхальные каникулы, но это только две недели. Зато за это время буду уже совершенно свободна.

Крепко-крепко поцелуй за меня мамочку, жду с нетерпением письма от нее.

Володя сейчас сияет по случаю приезда своего друга- приятеля5. Вообще он все же отдохнул в Ницце и стал веселее. Недавно выступал с большим успехом.

Ну, надо кончать. Привет всем. Целую тебя крепко. Напиши как-нибудь побольше.

Твоя М.

11(24) марта 1909 г.

Послано из Парижа в Москву

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 18—19

* C’est mon avis, a moi. (— Это мое личное мнение. Ред.)

1 См. примечание на стр. 195.

2 Сорбонна — старейшее учебное заведение в Париже. Основано в 1253 году по почину Р. Сорбона (Sorbon). С 1852 года Сорбонна входилав состав Парижского университета. В настоящее время Сорбонна является крупным культурным и учебно-научным центром Франции.

3 Одно из этих писем, по-видимому, то, в котором В. И. Ленин пишет, что согласен 50 экземпляров книги «Материализм и эмпириокритицизм» отдать в распоряжение А. И. Елизаровой (см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 284).

4 Сеньобос (Seignobos) Шарль (1854—1942) — французский буржуазный историк либерального направления, профессор Сорбонны.

5 Возможно, речь идет о Ленгнике Ф. В. (1873—1936) — члене партии с 1898 года.

 

141

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

19-ое марта.

Дорогой Володя!1 Сегодня я отправила тебе сверстанные 20-ый (с диаграммой) и 21-ый листы, а также чистые листы

9-18-ый. Это уже окончательно напечатанные листы.

Типография по каким-то соображениям ставит: «корректура». Вставила, как увидишь, в 20-ый лист поправки, кроме примечания о Рамсэе2, которое поставлю к 837-ой странице. Каюсь, что не вставила его в гранки, а теперь пришлось бы переверстывать 2 листа для этого...— Стр. 802а и 802б вставила.

Относительно выхода книги приходится сказать с сокрушением, что к пасхе она не выйдет, как ни мало осталось, ибо во вторник на следующей неделе работы в типографии кончаются. Насела на издателя. Он очень смутился — «1st ganz krumm geworden, der Herr Krummbugel, und noch roth dazu»*,— сказала я маме. Тюря он порядочная! Напомнила я ему, с какой самоуверенностью он несколько раз говорил мне: «что Вы беспокоитесь, книга выйдет к сроку**  — 21».— Теперь говорит, что типография его надула. Плохо, что я не могу прямо в типографию обращаться, а приходится действовать через этого тюрю. Не стоит, по-моему, прощать ему недоимку. О ней я ему не сказала еще, однако, а сказала только: сразу и деньги нужны наконец — чтобы получить их до своего отъезда. Он согласился, что задержка по его вине, и сказал, что в понедельник даст мне деньги. Как их тогда послать? Почтой прямо на тебя? Можно именным чеком в заказном письме; или с знакомым, который поедет 25-го? Можно, пожалуй, чеком?

Ужасно мне обидно, что затянулась так книга! Настаивала и вчера и сегодня, чтобы двинули скорее набор остального, чтобы я по крайней мере в гранках просмотрела все. А там придется уже, пожалуй, попросить писателя3, как ни досадно мне, что не смогу кончить сама. На пасху мы думаем тронуться с мамой в Крым, если ее здоровье позволит это. Ждем еще Марковых билетов, хотя если их не отсрочат, то все равно купим.

Мамочка за эту неделю заметно поправилась и 3 дня выходит уже понемногу на воздух (больше сидит на стуле перед крыльцом).

Раньше она была слаба, чтобы ехать, а теперь надо было бы двигаться уже скорее, чтобы попользоваться южной весной. На будущей неделе ждем Марка из Сызрани, он поможет нам собраться, а потом будет искать себе занятия. На Митю надежды плохие. Потом товарищ — врач — зовет его в Саратов, есть там некоторые шансы устроиться санитарным врачом. Очень хорошо было бы, если бы это удалось, и полезно ему, конечно, съездить.

Относительно книги постараюсь сделать на этих днях все, что смогу. Ты меня, верно, клянешь, нуда кто ж его знал, что так выйдет.

Постарайся уже теперь подождать — спокойнее — в 1-х числах апреля, вероятно, выйдет.

Пока, до свидания! Жму крепко руку и целую Маняшу и Надю.

Твоя А.

19 марта 1909 г.

Послано из Москвы в Париж

ф. 13, on. 1, ед. хр. 27, лл. 6—7

Фотокопия с автографа

* —«Совсем скривился господин Крумбюгель и даже покраснел». Ред.

** Еще на третьей неделе поста уверял меня, что книга выйдет через неделю.

1 Ответ В. И. Ленина см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 287—289.

2 Речь идет о примечании об Уильяме Рамсэе в книге В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (см. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 331-332).

3 Имеется в виду И. И. Скворцов-Степанов.

 

142

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

m-r Wl. Oulianoff.
24. Rue Beannier. 24
Paris (XIVme) France.

Франция, Париж 2-ое апреля.

Дорогой Володя!1

Вчера получила твое письмо от 8/IV и пошла переговорить с издателем. Типография, оказывается, начнет работать с сегодняшнего дня, и сегодня утром он обещал поехать переговорить и поторопить и хотел сообщить мне о результате сегодня. Но так как до сих пор известия еще нет, то отправляюсь сейчас сама. Прямо в типографию еще не ходила; если сегодня ничего не выяснится, пойду завтра.

Список опечаток составляю. Недостает у меня к 13-му листу. Разве их вовсе нет? Но этому я боюсь верить. Я проверю, конечно, сама по гранкам, но если у тебя есть — пришли.— Настаиваю усиленно, чтобы мне хотя бы гранки послали все, чтобы все вставки сделать, а сверстанные поручить бы уже писателю2. Ехать мы думаем числа 7—8. Пишите до тех пор. На днях напишу опять. Пока жму руку. Мама целует, чувствует себя недурно. Целую Маню и Надю. Привет.

Твоя А.

2 апреля 1909 г.

Послано из Москвы

ф. 13, on. 1, ед. хр. 28, лл. 1—2

Негатив с автографа

1 Письмо А. И. Елизаровой является ответом на письмо В. И. Ленина от 26 марта (8 апреля) 1909 года, где он пишет, что «мне дьявольски важно, чтобы книга вышла скорее. У меня связаны с ее выходом не только литературные, но и серьезные политические обязательства» (см. Поли, собр. соч., т. 55, стр. 289—290). В. И. Ленин торопился с изданием книги «Материализм и эмпириокритицизм» потому, что в июне 1909 года предстояло совещание расширенной редакции газеты «Пролетарий» (фактически Большевистского центра), на котором должен был произойти решительный бой с Богдановым и его сторонниками.

2 Имеется в виду И. И. Скворцов-Степанов.

 

143

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ

10-ое апреля.

Дорогой Володя! Пишу в вагоне — потому карандашом. Вчера вечером выехали, наконец, с мамой на юг. Мама чувствует себя хорошо. Едем в 1-м классе и со всем комфортом.

Хотела написать тебе вчера, но за возней не успела: пришлось укладывать весь дом, так как квартиру мы пересдали и все отправляем в склады.

В типографии снова, несмотря на все обещания, надули: рабочие и в понедельник не принялись правильно работать. Поэтому мне прислали лишь гранки от 810—867 стр. рукописи, которые (без моих исправлений) я послала и тебе. Вклеила вставку к стр. 812 и примечание о Рамсэе1 к 837-ой. Остальные мелкие примечания передала Леониду Сергеевичу Перес2, который взялся прокорректировать оставшиеся 3—4 листа и наблюсти за внесением моих исправлений в сверстанные листы. Переговоры я вела с ним в квартире Ив. Ив.3, который взял на себя авторскую корректуру. Так что надеюсь, что все выйдет хорошо и, весьма вероятно, лучше, чем у меня, так как моя корректура этой книги сильно подгуляла.— Обещал Леонид Сергеевич присмотреть и за скорейшим выходом книги. (Метранпаж обещал выпустить ее к 15-му, но я думаю, что надует.)

Обращаться тебе надо теперь к Леониду Сергеевичу Перес,— Кузнецкий мост, книжный магазин «Образование» — или к Ивану Ивановичу Скворцову,— Большая Пресня, д. № 42, кв. 8,— Все*, имеющее более спешный характер, направляй по первому адресу, ибо это передастся скорее. Я передала ему все остальные добавления, в числе их и последнюю большую вставку к стр. 879.— Он не специалист-корректор и языков не знает (немецкий немного), но Ив. Ив. рекомендовал его. При книжном деле он состоит уже давно. За труд свой он назначил по 4 р. с листа,, а с корреспонденцией тебе и остальными хлопотами в 25 р. Я предлагала ему больше, но он отказался. 10 р. я передала ему — остальные он хотел получить с издателя. Издателю я передала твой текущий счет, на который он обещал выслать через неделю по выходе книги 1400 р. (200 из них неустойки) — то, что уплатит корректору и потратит на пересылку авторского экземпляра книги,— я дала ему адрес. За точностьюобещал присмотреть Перес — по телефону всегда может переговорить.— Кажется, все.

Список опечаток (abime, durschob4) для листов, по 21 включительно, я составила и отдала в типографию. Также оглавление этих листов.

Ну, как же вы живете? Жалею очень, что С. П.5 не приехал вчера, как его ждали, и я не могла расспросить его о вас. Пишите теперь: Ялта, до востребования, пока не дам адреса. Послезавтра утром будем в Севастополе, а оттуда морем, если оно не будет бурно, или лошадьми (последнее, боюсь, утомительно будет для мамы: 85 верст) в Ялту.

Ну, до свиданья! Пишите! Mes saluts a tout le monde et mes souhaits pour votre jour de naissance !**

Votre A.

10 апреля 1909 г.

Послано в Париж по дороге из Москвы в Крым

ф. 13, on. 1, ед. хр. 29, лл. 1—2

Негатив с автографа

* да, вернее, пожалуй, все вообще.

** — Привет всем и мои пожелания к вашему дню рождения! Ред.

1 См. примечание на стр. 198.

2 Леонид Сергеевич Перес — социал-демократ, большевик. Работая в книжных магазинах, Перес был связан с И. И. Скворцовым-Степановым и Крумбюгелем.

3 Иван Иванович Скворцов-Степанов (см. примечание на стр. 185).

4 Речь идет о типографских дефектах.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

 

144

М. А. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ

10/4.

Дорогой Володя!

Поздравляю тебя со днем рождения, дорогой мой; будь здоров весь следующий год и не было бы у тебя таких неудач и неприятностей с твоей литературной работой, как нынешний год. Пишу тебе с дороги, выехали вчера в 9 ч. вечера. Очень рада, что выбралась наконец из Москвы, где я проболела почти всю зиму и где я совсем не могла пользоваться хорошим воздухом по случаю постоянного ненастья. Поместились мы с Аней очень хорошо, едем с комфортом в первом классе. У Ани был билет бесплатный, выписанный ей еще Марком из Нерчинска, а чтобы нам помещаться вместе, доплатили мы для меня разницу между первым и вторым, и удалось нам даже поместиться в отдельном купе. Здоровье мое почти совсем восстановилось, только ноги огорчают меня — все еще слабы: пройдусь совсем медленно шагов 20 и должна отдохнуть, посидеть. Доктора говорят, что это обычное последствие тяжелой болезни, особенно у старых людей. Ну, теперь приближаемся к югу с каждым днем, надеюсь, будет теплее, это приятно, я стала очень зябкая. Как приедем в Крым и устроимся — напишу вам и сообщу наш адрес, будем ждать вестей от вас. Передай привет и поцелуй от меня всем твоим. Мане напишу уже по приезде.

Прощай, дорогой мой, будь здоров! Собираетесь ли на север Франции, где мы пожили вместе несколько лет тому назад?1 Мне очень нравилось там.

Крепко обнимаю.

Твоя мама

10 апреля 1909 г.

Послано в Париж по дороге из Москвы в Крым

ф. 11, on. 2, ед. хр. 4, лл. 8—9

Негатив с автографа

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Летом 1902 года Мария Александровна в сопровождении Анны Ильиничны отдыхала на севере Франции в деревне Логиви на берегу моря. Вместе с ними некоторое время отдыхал Владимир Ильич, приезжавший из Лондона, где в то время он жил.

 

145

М. А. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ

25/4.

Дорогой Володя!1

Вчера получила письмо твое от 27-го, очень рада была иметь вести от тебя. Мы устроились здесь хорошо. Из Севастополя доехали сюда прекрасно на лошадях (65 верст), дорога меня нисколько не утомила, напротив, это была очень приятная поездка. На полдороге у Байдарских ворот останавливались на 1 1/2 часа, чтобы дать отдохнуть лошадям. Тут я в первый раз увидела море и с удовольствием погуляла по берегу. Устроились мы здесь хорошо, и погода стояла совершенно летняя эти две недели; днем было даже жарко. Со вчерашнего дня заморосил дождь и подул сильный ветер с моря. Комната у нас удобная и большой балкон, где я провожу почти весь день; солнце показывается там только утром до 11 часов. Море точно совсем близко от нас, и вид очень красивый. Есть и садик при доме, и я ограничиваюсь этим, в дальние прогулки не пускаюсь, только раз ездила с Аней на берег моря и просидели там часа 2, это была прелестная прогулка, но подниматься к нам надо по крутой горе, и это пока не по моим силам. Аня ходит туда часто с нашими хорошими знакомыми, Луначарскими2, которые поселились с нами на одной даче.

Очень приятно было видеть из твоего письма, что и вы гуляете иногда и что окрестности Парижа хорошие, но эти прогулки, вероятно, редкие, а Маня все сидит и зубрит и все волнуется, что не выдержит экзамен... Мне кажется, зачем ей спешить с экзаменом, раз она чувствует, что плохо подготовлена, смущает ее учительница ее, не зная мнительного характера Мани. Она раньше еще писала мне, что в один год трудно подготовиться. Я боюсь, что такие усиленные занятия плохо повлияют на ее здоровье, особенно после продолжительной и упорной болезни уха... и рада была бы услышать, что она откладывает экзамен и отдыхает лето, но она пишет, что соскучилась обо мне и спешит вернуться. Говорила ли она тебе о моих планах на осень? Я тоже соскучилась о вас и очень желала бы повидать вас. Думаю ехать в конце лета в Париж: поселимся с Маней в комнате, по возможности ближе к вам, и она может тогда, не переутомляясь, готовиться. Ведь ей необходима еще практика, она совсем не говорит по-французски, все боится делать ошибки — это очень жаль! Поговори с нею об этом, дорогой мой!

Шлем привет всем вам, будьте здоровы! Крепко обнимаю и целую тебя, милый, дорогой Володя.

Твоя мама

P. S. Вчера получили письмо от Марка: хлопочет в Питере о каком-нибудь занятии, но пока ничего не предвидится. Не известно, где он устроится...

Алупка, Ялтинская ул., дача Никольской3.

25 апреля 1909 г.

Послано из Алупки в Париж

ф. 11, on. 2, ед. хр. 4, лл. 10—13

Негатив с автографа

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Ответ В. И. Ленина 8(21) мая 1909 года см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 290—291.

2 Возможно, имеются в виду Луначарский А. В. и его жена Анна Александровна Богданова — хорошие знакомые семьи Ульяновых.

Луначарский А. В. (Воинов) (1875—1933) — социал-демократ, профессиональный революционер, впоследствии видный советский государственный деятель.

3 Адрес записан М. И. Ульяновой, по-видимому, при получении письма, так как она в это время жила тоже в Париже.

 

146

М. И. УЛЬЯНОВА - М. Т. ЕЛИЗАРОВУ

Дорогой Марк!

Спасибо тебе за письмо, очень рада была ему. Прежде всего скажу тебе, что ты совершенно напрасно чувствуешь себя «виноватым», да еще «зело» перед Володей1. Сам-ский2 мусье давно здесь. Это настолько свой человек, что много распинаться с ним и не нужно было. И раз он сказал, что заедет сам к врачу — ясно, что тебе туда ехать незачем было. Он и заехал и обделал все, что можно было. Так что тебя совсем напрасно совесть мучит — скажи ей3, что она может успокоиться вполне и всецело.

А я после экзаменов опять заболела. Случился со мной так называемый аппендицит, т. е. воспаление какого-то там отростка слепой кишки. Врачи говорят, что это осложнение, вероятно, после брюшного тифа хроническое, а теперь обострившееся*. Припадок на этот раз был небольшой, даже без повышения температуры. Присуждена теперь к лежанию или к небольшому передвижению по комнате, но скоро, вероятно, смогу уже выходить. Тогда поеду к морю отдыхать. А потом, может быть, сделаю себе операцию. Она пустая, и здесь, за границей, ее проделывают очень быстро и ловко. Ни маме, ни Ане, вообще никому, пока на то не будет моего разрешения, чтобы не разошлось, ты пока ни слова не говори о моей болезни. Я не хочу пока их беспокоить зря, тем более, что мне теперь лучше, а если подумываю об операции, так, чтобы застраховать себя от возможности повторения новых припадков. Ну, да там еще видно будет.— С Володиными книгами — недоразумение. Они действительно были ему пересланы все, за исключением 2—3 (вроде III т. «Капитала» на немецком языке), застрявших между нашими книгами. Но где же их искать! — подождет,— Вчера получила письмо от наших. Собираются после 14/VI уезжать из Крыма, но куда — еще не решили. Мама пишет, что ей хотелось бы на север. Почему бы вам всем вместе не устроиться, хотя временно, в Саблине? Получила на днях от самарского стихотворца, твоего знакомого, несколько его напечатанных стихотворений с надписью «на добрую память» — передай ему мою благодарность, если увидишься с ним. Прислал и ненапечатанные стихи, но навряд их напечатают.

Ну, пока до свидания. Жму крепко руку и желаю всяких благ. Пиши.

Твоя М.

1(14) июня 1909 г.

Послано из Парижа в Петербург

ф. 14, on. 7, ед. хр. 226, лл. 7—3

* По всей видимости, от велосипеда или от переутомления.

1 Ленин В. Я.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 По-видимому, надо читать: «ей — совести».

 

147

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

24/VI.

Дорогая Анечка!

Спасибо за письмо. Давно собиралась цаписать тебе побольше, да как-то энергии нет писать, когда письма пропадают. А, очевидно, письмо, где я описывала свои экзамены, пропало. А теперь уж не хочется повторять, все уж это как-то далеко отошло... Дорого мне все же стоил мой certificat*, заниматься приходилось много, но когда получила его, чувство было очень приятное, что чего-нибудь да добилась. С ним, вероятно, удастся получить место учительницы, только вот практика у меня для этого хромает, но я надеюсь подогнать ее за лето. Собираемся ехать во французскую колонию на берег моря. Вернее всего в Вандею, потому что в Бретани, говорят, бывают сильные ветра и море очень шумит — наши дамы этого не переносят. — Но пока еще ничего не решено у нас. Да сейчас и не стоит ехать — погода скверная, страшные ветра и дожди.

За последнее время здесь произошел один очень интересный факт — это выход Жоржа1 из редакции «Голоса»2. Главная причина — его несочувствие «ликвидаторству», которому эта редакция явно мирволит, но повлияла немало и философская работа Ильина3. Так что мы накануне великих событий и новых расслоений... Написала бы побольше, да не знаю, застанет ли тебя это письмо — вы ведь собирались уезжать. Куда? Решили ли?

В прошлом письме писала, что была нездорова, теперь почти здорова, прекращаю свою диету и перехожу понемногу на здоровое положение.

Крепко целую тебя и мамочку. Желаю хорошо устроиться на вторую половину лета.

Твоя М.

Пишите скорее.

11(24) июня 1909 г.

Послано из Парижа в Алушту

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 22—23

* - диплом

1 Речь идет о Плеханове.

Плеханов Г. В. (1856—1918) — выдающийся деятель русского и международного рабочего движения, первый пропагандист марксизма в России. После II съезда РСДРП Плеханов стал на позиции примиренчества с оппортунизмом, а затем примкнул к меньшевикам. В период революции 1905—1907 годов по всем основным вопросам стоял на меньшевистских позициях. В годы реакции и нового революционного подъема выступал против махистской ревизии марксизма и ликвидаторства, возглавлял группу «меньшевиков-партийцев».

2 Имеется в виду «Голос Социал-Демократа» — газета, заграничный орган меньшевиков; выходила с февраля 1908 по декабрь 1911 года сначала в Женеве, затем в Париже. Редакторами ее были: П. Б. Аксельрод, Ф. И. Дан, Л. Мартов, А. Мартынов и Г. В. Плеханов. С первого номера «Голос Социал-Демократа» встал на защиту ликвидаторов, оправдывая их антипартийную деятельность. В декабре 1908 года Плеханов вышел из редакции, осудив ликвидаторскую позицию газеты, и возобновил издание «Дневника Социал-Демократа» для борьбы против ликвидаторов. «Голос Социал-Демократа» после выхода из редакции Плеханова окончательно определился как идейный центр ликвидаторов.

3 Речь идет о работе В, И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

 

148

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

11/VIII

Дорогая Анечка!

Сегодня получила открытку твою с видом, merci за нее. Очень рада получать вести от тебя! Завтра буду ждать письма из Екатеринбурга.

Поздравляю тебя с наступающим днем рождения, дорогая моя, крепко целую мысленно. Будь здорова весь год и еще много, много лет. Всего хорошего, родная моя!

Воображаю, как утомила тебя дорога и продолжительные остановки в вокзалах. Досадно, что у вас уже холодно, а здесь жарко, нет дождя и вследствие этого страшная пыль. Хожу гулять не раньше шести часов. Вчера шла по новой тропе, которая ведет в большое Синельниково. Понравилась мне очень эта дорожка: пыли нисколько, и вид разнообразный, живее, но до Синельниково не дошла.

Как здоровье Марка, поправился ли он совершенно после операции? Не вздумал бы он только спешить с разъездами... говорят, это очень рискованно. Посылаю ему большой поклон и желаю полного здоровья. Еще поздравляю его с дорогой новорожденной.

Митя ездил раза три в Екатеринослав, чтобы узнать об утверждении, и все напрасно: то губернатор не вернулся, то не принимает еще, наконец возвращается сегодня, пошла ему навстречу, как увидала,— решила, что не с веселой вестью вернулся... Положительный отказ несмотря на ходатайство Управы...

Досадно очень! Послал письмо в рудники, что согласен занять место, предложенное ему, просил телеграфировать, а нынче с ночным поездом едет в Луганск за своими вещами.

Он и Тоня шлют тебе поклоны и поздравления, а П. М.1 благодарит очень за открытку и шлет большой привет. Еще раз крепко целую тебя, дорогая, будь здорова!

Твоя мама

Спешу с письмом, чтобы отправить его нынче.

Было письмо открытое только от Мани, пишет опять, что все семейные гуляют много,— она же сидит все в одиночестве,— что совсем не весело. Что-то медленно идет поправка ее... Сначала писала, что чувствует себя прекрасно и прочее, а теперь совсем что-то иное... все это беспокоит меня! Жду ответа В.2 Не писала ли тебе Маня что-нибудь о своем здоровье и о поездке своей сюда? Если да, то напиши мне, прошу тебя, дорогая! Ничего нет хуже, если скрывают... Конечно, о поездке сюда ей нечего и думать сейчас! Скорей бы я поехала к ним!

11 августа 1909 г.

Послано из Синельниково в Екатеринбург

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 59—60

1 Прасковья Митрофановна — жена Аркадия Антоновича Нещеретова — дяди Антонины Ивановны Ульяновой (жены Д. И. Ульянова).

Летом 1909 года М. А. Ульянова жила у родственников жены Д. И. Ульянова в Синельниково.

2 Ленин В. И.

 

149

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

m-lle Marie Oulianoff chez т-те Lecreux
Bombon Seine et Marne France. Франция

13/VIII—09 r.

Дорогая Марусечка! Шлю привет из дальних стран — из-за Урала! Писала тебе из Челябинска,— получила ли? Марк выписался из больницы, поправляется, гуляет понемногу, но все-таки не совсем разделался со своей историей. Сегодня получила твое письмо от 11/VIII, пересланное мамой. Письма идут очень медленно — одно слово: Сибирь! Климат здесь здоровый, так что я поправляюсь и от малярии и от солнца, но остаться на зиму меня совсем не пленяет. Есть у М.1 маленькая надежда перебраться на Волгу,— не знаю, осуществится ли. Повидала здесь Ардашевых2— была у них на даче. Как-нибудь расскажу подробнее, а нынче плохо спала ночь из-за М. болезни, так ограничусь уже этим, чтобы не откладывать. Мой большой привет Володе, а также Наде и Ел. Вас. Как вы там поправляетесь? Глухое все же место, где купаться можно только по праздникам! Крепко и горячо целую тебя, родная моя, поправляйся скорее и пиши твоей Анне.

Адрес: Екатеринбургская окружная инспекция «Саламандра» М. Т. Е-ву, для меня.

Марк кланяется тебе, Володе и присным его.

13 августа 1909 г.

Послано из Екатеринбурга

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 20

1 Елизаров М. Т.

2 Имеются в виду близкие родственники Ульяновых по матери.

 

150

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Синельниково, Екатерининской ж. д.,
Аркадию Антоновичу Нещеретову —
для М. А. Ульяновой

14. VIII—09.

Дорогая моя мамочка, здравствуй!

Я писала тебе 3-го дня и вообще пишу часто, но из вчерашнего письма твоего от 5-го увидела, что ты не получила еще моего 1-го. Ужасно будет досадно, если оно пропало! Это доставит тебе лишнее беспокойство. А я писала тебе 2-го, 4-го, 5-го, 6-го, 9-го и 12-го.— Правда не мало? Вполне ли ты здорова, моя родная? Пиши мне откровенно. Я совершенно здорова. Погода теперь очень хороша. Марк поправляется, но довольно медленно. Что-то у него побаливает нога еще. Впрочем, он уже гораздо лучше себя чувствует за те дни, что вышел из больницы.— Merci за письмо Мани. Сонечке1 я написала и дала ее адрес. Горячо и крепко целую тебя, моя дорогая, и шлю всем привет.

Твоя Анна

14 августа 1909 г.

Послано из Екатеринбурга

ф. 13, on. 1, ед. хр. 127, л. 4

1 Софья Николаевна Смидович — хорошая знакомая семьи Ульяновых.

Смидович С. Н. (1872—1934) — член партии с 1898 года. Работала агитатором и пропагандистом в Москве, Туле, Калуге; неоднократно подвергалась арестам и ссылке.

 

151

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка!

Я писала тебе на днях, как раз в день твоего рождения,— о чем — вспомнила, впрочем, только вечером,— а на днях получила твое письмо из Челябинска. Оно очень мрачное, вероятно, ты устала от дороги, не может же быть, чтобы у тебя вообще было такое мрачное настроение после отдыха в Крыму? Тогда уж мне-то и бог велел мерихлюндить. А и то я теперь начинаю выправляться и довольно розово смотреть на вещи. Здесь1 хорошо: настоящая деревня, воздух прекрасный. Наши2 много ездят на велосипеде, а я гуляю немного. Часто меня сопровождает наша квартирная хозяйка — старушка, очень симпатичная дама. Вообще в смысле практики языка здесь хорошо: много слышишь французской речи и самой можно болтать. Забрала с собой французских романов, читаю протоколы Лондонского съезда3, недавно вышедшие, Володину философскую книгу4 все еще не прочла, представь себе. Зимой некогда было, а потом заболела... Часто я спрашиваю себя, какая со мной после тифа5 произошла перемена — что- то мне сдается, что не такая я теперь, как была раньше — точно вялее я стала, или это потому, что я опять была больна6? — Червяк скверная была штука — так и сверлил все время... Хорошо, что его уже нет.

В России серо покажется, конечно, и скучно, ну, да как-нибудь прилажусь. Больше всего с Володей жаль расставаться. Всегда я его любила, но теперь как-то особенно сжились. Возился он со мной невероятно за время болезни — я даже себе представить никогда не могла, что он способен на это, да и теперь еще возится. Больно славный братик... Ну, да и истрепался же он тогда — на себя не был похож, теперь поправился здорово. Все поправились за это время: питаемся хорошо, спим много и много времени проводим на воздухе. Скоро уже двинемся назад в Париж. Маме я писала, что могу сейчас же двинуться и дальше, жду ответа. Какие же тут новости? Жорж7 опять принялся за свой «Дневник»8, но я его еще не видела, говорят, борется там яро с ликвидаторами.— Как здоровье Марка? Поправляется ли он?

Передай Марку мой большой привет и пожелание здоровья Действительно у нас какая-то эпоха операций. Крепко тебя целую. Напиши, что привезти. Не торопись уезжать, квартиру в Москве могу найти и я.

19 августа (1 сентября) 1909 г.

Послано из Бомбона (Франция) в Екатеринбург

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224? лл. 28—29

Опубликовано в газете «Комсомольская Правда» № 41, 18 февраля 1968 г.

1 Имеется в виду деревня Бомбой (департамент Сены и Марны) под Парижем, где отдыхали В. И. Ленин с Н. К. Крупской, ее матерью Елизаветой Васильевной и М. И. Ульяновой.

2 Речь идет о В. И. Ленине и Н. К. Крупской.

3 Речь идет о протоколах Пятого съезда РСДРП (Лондонский съезд), который состоялся 30 апреля — 19 мая (13 мая — 1 июня) 1907 года. Вышли протоколы в 1909 году под названием: Лондонский съезд Российской соц.-дем. рабочей партии (состоявшийся в 1907 г.). Полный текст протоколов. Изд. ЦК, Paris, 1909. 486 стр. (РСДРП).

4 Имеется в виду книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

5 Тифом М. И. Ульянова болела в конце февраля — начале марта 1908 года.

6 В июне 1909 года у М. И. Ульяновой был приступ аппендицита, и с 26 июня по 3 июля она лежала в больнице, где ей была сделана операция.

7 Плеханов Г. В. (см. примечание на стр. 206).

8 «Дневник Социал-Демократа» — непериодический орган, издававшийся Г. В. Плехановым в Женеве с марта 1905 года по апрель 1912 года (с большими перерывами). Вышло 16 номеров.

В 1909—1912 годах в №№ 9—16 «Дневника Социал-Демократа» Плеханов выступил против меньшевиков-ликвидаторов, вставших на путь ликвидации нелегальных партийных организаций. Однако по основным вопросам тактики он оставался на меньшевистских позициях.

 

152

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Синельниково, Екатерининской ж. д.,
Аркадию Антоновичу Нещеретову — для
М. А. Ульяновой

30/VIII—09 г.

Шлю привет из Перми, дорогая мамочка! Сегодня дала тебе телеграмму. Тронулись наконец. Сейчас сидим на вокзале и ждем парохода. Кажется, придется поехать товаро-пассажирским, и мы пробудем тогда сутками дольше в дороге. Как твоездоровье? Какие вести от Мани? Уехала ли Тонечка? Как же она отдала мне свой чайник?!

Целую крепко ее, если она с вами. Привет Пр. Митр.1 и Арк. Ант.2 Марк очень кланяется, а я крепко целую. Будь здорова, дорогая!

Твоя А.

30 августа 1909 г.

Послано из Перми

ф. 13, on. 1, ед. хр. 127, л. 5

1 Прасковья Митрофановна Нещеретова — жена Аркадия Антоновича Иещеретова.

2 Аркадий Антонович Нещеретов — дядя Антонины Ивановны Ульяновой.

 

153

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

m-lle Marie Oulianoff chez m-me Lecreux
Bombon1 Seine et Marne France. Франция

30/VIII—09.

Здравствуй, дорогой Манек!

Пишу из Перми, выехали с М.2 в Саратов. Теперь пиши туда до востребования. Письмо твое получила накануне отъезда. Распушила ты меня за письмо из Челябинска. Да разве оно было мрачное?! Я действительно была очень уставшей, и сильно болела от тряски голова, не вполне отдохнувшая от моего coup de soleil*. Не надо было, очевидно, писать, не отдохнувши, а я спешила дать тебе весть...— Очень рада, что ты поправляешься! Пиши, когда думаешь ехать. Большущий привет Володе3 и Наде4. Марк шлет также всем. Его здоровье поправляется что-то очень плохо. Совсем еще слабый. Крепко целую тебя, дорогая, и жду вестей и самою жду в Саратов.

Твоя А.

30 августа 1909 г.

Послано из Перми

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 30

* — солнечного удара. Ред.

1 Слова «Bombon» и дальше зачеркнуты и, по-видимому, на почто написан новый адрес: «4 rue Marie Rose 4 Paris».

2 Елизаров М. Т.

3 Ленин В. И.

4 Крупская Н. К

 

154

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

12/IX.

Дорогая Анечка!

Вчера получила твое письмо от 22/VIII. Очень рада, что вы перебираетесь в Саратов. Говорят, это хороший городок и интереснее, вероятно, Урала. Но как-никак я лично предпочту одну из столиц на эту зиму... В Россию тронусь через 1 1/2— 2 недели, пока еще в деревне, задержалась дольше, чем хотела, но во вторник, 14-го, уже, наверное, уеду. Поедут вероятно и наши1. Выправилась я теперь уже здорово, могу много ходить и растолстела очень, потому что питалась хорошо, а двигалась мало.— Вообще я счастливее Марка в том отношении, что операцию2 мне делал опытный хирург, и обошлась она мне почти без потери крови. Теперь можно и за работу, только бы добраться до России, очень уж мне заграница очертела. Есть ли у тебя знакомые в Саратове? Знаешь, там живет теперь Елиз. Нестеровна Уварова, что бывала у меня на Павловской, помнишь, веселая такая девица? Там есть и еще кое-кто из публики. Разыщи.— Об Ард-ых3 мне уже писала мама — чего же от них и ждать было? Пересылаю тебе письмо Крумбюгеля4, которое мама переслала Володе5. Володя находит, что счет его приблизительно верен.

Пиши, что бы тебе привезти, я думаю, письмо твое меня еще застанет.

Крепко тебя целую и кланяюсь Марку.

Твоя М.

30 августа (12 сентября) 1909 г.

Послано из Парижа в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 32—33

1 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

2 С 26 июня по 3 июля 1909 года М. И. Ульянова лежала в больнице в Париже, где ей была сделана операция аппендицита.

3 По-видимому, речь идет об Ардашевых — родственниках Ульяновых по матери.

4 Крумбюгелъ Л-.— издатель книги В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм».

5 Ленин В. И.

 

155

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

9/IX.

Дорогая моя Анечка!

С ангелом! Целую крепко, будь здорова, голубчик. Как только проснулась сегодня — подумала о тебе... желала очень получить весточку от тебя уже из Саратова, и вот приносят мне письмо твое от 4-го, очень рада была ему! Надеюсь, что теперь переписка пойдет у нас правильнее, а то с переездом вашим я не имела долго что-то вестей от вас.

Правда твоя, надоело мне в гостях и хочу ехать около 15-го. Еду в Москву. Как ни желала бы видеть тебя и Марка, но отправляться в Саратов на короткое время — неудобно, согласись с этим, и дорога не близкая, утомительная для меня, и устроиться надо в Москве, и денег там получить... Маня едет туда же, в Саратов не хочет. Я не видала ее уже около года.

Послала я недели 2 тому назад все нужные документы и прошение в Московское казначейство, чтобы выслали мне сюда пенсию мою, так как нужно послать Мане на дорогу и на покупки для туалета (она не покупала себе ничего в Париже и обносилась порядком) и мне на дорогу и на первое время в Москве, и что же, получаю сегодня все документы обратно, пишут: не туда обратилась, надо бы в Казенную палату! Почему я это должна была знать, выдавали же мне пенсию всегда в Казначействе! И не могло оно передать прошение и документы мои в Казенную палату!! Не посылать же мне опять туда мое прошение, на это пройдет опять много времени. Получу сама пенсию в Москве, а может быть, и Маня подъедет к тому времени и сходит за ней, а сейчас Тоня дает мне нужные мне деньги, по приезде в Москву перешлю ей. Она едет завтра в Екатеринослав и перешлет Мане.

Получила сегодня письмо от Мани, пишет, что здорова, поправилась очень в деревне, ходит свободно теперь и собирается ехать. Живет пока у Володи, хотя хотела поместиться отдельно, так как у них тесно: 2 комнаты и альков, но В.1 не отпустил ее, т. к. не стоит, конечно, брать комнату на короткое время, Августы2, у которой она думала прожить недели 2—3, нет в Париже, она гостит где-то на даче.

Пишу сегодня немного, надо отправить сейчас письмо в большое Синельниково, чтобы оно пошло нынче же в ночь с почтовым, это будет вернее и скорее, чем опустить его здесь в почтовый ящик. Передай большой поклон Марку. Что это он медленно так поправляется? Надо ему посоветоваться с хорошим врачом и не торопиться на службу.

До свидания, дорогая моя, перед отъездом напишу опять. Как только приеду в Москву, опять напишу. Получила ли письмо мое к 9-му со вложением Тонинова? Надеюсь, что получила его к 9-му. Митя остается в Липкине3, как писала тебе. Будет наезжать в Москву, в Саратов его не пустят, там хлопотали уже за него, но губернатор отказал утвердить его. Крепко целую тебя, дорогая, будь здорова! Пиши скорей, чтобы получила еще здесь письмо твое, и сообщи свой адрес.

Твоя мама

Петр Ив.4 не в Саратове, а где-то в Саратовской губ. Тоня, Пр. М.5 и Арк. Ан.6 кланяются и поздравляют с ангелом.

9 сентября 1909 г.

Послано из Синельникова в Саратов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 69—70

1 Ленин В. И.

2 Августа Павловна Невзорова — сестра Зинаиды Павловны Невзоровой-Кржижановской.

3 Речь идет о селе Липитино, а М. А. Ульянова ошибочно, по-видимому, назвала Липкино.

4 О ком идет речь, установить не удалось.

5 Прасковья Митрофановна Нещеретова.

6 Аркадий Антонович Нещеретов.

 

156

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Саратов
Мало-Сергиевская улица, д. № 83, Григорьевой
Анне Ильиничне Елизаровой.

10/XI.

Дорогая моя Анечка! Получила письмо твое с дороги, а раньше открытку с вокзала. Жду известия из Саратова, как ты доехала, родная моя? Ты спрашиваешь про ванну? Оказалась она неудачной, простудилась я немного и пишу тебе откровенно, как обещала, но теперь я совершенно здорова. Знаешь, ванна слишком жарка (рано истоплена), вода слишком горяча, а в комнатах холодно, ложиться было рано, и хотя я тепло оделась, а все же прозябла и на другой день почувствовала озноб и маленький жар. К вечеру температура стала нормальной. Маня натерла меня скипидаром: я вспотела, приняла хины и теперь опять здорова, но решила дня 2—3 не выходить на воздух. Написала тебе все откровенно, не беспокойся дорогая! Было письмо от В.1, писал тебе и в Саратов относительно издателя, что желательно не ссориться с ним и не взыскивать с него больше, чем получено, тем более что получил хорошо за книгу. Как нашла Марка, как здоровье его? Сердечный привет ему от меня и спасибо за письмо. Не собралась ответить ему, пусть не сердится на меня... ты расскажешь ему, как мы поместились и почему не поехали к вам, в Саратов. Merci ему за приглашение, воспользуемся еще им! Перо дурно, пишу скверно, скоро напишу больше, а теперь спешу. До свидания, дорогая, крепко обнимаю тебя. Маня тоже целует тебя и шлет поклон Марку. Будь здорова!

Твоя мама

40 ноября 1909 г.

Послано из Москвы

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, л. 76

1 Ленин В. И.

 

157

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

14/XI

Дорогая Анечка!

Сейчас получила письмо твое от 11/XI, большое merci за него, родная моя! Все письма твои получены. Я писала тебе третьего дня закрытое письмо и раньше несколько открыток — не помню что-то, были ли раньше закрытые.— Буду отвечать на все вопросы твои: мы здоровы; я гуляю каждый день с удовольствием, зима у нас стоит, погода прекрасная: 4 гр. морозу все эти дни; сегодня светило солнце, и я прошлась с особенным удовольствием около нас по бульвару. Маня здорова, по-видимому: аппетит хорош, выходит каждый день, утром по своим делам, а вечерами больше на свои собрания. Недовольна впрыскиванием мышьяка, вчера особенно жаловалась: и желудок все это время расстроен, и возбуждает оно ее, дурно действует на нервы и etc... уговариваю ее идти к Титову, сказала, что спросит его по телефону; вчера не успела, пришла обедать утомленная, а после обеда не хотела уже выходить. Решила идти нынче. Ел. Ф.1 пришла, как всегда, хотела было отложить впрыскивание, когда услыхала, что оно возбуждает Маню, но Маня захотела еще попытать и по окончании сказала, что нынче чувствует себя лучше, но все же по просьбе моей пошла сейчас к телефону переговорить с Титовым — теперь около 5-ти, и он, вероятно, дома. Вторую ванну брала, чувствовала себя хорошо, нервности не заметно. Для лечения зубов продолжает ходить к Вл. Еф., я настаиваю, чтобы она шла к Дауге, говорю, что дам денег сколько нужно — упрямится... Писала она обо всем этом Мите, просила приехать или написать, как ей поступить со впрыскиванием — не едет и не пишет! ждали его вчера вечером,— он нынче свободен — нет ни его, ни Тони!..

Вчера утром заходила тезка2 моя и передала мне от имени Вяч. Ал.3 50 р.* для Мих. Федор.4 Маня хочет переслать ему. Кажется, я писала тебе в последнем письме, что Ив. Гр.5 был у нас и сообщил, что место — о котором была речь для М. Ф., давно занято. Он даже засмеялся, когда я заговорила о нем; прибавив, что подобные места тотчас занимаются. Пианино взяли, и Маня играет, видимо с удовольствием, пока ненаскучило... вчера вечером играла особенно много; я рада была послушать ее. Я не хочу, чтобы она брала место у В. Ал. или в этом роде... протестую решительно... говорю, что она может взять урок из французского языка, если представится, чтобы практиковаться, втянуться в это и не забывать французского языка. Была она у Людм. А.5, и та сказала ей, что есть гимназистка 7 класса, желающая учиться французскому, но много предложить не может. Маня ответила, что не постоит за большим гонораром... Живем, как и раньше, в дружбе, конечно, с Sophie6, но к нам она заходит реже, видимо, скучно без тебя...

Очень рада, что Марк чувствует себя получше, хорошо, что может теперь посидеть дома и полечиться, надо ему серьезно отнестись к этому, советую очень! Передай ему сердечный привет от меня. Простоквашу ем и хочу продолжать приготовлять ее, советую и тебе то же самое. Выходит она у меня эти дни особенно вкусной: наливаю сырого молока в теплое кипяченое и в ту же кислую посуду, что опорожнилась, и ставлю в тепловатое место, и она скоро сгущается. Приготовляй себе также кофе по утрам, это гораздо питательнее чая, а то все чай да чай, на нервы действует, ты же пьешь его без молока. Купи маленький эмалированный кофейник, смешай хороший кофе мокко с ячменным по равным частям. Можно заварить утром и поставить на самовар, а молоко вскипятить. Долго ли все это. Работаю немного: пелерины еще много не довязано; сшила Мане пару Hosen из бумазея, принимаюсь за другую. Еще исправляю недостатки моей бумазейной блузы, оказалось их немало: тесна в груди; наставляю, и рукава коротки: хочу носить ее. Желаю вам устроиться лучше с обедом. Заказывай больше вкусных кушаньев, надо обоим питаться хорошо. Надо кончать. Обнимаю тебя крепко и горячо, дорогая моя, и крепко целую. Будь здорова! Всего хорошего!

Твоя мама

17-го сделаем окончательный расчет в записной книге и напишу тогда, что вышло. Маня подсчитывает мне каждую страничку.

С. Н.6 кланяется тебе.

14 ноября 1909 г.

Послано из Москвы в Саратов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 78—79

 

* из докторского фонда.

1 Елизавета Федоровна — сестра М. Ф. Владимирского. Близкая знакомая семьи Ульяновых.

2 По-видимому, речь идет о жене В. А. Левицкого.

3 Вячеслав Александрович Левицкий (см. примечание на стр. 109).

4 Михаил Федорович Владимирский (см. примечание на стр. 174).

5 О ком идет речь, установить не удалось.

6 Софья Николаевна Смидович (см. примечание на стр. 209).

 

158

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

24-е ноября.

Дорогая моя Анечка!

Пишу тебе сегодня большое письмо, merci за последнее твое от 20-го, получила его вчера, на четвертый день к вечеру, долгонько шло! Вчера, к обеду, вернулась Тоня из Петербурга, мы ждали ее утром к 9 ч., как она сказала уезжая, и думали, что отложила, но она попала не на тот поезд. Рассказала кое- что о Питере, а также, что Кржижан.1 переезжают сюда, что перевод Глеба почти решен. Очень жаль, что у тебя мало знакомых в Саратове, вероятно, Зел.2 уехали сюда на время и вернутся в Саратов? Если будет охота — зайди к Хлопон.3, передай поклон от меня и, кстати, спроси, где их Таня, это была моя любимица. Глаза мои свежее, боли не чувствую, но все же хочу посоветоваться с глазным врачом. Не удается узнать о нем у В. Ал.4 Маня заходила к ним, я просила ее узнать о нем, но она забыла, а я не хочу идти, так как у тезки5 моей инфлюэнца уже более 2-х недель, хотя легкая,— она то лежит, то ходит,— но все же боюсь заразиться, я очень расположена к ней. В. А. обещал зайти к нам. Попрошу Тоню спросить о глазном враче, она собирается к ним. На блузе моей было очень мало дела, меньше чем я предполагала сперва, и Маня помогала мне. Она не сходилась в груди, верно, я пополнела, я отпорола обшивки — сделала прямую блузу и притачала их на машине к переду блузы. Агаше6 отдавать не стоило, от нее не дождалась бы! Она и не заглядывает к нам, а послала исправленную кофту и бумазею с зелеными полосками с подругой; новую шерстяную не кроила еще... Маня писала ей, просила очень сделать ей скорей эту кофту, она ответила, что приехать сама не может, и просила М. заехать к ней в воскресенье, 22-го, Маня отправилась, но напрасно,

ничего не сделано... боюсь, что не сошьет ей и одной шелковой к празднику... Маня желает синюю, отвезла уже шелк, говорит, что у нее есть одна белая, а эту можно отдать после праздника. Жаль очень, что она только обещает и ничего не исполняет... Теперь о другом: Маней недовольна, она все бегает и не заботится о здоровье. Митя послал ей с Тоней рецепт для железа, советовал тотчас, как бросит впрыскивание, принимать его, но она до этих пор не собралась взять его, все завтра, да после... так и с обтиранием и ванной, которую пропустила уже 2 недели... пока впрыскивали ей мышьяк — она высмотрела лучше и аппетит был хороший, а теперь хуже. Главное же, что меня тревожит — это то, что она много бегает... уверяет, что ездит больше, но я не верю, возвращается всегда очень утомленной, что отнимает аппетит и делает ее нервной... а ей не советовали много ходить. Беспокоит меня ее образ жизни еще и в другом отношении. Если она заболеет7 теперь... при слабости ее здоровья и не оправившись еще после операции... не могу без ужаса подумать об этом, для меня это будет хуже смерти, как говорится... Ты поймешь меня, дорогая! Не тревожься очень, дорогая, ты знаешь, что я мнительна, увеличиваю, может быть, все. Но что делать! Пишу откровенно, как думаю и чувствую, все же думаю, что тревожусь основательно il у a beaucoup de traitry! de trompeur*, которые советуют многое для ее здоровья, а выходит хуже. Надо ей беречь здоровье, она ослабла после операции. Жду письма!** Думала писать об этом В.9, чтобы он убедил ее, но не знаю как приступить к этому... Ну, растревожила тебя милая, дорогая Анечка, если будешь ей писать, то прошу чтобы она не заметила, что я нажаловалась на нее! Это очень, нежелательно, так как она очень нервна, и я очень стараюсь не раздражать ее нисколько. По утрам не бужу ее, как просит, пусть спит сколько хочет; встает, как проснется, около 10 ч. Хорошо бы ей больше развлечений, но об этом надо самой думать, заботиться... С. Н.10 бывает мало дома, тоже уходит утром, почти каждый день, к обеду возвращается поздно, часто обедает одна, и, отдохнувши немного,— опять уходит и возвращается очень поздно, я уже сплю, не слышу. Верно, у нее много знакомых, вообще она любит общество, и дома ей не

сидится. Зовем ее иногда к послеобеденному чаю, посидит немного и бежит. 20-го было рожденье Тани11, купила ей С. Н. часы в 15 р., такие же, как мы для Рахили12, и всяких лакомств, звали подруг ее к вечеру, но не пришли, боятся скарлатины — в соседней квартире больна девочка скарлатиной, и все, кто узнал об этом, боятся заразы. Мы стараемся не иметь никакого сообщения с соседями. С. Н. очень встревожена за своих девочек, говорят, и взрослые заболевают, но я не слыхала этого раньше и не боюсь. Пелерину кончила, вышла не дурно, даже Маня похвалила, вздела черную ленточку и обновила ее. Писала ли я тебе, что у нас нет уже ни зимы, ни капли снегу? Вот почти неделя, как стоит оттепель, дождя нет, но тепло и солнышко. 22-го был чудный осенний день, я много гуляла — хожу все же в ватной, а Маня — в маленькой ватной кофточке. Получила письмо от Пр. Митр.13, благодарит за тюль, хочет сшить к празднику, и особенно за абажур, пишет, что очень нравится ей и совершенно подходит на их гостинную лампу. Очень довольна я этому! Писала и получила ответ от Грачевской14, пишет, что Владимир Андреевич Залежский15 женился на знакомой им учительнице, а Оля Вятк.16 взяла другую квартиру и набрала нахлебников; сына ее, Олиного Володю, она очень хвалит, пишет, что очень симпатичный и дельный, прожил лето у них в Ижевском заводе, работал в больнице и заработал немало денег. Про Верет. М. Ив.17 ничего не слыхала, не соберусь написать им. Я здорова, сплю хорошо, ложусь почти всегда в 11-м часу, встаю около 7. Простоквашу едим каждый вечер и свежие яйца. Маня послала тебе один интересный № «Р. Сл.»18, если будет что интересного — пришлем. Кушай также простоквашу: можно даже прибавить лучше наполовину теплое кипяченое молоко в сырое и поставить в теплое место. Ну, надо кончить, все рассказала! Обнимая тебя дорогая, милая моя Анечка, крепко целую. Будь здорова, родная моя, береги здоровье! Марку большой поклон, пусть лечится хорошенько и отдыхает. Тоня шлет вам сердечный привет. Пошла она сегодня к подруге Кате, она здесь ищет место, была у нас.

24 ноября 1909 г.

Послано из Москвы в Саратов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 80—82

* — есть много предательства! обманщиков. Ред.

** Маня кланяется вам, писала третьего дня вместе с Sophie8. Письмо твое ей передала.

1 Кржижановский Глеб Максимилиановича его жена Зинаида Павловна Невзорова-Кржижановская — хорошие знакомые семьи Ульяновых (см. примечание на стр. 102).

2 Возможно, речь идет о семье Зеленских. Зеленский Исаак Абрамович весной 1908 года был арестован и осенью выслан в Оренбургскую губернию.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

4 Вячеслав Александрович Левицкий (см. примечание на стр. 109).

5 Очевидно, речь идет о жене В. А. Левицкого.

6 По-видимому, знакомая портниха.

7 Имеется в виду подпольная революционная работа М. И. Ульяновой и возможность ее ареста.

8 Софья Николаевна Смидович (см. примечание на стр. 209).

9 Ленин В. И.

10 Софья Николаевна Смидович.

11 Дочь С. Н. Смидович.

12 Возможно, имеется в виду Рахиль Самойловна Ривлина-Образцова — хорошая знакомая Ульяновых,

13 Прасковья Митрофановна Нещеретова.

14 Грачевская Мария Андреевна — племянница М. А. Ульяновой (дочь ее сестры Екатерины Александровны Залежской).

15 Владимир Андреевич Залежский — племянник М. А. Ульяновой.

16 Ольга Андреевна Вяткина — племянница М. А. Ульяновой (дочь ее сестры Екатерины Александровны Залежской).

17 Веретенникова Мария Ивановна — племянница М. А. Ульяновой (дочь ее сестры Анны Александровны Веретенниковой).

18 В письме, очевидно, речь идет о № 264 «Русского Слова» от 17 ноября 1909 года, где была помещена сенсационная новость, а по существу сплетня об исключении Горького из социал-демократической партии (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 19, стр. 153).

«Русское Слово» — ежедневная газета; выходила в Москве с 1895 года (первый пробный номер вышел в 1894 г.); издавалась И. Д. Сытиным. Формально беспартийная, газета защищала интересы русской буржуазии с умеренно-либеральных позиций. В газете была широко поставлена информация. Это была первая газета в России, направившая собственных корреспондентов во все крупные города страны и многие столицы мира. В ноябре 1917 года за помещение клеветнических антисоветских сообщений газета была закрыта.

 


 

1910

159

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

910. I. 16.

Дорогая мамочка!

Как теперь твое здоровье? Аня написала мне по приезде в Москву, а дальше я уже не знаю, как и что,— гуляешь ли ты и поправилась ли вообще? Напиши, пожалуйста. Мое здоровье1 гораздо лучше,— 11-го сняли повязку, теперь ноге делают массаж и ванну теплую; с 13-го начал ездить в кресле (мне прислали из Сотниково кресло на колесах), только ездить негде; вчера катался по коридору одетый. Теперь буду каждый день после обеда дышать хоть там свежим воздухом.

Вчера был товарищ, который меня лечил, нашел, что поправление идет хорошо,— скоро начну ходить с палочкой. Аппетит и сон хороший, так вообще здоров.

От Марка получил открытку, где пишет, что остается в Саратове.

Ну пишите, как и что. Целую тебя, будь здорова. Привет нашим2. Тоня целует.

Твой Дм.

16 января 1910 г.

Послано из Липитино в Москву

ф. 15, on. 2, ед. хр. 33, лл. 40—41

1 Зимой 1909—1910 года Д. И. Ульянов сломал ногу и вывихнул ключицу.

2 Имеются в виду М. И. Ульянова и А. И. Елизарова, которые в это время жили вместе с М. А. Ульяновой в Москве.

 

160

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Писала я тебе, дорогая моя Анечка, 21/IV, как только вернулась из Липкино*, хотела писать опять эти дни, но не могла — хотя была здорова — объясню почему: в ночь с четверга на пятницу пришли к нам «гости», перерыли все и, конечно, ничего не нашли, но все же увели Маню. Понятно, что эти «гости» меня страшно встревожили... В четвертом часу дня Маня возвращается; упросила начальника охранного отделения отпустить ее домой, так как очень тревожится о матери.

Просьбу ее исполнили, говоря, что пока нет серьезных улик против нее, а только подозрение и что 3 дня она должна проводить под арестом дома. Поместили к нам 4-х полицейских чинов: двое в прихожей и 2-е отчасти в зале или в кухне. Письма, полученные в эти дни на Манино или мое имя, отправлялись в участок или в охрану: мы писать никуда не могли... Жаль было то, что и все другие жильцы этой квартиры находились под арестом и также прислуга. На другой день, в субботу, они зароптали, особенно 2 молодые девицы, желающие гулять, я посоветовала им подать прошение начальнику охранного отделения о снятии с них ареста, что они тотчас и сделали: не прошло V2 ч. как один из полицейских пришел с ответом, что они свободны! Барышни заликовали, хозяйка также, и все отправились гулять и Наташа1 также. Мы были очень довольны этим! Вчера Маня написала прошение начальнику охранного отделения разрешить ей ехать в Финляндию на уроки, чтобы к 1-му V приступить к занятиям с детьми, как она обязалась, но не нашлось пакета, и к тому же, по случаю праздника, прошение пролежало бы до нынешнего дня. В 12 ч. ночи будит ее Наташа подписать бумагу (я спала так крепко, что ничего не слыхала, и М. передала мне это нынче утром): бумага была от пристава, делавшего обыск, вызвал ее прийти сегодня, 26-го, в 11 ч., в охранное отделение. Маня отправится сейчас туда, о результате сообщу тебе, если успею, нынче же, а вероятнее, что завтра, так как надо опустить письмо до 2-х часов, чтобы отправилось в тот же день.

Маня стала сейчас сумрачнее... услыхала случайно о массовых арестах здесь и приуныла... упрашивает меня вызвать тебя телеграммой, если ее арестуют... Жаль тревожить тебя, дорогая моя! Вот сейчас 2 ч., а Мани все нет. Знаешь, если она вернется и ей разрешат ехать в Ф.2, буду телеграфировать тебе тотчас же: «Маня едет», если ж нет — телеграфирую: «Мама одна», и ты сама решай, как тебе удобно поступать.

Крепко обнимаю тебя, дорогая. Спешу отправить письмо.

Твоя мама

26 апреля 1910 г.

Послано из Москвы в Саратов

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 99—100

Опубликовано в газете «Комсомольская Правда» № 41, 18 февраля 1968 г.

* писала тебе также из Липкино.

1 Возможно, имеется в виду прислуга.

2 Финляндия.

 

161

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

4-е мая.

Наконец дождалась твоего адреса, дорогая моя Маруся, писала даже О. А.1 в Келломяки открытку для передачи тебе, что жду твоего адреса, представилось мне, что ты оставила мне свой адрес и ждешь только письма... Я совершенно здорова, живу хорошо, погода была прекрасная до сегодняшнего дня, и я много гуляла, но нынче облачно и порой моросит дождик.

Митя и Тоня шлют тебе поклоны и поцелуи. Книги для чтения есть: читаю Гаршина и Плещеева — приложение к «Ниве»2 за нынешний год, немного работаю на машине, много гуляю и много сплю; здесь снится хорошо! Вполне отдыхаю.

Буду ждать письма твоего с подробным описанием всех впечатлений.

Желаю всей душой, чтобы ты чувствовала себя прекрасно на новом месте, родная моя.

Крепко, прекрепко обнимаю и целую тебя, дорогая, будь здорова! Пишу немного, так как ждут письма, чтобы нести его на станцию. До свиданья.

Твоя мама

4 мая 1910 г.

Послано из Липитино в Финляндию

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, 48

1 Очевидно, речь идет о О. А. Папперек — жене Сильвина М. А., близких знакомых семьи Ульяновых.

2 «Нива» (см. примечание на стр. 21).

 

162

М. А. УЛЬЯНОВА-М. И. УЛЬЯНОВОЙ

12/V

Дорогая Маруся, принесли мне вчера вечером письмо твое от 7-го, поджидала я его и очень рада была ему. Очень приятно было прочесть, что С-вы1 понравились тебе, ну а с ребятами, думаю, уладится дело: тебе ближе видно, ты приглядишься к ним, обдумаешь все, и я надеюсь на успех; конечно, важно очень, чтобы они полюбили тебя и слушались бы, что будет очень приятно как для тебя, так и для родных и для нас.

Ты напоминаешь мне, Маруся, что я обещала тебе приехать в Финляндию, конечно, дорогая, я собираюсь и только и думаю об этом... но ехать хочу я с Аней, она тоже собирается, но хочет прежде устроить Марка, думают переменить комнаты или в городе или же найти помещение у кого-нибудь на даче, недалеко от города, что было бы желательнее. Пока ничего не находится. Знаешь, были у нас планы прокатиться по Волге; Ане обещали бесплатные билеты. Такая прогулка меня очень соблазняла, люблю я очень Волгу и прогулку на пароходе... Но тут пошли холода, ветра, каков-то будет май, а там надо ехать по ж. д. до Саратова и обратно, и прочие и прочие неудобства для меня с моим лишним багажом... обдумав все это, решила махнуть рукой на это, о чем и пишу Ане. Она писала мне, что если я раздумаю, то она приедет сюда — устроив Марка,— отдохнет здесь, соберем, что оставить здесь, что взять с собой, и отправимся к тебе. Поселиться хотелось бы нам не близко к Петербургу, лучше подальше ст. Райволо, но, конечно, по возможности ближе к тебе и близко от моря. В выборё помещения будем неразборчивы, но лучше иметь 2 комнаты. Целую дачу снять — дорого, вероятно, и потом у нас нет ни тюфяков и проч., а желательнее бы получить две — в крайности одну большую комнату — у кого-нибудь на даче. Вчера поехала Тоня в Москву, на прием к доктору; обещала зайти к Зине2, а также к Агаше за твоими костюмами — написала ей вперед, чтобы непременно приготовила все к 12-му, обещала также зайти за пелериной. Вернувшись будет собираться на Юг — ждем ее 13-го вечером, в 9 ч., или 14-го утром. Получена телеграмма, где ее вызывают на службу и просят спешить...

Жаль очень, что она уезжает, конечно, более в отношении к Мите, который останется один. В Саратове или в Царицыне будет вакантное место санитарного врача с 1-го июля, Аня хлопочет сильно найти протекцию к губернатору, все говорят, что надо приехать лично хлопотать, но Митя отказывается — тяжел на подъем... собирается ехать в Москву около 20/V на съезд санитарных врачей, быть у губернатора и просить его дать удовлетворительный отзыв о нем на запрос саратовского губернатора и списаться с заведующим санитарным бюро. Все у него предположения и надежды, и нет решимости, чтобы действовать, какая-то инертность... страстно желаю, чтобы он ушел отсюда, а попасть в Царицын было бы очень хорошо. Может быть, и ты ему напишешь, авось, подумает побольше...

Володе писала более недели тому назад, просила писать мне. Если получу письмо от него — перешлю тебе. Погода была у нас очень холодная, топили также; со вчерашнего дня стало потеплее. Читаю теперь Гамсуна с удовольствием. Гуляю меньше по случаю непогоды. Работаю, больше за чинкой. Сообрази и напиши, что тебе нужно привезти из белья и прочее.

До свиданья, дорогая моя. Крепко обнимаю тебя, будь здорова! Всего хорошего и полного успеха в деле твоем желает тебе всей душой мама твоя.

Отправила тебе письмо в понедельник, 10-го, со знакомым, ехал в Москву, хотел опустить там, говорит, что таким образом дойдет скорее, чем опустить здесь, на станции, так как письма здесь не разбирают, а делают это станции 2—3 отсюда, и что адресовано в Москву, Петербург, посылается обратно, и таким образом они доходят позже днем и даже больше. Напиши, когда получила!

12 мая 1910 г.

Послано из Липитино в Финляндию

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 53—54

1 Савельевы — родители учениц М. И. Ульяновой.

2 Зинаида Павловна Невзорова-Кржижановская (см. примечание на стр. 102).

 

163

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

19/V.

Дорогая Маруся!

Получила твою открытку, а вчера вечером письмо твое, которое доставило нам большое удовольствие, merci за него!

Аня приехала сюда вчера утром, проводив Марка и переместив его на новую квартиру. Приехала очень кстати, так как Тоне надо бы непременно ехать и Мите с нею, оставить же меня одну им не хотелось. Вчера вечером уехали они. В Москве съезд санитарных врачей, который интересует Митю, а кроме того, он хотел быть сегодня у губернатора, а потом думает ехать в Саратов хлопотать у тамошнего губернатора. Всей душой желаю ему успеха...

Ты спрашиваешь, сколько я думаю ассигновать за комнаты? Назначить трудно; конечно, чем дешевле, тем лучше, но комнаты нам необходимы и лучше бы 2. Нужна нам непременно самая необходимая мебель: 2 кровати с матрацами, 2 стола, хоть совсем простые, несколько стульев, желательно бы комод или шкаф. Потом условиться с хозяевами, чтоб доставляли нам воды, как относительно дров? если они тут же живут — можно ли будет воспользоваться их печкой или плитой, ставить иногда какую-нибудь кашу или другое что. Будет у нас с собой спиртовочка, но на ней многое не приготовишь, разве только кофе, иногда воду и молоко. А может быть — и хозяева — смотря какие люди — согласятся давать хоть один обед для Ани. Знаешь, мы думаем устроить так: приехав в Райволо или на следующую станцию, поискать какое-нибудь помещение на день- другой и поискать что-нибудь на лето, а может быть, и ты будешь иметь в виду что-нибудь, но, конечно, пропускать из-за этого занятия твои не следует. Тоня привезла в прошлую поездку — твои костюмы: черную юбку и сарафан, а блузки были не готовы, и Аня возьмет их. Она послала с Тоней серую материю, чтобы Агаша сшила ей костюм и через неделю поедет для примерки, а когда поедем — захватим готовое — назначим Агаше крайний срок. Погода у нас хорошая, не холодно и не жарко, много гуляем: вчера проводили наших1 до Остафьева, а вечером ходили собирать щавель. Тоня просила передать тебе поклон, хотела писать тебе из Москвы, здесь не успела.

До свиданья, родная моя, будь здорова!

Крепко обнимаю и целую тебя.

Твоя мама

P. S. Очень желательно поселиться нам ближе к тебе, а также близко к морю, будем купаться, пелерину твою привезли, пиши, если нужно что привезти. Очень и очень рада была узнать из письма твоего, что С-вы2 нравятся тебе, что ты чувствуешь себя хорошо и что дети привыкают к тебе!..

Получила вчера письмо от Вл.3, но ничего интересного для тебя. Живут еще в Париже, думает, что раньше июля не поедут на дачу. Катаются с Надей на велосипедах. Митя просил передать тебе, что ездить на велосипеде тебе рано, рискованно... надо обождать. Имей это в виду!

19 мая 1910 г.

Послано из Липитино в Финляндию

ф. 11, on. 2, сд. хр. 7, лл. 55—56

1 Имеются в виду Д. И. Ульянов и Антонина Ивановна — его жена.

2 Савельевы — родители учениц М. И. Ульяновой.

3 Ленин В. И.

 

164

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

910. VII. 8.

Дорогая мамочка!

Прости, что давно не писал; как вы там в конце концов устроились, удается ли купаться, какая погода? Здесь после жары и засухи, сегодня третий день ненастье, так что сегодня даже велел затопить голландку.

На днях приезжала сюда Екатерина Николаевна1, ходили за грибами. Она увезла с собой порядочно в Москву; белых нет, только серые да маслята, где сосны.

До вчерашнего дня купался ежедневно, а теперь уже нельзя из-за грязи.

Пробовал после 29-го ходить на охоту, но проклятая нога2 не позволяет уж ходить, как раньше.

Крепко целую тебя, будь здорова.

Твой Дмитрий

Анино письмо получил — спасибо ей, как-нибудь отвечу ей. Как ее голова теперь там на севере,— пишите вообще, как живете.

P. S. Сейчас получил приглашение из Екатеринослава на временное место, о котором я просил,— хочу ехать через неделю — 1 1/2, как найду заместителя.

8 июля 1910 г.

Послано из Липитино в Териоки

ф. 15, on. 1, ед. хр. 35, л. 4

1 Очевидно, имеется в виду близкая подруга Антонины Ивановны Ульяновой.

2 Зимой 1909—1910 года Д. И. Ульянов сломал ногу и вывихнул ключицу.

 

165

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Дорогая Маня!

Открытку твою получил, пишу на маму, потому что не знаю точно твоего адреса. Ты даже на велосипеде ездишь, скажи пожалуйста! Хотел бы я посмотреть, или лучше: вместе куда-нибудь проехать. Мой велосипед уже сделал более 2 1/2 тысяч верст,— у меня есть счетчик у колеса; в этом году около 400 верст. Ездить нога не мешает, а много ходить нельзя. Вот если бы попрактиковаться на мотоциклетке (двухколесном моторе), можно и к аэроплану приступить — там ведь очень много сходного и в моторе и в искусстве править. Этой весной катался как-то в Москве на автомобиле,— на шоссе к Петровскому парку, пустили верст 50—60 в час, так черт знает что — ветер как на море, так и рвет. Ну это легче, конечно, и спокойнее, чем на мотоциклете.

Тоня пишет, что ты спрашиваешь ее насчет денег (100 р.) — они здесь у меня в сберегательной кассе: 50 рублей на мое имя, и 50 — на Тонино. Если куда нужно их выслать, напиши.

Ну, будь здорова, целую тебя.

Твой Д.

8 июля 1910 г.

Послано из Липитино в Териоки

ф. 15, on. 1, ед. хр. 35, л. 5

 

166

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Ст. Териоки по Финлянд. жел. дор.
Анне Ильиничне Елизаровой, деревня Леппенено,
дача Катерины Лясонен

21/VII.

Милая Аня! Ко мне Ерамасовы1 обратились с просьбой рекомендовать их нашей Аннушке2. Они взяли бы ее и с мужем и ребенком, мужа или в дворники или кучера, Аннушку знал Алекс. Иван.3 и просил об этом. Они дрожат, что их убьет прислуга. Боятся до невозможности. Сообщи мне адрес Аннушки или сама напиши ей. Всего хорошего. Будь здорова. Привет маме. Получили ли большое письмо? Пишу Мане вместе с этим.

М. Елиз.

Здорова ли ты, милая? Я сегодня видел нехороший сон. Пиши, пожалуйста, почаще. Сегодня послал тебе 30 и 31 томы «Знания»4.

21 июля 1910 г.

Послано из Саратова

ф. 13, on. 1, ед. хр. 228, л. 8

1 Ерамасовы — близкие знакомые семьи Ульяновых.

Ерамасов А. И. (Монах) — социал-демократ, искровец. Со времени «Искры» до Октябрьской социалистической революции оказывал материальную помощь большевистской партии.

2 Очевидно, бывшая прислуга Ульяновых.

3 Алексей Иванович Ерамасов.

4 Имеются в виду сборники, к выпуску которых приступил в 1904 году  А. М. Горький. Назывались они «Сборники товарищества «Знание»» (до 1913 года вышло 40 книг), сыгравших огромную роль в развитии реалистической литературы XX века. В. И. Ленин писал, что Горький стремился в этих сборниках «концентрировать лучшие силы художественной литературы» (см. Полн. собр. соч., т. 48, стр. 3).

Сборники №№ 30 и 31 вышли в Петербурге в 1910 году.

 

167

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

31/VIII.

Дорогая Анечка!

Сегодня утром отправили тебе телеграмму, а сейчас опишу тебе наше путешествие1. Доехали мы прекрасно: по жел. д. помещались очень хорошо, вышла только маленькая неудача, которую описала тебе Маруся. На пароходе было очень хорошо: отправились мы по морю, пообедав в Або, где погуляли в хорошеньком садике — против самого вокзала — и по некоторым улицам. На пароходе имели хорошую каюту на 2 места, погода стояла прекрасная все время, и мы были постоянно на палубе. Качки совсем не было. Ночью проснулась я в 4 ч. и вижу, что пароход стоит; хотелось узнать почему. Оделась и только вышла из каюты нашей, как встретила молодую особу, немку, только что сошедшую с палубы, которая и объяснила мне, что пароход остановился у маленького городка, чтобы сдать лишний багаж, и тотчас же тронется дальше. Действительно, он отплыл тотчас же, а я вернулась, чтобы снова лечь, и тут почувствовала маленькую качку — точно я лежу в зыбке и меня качают,— но это не помешало, а, напротив, способствовало тому, чтобы мне быстро уснуть, и я прекрасно проспала до утра. Маня спала тоже хорошо и тоже заметила маленькое колебание под утро, но спала прекрасно и много. Утром вышла я рано на палубу и видела трех дам, с которыми была легкая морская болезнь и которые лежали на палубе. Они ужинали в половине десятого — как принято на пароходе — но мы предпочли поесть, как обыкновенно делали, в 7 ч. и легли в 9 ч., как стемнелось, чтобы встать раньше. Утром провели с удовольствием несколько часов на палубе — погода была прекрасная. Пароход опоздал и подошел к Стокгольму в начале 10-го. Мы стояли с Маней у самого барьера и вскоре увидели Володю. Я не узнала бы его, если б Маруся не указала. Она прямо взвизгнула от радости, когда увидала его... Я нашла его очень похудевшим и изменившимся, но он уверяет, что чувствует себя очень хорошо. Сняли 2 комнаты: одна, побольше, для меня и Мани, другая — для него, очень хорошенькие и чистые, не высоко подниматься. Снял он их на 12 дней. Ходили вместе обедать, и мне очень понравился здешний стол, можно получить и овощи, и каши, и самые свежие яйца, и молоко. У Володи есть тут знакомая, еврейка, которая живет здесь с семьей 4 года; он хочет познакомить нас с нею, и она укажет нам, где лучше что купить. Посмотрю, стоит ли купить здесь Мане зимнее пальто. Город мне очень нравится, насколько я видела его. Погуляем завтра и посмотрим его. Я чувствую себя совершенно хорошо и прокатилась с удовольствием на пароходе. Как-то ты живешь, дорогая моя, здорова ли вполне? Хлопот с укладкой будет тебе много... страшно жалею, что не могу помочь тебе! Не утомляйся слишком, родная моя, укладывай понемногу. Боюсь, что к 9-му не поспеем, напишу скоро опять.

Будь здорова, дорогая Анечка, будь осторожнее и внимательнее к здоровью... Обнимаю и крепко целую тебя.

Твоя мама

Маня целует тебя.

Что пишет Марк? Хочу писать ему отсюда.

Не было ли письма от Мити или Тони? Напиши, если что узнаешь о них.

Пиши, пожалуйста, если надумаешь что-нибудь купить здесь, с большим удовольствием исполню все...

31 августа 1910 г.

Послано из Стокгольма в Териоки

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 110—111

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 Речь идет о поездке в августе — сентябре 1910 года М. А. Ульяновой с М. И. Ульяновой в Стокгольм для встречи с В. И. Лениным, приехавшим туда из Копенгагена после окончания работы VIII конгресса II Интернационала.

 

168

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

3/IX.

Дорогая Анечка!

Послали мы тебе в день приезда телеграмму, а на другой день большое письмо, получила ли ты то и другое? Сегодня захотелось писать тебе опять, и вот я засела. Наши пошли обедать, а я пообедаю дома; хозяйка наша варит мне кое-что на газе, а также кофе утром и воду кипятит для чая. Керосинку раздумали покупать: пачкотни много, и хозяйка против этого, говорит, что за газ приплатим немного, а в комнатах так чисто и изящно, что ставить керосинку и прочее неудобно.

Гуляем эти дни очень много, осматриваем город и окрестности: прелестные здесь скверы и парки, масса цветов, красивые фонтаны. Вчера сидели долго в одном парке, слушали музыку. Любовалась я, глядя на целый лес роскошных пальм, лучше тех, что видел в Крыму. Сегодня утром ходила я с Марусей по магазинам: глаза разбегаются... но купили мало, не можем объясняться, не зная местного языка, это огромное неудобство для нас здесь, и хозяйка наша почти или мало понимает по-немецки. Володя навык немного и объясняет ей, а потом купили маленькое руководство для русского в Швеции. Завтра повидаюсь с женой одного рабочего, она еврейка, живет здесь уже 4 года, похожу с нею по магазинам и лавкам. Зашли сегодня в один магазин — распродажа всего,— соблазнилась шитьем: куски все в 4 метра, но цены разные, смотря по ширине узора, взяла один кусок — годится больше для панталон, кажется, очень прочное, крона и 60 ore*. У нас такого прочного не найдешь. Есть много шитья тонкого, край и прошивки, можно будет еще купить, как ты думаешь? Пиши скорей, если тебе нужно что, изящного здесь много. Сейчас принесли первое письмо твое, очень рада ему и письму от Тони. Merci, дорогая, что написала!

Вчера В.1 читал реферат2, Маня пошла с ним, а я залегла раньше спать — постель у меня здесь роскошная! Следующую субботу В. собирается опять читать реферат, а в воскресенье, 25-го, проводит нас на пароход и тотчас же обратно в Париж, где ждут его. Я желала бы раньше ехать и не очень довольна, что отъезд наш так затягивается... можно ли будет тебе ждать нас так долго?., но что поделаешь теперь?., и хотелось бы побыть с Володей и неудобно прожить здесь долго... Писала ли я тебе, что В. похудел, на мой взгляд, но смотрит бодрым и чувствует себя, как говорит, прекрасно. Очень много ездил на велосипеде и много ходил, думает, что от этого похудел, считает, что это хорошо... Погода здесь прекрасная, делаем большие прогулки и нынче собираемся в зоологический сад и в музей, это недалеко от нашей квартиры. Писал ли Марк что-нибудь о монахе3, уехал ли он за границу, если да — не может ли он достать его адреса, было б очень нужно... Письма приносят нам на квартиру — В. сделал заявление об этом, что очень удобно, так как почтамт далек.

Ну, до скорого свиданья, дорогая, будь здорова и не переутомляйся! Крепко обнимаю и целую тебя мысленно. Еще раз будь здорова, родная моя!

Пиши опять. Я совершенно здорова и вообще чувствую себя хорошо.

Твоя мама

Маня целует тебя крепко. Я писала сегодня Марку, напиши, как он живет. Володя шлет тебе поклон и поцелуй.

3 сентября 1910 г.

Послано из Стокгольма в Териоки

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 112—113

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2 1958 г.

* — эре (шведская разменная монета). Ред.

1 Ленин В. И.

2 Речь идет об одном из двух рефератов, с которыми выступал В. И. Ленин в Стокгольме; с одним рефератом он выступал 2(15) сентября, а со вторым — 9(22) сентября 1910 года.

На втором реферате присутствовала М. А. Ульянова, о чем вспоминает М. И. Ульянова в написанной ею в 30-х годах биографии Марии Александровны: «В Стокгольме Мария Александровна присутствовала и на одном выступлении брата на собрании большевистской группы. Это было первый раз, что она слышала Владимира Ильича. И мне казалось, что, слушая его, она вспоминала другую речь, которую ей пришлось слышать — речь Александра Ильича на суде. Об этом говорило ее изменившееся лицо. Но она слушала Владимира Ильича с большим вниманием, очевидно сильно волнуясь. «Он хорошо говорил, так сильно и красноречиво,— сказала она мне потом,— только зачем он так сильно напрягается, так громко говорит — это ведь так вредно. Не бережет он себя!»»

3 Псевдоним Алексея Ивановича Ерамасова (см. примечание на стр. 231).

 

1911

169

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

IV. 27. 1911.

Дорогая мамочка!

Прости, что долго не писал. Плохо здесь с квартирами, может быть, я еще мало знаком и плохо освоился, но и сам смотрел и других расспрашивал и должен сказать, что не в том беда, что дорого, а в том, что выбора совсем нет. Леса около Феодосии нет; т. е. есть в нескольких верстах (верст за 20 на берегу моря), но там, говорят, очень плохо с провизией и пароход не ходит.

Возможно, что я просто не знаю еще уезда; вот в мае буду много разъезжать. Купаться еще нельзя, в море не более 10 градусов. Управа здесь, по-видимому, хорошая и, если извне не последует препятствий, то будет весьма великолепно. Работы будет много, но это не беда.

Со второй половины лета начну искать квартиру, говорят, осенью легче снять. Где Маня, уже уехала на урок? Напиши мне ее адрес. Крепко целую тебя. Тоня также, будь здорова.

Твой Дм. Ул.

Адрес пока на управу.

27 апреля 1911 г.

Послано из Феодосии в Саратов

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 42

 

170

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

20-го.

Дорогая мамочка!

Третьего дня вечером приехала я к Савельевым1. Оказывается, они не достали спальных билетов (все распроданы до 25-го) и поэтому поедут только во вторник. Мусье и мадам очень любезны, а ребята первое время смотрели на меня волками, точно на чужую, теперь начинают немного дружелюбнее относиться.

Когда приехала в СПБ, было жарко, а теперь опять холодно, и я первым долгом по приезде в Финляндию вырядилась в шерстяные чулки и синюю вязаную кофту. Сейчас очень скучно и беспокойно о вас, в СПБ за беготней это не так было заметно, и очень жду весточки от вас. Как-то вы решили с летом и когда едете? Хорошо ли проехались по Волге?

В СПБ видела кое-кого из знакомых, между прочим и ту учительницу французского языка, которую собиралась разыскать. Она мне надавала много советов, и я некоторые из них исполнила. Была между прочим у попечителя с.-петербургского учебного округа. Когда он узнал, в чем дело, то заявил на прекрасном французском языке: «exposez votre demande en frangais»*, а я-то уж целый век не говорила по-французски. Сказала одну-две фразы, а на него, говорят, надо наседать и заговаривать его. Этого я не умею, и вообще на меня этот визит произвел какое-то неприятное впечатление**.— Хочу подать прошения еще в другие округа.

Много времени в СПБ взяло у меня лечение зубов — Ю. Ив.2 запломбировала мне 5 зубов!

До июня ребятам разрешено гулять, и поэтому они носятся целый день по двору, поздоровели очень. У них живет теперь маленькая немка их возраста, с которой они пока разговаривают по-немецки, но скоро, вероятно, обучатся русскому языку.

Пишите, пожалуйста, почаще! Ане советую выписать «Современную Жизнь»3, Баку, Каменистая ул., д. № 221 (уг. Б. Морской) — хороший журнальчик, там есть и Володины4 статьи. Почему мне не послали «Прив. Газету»5?До свидания! Целую крепко и желаю здоровья. Марку6 привет,

Ане напишу в другой раз, сегодня не успею.

М.

20 мая 1911 г.

Послано из Финляндии в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл. 6—7

* — «выразите вашу просьбу по-французски». Ред.

** Надеюсь получить место иным путем.

1 Родители учениц М. И. Ульяновой.

2 Речь идет о зубном враче Ю. И. Лаврентьевой, которая охотно предоставляла свою приемную и кабинет для встреч большевиков-подпольщиков.

3 «Современная Жизнь»— легальный еженедельный общественно-политический журнал, орган объединенной бакинской организации РСДРП, в которую входили большевики и меньшевики-партийцы; издавался в Баку с 26 марта по 22 апреля 1911 года под редакцией С. Г. Шаумяна, Вышло 3 номера. Третий номер был конфискован, и журнал был закрыт по распоряжению градоначальника. Во втором и третьем номерах «Современной Жизни» под рубрикой «Научные беседы» печатались статьи, излагавшие учение К. Маркса.

4 В № 3 журнала «Современная Жизнь» была напечатана статья  И. Ленина «Марксизм и «Наша Заря»». Статья была написана по просьбе  Г. Шаумяна (см. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 108—113).

5 «Приволжская Газета» — общественно-политическая газета. Выходила в Саратове в 1911—1912 годах. А. И. Елизарова и М. И. Ульянова принимали активное участие в этой газете.

6 Марк Тимофеевич Елизаров.

 

171

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

22/V.

Дорогая Анечка! Так спервоначала как-то скучно без вас, что все хочется писать вам. Начну с описания своего путешествия. Видела Татьяну1. Она ждет возвращения Сони2 скоро и тогда поедет, верно, вместе с ней в Калужскую губернию на дачу, а потом, кажется, думает устроиться в Твери. Видела и их соседку — даму, с которой я все ссорилась осенью. Меня она встретила любезно, но так озлоблена против близких мне людей, что я даже сама как-то не понимаю, как могла мирно с ней разговаривать. Зины3 не видела — она на даче, а О. Ив.4 так погружена в своего младенца, 4-месячную дочь, что с ней совсем нельзя разговаривать.

В СПБ видела больше публики. М. Ст.5 вывозил меня в свет, и у него я просидела вечер. Показывал он мне, между прочим, письмо Н. Ал.6, которое меня очень удивило. Н. А. послал, оказывается, в «Звезду»7 статью «Новый почин», в которой настаивает на необходимости создания легальной партии. Эту статью не напечатали, а его обозвали «ликвидатором». Но он пишет, что его этим не запугают и что так или иначе, а он эту статью напечатает. Вот так поворот с божьей помощью!

Сейчас принесли мне твое письмо — очень рада была ему. Напиши мне, пожалуйста, адрес Вас. Петровича4.

В «Посев»8 в СПБ заходила. Г-н Иванов — существо на мой взгляд довольно-таки неприятное. Он заявил мне, что расчет по квитанции за «Дружбу в мире животных»9 сделает и напишет на днях, что же касается «Тумана»10, то-де «наивный, мол, он человек, думает, что книга может идти, пока о ней не было нигде отзыва». Говорит, что расчет о «Тумане», т. е. какое количество издано и во сколько обошлось издание — было передано М-ку4. Врет или нет? Где ты такого эфиопа выкопала?

Анечка, пришли мне, пожалуйста, мерки твоих круглых столов— маленького и побольше — я забыла взять с собой.

В СПБ была у Оли11 на могиле — посылаю тебе травку оттуда. Елочка растет, а от тополей и помину нет — одни палки торчат.

Ну, до свидания. Целую крепко тебя и мамочку. Марку привет.

Твоя М.

Что за безобразие, что мне не выслали «Приволжскую Газету»! Выпиши «Современную Жизнь» из Баку. Что нового видела?

22 мая 1911 г.

Послано из Финляндии в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 39—40

1 Татьяна Черносвитова, ближайшая родственница Софьи Николаевны Смидович.

2 Софья Николаевна Смидович (см. примечание на стр. 209).

3 По-видимому, речь идет о Зинаиде Павловне Невзоровой-Кржижановской — жене Г. М. Кржижановского. Зинаида Павловна была близкой подругой Н. К. Крупской, хорошо знала всю семью Ульяновых.

4 О ком идет речь, установить не удалось.

5 Возможно, имеется в виду Михаил Степанович Ольминский.

Ольминский (Александров) М. С. (Василий Васильевич, Галерка) (1863—1933) — один из старейших деятелей революционного движения в России, профессиональный революционер, литератор. В революционное движение вступил в начале 80-х годов; примыкал к народничеству. В 1898 году вступил в РСДРП, с 1903 года — большевик.

6 Вероятно, речь идет о Николае Александровиче Алексееве.

Алексеев Н. А. (Андреев) — социал-демократ, искровец, со II съезда РСДРП — большевик, по образованию врач. Революционную деятельность начал в конце 90-х годов в Петербурге. Весной 1897 года вступил в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В начале 1898 года был арестован и выслан на 4 года в Вятскую губ., откуда бежал в 1899 г. за границу. В 1905 году вернулся в Петербург, принимал участие в большевистских изданиях, вел пропагандистскую и агитационную работу.

7 «Звезда» — большевистская легальная газета; издавалась в Петербурге с 16 декабря 1910 по 22 апреля 1912 года.

8 «Посев» — книгоиздательство в Петербурге.

9 «Дружба в мире животных» — детская книга, которую написала А. И. Ульянова.

10 Точных данных об этой книге установить не удалось.

11 Ольга Ильинична Ульянова.

 

172

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

11-12/ VI

Дорогая Анечка! Спасибо тебе за открыточку. Очень рада, что тебе теперь уже больше нравится в Бердянске, или, может быть, ты пишешь это лишь для того, чтобы меня успокоить? Правда жаль, что нет леса. Со вчерашнего дня здесь наконец установилось лето, так что я собираюсь даже обновить свое новое платье. Жаль, что ты не сшила себе белого. Я много гуляю, и дни идут как-то незаметно. Если тебе очень хочется ехать за границу пораньше, я могу попросить у принципалов1, чтобы они меня отпустили в самом начале августа. Думаю, что отпустят. Надо еще вот обсудить вопрос относительно зимы: соглашаться ли мне, если они мне предложат давать у них урок, и на каких условиях.— На днях к нам сюда явился ленсман2 за паспортами, а с ним еще какой-то военный. Последний осведомился о Савельеве и, когда узнал, что его нет, пожелал видеть меня. Я вышла, пригласила его на террасу, и там он мне конфиденциально заявил, что к нему (он оказался заведующим местной полицией) пришла бумага из СПБ учебного округа с запросом обо мне, ввиду моего прошения о месте учительницы — вот он и желал узнать о моей благонадежности! Обещал дать хороший отзыв!

От Марка что-то ничего нет, должно быть он меня больше знать не хочет.

Знаешь, фрейлейн получает «Огонек»3, и там был помещен портрет Горы4 (очень плохой) с надписью «феноменальный ребенок» и с его биографией. Там сообщалось между прочим, что он недавно выучился читать по-еврейски, а в конце высказывалось пожелание, чтобы нашлись добрые люди, которые не дали бы заглохнуть этому недюжинному мальчику...

7 и 8 №№ «Пр. Г.»5 получила, а больше не шлют.

Посылаю тебе немецкую книжечку — может быть, используешь ее как-нибудь. Пошлю еще как-нибудь на днях каталоги детской литературы, что ты просила.

Пиши, как проводите время, как чувствует себя мамочка? Целую ее крепко-крепко, тебя тоже.

Мне здесь больше нравится без принципалов — свободнее, делай, что хочешь, и их не надо занимать разговорами, и ребята как-то милее.

Ну, до свидания. Пиши почаще.

М.

11—12 июня 1911 г.

Послано из Финляндии в Бердянск

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 43—44

1 Имеются в виду Савельевы, у которых М. И. Ульянова занималась с детьми, давала уроки.

2 Начальник полиции в провинции (шведское слово).

3 «Огонек» — иллюстрированное обозрение общественной и политической жизни, наук и изящных искусств; с 1908 года — еженедельный художественно-литературный журнал. Выходил в Петербурге с 1901 по 1916 год.

4 Григорий Яковлевич Лозгачев — воспитанник Л. И. и М. Т. Елизаровых.

5 «Приволжская Газета».

 

173

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Териоки, Финл. жел. дор.,
деревня Ино-Неми — дача В. А. Савельева
Марии Ильиничне Ульяновой

25/VI—11 г.

Дорогой Манечек! Пишу опять с новой квартиры. Ох, надоело как менять! Вот адрес: Городское 4-классное училище, на углу Пушкинской, квартира инспектора. Комната высокая, воздуху много. Потом хорошо для мамы, что к ваннам ближе. Мы обе довольны. Я зачинила свой зуб и, кажется, разделалась и с малярией; взяла нынче опять ванну и раскисла страшно. Мамочка начала уже спускать t° ванны и скоро, вероятно, перейдет к морю. Мне же все теплые нужны, а они неприятны в жару. Купаешься ли ты? Купайся уж каждый день,— только тогда может быть толк, говорит Митя. Он нам о себе ничего не пишет, только о нашем лечении. Если ты видишь «Рус. Бог.»1, прочти К. Арла «Отбитая тюрьма»2 в №№ IV и V. Очень интересно и живо написано. А где обещанный каталог? Перелетела бы теперь к тебе, чтобы поболтать и подышать сосновым воздухом.

Здесь после вчерашнего урагана резко жарко.

Целуем тебя обе крепко. Будь здорова и пиши. Марк пишет, что «отогревается»!! на астраханских 50° жарах!

25 июня 1911 г.

Послано из Бердянска

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 32

1 «Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

2 Статья К. Арла «Отбитая тюрьма» помещена в № 41 журнала «Русское Богатство», апрель 1911 года, стр. 167—200ив№5, май 1911 года, стр. 49—70. Из содержания видно, что это рассказ одного из тех, кто был в этой тюрьме и все подробно описал.

 

174

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

20/VII

Дорогая Анечка! Сегодня получила твое письмо от 11/VII с мамочкиной приписочкой и целую за них крепко. Я не совсем понимаю тебя. Во вчерашней открытке от 16/VII* ты пишешь, что сняли новую комнату и что ты думаешь, что и я там поживу, а в письме вдруг ты пишешь, «не приехать ли тебе в Бердянск. Не понравится...» и т. д. Спрашивается, куда же мне ехать-то отсюда, чтобы вас повидать? На юг, или не стоит, потому что вы уедете оттуда?! Я ведь во всяком случае смогу буду лишь на самый короткий срок приехать, потому что, если долго загуляешься, нигде с осени не устроишься: ни в гимназии, ни с частными уроками. Ведь Милицына**  передавала Любови Ивановне1, что только тогда достанет хорошие уроки, если я пораньше к осени к ней заявлюсь. Только, по правде сказать, не хочется в Саратов ехать. Будешь сидеть опять в 4-х стенах. Какие там знакомые? Положим, что в Питере если остаться, тоже до знакомств-то не доберешься. Лида2 не советует мне в СПБ селиться. Она теперь в Гадяче, Полтавской губернии. Там останется 2 года. Писала мне, что Кубе3 теперь лучше, температура спала и что они собираются зимнюю дачу строить в Сейевисто, а с осени Куба в ялтинский санаторий собирается, если будет комната, место на 50 р.***. Я Кубе тоже открытку посылала, но она ответила только о Лиде, а о себе почти ничего.— Вчера виделась с Рахилью4. Списались мы с ней, что выйдем друг к другу навстречу. Она явилась вместе со своим И. П.5, и мы славно провели время. Поменялись новинками. Она ездила в город и привезла «Нашу Зарю» № 56. Там помещен некролог Радина-Кнуньянца7. Бедный «Богданчик» умер в тюрьме от тифа (паралича сердца после тифа). Там же помещена его статья, написанная за месяц до смерти,— «Один из итогов». Склонялся (если не окончательно склонился), очевидно, человек к ликвидаторству.— Помнишь в Лукьяновке8 Глобу9. Так мне рассказывали про нее, что ее обвинили (социал-революционеры) в провокации. Это на нее так подействовало, что она хотела покончить с собой. Потом дело как-то разъяснилось, но у ней туберкулез в сильной степени. Она в Крыму. А. Н. Кр.6тоже видели — она поехала в Киев, говорят. Вид, говорят, у нее ужасный. Вот кого я здорово люблю и очень бы хотела повидать. Соня10, верно, влюбилась бы в нее, если бы ее увидела. Прямо святая какая-то. А Соня, наверное, теперь где-нибудь на лоне природы, а вот не пишет.

Мамочку целую крепко-крепко и ручки ее родные целую.

Тебя тоже целую.

М.

Поправились ли вы хоть немножко-то? Рахиль тоже говорит, что тебе нельзя было в Финляндию ехать — холодно. Она своего малыша возила за границу лечить от насморка, но выжила там только месяц.

Что тебе из Выборга привезти? И маме что? Неужели не поедешь к Володьке? Глупая.

20 июля 1911 г.

Послано из Выборга в Бердянск

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 49—50

* Я ее получила на день раньше, чем письмо от 11-го.

** Это, говорят, одна из лучших учительниц французского языка в России, и меня ругательски ругали, что я с ней не познакомилась.

*** А если не будет, поедет к Лиде в Гадяч.

1 Любовь Ивановна Мицкевич — жена бухгалтера в саратовском акцизном управлении. Через нее М. И. Ульянова и А. И. Елизарова имели связь и вели партийную переписку с заграницей.

2 Лидия Михайловна Книпович (см. примечание на стр. 170).

3 Якубова А. А. (см. примечание на стр. 194).

4 Рахиль Самойловна Ривлина-Образцова.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

6 Имеется в виду некролог «Памяти Богдана Кнуньянца», помещенный в журнале «Наша Заря» № 5, за 1911 год, на стр. 47—49.

«Наша Заря» — ежемесячный легальный журнал меньшевиков-ликвидаторов; выходил в Петербурге с января 1910 по сентябрь 1914 года. Руководил журналом А. Н. Потресов.

7 Кнуньянц Б. М. (Рубен) (1878—1911) — профессиональный революционер, большевик; революционную деятельность начал в 1897 году в петербургском «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса». В 1901 году был выслан в Баку, где стал одним из руководителей Бакинского и Кавказского союзных комитетов РСДРП; в 1902 году принимал участие в создании «Союза армянских социал-демократов» и его нелегального органа — газеты «Пролетариат». На II съезде РСДРП — делегат от Бакинского комитета. После съезда как агент ЦК работал на Кавказе и в Москве. В сентябре 1910 года был арестован, умер в бакинской тюрьме.

8 Лукьяновская тюрьма в Киеве, где сидели А. И. Елизарова, М. И. и А. И. Ульяновы, арестованные в ночь с 1 на 2 января 1904 года. Д. И. Ульянов также был арестован, но сидел в так называемой Киевской крепости, где царские власти содержали арестованных лиц, которых считали особенно опасными для себя.

9 Очевидно, имеется в виду Глоба Антонина Григорьевна.

10 Софья Николаевна Смидович (см. примечание на стр. 209).

 

175

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

23/VII

Дорогая моя мамочка!

Вчера получила я два твои письма от 14-го и 15-го, письмо с вложением Володиного тоже получила уже давно. Большое спасибо за них. На днях хочу сказать С-ву1, что не могу остаться дольше 15-го у него и что еще более удобно бы для меня было уехать 7-го или 10-го. Вероятно, так и уеду. В СПБ собираюсь в начале августа, хоть на один день. Помещу объявление в газетах и схожу еще раз к Островскому. На днях*  я получила из канцелярии СПБ округа уведомление, что за неимением в настоящее время вакансий в округе я зачислена кандидаткой. Говорят, учительницы отказываются всегда осенью, чтобы получать летний гонорар. Попытаюсь похлопотать осенью — может быть, что-нибудь и выйдет. А Аню прошу еще только чуточку потерпеть — скоро, скоро и она поедет путешествовать. С Володей или, вернее, с Надей переписываюсь часто, и это очень интересно. Надя писала, что у Елиз. Вас. было воспаление легких, но теперь она поправилась.

Очень мне жалко, дорогая моя мамурочка, что вы, по-видимому, плохо выбрали место для отдыха и что вам все приходится менять комнаты. Поправилась ли ты хоть немного? Сколько ты думаешь еще пробыть на юге? Верно, тебе хотелось бы там виноградом попользоваться? Теперь во всяком случае скоро уже увидимся — соскучилась я о тебе очень.

Погода последнее время хорошая, и я как-то совсем отбилась от чтения, только французский не забрасываю — читаю каждый день вслух на берегу моря. Брожу много по лесу, приношу иногда грибов... Пения у нас совсем нет в нынешнем году. Ребята не хотят — не на аркане же мне их тащить. Кл. Ал.2 тоже что-то не желает. Зря я ей только нот навезла!

В прошлое воскресенье обновляла Анино платье. В этот день у нас вышел экспромтом концерт. Приехал настройщик и привез с собой своего сына музыканта. Наслаждались его музыкой. С нетерпением жду того времени, когда опять буду жить с тобой, дорогая мамочка, а пока крепко целую тебя и Анечку.

Твоя М.

Довольны ли новой комнатой?

23 июля 1911 г.

Послано из Финляндии в Бердянск

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл. 10—11

* я только на днях внесла гербовый сбор за прошение.

1 Савельев — отец учениц, которым М. И. Ульянова давала уроки.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

 

176

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

2-го авг.

Дорогая Анечка!

На днях получила два твои письма и мамочкину открытку в один день. Я уже писала тебе, что сказала принципалу1, что дольше 15-го не останусь. Возможно, что удастся уехать дня на 2—3 раньше. Надо будет еще иметь немного времени, чтобы похлопотать в Питере. Раньше я собиралась из Питера прямо двинуться к вам, но теперь этот номер не пройдет. Мне очень хочется повидать одного знакомого в Нижнем, поэтому я решила сначала заехать туда. Имело бы, конечно, смысл заехать и в Казань к попечителю2, но, во-первых, это уже будет запозданно, а, во-вторых, я нисколько не надеюсь на утверждение в провинции. Да и протекции нет. Если вы считаете, что надо маме пожить осень на юге, оставь ее у Мити — я приеду за ней. Если нет — можно нам встретиться в Саратове. Решайте, как вам удобнее. Мне все равно. Т. е., конечно, я была бы очень не прочь повидаться с Митей, и дорога в поезде для меня ничего не значит, если это будет нужно. Так что как хотите, так и решайте, и пишите мне скорее, потому что, возможно, что я уеду несколько раньше 15-го. Хорошо, если бы ваш ответ пришел до 12-го августа. Если бы настоять, можно бы, конечно, и раньше уехать, но мне это неудобно, так как надо докончить чтение кое-какой литературы.

Ты уж не сердись. Поедешь несколько позже, зато, может быть, поживешь подольше за границей.

У меня все по-старому. В воскресенье была у Рахили3, там был один знакомый парнишка, который порассказал много интересного.

Погода до 1-го продержалась прелестная, но сегодня ужe льет как из ведра. Должно быть, надолго.

Ну, пока до свидания.

Целую тебя крепко и мамочку тоже. Будьте здоровы.

М.

Поздравляю с новорожденным 4.

Возьми в библиотеке и прочти в июльской книжке «Современный Мир» рецензию Алексинского на книгу Богданова5. Любопытно.

2 августа 1911 г.

Послано из Финляндии в Бердянск

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 51—52

1 Так М. И. Ульянова называла Савельевых, у которых она жила и давала уроки их детям.

2 В дореволюционной России попечителями назывались руководители некоторых учреждений и учебных заведений.

В данном случае имеется в виду попечитель учебного округа — административная должность в системе министерства народного просвещения. Попечитель учебного округа ведал всеми учебными заведениями министерства в своем округе и был подчинен непосредственно министру.

3 Рахиль Самойловна Ривлина.

4 Имеется в виду Д. И. Ульянов, день рождения которого 4 августа (1874 г.).

5 Речь идет о рецензии Г. Алексинского на книгу А. Богданова «Культурные задачи нашего времени». Изд. Дороватовского и Чарушникова, Москва, 1911 г. Рецензия помещена в журнале «Современный Мир» № 7, 1911 г., стр. 345-348.

«Современный Мир» — ежемесячный литературный, научный и политический журнал; выходил в Петербурге с октября 1906 по 1918 год.

 

177

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Марии Ильиничне Ульяновой.
Угодниковская ул., № 26. Саратов. Russland

29-16/ IX  11 г

Здравствуй, дорогая Марусечка, из Ausland’a*! Вот тебе вид Наугейма1. От вас ничего еще не получила, вам писала 3 раза. Жду с нетерпением весточки. Как живете, здоровы ли? Не холодно ли и у вас? Здесь довольно свежо и дождливо.

Была нынче с М.2 у доктора, беседовала за него по-немецки. Он брал нынче 1-ую ванну.

Попали мы на сытный пансион, большой комфорт и тишину. После дороги это приятно. Завтра собираемся пойти на симфонический концерт — последний в этом сезоне. Марк сидит и долбит немецкий язык,— мешает писать. Что нового в Саратове? Пиши мне больше, дорогая, и откровеннее.

Целую крепко тебя и мамочку. Привет знакомым. Не набирай много уроков. Развлекайся немного.

Твоя Анна

16(29) сентября 1911 г.

Послано из Германии

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 34

* — за границы. Ред.

1 Письмо написано на открытке с видом города и надписью: «Bad Nauheim» (Старый Hay гейм).

2 Елизаров М. Т.

 

178

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Марии Александровне Ульяновой.
Угодниковская ул., № 26. Саратов. Russland.

22/IX 5/X 11 г.

Дорогая моя мамочка!

Сейчас получила твое письмо от 18-го, merci за него! Мы чувствуем себя хорошо. Мне кажется, что Марк1 посвежел уже за эту неделю. Я тоже начала брать ванны — соленые, пресоленые и вода бурого цвета,— так что и для меня второй курорт выходит,— за компанию. Когда поеду к В.2, еще не знаю. Получила от него письмо, что он возвращается в Париж и не едет в Италию, так как Ел. В. больна,— что-то с сердцем у нее неладно. Да и не по погоде теперь в Италию ехать. Вставьте, пожалуйста, окна и тоните,— хоть понемногу! Тебе сырость в комнатах очень вредна. Необходимо протапливать.

Целую крепко тебя с Майей.

Будьте здоровы, дорогие.

Твоя А.

Марк шлет большой привет3.

22 сентября (5 октября) 1911 г.

Послано из Германии

ф. 13, on. 1, ед. хр. 127, л. 6

1 Елизаров М. Т.

2 Ленин В. И.

3 Последняя фраза в конце письма стерта.

 

179

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Марии Александровне Ульяновой. Саратов,
Угодниковская ул., № 26. Russland

9/Х—11 г.

Дорогая мамочка!

Спасибо за письмо от 20-го, которое получила вчера! Мы здоровы, погода стала у нас лучше, много гуляем. Доктор находит у Марка большое улучшение. На днях напишу больше, а сейчас спешу дать весть. Завтра едем во Франкфурт — надо раньше встать. Очень рада, что у вас была М. Андр.1! Как теперь живете? Получали ли вести о Мите? Надя и Володя написали. Ел. В. лучше, Надя извиняется, что запоздала с ответом из-за ее болезни. Скоро, верно, соберусь я к ним.

Целую вас крепко.

Ваша А.

Будьте здоровы! Топите! Одевайтесь теплее.

26 сентября (9 октября) 1911 г.

Послано из Франкфурта-на-Майне

ф. 13, on. 1, ед. хр. 127, л. 7

1 Мария Андреевна Грачевская — племянница М. А. Ульяновой; дочь сестры Марии Александровны — Екатерины Александровны Залежской.

 

180

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Марии Александровне Ульяновой.
Угодниковская ул., д. 26. Саратов. Russland

Дорогая мамочка!

На днях я послала тебе большое письмо и приложила газетную вырезку для перевода Мане; надеюсь, что ты получила своевременно. Теперь же пишу лишь пару слов. Еду наконец нынче вечером в Париж. Завтра утром буду там и оттуда напишу вам подробнее. Пишите мне теперь на Володин адрес, на конверте не надо — для передачи; внутри можно: Ане. Я вполне здорова и охотно еду. М.1 чувствует себя также хорошо. Погода здесь прелестная, и мы каждый день гуляем по окрестным лесам. Целую горячо вас обеих; будьте здоровы, дорогие мои! Наде2 привет. Ванну топите — Марк говорит. С какой стати в баню ходить. Merci за письмо от 28-го и за «Живой труп». Au revoir! Марк шлет приветы.

4(17) октября 1911 г.

Послано из Франкфурта-на-Майне

ф. 13, on. 1, ед. хр. 127, л. 8

1 Елизаров М. Т.

2 Надя Голубятникова — племянница М. Т. Елизарова.

 

181

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

22/X

Дорогая Манечка!

Вчера я послала тебе через Hachette*  только что вышедшую у них книгу: Henri Asselin. «Les paysages de l’Asie»**. Ты удивишься такому географическому волюму; но я прочла в одной немецкой газете хвалебный отзыв о ней и указание на ее особый интерес в данный момент, когда Китай привлек к себе общее внимание. Описывается как раз та долина Яндсе-Кианго, на которой происходят теперь события1, ее жизнь, ее природа, культура китайцев. Поручиться, конечно, ни за что нельзя, но я думаю, что тебе следует предложить издание ее Крумбюгелю, например (Б. Никитская, 20), или «Посеву» (Петербург, Колокольная, 9). Крумбюгелю лучше, потому что он денежнее. Впрочем, лучше всего напиши одновременно и тому и другому и подчеркни достоинство книги (это можно сделать, не читая, по моему отзыву,— обратила-де внимание на Западе за пределами Франции,— сочувственный отзыв передовых немецких газет и т. п.). А в ожидании ответа ты сможешь, я думаю, утилизировать отдельные главы для саратовских газет — на два фельетона, например. Запроси их. Для «Копейки»2 же можно дать 2—3 коротеньких изложения; публика, читающая ее, тоже очень интересуется жизнью Китая. Это лучше пустеньких беллетристических рассказов — вырезала тебе пару, да не знаю даже, стоит ли посылать — разве Анатоля Франса3.

Что же касается тех педагогических книг, о которых ты просила Надю, то она просит сообщить тебе, что ничего интересного пока на литературном горизонте не появлялось, что она ждет на днях новый библиографический указатель и тогда надеется, что сможет дать тебе указания.— Как идут твои уроки? Очевидно, саратовская публика откладывает репетирование до экзаменов — это выгоднее.

Привет знакомым. Газету попроси высылать в Париж. Я здесь ничего еще, можно сказать, не видела. В. занят спешной статьей4, а одной не хочется куда-нибудь в концерт или театр. Даже на больших бульварах не была еще. Ну, и чертовски возросло движение тут с тех пор, как я жила! До свидания, моя хорошая! Как здоровье мамочки? Береглась бы она в эти холода, меньше в кухню ходила бы. И также ванну, чего бояться! Маме нельзя ходить в баню!

Целую горячо.

Твоя Анна

9(22) октября 1911 г.

Послано из Парижа в Саратов

ф. 13, on. 1, ед. хр. 128, лл. 1—2

* — издательство Ашетт. Ред.

** — Анри Аслэн. «Пейзажи Азии». Ред.

1 По-видимому, имеются в виду крестьянские восстания и городские волнения, происходившие в 1911 году по всему Китаю. В сентябре 1911 года было крупное антиправительственное выступление в Сычуане. 10 октября 1911 года произошло Учанское восстание, положившее начало революции 1911 года в Китае, возглавляемое Сун Ят-сеном. Революция 1911 года свергла маньчжурскую династию, покончила с существованием в Китае феодальной монархии, однако не смогла уничтожить господство иностранных империалистов и китайских феодалов-помещиков в стране.

2 Возможно, имеется в виду «Саратовская Копейка» — ежедневная газета; с № 5 — ежедневная газета новостей. Выходила в Саратове с 1910 по 1913 год.

3 Вместе с письмом послана вырезка из французской газеты. Под рубрикой «Сказки и новеллы» напечатана новелла Анатоля Франса под названием «Петрушка».

4 Очевидно, речь идет о статье В. И. Ленина «Столыпин и революция», которая была опубликована 18(31) октября 1911 года в газете «Социал-Демократ» № 24 (см. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 324—333).

 

182

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Марии Александровне Ульяновой.
Угодниковская, д. № 26. Саратов. Russie

Дорогая моя мамочка!

Как-то ты живешь? Здорова ли? Стужа у вас, по газетам, страшная. Замазали ли (и хорошо ли) окна? Не дует ли с лестницы? Носи, пожалуйста, теплые панталоны и чулки и берегись побольше. На базар ты ведь уже не ходишь? Айвы мне не надо, варенья такая уйма. Я надеюсь, вы кушаете его? Пожалуйста! — Я вполне здорова и очень рада, что попала сюда и повидала В.1 Он здоров и ездит в библиотеку, работает над одной статьей. Пишу сейчас в своей комнатке, которая очень хороша и уютна, выходит в садик. Сейчас пойду к ним обедать (они обедают в 12 ч., а ужинают в 7 ч., готовит им femme de menage*. Е. В. поправилась, но Надя не допускает ее до хозяйства. Своего адреса я не пишу, потому что не стоит,— долго не пробуду здесь. М.2 пишет, что чувствует себя хорошо и гуляет много. До свидания, моя хорошая, и целую тебя крепко-крепко! Будь здорова, голубушка моя!

Твоя А.

Привет Наде3 и знакомым.

9(22) октября 1911 г.

Послано из Парижа

ф. 13, on. 1, ед. хр. 128, лл. 2 об.—3

1 Ленин В. И.

2 Елизаров М. Т.

3 Надя Голубятникова — племянница М. Т. Елизарова.

 

1912

 

183

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов.
В губернское жандармское управление.
Для Марии Ильиничны Ульяновой

г. Феодосия 912. V. 16.

Дорогая Маня!

На днях получили от мамы известие о твоем и Анином аресте1, запросили телеграммой ее, не нужен ли приезд Тони2, ответила, что пока не надо, так как Аню обещали скоро освободить. Где ты там содержишься, в отдельной камере или в общей, и как чувствуешь себя, здорова ли и каковы условия питания? Пиши, пожалуйста.

В Москве я был на обоих съездах3 и в общем прогулял недели три; даже уезжать не хотелось, особенно в эту паршивую Феодосию. Можешь себе представить, даже в смысле климата— вот половина мая, и здесь все еще холодно, это называется Крым...

От прочей России отличается только тем, что здесь сильнейшие ветры и пыль. Единственно — море, но теперь купальный сезон раньше как через месяц не начнется.

Гостила у нас целый месяц Екатерина Николаевна4, теперь поехала в Сухум к родным, а к 15. VI должна вернуться и будет у меня счетчицей.

Крепко целую тебя и желаю от души бодрости и здоровья.

Твой Дм. Ульянов

Тоня целует.

Адрес мой: Феодосия, Рукавишниковская ул., д. Мельникова.

16 мая 1912 г.

Послано в саратовскую тюрьму

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 35—36

1 После приезда в Саратов М. И. Ульяновой, А. И. Елизаровой и М. Т. Елизарова работа Саратовской с.-д. организации значительно оживилась: наладилась связь с центральными органами партии, на заводах и фабриках проведен ряд забастовок, рабочие активно откликнулись на ленские события, был направлен делегат на Пражскую конференцию, который по возвращении провел несколько собраний с информацией о решениях конференции. Организация активно готовилась к проведению праздника — 1-е Мая. Все это не могло ускользнуть от цепких глаз полиции, располагавшей сетью шпионов и провокаторов.

«Центральной фигурой саратовской группы являлась Мария Ильина Ульянова, сестра известного Владимира Ульянова... ее сестра Анна Ильина Елизарова, муж последней Марк Тимофеевич Елизаров... являвшиеся ближайшими помощниками Марии Ульяновой в стремлении последней воссоздать в Саратове прочную нелегальную организацию РСДРП. Все эти три лица принимали деятельное участие в издававшейся в Саратове «Приволжской Газете», проводившей социал-демократические идеи» —. доносил начальству полковник жандармского управления Семигановский.

По доносу шпионов и провокаторов в ночь с 7 на 8 мая подвергли обыскам квартиры саратовских социал-демократов: М. И. Ульяновой и А. И. Елизаровой, А. М. и Л. С. Лежавы, С. М. Скляренко, А. К. Вороненого (делегата Пражской конференции), С. С. Кржижановского, И. В. Нефедова и других. Многие были арестованы, в том числе М. И. Ульянова и А. И. Елизарова.

Только после 1934 года советским органам удалось установить, кто был полицейской ищейкой, который выследил и выдал М. И. Ульянову, А. И. Елизарову и других саратовских социал-демократов. Таким оказался некто Крылов, носивший полицейскую кличку «Сергеев». Он был привлечен к ответственности по советским законам и понес заслуженную кару.

2 Ульянова-Нещеретова А. И.— жена Д. И. Ульянова.

3 В марте—апреле 1912 года в Москве обществом врачей им. Пирогова был проведен II съезд бактериологов и эпидемиологов, а также совещание по санитарным и санитарно-статистическим вопросам, в работе которых принимал участие Д. И. Ульянов.

4 Екатерина Николаевна, по-видимому, подруга А. И. Ульяновой.

 

184

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Мая 18-го.

Дорогая Анечка!

Не писала я тебе ни разу еще и от тебя не получала ни одного письма, вероятно, ты не знала, что только по субботам можно писать, и пропустила первую, жаль, что так редко можно писать!

О здоровье моем не беспокойся, я очень осторожна, следую советам врача и твоим, которые ты давала мне, питаюсь молочным, яичко всмятку, после обеда ложусь или с книгой сижу в мягкой качалке. Книги переменила в библиотеке, дали роман очень интересный. На воздух не выхожу эти дни: сильный ветер и пыль, которая засыпает мне глаза, даже в рот попадает. Приходили ребята: Варя и Горя1, обедали у нас два праздника.

Как живешь ты, родная моя, не надо ли чего послать из белья и платья, ты взяла с собой очень мало. Ну, крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя Анечка, будь здорова, как горячо желает тебе твоя мама.

М. Ульянова

Пишу дурно, спешу очень. Хочу писать еще Марусе.

P. S. Только что кончила письмо, как принесли мне твое от 12-го мая. Это был сюрприз для меня, я думала, что ты напишешь мне только завтра, в субботу. Спасибо, дорогая, за письмо — оно доставило мне некоторое утешение. Ты спрашиваешь, как идут экзамены у Нади2? Она сдала удовлетворительно три экзамена, сегодня пошла на четвертый, естественная история, ушла к 11-ти часам, как ей назначили, а теперь— 5 и ее все еще нет... замучили ее бедную, она и не позавтракала, надеялась прийти к двум, к обеду. Ты просишь передать поклон Марку3, не знаю, где он сейчас. Он приезжал сюда, отправился на службу и его поторопили ехать на какую-то аварию. Сегодня было от него письмо к Наде с поклонами от ее родных. Но когда вернется, не может определить: были к нему еще телеграммы из «Саламандры» — ехать туда и сюда. Хорошо, если б пришлось ему ездить больше на пароходе, а то на лошадях слишком утомительно. Еще раз обнимаю и целую тебя, родная моя, будь здорова!

18 мая 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, 122—123

1 Лозгачевы В. Я. и А Я.

2 Голубятникова Н.

3 Елизаров М. Т.

 

185

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

18 мая 1912 г.

Дорогая моя Маруся!

Сегодня принесли мне второе письмо твое, благодарю за оба, порадовала меня весточка от тебя, родная моя! О здоровье моем не беспокойся; я забочусь о нем насколько возможно, исполняю все предписания и советы врача. Погода была очень приятная во время дождей и гроз, но теперь стало опять жарко и сильный, хотя душный, ветер поднимает целые тучи ныли, так что невозможно открывать окна на улицу.

Ты делаешь хорошо, что пьешь молоко — непременно кипяченое — и обтираешься, только при этом надо быть осторожнее, чтобы не простудиться, не сидеть после этого под открытой форточкой. Ты жалеешь, что не удалось покончить занятия с учениками, да, я слышала, что многие из них тоже жалеют очень об этом. Отец одного из них — фамилии его не знаю — прислал мне, через знакомую, 15 р. за месяц — кажется, срок месяца 13 число, если не ошибаюсь, и выразил большое сожаление, что занятия прекратились, прибавил, что сын его очень успел. Больше ни от кого я денег не получала. Ученица твоя говорит, что должна тебе несколько рублей, безделицу. Надя1 сдает успешно экзамены, она просит передать тебе сердечный привет, сейчас только пришла с экзамена, уже 6-ой час. Не надо ли тебе чего-нибудь прислать из платья, белья, книг или для работы?

Марк разъезжает по командировкам, когда вернется, неизвестно.

Заходила ко мне Людмила Степановна Лежава2, доктора посылают ее в Крым, и через неделю она едет и хочет непременно взять детей с собой. Я не хожу никуда, сижу больше дома, читаю или работаю немного, дошила тебе чепчики, при случае перешлю.

Надя меняет книги в библиотеке; писем ни от кого не получала. Надо кончать письмо и отправить на почту. Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя Маруся, будь здорова, родная моя, как желает горячо твоя мама.

Мария Ульянова

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, 7—8

1 Надя Голубятникова держала экстерном экзамены в Саратовской гимназии.

2 Жена А. М. Лежавы.

Лежава А. М, (1870—1937)—член партии с 1904 года. В конце 80-х годов примкнул к народническому движению. В 1893 году арестован, сидел 2 года в Петропавловской крепости, отбыл 5 лет ссылки в Якутии. В ссылке под влиянием Н. Е. Федосеева стал марксистом. Революционную работу вел в Смоленске, Тифлисе, Воронеже, Н. Новгороде, Саратове, в Москве. С 1907 по 1916 год работал в Саратове, был близок к семье Ульяновых.

 

186

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

19-го мая 12 г.

Дорогая мамочка!

Это третье письмо, что пишу тебе отсюда, не знаю, получаешь ли ты их. От тебя писем еще не получала, верно, их просматривают, на днях надеюсь получить. Сейчас принесли передачу от тебя, очень рада была ей — спасибо, голубушка моя. Не помню уж, писала ли я тебе, что получаю больничный обед и молоко каждый день, а также белый хлеб. Собираюсь, кроме того, пить по утрам какао, есть больше яиц, выписать магги в кубиках, чтобы для разнообразия устраивать себе особый бульон. Вообще буду стараться упитываться, чтобы сохранить свои силы в прежнем виде и надеюсь, мне это вполне удастся1. Время летит здесь поразительно быстро, как нигде, кажется. Когда возьмусь всерьез за занятия и книги, пойдет, конечно, еще скорее. Вязанье мое движется довольно успешно, вяжу и кружева и звездочки для салфетки, так что скоро уже всю бумагу вывяжу, ну да это ничего, можно будет еще выписать, благо денег у меня здесь много, человек я запасливый. Гуляю я обыкновенно рано утром, иногда даже до чая, это хорошо, не так жарко бывает. Впрочем, тень всегда можно найти, потому что двор большой. Здесь в тюрьме создается особая психология, которую вольному человеку трудно, даже невозможно понять. Отвыкаешь от воли и потому как-то мало мечтаешь о ней, как о чем-то недоступном, по крайней мере теперь,— больше уходишь в мелкие интересы дня, которые и заполняют его собой. В конце концов ведь все проходит, как хорошее, так и плохое, унывать, значит, не приходится, тем более что ничего, кроме вреда, от этого получиться не может. Видишь, как я философски сейчас настроена, постараюсь %на дольше. Да и в конце концов не думаю я, чтобы это сидение уж долгое-то могло быть. Придет и ему конец. Очень мне только хочется, чтобы ты уехала отсюда. Навещает ли тебя кто-нибудь из знакомых? Поцелуй от меня тех, кто это делает. Прошу тебя, думай насколько возможно меньше обо мне, я буду всегда откровенно писать тебе, что и как. Из белья и платья мне сейчас ничего не надо — взяла себе достаточно. Книг тоже забрала.— Ну, буду пока кончать. До свидания, родная моя. Крепко, крепко целую тебя. Береги себя и не волнуйся очень. Я здорова и бодра. Привет нашим и поцелуй Наде2. Еще раз целую тебя, моя дорогая мамочка. До субботы.

Твоя М. Ульянова

19 мая 1912 г.

Послано в Саратов из саратовской тюрьмы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл. 14—15

Опубликовано в газете «Комсомольская Правда», 18 февраля 1968 г.

1 М. И. Ульянова, желая успокоить мать, в письме к ней значительно приукрашивает условия своего пребывания в тюрьме. На самом деле она вышла из тюрьмы настолько слабой и больной, что даже полиция Саратова не решилась отправить ее в ссылку немедленно, а вынуждена была разрешить несколько недель пробыть дома.

2 Надя Голубятникова.

 

187

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

25-ое мая 1912 года.

Дорогая моя Манечка!1

Вот наконец я и дома!2 Мама несколько успокоилась и говорит, что стала спать лучше. В городе жарко и пыльно; ездили с ней вчера на Волгу.

Посидели там с часок на пристани. Воздух там дивный; Волга разлилась так широко и прекрасно! Жаль было только, что ты не можешь подышать этим чудным воздухом!

Вообще мне все кажется теперь роскошным: такое обилие воздуха и света! Не замечаю даже, чтобы в городе было душно,— вот как все познается по сравнению. В первые минуты чувствовала только радость, что на воле и с мамой,— теперь же грустно, что ты в тюрьме еще. Хотя моя камера и была сырая, но зато большая,— воздуха в ней было больше, наверное, чем в твоей клеточке. Хоть бы гулять тебе побольше удавалось! Я сижу все дома с мамой. Никого не видала, кроме твоей ученицы, которая одна почти посещала маму и была очень мила и заботлива к ней. Многие из знакомых разъехались, да, по правде сказать, и не тянет никуда, никого и видеть не хочется. Уедем, верно, с мамой к двоюродной сестре хоть на самое жаркое время,— тебя жаль только оставлять здесь одну!

Надя сдает успешно экзамены. Остался ей только один, по географии, на понедельник. Хотя придется, может быть, сдавать еще по рукоделию. Представь себе: требуют умения кроить! Не пойму, зачем это для экстернов, и хочу пойти поговорить с начальницей, не освободит ли от него Надю. Но не знаю, удастся ли: в этой гимназии придираются к экстернам очень, так что следовало бы подать прошение на поступление, а потом сказать, что помешало что-нибудь. Например, по арифметике, по которой она всего лучше подготовлена, поставили только 3, и знаешь, за что? Сказали придумать задачу на смешение, например для состава цемента. — «Из каких частей составляется цемент?». Надя говорит, что не знает.— «Так вы бы сначала узнали это, потом шли на экзамен!» — Представь себе! — Надя говорит: состав цемента к арифметике не относится. И за этот ответ еще, вероятно, поставили ей 3. Поступающим же делают всяческие послабления. Но свидетельство Надя, очевидно, получит,— а это главное.

Ты писала, что вывязала бумагу почти всю. Какой тебе купить,— напиши. Не сиди только много за вязанием: вредно это для груди сидеть согнувшись. Я постоянно вставала от работы или книги, выпрямлялась, делала гимнастику. Делай тоже гимнастику, дорогая моя! Будь, по возможности, спокойнее и терпеливее. Бог даст, и тебе недолго придется еще сидеть!

Мамочка не пишет тебе сегодня, просит передать ее крепкий поцелуй, Надя шлет тебе тоже поцелуй и пожелание вернуться скорее домой. Будь здорова, дорогая моя, как тебе горячо желает твоя А. Елизарова.

Целую тебя крепко, Марусечка!

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 37—38

1 Настоящее письмо, а также письма М. И. Ульяновой из тюрьмы и письма родных к ней, направленные через жандармское управление, были просмотрены и проверены химическим способом для выявления скрытого текста. Письма носят следы этой проверки. На конвертах писем надписи: «Проверено. Выдать».

2 А. И. Елизарова через две недели после ареста была освобождена из саратовской тюрьмы.

 

188

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

26/V-12 г.

Дорогая мамочка!

Паки и паки повторяю свою просьбу к тебе и Анечке по возможности скорее уехать из Саратова, чтобы не печься и не дышать пылью. Вот только немало вам предстоит возни с укладкой вещей на лето! Если возможно, я попросила бы уложить мои книги (они лежат на последней полке шкафа) в отдельный ящик, причем часть из них направить мне. Не знаю, какого содержания книги разрешаются для чтения арестованным, жалко беспокоить Анечку, но, может быть, она как-нибудь раз заберет хорошую толику книг и свезет их в жандармское управление, чтобы у меня был некоторый запас. Мне хотелось бы иметь первый и второй тома «Капитала», Лансона1 по-французски, Миллера по-немецки, что-нибудь по истории русской и иностранной литературы, вроде Шахова2, Когана3, Венгерова4, может быть, по истории Англии, России что-нибудь*, английский словарь и какой-нибудь английский роман. Что касается англ. — Туссена7, то можно и его, хотя пока еще не знаю, хватит ли у меня пороху на него, может быть, и хватит. Кроме того, что-нибудь из беллетристики — Ибаньеса8, напр. Говорят, хороший перевод «Общественной пользы» 9 «Антик»10. Да и дешево эти книжечки стоят, можно купить несколько из них на мои деньги. Я намечаю так, первое, пришедшее на память, так что но надо непременно искать это, можно и другое, что попадется в нашем шкафу. У меня сейчас какая-то жажда книг и чтения, кажется, буду читать запоем! Если бы удалось поумнеть — то-то бы хорошо! Чувствую себя сейчас бодро и хорошо, для гимнастики, с одной стороны, и для чистоты, с другой, мою по утрам пол в своем обиталище. Дело идет пока успешно. Спасибо вам большое за посуду. Кружка и чайник прямо произвели фурор, ложка тоже замечательная. Целое у меня теперь хозяйство!** Провизия держится в печи — там прохладнее и мух нет. Купила я себе яиц, масло, которое лежит в холодной воде, сыру, какао, апельсинов и даже изюму для десерта. Больше всего ем, конечно, яиц, хотя и обеду делаю честь. Вообще пока можно только пожелать бы такое настроение продолжалось и дольше.— За это время получила три письма, два от тебя (от 14-го и 18-го) и одно от Митюши. Целую его и благодарю. Ему не пишу, ибо только раз в неделю можно писать, а его очень прошу писать. Ну, листок близится к концу — до субботы. Целую и обнимаю крепко, крепко тебя, мамочка, и Анечку. Будьте здоровы, дорогие мои, чего горячо желает

ваша Мария Ульянова.

26 мая 1912 г.

Послано в Саратов из саратовской тюрьмы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223,лл.16—17

Опубликовано в газете «Комсомольская Правда», 18 февраля 1968 г.

* например, Александрова5, Джаншиева6.

** Маленькая кружка тоже очень кстати, и чайную чашку я расколола. Увы и ах! Впрочем, это хороший признак.

1 Лансон Густав (1857—1934) — французский историк литературы и критик. Профессор Сорбонны. Особой известностью пользуется его «История французской литературы» (1894 г.).

2 Шахов А. А. (1850—1877) — историк западноевропейской литературы. Был приват-доцентом Московского университета, читал лекции на Высших женских курсах в Москве. Его работы: «Французская литература в первые годы 19 века», «Гете и его время», «Очерки литературного движения в первую половину 19 века», «Вольтер и его время».

3 Коган, П. С. (1872—1932) — историк литературы, критик. Наиболее известны его работы: «Очерки по истории западноевропейской литературы», «Очерки по истории новейшей русской литературы», «Белинский и его время».

4 Венгеров С. А. (1855—1920) — историк русской литературы, библиограф. Его перу принадлежат: «Русская литература в ее современных представителях. И. С. Тургенев», «История новейшей русской литературы», ч. I и крупнейшая литературная картотека о писателях и их сочинениях.

5 Возможно, М. И. Ульянова имеет в виду Н. Александрова, автора книги: «Народное движение во время Великой французской революции» по Олару. СПБ, изд. «Зори», 1907 г.

6 Джаншиев Г. А. (1851—1900) — историк, публицист. Его исследования охватывают период реформ Александра II. Широкую известность Джаншиеву принесли его работы: «Основы судебной реформы», «Исторические справки», «Из эпохи великих реформ».

7 Самоучитель английского языка для взрослых по методу Туссена и Лангеймейдта, составленный Д. Н. Сеславиным (СПБ. Иогансон, 1899).

8 Бласко Ибаньес Висенте (1867—1928) — испанский романист и политический деятель.

9 «Общественная польза» — издательство буржуазно-демократического направления в Петербурге. Изд-во выпускало и с.-д. литературу.

10 О чем идет речь, установить не удалось.

 

189

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Саратовское жандармское управление,
Рабочий переулок, для М. И. Ульяновой

2.VI.

Дорогая Маруся!

Пишу тебе немного сегодня; хочу успокоить тебя относительно здоровья моего. Теперь я чувствую себя лучше. Поболела я дня три обыкновенной болезнью моей, слава богу, что Аня со мной теперь и ухаживает за мной. Очень жалею, что не могла повидать тебя сегодня! Аня возила тебе некоторую передачу из съестного, что разрешается, и то, что ты просила, 1— для работы, но не приняли, сказали, привезти в четверг.

Будь здорова, родная моя, крепко целую тебя!

До свидания, твоя мама М. Ульянова

2 июня 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, лл. 12—13

 

190

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Губернское жандармское управление,
Рабочий переулок, для Марии Ильиничны
Ульяновой

5-ое июня.

Дорогая моя Марусечка!

Отправляю тебе завтра некоторые из книг1, которые ты просила,— Шиллера, Ибаньеса, английского Туссена, роман английский, словарь к нему, Лансона не нашла ни у тебя, ни в шкафу. Шахова, говорят, нельзя, некоторые другие книги тоже.

Таким образом, по истории и истории литературы ничего не посылаю. По беллетристике же прибавляю Куприна и Тургенева, мелкие рассказы. Думаю, что последние две книги ты будешь охотнее других читать, потому что в тюрьме, да еще в такую ужасную жару, научные книги читать, по-моему, трудно. Сужу по себе: научная книга двигалась у меня довольно туго, а Потапенко2 «Один» читала охотно,— собственно не роман,— очень бездарный, а мелкие рассказы. Беллетристика дает все же возможность уноситься от окружающих условий, а в тюрьме это очень приятно, хоть ненадолго. Но, конечно, и она надоест. Душно как у тебя, я думаю! Ведь до 50 градусов доходит жара! Знаешь, мы живем больше в северной половине квартиры. Я перенесла твою кровать в столовую во время маминой болезни и продолжаю спать тут и теперь, хотя нужды в этом уже нет. Температура у мамы нормальная,— только некоторая слабость осталась,— да и та, верно, больше от жары. В конце недели, надеюсь, нам можно будет уехать. Надя еще здесь, шлет тебе большой привет. Уезжает завтра. Осталась здесь немного, чтобы помочь мне. Уехала на отдых и та знакомая, которой ты вязала салфеточку. В июле поедет к Соне3. Знаешь, почему не в июне? Потому что Соня написала ей, что в начале июня ждет второго ребенка и будет суетно и неинтересно у ней. Теперь, пожалуй, будет у Тани и сестренка! Вспоминаю по этому поводу, как Соня, находя, что матери больших семейств меньше беспокоятся за своих детей, восклицала: «да здравствует система шестерых детей!». Кажется, она начинает сама проводить ее. Просила она и нам передать свой привет. От Маруси Грачевской4 поджидаем на днях письмо: звали ее родные на дачу под Казанью; она хоть и писала, что не поедет, вероятно, но хотим лучше наверное знать. Мама не писала ей довольно долго из-за нашей невзгоды5,— могла отчаяться дождаться нас и уехать. Не знаю, как быть с твоим костюмом! Портниха на июль уедет. Хотела я на себя примерить и дать кончить, да она не советует: говорит, не хорошо будет на другую фигуру. Говорит, что и в июле можно будет вызвать ее на неделю из деревни, что-то верстах в восьми от Саратова.

Ну, надо и кончать мне мою мазню. В жару и чернила сгущаются и перо движется туго. Хотела, главное, дать весточку тебе и сообщить о книгах. Доставляю их тебе побольше, потому что, когда уедем, некому будет носить. А теперь целую тебя крепко за себя и за мамочку. Горячо желаем тебе здоровья. Беспокоит очень, что разовьется у тебя малокровие,— губы уже сильно побелели... Сегодня было письмо от Тони. Здоровы, шлют тебе привет. Жалеют, что мы не уехали с мамой с весны к ним. Митя купается. До свидания, дорогая моя!

Твоя А. Елизарова

5 июня 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 45—47

1 На книги, переданные для М. И. Ульяновой, в жандармском управлении был составлен следующий список:

1 Л. Н. Толстой — биография.

2 Курс политической экономии. Богданов и Степанов.

3 Очерки литературного движения. А. Шахов.

4 Когда проснется спящий. Г. Уэллс.

5 Письмо с моей мельницы. А. Доде.

6 Немецко-русский словарь. А. Ф. Циглер.

7 Малая энциклопедия на французском языке.

8 Немецкая грамматика. Гейзе.

9 На воде. Гюго.

10. Мопассан — на фр. яз.

11. 6 том. Ницше.

12 Эрнани. В. Гюго — на фр. яз.

13 Пятьдесят перипетий. В. Гюго — на фр. яз.

14 Письма моего мулена. Доде — на фр. яз.

15 Основы стилистики. Боли — на фр. яз.

16 Полное собрание сочинений Шиллера.

17 Самоучитель. Туссен.

18 Английский роман. Беллами.

19 6 и 9 тома сочинений И. С. Тургенева.

20 Роман — Ибаньеса.

2 Потапенко И. Н. (1856—1929) — русский писатель. Для его произведений характерны проповеди культурничества, либерально-народнической теории «малых дел», идей буржуазной филантропии. Широкую известность принесли ему повести «11а действительной службе», «Шестеро», «Речные люди», «Генеральская дочь», «Не герой» и др.

Роман «Один» вошел и 8-й том сочинений Потапенко, изд. 1898 года.

3 Смидович С. Н. (1872—1934). Революционную деятельность начала с 1898 года в Москве, затем работала в Туле, Женеве и других городах. Неоднократно подвергалась арестам. В 1911 году выслана в Калугу. Вела переписку с Ульяновыми.

4 Грачевская М. А.— племянница М. А. Ульяновой, жила в Ижевске. М. А. Ульянова и А. И. Елизарова собирались поехать к ней.

5 Имеется в виду арест А. И. Елизаровой и М. И. Ульяновой в ночь с 7 на 8 мая 1912 года.

 

191

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Жандармское управление,
Рабочий переулок. Для М. И. Ульяновой

10 июня.

Дорогая Маруся!

Собрались мы ехать вчера, но не успели уложиться и решили отложить до нынешнего дня. Билеты были взяты в обществе «Русь», где было объявлено, что пароходы их отходят ежедневно. С утра начали мы все укладывать, а перед обедом Марк отправился на пристань узнать, какой пароход идет и записать для нас отдельную каюту на 2 места. К сожалению, оказалось, что нынче нет парохода: общество, объявляя, что пароходы их отходят ежедневно, позабыло, вероятно, что дней в неделе 7, а пароходов у него только 6, и на нынешний день не достало. Это неприятно, надо отложить до завтрашнего вечера, а у нас все уложено, как здесь, так и с собой. Хорошо, что нынче не душный день!

Хотя для передачи назначен здесь четверг, но ввиду того, что я уезжаю, инспектор тюремный разрешил мне сделать тебе маленькую передачу следующих предметов: булки и сухари, 2 апельсина, лимон, 5 яблок, сыр, масло сливочное по 1/2 фунта и 1/2 фунта ветчины и колбасы. Получила ли ты все это? В мое отсутствие будет передавать тебе: чай, сахар и булки или прислуга наша, которая остается здесь при квартире, или знакомая наша.

Кажется, я говорила тебе вчера, что тебе разрешено выписывать себе, конечно на свои деньги, молоко и яйца ежедневно. Советую тебе воспользоваться этим, так как летом особенно молоко и яйца лучше мясного. Что касается клубков для вязанья, о которых ты просила меня, это лучше тебе самой выписать их. А белый шарф я передала для тебя еще в прошлый четверг.

Книг будет у тебя также как на русском, так и на немецком и французском языках. Передали мы для тебя и самоучитель английского языка и роман к нему.

Я совершенно здорова теперь, Аня также, она шлет тебе поклон и крепкий поцелуй, обещает написать с дороги или с места летнего помещения нашего.

Будь здорова, родная моя! Особенно прошу и советую тебе заботиться о здоровье. Попроси тюремного инспектора разрешить тебе вторую вечернюю прогулку, это было б очень полезно для тебя при сидячей жизни в камере. Я знаю, что для тебя движение на воздухе очень полезно.

Право, Маруся, попроси его хорошенько об этом!

Ну, до свидания, дорогая моя, еще раз обнимаю и целую тебя, будь здорова, как желает горячо твоя мама.

М. Ульянова

Пиши мне, конечно, всякую субботу!

Марк шлет тебе привет.

10 июня 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11 on. 2, ед. хр. 8, лл. 14—16

 

192

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов. Губернское жандармское управление,
Рабочий переулок, для Марии Ильиничны Ульяновой

11-ое июня.

Друг мой, Манечка!

Все сложено уже у нас; поджидаем только известия о приходе парохода, который опоздал («Русь»), и я села поболтать с тобой. Мало уж очень пришлось поговорить с тобой на свидании! Ты показалась обеим нам более бледной и одутловатой, чем прошлый раз,— отсутствие воздуха сказывается, конечно. Пожалуйста, не запускай, обратись к доктору. Укажи ему, что ты всегда страдала от малокровия. Наверно он признает, что тебе надо быть больше на воздухе, и замолвит слово за то, чтобы тебе гулять больше,— как я гуляла. Все-таки парализовала бы несколько дурные следствия заключения. Пожалуйста, отнесись к этому серьезнее и обратись, не откладывая, пока не развилось малокровие! Плохо уж очень приходится проводить тебе лето, дорогая!

Что это тебе представилось, что я не совсем здорова? Все время совершенно здорова была, да и условия у меня прекрасные,— теперь еще еду кататься по Волге.

Начала письмо дома, а дописываю на пароходе, и не на «Руси», как предполагала, а на волжском1. Теперь пароходы так переполнены, что нельзя рассчитать заранее, на каком поедешь,— приходится помещаться там, где можно. Вот и теперь: на «Руси» мест не было, и на волжском во II классе ни одной каюты не было, но зато мы находимся в I —с билетом II.

Пишу во вторник утром. Едем пока хорошо, погода прекрасная, мамочка чувствует себя хорошо. Замечательно яркой и свежей кажется зелень по берегам! Дорого дала бы я, если бы ты могла взглянуть сейчас хоть на один, два вида из окна рубки, где пишу. Мы проехали уже Вольск и пристаем сейчас еще к какой-то пристани. Однако покачивает,— трудно писать даже! Сегодня вечером будем в Сызрани. Если пароход не опоздает, съезжу повидать мать Марка. Завтра утром должны быть в Самаре. Надя2 выйдет, наверно, повидаться, — дали телеграмму. Поедем днем мимо Жигулей — это приятно.

Будем вспоминать, как жили в Морквашах3 и высаживались с парохода в лодку. И как тебя раз ошибкой посадили вместо «Купца» на «Надежду» и все твои мытарства вследствие этого,— помнишь? Я довольна, что мы поехали не на «Руси» — наследнице «Надежды» — с ней всегда какие-нибудь приключения! Симбирск проедем ночью; в четверг же, в три часа дня, должны быть в Казани. Оттуда пароход по Каме пойдет в шесть часов вечера и через двое суток,— в субботу, впять часов вечера, мы приедем на пристань «Гольяны», куда Маруся4 вышлет за нами экипаж. Итак, целых пять суток пути! Далеко заедем!

А день жаркий. По краям горизонта собираются облачка, и лениво плывут по Волге сонные плоты.

Все еще грузимся в Балакове! Получила ли ты книги, переданные мною для тебя 6-го? Что читаешь охотнее?

В субботу мы принесли тебе ветчины, колбасок, масла, сыру, сухарей, лимон, два апельсина и пять яблок. Получила ли ты все это? Теперь передачу тебе будет носить или твоя ученица или Маша5. Пьешь ли какао? Не послать ли тебе кофе? Получаешь ли ежедневную выписку молока, яиц на свой счет?

Пожалуйста, принимай все меры, чтобы сохранить, по возможности, здоровье в твоих скверных условиях! Жалею, что не послала тебе гимнастику Миллера. Не сиди много, согнувшись!

Хотела приложить к этому письму послание Горки6,— третье по счету, но, к сожалению, забыла его дома. Пишет он теперь в жаркие дни ленивее, чем прежде. Вспоминает часто песни, которые пел с тобою и говорил мне многие из них наизусть,— память у него хорошая.— Ну, до свидания, дорогая моя! Обнимаю тебя крепко. Будь здорова, как горячо желает

твоя Анна Елизарова

11 июня 1912 г.

Послано с парохода по пути в Ижевск в саратовскую тюрьму.

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 39—41

1 А. И. Елизарова, по-видимому, ошиблась, называя пароход — волжский. М. А. Ульянова в письме к М. И. Ульяновой (см. стр. 271) указывает название парохода: «Вольский».

2 Надя Голубятникова.

3 В с. Моркваши М. А. и М. И. Ульяновы отдыхали летом 1903 года. На короткий срок приезжал к ним Д. И. Ульянов с женой.

4 Грачевская М. А.

5 Мария Степановна Сорокина-Домовитова — прислуга.

6 Лозгачев Г. Я.

 

193

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов. В губернское жандармское управление,
Марии Ильиничне Ульяновой

Феодосия

912.VI.11.

Дорогая Маня!

Посылаю тебе свою и Тонину фотографии. Такие стоят 35 к. дюжина, ну, конечно, по цене и качество,— шляпы хорошо вышли.

Аня писала, что у тебя опять усилилось малокровие, нужно лечиться: попроси себе блодовские пилюли, которые принимала раньше, и начинай с одной за едой, постепенно повышая дозу; больше 6 в сутки, думаю, не нужно. Не соединять прием их с чаем. Затем делай ежедневно гимнастику при открытом окне, вот так:

 

сначала по 50 раз 2—3 раза в день, потом по 75, по 100, при этом руки держать на уровне плеч (не опуская) и немножко назад, чтобы грудь выдавалась вперед; живот втянуть, голову прямо. Этот прием прекрасно развивает мышцы грудной клетки, дыхание делается более глубоким. Можно и другие приемы, только без сильного напряжения, лучше чаще.

Мы живем здесь по-старому, на днях еду в Симферополь на врачебный совет. Погода стоит прохладная, часто дожди.

Крепко целую тебя, Тоня тоже, желаю здоровья и хорошего самочувствия.

Твой Дм. Ул.

Адрес: Рукавишниковская ул., д. Мельникова.

11 июня 1912 г.

Послано из Феодосии в саратовскую тюрьму

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 38—40

 

194

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Дорогая мамочка!

Тоне стало завидно, и она тоже снялась, чтобы похвастаться своей шляпой; шляпа замечательная, с зеленоватым отливом, под цвет морской травы!

Она, правда, вышла недурно, да и цена небольшая — 35 коп. дюжина!

Сегодня написал Мане и послал ей наши карточки, думаю, передадут, страшного ничего нет и сказано, кто, где и при каких обстоятельствах.

Пожалуй, что ваш план целесообразен — ехать по Волге, Каме.

Здесь какая-то удивительная весна: постоит несколько жарких дней и опять прохладно и дожди; предсказывают хорошую, теплую осень. Хотя здесь вторая половина августа, сентябрь и частью октябрь — лучшее время года. Вот тогда бы хорошо вам приехать с Маней, если только здесь позволят ей (тут теперь близко царская резиденция).

Живем по-прежнему. Приехала Екатерина Николаевна, будет работать у меня по статистике.

Целую тебя крепко, будь здорова, Аню тоже.

Твой Дм. Ул.

Тоня целует обеих. Марку шлем привет.

11 июня 1912 г.

Послано из Феодосии в Саратов

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 50—51

 

195

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов. Жандармское управление,
Рабочий переулок, для
Марии Ильиничны Ульяновой

13 мая1.

Дорогая Маруся, пишу тебе из Самары, куда пристали нынче утром. Вчера Аня опустила тебе письмо в Хвалынске. Выехали мы в понедельник, в 12-м часу вечера, не на пароходе общества «Русь», как предполагали, а на «Вольском». Поместились хорошо, отдельная каюта на 2 места. Завтра утром будем в Казани. Вызвали телеграммой родных, чтобы повидаться с ними. Известили также телеграммой Марию Андреевну, она хотела выехать в экипаже встретить нас. Пиши нам теперь на ее адрес. Мы обе здоровы, сидим целый день на палубе, воздух прекрасный. Проси, чтобы тебе разрешили вторую вечернюю прогулку. В последнее свиданье я заметила сильную одутловатость в лице твоем. Береги здоровье, родная моя, питайся более молоком и яйцами. Крепко обнимаю тебя, дорогая. Если успею, напишу хоть открытку из Казани.

До свидания.

Твоя мама М. Ульянова

13 июня 1912 г.

Послано из Самары в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, л. 1

1 М. А. Ульянова, указывая дату письма: «13 мая», допустила ошибку. Письмо, открытка, написано 13 июня, о чем свидетельствуют даты на почтовых штемпелях: «13.6.12 — Самара» и «15.VI.12 — Саратов».

 

196

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

16 июня 12 г.

Дорогая мамочка!

На днях получила твое письмо от 10-го. Очень рада была ему, merci, дорогая. Жаль, что вам пришлось немного отложить отъезд из-за парохода, но очень я рада, что вы все же уехали. Надеюсь, что путешествуете хорошо и отдыхаете — буду ждать вестей с дороги. Последнее время погода стоит хорошая: не жарко и не душно, на этой неделе прошла два раза гроза, которая очень освежила воздух и прибила пыль. Хорошо, если бы дожди шли почаще, но в Саратове это, кажется, редко бывает.— У меня все по-прежнему. На днях получила книги, переданные мне Анечкой, взяла Тургенева и перечитываю некоторые рассказы, которые читала давно. Тургенев — один из самых любимых моих писателей, и перечитывать его я могу бесчисленное число раз. Да и правду Аня говорит, что беллетристика легче читается в жару, чем научные книги. Впрочем, я не одну беллетристику читаю, принялась и за Туссена, думаю, что дело наладится и с ним, хотя страшит немного роковой, 13 выпуск. Видите, я стала немного суеверной! Сначала, когда взялась за него, казалось, что все перезабыла, но теперь начинает понемногу припоминаться. Надо бы, наконец, осилить английский язык, а то, право, обидно за столько потраченных напрасно трудов... Купила себе клубков и начала сразу несколько работ, которые меня очень занимают. Стараюсь сменять занятия, чтобы не утомляться. Я получаю теперь двойную порцию молока и два яйца каждый день, стараюсь питаться хорошо, чтобы вы не заметили никакой перемены во мне, когда мы снова увидимся. Пожалуйста, не торопитесь уезжать от Маруси1, если только вам там нравится. Кажется, она рассказывала, что у нее есть сад около дома, вообще, верно, близко к природе, кажется, и лес близко есть. Когда она гостила у нас, я была очень занята уроками и плохо вникала во все ее рассказы. Ей от меня, конечно, крепкий поцелуй и привет. Ну, что же вам еще сказать про себя? Я здорова совсем, и время, по-моему, идет очень быстро. Авось да скоро и увидимся! Думайте только, пожалуйста, поменьше обо мне... Да, чуть было не забыла. Твою передачу в субботу, мамочка, я получила всю, шарф тоже получила, а также и передачу в четверг 14-го. Ну, пока, кончаю. Крепко обнимаю тебя и Анечку и желаю вам обеим побольше здоровья.

Будьте осторожны, не простужайтесь.

Ваша М. Ульянова

Марку и братьям привет. Что это они мне не пишут. Нехорошо письмами считаться.

Чаю у меня много, да я его и мало пью, так что носить его не стоит.

Пусть Аня напишет, что она хочет, чтобы я ей сработала.

Еще раз целую. До субботы! Как здоровье мамы?

16 июня 1912 г.

Послано из саратовской тюрьмы в Ижевск

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл. 18—19

1 Грачевская М. А.

 

197

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов. Жандармское управление,
Рабочий переулок, для Марии Ильиничны Ульяновой

21.VI.12 г.

Дорогая моя Марусечка!

Пишу и я тебе с Ижевского завода. Ехали мы, ехали от жары и заехали совсем на север. Оно бы и хорошо, только и погода пошла также, так сказать, на север: холодно, дожди. Это вышло уже сверх программы и немножко скучно,— знаешь, как в деревне всегда особенно скучно, когда холодно и дождливо.

Здесь все очень милы и внимательны,— особенно сама хозяйка,— это воплощенная доброта. Знаешь, мне кажется, что в ней есть что-то общее с моей Аньтей1,— вероятно то, что обе исключительно добрые люди. Со всеми-то она суетится,— обо всех заботится и всех, конечно, балует. Побалована у ней заметно и племянница,— толстенькая, вульгарная довольно девочка, которая в девять лет не умела отличить правой руки от левой, а теперь учится в 4-м классе гимназии, берет уроки музыки; к последней у ней, положим, выдающиеся способности: подбирает все, что слышит в первый раз. Мама играет, например, что-нибудь наизусть, а она тут же сядет и подбирает. Пристроила Мария Андреевна2 и старшую сестру ее, которая теперь помогает ей по хозяйству.

Муж М. А.2 — крепкий старик с окладистой бородой и громким, как у протодиакона, голосом. Старается часто говорить ворчливым тоном, но в сущности предобродушное существо. Как будто есть в нем что-то общее с самарским кудрявым стариком. Много хохочет и шутит с Валентиной, дочкой Ольги Андреевны3, которая гостит тут также. Я уже писала тебе о ней. Девица она энергичная, с очень покладистым характером и имеет все шансы успеха в жизни. Мать ее со старшей сестрой живут в Сочи, пишут оттуда, с чудной природы, хандрой пропитанные письма, а она здесь, где собственно для молоденькой девушки очень скучно, не унывает, всем умеет быть полезной и еще сокрушается о матери с сестрой. Мамочка играет в шахматы с Марией Андреевной, которая предупреждает ее о всякой фигуре, которую намерена взять и, видимо, очень долго борется с собою, прежде чем взять у ней какую-либо пешку.

Ходила мамочка как-то в ближний сосновый лес, набрала земляники. Жаль, что погода плохая, а то погуляли бы здесь. Впрочем, барометр уже поднимается. Погода такая, кажется, не здесь только. По газетам и в Саратове свежее,— радуюсь за тебя.

3-го дня получили твое письмо от 9-го. Шло долго! Я рада, что книги развлекают тебя, но не сиди все же подолгу, дорогая,— делай гимнастику. А сколько ты гуляешь? Неужели только 1/2 часа?! Пожалуйста, береги здоровье! Крепко обнимаю тебя за себя и за мамочку. Мария Андреевна шлет поцелуй.

Мама вполне здорова.

Твоя А. Елизарова

21 июня 1912 г.

Послано из Ижевска в саратовскую тюрьму

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 42—44

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Мария Андреевна Грачевская — племянница М. А. Ульяновой. Муж М. А.— Геннадий Иванович Грачевский.

3 Ольга Андреевна Вяткина — племянница М. А. Ульяновой, сестра М. А. Грачевской.

 

198

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

г. Саратов. В губернское жандармское управление,
для Марии Ильиничны Ульяновой

Феодосия

912. VI.25.

Дорогая Маня!

Только что вернулся из Екатеринослава, куда ездил к Тониному дядюшке Аркадию Антоновичу; он чуть было не умер, лежит теперь в екатеринославской земской больнице и немножко начал поправляться, к счастью. Тоня живет там с тетушкой1 и ежедневно навещает его. Когда оправится, думают везти его сюда, на море.

Со мной живет Ек. Ник.2, которая работает у нас в управе с половины июня. Погода все еще стоит скверная; теперь стала даже хуже,— раньше лили противные дожди; теперь холодно и сеет мелкий дождь. Вот тебе и Крым! У нас в уезде от дождей страшные опустошения (хлеба полегли, сады попорчены и т. п.). Ездить стало нельзя — грязно.

Получила ли ты мое предыдущее письмо с фотографическими карточками и где писал насчет гимнастики?

Напиши как-нибудь хоть открытку.

Целую тебя крепко и желаю здоровья и скорого освобождения.

Твой Дм. Ульянов

Екатерина Николаевна просит тебе кланяться.

25 июня 1912 г.

Послано в саратовскую тюрьму

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 41—44

1 Прасковья Митрофановна — жена А. А. Нещеретова.

2 Екатерина Николаевна — подруга А. И. Ульяновой.

 

199

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

30/VI 12 г

Дорогая мамочка!

На этих днях получила твое и Анечкины письма с Ижевского завода и собиралась писать еще раз туда, а вы уже, оказывается, давно оттуда уехали! Жаль! Хоть бы погода постояла посвежее подольше, а то очень уж вам будет скверно в Саратове. Июнь, как я уже писала, был очень хороший здесь и свежий, а теперь похоже, что опять начнутся жары и духота. Поезжайте еще покататься по Волге, если уже нельзя придумать сейчас никакой другой, лучшей комбинации. Буду надеяться, что хоть осенью вам удастся отдохнуть хоть немного. У меня все идет по-старому, раз заведенному образцу. На этой неделе читала Шахова «Историю французской литературы». Эта книгаменя очень заинтересовала. Во-первых, хорошо было для некоторого разнообразия почитать научную книгу, тем более что погода этому благоприятствовала, а потом тема интересная, по которой мне приходилось заниматься в Сорбонне1. Я сдавала экзамен как раз по тому периоду, который рассматривается в этой книге. Составлена книга интересно и написана живо, но в отличие от других историков литературы мне показалось, что автор ее вносит слишком много субъективного в оценку событий и деятелей разбираемой им эпохи. Может быть, это придает большую живость его книге и делает ее более завлекательной, но иногда кажется, что он слишком пристрастен. Так, очень резок он в своих нападках на Гейне. Цитаты, которые он приводит из его сочинений, отчасти оправдывают такое отношение, но все же испытываешь некоторый протест. Может быть, впрочем, это происходит от того, что с немецкой литературой я менее знакома. Собираюсь теперь читать Hugo, а потом возьмусь за Шиллера. Вообще книг у меня еще порядочно, надолго хватит. Английский язык двигаю понемногу каждый день. В конце каждой книги (выпуска) приложен краткий очерк из английской жизни и английских обычаев. Особенно подробно излагается все, касающееся обеда,— видно, что у англичан это своего рода священнодействие. Очень уже много тонкостей относительно того, с какой стороны положить нож от рыбы и проч. Впрочем, вам ведь это все не новость. Анечка советует не увлекаться рукоделием, это, пожалуй, справедливый совет, но уж очень меня тут одна работа заинтересовала, как закончу ее, буду меньше вязать. Да, ведь это меня нисколько не утомляет. Ну, надо кончать. Листик подходит к концу. До свидания и всяких благ. Будьте здоровы и не беспокойтесь обо мне — я очень заботлива к своему здоровью. Крепко вас целую и обнимаю, мои дорогие. Приветы и поклоны.

М. Ульянова

Анечка, я забыла тебя спросить о Соне2. Не знаешь ли, как ее здоровье и кто у нее там еще народился — сын или дщерь. Пошли ей от меня поцелуй. А себя побольше береги!

30 июня 1912 г.

Послано из саратовской тюрьмы в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл. 20—21

1 В Сорбонне на курсах языков М. И. Ульянова училась в 1908— 1909 гг., сдала экзамен на звание учительницы французского языка.

2 Речь идет о Смидович С. Н.

 

200

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

14-е июля

Дорогая мамочка!

Спасибо за простыню и лоскутки для чинки — принялась штопать прохудившееся. Пока из белья ничего больше не надо присылать, всего достаточно. А то, если много здесь накопится, негде будет держать. Если что-нибудь будет нужно, напишу или скажу. У меня все по-старому, и если бы знала, что вы живете в лучших условиях, чувствовала бы себя еще лучше... На этой неделе читала Ибаньеса — нового испанского писателя. Я много слышала о нем и раньше, но на воле как-то не удосуживалась его почитать, хотя собиралась несколько раз взять его из библиотеки. К тому тому, что мне прислала Анечка, приложен краткий очерк об Ибаньесе, составленный Фриче1. По его отзыву, это самый выдающийся и даровитый беллетрист современной Испании. Прочтя один том, трудно судить о писателе, но то, что прочла, меня заинтересовало. Талант, видно, сильный и оригинальный, но довольно мрачный. Большинство его рассказов кончаются трагически, но пока я прочла из больших вещей лишь «Луна Бенамор»2, так что, повторяю, мне судить трудно. Почитаю его и еще с удовольствием. Теперь принялась за Шиллера. Пока приходится довольно часто смотреть в словарь, но думаю, что это оттого, что давно не читала немецкой беллетристики, а потом вчитаюсь, и дело пойдет глаже. Это ведь всегда так бывает со всеми языками, даже с французским я это замечала, хотя знаю его гораздо лучше немецкого. Прочла несколько стихотворений, а теперь принялась и за крупные вещи. Давно я немецкой беллетристики не читала! В прошлом году читала с Fraulein Эллой3 «Bei Mama»4, да и то не дочитала, потому что она уехала в отпуск, а у меня одной уж не хватило пороху, или я ее ждала, уже не помню. Конец этого романа уж она мне рассказала. Помню, зимой читала какую-то научную книгу, и она у меня шла легче. Это, должно быть, от привычки зависит. Английский мой идет медленнее, чем бы хотела, но все же каждый день занимаюсь хоть понемногу, так что до тринадцатого выпуска может быть и дойду с божьей помощью. Салфетка, которая вяжется Анечке, подвигается помаленьку, жаль только, что нет у меня мерки с ее комода, не знаю, какого размера она должна быть. Поэтому очень прошу при случае мне сказать, какой величины она должна быть в длину и какой — в ширину. Впрочем, это не обязательно на комод, думаю, что она будет достойна лежать и в зале. Только вот жаль, что все салфетки разных цветов — стиль не выдержан. Ну, да, впрочем, Анечка у меня не очень-то за стилем гоняется. С Антониной в этом отношении было бы, верно, куда труднее. Ну, да ей я и вязать не собираюсь, она сама себе навяжет, еще получше моего. Ну, однако, наболтала всякой всячины, надо и честь знать.

До свидания, мои дорогие, целую вас обеих крепко-накрепко. Пишите иногда, как живете и что у вас там новенького. Большой привет знакомым, которые меня еще помнят. Впрочем, верно, все они поразъехались. Соне5 поцелуй и поздравление с новой «девой». Гуляйте побольше и беспокойтесь обо мне поменьше. Всяческих благ. Еще раз целую всех.

М. Ульянова

Мамина обновка мне очень понравилась. Что досталось, верно, Ане?

14 июля 1912 г.

Послано из саратовской тюрьмы в Саратов.

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, лл.22—23

1 Фриче В. М. (1870—1929) — историк литературы и искусства. С начала XX века был связан с социал-демократическим движением, член РСДРП с 1917 года. Краткий очерк Фриче об Ибаньесе был приложен к 8 тому полного собрания сочинений Иоаньеса, которое вышло в 16 томах в 1910—1912 гг. в Москве.

2 Роман Ибаньеса «Луна Бенамор» вышел в России отдельной книгой в 1909 году.

3 Fraulein Элла — по-видимому, учительница немецкого языка, которая одновременно с М. И. Ульяновой в 1910—1911 годах работала у В. А. Савельева в Финляндии в качестве домашней учительницы.

4 «Bei Мата» — автора произведения установить не удалось.

5 Речь идет о С. Н. Смидович и ее маленькой дочке Соне.

 

201

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Саратов. В губернское жандармское управление,
для Марии Ильиничны Ульяновой

г. Феодосия

912.VII.21.

Дорогая Маня!

Вчера получил твое письмо, пересланное мне Аней, спасибо за весточку. Ты совершенно напрасно игнорируешь мои указания насчет гимнастики, ходить по камере мало, нужно давать ежедневную систематическую работу плечевому поясу и груди, а ходьба, да еще в таком помещении, этого дать не может. А что касается до того, что это скучно, это предрассудок — нужно только первые дни себя заставить, а там постепенно это входит в потребность.

Против моей квартиры устроили этим летом 2 площадки для подвижных игр и для соколиной гимнастики. Хорошая вещь; душа радуется смотреть, что детишкам предоставляется возможность проводить по 3—4 часа за играми и гимнастикой. Играют в лаун-теннис, футбол, крокет. Я только смотрю на них в бинокль с балкона, хотя на даче у знакомых иногда и сами устраиваем партию в крокет; борьба обычно идет отчаянная, и страсти разгораются, помнишь, как у Кедровой в Подольске1 мы играли, так же и тут, по всем правилам искусства. В шахматы почти совсем не играю, не с кем, чаще играем в преферанс, когда составляется компания.

Ты рассказываешь про какую-то утопию, попроси Аню прислать тебе «Машину времени» Уэллса, тоже утопия, только другого характера, через 800 000 лет! Вырождение человечества, солнце меркнет, люди забыли даже пользование огнем. В общем, конечно, чушь, но фантазия богатая.

Крепко целую тебя и желаю здоровья и бодрости. Тоня все еще сидит в Екатеринославе при больном Аркадии Антоновиче, кажется, печальный конец неизбежен.

Твой Дм. Ульянов

21 июля 1912 г.

Послано в саратовскую тюрьму

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 44—46

 

202

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Жандармское управление, Рабочий переулок,
для М. И. Ульяновой

23/VII.

Дорогая Маруся!

Пишу тебе, чтобы дать весточку о нас. Мы здоровы, выходим на воздух или рано утром, или же к вечеру. В комнатах у нас не душно: окна на север стоят открытыми весь день, а в зале открываем их даже на ночь. Марк вернулся вчера и рассказывал нам про поездку свою. Останавливался у знакомых и видел крестницу свою, Таню1, выросла очень и учится уже. Мать ее уехала за границу со старшим сыном, лечить нервы... Я писала тебе, кажется, что нам придется менять квартиру. Вчера уже, отдохнувши немного с дороги, Марк отправился на поиски: наметил 3 квартиры и в 6 ч. вечера мы пошли осматривать их все вместе: квартиры недурны, но каждая имеет какой-нибудь недостаток. Сегодня решено еще искать, это специальность Марка, он может много ходить, вечерком пойдем осматривать, если попадется ему что-нибудь.

Сейчас принесли нам 2 письма: от Нади и от Тони. Первая описывает их летнее помещение, которым они очень довольны2. Местность красивая, есть хороший парк, гора, покрытая лесом, луга, поля, купаются каждый день и ездят на велосипедах. Недавно отправлялись на целый день в лес, брали с собой всякой всячины для обеда, пили там чай. Собираются первое воскресенье ехать опять на целый день на очень красивые горы в омнибусе, есть даже воскресные дешевые билеты туда и обратно. Поселились вместе с семьей знакомых, ведут совместное хозяйство и взяли очень хорошую прислугу, что для них очень удобно, особенно для Е. В., которую утомляет хозяйство.

Теперь о письме Тони: она и все родные ее горюют; дядя ее не поправляется, он лежит в больнице, но доктора советуют взять его домой, находят, что нет надежды на выздоровление его, что у него рак и операция невозможна. Он просит везти его в Феодосию к Мите, надеется поправиться там, но затрудняются в этом ввиду слабости его. Митя пишет, что у них стоит страшная жара, и если б не близость моря, то прямо бы беда... пророчат там прекрасную осень. Что сказать тебе еще, дорогая моя? Ничего интересного нет. Да, забыла передать тебе поклон Елизаветы Николаевны3, Марк был у нашего знакомого доктора в Петербурге, но его не застал, он был на даче с сыном, а Е. Н. приехала в Петербург советоваться с женщиной-врачом, она ожидает прибавление. Я работаю теперь мало, только что окончила чинку Аниной белой кофточки с моим шитьем. Еще в Ижевском заводе Валентина шалила и падая схватилась за вышитый обшлаг кофты и разорвала его, пришлось устроить новый обшлаг, скучная и мешкотная была работа, а жаль было бросить всю кофточку.

Ну, до свидания, родная моя, жду письма твоего! Крепко обнимаю и целую тебя и горячо желаю тебе быть здоровой и бодрой. Французский роман «Je те lave chaque jour» или «chaque semaine»*, вероятно, нравится тебе, но не переутомляйся им, это тоже вредно**.

Твоя мама М. Ульянова

23 июля 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, лл. 25—27

* «Я умываюсь каждый день» или «каждую неделю». Ред.

** В жару можно также простудиться при неосторожности...

1 Возможно, Таня Смидович — дочь Смидович С. Н.

2 В июле — августе 1912 года В. И. Ленин и Н. К. Крупская жили около дачной местности «Сальватор» под Краковом.

3 Елизавета Николаевна, возможно, сестра Людмилы Николаевны Сталь.

 

203

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

31.VII.912.

Дорогая мамочка!

Послезавтра, 2 августа, еду опять в Екатеринослав; решили, по совету врачей, взять Аркадия Антоновича сюда; как уж повезем его, не знаю. Положение, по-видимому, очень скверное, но болезнь может затянуться, и сидеть им там в Екатеринославе в комнате и мучить его в больнице бесцельно.

Когда увижу его и переговорю с врачами, напишу опять, как и что.

Лето здесь стоит не похожее на крымское — вы из газет, вероятно, знаете о ливнях и грозах в Ялте и здесь.

Как дела с Маней, я ответил ей на то письмо, которое переслала мне Аня.

Может быть, в сентябре ликвидируется вполне1, и тогда мы подумаем о твоем приезде сюда. Крепко целую тебя, Аню и Марка.

Твой Дм. Ульянов

31 июля 1912 г.

Послано из Феодосии в Саратов

ф. 15, on. 1, ед. хр. 38, л. 1

1 Речь идет о М. И. Ульяновой, которая в это время находилась в саратовской тюрьме. Ульяновы ожидали, что в сентябре следствие по ее делу закончится и будет вынесено решение, о чем и пишет Дмитрий Ильич. Дело о М. И. Ульяновой рассматривалось Особым совещанием министерства внутренних дел. На основании решения совещания было вынесено постановление министра внутренних дел о высылке М. И. Ульяновой в Вологодскую губ. на 3 года, о чем сообщено саратовскому губернатору 30 сентября 1912 года. Срок ссылки исчислялся с 22 сентября 1912 года.

 

204

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Дорогая Анечка!

Давно не было писем от вас, мама писала, что вы ищете новую квартиру, поэтому я пишу на Марков адрес. Из Москвы мне писала Даша, моя липитинская прислуга, что ее вызывали в июле в жандармское и допрашивали, кто у меня бывал, какие у меня были книги, не раздавал ли я кому-нибудь книг, когда бывала Анна Ильинична, не привозила ли книг и тому подобное. Кажется, о том же допрашивали Марфу Ивановну1, от нее еще не имею письма. В чем дело, не понимаю. Уже больше года как я здесь, а они меня не забывают... Всего лучшего. Пиши.

Твой Дм.

31 июля 1912 г.

Послано из Феодосии в Саратов

ф. 15, on. 1, ед. хр. 38, л. 2

1 Марфа Ивановна — возможно, служащая Липитинской земской больницы Серпуховского уезда Московской губ., где Д. И. Ульянов работал врачом с 1906 по 1911 г.

 

205

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Жандармское управление.
Рабочий переулок.
Прошу передать М. И. Ульяновой

19/VIII.

Дорогая Маруся!

Вчера, вернувшись домой, застала письмо от Нади; она спрашивает про тебя и просит передать тебе от всей семьи поклоны, и крепкие поцелуи, и лучшие пожелания. Перебираются они с 1-го сентября на новую квартиру1, в город или, лучше сказать, на другой край города, т. к. тут, где лето провели, будет непролазная грязь и до библиотеки и вокзала далеко, а с новой квартиры всего 10 минут ходьбы. Квартира очень хорошая: в нижнем этаже, 2 комнаты, с ванной и душем, с газом и электричеством. Надя очень рада переезду, так как на старой квартире было немного бестолково с хозяйством на две семьи. Будет приходить к ним на все утро та же прислуга, что жила у них летом,— очень хорошая женщина, все умеет и все их интересы к сердцу принимает. Надумали они ехать втроем к знакомым за 60 верст, но Надя раздумала, боясь такого длинного пути; и вот Агаша — их прислуга — наготовила и уложила им всякой всячины в дорогу. Летом делали они большие прогулки на велосипедах, останавливались для отдыха в харчевнях, пили молоко и ели простоквашу. Как-то раз проехали около 50 верст, и Надя обезножила, даже ноги распухли, а другой раз, после большой поездки вперед, вернулись усталые по железной дороге.

Вообще гуляли много летом и чувствуют себя хорошо. Одно жаль, прибавляет Надя, что знакомых у них мало, летом это ничего, но зимой скучновато будет. Ел. В. шлет всем привет, она все прихварывает; было несколько припадков сердцебиения и большая слабость, что очень беспокоит Надю. Сегодня пришла к нам опять Муся, хотела просить Марка заняться с нею из арифметики,— ей предстоит переэкзаменовка из этого предмета, но, к сожалению, Марку не удалось заняться с нею: утром он был на службе и проч., а к обеду зашел знакомый наш, шахматист, и тотчас после обеда уселись они играть в шахматы, и конца игры их не предвиделось...

Салфеточку твоей работы отыскала и отвезу ее к знакомой нашей,— собираемся к ней на днях. Ну, всего хорошего, дорогая моя Маруся, крепко целую тебя, будь здорова, родная моя!

Твоя мама Мария Ульянова

19 августа 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, лл. 84—36

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 На новую квартиру в Кракове В. И. Ленин и Н. К. Крупская переехали 22 августа (4 сентября) 1912 г. по адресу: Любомирская ул., д.49.

 

206

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Здесь. Губернское жандармское управление.
Рабочий переулок,
для Марии Ильиничны Ульяновой

9/IX.12 г.

Дорогая моя Марусечка!

Ты сказала мне вчера, что не можешь поздравить меня нынче1. Да, и мне скучно сегодня с утра, что тебя нет с нами, и первое, что хочется, это поболтать с тобой. Вообще же у нас все хорошо. Мамочка здорова и с утра сегодня пошла и принесла мне откуда-то цветы, которые нам обеим так хотелось бы переправить тебе. Суровые это правила, что цветов тебе нельзя! Потом она зашла позвать ребят2 ко мне. Они были вчера, но ушли, пока я была занята с одним визитом, и я не сказала им, чтобы пришли нынче,— вот мамочка, чтобы сделать мне удовольствие, зашла сегодня к ним. Купила я Варе пенал, услыхав, что свой она разломала, и дала ей вчера. Она была очень довольна. Горе не было ничего. Посмотрели, как он отнесется. Покраснел немного, поглядел вопросительно, но ничего не сказал. Сдерживаться он все-таки умеет. Надо ему привыкать, что не всегда ему одному что-нибудь дается. Написал страницы две с книги3, научается делать перенос. Но читать стал ленивее. Полезно ему было бы в какую-нибудь школу ходить, а то пойдет на попятный, да не принимают, говорят, не только 6-ти, даже 7-милетних.

Получила открытку от Нади4 еще вчера вечером, с розовыми цветами и с поздравлением. Пишет, что с 6-го у ней экзамены в фельдшерской,— только два: по русскому и арифметике. Надеется выдержать. Послала я ей с Марком батисту на кофточку,— цвета «фрезе-кразе», помнишь, как Соня5 говорила? Пишет, что хочет сшить к своим именинам. Посылает тебе привет и огорчается, что ты все еще не на свободе. Ты говорила: взять бы нам ее опять к себе... Но ведь, кроме желания родителей, тут главное соображение, наша непрочность в Саратове.

Марк может перевестись, а ей не так удобно менять школу. Поджидаю письмецо от Мити и Тони — я думаю, хоть к такому случаю напишут.

Знаешь, сюда приехала опера. Мы с Марком отправились было вчера — ставили Чио-сан-фу6 (кажется, так). Но по обыкновению прямо вечером пошли, не застав одних знакомых, и билетов уже не оказалось, кроме одного стула в ложе. Подосадовала я, потому что Марк уезжает сегодня — завтра, а одна я ходить не люблю. Сегодняшний же вечер занят у него. С горя отправились в синематограф. Иногда ничего, приятно посмотреть.

Твоих учениц по музыке еще не видала; Муся была раз и разыгрывала заданный ей у .. 7 урок, говорит, что требуют играть точнее и не спеша. Вчера встретилась с нею в трамвае. Курьезно вышло. Кондуктору показалось, что мало денег дали, и он спрашивает про Мусю: а ей разве нет 6-ти лет, что ей билета не берется? Посмеялась я над ней. Ну, надо и кончать. А что,— хуже я стала писать теперь? Немного заныл палец. Мамочка играет сейчас «Habanera» из Кармен. Она просила крепко расцеловать тебя. И я целую крепко и горячо, надеюсь, скоро можно будет обнять тебя не на бумаге. Будь здорова, моя родная, дорогая! И не заботься столько о нас, мы-то ведь на воле. Марк тоже целует тебя.

Твоя А. Елизарова

9 сентября 1912 г.

Послано из Саратова в саратовскую тюрьму

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 54—55

1 По-видимому, имеется в виду день именин А. И. Елизаровой — 9 сентября.

2 Лозгачевы — Гора и Варя.

3 Под воздействием химии после проверки письма в жандармском управлении химическим способом для выявления скрытого текста начало слова пропало, остались только последние две буквы «ги». Восстановлено по смыслу.

4 Надя Голубятникова.

5 Смидович С. Н.

6 Очевидно, речь идет об опере итальянского композитора Джакомо Пуччини — «Чио-Чио-Сан» («Мадам Баттерфляй»).

7 Слово не прочитано. Текст пропал под воздействием химии после проверки письма в жандармском управлении.

 

207

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

г. Саратов. В губернское жандармское управление.
Для Марии Ильиничны Ульяновой

IX.10.912.

Дорогая Маня!

Большое спасибо тебе за письмо. Я его получил дня два назад; прости, что мало пишу, дело в том, что с месяц назад привезли мы сюда больного Аркадия Антоновича и теперь с ним масса всякой возни и трепки. Хотели было делать операцию, но вчера на консилиуме провалили ее как совершенно безнадежную. Будем сидеть, значит, и смотреть на медленное угасание жизни.

Вот главная причина, почему я не зову к себе маму, думаю, что и ее все это будет беспокоить. Осень у нас, правда, недурная, но лето было такое паршивое, что некоторые сорта винограда не дозрели; все вообще поздно спеет. Я еще купаюсь, но в купальне уже пустынно, вода 14—15°. Приближается собрание, и дела много. На днях приехал к нам Антон Иванович1. Он взял отпуск на месяц и приехал повидаться с дядей. Что ты читаешь, интересуешься ли естественнонаучными вопросами? Я выписал себе в этом году «Природу»2 и очень доволен, хотя много статей трудных. Особенно интересует меня теория электронов и радиоактивность; там есть также статьи по теории авиации — тоже интересная очень вещь; я, знаешь, до сих пор мечтаю начать учиться. В Москве был на воздухоплавательной выставке3 и на съезде4. Пиши.

Крепко целую тебя и желаю скорейшего освобождения.

Тоня целует.

Твой Дм. Ульянов

10 сентября 1912 г.

Послано из Феодосии в саратовскую тюрьму

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 47—49

1 Антон Иванович Нещеретов — брат Антонины Ивановны — жены Д. И. Ульянова.

2 «Природа» — ежемесячный популярный естественнонаучный журнал; издавался в Москве с 1912 по 1920 год. После небольшого перерыва издание журнала было возобновлено в 1921 году Академией наук СССР.

3 Воздухоплавательная выставка была открыта в Москве 7 апреля 1912 года.

4 Съезд воздухоплавателей проходил в Москве 10—14 апреля 1912 года.

 

208

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

20 ноября.

Дорогая Маруся!

Получили вчера к вечеру открытку твою из Москвы, merci за нее, теперь ждем вестей из Вологды. Получили также письма от Володи1 и Мити, которые пересылаю тебе. Мы обе здоровы, нового ничего нет, комната моя опустела и кажется мне огромной... пробовали с Аней в 4 руки Травиату, шло очень хорошо — она играла ее раньше — и хотя это доставило удовольствие обеим нам, я советую ей не играть, чтобы не утомлять больной палец... Получила каталог книг из магазина Готье, переслать ли тебе его? Как перебрались вы через Волгу? Заходила знакомая2, получила письмо и сообщила, что путешественники их шли пешком, лед очень тонок и они опасались за жизнь свою, тем более, что руки их были не свободны3... Жду вестей от вас, не будет ли нынче телеграммы!

Дорогого Марка благодарю за хлопоты, всей душой благодарна ему и рада, что он поехал с тобой...

Аня шлет обоим вам поклоны и поцелуи, и я также,— будьте здоровы!

Аня купила чай, сахар и баранок и понесла все это малышам, которыми ты интересовалась. Пишу сегодня Володе, прошу посоветовать, что выписать тебе для перевода. Устраивайся получше, попасть бы тебе к хорошим людям! Gardez bien Г ardent! Arrangez — vous du cafechez soi*. Хорошо ли доехала корзина с вареньем? в ней сверху и спиртовка. Спирту спроси в одной из винных лавок. Пиши подробно, как устроилась.

Похлопочи о пианино. Погода у нас хорошая, вчера гуляла много пешком, а нынче поеду на вокзал отвезти письма.

20 ноября 1912 г.

Послано из Саратова в Вологду

ф. 11, on. 2, ед. хр. 8, л. 44

* - Экономьте деньги, готовьте кофе сами

1 Письмо В. И. Ленина М. И. Ульяновой — см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 329.

2 Возможно, жена А. В. Симонова, высланного в Вологодскую губернию вместе с М. И. Ульяновой по делу Саратовской с.-д. организации.

3 Речь идет о саратовских социал-демократах: А. А. Ларионове, С. С. Кржижановском, И. Скворцове, А. В. Симонове, высланных по этапу в Вологодскую губернию по одному делу с М. И. Ульяновой осенью 1912 года. На руках у них, по-видимому, были кандалы.

 

209

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

г. Саратов, Царевская, 36,
Марии Александровне Ульяновой

Дорогая мамочка! Пишу с почты, где только что получила твое письмо от 20-го со вложением писем от В., Мити и Ани. Очень была рада — спасибо. Сегодня сняла себе комнату и завтра в нее перебираюсь. Адрес: Казанская площадь, д. Муромцева, кв. Гороховой. Комната хорошая, с большим венецианским окном, обставлена вполне недурно, стоит 10 р. Это не дешево по вологодским ценам, но теперь вообще мало комнат. На днях напишу еще.

Сегодня было письмо от Марка, пишет, что, вероятно, возьмет место в Сибири — жаль!

Обедом очень довольна — и сытно и вкусно. Дама, которая дает обеды, очень хорошая. Погода здесь чудная — так бы целый день и гуляла. Целую крепко тебя и Анечку.

М. У.

Ск.1 освободили сегодня.

24 ноября 1912 г.

Послано из Вологды

ф. 14, on. 12, ед. хр. 223, л. 28

 

1 Скворцов был выслан в Вологодскую губернию одновременно с М. И. Ульяновой по делу Саратовской организации

 

210

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

26-го

Дорогая Анечка!

Сейчас получила твою открытку от 23/XI, принесли мне ее уже домой, так как я оставила на почте заявление. Ты все беспокоишься обо мне, а я-то здоровехонька! Ехали с Марком хорошо, и уехал он в среду лишь потому, что увидел бесполезность дальнейшего своего пребывания в Вологде. Впрочем, когда это письмо дойдет до тебя, он будет уже, вероятно, дома и расскажет тебе все подробно.— Ответа на мое прошение все еще нет. На днях заходила опять к чиновнику справиться. «Да не беспокойтесь вы, устраивайтесь и будьте уверены, что останетесь в Вологде, если бы назначили в уезд, резолюция давно бы была уже получена»... Правитель дел говорит то же самое. Все-таки хочется знать наверное, тогда можно будет приняться за поиски уроков, можно будет и пианино взять. Для последнего, впрочем, надо еще ноты получить.— Марк расскажет тебе, кого из знакомых я тут встретила. Симпатичнее всех мне семья того господина, о котором Марк хотел поговорить в страховом обществе. С женой его познакомилась только на днях — очень она мне понравилась. Одна моя московская знакомая заявляла всегда: если муж хороший, значит, жена дрянь, и наоборот. Я с ней соглашалась, что часто это действительно бывает так, но если посмотришь на эту пару, то видишь, что оба очень хорошие.

Жаль, что никто из привлекавшихся со мной по одному делу не попал сюда (я ведь все же познакомилась с ними, когда ходила в охранное отделение), за исключением, впрочем, Скворцова, которого видела сегодня. Ст.1 — назначен в Великий Устюг, Лap.2 в Грязовец, Сим.3 в Тотьму. Все уж разъехались.

Сейчас на столе у меня стоит букет живых цветов: гвоздика и нарциссы. Это, вероятно, новая моя знакомая принесла мне их сегодня в мое отсутствие. Видишь, как меня здесь балуют. Комната мне моя пока очень нравится, жарко немного, но теперь везде жарко, потому что погода очень уж теплая. Если бы ты знала, как я жалею, что не взяла маленькой плюшки4 и мелких галош! Ходишь и потом обливаешься... Впрочем, эго уже некоторое преувеличение. Кормят меня на славу. Хозяйка, которая дает обеды,— хорошая знакомая той дамы, что принесла мне цветы. У нее дочка на курсах, и вот она лезет из кожи, чтобы ей побольше посылать. Но не знаю уж, много ли ей остается, хотя она и 12 р. берет. Дает очень много и разнообразит кушанья. Если не доешь всего — обижается: «Вам, верно, не нравится!».— Сегодня записалась в библиотеку и читаю старые журналы.

От Горки жду письма.

Был у меня на днях с ответным визитом тот присяжный поверенный, к которому дал письмо А. М.5 (я была у него по приезде, но не застала дома). Он был очень любезен, сидел часа 2 1/2 и все звал к себе, но я не пойду — очень много некрасивого рассказывают здесь о нем.

26 ноября 1912 г.

Послано из Вологды в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 54—55

1 Кржижановский С. С.

2 Ларионов А. А.

3 Симонов А. В.

4 Плюшевый жакет.

5 По-видимому, имеется в виду Лежава А. М. (см. примечание на стр. 258).

 

211

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Вологда. Гостиница «Эрмитаж»,
Марии Ильиничне Ульяновой

27 XI

Дорогая Марусечка!

Сейчас получила твое первое письмо из Вологды, за которое крепко целую и на которое сажусь тотчас же отвечать. Мы вполне здоровы и пишем тебе часто, но, кажется, ты допускаешь такую же ошибку, как мамочка,— ждешь писем слишком рано, плохо приспособляясь к расстоянию. Постепенно это придет, конечно, в норму, но, расставшись, всегда кажется, что страшно долго нет вестей. От Марка имела только две открытки; ничего еще не знает. Пишет, что в среду, верно, выедет.

Я что-то не надеюсь, чтобы ему удалось что-нибудь, кроме Сибири, на нее же вряд ли стоит менять Саратов, по крайней мере для меня не стоит; поселюсь тогда в Питере или в Москве. Приятель Марка уехал тоже в Питер, а вчера и дядя его, у которого отпуск уже кончился. Зашел утром проститься на минутку.

Книги твои отправлю, как только сообщишь, где будешь окончательно. Я тоже думаю, что не стоит тебе набирать много таких, которые сможешь получить в библиотеке. Напиши, какие учебники нужны. Зайду на днях за тем, который остался у Ан. Павл.1 Она не соберется, конечно, занести. Это правда центрально2 и труда не составит.

Писала уже тебе, что была в субботу на концерте. С удовольствием послушала музыку. Особенно хороши были трио и квартеты из Бетховена и Чайковского. Пианист здешний не понравился мне.

Пожалела, что с тобой не были ни разу! Есть ли в Вологде театр какой-нибудь? Или только синематографы? Мне все же странно, что мы с тобой ни разу нигде не были!

Наверно, ты сможешь получать в Вологде новые журналы. Возьми тогда «Заветы»3 и прочти Ропшина4 «То, чего не было». Любопытно все же, хотя и заметно сильное подражание Толстому. Вообще это хорошо, что ты будешь иметь журналы. Напиши, что хотелось бы тебе из иностранной литературы.

У нас стоит уже зима и санный путь. Вчера я проехалась на санках с Горкой до Трахтмана — полечить ему зубы. Мальчишка, оказывается, в первый раз ехал на санках и был в восторге,— особенно потому, что трамвай нас не догнал.

Стал писать рассказы, глядя на картинки, и очень гордится тем, что «мы выдумываем теперь сами рассказы»!

Очень уж плохо излагает он мысли свои! Вообще очень заметно, что живет не в интеллигентном кругу. Но вошел в норму немножко после твоего баловства, занимается понемногу.

За неимением интересного материала пишу тебе о всяких мелочах.

Бьем с мамочкой по очереди друг друга в шахматы, музицируем немножко — жаль, что со своим больным пальцем я этого почти не могу. Жаль часто, что тебя нельзя слышать. Надо тебе не оставлять музыку! Мамочка чувствует себя в общем недурно, стала спокойнее, чем первое время после твоего отъезда, и экзема менее чувствительна после смазывания. Ну, надо кончать: сейчас она везет письмо на вокзал. Будь здорова, дорогая, и спокойнее за нас. Буду писать тебе все откровенно. Целую крепко.

Твоя Анна

Адрес наш пока временный. Сообщу потом постоянный, так как сменим, верно, квартиру.

27 ноября 1912 г.

Послано из Саратова в Вологду

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, лл. 65—67

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Так у автора; по-видимому, в смысле — в центре.

3 «Заветы» — ежемесячный легальный литературно-политический журнал эсеровского направления; выходил в Петербурге с апреля 1912 по июль 1914 года. В журнале сотрудничали Р. В. Иванов-Разумник, Б. В. Савинков, Н. Суханов, В. М. Чернов и др.

4 Ропшин — литературный псевдоним Б. В. Савинкова.

Савинков Б. В. (1879—1925) — эсер, публицист, писатель, один из руководителей «Боевой организации» эсеров. После Октябрьской революции — злейший враг Советской власти. Написал несколько романов, проникнутых мистицизмом, под псевдонимом Ропшин. Роман «То, чего не было» опубликован в журнале «Заветы» № 8,1912 г. и №№ 1—3, 1913 года.

 

212

М. А. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

30 ноября.

Дорогие мои Наденька и Володя. Давно не получала письма от Вас и что-то беспокоюсь, здоровы ли Вы, может быть, надумали переселиться, пишите, пожалуйста1. Мы проводили 18 Маню с Марком; он пробыл в Вологде дня 2 и поехал дальше в Питер. Маню оставили в Вологде, зависело это больше от жандармского начальника, который ответил на запрос губернатора, что даже желательно оставить ее в Вологде. Маня ходила к нему с Марком — не могли попасть на прием к губернатору,— и он был очень любезен, сказал, что не будет препятствовать Мане давать уроки французского языка и надеется, что она найдет их. Прибавил, что в Вологде около 60 человек политических, и предупредил Маню быть осторожной, так как в случае чего-либо нежелательного может попасть в самый отдаленный городок в г….*.2

Маня пишет, что чувствует себя очень хорошо, погода стоит прекрасная и она гуляет очень много.

На днях сняла комнату, довольна ею, получает домашний обед,— сытный и вкусный, как пишет, рекомендовали ей хозяйку столовой. Устроилась хорошо, теперь дело в работе, хотелось бы ей получить переводную работу, не могу ей помочь в этом... не знаю, что бы ей выписать, Аня затрудняется также в этом. Тянет меня ехать к Марусе, пожить с нею, но Аня все отговаривает, советует ждать весны,— далеко до нее. Вчера вернулся Марк больной, плохо питался в номерах в Петербурге и расстроил очень желудок, приходится лечиться.

Погода у нас недурная, легкие морозы без ветра, снегу масса, целые сугробы кругом. У вас, вероятно, совсем противоположное, жду с нетерпением вестей от вас, как живете, здоровы ли?

Пишите, дорогие, пожалуйста. Обнимаю крепко обоих вас и желаю всего лучшего. Аня и Марк шлют вам привет, а также Е. В.3, передайте ей поклон и от меня, как здоровье ее?

Оканчиваю письмо и повезу его на вокзал, он недалеко от нас, еду в трамвае и возвращаюсь иногда, если погода особенно хороша, пешком.

До свиданья, дорогие мои Володя и Наденька, будьте здоровы. Пишите Вашей маме. Царевская, д. № 36.

Если переселяетесь — присылайте новый адрес.

30 ноября 1912 г.

Послано из Саратова в Краков

ф. 14, on. 1, ед. хр. 33, лл. 45—46

Машинописная копия

* Беспокоюсь очень за нее...

1 Ответ В. И. Ленина — см. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 330—331.

2 Так у автора. Может быть: «в губернии» или «в глуши». Ред.

3 Крупская Е. В.

 


 

1913

213

М. И. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

21/1-13 г.

Дорогая Анечка!

На дворе метель и вьюга, а в моей комнате тепло и уютно, решила побеседовать с тобой сегодня поподробнее. Прежде всего с прискорбием должна тебе сказать, что твоего письма от 11-го так и не получила. Возможно, конечно, что оно завалялось у старой хозяйки, я к ней не собралась сегодня зайти, но на это надежды мало, вернее, что пропало. Напиши поскорее, мне кажется, что я так давно уже ничего от тебя не имела. А раньше ты ведь часто мне писала, я и набаловалась! Как живешь, как себя чувствуешь, как головные боли, не дают ли себя знать? Как мамочка себя чувствует? Будь добренькая и напиши все подробнее... Что касается меня, то на новой квартире я чувствую себя лучше, чем на старой. Воздух лучше, там было немного жарко,— и хозяева очень хорошие люди. Я уже с ними немного подружилась, а это при моей уединенной жизни очень приятно. Болтаем иногда о всяких пустяках. Знаешь, какую грустную весть я узнала о Поле1? Оказывается, она была сильно больна, и доктор сказал ей или о ней, что она не дотянет до лета. Не побереглась, верно! Ужасно как ее жаль... Так и погибнет ни за что, ни про что. Видела как-то ее последнюю карточку, и очень она мне там показалась изменившейся. Вероятно, процесс из хронического перешел в острый... Сестра ее устроилась врачом в Вологодской губернии. Отец Поли, оказывается, живет в Верховажье2.— Ну, что же тебе еще сказать о себе? Живу помаленьку, день за днем,— сутки прочь. Время идет быстро, а путного делаешь мало что-то.

Сейчас начала читать интересную немецкую книгу — воспоминания Лили Браун3, надо поупражняться в немецком языке, а то скоро придут выписанные журналы — будешь, пожалуй, их плохо понимать. Французские книги беру в библиотеке, а за английский язык все еще путем не принялась. Скоро, верно, получу уже Туссена, которого выписала из Питера. Много времени берет чтение газет, новых журналов и мои бесплатные уроки. Платных пока увы и ах! Все еще нет. С двенадцатирублевого урока меня, оказывается, потурили потому, что хотели непременно мужчину, чудаки, не сказали этого прямо — лучше бы было. С публикой здешней что-то не схожусь — верно, в уездах интереснее... Познакомилась кое с кем из учительниц. Учительница французского языка ухватилась что-то за меня, звала к себе и ко мне вызвалась прийти. Интересуют ее некоторые мои французские книги, а они еще в Саратове! Как тут быть? Посылать просить что-то уж неловко!

Пианино ко мне сейчас поставить нельзя — не влезет в мой мезонин. Да меня и не очень тянет сейчас играть. Хотелось бы почитать, да и это что-то плохо удается. Последние дни были такие солнечные, хорошие, так и тянет погулять. А как пойдешь — так и пропадешь, глядишь и обедать пора идти. Одно хорошо, что время скоро идет — вас скорее увидишь. Комната у меня сейчас очень большая и очень чистая, и спокойно в ней очень. Хорошо и то, что близко от всего. Библиотека рядом, обед через четыре дома.— В семье, о которой писала по приезде сюда, редко бываю. Там уж какие-то очень сложные (или, может быть, очень уж несложные) семейные отношения с двумя женами. Я как-то к этому не могу приспособиться. Кстати, мусью этого Марк предполагает устроить к Беккеру4. Так, он просит сообщить все подробности, где служит и прочее — и говорит, что ни на постройках, ни на железной дороге никогда не служил. Местом, видимо, очень заинтересовался.

Ну, однако, надо кончать. Это я тебе так расписалась, а вообще мало пишу. Соне5 так и не ответила еще. А Ел. Ив.6 ответила, а она не пишет, отчего это?

Крепко целую тебя и мамочку, Марку привет.

Твоя М. У.

Покойной ночи, моя маленькая милая мамочка!

Как живут Гора и мои девчоночки? С кем из публики видаешься?

21 января 1913 г.

Послано из Вологды в Саратов

ф. 14, on. 1, ед. хр. 224, лл. 62—64

1 Якубова А. А. (Тахтарева) (1870—1917). Участница с.-д. движения с 1893 г. Видная представительница «экономизма». Входила в петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Одна из организаторов газеты экономистов «Рабочая Мысль». В 1893 году была сослана на 4 года в Восточную Сибирь. После II съезда РСДРП сочувствовала меньшевикам. После революции 1905 года отошла от политической деятельности, работала в рабочих просветительных организациях. М. И. Ульянова в период ссылки в Вологде была знакома с родственниками А. А. Якубовой.

2 Верховажье — посад Вельского уезда Вологодской губернии, ныне районный центр области.

3 Браун Лили (1865—1916) — немецкая социалистка и писательница. Ее 2 тома мемуаров «Menaoiren einer Sozialiestin» (Записки социалистки) на немецком языке вышли в 1909—1911 годах. Возможно, об этих воспоминаниях пишет М. И. Ульянова.

4 Беккер Б. В.— товарищ М. Т. Елизарова по Петербургскому университету — инженер путей сообщения.

5 Смидович С. Н. (см. примечание на стр. 265).

6 О ком идет речь, установить не удалось.

 

214

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Саратов. Анне Ильиничне Елизаровой.
Царевская ул., д. 36

1 февр.

Здравствуй, милая моя и дорогая Аня! Направляюсь в Самару. Чувствую себя отлично. Как-то вы там? Будь здорова, бодра и весела. Пиши по расписанию.— В Сызрани сильнейший мороз (около 20). — Прощай! Крепко тебя целую. Твой М. Е. Сообщи адрес Мани.

1 февраля 1913 г.

Послано из Сызрани

ф. 13, on. 2, ед. хр. 228, л. 7

 

215

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Вологда. Большая Дворянская, дом Попова, №17,
квартира Ионина. Марии Ильиничне Ульяновой

25/.II

Дорогая Маруся!

Сейчас получила письмо твое от 22, а вчера вечером открытку и вслед за ней ответ на Анину телеграмму. Я не знала, что она телеграфировала тебе; она прочла что-то о Вологде в газете, что встревожило ее, но мне не сообщила этого, чтобы я не беспокоилась. Ответ твой и открытка успокоили нас, слава богу, что ты здорова, родная моя!! У нас сидели Е. В.1 с мужем, спрашивали про тебя и просили передать тебе от них большой привет. Я писала тебе 21-го, получила ли это письмо? вложила я в него письма наших и отвезла на вокзал, чтобы пошло в тот же день; Аня тоже писала тебе, кажется, в тот же или на другой день, ждем ответа твоего на письмо ее... Ты пишешь, что уложила шубы, значит, ты выходишь в своей ватной — не рано ли? Аня одела вчера в первый раз ватную кофту с большим меховым воротником — что купила в Питере, а вниз теплый платок, день был солнечный, с крыш капало, но в то же время резкий ветер; я не расстаюсь еще с моими зимними теплышками.

Про квартиру, которую ты имеешь в виду для нас, я писала тебе в последнем письме; мне кажется, что она очень подходит нам, даже садик и огород! про вторую, о которой ты пишешь в последнем письме, не знаю, что сказать, не было бы хлопот со сдачей комнаты... заглазно трудно решить, тебе лучше видно. Что она выходит на улицу — не преимущество,— может быть больше пыли и шуму, а первая выходит, вероятно, во двор?

Предоставляю тебе выбор, голубушка моя, осмотри их и решай, как тебе лучше покажется, но, может быть, это успеет еще... будем ждать ответа твоего на Анин вопрос... пиши скорее! Теперь о другом: очень приятно было узнать, что ты имеешь урок и рада этому; кстати, не нужны ли тебе французские учебники, которые не послали тебе по ошибке раньше. Аня просила спросить тебя об этом, так как хочет уложить все книги, а также — что из весеннего и летнего туалета понадобится тебе, так как все лишнее будет тоже уложено — например: пальто драповое, костюм весенний, калоши легкие и что еще? перечисли, пожалуйста, все, и мы вышлем тебе.

Как понравился тебе концерт? Желательно, чтобы ты чаще могла пользоваться таким удовольствием, конечно, если концерты не дурны и могут доставить удовольствие,— Аня посещает их здесь, больше в консерватории, и многие нравятся ей очень. Она познакомилась там с одной ученицей, оканчивающей куре, звала ее к нам. Симпатичная девица, она была у нас на днях, играла очень много, и все на память,— большие вещи играет очень хорошо, особенно понравилось мне, как она исполнила «Бурю на Волге»; играла с нею и в 4 руки из наших пьес. Звала меня к себе играть; взяла пианино напрокат и помещается в маленькой комнате, играет часа 4—5 в день. К ней не соберусь — далеко, и я не выхожу по вечерам... пусть приходит к нам. Продажа нашей обстановки идет туго, пока продали только стулья — дюжину Е. В.1; что не продастся, надо будет упаковать и отдать на хранение, пока не выяснится, куда переправить. Пора кончать, до свидания, дорогая моя! Обнимаю и целую тебя горячо, будь здорова! Береги здоровье! Всего хорошего желаю тебе!

Твоя мама

P. S. А. И.2 писал мне, что послал тебе свою фотографическую карточку, но от тебя не получил «ни ответа ни привета», напиши ему, он будет очень рад.

Не удалось отправить вчера письмо, посылаю его нынче 26-го.

Объявили ли тебе, что тебе сбавляется год ссылки? не забудь ответить!

Не повторить ли просьбу относительно лечения больного уха твоего, что ты думаешь об этом? Жду ответа твоего. Во всяком случае мы прежде повидаемся с тобой...

25 февраля 1913 г.

Послано из Саратова

ф. 11, on. 2, ед. хр. 9, лл. 17—19

Опубликовано в журнале «Исторический Архив» № 2, 1958 г.

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Возможно, речь идет об А. И. Ерамасове, который очень тепло относился к Ульяновым, проявлял большую заботу о них.

 

216