Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 74229

От авторов сайта (аннотация): Книга перенасыщена славословиями в адрес партии, что есть минус, но в ней использовано огромное количество документов, даны цифры и факты, что есть плюс. История первых вооруженных отрядов революции: кто, где, сколько, когда, что делали, кто руководил и чем закончилось. Отдельно и по ходу про интернациональные части, про немцев, венгров, чехов и китайцев. Оказывается дело доходило до того, что иностранцы одной национальности в Гражданскую войну воевали против друг друга, по разные стороны фронта. Например китайцы атамана Дутова против «красных» китайцев или «красные» чехи против белочехов. Также интересны огромные таблицы в Приложении, насчет «уничтоженного красными генофонда», - сколько появилось талантливых военачальников из «серого быдла». Тех, которые накостыляли представителям «правильного» генофонда в Гражданскую, а затем они же таким же в Великую Отечественную. Еще многое можно узнать интересного в книге, если пропускать в каждом абзаце: «под руководством партии и правительства…». Мы постарались часть таких абзацем пустить уменьшенным кеглем (как впредь будем делать во всех материалах).

 

Конев Александр Михайлович

КРАСНАЯ ГВАРДИЯ НА ЗАЩИТЕ ОКТЯБРЯ

 

Книга посвящена деятельности боевой организации пролетариата - Красной гвардии.

Второе издание монографии (первое издание вышло в 1978 г.) дополнено освещением военно-организаторской деятельности В. И. Ленина, партии по созданию Красной гвардии в масштабе страны, руководства ее боевыми действиями. Введены новые главы об участии в Красной гвардии зарубежных интернационалистов, о ее вооружении. Дополнены разделы о военном обучении и воспитании личного состава Красной гвардии. Приводятся новые данные о численности красногвардейцев.

Для историков и всех интересующихся историей нашей Родины.

 

ВВЕДЕНИЕ

Великая Октябрьская социалистическая революция явилась событием всемирно-исторического значения. В результате революции был уничтожен эксплуататорский строй на одной шестой части земного шара, образовано первое в мире социалистическое государство рабочих и крестьян. «Наша - революция, — говорится в Обращение ЦК "КПСС - к советскому народу в связи о 70-летием  Великого Октября, — самое выдающееся событие XX века, возвестившее начало новой эры в жизни человечества»1.

Огромное значение в подготовке и проведении вооруженного восстания принадлежит В. И. Ленину. Опираясь на теоретические положения К. Маркса и Ф. Энгельса, уже накопленный опыт революционной борьбы, В. И. Ленин еще в дооктябрьский период сформулировал важные положения военной программы пролетарской революции. Владимир Ильич всесторонне обосновал и развил тезис о необходимости создания революционной пролетарской военной организации, руководимой Коммунистической партией, для борьбы за победу революции. «Нашим лозунгом, — говорится в разработанной В. И. Лениным военной программе пролетарской революции, — должно быть: вооружение пролетариата для того, чтобы победить, экспроприировать и обезоружить буржуазию. Это — единственно возможная тактика революционного класса...»2

Подчеркивая, что без революционной армии «действительная победа революции невозможна»3, В. И. Ленин еще в 1905 г. дал определение понятия «революционная армия». Революционная армия представляет собой военную силу именно революционного народа (а не народа вообще), которая состоит из: 1) вооруженного пролетариата и крестьянства; 2) организованных передовых отрядов и боевых дружин из представителей рабочих и революционного крестьянства; 3) готовых перейти на сторону народа частей старой армии и флота. «Взятое все вместе, что и составляет революционную армию»4.

Придавая исключительно важное значение вооружению рабочего класса5 Владимир Ильич отводил ему решающую роль в создании революционной армии. «Идя по пути, указанному опытом Парижской Коммуны 1871 года и русской революции 1905 года, — отмечал Владимир Ильич в «Письмах из далека», — пролетариат должен организовать и вооружить все беднейшие, эксплуатируемые части населения...»6.

Ленинские положения военной программы нашли практическое воплощение в деятельности партии большевиков по созданию вооруженных групп и боевых дружин, сражавшихся с царскими войсками и полицией. Размах революционных событий 1917 г. позволил партии большевиков перейти к новой, более высокой форме боевой организации пролетариата — Красной гвардии, которая начала создаваться в конце марта — начале апреля 1917 г. Красная гвардия стала ядром революционной армии, красногвардейцы цементировали ее ряды, вокруг них объединялись переходящие на сторону революции военнослужащие старой армии7.

Отряды Красной гвардии, в рядах которой в предоктябрьские и октябрьские дни насчитывалось около 182,5 тыс. передовых рабочих8, явились решающей ударной силой, обеспечившей вместе с революционными солдатами и матросами победу пролетарской революции. «...Героями дня и героями революции, — отмечал И. Ленин, — были красногвардейцы, которые делали свое большое историческое дело»9.

После победы Октября Красная гвардия из орудия завоевания власти превратилась в орудие защиты и упрочения Республики Советов. Защищать же Советское государство пришлось с первого дня его существования. «Мы — оборонцы теперь, с 25 октября 1917 г., — писал В. И. Ленин, — мы — за защиту отечества с этого дня»10.

После победы Великого Октября под руководством партии красногвардейские отряды создавались по всей стране. В первые месяцы Советской власти они действовали более чем в 2 тыс. пунктов — в городах, рабочих поселках, крупных селах, станицах и на железнодорожных станциях страны, их численность составляла более 463,1 тыс. вооруженных бойцов11.

Красная гвардия сыграла решающую роль при подавлении первых заговоров и мятежей внутренней контрреволюции, активно помогала Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов упрочивать свою власть, обеспечивать строжайший революционный порядок в стране. Она надежно охраняла государственные учреждения и важные объекты оборонного значения, зорко стояла на страже безопасности трудящегося населения. При активном участии Красной гвардии была разрушена старая буржуазная государственная машина и создан новый советский аппарат в центре и на местах. Красногвардейцы помогали преодолению трудностей с продовольствием в стране. Красная гвардия стала основой создания Красной Армии. Вместе с первыми частями Красной Армии ее отряды внесли существенный вклад в борьбу с нашествием кайзеровских полчищ.

Использование опыта борьбы Красной гвардии в интересах созданного революцией первого в мире социалистического государства, ее опыт подготовки и воспитания бойцов, организации, комплектования отрядов и частей имели огромное значение для разработки принципов строительства Красной Армии, ее военного искусства, воспитания и обучения красноармейцев.

По примеру пролетарской революции в России боевые организации рабочего класса в 1917 г. и в последующие годы создавались в Финляндии, Германии, Австрии, Венгрии, Польше, Италии и других странах. Вооруженные отряды рабочих в этих странах носили различные названия: Красная гвардия, рабочие дружины, пролетарские сотни, гвардия порядка, но по своей сущности это были боевые отряды типа нашей Красной гвардии, игравшие исключительно важную роль в революционных событиях того времени. Опыт Красной гвардии приобрел международное значение. Он показывает, что вооружение и обучение пролетариата, трудящихся масс, овладение ими методами вооруженной борьбы — необходимое условие успеха революции, обеспечения прочности ее завоеваний. В тезисах о международном положении и задачах Коммунистического Интернационала, изложенных на VI конгрессе Коминтерна в июле 1928 г., подчеркивалось, что «периоду до захвата власти и первому периоду после захвата власти соответствует пролетарская милиция, милиция трудящихся и Красная гвардия»12.

Изучению истории Красной гвардии посвящены многочисленные труды: монографии, очерки, брошюры, научные статьи и диссертации. Немало издано и воспоминаний участников этих исторических событий — старых большевиков, командиров и рядовых бойцов Красной гвардии. Кроме того, отдельные стороны ее героической истории раскрываются в общих работах по истории Коммунистической партии Советского Союза, Великой Октябрьской социалистической революции13, истории рабочего класса, в трудах по истории установления и упрочения Советской власти, строительству Красной Армии, начальному периоду гражданской воины, защите завоеваний Великого Октября14.

Наибольшее количество исследований посвящено истории создания и деятельности Красной гвардии Петрограда, Москвы, Центрального промышленного района15. Немало работ написано по истории создания и боевой деятельности Красной гвардии Украины и Белоруссии16. Имеется ряд работ, посвященных истории Красной гвардии Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока17. Подготовлены и изданы по одной-две работы по истории Красной гвардии Крыма, Молдавии, Туркестана и Эстонии18. Авторы этих работ на большом архивном материале показывают организацию, деятельность и роль отрядов Красной гвардии в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции, их активное участие в установлении и упрочении Советской власти, в подавлении мятежей внутренней контрреволюции в том или ином регионе, их роль в создании Красной Армии. Подробный историографический обзор этой литературы с указанием нерешенных проблем истории Красной гвардии дан в статьях П. Ф. Варгина, В. П. Верхося и И. В. Павловой и др.19

В последние десять лет появились новые интересные работы по регионам страны. Мы имеем в виду исследования, охватывающие историю Красной гвардии в Баку, в Центральном промышленном районе, на Урале, в Поволжье, в Забайкалье и в Сибири20, которые основываются на местных архивных и опубликованных документальных материалах. Среди этих работ по объему, оценкам, большому цифровому и фактическому материалу выделяется труд московских историков Г. А. и Р. Г. Цыпкиных. Они внесли в новую монографию результаты своих прежних изысканий, опубликованных в книгах в 1967 и 1970 гг., и дополнили их новыми материалами и выводами. Кроме того, Цыпкины расширили рамки исследования за счет регионов Урала и Поволжья. Книга носит обобщающий характер. При этом особое внимание уделено вопросам, связанным с подготовкой и проведением Великой Октябрьской социалистической революции. Более разносторонне, чем в ранее опубликованных работах, показаны деятельность Коммунистической партии по созданию Красной гвардии, участие местных комитетов РСДРП (б), Советов, профсоюзов и фабзавкомов в формировании красногвардейских отрядов, борьба большевиков с меньшевиками и эсерами за организацию вооруженной силы пролетариата. В труде названы новые населенные пункты, где были организованы и действовали отряды Красной гвардии. Продолжено исследование о численности и размещении отрядов Красной гвардии, их социального, партийного и возрастного составов (об этом свидетельствуют 10 таблиц и большое приложение № 1). Шире, чем в прежних изданиях, отражено участие красногвардейцев в установлении и упрочении Советской власти и (схематично) в разгроме контрреволюционных выступлений во всех трех регионах европейской части России, где Красная гвардия действительно играла большую роль.

Самостоятельной и весьма интересной частью работы Цыпкиных является приложение № 2 — список организаторов и начальников отрядов Красной гвардии. Они выявили 619 руководителей боевых отрядов. Однако полностью выявить и назвать их, как и избежать некоторых неточностей, авторам не удалось. Эта кропотливая и трудоемкая работа нуждается в дальнейшем исследовании. В целом книга Цыпкиных явилась важной ступенью в дальнейшем изучении истории создания и деятельности вооруженных сил пролетариата в Центральном промышленном районе, Урале и Поволжье.

Однако и в настоящее время все еще недостаточно исследована деятельность Красной гвардии в 1917—1918 гг. на территории Кубани, Крыма, Северного Кавказа, Туркестана, Дальнего Востока и Прибалтики.

Ряд историков опубликовали обобщающие труды по истории Красной гвардии в целом по всей стране. Одной из первых значительных работ была книга военных историков С. Венцова и С. Белицкого21. В печати она получила положительную оценку22. В ней сравнительно широко охвачена как организационная работа, так и боевая деятельность отрядов Красной гвардии Петрограда, Москвы, Харькова, Донбасса и в более общих чертах — Урала. Е. Ф. Ерыкаловым, Н. И. Злодеевым и другими историками также подготовлены обобщающие работы по истории Красной гвардии23. В них использованы новые архивные и опубликованные документальные материалы, которые значительно дополнили наши представления о Красной гвардии.

В фундаментальном труде академика И. И. Минца «История Великого Октября»24, удостоенном в 1974 г. Ленинской премии, проанализирована история создания и действий Красной гвардии в период пролетарской революции. Особенно ценны обобщенные данные, в том числе сведения о численном составе красногвардейских отрядов 150 городов и населенных пунктов страны.

Большое число опубликованных и архивных источников использовано в монографии В. И. Верхося25, собран и систематизирован большой фактический материал, содержатся интересные сведения о деятельности Красной гвардии в период Октябрьской революции и в начале 1918 г., ее численности26 и составе, организационной структуре, вооружении и обучении личного состава; дан анализ уставов и инструкций Красной гвардии. В монографии сделана, по существу, первая попытка освещения и такого важного вопроса, как финансирование и снабжение Красной гвардии продовольствием и вещевым имуществом. Однако небольшой объем книги со столь широким кругом затронутых проблем не позволил автору с достаточной полнотой осветить такие важные вопросы истории Красной гвардии послеоктябрьского периода, как, например, ее конкретная роль в формировании Красной Армии, остался нерассмотренным и вопрос об участии Красной гвардии в борьбе за преодоление продовольственных трудностей в конце 1917 — начале 1918 г., о ее командном составе.

Следует отметить, что подавляющее большинство изданных работ посвящено истории зарождения Красной гвардии, ее роли в победе Октябрьской социалистической революции. Наименее разработанной областью остается история Красной гвардии в послеоктябрьский период27. Например, мы до сих пор не знаем, сколько и каких было мятежей и заговоров контрреволюции в первые месяцы Советской власти, кроме 4—5 (Керенского — Краснова, Каледина, Дутова, Семенова), а их были десятки, сотни. Не знаем, когда, какими силами и средствами они подавлялись.

На страницах вышедших книг мало фигурирует и новых имен видных деятелей пролетарской революции и установления Советской власти на местах, особенно тех организаторов, командиров и бойцов Красной гвардии, которые в период культа Сталина оказались «вычеркнуты из истории». До сих пор мы непростительно мало пишем и о тех, кто погиб в числе первых защитников Великой Октябрьской социалистической революции. Ни в одной изданной книге по истории Красной гвардии, Октябрьской революции, гражданской войны и другой проблематике нет итоговых данных о погибших красногвардейцах, революционных солдатах и матросах в масштабе страны. Их нет и по отдельным регионам. До настоящего времени не установлены численность и имена погибших красногвардейцев при разгроме мятежей Каледина на Дону, Дутова на Южном Урале, Довбор-Мусницкого в Белоруссии, Семенова в Забайкалье, при подавлении первых мятежей кулачества и т. д. Более того, не установлены даже многие фамилии красногвардейцев и солдат, погибших при штурме Зимнего дворца. К ним в полной мере относятся слова Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева: «...Забытых имен, белых пятен ни в истории, ни в литературе не должно быть. Иначе это не история, не литература, а искусственные конъюнктурные конструкции... И к 70-летию великой революции нашей не надо отодвигать в тень тех, кто революцию делал. Необходимо воспитывать людей на примере тех, кто положил свои жизни за революцию и социализм»28. На недостаточную изученность истории Красной гвардии послеоктябрьского периода указывали академик И. И. Минц, профессора Ю. И. Кораблев, В. П. Наумов и другие исследователи29.

Заслуживает внимания и всяческого одобрения работа Государственного музея Великой Октябрьской социалистической революции, издавшего недавно каталоги фотолетописи Красной гвардии30. В них включены хранящиеся в музее негативы фотоснимков, посвященных созданию и деятельности Красной гвардии не только Петрограда и Москвы, но и других крупных регионов страны. И, что очень важно теперь, в период перестройки, даны краткие биографические сведения о многих активных участниках Великого Октября (около 450). Каталоги содержат указания о портретных, групповых и сюжетных негативах, а также негативах ценных исторических документов Красной гвардии, ранее неизвестных читателю. В целом каталоги обогащают героическую историю боевой организации российского пролетариата.

Несмотря на то что советскими учеными уже проделана большая работа по изучению титанической деятельности Коммунистической партии, В. И. Ленина по организации обороны молодой Советской Республики, по укреплению и вооружению Красной гвардии, руководству ее боевыми действиями при разгроме контрреволюционных мятежей31, все еще недостаточно показано то большое внимание, которое уделял Красной гвардии в этот период В. И. Ленин32. По свидетельству Н. И. Подвойского, Е. М. Ярославского и других видных деятелей Коммунистической партии и Советского правительства, В. И. Ленин в дни подготовки и проведения социалистической революции обращал «большое внимание на Красную гвардию», следил за ее успехами, заботился о ее вооружении, обучении и комплектовании кадрами33, ставил перед Красной гвардией ответственные задачи по борьбе с контрреволюцией и контролировал их выполнение34. Успеху в углубленном изучении данного вопроса способствует уже достигнутый уровень советской историографии, а также публикация новых документов и материалов, особенно в связи с празднованием 100-летия со дня рождения В. И. Ленина 35, воспоминаний соратников Владимира Ильича и активных участников событий36, встречавшихся с Ильичем, что позволяет полнее раскрыть эту важную тему.

Не полностью еще освещена и проблема роли и значения Красной гвардии в создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Несомненно, в этом направлении сделано уже немало. В многочисленных общих трудах, посвященных победе Октябрьской революции и строительству Красной Армии, а также в ранее изданных специальных работах убедительно раскрываются обстановка и причины, которые диктовали необходимость перехода от Красной гвардии к Красной Армии, приводятся цифровые данные о переходе красногвардейцев в ряды РККА по отдельным местностям и городам, называются некоторые части и соединения, сформированные на базе красногвардейских отрядов, показывается работа отдельных штабов Красной гвардии по формированию первых батальонов и полков Красной Армии и т. д.37 За последние 30 лет не вышло из печати ни одной крупной специальной работы по данному вопросу38. Однако значимость темы требует ее дальнейшего углубленного исследования как по отдельным регионам, так и в масштабе всей страны. Еще в трудах Главнокомандующего Вооруженными Силами Советской Республики в период гражданской войны С. С. Каменева ставилась задача полнее раскрыть значение Красной гвардии в создании РККА39.

В литературе можно найти лишь отдельные разрозненные упоминания и о деятельности Красной гвардии, созданной партийными и советскими органами на железных дорогах, крупных железнодорожных узлах и станциях страны40.

Слабо изучена история сельской Красной гвардии, деятельность которой под руководством партии большевиков получила значительный размах именно в послеоктябрьский период. Между тем освещению этой важной проблемы, да и то в региональном аспекте, по существу, посвящены всего лишь одна монография41 и несколько журнальных статей42.

Остается еще мало исследованным и такой вопрос в организации и деятельности Красной гвардии, как вступление в ее отряды, особенно в сельской местности, многих революционных солдат и матросов старой армии.

Об участии бойцов-интернационалистов в борьбе за победу и упрочение власти Советов говорится во многих работах, посвященных Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войне в СССР, но специальных работ о красногвардейцах-интернационалистах очень мало. В Красной гвардии наряду с русскими, украинцами, белорусами и представителями других народов нашей страны состояли и принимали активное участие в вооруженной борьбе за победу Октября много бойцов-интернационалистов, выходцев из зарубежных стран. До настоящего времени, в сущности, отсутствуют крупные обобщающие работы, посвященные формированию и деятельности интернациональных отрядов Красной гвардии в масштабе страны.

Все еще не освещен в должной мере и такой важный вопрос, как деятельность партии по использованию Красной гвардии в борьбе за преодоление продовольственных трудностей в конце 1917 и весной 1918 г., хотя о продовольственной политике Советской власти, организации и деятельности продовольственных отрядов в 1917—1920 гг. имеется довольно обширная научная литература, историография которой дана в работе В. И. Шишкина43.

Ждут специального исследования и вопросы организации материально-технического снабжения Красной гвардии, участия и роли в Красной гвардии женщин и рабочей молодежи, боевых подвигов красногвардейцев в борьбе с внутренней и внешней контрреволюцией. Необходимы и работы, содержащие разверну- тую критику буржуазных фальсификаторов, пытающихся извратить историю Красной гвардии 44.

Историческая правда опровергает домыслы и клевету тех буржуазных историков, которые, фальсифицируя историю Октябрьской революции, всячески принижают роль Красной гвардии в победе Октября и упрочении Советской власти. Они распространяют клеветнические вымыслы о красногвардейцах, стремясь опорочить их моральные и боевые качества45. Все это делается для того, чтобы скрыть от трудящихся своих стран правду об Октябрьской социалистической революции, о самоотверженной борьбе рабочих и крестьян против внутренней и внешней контрреволюции, пытавшейся отобрать у народных масс их великие завоевания, вновь утвердить господство помещиков и капиталистов.

Значительный интерес представляют воспоминания красногвардейцев46. Они существенно дополняют литературу о Красной гвардии, тем более что многие документы по истории Красной гвардии утрачены47 и важные события того времени могут быть восстановлены только по воспоминаниям участников48. Подчеркивая значение воспоминании для истории, Д. А. Фурманов еще в 1923 г. справедливо писал: «В октябрьские дни и в период до издания декрета о создании Красной Армии вооруженная сила Советского государства была распылена по отрядам Красной гвардии. Этот промежуток времени является наиболее трудным для освещения... и восстанавливать действительность тех суровых и трудных дней приходится по памяти, по воспоминаниям активных участников. Многие из них уже погибли... иные забыли, перепутали многое, смешали с массой других, мчавшихся вихрем событий, а время уходит, и все больше опасность, что славная героическая эпоха борьбы красногвардейских отрядов будет бледно, недостаточно, а может быть, и неверно отображена историей»49. К этому можно лишь добавить, что в этой летописи особенно дороги свидетельства командиров отрядов Красной гвардии и рядовых красногвардейцев, которые встречались с В. И. Лениным, слушали его выступления, получали от него личные указания и поручения. В воспоминаниях этих людей раскрывается деятельность Красной гвардии в период подготовки Октябрьской революции и хода вооруженного восстания, подавления первых очагов контрреволюции, рассказывается о встречах с В. И. Лениным50. К сожалению, многие из воспоминаний разбросаны по газетным и журнальным статьям, архивам и до сих пор не систематизированы. Исключение составляют лишь несколько сборников, изданных в основном еще в 30-х годах51.

Назрела необходимость создать коллективный фундаментальный труд по истории Красной гвардии. В данной работе сделана попытка осветить роль Красной гвардии в защите завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции главным образом в первые месяцы Советской власти. Автор стремился полнее раскрыть деятельность большевистской партии во главе с В. И. Лениным по созданию, вооружению и укреплению Красной гвардии как вооруженной силы диктатуры пролетариата, глубже раскрыть решающую роль Красной гвардии в разгроме первых мятежей контрреволюции, шире показать участие Красной гвардии в борьбе за хлеб и упрочение Советской власти на местах, раскрыть особую роль Красной гвардии в создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Автор уделил большое внимание и другим малоисследованным аспектам этой темы, в частности деятельности большевистской партии по вовлечению трудящихся — зарубежных интернационалистов в Красную гвардию, уточнению численности Красной гвардии по всей стране. Он стремился также показать многих ранее неизвестных читателю красногвардейцев-ленинцев, посвятивших себя борьбе за счастье и свободу трудящихся, за победу, укрепление Советской власти.

Теоретической и методологической основой монографии явились произведения классиков марксизма-ленинизма, прежде всего труды В. И. Ленина. Написанные ленинской рукой резолюции, решения, директивы и постановления, его выступления в печати, предписания Красной гвардии, телеграммы, письма и указания местным партийным и советским органам, руководителям красногвардейских отрядов по организации разгрома контрреволюции имеют неоценимое значение для изучения истории Красной гвардии. В них содержится глубокая и всесторонняя характеристика сложившейся в стране после победы Октября обстановки, обусловившей необходимость вооруженной защиты Советской власти, укрепления существующих и создания новых отрядов Красной гвардии для подавления контрреволюции и установления строжайшего революционного порядка в стране, борьбы с голодом, упрочения Советской власти на местах.

Важным источником для исследования темы явились документы Коммунистической партии и Советского правительства, решения съездов, партийных конференций по военным вопросам, а также другие документальные материалы, связанные с периодом становления Советского государства, образования органов советского и военного управления, законодательные и иные официальные акты Республики Советов 52.

Весьма ценные сведения, характеризующие деятельность Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным по укреплению Красной гвардии и ее использованию после победы Октября, имеются в докладах, статьях и речах соратников В. И. Ленина, видных советских, партийных, государственных и военных деятелей: Ф. Э. Дзержинского, М. И. Калинина, С. С. Каменева, В. В. Куйбышева, А. В. Луначарского, М. С. Ольминского, Г. К. Орджоникидзе, Н. И. Подвойского. П. П. Постышева, Я. М. Свердлова, И. В. Сталина, М. В. Фрунзе, Е. М. Ярославского и др.

Немалую помощь при исследовании роли Красной гвардии в разгроме первых мятежей контрреволюции оказали сборники документов Петроградского и Московского военно-революционных комитетов 53, директивы Главного командования Красной Армии и командования фронтов, подготовленные научными сотрудниками Центрального архива Советской Армии и Института военной истории МО СССР 54.

В книге использованы материалы сборников документов местных партийных и советских органов, посвященные борьбе за установление и упрочение Советской власти, изданных в связи с празднованием 40-, 50- и 60-летия Великой Октябрьской социалистической революции55, хроник событий56, очерков местных партийных организаций57, Они дают много материала по истории Красной гвардии. В них отражена деятельность Центрального Комитета партии, советских и партийных органов но созданию и укреплению формирований Красной гвардии на местах, особенно красногвардейских отрядов в сельской местности, их вооружению, обучению. Освещается боевая деятельность против внутренней контрреволюции, помощь в борьбе с голодом, подавление кулацких вооруженных выступлений, охрана революционного порядка, создание местных формирований Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

При подготовке книги были привлечены материалы, хранящиеся в фондах Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и государственного управления СССР (ЦГАОР), Центрального государственного архива народного хозяйства СССР (ЦГАНХ), Центрального государственного архива Советской Армии (ЦГАСА), Центрального государственного военно-исторического архива (ЦГВИА), Центрального музея революции СССР и Центрального музея Советских Вооруженных Сил. О командном составе Красной гвардии, о численности красногвардейских отрядов на местах были использованы книги по истории городов и сел страны 58, а также материалы, присланные по запросу Института военной истории Министерства обороны СССР из архивов многих обкомов, горкомов и райкомов партии, а также краеведческих музеев страны.

Автор выражает глубокую благодарность сотрудникам Института военной истории МО СССР, ЦГАСА и ЦГАОР за оказанную помощь при подготовке книги к печати.

Примечания:

1 Правда. 1987. 14 марта.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 135.

3 Там же. Т. 11. С. 366

4 Там же. С. 365.

5 См.: Там же. Т. 9. С. 203; Т. 11. С. 140, 171; Т. 30. С. 135-136; Т. 31. С. 20, 30.

6 Там же. Т. 31. С. 40.

7 О завоевании партией большевиков армии на сторону революции см.: Голуб Я. А. Партия, армия и революция: Отвоевание партией большевиков армии на сторону революции, Март 1917-февраль 1918. М., 1967; Баталов А. Я. Борьба большевиков за армию в Сибири, 1916 — февраль 1918. Новосибирск, 1978; Гаврилов Л. М. Солдатские комитеты в Октябрьской революции: (Действующая армия). М., 1983; Соболев Г. Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. JL, 1985; и др.

8 См.: Приложение № 1.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 266.

10 Там же. Т. 35. С. 395

11 См.: Приложение № 1.

12 Коммунистический Интернационал в документах, 1919—1932. М., 1933. С. 819.

13 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1967. Т. 3, кн. 1; История Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1967; История Коммунистической партии Советского Союза. 5-е изд. М., 1977; и др.

14 История гражданской воины в СССР, 1917-1922: В 5 т. М., 1943— 1957, Т. 2, 3; 50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968; В. И. Ленин и Советские Вооруженные Силы. М., 1969; Азовцев Я. Я. Военные вопросы в трудах В. И. Ленина. М., 1972; Крах первого нашествия империалистов на Страну Советов. М., 1973; Трукан Г. А. Рабочий класс в борьбе за победу и упрочение Советской власти. М., 1975; Вооруженные Силы Великого Октября. М., 1977: Кораблев Ю. Ы. В. И. Ленин и защита завоевании Великого Октября. М., 1979; Гражданская война в СССР: В 2 т. М., 1980. Т. 1; Защита Великого Октября. М., 1982; История советского рабочего класса: В 6 т. М., 1984. Т. 1: Рабочий класс в Октябрьской революции и на защите ее завоеваний, 1917—1920 гг.; Великий Октябрь и защита его завоеваний: Победа социалистической революции. М., 1987; Питерские рабочие и Великий Октябрь. Л., 1987; и др.

15 Малаховский В. Из истории Красной гвардии. Л., 1925; Подвойский Я. Я, Красная гвардия в Октябрьские дни: (Ленинград и Москва). М.; Л., 1927; Костомаров Г. Д. От Красной гвардии к Красной Армии в Москве. М., 1933; Пинежский Е. Красная гвардия. М., 1933; Лурье М. Л. Петроградская Красная гвардия (февраль 1917 — февраль 1918). Л., 1938; Ерыкалов Е. Ф. Роль Красной гвардии Петрограда в разгроме первых очагов внутренней контрреволюции на окраинах страны (ноябрь 1917 г.— февраль 1918 г.) //Из истории борьбы советского народа против иностранной военной интервенции и внутренней контрреволюции в 1918 г.: Сб. статей. М., 1956; Морозов Я. Ф. От Красной гвардии к Красной Армии: Борьба московских большевиков за создание Вооруженных Сил Советской Республики в 1917-1918 годах. М., 1958; Логунова Т. А. Московская Красная гвардия в борьбе за власть Советов в 1917 г. М., 1960; Голубев Н. А. Рост и укрепление рядов Красной гвардии Владимирской, Костромской и Ярославской губерний в конце 1917 г.— начале 1918 г. // Из истории рабочего класса СССР. Иваново, 1964; Старцев В. Я. Очерки по истории Петроградской Красной гвардии и рабочей милиции (март 1917 — апрель 1918 г.). М.; Л., 1965; Цыпкин Г, А. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1967; Цыпкина Р. Г. Сельская Красная гвардия в Октябрьской революции: По материалам губерний Центрального промышленного района. М., 1970: и др.

16 Моргунов Я. Организация и борьба Красной гвардии на Украине в 1917—1918 гг.//Летопись революции. 1923. № 5. В работе идет речь только о Красной гвардии Харькова; Ковбасюп С. М. Очерки истории Одесской Красной гвардии//Октябрь на Одесщине. Одесса, 1927; Лукьянов X Красная гвардия Донбасса. Сталино, 1958; Сендерский А. Я. Красная гвардия Киева в борьбе за победу Советской власти на Украине (февраль 1917— февраль 1918 гг.) //Учен. зап. Ин-та повышения квалификации преподавателей общественных наук при Киевском ун-те. Киев, 1958. Т. 1; Хохлов Л. Г. Красная гвардия Белоруссии в борьбе за власть Советов (март 1917 - март 1918 г.). Минск, 1965; Гарчев П. L Червона гвардія Украши у Жовтневій революціі. Харьків, 1969; и др. Вызывает сожаление, что эта и другие более поздние работы известного историка Украины П. И. Гарчева до сих пор не изданы на русском языке и языках других народов СССР. Их издание, или хотя бы одной из них, значительно расширило бы рамки исследования и повысило уровень советской историографии.

17 Рычкова Г. Я. Красная гвардия на Урале. Свердловск; М., 1933; Вегман В., Циркупов Ю. Сибирская Красная гвардия и отряд Петра Сухова. Новосибирск, 1934; Черемных В. Г. Первая Пермская окружная конференция РСДРП (б) и вопрос о Красной гвардии//1917 г. на Урале: Сб. статей. Пермь, 1957; Малыхина К. Ф. Красная гвардия Сибири в борьбе за укрепление власти Советов (1917-1918 гг.)//Доклады и сообщения научной конференции по истории Сибири и Дальнего Востока. Томск, 1960: Куляпин С. И. Красная гвардия на Урале в первой половине 1918 г. // Из истории партийных организаций Урала. Свердловск, 1964; Петров А. Л/. Красная гвардия и ее роль в победе Великой Октябрьской социалистической революции на Дальнем Востоке (февраль 1917 — сентябрь 1918). Л., 1966; Самойлов А. Д. Красная гвардия в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (март 1917 — апрель 1918)//Учен. зап. Дальневост. ун-та. Т. 13. Серия историческая. Владивосток, 1968; Румянцев Е Д. Организация вооруженных сил в Среднем Поволжье на борьбу с контрреволюционным выступлением Дутова (ноябрь 1917 — январь 1918 гг.)//Сб. аспирантских работ: Гуманитарные науки. Казань, 1970; Скробов В. С. Большевики Урала и строительство Красной гвардии//Из истории партийных организаций Урала: Сб. статей: Учен. зап. Урал, ун-та. № 120. Серия историческая. Свердловск, 1971. Вып. 23 и др.

18 Зуев Д. Красная гвардия Туркестана//Новый мир. 1922. № 6/7; Ремпелъ Л. Я. Красная гвардия в Крыму, 1917-1918. Симферополь, 1931; Пауль Я. Я. Красная гвардия в борьбе за Советскую власть в Эстонии (1917-1918) //История Октябрьской социалистической революции в Эстонии. Таллин, 1957. На эст. яз. Нортон А. Я. Коммунисты - организаторы Красной гвардии и разгрома первых очагов контрреволюции в Туркестане (конец 1917 - начало 1918) //Сб. науч. тр. Ташк. мед. ин-та. Ташкент, Вып. 24; Типнер И. Создание первых эстонских отрядов Красной гвардии //В огне революции. Таллин, 1964; Иванова 3. М. К вопросу о создании Красной гвардии в Молдавии//Изв. АН МССР. Сер. обществ, наук. 1971. № 2.

19 Варгин Я. Ф. Партия большевиков и создание Красной гвардии// Вопр. истории КПСС. 1968. № 3; Верхось В. Я. Литература по истории Красной гвардии: (К 50-летию Великого Октября) //Вопр. истории. 1966. № 2; Конев A. ?????f. Красная гвардия после Октября в советской историографии//Из истории гражданской войны и интервенции, 1917-1922 гг.: Сб. статей. М., 1974; Павлова Я. В. Историография Красной гвардии в Сибири // Вопр. историографии социалистического и коммунистического строительства в Сибири: Сб. науч. тр. Новосибирск, 1976. С. 13—24; и др.

20 Цыпкин Г. А., Цыпкина Р. Г. Красная гвардия - ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. М., 1977; Елагин А. С. Отряды Красной гвардии в Казахстане // Великий Октябрь в Казахстане. Алма-Ата, 1977; Афанасьев А. В. Красная гвардия Нижнего Поволжья в борьбе за установление Советской власти. Саратов, 1978; Дарабади П. Г. Бакинская Красная гвардия в 1917—1918 годах//Изв. АН АзССР. История, философия и право. Баку, 1981. № 1; Коже вин В. Е. Подвиг красногвардейцев Забайкалья. Улан-Удэ, 1982; Павлова И. В. Красная гвардия в Сибири. Новосибирск, 1983.

21 Венцов С. Белицкий С. Красная гвардия. М., 1924.

22 Воен. вестн. 1925. № 7. С. 60-61; Пролетарская революция. 1928. № 6/7. С. 340—342

23 Ерыкалов Е. Ф. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1957; Злодеев Я. И. Красная гвардия. М., 1957; Самойлов А. Д. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1987

24 Минц И. И. История Великого Октября: В 3 т. М., 1968—1973. В 1977— 1979 гг. вышло второе издание.

25 Верхось В. Д. Красная гвардия в Октябрьской революции. М., 1976.

26 Его данные о численности Красной гвардии в масштабе всей страны нашли широкое признание и с небольшими изменениями опубликованы в кн.: Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. М., 1977. С. 264-265; М., 1987. С. 249.

27 За последние 15 лет вышли в свет лишь две специальные работы по этому периоду - небольшая книга автора «Красная гвардия на защите Октября» (М., Наука, 1978) и в 1980 г. статья М. А. Молодцыгина «Красная гвардия после Октября» (Вопр. истории. 1980. № 10).

28 Горбачев М. С. Избранные речи и статьи. М., 1987. Т. 4. С. 373.

29 См., например: История СССР. 1975. № 6. С. 19; Вопр. истории. 1987. № 6. С. 70; Правда. 1988. 3 июня; и др.

30 Фото летопись Красной гвардии: Каталог. Л., 1984; Участники Октябрьской революции: Каталог. Л., 1984.

31 Константинов А, II. В. И. Ленин — организатор разгрома контрреволюционного мятежа Керенского — Краснова. Л., 1959; Малашенко Г. В. И. Ленин — организатор разгрома кадетско-калединской контрреволюции//Тр. Новочеркас. политехи, ин-та им. Серго Орджоникидзе. 1960. Т. 111. Сер. историческая; Мамай Н. В. И. Ленин - организатор разгрома антисоветских мятежей Керенского - Краснова и юнкеров в Петрограде // Воен.-ист. жури. 1968. К. 4; Конев А. М. В. И. Ленин и Красная гвардия (октябрь 1917-март 1918 гг.)//Воен.-ист. журн. 1973. № 12; Кириенко Ю. К. Крах калединщины. М., 1976; и др.

32 Об этом говорит и тот факт, что даже в справочном томе к Полному собранию сочинений В. И. Ленина (ч. 1. М., 1969) в рубрике «Красная гвардия» многое из того, о чем говорил Владимир Ильич, касаясь боевого использования Красной гвардии, и что он делал в этом отношении, пока еще не нашло своего отражения. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. с. 145, 188, 358, 359; Т. 50. С. 31-32 и др.

33 По указанию Ильича: Сб. воспоминаний. М., 1969. С. 47; Подвойский Н. И. Год 1917: Воспоминания. М., 1958. С. 100—101; Война и революция. 1927. № 10/11. С. 7 и др

34 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 159, 291, 580; Т. 50. С. 1, 10, 25, 27, 28-29, 31-32, 46, 54-55, 361; Ленинский сборник. Т. XXXIY. С. 7; В. И. Ленин в первые месяцы Советской власти: Биографическая хроника//Вопр. истории КПСС. 1960. № 2. С. 166-181; Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 8, 10-11, 21, 30, 82, 132, 268, 269, 299; В. И. Ленин. Военная переписка, 1917-1922 гг. М., 1987. С. 20, 23-35, 40, 44-45 и многие другие.

35 Ленинские сборники. XXXVII, XXXVIII, XXXIV, XXXV; Ленин и борьба за власть Советов на Дальнем Востоке: Сб. документальных материалов. Владивосток, 1968; Ленин и Север: Сб. документов и материалов (1894-1924). Архангельск, 1969; В. И. Ленин и Пермский край: Сб. документов, материалов и воспоминания. Пермь, 1970; Ленин и Псковский край: Документы и статьи. Л., 1971; Письма трудящихся Белоруссии В. И. Ленину, 1917—1924. Минск, 1980; Ленин и Рязанский край: Сб. документов и материалов. М., 1981; В. И. Ленин и Астраханский край: Сб. документов и материалов. Волгоград, 1984; и др.

36 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М., 1984. Т. 1-5; По указанию Ильича: Сб. воспоминаний; Народы России о Ленине: Сб. воспоминаний. М., 1969; Наш Ильич: Москвичи о Ленине: Воспоминания, письма, приветствия. М., 1969; Об Ильиче: Воспоминания питерцев. Л., 1970; Незабываемые встречи с Лениным: Хроника событий (1917—1924): Воспоминания. М., 1985; Вождь, учитель и друг: Воспоминания уроженцев Белоруссии о В. И. Ленине. Минск, 1985; и многие другие.

37 Корнатовский Я. А. От Красной гвардии к Красной Армии//Красная летопись. 1933. № 1(52); Малаховский В. Переход от Красной гвардии к Краспой Армии//Красная летопись. 1928. № 3(27); Козлов Г. С. Красная гвардия и Красная Армия в Туркмении. Ашхабад, 1928; Костомаров Г. От Красной гвардии к Красной Армии в Москве; Подвойский Н. И. От Красной гвардии к Красной Армии//Историк-марксист. 1938. № 1(65) и др.

38 За исключением одной журнальной статьи. См.: Конев А. М. Деятельность партии по использованию Красной гвардии в создании Красной Армии II Вопр. истории КПСС. 1978. № 7.

39 Каменев С. С. Записки о гражданской войне и военном строительстве II Избр. статьи. М., 1963. С. 213.

40 Наиболее ценными в этом отношении являются книги: Волошине) в Ф. Ф. Октябрь и железнодорожный пролетариат. Орджоникидзе, 1970; Метелъков П. Ф. Железнодорожники в революции, Февраль 1917 - июнь 1918. Л., 1970.

41 Цыпкина Р. Г. Сельская Красная гвардия в Октябрьской революции; По материалам губерний Центрального промышленного района.

42 Рабинович С. К вопросу о крестьянской Красной гвардии //Толмачевец. 1926. № 7; Верхосъ В. П. Партия большевиков и крестьянская Красная гвардия//Вопр. истории КПСС. 1967. № 7; Цыпкина Р. Г. Литература и источники по истории крестьянской Красной гвардии // Вопр. истории. 1969. № 2; Афанасьев А. В, Создание крестьянской Красной гвардии в Нижнем Поволжье//Поволжский край. Саратов, 1979. Вып. 6. С. 3-35.

43 Шишкин В. И. Итоги изучения продовольственной политики Советской власти (1917—1921 гг.) //Из истории гражданской войны и интервенции 1917-1922 гг.: Сб. статей. М., 1974.

44 Исключением является лишь статья И. Ушакова, большая часть которой посвящена Красной гвардии дооктябрьского периода (Воен.-ист. журн. 1962. № 2).

45 Так американский историк С. Поссони считает, что Красная гвардия в вооруженном восстании играла «незначительную роль» (см.: Possony S, Lenin tbe Compulsive Revolutionary. Chicago, 1964. P. 253-254). «Красногвардейцы думали не о защите своего отечества,- клевещет западногерманский историк Гольдшмитт, — а больше были заняты грабежами...» (Goldschmidt F. Sowjetrussland: Die Geschichte der Revolution von 1917— bis 1922. Koln, 1931. S. 107). Бездоказательно вторит ему западногерманский военный историк Г. Риттер и английский историк А. Улам, которые пытаются представить дело так, будто красногвардейцы были «настоящими анархистами» и не подчинялись никому, в том числе и Советской власти. Красная гвардия, по их утверждению, носила черты «деморализации», «беспомощности» и «хаоса». (Ritter G. Das Kommunemodell und die Begriindung der Roten Armee im Jahre 1918. Berlin, 1965. S. 7; Ulam A. Lenin and the Bolsheviks; The Intellectual and Political. History of the Triumph of Communism in Russia. L., 1966. P. 344). Английский историк Д. Коллинз явно преуменьшает численность Красной гвардии в период Октября (он называет цифру всего лить 70—100 тыс.). В его статье приводится высказывание некоего очевидца У. Брауна, утверждающего, что в облике Красной гвардии «не было ничего впечатляющего. Красногвардейцы выглядели как мятежники против законного правительства, бунт которых, вне всякого сомнения, будет подавлен в несколько часов... Мысль о том, что эти люди смогут удержать власть длительное время, не приходила даже в голову» (цит. по: Soviet studies. 1972. Vol. 24, N 2. P. 270-271, 279-280). Подобных измышлений буржуазных историков немало.

46 Всего за 70 лет Советской власти, по нашим уточненным данным, опубликовано в книгах, журналах и газетах 436 воспоминаний организаторов, командиров и рядовых бойцов Красной гвардии.

47 На это обращают внимание исследователи истории Красной гвардии, в частности В. Ф. Малаховский, В. П. Верхось, П. И. Гарчев, В. И. Старцев и др.

48 Большевик В. Ф. Малаховский, один из руководителей штаба Красной гвардии Выборгского района Петрограда, вспоминает: «Учета у нас тогда не велось. Не только по анкетам, но и по записной книжке, зная лично подробно все отряды, их начальников, красногвардейцев, я руководствовался тем, что хранилось в моей памяти» {Малаховский В. Из истории Красной гвардии. С. 28). Так было и во многих других местах.

49 Пролетарская революция. 1923. № 5(17). С. 322

50 Булышкин А. А. С его напутствием//Рабочие и крестьяне России о Ленине: Воспоминания. М., 1958. С. 98-99; Бундурин Ф. Ж. Организация Красной гвардии // Пролетарская правда. Тула, 1917. 19 нояб.; Еремеев Я. Ф. Красногвардейцы у Ленина в Смольном // Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине: В 5 т. 3-е изд. М., 1984. Т. 2. С. 458—460; Ермаков Я. На Дутова: (Воспоминания о боевом походе красногвардейцев Верхисетского завода) // Правда. 1937. 27 апр.; Каюров В. Я. Мои встречи и работа с В. И. Лениным в годы революции, 1917-1921//Пролетарская революция. № 3(26). С. 34-61; Шуняков В. Я. Мои встречи с В. И. Лениным: (Воспоминания красногвардейца) // Ист. архив. 1960. № 5. С. 140-147; Юренев И. Красная гвардия: (Воспоминания) //Красноармеец. 1919.№ 10/15. С. 73-79 и др.

51 На штурм: Сборник воспоминаний комсомольцев-красногвардейцев. М., 1930; Москва в октябре 1917 г.: Воспоминания красногвардейцев, участников боев. М., 1934; Харківська Червона гвардія: Збірник спогадів. Харків, 1933; Красногвардейцы и красные партизаны: Сб. статей участников событии. М., 1933; Красногвардейцы и партизаны: Сб. воспоминаний участников гражданской войны в Забайкалье. Чита, 1957; и др.

52 КПСС в резолюциях ... 9-е изд. М., 1983. Т. 1, 2; Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г. - июль 1918 г.): Сб. документов. М., 1957-1967. Т. 1-3; К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина: Тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза. М., 1969; 50 лет Великой Октябрьской социалистической революции: Тезисы ЦК КПСС. М., 1967; КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза: Документы, 1917-1968. М., 1969; Декреты Советской власти. М., 1957-1959. Т. 1, 2; О подготовке к 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции: Постановление ЦК КПСС // Правда. 1987. 14 марта; и многие другие.

53 Петроградский военно-революционный комитет: Документы и материалы. М., 1966-1967. Т. 1-3: Московский военно-революционный комитет: Сб. документов, Октябрь—ноябрь 1917 г. М., 1968.

54 Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920): Сб. документов. М., 1969; Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): Сб. документов: В 4 т. М., 1971. Т. 1.

55 Их нами использовано более 220. Среди них: Борьба за власть Советов в Донбассе: Сб. документов и материалов. Сталино, 1957; Борьба за власть Советов на Дону, 1917-1920: Сб. документов. Ростов н/Д, 1957; Борьба за Советскую власть в Крыму: Документы ж материалы. Симферополь, 1957. Т. 1; Борьба за Советскую власть на Кубани в 1917—1920 гг.: Сб. документов и материалов. Краснодар, 1957; Борьба за установление и упрочение Советской власти в Карелии: Сб. документов и материалов. Петрозаводск, 1957; Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии: Документы и материалы. Минск, 1957. Т. 2; Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине, Февраль 1917 - апрель 1918: Сб. документов и материалов. Киев, 1957. Т. 1-3; Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917—1920 гг.): Сб. документальных материалов. Свердловск, 1967; Подготовка и победа Великой Октябрьской социалистической революции в Туркменистане: Сб. документов и материалов. 2-е изд. Ашхабад, 1982.

56 Их просмотрено нами более 50. Среди них: Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. В 4 т. М., 1957-1962; Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий, октября 1917 г.- 10 января 1918 г. М., 1962; Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) - РКП (б) в 1917-1918 годах: (Хроника событий). М., 2974; Великая Октябрьская революция и победа Советской власти на Украине, Февраль 1917 г.— февраль 1918 г.: Хроника важнейших историко-партийных и революционных событий: В 2 ч. Киев, 1977-1982; Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий, 11 января-5 марта 1918 г. М., 1986; и др.

57 Их нами использовано более 120. Среди них: Очерки истории Коммунистической партии Украины. 4-е изд. Киев, 1977; Очерки истории Коммунистической партии Белоруссии. 2-е изд. Минск, 1968. Ч. 1; Очерки истории коммунистических организаций Урала. Свердловск, 1971. Т. 1; Очерки истории Коммунистической партии Казахстана. 2-е изд. Алма-Ата, 1984: Очерки истории Коммунистической партии Узбекистана. Ташкент, 1974; Очерки истории Коммунистической партии Молдавии. 3-е изд. Кишинев, 1981; Очерки истории дальневосточных организаций КПСС (1900- 1937). Хабаровск, 1982; Очерки истории Ленинградской организации КПСС. 2-е изд. Л., 1980. Т. 1, 2; Очерки истории Московской организации КПСС. 2-е изд. М., 1979. Кн. 1; М., 1983. Кн. 2; и др.

58 История городов и сел Украинской ССР: В 26 т. Киев, 1971—1983; и др.

 


 

1

СОЗДАНИЕ И ВООРУЖЕНИЕ КРАСНОЙ ГВАРДИИ

«Нашим лозунгом должно быть: вооружение пролетариата для того, чтобы победить, экспроприировать и обезоружить буржуазию»

В. И. ЛЕНИН

 


 

1. Организация первых отрядов Красной гвардии и их вооружение

Красная гвардия — детище рабочего класса и его партии. Она была основной формой организации вооруженных сил пролетариата во время подготовки и осуществления Октябрьской революции, а также в начальный период гражданской войны. «Красная гвардия есть рабочее войско», — указывалось Центральным Комитетом партии в одном из писем1. Прообразом Красной гвардии были боевые дружины и отряды в первой русской революции 1905—1907 гг., созданные тогда рабочими под руководством большевиков.

Первые отряды Красной гвардии возникли сразу же после Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. и продолжали расти. Инициаторами их создания были большевики Петрограда, Москвы, Киева, Ревеля, Харькова, Одессы, Самары, Нижнего Новгорода и других городов страны. В. И. Ленин считал создание и вооружение Красной гвардии одной из важнейших задач партии. Первые шаги по ее созданию во всероссийском масштабе были сделаны во второй половине марта 1917 г. 22 марта в принятой Бюро ЦК РСДРП (б) резолюции о Временном правительстве говорилось, что ближайшей и важнейшей задачей Советов партия считает «всеобщее вооружение народа и, в частности, немедленное создание рабочей Красной гвардии во всей стране»2. 26 марта решение ЦК партии о всеобщем вооружении народа и немедленном создании рабочей Красной гвардии во всей стране было опубликовано в газете «Правда», а 27 марта оно было подтверждено в резолюции, принятой на первом легальном Всероссийском совещании партийных работников в Петрограде3. И с этого времени термин «Красная гвардия» получает широкое распространение.

Практическая работа по организация отрядов Красной гвардии была возложена на Военную организацию ЦК РСДРП (б) и на местные партийные организации. С учетом принципиальных положений, высказанных В. И. Лениным в его «Письмах из далека», создавались инициативные тройки, пятерки, организационные комиссии и комитеты, разрабатывались первые уставы и инструкции Красной гвардии, а позднее — и ее первые штабы. Собранием представителей рабочих дружин в Петрограде 17 апреля была избрана временная комиссия по формированию Красной гвардии и выработке ее устава. Собрание обратилось с воззванием ко всем рабочим Петрограда о создании Красной гвардии4.

Уже к апрелю 1917 г. отряды Красной гвардии в Петрограде были созданы на 12 заводах и насчитывали более 2 тыс. бойцов, в том числе на заводах «Новый Лесснер» и «Старый Лесснер» (500 человек); «Новый Парвиайнен» (300), «Эриксон» (300), «Айваз» (300), Балтийский завод (170), «Сименс—Шуккерт» (120), «Рено» (100)5. 3 апреля первые красногвардейцы этих и других заводов столицы торжественно встречали на Финляндском вокзале В. И. Ленина, возвратившегося в Россию из эмиграции6.

Огромную роль в активизации процесса создания вооруженных сил пролетариата сыграло опубликование 29 апреля 1917 г. в газете «Правда» проекта устава рабочей гвардии выборгского района Петрограда. В уставе четко определялись цель и задачи вооруженных сил пролетариата; он стал образцом для многих  местных большевистских организаций страны.

В Москве решение о создании рабочей Красной гвардии было принято на заседании Московского комитета большевиков после неоднократных обсуждений 14 апреля. В созданную комиссию по организации красногвардейских отрядов наряду с другими руководящими работниками вошли Ф. Э. Дзержинский, В. А. Обух, В. М. Смирнов, а позднее — П. К. Штернберг, Я. Я. Пече, А. С. Ведерников7. Весной 1917 г. по примеру Петрограда и Москвы приступили к формированию отрядов Красной гвардии большевики Украины (Киев, Харьков, Екатеринослав, Одесса), Центрального промышленного района (Нижний Новгород, Оре- хово-Зуево), Урала (Мотовилихинский и Невьянский заводы), Прибалтики (Ревель), Поволжья (Самара), Сибири (Красноярск), Финляндии (Гельсингфорс)8.

Например, в Самаре 17 мая на заседании Совета рабочих депутатов, где председательствовал В. В. Куйбышев, была избрана комиссия по созданию Красной гвардии9. Всего весной 1917 г. красногвардейские отряды возникли в 17 центрах страны10.

К лету красногвардейские отряды были созданы на многих предприятиях Петрограда, Москвы, городов Центрального промышленного района, Дона, Украины, Поволжья, Прибалтики, в Семипалатинской области. После июльских событий Красная гвардия вынуждена была уйти в подполье, однако оружие рабочие сохранили. Массовое создание отрядов Красной гвардии началось, когда VI съезд РСДРП (б) нацелил пролетариат на вооруженное восстание, и оно развернулось в период борьбы с корниловщиной, когда отряды Красной гвардии формировались уже на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, в Белоруссии, на Дону, Кубани, в Закавказье и в Средней Азии. В августе — сентябре 1917 г. они имелись уже в 104 пролетарских центрах страны11.

В работе по созданию и вооружению отрядов Красной гвардии большевистская партия опиралась на Советы рабочих и крестьянских депутатов, молодежные организации, на солдатские Советы и полковые комитеты. Значительную роль в организации рабочего класса и создании его Красной гвардии сыграли профсоюзы и фабрично-заводские комитеты12. «Без фабзавкомов, — вспоминал один из организаторов Красной гвардии в Василеостровском районе Петрограда большевик с 1910 г. Ф. Н. Матвеев, — без влияния на них нашей партии мы не смогли бы создать Красной гвардии в таких размерах и формах, как это имело место в 1917 г.»13.

Однако создать и вооружить отряды было нелегко. Партия их формировала в огне ожесточенной классовой борьбы против буржуазии и ее пособников, соглашательских партий меньшевиков и эсеров. Контрреволюционеры всех мастей всячески препятствовали формированию Красной гвардии и ее вооружению, а когда она была создана, стремились во что бы то ни стало идейно и организационно разоружить рабочих, посеять рознь между солдатами и красногвардейцами.

Мелкобуржуазные партии объявили создание Красной гвардии «адским замыслом большевиков» и потребовали слияния ее с так называемой «народной» милицией Временного правительства. Они особенно противодействовали вооружению красногвардейских отрядов, установлению контактов с революционными солдатами. Пытаясь вбить клин между рабочими и солдатами, они лживо утверждали, что создание Красной гвардии — это «акт недоверия» к солдатам, что при существовании революционной армии пролетариату незачем иметь свою боевую организацию. Однако подобный демагогический прием не имел успеха. Характерно в этом отношении заявление полкового комитета 193-го пехотного запасного полка. «Организация Красной гвардии, — говорилось в заявлении, — есть дело рабочего класса, направленное к защите завоеваний революции... Красная гвардия не враг солдата, а друг ему»14. Таких заявлений и приветствий Красной гвардии было немало. Однако это обстоятельство не смущало противников революции.

«Меньшевики, эсеры, украинские националисты, — отмечала впоследствии газета „Правда», — бросались на Красную гвардию как цепные собаки»15.

Активную борьбу с рабочей Красной гвардией вела буржуазия, Временное правительство во главе с бонапартистом А. Ф. Керенским. Их первой заповедью, как отмечал В. И. Ленин, было раздавить Красную гвардию, «не дать ей вырасти»16. И немудрено, что буржуазные газеты «Биржевые ведомости», «Русская воля», «Речь», «Новое время», эсеровская газета «Воля народа», меньшевистская «Новая жизнь» и другие выливали на Красную гвардию потоки грязи, злобы и клеветы, чтобы подорвать доверие к Советам, опорочить боевую организацию пролетариата17. «Они сравнивали нашу Красную гвардию, — вспоминали активные участники октябрьских событий в Белоруссии, — с николаевскими жандармами. Травили красногвардейцев...»18 Это и неудивительно, так как вооруженная рабочая Красная гвардия в союзе с революционными солдатами и матросами представляла для врагов революции «настоящую угрозу, настоящую силу»19.

В противовес Красной гвардии контрреволюционеры выдвинули идею создания так называемой «народной» милиции. Это был завуалированный маневр, который им не удался. Буржуазному маневру с «народной» милицией, под видом которой на самом деле восстанавливалась полиция, партия большевиков противопоставила программный лозунг создания пролетарской милиции, замены постоянной армии и полиции всеобщим вооружением народа20.

Таким образом, все попытки мелкобуржуазных партий затормозить рост Красной гвардии потерпели провал. Помешать рабочим вооружиться и тем более ликвидировать их отряды контрреволюции не удалось. К тому же становление, возмужание и рост этой революционной силы белогвардейцы просмотрели.

Принятые в ряды Красной гвардии бойцы утверждались партийными, советскими и профсоюзными органами на местах. Им выдавались членские билеты или удостоверения и красногвардейские значки. Иногда эти значки вручались бойцу с правом пожизненного их ношения. Такое право заслужил, например, Григорий Иванович Котовский. Его удостоверение к красногвардейскому значку № 1443 хранится в Центральном музее Вооруженных Сил СССР21. Бойцы имели, кроме того, отличительный знак красногвардейца — красную ленту (ее носили наискось на головных уборах — гражданских шапках, солдатских папахах и т. д.) или красную нарукавную повязку с надписью «Красная гвардия»22.

Организаторами и командирами красногвардейских отрядов, как правило, были кадровые рабочие, старые и стойкие коммунисты, имевшие за своими плечами большой опыт уличных и баррикадных боев 1905—1907 гг., борьбы с царизмом и контрреволюцией в последующие годы. Видную роль в создании и укреплении Красной гвардии сыграли: в Петрограде — К. К. Юренев (Кротовский), (председатель Главного штаба Красной гвардии, член партии с 1905 г.)23, В. А. Трифонов (член партии с 1904 г.), Е. А. Трифонов (член партии с 1904 г.), К. Скороходов (член партии с 1906 г.), В. Н. Павлов (член партии с 1912 г.), А. М. Бодров (член партии с 1915 г.), Ф. Малаховский (член партии с 1911 г.), К. Н. Орлов (член партии с 1904 г.), Н. И. Подвойский (член партии с 1901 г.), В. И. Невский (член партии с 1897 г.), А. А. Юркин (член партии с 1915 г.) и другие; в Москве — А. С. Ведерников (начальник Центрального штаба Красной гвардии, член партии с 1897 г.), Я. Я. Пече (член партии с 1903 г.), П. К. Штернберг (член партии с 1905 г.), Е. М. Ярославский (член партии с 1898 г.), В. А. Аванесов (член партии с 1903 г.), В. П. Файдыш (член партии с 1905 г.), П. Г. Добрынин (член партии с 1916 г.), Г. А. Усиевич (член партии с 1907 г.), И. Г. Слесарев (большевик, время вступления в партию большевиков установить не удалось), Я. М. Познанский (член партии с 1904 г.), Н. Н. Зимин (член партии с 1915 г.), Е. Н. Игнатьев (большевик), Г. 3. Коган (большевик), Л П. Малиновский (член партии с 1915 г.) и другие; вКиеве — А. А. Сивцов (начальник штаба Красной гвардии, большевик), В. Н. Боженко (член партии с марта 1917 г.), Е. Г. Горбачев (член партии с 1910 г.), А. В. Иванов (член партии с 1906 г.), Л. Л. Пятаков (член партии с 1915 г.); в Минске — М. Рахманин (комиссар по организации Красной гвардии)24, А. Ф. Мясников (член партии с 1906 г.), П. Л. Чекан (большевик), И. Ф. Скуратович (член Партии с марта 1917 г.); в Таллине — Т. Соммер (Тедеров) (председатель Центрального комитета Красной гвардии, большевик), В. Э. Кингисепп (член партии большевиков с 1906 г.), О. Рястас (большевик), Р. Вакман (большевик)25; в Баку — А. Багдасаров (председатель Центрального штаба Красной гвардии, большевик), И. Я. Габышев (Габишев) (член партии с 1912 г,), М. А. Азизбеков (член партии с 1898 г.), С. Г. Шаумян (член партии с 1900 г.), Стуруа (член партии с 1901 г.), И. П. Вацек (член партии с 1903 г.), Г. Г. Султанов (член партии с 1907 г.)26; в Ташкенте— И. Т. Романов (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1903 г.), П. Г. Полторацкий (член партии с 1905 г.)27, Г. Дунаев (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют)28; в Пишпеке (ныне г. Фрунзе) — Г. Е. Безбородов (большевик), А. Гончаров (большевик), Я, Н. Логвиненко (член партии с марта 1918 г.)29; в Петрозаводске — А. В. Дубровский (комиссар Красной гвардии, член партии с февраля 1917 г.), М. Т. Глущенко (большевик), в Архангельске — С. Н. Ларионов (большевик)30; в Вологде — А. М. Казак (комиссар Красной гвардии, большевик), Я. М. Брук (член партии с 1904 г»), Е, М. Шекун (член партии с сентября 1917 г.); в Кандалакше — В. В. Лебедев (большевик), И. О. Лойко (большевик) 31, И. Ахава (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют) 32, А. Туорила (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют) 33; в Воронеже — И. Я. Врачев (член партии с февраля 1917 г.), Н. Н. Рабичев (член партии с 1914 г.); в Калуге — П. Д. Скорбач (начальник Красной гвардии, член партии с 1917 г.); П. Я. Витолин (член партии с 1908 г.), М. П. Артемов (член партии с 1914 г.); в Костроме — Н. А. Огибалов (начальник Красной гвардии, член партии с 1906 г.), Я. К. Кульпе (член партии с 1904 г.), Н. А. Филатов (член партии с 1912 г.); в Нижнем Новгороде — Я. Н. Воробьев (Кац) (член партии с 1907 г.), П. В. Галаев (член партии с 1902 г.), Б. Н. Краевский (большевик), М. С. Сергушев (член партии с 1904 г.); в Смоленске — С. С. Иоффе (начальник Красной гвардии, член партии с 1916 г.), В. А. Смольянинов (член партии с 1908 г.), Н. Н. Кирсанов (член партии с 1904 г.); в Твери — Г. П. Баклаев (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1912 г.), А. Я. Аросев (член партии с 1907 г.), Г. И. Макаров (член партии с 1914 г.); в Туле — Ж. А. Забиякин (начальник штаба Красной гвардии, член партии с марта 1917 г.), Ф. М. Бундурин (член партии с 1915 г.), Г. Н. Каминский (член партии с 1913 г.), Ф. М. Куренков (член партии с 1903 г.); в Ярославле — Ф. М. Горбунов (начальник Красной гвардии, член партии с января 1918 г.), В. Ф. Белышев (член партии с февраля 1917 г.), И. А. Гагин-Меер (член партии с сентября 1917 г.), А. П. Работнов (член партии с мая 1917 г.); в Шуе — М. В. Фрунзе (член партии с 1904 г.), А. М. Вицин (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют); в Астрахани — Ж. Е. Лемисов (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1904 г.), А. В. Мануйлов (член партии с 1902 г.); в Казани — И. Н. Волков (начальник Центрального штаба Красной гвардии, член партии с 1915 г.), Д. Б. Громов-Добровицкий (член партии с 1916 г.); в Пензе — Б. А. Сорокин (начальник Центрального штаба Красной гвардии, беспартийный), Н. Киселев (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют), А. И. Кривошеев (член партии с 1917 г.), В. В. Кураев {член партии с 1914 г.), Ф. А. Трясогузов (член партии с 1916 г.); в Самаре — К, В. Гавриленко (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1912 г,), В. В. Куйбышев (член партии с 1904 г.), А. П. Галактионов (член партии с 1906 г.), Е. М. Галкин-Панцырев (член партии с 1902 г.), И. А. Крайнюков (член партии с 1905 г.), И. Я, Маурин (член партии с 1903 г.), И. Я. Семенов (член партии с 1904 г.), А. А. Булышкин (член партии с 1912 г.), В. К. Блюхер (член партии с 1916 г.); Саратове — 3. А. Дымов (начальник штаба Красной гвардии, член партии с октября 1917 г.), В. П. Антонов-Саратовский (член партии с 1902 г.), А. А. Федоров (член партии с 1905 г.), Ф. Т. Муравлев (член партии с 1916 г.); в Царицыне — И. П. Изюмский (председатель Центрального штаба Красной гвардии, член партии с 1917 г.), П. А. Синюков (член партии с 1917 г.), Я. В. Паршков (член партии с 1918 г.); в Симбирске — П. Г. Самарин (большевик), Вавилов (большевик), И. Г. Новиков (член партии с 1917 г.), В. С. Певзнер (член партии с 1917 г.), Б. Садиков (член партии с 1918 г.); в Оренбурге — А. Е. Левашев (большевик), Д. П. Саликов (член партии с 1906 г.), П. П. Олеандер (член партии с 1918 г.), Н. Ф. Федоров (член партии с 1914 г.); в Перми — Ф. Н. Лукоянов (председатель штаба Красной гвардии, член партии с 1913 г.), А. Л. Борчанинов (член партии с 1903 г.), П. И. Малков (член партии с 1912 г.), Н. Г. Толмачев (член партии с 1913 г.); в Уфе — П. И. Зенцов (начальник штаба БОНВ, член партии с 1905 г.), Т. С. Кривов (член партии с 1905 г.), Э. С. Кадомцев (член партии с 1901 г.), И. С. Кадомцев (член партии с 1902 г.), М. С. Кадомцев (член партии с 1905 г.), Я. М. Страздынь (член партии с 1917 г.), и другие; вЕкатеринбурге— П. Д. Хохряков (начальник Центрального штаба Красной гвардии, член партии с 1916 г.), Г. С. Касимов (член партии с 1917 г.); в Челябинске— В. И. Евтеев (начальник Красной гвардии, член партии с 1905 г.), С. М. Цвиллинг (член партии с 1905 г.), С. Я. Елькин (член партии с 1905 г.), И. М. Скрябинский (член партии с 1914 г.) и другие; в Барнауле—В. И. Устинович34(начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1904 г.), И. В. Присягин35 (член партии с 1904 г.), А. А. Селезнев (член партии с 1905 г.), М. К. Цаплин (член партии с 1905 г.), Н. Д. Малюков (член партии с 1917 г.); в Иркутске — С. И. Лебедев36 (начальник Красной гвардии, член партии с 1912 г.), П. П. Постышев (член партии с 1904 г.); в Томске — Ф. М. Галинский (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1905 г.), М. И. Ворожцов (член партии с января 1918 г.), М. Ф. Ператинский (член партии  с 1917 г.); в Красноярске — К. И. Кауров37 (начальник штаба Красной гвардии, большевик), И. И. Белопольский38 (член партии с 1903 г.), С. Д. Дмитриев (данные о принадлежности к партии большевиков отсутствуют), Е. Ф. Дымов (большевик)39, С. К. Ворсин (член партии с 1917 г.), А. Г. Рогов (член партии с 1903 г.), Б. 3. Шумяцкий (член партии с 1903 г.); в Омске — П. С. Успенский (комиссар Красной гвардии, левый эсер-максималист, член партии большевиков с 1918 г.)40, А. А. Звездов (член партии с 1905 г.), Е. И. Пранов (член партии с 1917 г.)41; в Тургае — Амангельды Иманов (член партии с 1918 г.)42; в Чите — М. В. Миронов (большевик), К. Г. Недорезов (член партии с 1917 г.)43; во Владивостоке— К. Д. Кусман (комиссар Красной гвардии, большевик), А. А. Воронин (член партии с 1900 г.), Г. С. Дрогошевский (член партии с 1917 г.), К. А. Суханов (член партии с 1913 г.), М. И. Шуликов (член партии с 1917 г.); в Хабаровске — Ж. П. Шевчук (член партии с марта 1917 г.), И. Н. Семикоровкин (член партии с 1917 г.); в Ростове-на-Дону — И. В. Тулак (член партии с 1917 г.), Г. Н. Захарьяиц (член партии с 1918 г.), И. Д. Ченцов (большевик); в Грозном — Н. А. Анисимов (член партии с 1913 г.), H. Ф. Гикало (член партии с июня 1917 г.), М. К. Левандовский (эсер-максималист, член партии большевиков с 1920 г.), А. Ф. Носов (член партии с апреля 1917 г.); в Порт-Петровске — У. Ф. Буйнакский (член партии с 1916 г.)44, Г. М. Далгат (большевик), Н. Г. Ермошкин (членство в партии большевиков установить не удалось), И. А. Котров (член партии с апреля 1917 г.) 45; вХарькове — М. Л. Рухимович (председатель Центрального штаба Красной гвардии, член партии с 1913 г.), Артем (Ф. А. Сергеев) (член партии с 1901 г.), А. Н. Иванов (член партии с 1913 г.)46, С. И. Покко (большевик), А. К. Сербиченко (большевик), Е. Д. Типяков (большевик) и другие47; в Екатеринославе — М. И. Потапов (начальник Красной гвардии, член партии с 1914 г.), Т. Л Бондарев (член партии с 1903 г.), Г. Н. Баглий (принадлежность к партии большевиков установить не удалось), К. Н. Поздняков (член партии с 1905 г.), В. Ю. Клочко (большевик) и другие48; в Одессе — М. И. Кангун49 (начальник штаба Красной гвардии, примыкал к большевикам), Г. М. Слепов (большевик), А. В. Трофимов (большевик), В. Г. Юдовский (член партии с 1903 г.)50; в Луганске — Я. Пархоменко (начальник штаба Красной гвардии, член партии с 1904 г.), К. Е. Ворошилов (член партии с 1903 г.) и другие.

В дни Октября отряды Красной гвардии при активной поддержке революционных солдат и матросов составили ударную силу вооруженного восстания51. Партия большевиков во главе с В. И. Лениным рассматривала Красную гвардию как авангард вооруженного пролетариата. В разговоре с Н. И. Подвойским И. Ленин подчеркивает эту мысль. «„Руководители, — говорил И. Ленин, — не знающие тактики уличного боя, погубят восстание. И учтите, пожалуйста, что солдаты солдатами, но больше всего мы в своей борьбе должны рассчитывать на рабочих"» С этого момента я стал смотреть на восстание глазами Владимира Ильича... Надо было добиться того, чтобы Красная гвардия стала не только ведущей политической силой, но и ведущей военной силой, определяющей успех восстания»52. Коренной вопрос революции — взятие власти — пролетариатом был решен.

После победы Великого Октября наступил новый период в развитии, боевой деятельности Красной гвардии. Из орудия завоевания власти она превратилась в орудие защиты и упрочения Республики Советов, стала основной вооруженной силой пролетарской диктатуры, составной частью советского государственного аппарата. В этот период шел процесс укрепления имевшихся и создания новых отрядов Красной гвардии по всей стране53. Их деятельность направлялась партией большевиков, ее Центральным Комитетом во главе с В. И. Лениным. Непосредственное руководство созданием и укреплением отрядов Красной гвардии, их боевой деятельностью осуществляли местные партийные органы, Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

Какое вооружение имели отряды Красной гвардии? Если говорить в целом по стране, то они имели различное оружие. На их вооружении из стрелкового огнестрельного оружия были винтовки, карабины, пистолеты, револьверы, станковые и ручные пулеметы. Винтовок было больше, чем другого оружия. Они были разных образцов и систем: австрийские, американские, итальянские, немецкие, русские, турецкие, французские и японские, системы Бердана, Винчестера, Витер Лэ, Гра, Льюиса и др. Это были: берданка — старая однозарядная винтовка, старая однозарядная французская винтовка Гра, пятизарядная трехлинейная русская винтовка, десятизарядная французская винтовка, автоматическая винтовка Льюиса.

Были на вооружении красногвардейцев и старинные гладкоствольные ружья — дробовики, охотничьи ружья. Однако преимущество отдавалось русской пятизарядной трехлинейной винтовке образца 1891 г. системы русского конструктора С. И. Мосина. Она стала любимым и основным оружием красногвардейцев. «С удовольствием распрощались мы с австрийскими винтовками и берданками и любовно поглаживали наши новенькие трехлинейки», — свидетельствовал красногвардеец Харькова А. В. Усатенко после получения отрядом новой партии оружия54.

Пистолеты и револьверы, которыми, как правило, были вооружены командные кадры Красной гвардии, были также разных систем. Среди них: Браунинг, Бульдог, Наган, Маузер, Смит-Вессон. Что касается станковых и ручных пулеметов, то чаще встречаются в историко-партийной литературе такие системы пулеметов, как Гочкис, Кольт, Льюис и особенно Максим. Как видно из донесения командира отряда Красной гвардии т. Глебова со станции Дно Псковской губернии от 4 марта 1918 г., этот отряд имел в своем распоряжении до 30 пулеметов55. Станковый и ручной пулемет Льюис имел, например, отряд Красной гвардии г. Череповца Вологодской губернии56.

В тех отрядах Красной гвардии, где находилось достаточное количество пулеметов, были созданы специальные пулеметные команды. Такие команды имелись в составе красногвардейских отрядов многих городов — Петрограда (на Балтийском судостроительном, Ижорском, Обуховском, Путиловском, Трубочном и других заводах), Москвы, Омска, Витебска, Гомеля, Рогачева и др. Например, отряд Красной гвардии Московской заставы Петрограда имел в своем распоряжении подразделение, вооруженное 2 пулеметами «Максим» и 4 пулеметами «Кольт», а отряд Красной гвардии Омска — команду пулеметчиков из 40 человек, вооруженную несколькими пулеметами этих систем57.

В ряде отрядов Красной гвардии имели на вооружении ручные гранаты (отечественные образца 1912, 1914 и 1915 гг., а также английскую Лемона и французскую образца 1915 г.), пироксилиновые шашки58, ручные бомбы. Так, в октябрьские дни бойцы отряда Красной гвардии фабрики «Треугольник» в Нарвском районе Петрограда, кроме пулеметов и винтовок, были оснащены ручными гранатами59. Ими располагали также отряды Красной гвардии Москвы, Иркутска, Перовска Сырдарьинской области и других мест60. В разгар октябрьских боев с контрреволюционными войсками в Москве красногвардейцы Хамовнического района умело применяли в бою гранаты и бомбометы. Сформированная ими специальная команда сумела забросать гранатами броневик противника у Смоленского рынка, а затем и захватить его61. Красногвардейцы этого же района умело применяли в бою и бомбометы, которые впервые были применены в ночь на 28 октября 1917 г. По свидетельству Н. И. Подвойского, «они были установлены на третьем этаже одного дома, затем перетащены на колокольню Зачатьевского монастыря и, наконец, после этого установлены в окопах»62.

Не менее успешно действовали бомбометами и красногвардейцы Сибири, в частности при разгроме опасного для Советской власти мятежа юнкеров в Иркутске в декабре 1917 г, «В Иркутских боях бомбомет показал себя, — писал участник этих событий комкор Р. П. Эйдеман, — как прекрасное оружие для использования в уличных боях»63. В январе 1918 г. значительным количеством ручных бомб располагали отряд Красной гвардии Херсона на Украине, героический отряд коммуниста Петра Сухова в Сибири и другие64.

Ряд крупных отрядов Красной гвардии имели в своем распоряжении в небольших количествах полевые и зенитные орудия, мортиры, минометы, огнеметы и бронеавтомобили65. В основном это были 3-дюймовые пушки, 42-мм орудия, реже — тяжелые гаубицы. Например, отряд Красной гвардии Металлического завода в Петрограде получил с Орудийного завода шесть 3-дюймовых орудий, снабженных 70 снарядами66. Были артиллерийские орудия и у отрядов Красной гвардии Обуховского, Путиловского и Трубочного заводов67. Например, отряд Трубочного завода, в составе которого начал свой боевой путь большевик с 1917 г. в будущем Маршал Советского Союза М. В. Захаров, в октябре 1917 г. имел на вооружении, кроме винтовок, три пулемета и 3-дюймовое орудие, а Балтийский судостроительный и другие заводы — бронеавтомобили68.

По одному, два и более артиллерийских орудий имели многие отряды Красной гвардии. Например, в Рославле Смоленской губернии в октябре 1917 г. отряд располагал, кроме винтовок, десятью пулеметами и двумя орудиями69. А Слуцкий отряд Красной гвардии Минской губернии в январе 1918 г. был вооружен более мощно. Он имел в своем составе достаточное количество винтовок, несколько станковых пулеметов, бронемашину и две артиллерийские батареи70.

Некоторые командиры крупных красногвардейских отрядов имели в своем распоряжении не только достаточно винтовок и пулеметов, им в отдельных случаях, когда они вели бои на главном направлении, придавались наряду с артиллерией бронемашины и бронепоезда, блиндированные площадки и даже самолеты. Бронепоезда, как правило, применялись при подавлении войск Каледина на Дону, разгроме контрреволюционных войск Керенского — Краснова под Петроградом и буржуазной Центральной рады на Украине71. Например, сводному отряду большевика с 1917 г. П. В. Егорова, наступавшему в декабре этого года против калединских войск, были приданы Брянская артиллерийская батарея и блиндированный поезд Путиловского завода под командованием рабочего, участника первой мировой войны А. Е. Зайцева. В январе 1918 г. в распоряжении чрезвычайного комиссара П. А. Кобозева, возглавлявшего борьбу против дутовщины, было четыре батареи 3-дюймовых орудий, мортирный дивизион и два самолета72.

Для оперативных действий многие отряды Красной гвардии, в частности Петрограда, Москвы, Владивостока, были снабжены средствами передвижения: гужевым и механизированным транспортом (грузовые и легковые машины, мотоциклы), реквизированным у городской и деревенской буржуазии73. Еще 22 октября 1917 г. общее собрание рабочих Ижорского завода в Колпине (близ Петрограда) приняло постановление, в котором поручалось завкому предоставить в распоряжение Красной гвардии заводские автомобили «в целях скорейшей концентрации Красной гвардии на случай ее вызова»74. 5 декабря 1917 г. в постановлении заседания президиума Московского Совета рабочих и солдатских депутатов записано: «Ввиду невозможности работать без транспорта дать право штабу Красной гвардии на реквизицию легковых и грузовых автомобилей»75. Отряд Красной гвардии Выборгского района Петрограда, например, в это время имел в своем распоряжении 5 грузовых и более 40 легковых автомобилей76. «У нас были... свои собственного производства пушки, тяжелые и легкие, зенитные орудия, грузовики, двуколки, санитарные повозки, походные кухни...» — так писал командир отряда Путиловского завода участник штурма Зимнего дворца большевик Е. Н. Сурков77. Красная гвардия Путиловского завода, завода-гиганта по тому времени, действительно имела хорошее вооружение. В ее составе были специальные команды: пулеметная, связи, санитарная команда, команда питания, а также автомобили и орудия.

Но отрядов, хорошо оснащенных по тем временам вооружением и всем необходимым для ведения боевых действий, было не так уж много. Большинство же отрядов Красной гвардии имели на вооружении несколько винтовок, наганов и 1—2 пулемета с гранатами. Ряд отрядов, кроме винтовок, не имели вооружения, а в некоторых из них не хватало даже винтовок. Так, в октябрьские дни отряд Красной гвардии станции Москва-Сортировочная Казанской железной дороги имел одну винтовку на 2 бойцов, отряд красногвардейцев Главных железнодорожных мастерских Оренбурга — винтовку на 10 человек, а отряды Красной гвардии Донбасса (Юзовка и др.) — винтовку на 10—15, некоторые из них — на 30—40 бойцов78.

Отдельные отряды Красной гвардии не имели нарезного оружия, в том числе винтовок, были вооружены охотничьими ружьями и холодным оружием: пиками, саблями, штыками, кортиками, кинжалами, ножами, тесаками, ломами, лопатами и дубинами. Так были вооружены некоторые первые отряды Красной гвардии, созданные еще до Октябрьской революции. Отряды Красной гвардии Черемховских копей Иркутской губернии были вооружены «чем попало — от гранат и дробовиков вплоть до дубин, палок и лопат»79. Первые красногвардейские отряды заводов Харькова имели на вооружении пики, тесаки, револьверы разных систем, и то в ограниченном количестве, полученные через большевистские комитеты. У них всего по 3—4 винтовки приходилось на каждый завод80. Большинство бойцов первых красногвардейских отрядов Карелии были вооружены охотничьими ружьями81. А некоторые отряды Красной гвардии совсем не имели оружия. «Организуется Красная гвардия, по нет оружия», —сообщали в Народный комиссариат по военным делам из Ново-Слободской волости Нижегородской губернии 30 декабря 1917 г.82 И такие сообщения были не единичны. С первого для создания Красной гвардии большевики стремились вооружить рабочих оружием, причем современным. Советский партийный и государственный деятель В. Д. Бонч-Бруевич писал в «Правде» в те дни, что при современном уровне развития военной техники кинжал и револьвер не пригодны для вооружения рабочих. Их нельзя использовать для боевых действий против сил контрреволюции. «Только солдатское оружие, обеспеченное достаточным количеством патронов, дает возможность быть уверенным в планомерных действиях против врагов свободы»83.

Проблемы вооружения современным оружием отрядов Красной гвардии находились в центре внимания В. И. Ленина. С первого дня по приезде в Россию «Владимир Ильич особенно интересовался вопросом о вооружении рабочих,— свидетельствовал Н. И. Подвойский.— Каждого работника, с которым ему приходилось беседовать,— будь он питерец или с периферии — Ленин немедленно расспрашивал самым подробным образом, как обстоит дело с вооружением рабочих»84.

Однако даже в Петрограде и Москве оружия не хватало. Это в значительной мере сдерживало рост численности Красной гвардии. Так, тысячи рабочих Петрограда были готовы вступить в Красную гвардию, по не имели оружия. 24 сентября 1917 г. большевик В. Н. Павлов, член Центральной комендатуры, а затем Главного штаба Красной гвардии Петрограда заверял на заседании Петербургского комитета партии, что «желающих получить оружие найдется 40 000 человек»85. Н. И. Подвойский полагал, что рабочих, желающих получить оружие, в столице найдется еще больше. «Красная гвардия, — говорил он, — в несколько дней может развернуться до 50 000 бойцов»86. О недостатке оружия и сдерживании им роста Красной гвардии писал и К. Е. Ворошилов: «...гораздо больше было число рабочих, которые группировались вокруг Красной гвардии, но не были вооружены»87.

Вопрос об оружии был настолько злободневным, что он обсуждался на партийных конференциях, на заседаниях Советов, на собраниях рабочих, заседаниях штабов Красной гвардии. В докладах партийных комитетов, в сообщениях с мест на Петроградской, Московской, Владимирской, Уфимской, Пермской, Нижегородской и других партийных конференциях, состоявшихся накануне Октября, говорилось о значительном росте рядов Красной гвардии и, как правило, о недостатке оружия. Так, Владимирская губернская партийная конференция, состоявшаяся в Иваново-Вознесенске 17—18 сентября 1917 г., отметила, что настроение рабочих всюду революционное, желающих вступить в ряды Красной гвардии очень много, но не хватает оружия. Конференция обязала партийные организации принять все меры к обеспечению отрядов Красной гвардии на местах оружием88.

Партийные большевистские комитеты, Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, руководители штабов Красной гвардии стремились раздобыть оружие на местах. Но так как обычно оружия не хватало, просьбы о помощи оружием для формирующихся отрядов Красной гвардии непрерывным потоком шли с мест в Петроград, Москву, Харьков и другие промышленные центры страны. Эти просьбы по возможности удовлетворялись. Часто с этим вопросом обращались непосредственно в Центральный Комитет партии, к В. И. Ленину89. Так, 26 ноября 1917 г. трудящиеся Корчевского уезда Тверской губернии писали лично Ленину, что двухтысячный митинг постановил просить оружие «для образования Красной гвардии, чтобы укрепить и защитить новую, народную власть» 90. В этот же день, 26 ноября, организация РСДРП (б) слободы Троицкой Новооскольского уезда Курской губернии направила в ЦК партии письмо, в котором приветствовала Совет Народных Комиссаров во главе с И. Лениным и просила выслать для вооружения Красной гвардии хотя бы «200 шт. винтовок с патронами. А если это от вас будет невозможно, то укажите ближайшую организацию, где бы можно было получить просимое»91.

Нередко партийные организации с мест, не довольствуясь письменными просьбами, командировали делегации во главе с авторитетными большевиками в Петроград, в Центральный Комитет партии, к В. И. Ленину за оружием. И Владимир Ильич, несмотря на свою занятость, принимал эти делегации и оказывал помощь. Так, в ноябре 1917 г. партийная делегация Русско-Балтийского завода Таганрога посетила Петроград и была принята И. Лениным. Тут же Владимир Ильич дал распоряжение Тульскому оружейному заводу об отправке для Красной гвардии Таганрога вагона винтовок и патронов92. По этому указанию вождя рабочие Таганрога получили из Тулы 1200 винтовок и 200 тыс. патронов93. 25 ноября 1917 г. В. И. Ленин снова обратился с письмом к тульским оружейникам. «Дорогие товарищи, — писал он, — Совет Народных Комиссаров просит вас немедленно снабдить винтовками, наганами, патронами и пр. вооружением Красную гвардию Боковского горного района Донской области. Оружие нужно на пятьсот человек»94. В конце ноября 1917 г. партийная организация Юзовки командировала делегацию во главе с рабочим, представителем Юзовского комитета РСДРП (б), одним из организаторов Красной гвардии города — П. А. Алферовым в Петроград за оружием. В начале декабря 1917 г. Алферов был принят Лениным. После беседы с ним о положении в Донбассе Владимир Ильич дал распоряжение тульским оружейникам отпустить оружие для красногвардейских отрядов Юзовки 95. По воспоминаниям участников событий, тогда было получено 8 пулеметов, 600 винтовок, наганы и большое количество патронов96.

В. И. Ленин помог решить вопрос с оружием и Нижнетагильской партийной организации, делегация которой была принята им в конце ноября 1917 г. «Мы рассказали Владимиру Ильичу о Красной гвардии, ее вооружении, о том, что рабочие охотно вступают в нее, но вооружены отряды еще слабо: старыми берданками, отобранными у помещика, и нам не хватает трехлинейных винтовок. Не мешало бы иметь и пулемет», — писал об этой встрече руководитель делегации рабочий, большевик с 1916 г. А. В. Бархатов97. Для нижнетагильской Красной гвардии было срочно отправлено несколько ящиков трехлинейных винтовок и пулемет98.

28 ноября 1917 г. по распоряжению Петроградского Военно-революционного комитета Главный штаб Красной гвардии Петрограда выдал представителю областного комитета РСДРП (б) Донецкого и Криворожского бассейна 500 револьверов системы наган и соответствующее количество патронов к ним99. 1 декабря 1917 г. Центральный Комитет РСДРП (б) просит Петроградский Военно-революционный комитет оказать содействие товарищам К. Д. Аристову и Е. А. Виленскому в приобретении оружия для Красной гвардии г. Борисоглебска Тамбовской губернии, где было в этот период засилье кадетов100. Через 4 дня в письме Петроградскому ВРК ЦК партии снова просит оказать помощь товарищу П. Н. Свистулеву в приобретении оружия для Буйской организации РСДРП (б) Костромской губернии. Там тоже было засилье кадетов, а Красная гвардия «не имеет оружия»101.

В том же месяце Центральный Комитет партии оказал помощь оружием и самарским большевикам. При встрече с представителем Самарского губкома партии В. И. Ленин поинтересовался, в какой помощи они нуждаются. «Мы обратились с единственной просьбой — помочь нам оружием для отрядов Красной гвардии, — писал участник этой встречи большевик А. А. Булышкин.— Ленин тут же распорядился дать нам с Ижорского завода два броневика и написал письмо тульским оружейникам с просьбой выдать нам винтовки и револьверы»102.

При содействии ЦК РСДРП (б), лично В. И. Ленина получили оружие также отряды Красной гвардии Луганска, Мариуполя, Дружковки, завода «Русское общество» на станции Ветка, Макарьевского рудника, Спасский волостной отряд Красной гвардии Угличского уезда Ярославской губернии и других мест103. По распоряжению Советского правительства из Петрограда неоднократно отправлялось оружие и в Карелию. В начале 1918 г. по просьбе партийных организаций было направлено оружие в г. Петрозаводск дважды — для красногвардейских отрядов в г. Сороки и Кемь104. Только в первом квартале 1918 г. из Петрограда было отправлено на места 16 артиллерийских орудий, более 33 тыс. снарядов, 8,2 тыс. ручных гранат, около 9,4 млн. патронов105.

Партийные и советские органы Москвы оказывали также значительную помощь оружием формирующимся отрядам Красной гвардии на местах. К ним тоже шло много писем и приезжали партийные и советские делегации с просьбой снабдить рабочих оружием. Еще 24 октября 1917 г. Кременчугский Совет Полтавской губернии в письме Московскому Совету рабочих и солдатских депутатов писал: «Уважаемые товарищи! Просим Вас оказать содействие члену нашего Совета о закупке и отправке в Кременчуг револьверов для организующейся при Совете рабочей Красной гвардии»106. 19 ноября 1917 г. председатель Харьковского губернского Военно-революционного комитета Артем (Ф. А. Сергеев) писал в Московский ВРК, направляя делегацию за оружием: «Каждый день в Харьков прибывают делегации рабочих с требованием оружия; требования эти невыполнимы, так как в Харькове оружия нет». Он просил выделить 25 тыс. винтовок, 20 пулеметов, 400 револьверов и 1 млн 500 тыс. патронов107. 23 ноября из Москвы и Тулы в Харьков прибыло 2 тыс. винтовок и 150 тыс. патронов, а через два дня поступило еще 100 ящиков с винтовками и 170 ящиков с патронами108.

В первые месяцы после победы Октября по просьбам партийных органов получили оружие из Москвы рабочие Царицына 12 тыс. винтовок, пулеметные ленты и большое количество патронов, Астрахани — 7 тыс. винтовок, Тамбова — трехдюймовое орудие, 7 станковых и 3 ручных пулемета, 500 винтовок и 20 тыс. патронов, Ярославля — 200 винтовок и 3 тыс. патронов и других городов109. В период становления Советской власти было отправлено из Москвы свыше 200 пулеметов, около 100 тыс. винтовок, более 1 тыс. револьверов и более 10 млн. патронов 110.

Часть оружия после победы Октября красногвардейцы уездных городов и сел по просьбе партийных и советских органов получили из близлежащих губернских, областных и других крупных городов. Так, Людиновский комитет большевиков Калужской губернии сообщал в Секретариат ЦК РСДРП (б), что он, получив 27 октября известие о вооруженном восстании в Петрограде, немедленно направил «делегатов за оружием для Красной гвардии в Брянск и получил его» 111.

В конце 1917 г. красногвардейцы чугунолитейного завода рабочего поселка Касли Пермской губернии получили оружие из Челябинска112. В это же время из Ташкента было отправлено несколько партий оружия во многие города Туркестана. Например, в распоряжение формирующейся Красной гвардии Актюбинска было передано 2 пулемета, 500 винтовок и 100 ручных гранат113.

Некоторую часть оружия красногвардейцы ряда мест получили из резерва командующих войсками округов, главкомов и руководителей советских войск по разгрому мятежей внутренней контрреволюции. В декабре 1917 г. командующий войсками Московского военного округа Н. И. Муралов по просьбе делегации Екатеринославского Совета рабочих и солдатских депутатов выделил для вооружения рабочих отрядов Екатеринославщины 10 тыс, винтовок, несколько сот наганов и 10 млн. патронов114. В том же месяце по ходатайству Лучинского сельского комитета Рогачевского уезда Могилевской губернии Ставка Верховного главнокомандующего выделила сельчанам 50 трехлинейных винтовок для формирующейся Красной гвардии 115.

В конце 1917 г. большевики Оренбурга обратились в Бузулук к чрезвычайному комиссару СНК П. А. Кобозеву с просьбой помочь оружием для красногвардейского отряда (300 человек). Им было выделено 3 пулемета, 89 винтовок, гранаты и 6 тыс. патронов. По поручению П. А. Кобозева это оружие доставил в Оренбург через дутовские заслоны член партии машинист Ф. Г. Кравченко. Перед отправкой пулеметы и винтовки были сильно смазаны маслом, чтобы не заржавели, а патроны и все остальное запаяны в цинковые коробки и погружены в тендер паровоза, который затем был заполнен водой. Так оружие перешло в руки рабочих Оренбурга, ведших борьбу с бандами атамана Дутова116. 27 декабря штаб Красной гвардии Краматорского заводского района Изюмского уезда Харьковской губернии обратился в Харьков к главнокомандующему советскими войсками по борьбе с контрреволюцией на юге России В. А. Антонову-Овсеенко с просьбой выдать оружие117. Просьба была удовлетворена. Кроме того, штаб В. А. Антонова для вооружения создаваемых отрядов Красной гвардии в Ахтырском уезде Харьковской губернии выделил 2 пулемета, 500 винтовок и 35 тыс. патронов, а красногвардейскому отряду села Белый Колодезь Волчанского уезда — 4 пулемета и 250 винтовок118.

Таким образом, в период становления Советской власти промышленные центры страны посылали на борьбу с вооруженными силами контрреволюции отряды рабочей Красной гвардии, солдат и матросов и оружие по просьбе местных партийных и советских органов для формирующихся красногвардейских отрядов. Только братским украинским трудящимся в этот период было послано из Центральной России 55 тыс. винтовок, другое оружие и военное снаряжение119. В. А. Антонов-Овсеенко в одном из докладов Совету Народных Комиссаров сообщал, что в его распоряжение поступили крупные партии оружия. Только через станцию Лозовую направлено 10 тыс. винтовок, примерно столько же оружия дополнительно послано с группой войск под командованием большевика Р. Ф. Сиверса, которая вела бои с Калединым, двигаясь на помощь рабочим Донбасса120.

Несмотря на то что оружие было самое разнообразное и во многих местах его недоставало, сам факт вооружения пролетариата имел огромное политическое и практическое значение. Многие рабочие и беднейшие крестьяне впервые получили в свои руки оружие, чтобы победить буржуазию и отстоять великие завоевания Октябрьской революции.

 


 

Источники вооружения красногвардейцев

Каковы источники вооружения отрядов Красной гвардии? Их несколько. Рассмотрим основные из них. Одним из главных источников было получение оружия во время подготовки и проведения Октябрьской революции из арсеналов Сестрорецкого, Тульского и Ижевского оружейных заводов, Киевского арсенала, Петроградского и Луганского патронных заводов, Охтинского склада взрывчатых веществ и других заводов и складов.

Крупной базой снабжения оружием боевых сил революции стал Тульский оружейный завод. Именно ему как кузнице оружия уделял большое внимание В. И. Ленин. «...Значение Тулы для Республики, — отмечал он, — огромно»121.

Еще в сентябре 1917 г. красногвардейцы Харькова сумели получить из Тульского завода 5 пулеметов, более 800 винтовок и 10 ящиков патронов122. И позднее не раз их выручали тульские оружейники, посылая в Харьков крупные партии оружия123. Накануне Октябрьской революции был командирован в Тулу один из организаторов Красной гвардии Гомеля — П. Я. Медюлянов. Большевики Тульского оружейного завода помогли ему получить и привезти в Гомель несколько ящиков наганов и патроны124. В разгар октябрьских боев по распоряжению Петроградского ВРК получили из Тулы 350 винтовок представители большевиков Вологды для местного отряда Красной гвардии125.

В ночь на 27 октября (9 ноября) Тульский Военно-революционный комитет овладел заводским арсеналом. Хозяином положения стал Совет рабочих и солдатских депутатов. С этого дня по ордерам ВРК, распоряжениям вышестоящих партийных и советских органов оружие с завода сплошным потоком направлялось рабочим многих городов страны, где интенсивно шел процесс формирования красногвардейских отрядов. В ноябре — декабре 1917 г. из Тульского арсенала было выдано оружие рабочим в 140 городов и крупных населенных пунктов. В их числе — Петроград, Москва, Харьков, Екатеринослав, Воронеж, Орел, Тамбов, Тверь, Самара, Таганрог, Уфа и др126. До конца декабря было отпущено 1800 пулеметов, свыше 200 тыс. винтовок, 5500 револьверов, более 10 млн. патронов127. Только 24 ноября отрядам Красной гвардии, революционным солдатам и матросам, направленным на борьбу с войсками Каледина, было вывезено из Тулы 1885 винтовок и 140 тыс. патронов128. 29 ноября в Екатеринослав к красногвардейцам прибыл эшелон оружия из Тулы, который доставил 10 пулеметов, 10 тыс. винтовок, 150 револьверов и 10 млн. патронов. Узнав об этом, украинские буржуазные националисты тут же попытались захватить это оружие. Выставив у эшелона свой караул из «вольных казаков», они начали разгружать вагоны. Однако их затея не удалась. По тревожному сигналу с Брянского завода немедленно прибыли рабочие, отряд Красной гвардии. Они отбили оружие у казаков и увезли его на территорию своего завода129.

Красногвардейцы Латвии получили от тульских оружейников в начале декабря 3 пулемета, 100 винтовок и 220 наганов, а в начале января 1918 г.— вторую крупную партию оружия и боеприпасов130. В декабре из Тулы до 2 тыс. пулеметов доставил рабочим Петрограда красногвардейский отряд, возглавляемый членом Главного штаба Красной гвардии Петрограда большевиком с 1904 г. К. Н. Орловым131. 5 пулеметов и 200 тыс. патронов получили из Тулы красногвардейцы Орла132, 6 пулеметов — рабочие Нижнего Новгорода, 4 пулемета — рабочие Ярославля, 3 пулемета — рабочие Уфы, 2 пулемета — красногвардейцы Липецка и т. д.133

Таким образом, тульские рабочие-оружейники и большевики внесли большой вклад в дело обеспечения оружием защитников Октября, в дело победы и упрочения Советской власти на местах.

Значительную роль в обеспечении оружием отрядов Красной гвардии Петрограда сыграл Сестрорецкий оружейный завод, расположенный близ столицы. С августа по октябрь 1917 г. завком Сестрорецкого завода, руководимый известным большевиком С. П. Восковым, по указанию военной организации и Петербургского комитета РСДРП (б) отпустил для Красной гвардии около 23 тыс. винтовок134. Это удалось сделать, несмотря на противодействие военного министра Временного правительства А. И. Верховского и администрации завода. 17 октября, узнав об утечке оружия с Сестрорецкого завода, А. И. Верховский строжайше запретил выдачу оттуда винтовок для Красной гвардии. Он полагал, что «право распоряжаться выдачей оружия принадлежит только законной власти», и находил «преступным» отнимать оружие от потребностей фронта «для ненужного вооружения тыла» 135. Однако его категорический приказ «не выдавать ни одной винтовки» рабочим136 не был выполнен. Только в дни Октября завод дал красногвардейцам, революционным солдатам и матросам около 7 тыс. винтовок и боеприпасы, из них 5 тыс. винтовок - Центральной комендатуре Красной гвардии Петрограда137. Еще в предоктябрьские дни большое количество оружия получили с Сестрорецкого завода рабочие Выборгской стороны. «По ночам на подводах оттуда привозили упакованные в ящики новенькие винтовки», — свидетельствует представитель этого района: один из организаторов Красной гвардии на заводе «Новый Лесснер», секретарь заводского партийного комитета РСДРП (б) И. Л. Сондак138.

Сестрорецкий оружейный завод, кроме Петрограда, снабжал оружием отряды Красной гвардии, революционных солдат и матросов и в других городах, районах, хотя и в меньшей степени. Так, еще накануне Октябрьской революции коллектив завода отправил 300 винтовок рабочим в Кронштадт, 100 — в Усть-Белокалитвенский район Донской области139, 500 — шахтерам Донбасса, партию трехлинейных винтовок — отряду Красной гвардии из крестьян Застолбской волости Бежецкого уезда Тверской губернии140, а в послеоктябрьский период: в ноябре — 2 пулемета и 500 винтовок на Урал, рабочим Мотовилихи, в декабре — вагон оружия в Симбирск, где особенно острый недостаток винтовок испытывал Заволжский отряд Красной гвардии141.

Большое количество оружия отряды Красной гвардии Петрограда получили из Петропавловской крепости, особенно отряды Невского, Выборгского, Петергофского районов. Первыми за оружием, как вспоминал комиссар Кронверкского арсенала Петропавловской крепости большевик М. К. Тер-Арутюнянц, явились рабочие с Путиловского завода. «Это было вечером 23 октября. Начиная с этой минуты и до глубокого вечера 25 октября, — пишет он, — беспрерывно производилась выдача оружия для рабочих и для солдат гарнизона города, разоруженных после июльских событии»142. А когда Петропавловская крепость пала, громадный арсенал полностью перешел в руки рабочих. Оружие стали выдавать по ордерам Главного штаба Красной гвардии Петрограда. Из оружейного склада Петропавловской крепости было выдано оружие (200 винтовок и 20 тыс. патронов) финскому отряду Красной гвардии, составленному из финских рабочих, живших в Петрограде. Политическим руководителем этого отряда стал рабочий, известный деятель российского и финляндского революционного движения Э. А. Рахья143.

Часть оружия красногвардейцы Петрограда получили с Охтинского склада взрывчатых веществ. Еще 18 октября 1917 г. рабочие Путиловского завода дважды привозили с Охты винтовки на нескольких грузовиках144. 29 октября В. И. Ленин подписывает распоряжение Военно-революционного комитета о немедленной выдаче члену штаба Красной гвардии и Совета Выборгского района большевику К. Н. Орлову ручных гранат и 300 пушечных снарядов с Охтинского склада взрывчатых веществ145.

Значительную помощь в вооружении отрядов Красной гвардии Москвы оказали арсенал Московского Кремля, а красногвардейцам Киева — киевский «Арсенал» (ныне завод «Арсенал» им. В. И. Ленина). Эти арсеналы стали центрами выступления рабочих и солдат этих столиц против Временного правительства и контрреволюции.

Арсенал в Кремле в дни Октября стал надежной опорой восставших москвичей. Красногвардейцы Красной Пресни, согласно сохранившемуся мандату Московского Военно-революционного комитета146, выданному в ночь на 26 октября, должны были получить в кремлевском арсенале 1 тыс. винтовок и 300 тыс. патронов147. Утром 26 октября в Кремль за оружием начали прибывать грузовые машины с красногвардейцами и из других районов. Однако доставить полученное оружие в штабы Красной гвардии районов не удалось, ибо юнкера к этому времени окружили Кремль и не выпустили машины с оружием148. Кремлем овладели белогвардейцы, что затем в значительной степени осложнило борьбу с контрреволюцией. И только на рассвете 3 ноября отряды красногвардейцев и революционных солдат заняли арсенал Кремля и смогли с разрешения Московского ВРК воспользоваться его оружием. Н. И. Подвойский позже отмечал, что оружие для Красной гвардии Москвы «взяли в Кремле, в Симоновских пороховых складах, в складах Мызо-Раево» и других местах149.

Киевский завод «Арсенал» являлся также опорной базой революционных сил города, неприступной цитаделью революции. Он сыграл исключительно важную роль в январском восстании 1918 г. киевских рабочих против Центральной рады, снабжая оружием красногвардейцев. Красногвардейцы Киева в 20-х числах ноября 1917 г., проведя ночную операцию, сумели захватить 1 тыс. винтовок на военных складах города150. Об одном из эпизодов этой операции сообщает начальник штаба Красной гвардии Киева рабочий большевик А. А. Сивцов. «На ипподроме по соседству с 3-м авиапарком, — пишет он, — находился склад новых американских винтовок, великолепно упакованных в деревянные ящики и, очевидно, предназначавшихся в свое время для фронта, но задержанных военным командованием Центральной рады. Этими винтовками удалось нам воспользоваться для вооружения отрядов Красной гвардии»151.

Немаловажную роль в снабжении оружием боевых сил революции играл Ижевский оружейный завод, особенно в первые дни после победы Октября. По распоряжениям советских и партийных органов только в декабре 1917 г. им было отправлено рабочим городов Урала около 5,5 тыс. винтовок для вооружения отрядов Красной гвардии, из них Уральскому областному Совету — не менее 2 тыс., Самарскому Совету — 3 тыс., Златоустовскому комитету РСДРП (б) — 500, Лысьвенскому Совету — 500 винтовок и 5 тыс. патронов152, оружие красногвардейцам Казани153. В январе 1918 г. рабочие Ижевского завода помогли вооружиться красногвардейцам Екатеринбурга. По просьбе Совета они послали туда крупную партию оружия — 2 тыс. винтовок 154, 2 пулемета, 150 винтовок и небольшое количество револьверов было доставлено из Ижевска и рабочим Верхне-Туринского завода Пермской губернии155. Еще раньше Ижевский завод обеспечил оружием местную Красную гвардию. Ижевская партийная организация РСДРП (б) уже в июле 1917 г. имела боевую дружину рабочих. 5 октября Ижевский Совет по инициативе большевиков вынес решение об организации отряда Красной гвардии и предложил начальнику завода полковнику Борисову снабдить отряд оружием. А когда начальник завода отказался выполнить это требование, исполком Совета при поддержке солдат гарнизона обезоружил его и изъял на заводе 500 винтовок, 50 револьверов и 75 тыс. патронов156.

На местах красногвардейцы вооружались, захватывая оружейные склады и базы. Так, оружие из захваченного артиллерийского склада в Казани в дни октябрьских боев немедленно было передано большевиками на вооружение отрядов рабочих и революционных солдат157. Красногвардейцы Гомеля сумели захватить пулеметы, винтовки и револьверы на оружейной базе Западного фронта158.

Боеприпасами отряды Красной гвардии обеспечивались из запасов, оставшихся на складах и в воинских частях старой армии, а также с Петроградского и Луганского патронных заводов, других предприятий страны. Еще накануне Октября завком Петроградского патронного завода по распоряжению Военно-революционного комитета обеспечил выдачу более 50 тыс. патронов штабу Красной гвардии Выборгского района и 20,4 тыс. винтовочных патронов в распоряжение других районов столицы и гарнизона159. А в дни Октябрьского вооруженного восстания завод выделил Красной гвардии Петрограда 182 тыс. патронов160.

Луганский патронный завод в значительной мере обеспечивал боеприпасами рабочую Красную гвардию Донбасса. Так, в декабре 1917 —январе 1918 г., когда шли упорные бон с контрреволюционными войсками Каледина и Центральной рады, красногвардейцам заводов Луганска, Екатерининских копей. Юрьевского завода. Селезневского рудника, станции Лихая и других населенных пунктов Украины было выдано с Луганского патронного завода 25 461 тыс. патронов161.

Важным источником оружия для Красной гвардии служили запасы старой армии, находящиеся в цейхгаузах воинских частей и гарнизонов162. Это оружие красногвардейцы получали через военные большевистские организации, солдатские Советы, полковые комитеты. Особенно большая помощь в вооружении отрядов Красной гвардии была оказана Военной организацией при ЦК РСДРП (б). В канун восстания В. И. Ленин спросил председателя военной организации («Военки») Н. И. Подвойского: «Вы говорите, что рабочие все настойчивее и настойчивее требуют оружия. А где вы его собираетесь раздобыть?» На это Н. И. Подвойский ответил: «Нашей гордостью, гордостью Военной организации, было то, что мы могли в любом полку вычерпать почти все оружие из цейхгаузов, потому что большевистские военные ячейки в каждом полку, на кораблях, в артиллерии представляли из себя силу... оружие мы могли достать в любом  количестве»163. И действительно, получение оружия красногвардейцами от воинских частей старой армии через большевистские военные организации и через солдат, особенно через тех, которые были членами «Военки», приобрело широкий размах в стране. Еще в дни Февральской революции питерские рабочие взяли из цейхгаузов воинских частей крупную партию оружия — до 40 тыс. винтовок и 30 тыс. револьверов164. Позднее красногвардейцы Балтийского судостроительного завода столицы часть оружия получили у солдат 180-го полка165. Имеются и другие примеры получения оружия красногвардейцами из столичного гарнизона.

Однако, что касается Петрограда, В. И. Ленин счел совершенно неверной установку руководителей «Военки» на получение оружия из цейхгаузов полков Петроградского гарнизона. «Чем больше мы выкачаем оружия у солдат, — говорил он Н. И. Подвойскому, — тем меньше им останется»166. Владимир Ильич предложил теснее связаться с большевиками Петропавловской крепости, Нового и Старого арсеналов, складов боеприпасов, чтобы получить оттуда необходимое оружие для рабочих167.

Другие же солдатские гарнизоны без ущерба для себя дали красногвардейцам значительное количество оружия из своих запасов.

Еще в дни корниловщины красногвардейцы Перовска Сырдарьинской области с помощью революционно настроенных солдат, прежде всего из числа большевиков, сумели получить 150 винтовок и несколько тысяч патронов из запасов 3-го Сибирского запасного полка. В декабре 1917 г. им удалось раздобыть от солдат этого полка еще 1 пулемет, около 2 тыс. винтовок и достаточное количество патронов168.

В конце сентября 1917 г. рабочие Саратова с помощью солдат и революционно настроенных офицеров конфисковали из местного военного склада тысячу винтовок и большое количество патронов169.

Член партии с 1905 г. рабочий А. А. Хазов, являясь представителем орехово-зуевских большевиков в Покровском полку, расквартированном в этом городе, сумел убедить солдатский комитет в необходимости передать рабочим 300 винтовок и 60 тыс. патронов для вооружения Красной гвардии170.

В сентябре — октябре 1917 г. из местных гарнизонов 450 винтовок получили красногвардейцы Томска, 50 винтовок и 1,5 тыс. патронов — рабочие железнодорожной станции Ачинска171. Большевики Вичуги Костромской губернии вооружили местный отряд Красной гвардии винтовками «благодаря тесной связи с солдатами военно-тракторного отряда»172. Рабочим Лысьвы Пермской губернии с большим трудом удалось получить 100 винтовок из запасов Пермского гарнизона173. Комиссия по организации Красной гвардии в Шуе Владимирской губернии получила по распоряжению председателя Шуйского Совета и уездного комитета РСДРП (б) М. В. Фрунзе 200 винтовок и патроны к ним из цейхгаузов местного гарнизона174.

До Октябрьской революции 80 винтовок и несколько тысяч патронов раздобыли рабочие Астрахани через местный полковой комитет 156-го полка, 148 винтовок получили красногвардейцы Царицына от солдат 93-го пехотного полка, около 300 винтовок сумели получить красногвардейцы Харькова из Старобельского полка, расквартированного в городе175.

27 октября 1917 г. после получения известия о победе социалистической революции в Петрограде состоялось экстренное заседание исполкома Красноярского Совета, которое приняло ряд срочных мер, в том числе и по укреплению Красной гвардии. «Красную гвардию увеличить, — говорится в протоколе заседания, — предложить начальнику гарнизона выдать в распоряжение Красной гвардии 700 винтовок и 21 тыс. патронов»176. Это распоряжение было выполнено. Еще раньше красноярские красногвардейцы получили из местного гарнизона 300 винтовок и несколько тысяч патронов177.

В конце октября 1917 г. во Владивостоке, по свидетельству члена КПСС с 1902 г. М. И. Губельмана, солдаты 4-го пехотного полка сами «принесли красногвардейцам 300 винтовок. Следом за ними минеры дали 1000»178.

В ноябре этого года революционно настроенные полки, дислоцированные в Таганроге, выделили для местной Красной гвардии: около 600 винтовок и большое количество патронов179. При содействии партийной организации красногвардейцы Майкопа Кубанской области получили из оружейного склада 3-го казачьего, запасного батальона около 40 пулеметов, более 300 винтовок и большое количество патронов180.

В декабре 1917 г. Единецкий военно-революционный комитет и Совет рабочих и солдатских депутатов обратились в комитет 16-го армейского корпуса 8-й армии Румынского фронта с ходатайством разрешить 640-му пехотному полку выдать оружие, необходимое для вооружения организуемой Красной гвардии. Через два дня просьба Единецкого Совета и ревкома была удовлетворена. Им было выдано 200 винтовок и соответствующий запас патронов181.

В январе 1918 г. Херсонский военно-революционный комитет обратился к полковому комитету 44-го запасного полка с просьбой снабдить оружием местную Красную гвардию. «Принимая во внимание, что рабочие, как единственный авангард революции, всегда стремились к завоеванию прав человека и свободы, — говорится в резолюции собрания полкового и ротных комитетов от 11 января, — собрание считает необходимым снабдить их оружием в числе 170 винтовок и 1700 патронов»182.

Из гарнизонных запасов получили вооружение красногвардейцы Александрова Владимирской губернии — в 197-м пехотном запасном полку; Череповца Новгородской губернии — в 282-м стрелковом полку, дислоцирующемся в Вологде; Челябинска Оренбургской губернии — в 109-м полку; Троицка той же губернии — в 131-м запасном пехотном полку; Омска Акмолинской области — в 20-м стрелковом полку; Одессы Херсонской губернии — в 49-м запасном пехотном полку183. От солдатских полковых комитетов сумели получить некоторую часть оружия также красногвардейцы Киева, Ярославля, Красноводска, Серпухова и других городов184.

Некоторое количество оружия было передано отрядам Красной гвардии из частей и подразделении старой армии, расформированных но решению советских органов в конце 1917 —начале 1918 г. Так, Барнаульский Совет установил контакт с командованием 24-го Сибирского запасного полка и получил все оружие, боеприпасы и обмундирование, оставшиеся после расформирования этой части185. Отряду Красной гвардии Иваново-Вознесенска военный отдел местного Совета передал часть оружия после расформирования 199-го запасного пехотного полка186. Тамбовские красногвардейцы из расформированного полка старой армии получили 3 орудия, 6 пулеметов, 1300 винтовок и 75 мин187. При расформировании 274-го и 275-го запасных полков свыше 1 тыс. винтовок и около 20 тыс. патронов было передано Красной гвардии Таганрога188.

За счет воинских частей, демобилизовавшихся с Кавказского фронта, были частично снабжены оружием отряды Красной гвардии Армавира, станицы Курганной, станции Хадыжеиской и других мест Кубани189. При расформировании 220-го запасного пехотного полка солдаты но указанию Военно-революционного комитета Порт-Петровска передали на вооружение местной Красной гвардии 400 винтовок, большое количество бомб и другое необходимое снаряжение190.

В ноябре 1917 г. часть оружия отряды Красной гвардии Латвии получили от воинских частей XII армии191. 2 декабря 1917 г. красногвардейцы Эстонии, в частности Таллина, сумели взять тысячу винтовок и значительное количество патронов из Таллинской морской крепости192.

Немалую помощь в вооружении отрядов Красной гвардии Одессы оказали моряки Черноморского флота. Они в январе 1918 г. по просьбе Одесского комитета РСДРП (б) выделили им из запасов корабля «Память Меркурия» и других кораблей 2 тыс. винтовок 193.

Существенным источником вооружения местных отрядов Красной гвардии было разоружение рабочими проходящих по их территории в октябрьский и послеоктябрьский период воинских эшелонов. Солдаты воинских эшелонов, особенно казаки, были хорошо вооружены, даже при демобилизации везли с собой много разного оружия. Оно могло быть использовано контрреволюцией в борьбе с большевиками, с Советской властью. Красногвардейцы и революционные солдаты не имели права этого допустить. И они, где путем большевистской агитации, а где и силой оружия, разоружали эти воинские эшелоны.

В первую очередь красногвардейцы и революционные солдаты, возглавляемые большевиками, стремились разоружить воинские эшелоны с казаками, двигавшиеся в Петроград, на Дон, Южный Урал, чтобы Керенский — Краснов, Каледин, Дутов, Довбор-Мусницкий и другие главари контрреволюции, поднявшие мятежи против Советской власти, не смогли воспользоваться этой вооруженной силой. В конце октября 1917 г. активно действовал по разоружению эшелонов с контрреволюционными войсками, шедших с Западного фронта на помощь Керенскому — Краснову, красногвардейский отряд (120 человек) рабочих-железнодорожников Минска. Один эшелон с казаками под прикрытием ружейно-пулеметного огня пытался прорваться через Минск. Но красногвардейцы Минска направили навстречу ему бронепоезд, эшелон был задержан и разоружен194.

В ноябре на станции Иглино (в 40 км от Уфы) красногвардейцы задержали и разоружили казачий эшелон, шедший с фронта. У казаков было отобрано 4 станковых и 3 ручных пулемета, 116 винтовок и более 100 ручных гранат195. В первой половине декабря 1917 г. красногвардейцы и революционные солдаты Моздока задержали на станции Прохладная эшелон, который сопровождал казачий офицер Караулов — один из организаторов контрреволюции на Северном Кавказе, и разоружили его. При этом произошла ожесточенная вооруженная схватка. Сопротивлявшаяся охрана эшелона была уничтожена, а сам Караулов убит. Более 2 тыс. новых винтовок, большое количество ручных гранат и патронов стали достоянием защитников Великого Октября196.

В середине декабря 1917 г. отряды Красной гвардии Царицына Саратовской губернии в результате разоружения эшелона с контрреволюционными войсками приобрели 300 винтовок, 8 револьверов и 12 бомб. Всего же они по решению Царицынского Совета рабочих и солдатских депутатов за зиму 1917/18 г. обезоружили до 360 воинских эшелонов197. В этом же месяце бойцы Красной гвардии Златоуста Уфимской губернии задержали на станции два эшелона с казаками, заставив их сдать оружие. Они захватили 700 винтовок, столько же шашек и около 3 млн. патронов198. «Изъятым оружием мы обеспечивали, — вспоминают большевики, активные участники революции, — не только Златоустовские отряды Красной гвардии, но и красногвардейцев заводов и волостей уезда»199.

2—9 января 1918 г. красногвардейцы Александровска (ныне Запорожье) Екатеринославской губернии (около 500 человек) сумели остановить, окружить и обезоружить 36 казачьих эшелонов, пробивавшихся на Дон к Каледину. В руках Красной гвардии оказалось 160 пулеметов, много другого оружия и боеприпасов200. Успешно вели нелегкую работу по разоружению эшелонов и красногвардейцы Пермской губернии. Они только в Перми и Мотовилихе в короткий срок обезоружили 21 воинский эшелон201. Энергично действовали и красногвардейцы Уфы. В начале 1918 г. они под командованием рабочего, члена РСДРП (б) с 1905 г. П. П. Лебедева разоружили три эшелона казаков и солдат на станции Уфа. В результате им досталось 16 пулеметов, около 2 тыс. винтовок, более 100 наганов, около 600 сабель, множество патронов и несколько ящиков с гранатами202. Все изъятое оружие было взято на учет и использовалось для удовлетворения нужд Красной гвардии. 14 февраля солдаты Самаркандского гарнизона и отряд Красной гвардии Ташкента сумели разоружить 14 эшелонов с казаками, оказавшихся на вокзале Самарканда203.

В том же месяце красногвардейцы Белорецкого завода на станции Запрудовка Оренбургской губернии путем большевистской пропаганды разоружили эшелон демобилизованных солдат, хорошо вооруженных пулеметами и винтовками. В результате белорецким рабочим-красногвардейцам досталось 4 пулемета, более 200 винтовок, 500 ручных гранат и 20 тыс. патронов204., 27 февраля на станции Иващенково Самарской губернии красногвардейцы окружили эшелон с казаками и предложили сдать оружие. Казаки открыли огонь, но после перестрелки были вынуждены сдаться. Красногвардейцы конфисковали около 50 пулеметов и другое оружие. При перестрелке были убитые и раненые с обеих сторон205.

Железнодорожные поезда с казаками и солдатами задерживались и разоружались рабочими и позже во многих других местах. «Трудно подсчитать, — справедливо писали участники событий большевики из Витебска, — сколько оружия было отобрано у отдельных групп и целых эшелонов. Комнаты вокзала превратились в арсеналы оружия»206.

В результате этой работы большевиков, бойцов Красной гвардии и революционных солдат сотни команд, подразделений и частей, колеблющихся и враждебно настроенных против Советской власти, были распущены по домам и как боевые единицы прекратили существование, а их исправное оружие и боеприпасы пошли на вооружение отрядов Красной гвардии. Однако приобретение этого оружия стоило рабочим немалого труда, самоотверженности, героизма и жертв, ибо разоружение воинских эшелонов проходило, как показано на примерах, далеко не всегда мирно и бескровно.

По инициативе большевиков настойчиво производились рабочими поиск и изъятие оружия на вокзалах, на складах и в вагонах, находящихся на железнодорожных узлах и запасных путях, что также служило источником приобретения оружия. Например, член штаба Красной гвардии Выборгского района Петрограда, участник штурма Зимнего дворца большевик И. А. Сенькин обнаружил на запасных путях Финляндского вокзала два товарных вагона, полностью загруженных оружием, предназначавшимся для отправки финским белогвардейцам. С помощью рабочих- железнодорожников все оружие было доставлено в штаб Красной гвардии Выборгского района207. Большое количество оружия и боеприпасов было обнаружено при осмотре составов на московских вокзалах и пристанционных путях. 29 октября 1917 г. на станции Москва-Товарная Казанской железной дороги рабочие красногвардейцы М. Н. Маркин и П. Я. Уткин нашли запрятанные в тупике 22 вагона, в которых было до 40 тыс. винтовок208. По распоряжению партийного центра Центральный штаб Красной гвардии Москвы распределил эти винтовки по районам. В Подмосковье на станции Сходня Николаевской (ныне Октябрьской) железной дороги было найдено 45 вагонов, груженных снарядами209. Снаряды, доставленные в распоряжение Московского военно-революционного комитета, использовались в боях с юнкерами. Со станций Александровской железной дороги (ныне Белорусская) в штаб Красной гвардии Пресни были доставлены 60 винтовок, 10 маузеров, гранаты и 10 тыс. патронов210.

Оружие на железных дорогах было обнаружено и в других городах. На товарной станции Киева отряд Красной гвардии, состоявший из железнодорожников, захватил эшелон с оружием и передал его рабочим машиностроительного завода «Арсенал»211.

По сообщению газеты «Омская правда», в октябре 1917 г. на станцию Омск Омской железной дороги прибыл обычный товарный вагон. Большевистскому комитету города стало известно, что этот вагон был послан с Ижевского оружейного завода и в нем не «дрова» и «капуста», как было написано на вагоне, а оружие, предназначенное школе прапорщиков для вооружения их против Советской власти. Рабочие станции Омск после неоднократного маневра загнали вагон в сборочный цех Главных железнодорожных мастерских и изъяли из него 42 пулемета в разобранном виде, 200 наганов и патроны212. Штаб Красной гвардии Омска, таким образом, получил в свое распоряжение более мощное и современное оружие, чем то, каким он располагал до этого. Вскоре оно пригодилось при подавлении мятежа омской школы прапорщиков.

В октябре 1917 г. на станции Перовск Сырдарьинской области рабочими был задержан вагон с ручными гранатами, предназначавшимися для подавления революционного выступления трудящихся в Ташкенте. И здесь благодаря бдительности рабочих из числа большевиков оружие не попало в руки врагов Советской власти. Эти гранаты Перовский Совет передал на вооружение отрядов Красной гвардии213.

Значительное количество оружия отряды Красной гвардии добыли сами в боях с силами контрреволюции в качестве трофеев. 29 октября 1917 г. Петроградский военно-революционный комитет предписал начальнику Красной гвардии заводов Розенкранца, Металлического и «Феникс» при разоружении юнкеров Михайловского артиллерийского военного училища «все припасы и оружие принять по описи и передать в распоряжение штаба Красной гвардии»214. Приказ ВРК был выполнен. В ночь на 1 ноября 1917 г. в Москве после ожесточенной схватки сдались 3-й кадетский корпус и Алексеевское военное училище. Захваченное у них оружие также было немедленно использовано для вооружения красногвардейцев215. В декабре 1917 г. при подавлении контрреволюционного мятежа в Калуге, где принимали участие московские и тульские красногвардейцы, было захвачено у прапорщиков, учеников духовной семинарии и юнкеров 4 орудия, 22 пулемета и большое количество винтовок216. В том же месяце при подавлении мятежа юнкеров в Иркутске красногвардейцы и революционные солдаты в качестве трофеев получили значительную часть оружия — бомбометы, пулеметы, винтовки и патроны217. Большое количество вооружения красногвардейцы Украины захватили в боях при освобождении Конотопа. 15 января 1918 г. гайдамаки, юнкера и солдаты петлюровских частей под натиском советских войск поспешно бежали, оставив в городе большие склады оружия, боеприпасов и военного снаряжения218. 19 января отряд Красной гвардии Таганрога захватил у юнкеров 550 карабинов219. 23 февраля, овладев Ростовом, красногвардейцы и революционные солдаты захватили трофеи. «Весь этот день мы производили обыски по Ростову, отыскивая оружие, а его было много, — писали участники событий.— Один отряд нашел 400 револьверов; еще больше было обнаружено шашек и других видов вооружения»220. В марте красногвардейцы Майкопа Кубанской области в качестве трофеев после разгрома белогвардейского отряда, который сложил оружие и разбежался, получили в свое распоряжение 12 пулеметов и около 400 винтовок221. «Боевая техника нашего отряда была скромной, — писал большевик, боец 1-го Московского отряда Красной гвардии С. Л. Лозовский, участвовавший в боях против немецких оккупантов в феврале—марте 1918 г.— Мы располагали двумя трехдюймовыми пушками и несколькими станковыми пулеметами максим. На фронте мы пополнили свое вооружение...»222.

Сбор, покупка и изъятие оружия у населения и контрреволюционных элементов также были источником вооружения отрядов Красной гвардии. Сразу же после победы Октябрьской революции проводились регистрация и изъятие оружия у населения, у лиц, враждебно настроенных против народной власти. 29 октября 1917 г., как сообщала газета «Правда», отряд красногвардейцев Петрограда произвел обыск в школе гардемарин на Лоцманской улице и изъял 200 винтовок с патронами223. В это же время при обыске келий в Александро-Невской лавре в Петрограде, где активно велась агитация и пропаганда против Советской власти, красногвардейцы обнаружили и изъяли целый склад оружия: 5 пулеметов, 70 новых кавалерийских карабинов, 2 тыс. английских ручных гранат, 100 тыс. винтовочных патронов и 200 пулеметных лент224.

8 ноября 1917 г. Петроградский военно-революционный комитет издал постановление: «Все имеющееся у частных лиц оружие- должно быть зарегистрировано в районных Советах рабочих и солдатских депутатов». Лица, имеющие у себя оружие, должны иметь специальное разрешение от Военно-революционного комитета или районных Советов. «Найденное оружие, на которое не имеется специального разрешения, — говорится далее в постановлении, — немедленно конфискуется»225. Такие же распоряжения Советской властью по инициативе большевиков были изданы в Москве, Казани, Самаре, Кинешме и многих других городах. Небезынтересно подробнее остановиться на них.

25 октября 1917 г. в телефонограмме Московского губернского Совета рабочих и солдатских депутатов уездным и районным Советам губернии было прямо предписано: «Образуйте Красную гвардию, реквизируйте все частное оружие под расписку Совета...»226. 23 ноября Мурманский Совет принял постановление о регистрации и учете огнестрельного оружия. На основе этого постановления красногвардейцы конфисковали незарегистрированное оружие у населения и у тех лиц, которые самовольно открывали стрельбу, нарушали революционный порядок227. В протоколе заседания исполнительного бюро Казанского Совета от 22 декабря 1917 г. о реквизиции оружия у частных лиц сохранилась такая запись: отобрать найденное оружие и привлечь к ответственности Левина–Эпштейна228. Красногвардейцы Красноярска из подвала купеческого дома изъяли пулемет и винтовки с боеприпасами, а в алтаре одной из церквей города раздобыли винтовки и револьверы229.

В декабре 1917 г. Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии (Исколат) принял специальное постановление: «Все оружие, на которое нет разрешения, подлежит конфискации»230. Согласно этому и другим постановлениям Исколата, было изъято оружие у частных лиц, бывших помещиков, других враждебных элементов и разного рода наемников буржуазии231. В январе 1918 г. все отряды Красной гвардии Латвии располагали необходимым оружием.

13 января 1918 г. Благовещенским Советом рабочих и солдатских депутатов было принято решение произвести учет оружия, находящегося на складах Амурского водного управления и на руках у отдельных частных лиц. Это решение было приведено в исполнение232.

Изымалось оружие у населения и в сельской местности. Некоторые из кулаков имели оружие. И, кроме того, в ходе демобилизации солдат старой армии в деревню было привезено много оружия самых различных систем. Красногвардейцы отбирали это оружие, во-первых, чтобы как-то восполнить недостающее вооружение отрядов сельской Красной гвардии, а во-вторых, чтобы не вооружались антисоветские элементы, особенно кулачество, которое перекупало оружие у солдат и крестьян, выменивало его на хлеб и все чаще выступало против Советской власти233. Помня об этом, Саратовский губернский крестьянский съезд 30 ноября 1917 г. принял резолюцию, в которой было записано: «Сознавая необходимость вооружения народа для защиты и укрепления его завоеваний, губернский съезд представителей волостей постановляет: 1. Советам крестьянских депутатов на местах организовать крестьянскую Красную гвардию. 2. Для вооружения бесплатно отобрать все оружие у населения, а также взять таковое из принятых на учет помещичьих экономий и у ныне упраздненной милиции»234. Количество изъятого, согласно решению этого съезда, оружия у населения, особенно у кулаков и зажиточных крестьян, оказалось весьма значительным. Только в Аткарском уезде этой губернии волостные Советы при помощи Красной гвардии конфисковали более 1900 винтовок и около 26,6 тыс. патронов235.

Несколько тысяч винтовок, сотни револьверов и десятки тысяч патронов красногвардейцы конфисковали у кулаков в Горецком уезде Могилевской губернии236.

Изъятие оружия у населения, особенно у контрреволюционных элементов, проходило нелегко. Характерен в этом отношении приказ Петровского уисполкома Саратовской губернии: «Обыватель упорно не желает сдавать оружие добровольно». Уисполком предписывал всем, кто не имеет разрешения Совета на право ношения оружия, сдать его в 5-дневный срок. «Кто не подчинится приказу, будет расстрелян»237. Не менее грозный приказ издал 19 января 1918 г. Астраханский военно-революционный комитет о сдаче оружия населением: «Всякий, не исполнивший данный приказ, будет подвергнут суду военно-революционного трибунала»238. Такие же строгие меры по конфискация оружия у населения были приняты и проводились в жизнь в других местах Поволжья, на Урале, Украине, в Средней Азии и в Казахстане.

Сразу же после победы Октябрьской революции конфисковалось все оружие, находящееся в частных оружейных магазинах Петрограда, Москвы, Саратова и многих других городов239. Например, красногвардейцы Самары захватили оружие, бывшее в частном оружейном магазине некоего Виткова, а отряд Красной гвардии Екатеринослава еще до Октября конфисковал все карабины и патроны у владельцев частных оружейных магазинов города240.

Как видно из источников, большевики, рабочие-красногвардейцы изыскивали самые различные средства и пути приобретения оружия, Были случаи, когда оружие, особенно наганы, охотничьи ружья, патроны и порох рабочие покупали за свой счет через знакомых, у офицеров и демобилизованных солдат, а то и просто на рыночной толкучке. Так было и в Петрограде, и в Москве, и в Подольске и в других местах. Член Военно-революционного комитета и штаба Красной гвардии Пресненского района Москвы, большевик Ф. М. Шеногин писал: «До Октябрьской революции мы подбирали оружие, какое бы нам ни попадалось под руку, зачастую платили за него порядочные деньги»241. Фабричный комитет петроградской обувной фабрики «Скороход» в обмен на 6 тыс. пар обуви получил значительную партию оружия с Сестрорецкого оружейного завода242. В конце 1917 г. большевики станции Казатип Киевской губернии приобрели пулемет и 70 винтовок для местной Красной гвардии в обмен на хлеб и табак243.

Был и такой источник приобретения оружия, как разоружение воинских формирований соглашательских партий, в частности меньшевиков и эсеров, различных контрреволюционных вооруженных банд. У эсеровской дружины, которая хранила оружие на окраине Петергофского района Петрограда, изъяли 200 винтовок путиловские рабочие. Эту смелую операцию возглавил большевик, один из организаторов Красной гвардии Петергофского района, И. Ф, Гиль244.

В январе 1918 г. для вооружения отряда Красной гвардии Балахаиского района Баку было отобрано оружие у местной эсеровской организации 245. Еще раньше рабочие во главе с начальником штаба Красной гвардии Луганска, большевиком А. Я. Пархоменко конфисковали оружие у меньшевистско-эсеровских дружин и распустили их246. В начале 1918 г. были изъяты оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества у контрреволюционных банд в Минске и Тюмени и переданы штабам Красной гвардии247. В это же время красногвардейцы Кыштыма Пермской губернии, руководимые большевиками, пополнили свои запасы за счет оружия, которое предназначалось белой гвардии. Это оружие они перехватили, когда оно перевозилось из Златоуста на Каслинский завод248. Бойцы Красной гвардии Баирам-Али Закаспийской области разоружили враждебно настроенную к Советской власти банду (200 человек) под командованием штабс-капитана Эверлинга, сформированную под видом красногвардейского отряда249. В нее входили члены так называемого «Союза фронтовиков» (бывшие офицеры и некоторая часть несознательных солдат), антисоветской организации. В феврале- марте было отобрано оружие у анархистских банд на Украине, в частности в Харькове, Екатеринославе, Одессе и других местах 250.

Часть оружия красногвардейцы, руководимые большевиками, приобрели за счет разоружения офицеров, полиции и жандармерии, а также упраздненной буржуазной милиции, верно служившей Временному правительству. В одном из подвалов Томского губернского собрания долго хранилось несколько тысяч американских винтовок, предназначенных для вооружения жандармов и полицейских251. Накануне октябрьских событий Томский Совет рабочих и солдатских депутатов решил взломать замки, устранить охрану склада и выдать эти винтовки организующимся отрядам Красной гвардии. В результате оружие, предназначавшееся силам контрреволюции, послужило трудовому народу и социалистической революции.

Путем разоружения полиции приобрели оружие красногвардейцы Николаева, Одессы, Усть-Катавского, Симского, Богоявленского и Златоустовского заводов Уфимской губернии и других мест252. 30 винтовок конфисковали у упраздненной буржуазной милиции красногвардейцы Мелекесса (ныне Димитровград) Симбирской губернии253. То же сделали красногвардейцы слободы Алексеевка Бирючинского уезда Воронежской губернии254 и рабочего поселка Верхний Уфалей Пермской губернии. По распоряжению Верхне-Уральского Совета у начальника участковой милиции были изъяты винтовки, револьверы и мины и переданы созданному отряду Красной гвардии255. Очерский Совет рабочих и солдатских депутатов Оханского уезда этой же губернии отобрал оружие у заводоуправления графа Строганова и вооружил свой отряд Красной гвардии236.

Документы свидетельствуют, что иногда бойцы Красной гвардии уносили из-под носа офицеров даже их личное оружие, особенно тогда, когда те предавались бесшабашному пьянству.

Вместе с тем велась активная борьба со спекулянтами, мародерами и предателями, пытавшимися скрыть оружие и торговать им.

Следующий источник вооружения отрядов Красной гвардии — это организация и изготовление оружия силами самих рабочих. Еще до Октябрьской революции оружие для Красной гвардии конспиративно изготовлялось и ремонтировалось рабочими на местных заводах, в мастерских в Петрограде, Москве, Харькове, Екатеринославе, Луганске, Ростове-на-Дону, Ташкенте, Самаре и других городах. Председатель завкома Путиловского завода в Петрограде, член партии с 1904 г. А. Е. Васильев вспоминал: «Члены завкома дни и ночи не выходили из пушечной мастерской, вместе со всеми рабочими трудились над тем, чтобы как можно скорее и лучше вооружить формирующиеся отряды Красной гвардии» 257. Рабочие этой мастерской собрали 117 орудий и подготовили броневик 258. На Путиловском заводе рабочие по инициативе большевиков собственными силами построили бронепоезд, который принимал участие в боях против войск Керенского — Краснова под Пулковом, а впоследствии активно действовал на других фронтах гражданской войны.

25 октября 1917 г. ночью рабочие Ижорского завода (близ Петрограда) изготовили и отправили в распоряжение Петроградского военно-революционного комитета 17 броневых автомобилей, вооруженных пулеметами259. По указанию большевистских организаций рабочие в срочном порядке ремонтировали броневики на заводах Бенца, Обуховском, Балтийском и Трубочном и передавали их в распоряжение Красной гвардии260.

Рабочие Москвы конспиративно изготавливали ручные гранаты, бомбы, холодное оружие, ремонтировали винтовки и другое огнестрельное оружие. Так, Центральный штаб Красной гвардии организовал производство ручных гранат и бомб на предприятиях Замоскворецкого района — на заводах Михельсона, Телефонном, «Мотор» и др.261 К октябрьским дням в Замоскворечье было изготовлено одних гранат до 3 тыс.262 Изготавливалось и ремонтировалось оружие также в Хамовническом, Рогожском и других районах Москвы263. В Хамовническом районе, например, было создано техническое бюро по изготовлению гранат.

В Подольске большевики организовали мастерские, где днем и ночью перед Октябрем рабочие собирали пулеметы, винтовки и револьверы, доставленные из Тулы. Здесь же набивались пулеметные ленты264.

Паровозостроительные заводы в Харькове и Луганске, Брянский завод в Екатеринославе и старый Петровский завод в Енакиево строили для отрядов Красной гвардии Украины бронепоезда и бронеплощадки265. По постановлению Луганского Совета рабочих депутатов в городе были открыты мастерские, где рабочие изготовляли бомбы, штыки и другое оружие266. Для отрядов Красной гвардии Ташкента было налажено производство и ремонт оружия при Среднеазиатских и Бородинских железнодорожных мастерских267. На Чусовском заводе Пермской губернии по поручению местного комитета РСДРП (б) талантливый слесарь большевик Ф. Е. Катаев изготовил для Красной гвардии гранату, которая обладала большой разрушительной силой и была портативной, простой в изготовлении и дешевой268. На Кубани в станице Великокняжеской в оружейной мастерской рабочие наладили производство огнеметов, а в железнодорожных мастерских станций Невиномысск и Армавир — патронов и пороха269. Не были в стороне от этого важного дела и штабы Красной гвардии. Например, представители штаба Красной гвардии Самары сами организовывали оружейные мастерские, где найденные ими специалисты изготавливали, проверяли, ремонтировали и пристреливали оружие270.

Красногвардейцы получили также и ранее спрятанное оружие. Документы показывают, что отдельные рабочие вступили в отряды Красной гвардии, имея оружие, которое хранили в тайниках со времен революции 1905—1907 гг. и Февральской революции 1917 г. Этому их учила партия большевиков, В. И. Ленин. Рабочий-металлист, член Сестрорецкого ВРК и Красной гвардии, а затем видный советский государственный и партийный деятель А. А. Андреев пишет в своих воспоминаниях, что во время встречи с В. И. Лениным 3 апреля 1917 г. в Белоострове он спросил у Владимира Ильича, «как поступить с добытым рабочими в Февральской революции оружием, меньшевики и эсеры сдали и агитируют сдавать рабочих. Владимир Ильич ответил, что революция не окончена, а довести ее до конца без оружия невозможно»271. Инициативу и находчивость в сохранении оружия проявили рабочие многих городов страны. Часть его, например, извлекали из тайников. Рабочие Путиловского завода Петрограда из земляных укрытий «доставали разобранные пулеметы, собирали их, смазывали, готовили к бою»272. Извлекли из своих укрытий пулемет, сотни винтовок и гранаты рабочие завода «Новый Лесснер» (ныне завод им. К. Маркса). «Мы достали оружие, — свидетельствует участник штурма Зимнего дворца, большевик, красногвардеец этого завода М. Г. Воробьев, — закопанное на задворках у чугунолитейной мастерской и заваленное металлическими болванками»273. Рабочие еще одного завода Петрограда — Обуховского (ныне «Большевик»), выполняя наказ Владимира Ильича, оружие тоже не сдали, надежно спрятали его, а перед Октябрем достали «из кладбищенского склепа»274.

Так было в Москве и других городах. Рабочие завода Михельсона (ныне Электромеханический з-д им. Владимира Ильича) извлекли 125 винтовок, 75 револьверов и гранаты, замурованные ими в двойной стене одного из цехов завода в февральские дни275. «Оружие для Красной гвардии, — вспоминал ее организатор в Луганске К. Е. Ворошилов, — доставали частично в местном военном гарнизоне, частично тащили из реки и других тайников, где его прятали в течение 10—11 лет со времени роспуска боевых дружин»276. Рабочие большевики Александр Варганов и Петр Сергеев из Мариуполя в предоктябрьские дни отрыли оружие, закопанное ими в землю в 1916 г.277 Оба они стали организаторами отрядов Красной гвардии, первый — в Мариуполе, второй — в Волновахе.

Несмотря на тяжелые материальные условия, в которых находились рабочие, они принимали активное участие в сборе средств для закупки оружия. Эта работа осенью 1917 г. проводилась на многих заводах страны. Только рабочие одного завода Второва в Москве в канун Октября отчислили из своего заработка на нужды Московского комитета большевиков и на покупку оружия для красногвардейцев 3 тыс. руб.278 Столько же саратовские рабочие завода «Жесть» решили пожертвовать из фонда заводского комитета на вооружение местной Красной гвардии279. Рабочие судостроительного завода Ровенского в Одессе также приняли решение отчислить для этой цели 50% однодневного заработка280. Для приобретения оружия рабочие Амур-Нижнеднепровского завода (пригород Екатеринослава) собрали 1500 руб.281, а рабочие Самары из своего заработка за один месяц (с 18 октября по 18 ноября 1917 г.) добровольно отчислили в фонд Красной гвардии 2185 руб.282

Сбор денежных средств, как один из источников приобретения оружия для Красной гвардии, практиковался в Нижнем Новгороде, Коврове, Александровске, Икше, Подольске, Яхроме, Николаеве, шахтерами Донбасса и в других местах283. Кроме того, в некоторых местах рабочие проводили зрелищные мероприятия (спектакли, концерты), денежный сбор от которых шел на вооружение отрядов Красной гвардии. Оружие для них приобреталось и на профсоюзные и бюджетные средства партийных организаций284.

Таким образом, партийные органы, Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и сами рабочие на местах, проявив инициативу и находчивость, проделали огромную работу по вооружению отрядов Красной гвардии, революционных солдат и матросов. Вопросы их вооружения находились в центре внимания всей партии, ее Центрального Комитета и лично В. И. Ленина. Были использованы все возможные пути вооружения российского пролетариата. Это эффективно отразилось на состоянии боевых сил революции, улучшении их вооружения. По мере развития революции рабочие отряды Красной гвардии смогли постепенно заменить имевшиеся у них на первых порах берданки, охотничьи ружья, самопалы, винчестеры и маузеры надежными русскими трехлинейными винтовками, пулеметами и другим огнестрельным, современным по тому времени оружием и победить хорошо обученные и вооруженные силы контрреволюции в Октябрьской революции. Красная гвардия выступила как единый интернациональный отряд пролетариата, шедший в авангарде армии революции.

Таковы вооружение и источники вооружения рабочей Красной гвардии — ударной силы Великого Октября.

Примечания:

1 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г. - февраль 1918 г.): Сб. документов. М., Т. 2. С. 81.

2 Революционное движение в России после свержения самодержавия: Документы и материалы. М., 1957. С. 106.

3 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. М., 1983. Т. 1. С. 487.

4 Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий: В 4 т. М., 1957. Т. 1. С. 486.

5 Лурье М. Петроградская Красная гвардия (февраль 1917 - февраль 1918). Л, 1938. С. 27.

1967. С. 51

6 Правда. 1917. 5 апр.; Великая Октябрьская социалистическая революция: Сб. воспоминаний участников революции в Петрограде и Москве. М., 1957. С. 20-22.

7 Цыпкин Г. А. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1967, с. 51

8 Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. Т. 1. С. 416, 417, 620, 635; М., 1959. Т. 2. С. 48, 66, 96 и др.

9 Там же. С. 96.

10 Рабочий класс в Октябрьской революции и на защите ее завоеваний, 1917-1920. М., 1984. С. 114.

11 Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. М., 1960. Т. 3; М., 1961. Т. 4: Великий Октябрь: Краткий историко-революционный справочник. М., 1987. С. 77.

12 Подробнее об этом см. Чирков Я. М. Фабзавкомы и профсоюзы в борьбе за создание Красной гвардии//Сб. научных трудов кафедр общественных наук Моск. электротехн. ин-та связи. 1961. Вып. 1. С. 183—233; Гриценко А. Я. Роль фабзавкомов в создании Красной гвардии на Украине//Октябрь и гражданская война в СССР. М., 1966. С. 157-170.

13 Ленин и Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. М., 1964. С. 140.

14 Деревенская правда. 1917. 18 окт.

15 Правда. 1937. 27 апр.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 295.

17 ЦГАОР. Ф. 406. Оп. 6. Д. 43. Л. 3, 6, 10, 13, 18, 21, 26 и др.

18 Хохлов 4. Г. Красная гвардия Белоруссии в борьбе за власть Советов (март 1917 —март 1918 гг.). Минск, 1965. С. 150.

19 Правда. 1917. 18 марта.

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 20, 30, 35, 42, 43; КПСС в резолюциях. Т. 1. С. 62.

21 ЦМВС. Инв. 6/6955.

22 Харитонов О. В. Иллюстрированное описание обмундирования и знаков различия Советской Армии (1918-1958 гг.). Л, 1960. С. 7.

23 В 1913 г. он являлся одним из организаторов группы «межрайонцев».

24 Советская правда. Минск, 1917. 14, 22 дек. Других данных не имеется.

25 Очерки истории Коммунистической партии Эстонии. Таллин, 1961. Ч. 1. С. 282, 297; Типнер Я. В огне революции. Таллин, 1964. С. 28

26 М. А. Азизбеков, И. Я. Габышев и С. Г. Шаумян 20 сентября 1918 г. были расстреляны англичанами и эсерами в числе 26 бакинских комиссаров.

27 22 июля 1918 г. расстрелян белогвардейцами в Мерве.

28 Хроника событий Великой Октябрьской социалистической революции в Узбекистане, Ноябрь 1917 - июнь 1918 г. Ташкент, 1975. С. 34.

29 Очерки истории Коммунистической партии Киргизии. Фрунзе. 1979, С. 73.

30 Расстрелян интервентами 3 ноября 1918 г. во дворе архангельской тюрьмы. После мучительных пыток палачи предложили ему завязать глаза перед казнью. С. Н. Лариопов на это ответил: «Если вам совестно нас расстреливать, то можете себе завязать глаза, а мы сумеем умереть с открытыми глазами» (цит. по: Поляков Ю., Шелестов Д. Боевой восемнадцатый год. М., 1958. С. 36).

31 Убит интервентами в конце 1917 г. См.: Киселев А. А. Родное Заполярье. Мурманск, 1974. С. 85-91.

32 Убит интервентами в 1919 г. См.: Очерки истории Карельской организации КПСС. Петрозаводск, 1974. С. 534.

33 Государственный архив Мурманской области. Ф. 996. On. 1. Д. 136. Л. 12.

34 Погиб во время мятежа белочехов в 1918 г. См.: Павлова И. В„ Красная гвардия в Сибири. Новосибирск, 1983. С. 261.

35 Арестован и замучен в тюрьме белогвардейцами в 1918 г. См.: Очерки истории Алтайской организации КПСС. Барнаул, 1985. С. 79; Соратники: Биографии активных участников революционного движения в Москве и Московской области. М., 1985. С. 339

36 Вспоминая те дни, один из организаторов борьбы за Советскую власть в Сибири — П. П. Постышев писал о нем: «Партийный комитет и ревком не ошиблись, ставя его во главе Красной гвардии. Он очень быстро усвоил основное в военном искусстве, хотя вооруженная борьба в то время была своеобразна. Это был человек безграничного героизма, мужества и энергии; за все время гражданской борьбы я видел мало людей, подобных ему» (Постышев П. Из прошлого. М., 1957. С. 20).

37 По одним данным, Александр Иванович Кауров. См.: Павлова И. В. Указ. соч. С. 120.

По другим данным, Александр Федорович Кауров. Погиб в бою с белогвардейцами в 1919 г. См.: Николаев П. Ф. Советская милиция Сибири (1917-1922). Омск, 1967. С. 77-78.

Кауров был организатором первых отрядов Красной гвардии в Сибири в конце марта 1917 г., в частности в Красноярске.

38 Захвачен в плен белочехами и расстрелян в 1918 г. См.: Павлова И. В. Указ. соч. С. 118.

39 Убит белогвардейцами в 1918 г. См.: Нознанский В. С. Очерки истории вооруженной борьбы Советов Сибири с контрреволюцией в 1917—1918 гг. Новосибирск, 1973. С. 282.

40 Смертельно ранен в бою с белочехами 25 мая 1918 г. См.: Омские большевики в период Октябрьской революции и упрочения Советской власти (март 1917 — май 1918 гг.): Сб. документальных материалов. Омск, С. 262.

41 Погиб в бою с белочехами 25 мая 1918 г. См.: Горбанъ Н. В. Из истории Омской Красной гвардии и Красной Армии // Сб. трудов V научной конференции Омских вузов и научных учреждений, 25-30 мая 1948. Омск, 1949. С. 22—23.

42 Зверски убит контрреволюционерами в мае 1919 г. См.: Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. 3-е изд. М., 1987. С. 38.

43 Расстрелян белогвардейцами в конце января 1919 г. См.: Годы и люди: Статьи и очерки. Чита, I960. С. 246-248.

44 Арестован контрреволюционными элементами и расстрелян 16 августа 1919 г. См.: Когда им было двадцать. М., 1981. Кн. 2. С. 134.

45 Геройски погиб в бою с бандами Бичерахова 2 сентября 1918 г. См.: Кашкаев В. О. Красная Армия в Дагестане. Махачкала, 1964. С. 82.

46 Во время дискуссии о профсоюзах в 1920—1921 гг. был активным децистом. Исключен из партии. См.: Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 51, с 497.

47 Очерки истории Харьковской областной партийной организации. Харьков, 1980. С. 128.

48 Очерки истории Коммунистической партии Украины. Киев, 1977. С. 199.

49 1 декабря 1917 г. убит в бою с гайдамаками. После его гибели должность начальника штаба Одесской Красной гвардии занял М. И. Чижиков. См.: Летопись революции. Харьков, 1924. № 3. С. 16; Красный флот, № 1. С. 123.

50 Очерки истории Одесской областной партийной организации. Одесса,. 1981. С. 153, 154.

51 Подробнее об этом: Верхосъ В. Я. Красная гвардия в Октябрьской революции. М., 1976; Цыпкип I7. АЦыпкина Р. Г. Красная гвардия — ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. М., 1977; и др.

52 Коммунист. 1957. № 1. С. 36.

53 Подробнее об этом см.: Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий, 26 октября 1917 г.- 10 января 1918 г. М., 1962; Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий, 11 января - 5 марта 1918 г. М., 1986.

54 Сквозь грозы и бури: Воспоминания участников Октябрьской революции и гражданской войны. Харьков, 1969. С. 42.

55 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 158. Л. 71-72.

56 За власть Советов: Воспоминания вологодских большевиков. Вологда, 1957. С. 80.

57 Омские большевики в период Октябрьской революции и упрочения Советской власти (март 1917-май 1918 гг.): Сб. документальных материалов. С. 145; Московская застава в 1917: Ст. и воспоминания. Л., 1959 С. 168.

58 Лурье М. Петроградская Красная гвардия (февраль 1917 – февраль 1918 гг.). С. 76-77; Революцией призванные. Днепропетровск, 1978. С. 139.

59 Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия» С. 529.

60 Великий Октябрь в Казахстане: Сб. статей. Алма-Ата, 1977. С. 67.

61 Подвойский IL И. Красная гвардия в Октябрьские дни в Москве // Пролетарская революция. 1927. № 11(70). С. 85.

62 Там же. С. 86.

63 Эйдеман Р. Декабрьские дни в Иркутске//Война и революция. 1927. № 10/11. С. 87

64 Победа Советской власти на Херсонщине (1917—1920 гг.): Сб. документов и материалов. Херсон, 1957. С. 104; Сибирские огни. 1931. № 7/8. С. 112

65 Петроградские большевики в Октябрьской революции. Л., 1957. С. 372; Балахонов Н. Я. Страницы из жизни Якова Балахонова. Черкесск, 1957 С 17

66 Сов. архивы. J977. № 5. С. 28

67 Степанов 3. В. Рабочие Петрограда в период подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания, Август — Октябрь 1917 г. М.; Л., 1965. С. 251

68 Там же; Ленин и Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. М, 1964. С. 200

69 Установление и упрочение Советской власти в Смоленской губернии: Сб. документов. Смоленск, 1957. С. 360

70 В борьбе за Октябрь в Белоруссии и на Западном фронте. Минск, 1957. С. 207

71 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 48, 49, 79, 255; ЦГАСА. Ф. 193. Оп. 2. Д. 121. Л. 39; Победа Советской власти на Украине. М., 1967. С. 447.

72 Комиссары. М., 1964. С. 147.

73 ЦГАОР. Ф. 8415. Он. 1. Д. 12. Л. 220, 231; Д. 26. Л. 209; ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 7. Л. 340; Ф. 31773. Он. 1. Д. 13. Л. 10, 14; Д. 20. Л. 40, 54; Известия Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 21 нояб.

74 Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Л., 1980. Т. 1. С. 401.

75 ЦГАСА. Ф. 25883. Он. 1. Д. 50. Л. 98.

76 Ист. зап. 1954. № 47. С. 83.

77 В дни Октября: Воспоминания участников Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Л., 1982. С. 254.

78 За власть Советов: Воспоминания участников гражданской войны в Оренбуржье. Чкалов, 1957. С. 99; Рассказы о великих днях: Воспоминания старых большевиков Донбасса. Сталино, 1957. С. 100; Волошине в Ф. Ф. Октябрь и железнодорожный пролетариат. Орджоникидзе, 1970. С. 142; Очерки истории Донецкой областной партийной организации. Донецк, 1978. С. 151.

79 Адамович В. Красная гвардия//Горняки Сибири. Новосибирск, 1927. С. 34

80 Ушаков М. И. Красная гвардия Харькова в боях за победу Советской власти на Украине //Тр. Харьк. высш. авиационно-инж. воен. училища. 1957. № 94. С. 4

81 Шумилов М. И. Борьба большевистских организаций Карелии за победу и упрочение Советской власти, 1917—1918. Петрозаводск, 1957. С. 108.

82 ЦГАСА. Ф. 2. Оп. 1. Д. 46. С. 18.

83 Правда. 1917. 18 марта.

84 Подвойский Я. И. Год 1917. М., 1958. С. 53.

85 Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 г.: Сб. материалов и протоколов... М.; Л., 1927. С. 286.

Накануне Октябрьского вооруженного восстания в рядах Красной гвардии Петрограда состояло около 23 тыс. вооруженных бойцов. См.: Ерыкалоб Е, Ф. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1957. С. 39.

86 Подвойский Я. И. Год 1917. С. 112.

87 Ворошилов К. Е. Статьи и речи. М., 1936. С. 213.

88 Очерки истории Ивановской организации КПСС. Иваново, 1963. Ч. 1. С. 446—447.

89 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г. - февраль 1918 г.). Т. 2. С. 34, 49, 63, 185; Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) - РКП (б) в 1917-1918 годах: Хроника событий. М., 1974. С. 60, 106, 181; и др.

90 Письма трудящихся к В. И. Ленину, 1917-1924 гг. М., 1960. С. 26.

91 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С, 301-302.

92 Очерки истории партийных организации Дона. 2-е изд. Ростов н/Д, 1973. Ч. 1. С. 403.

93 Октябрьская революция на Дону: Сб. статей. Ростов н/Д, 1957. с 206—207

94 Ленин В. //. Полн. собр. соч. Т, 50. С. 361

95 Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП(б) -РКП (б) в 1917-1918 годах: Хроника событии. С. 122-123.

96 Рассказы о великих днях. С. 93-94, 100.

97 Бархатов А. В. Повесть минувших дней. Свердловск, 1966. С. 98-99.

98 Там же. С. 99.

99 Петроградский Военно-революционный комитет: Документы и материалы: В 3 т. М., 1967. Т. 3. С. 438.

100 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.—февраль 1918 г.). Т. 2. С. 63. Аристов Константин Дмитриевич — член партии большевиков с 1911 г., один из организаторов Красной гвардии г. Борисоглебска. О Виленском Ефиме Абрамовиче данными мы не располагаем.

101 Там же. С. 76. Свистулев Павел Никандрович - член партии большевиков с 1910 г., начальник штаба Красной гвардии Буи. Погиб в бою с белогвардейцами 20 февраля 1920 г. под дер. Персияпово Воронежской губернии

102 Ленин — вождь Октября: Воспоминания петроградских рабочих. Л. 1957. С. 343.

103 Резвый Н. И Козлов П. И. Борьба за власть Советов в Ярославской губернии. Ярославль, 1957. С. 148; Украинская ССР в период гражданской войны 1917-1920 гг. Киев, 1966. Т. 1. С. 176; Очерки истории Донецкой областной партийной организации. С. 151-152.

104 Шумилов М. И. Борьба большевистских организаций Карелии за победу и упрочение Советской власти, 1917—1918. С. 108-109.

105 Военные организации российского пролетариата и опыт его вооруженной борьбы. М., 1974. С. 338-339; Цыпкин Г. А., Цыпкина Р. Г. Красная гвардия — ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. С. 250.

106 Трудящиеся Полтавщины в борьбе за установление и упрочение Советской власти (1917—1920): Сб. документов и материалов. Полтава, 1957, С. 35.

107 Из истории борьбы за установление Советской власти, Ноябрь 1917 г.—февраль 1918 г.: Сб. исторических документов и материалов. М., 1943. с 106.

108 Южный край. 1917. 26 нояб

109 Установление и упрочение Советской власти в Смоленской губернии. С. 123-124; Установление Советской власти в Ярославской губернии: Сб. документов и материалов. Ярославль, 1957. С. 323; Афанасьев А. В. Красная гвардия Нижнего Поволжья в Октябрьской революции (март 1917-май 1918 гг.): Реф. дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 1978. С. 98; Очерки истории Тамбовской организации КПСС. Воронеж, 1984. С. 67

110 Цыпкин Г. Л., Цыпкина Р. Г. Красная гвардия - ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. С. 251.

111 Правда. 1917. 26 нояб.

112 Пламенные сердца. Челябинск, 1972. Вып. 1. С. 116.

113 Рашидов Г. Начальный период создания вооруженных сил Советского Туркестана//Тр. Музея истории Узбекской ССР. Ташкент, 1958. Вып. 3. С. 25.

114 Летопись революции. Харьков, 1922. № 1. С. 69.

115 Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии: Документы и материалы. Минск, 1957. Т. 2. С. 644: Триумфальное шествие Советской власти: Документы и материалы. М., 1963. Ч. 2. С. 62.

116 За власть Советов: Воспоминания участников гражданской войны в Оренбуржье. С. 99-100, 154; Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск, 1973. С. 117

117 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 10. Л 375.

118 Решодько Я. Ф. Червона гвардія в селах Лівобережноі Украіни (листопад 1917-сичень 1918) //Укр. іст. журн. 1966. № И. С. 102; Победа Советской власти на Украине. С. 464.

119 Установление Советской власти на местах в 1917-1918 годах: Сб. статей. М., 1953. Вып. 1. С. 95.

120 Борщевский В. Я. Рабочий класс и Советы Донецко-Криворожского бассейна в Октябрьской революции. Днепропетровск, 1962. Ч. 2. С. 129.

121 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 51. С. 65

122 Букас А. IL Вооружение Красной гвардии: (Воспоминания) // Воен.-ист. журн. 1965. № 2. С. 79.

123 Октябрь в Туле: Сб. документов и материалов. Тула, 1957. С. 377— 378; Очерки истории Харьковской областной партийной организации. С. 127—128

124 Хохлов А. Г. Указ. соч. С. 58.

125 За власть Советов: Воспоминания вологодских большевиков. С. 62— 64; Большевистские военно-революционные комитеты: Сб. документов. М., 1958 С. 251-253

126 Подробнее об этом см.: Октябрь в Туле. С. 377-382.

127 Очерки истории Тульской организации КПСС. 2-е изд. Тула, 1983. Кн. 1. С. 161.

128 Октябрь в Туле. С. 377.

129 Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти на Украине, Февраль 1917 г.- февраль 1918 г.: Хроника важнейших историко-партийных и революционных событий. Киев, 1982. Ч. 2. С. 377-378.

130 Октябрь в Туле. С. 378; Установление Советской власти на местах в 1917-1918 гг. М., 1959. Вып. 2. С. 186.

131 Пролетарская революция. 1927. № 10(69). С. 236; Фотолетопись Красной гвардии: Каталог. Л., 1984. С. 46-47.

132 История Тульского оружейного завода, 1917-1972. М., 1973. С. 137.

133 Октябрь в Туле. С. 377-382.

134 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде: Сб. статей. М., С. 153.

135 Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания (1-24 октября 1917 г.): Документы и материалы. М., 1962. С. 345.

136 Там же.

137 Там же. С. 509; Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. С. 468.

138 Выборгская сторона: Из истории борьбы рабочего класса за победу Великой Октябрьской социалистической революции. Л, 1957. С. 182.

139 Представителем Совета рабочих и солдатских депутатов Усть-Бедокалит венского района Донской области был член партии большевиков с 1904 г., один из организаторов Красной гвардии в Донбассе, Е. А. Ща- денко, впоследствии генерал-полковник Красной Армии.

140 Цибульский В. .4. Рабочие Сестрорецкого завода в 1917 г.//История СССР. 1957. № 4. С. 150; Революционное движение в России накануне Октябрьского вооруженного восстания. С. 509.

141 Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1971. С. 132; Да здравствует революция!: Воспоминания участников Великого Октября. М., 1980. С. 139

142 Донесения комиссаров Петроградского Военно-революционного комитета. М., 1957. С. 258

143 Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции. М., 1967. С, 217.

144 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде: Сб. статей. М.; Л., 1957. С. 94.

145 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 14.

146 Почти все первые документы Московского ВРК утрачены.

147 Московский Военно-революционный комитет, Октябрь — ноябрь 1917 года: Сб. документов. М., 1968. С. 29.

148 Очерки истории Московской организации КПСС. М., 1979. Кн. 1. С. 489

149 Подвойский Я. Я. Красная гвардия в Октябрьские дни в Москве. С. 74

150 Очерки истории Киевской городской и областной партийных организаций. Киев, 1981. С. 189

151 Сивцов Л. Киевская Красная гвардия в борьбе за власть Советов. Киев, 1927. С. 39-40.

152 Октябрьская социалистическая революция в Удмуртии: Сб. документов и материалов (1917-1918 гг.). Ижевск, 1957. С. 182 —184.

153 Сборник аспирантских работ: Гуманитарные науки: История журналистики. Казань, 1971. С. 42.

154 Рычкова Г. Красная гвардия на Урале. М.; Свердловск, 1933. С. 43, 115.

155 Доклады научио-теоретической конференции Пермского политехнического института: (Секция общественных наук). Пермь, 1963. С. 28.

156 Уральский рабочий. 1917. 25 окт.; Очерки истории Удмуртской организации КПСС. Ижевск, 1968. С. 108.

157 Октябрь в Поволжье и Приуралье: (Источники и вопросы историографии). Казань, 1972. С. 35.

158 Победа Советской власти в Белоруссии. Минск, 1967, С. 306.

159 Гапоненко Л. С. Решающая сила Великого Октября. М., 1977. С. 245; Фабрично-заводские комитеты ГІетреграда: Протоколы. М., 1982. С. 265.

160 Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. С. 379

161 Гриценко А. П. Роль фабзавкомов в создании Красной гвардии на Украине. С. 167-168

162 Только в составе Московского военного округа имелось 155 гарнизонов старой армии, дислоцированных в центральных районах страны. См.: Андреев А. М Солдатские массы гарнизонов русской армии в Октябрьской революции. М., 1975. С. 130.

163 Подвойский Н. И. О военной деятельности В, И. Ленина//Коммунист. 1957. № 1. С. 36.

164 Минц Я. Я. История Великого Октября. 2-е изд. М., 1978. Т. 2.

С. 249.

165 Гербач В. В., Кузнецов К. А. и др. Рабочие-балтийцы в трех революциях. Л., 1959. С. 134.

166 Подвойский Н.И. О военной деятельности В. И. Ленина. С. 37.

167 Там же.

168 Из истории борьбы за власть Советов в Казахстане. Алма-Ата, 1963. С. 136; Великий Октябрь в Казахстане. С. 66-67.

169 Герасименко Г. А. Рашитов Ф. А. Советы Нижнего Поволжья в Октябрьской революции. Саратов, 1972. С. 94.-

170 Соратники. С. 439-440.

171 Павлова И. В. Указ. соч. С. 43-44.

172 Грозовые годы: Воспоминания старых коммунистов. Иваново, 1961. С. 112.

173 Очерки истории Пермской областной партийной организации. С. 128.

174 Очерки истории Ивановской организации КПСС. Иваново, 1967. Ч. 2. С. 16

175 1917 год в Сталинградской губернии: (Хроника событий). Сталинград, 1927. С. 98: Харьков в 1917 году: Воспоминания активных участников Великой Октябрьской социалистической революции. Харьков, 1957. С. 55; Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. С. 562; Очерки истории Астраханской партийной организации. 2-е изд. Волгоград, 1985. С. 106.

176 Красноярский Совет, Март 1917 г.- июнь 1918 г.: (Протоколы и постановления съездов Советов, пленумов, исполкома и отделов): Сб. документов. Красноярск, 1960. с. 228-229.

177 Очерки истории Красноярской партийной организации. Красноярск, 1967. Т. 1. С. 234.

178 Летопись Великого Октября, Апрель - октябрь 1917 г. М., 1958. С. 325-326

179 Борьба за власть Советов на Дону, 1917—1920 гг.: Сб. документов. Ростов п/Д, 1957. С. 191.

180 Под победивши знаменами Октября. Майкоп, 1971. Кн. 2. С. 76

181 Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов (март 1917 г.- январь 1918 г.): Документы и материалы. М.; Кишинев, 1967. С. 372.

182 Очерки истории Херсонской областной партийной организации. Симферополь, 1981. С. 53.

183 Науч. тр. Моск. полигр. ин-та. М., 1957. № 9. С. 14; борьбе за власть Советов: Воспоминания коммунистов — участников Октябрьской революции и гражданской войны на Урале. Свердловск, 1957. С. 96; За власть Советов: Воспоминания вологодских большевиков. С. 80; В огне революции и гражданской войны. Омск, 1959. С. 93; Грозовые годы: Воспоминания старых коммунистов. С. 131-132; Вопр. архивоведения. 1964. № 3. С. 107; Очерки истории Одесской областной партийной организации. С. 172; Павлова И. В. Указ. соч. С. 44.

184 Очерки истории Коммунистической партии Туркменистана. Ашхабад, 1965. С. 95; Сб. науч. тр. кафедры обществ, наук. Моск. электротехн ин-та связи. М., 1961. Вып. 1. С. 203; Учен. зап. Тул. лед. ин-та: Кафедра истории КПСС. Тула, 1969. Выи. 1. С. 33.

185 Первые испытания: (О героической борьбе красногвардейцев Алтая за Советскую власть). Барнаул, 1966. С. 56.

186 Из истории рабочего класса СССР. Иваново, 1964. С. 68.

187 За власть Советов: (Сб. воспоминаний участников борьбы за установление Советской власти на Тамбовщине). Тамбов, 1957. С. 47.

188 Красная гвардия Таганрога. Таганрог, 1928. С. 31.

189 Яргульян В. И. В борьбе за войско революции: Борьба большевиков Дона и Северного Кавказа за создание вооруженных сил революции (март 1917 - апрель 1918 г.). Краснодар, 1980, С. 135.

190 Яргулъян В. Я. Указ. соч. С, 161.

191 Очерки истории Коммунистической партии Латвии. Рига, 1962. Т. 1. С. 406.

192 Типнер 11. Я. О боевом пути эстонских частей Красной Армии (1917—1920). Таллин, 1957. С. 15.

193 Новый мир. 1957. № 9. С. 165; Очерки истории Одесской областной партийной организации. С. 173.

194 Хохлов Л. Г. Указ. соч. С. 80-91.

195 На Южном Урале: Воспоминания участников гражданской войны. М., 1958. С. 249.

196 Незабываемые годы: Воспоминания участников революционных событий и гражданской воины на Ставрополье. Ставрополь, 1960. С. 131

197 Дорогой борьбы и побед. Волгоград, 1963. С. 85; Медведев Е. И. Гражданская война в Среднем Поволжье (1918-1919 гг.). Саратов, 1974. С. 25.

198 Железнодорожники Челябинска в борьбе за власть Советов. Челябинск, 1957. С. 79.

199 Да здравствует революция! С. 221

200 Донецкий пролетарий. 1918. 17 янв.; За власть Советов: Сб. документов и воспоминаний о борьбе трудящихся за установление и упрочение Советской власти на территории Запорожской области в 1917—1920 гг. Запорожье, 1957. С. 222

201 Скробов В. С. Проблемы военной деятельности Коммунистической партии на Урале, Октябрь 1917-1920 г. Свердловск, 1971. С. 88

202 Пламенные сердца. Челябинск, 1974. Вып. 2. С. 104.

203 Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий, 11 января —5 марта 1918 г. С. 256.

204 За власть Советов: Сб. воспоминаний участников Октябрьской революции и гражданской войны в Башкирии. Уфа, 1961, С. 273-274.

205 Попов Ф. Г. 1918 год в Самарской губернии: Хроника событий. Куйбышев, 1972. С. 59.

206 Красная быль. Витебск, 1923. С. 204

207 Рябов В. Ф. Мы-с Выборгской стороны: (Воспоминания). М., 1961 С. 67; Ленин и Рязанский край: Сб. документов и материалов. М., 1981 С. 167-169, 243.

208 Подвойский Я. И. Красная гвардия в Октябрьские дни в Москве. С. 96; Очерки истории Московской организации КПСС. Кн. 1. С. 506; Москва: Энциклопедия. М., 1980. С. 622.

209 Волошинов Ф. Ф. Октябрь и железнодорожный пролетариат. С. 143.

210 «За власть Советов!)): Сб. воспоминаний участников революции в Москве и Московской губернии. М., 1957. С. 260-261.

211 Летопись революции. 1929. N 3(36). С. 80.

212 Омская правда. 1938. 6 июня.

213 Великая Октябрь в Казахстане. С. 67.

214 Петроградский Военно-революционный комитет: Документы и материалы: В 3 т. М., 1966. Т. 1. С. 294.

215 История пролетариата СССР. 1933. № 3(15). С. 37-38.

216 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии: Документы и материалы. М., 1958. С. 92. 469.

217 Коммунист Молдавии. 1957. № 7. С. 33

218 Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти на Украине, Февраль 1917 г.- февраль 1918 г. Ч. 2. С. 743

219 Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье. Ростов н/Д, 1939. Вып. 1. С. 131.

220 Красная летопись. 1926. № 4(19). С. 46.

221 Под победным знаменем Октября. Майкоп, 1957. Кн. 1. С. 119.

222 Москвичи на фронтах гражданской войны: Воспоминания. М., 1960 С. 52.

223 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде: Документы и материалы. М., 1957. С. 819.

224 К великой цели: Воспоминания участников Великого Октября. М.,  1984. С. 29-30.

225 Петроградский Военно-революционный комитет: Документы и материалы. Т. 2. С. 233; Известия. 1917. 9 нояб.

226 Триумфальное шествие Советской власти: Документы и материалы. М., 1963. Ч. 1. С. 267.

227 Киселев А. А. Родное Заполярье. С. 48.

228 Упрочение Советской власти в Татарии (октябрь 1917 — июль 1918 гг.): Сб. документов и материалов. Казань, 1964. С. 105.

229 Очерки истории Красноярской партийной организации. Т. 1. С. 273.

230 Октябрьская революция в Латвии: Документы и материалы. Рига, 1957. С. 384, 387.

231 Очерки истории Коммунистической партии Латвии. Т. 1. С. 406

232 Благовещенску сто лет (1858—1958): Сб. документов и материалов. Благовещенск, 1959, С. 211.

233 Подробнее о борьбе отрядов Красной гвардии с начавшимися вооруженными мятежами кулачества см. главу 5.

234 1917 год в Саратовской губернии: Сб. документов (февраль 1917- декабрь 1918 гг.). Саратов, 1957. С. 231.

235 Герасименко Г. А. Семьянинов В. Я. Советская власть в деревне на первом этапе Октября: (На материалах Поволжья). Саратов, 1980. С. 131.

236 Хохлов А. Г. Указ. соч. С. 183.

237 Цит. по: Герасименко Г. А., Семьянинов В. J7. Указ. соч. С. 131.

238 Борьба за власть Советов в Астраханском крае (і 917—1920 гг.) г Документы и материалы. Астрахань, 1958. Ч. 1. С. 109.

239 Летопись Великого Октября, Апрель — октябрь 1917 г. С. 330; Хроника революционных событий в Саратовском Поволжье, 1917-1918 гг. Саратов, 1968. С. 120.

240 Большевик. Куйбышев, 1936. № 21. С. 58; Украинская ССР в период гражданской воины, 1917-1920 гг. Т. 1. С. 90.

241 «За власть Советов!»: Сб. воспоминаний участников революции в Москве и Московской губернии. С. 255-256.

242 Степанов 3. В. Рабочие Петрограда в период подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания. С. 248

243 Катакази В. К истории Красной гвардии // Гражданская война: Материалы. М., 1923. Т. 2. С. 166.

244 Мительман М. Глебов В. Ульянский А. История Путиловского завода, 1801-1917. М., 1961. С. 665.

245 Токаржевеский Е. А. Из истории иностранной интервенции и гражданской войны в Азербайджане. Баку, 1957. С. 27.

246 Они из гвардии Октября. М., 1977. С. 42.

247 Победа Октябрьской социалистической революции на Урале. Свердловск, 1967. С. 508; Утренняя Минская газета. 1918. 31 янв.

248 Куляпин С. И. Из истории Красной гвардии Урала // Из истории партийных организаций Урала (1917—1967). Пермь, 1967. С. 95.

249 Кузьмина В. М. Братство по оружию, рожденное Великим Октябрем. Ашхабад, 1977. С. 28-29.

250 Победа Советской власти на Украине. С. 461.

251 Горнорабочий. J928. № 7. С. 16.

252 Летопись революции. 1924. № 3. С. 4; Подготовка и проведение Великой Октябрьской социалистической революции в Башкирии (февраль 1917 г.- июнь 1918 г.): Сб. документов и материалов. Уфа, 1957. С. 203-206; Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий. М., 1961 Т. 4 С. 98; Очерки истории Николаевской областной партийной организации. Одесса, 1980. С. 55.

253 Борьба за власть Советов в Симбирской губернии (февраль 1917 г.- июнь 1918 г.). Ульяновск, 1957. С. 241.

254 Великая Октябрьская социалистическая революция: Хроника событий, 11 января - 5 марта 1918 г. С. 345.

255 Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов: Сб. документов. М., 1957. С. 249.

256 Установление Советской власти на местах в 1917-1918 годах. Вып. 1. С. 262.

257 Рабочий путь. 1917. 5 сент.

258 Гапоненко Л. С. Рабочий класс России в 1917 году. М., 1970. С. 424.

259 Большевики Петрограда в 1917 году: Хроника событий, Март — Октябрь 1917 г. Л., 1957. С. 690.

260 Ист записи № 47. с. 83; Петроградские большевики в Октябрьской революции. С. 354

261 По воспоминаниям большевика Я. Я. Пече, на заводе Михельсона производились выточка и литье оболочек для бомб, а на заводе «Мотор» изготовлялись другие детали. Капсюли привозились с Кунцевского завода взрывчатых веществ, пироксилин - с Владимирского порохового завода. См.: Великая Октябрьская социалистическая революция: Сб. воспоминаний участников революции в Петрограде и Москве. С. 388.

262 Лошакова Я. Московские большевики - организаторы Красной гвардии//Москва в двух революциях (февраль - октябрь 1917 г.). М., 1958. С. 176-177

263 Очерки истории Московской организации КПСС, 1883-1965. М.,. 1966. С. 264.

264 Установление Советской власти на местах в 1917-1918 гг. Вып. 2. С. 98.

265 Рассказы о великих днях. С. 64, 72; Очерки истории Харьковской областной партийной организации. С. 127.

266 Гончаренко Н. Г. В битвах за Октябрь (март 1917-март 1918 гг.). Донецк, 1974. С. 131.

267 Профсоюзы СССР в создании Красной Армии, 1918-1920 гг.: Сб. документов. М., 1940. С. 70.

268 Доклады научно-теоретической конференции Пермского политехнического института. С. 28.

269 Балахонов Н. Я. Страницы из жизни Якова Балахонова. С. 17.

270 Вопр. истории КПСС. 1957. № 3. С. 34

271 Цит. по Кувшинов В. А. Партия большевиков после свержения самодержавия (март - начало апреля 1917 года). М., 1975. С. 128.

272 Сов. профсоюзы. 1957. № 10. С. 71

273 Правда. 1957. 12 сент.

274 Этот склеп был вне подозрений, он принадлежал купцу Митрофанову. Могилу никто из родных купца не посещал и опасности раскрытия тайника не было. См.: Онуфриев Е. П. За Невской Заставой: (Воспоминания старых большевиков). М., 1968. С. 136, 162, 165

275 Октябрь в Замоскворечье. М.; Л., 1957. С. 30; Советский патриот. 1966 14 сент.

276 К истории большевистской организации и пролетарской революции на Луганщине: Сб. материалов и документов. Киев, 1932. С. 9.

277 Рассказы о великих днях. С. 107

278 Московский пролетарий. 1927. № 39. С. 19.

279 Очерки истории Саратовской организации КПСС. Саратов, 1968. Ч. 1. С. 298.

280 Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти на Украине, Февраль 1917 г.- февраль 1918 г.: Хроника важнейших историко-партийных и революционных событий. Киев, 1977. Ч. 1. С. 325

281 Украинская ССР в период гражданской войны, 1917-1920 гг. Т. 1. С. 90

282 Сборник аспирантских работ: Гуманитарные науки: Право и история. Казань, 1969. С. 110.

283 Борьба за Великий Октябрь на Николаевщине (февраль 1917 г.- март 1918 г.): Сб. документов и материалов. Николаев, 1957. С. 119; Малашенко Г. В. Шахтеры Дона в борьбе за власть Советов (февраль 1917 - февраль 1918). Шахты, 1957. С. 55; Совокин А. М. На путях к Октябрю. М., 1977. С. 260-261; Комсомольская правда. 1957. 12 мая, и др.

284 Вестн. Московского университета: Историко-филологическая серия. № 4. С. 9.

 


 

2

УКРЕПЛЕНИЕ КРАСНОЙ ГВАРДИИ

«Военное сопротивление нельзя сломать иначе, как военными средствами, и красногвардейцы делали благороднейшее и величайшее историческое дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых от гнета эксплуататоров»

В. И. ЛЕНИН

Совершенствование организации Красной гвардии

После победы Великой Октябрьской социалистической революции все внимание, все усилия партии большевиков были поглощены «задачей непосредственной защиты, непосредственного отпора врагам, буржуазии и внешней и внутренней...»1 В решении ее важную роль сыграла Красная гвардия, проявившая высокие боевые качества, образцы самоотверженности, мужества и героизма.

В послеоктябрьские дни начался новый этап развития и деятельности Красной гвардии. Партия поставила перед ней новые цели: разоружение имущих классов, подавление контрреволюционных мятежей и заговоров, активные действия в борьбе за хлеб, обеспечение революционного порядка в городах и сельской местности, на железных дорогах, борьбу с саботажниками, погромщиками и мародерами, охрану важнейших объектов государственного значения, баз и складов, заводов и фабрик. Т. е. Красная гвардия выполняла функции милиции и службы государственной безопасности. Она стала не только вооруженной опорой Советской власти в период ее триумфального шествия по стране, но и, ведя политико-воспитательную и организаторскую работу среди трудящихся, являлась проводником идей партии в массы.

Советское правительство во главе с В. И. Лениным, понимая необходимость всемерного укрепления Красной гвардии как орудия защиты государства диктатуры пролетариата, требовали от партийных и советских органов формирования новых красногвардейских отрядов, привлечения в их ряды рабочих и беднейших крестьян, преданных делу революции солдат и матросов, повышения боеспособности отрядов Красной гвардии, обеспечения их оружием, боеприпасами, продовольствием и т. д. В протоколе заседания Совета Народных Комиссаров от 18 ноября 1917 г.2 записано: «...обсудить вопрос об упорядочении постановки дела Красной гвардии...»3. В том же месяце СНК под председательством В. И. Ленина дважды обсуждал вопрос о состоянии и укреплении Красной гвардии, оказании ей финансовой помощи4.

Центральный Комитет партии и Советское правительство требовали усилить идейную и организационную работу среди красногвардейцев, постоянно руководить их деятельностью4. «Организация Красной гвардии должна совершенствоваться с возможно большей энергией и в самом широком масштабе», — писала газета «Известия», орган ЦИК и Петроградского Совета6.

В директивах партии и Советского правительства в послеоктябрьские дни содержались требования усилить имеющиеся и сформировать новые красногвардейские отряды не только в центре, по и на местах7. «...Крайне важно, — подчеркивается в одном из писем Центрального Комитета партии в Уфимскую губернию, — обратить сейчас внимание на образование у вас Красной гвардии для борьбы со всей буржуазией и крупными помещиками в первую голову»8.

После победы Советской власти имели место случаи, когда отдельные партийные и советские органы недооценивали опасности выступлений врагов нового строя и не обращали достаточного внимания на укрепление существующих и организацию новых отрядов Красной гвардии. Центральный Комитет партии указал на это упущение. В центральных районах России, на Украине, в Белоруссии, в Поволжье, на Урале, Дальнем Востоке и в других районах страны усилилась работа по укреплению Красной гвардии и созданию ее новых отрядов. Отовсюду шли донесения об организации на местах новых формирований Красной гвардии9. Чувство классовой ненависти к эксплуататорам, энтузиазм и самоотверженность были у населения настолько велики, что нередко в красногвардейские отряды вступали целыми семьями. Сохранились списки таких рабочих династий: отец и шесть сыновей Вороновы (Богоявленский завод в Уфимской губернии), отец и четыре сына Анчуговы (Южный Урал), отец и три сына Алавердян (Армавир), отец и три сына Цивилевы (Верхнеудинск), отец и сын Скоринко (Петроград), три брата Ванторины, брат и две сестры Кравчук (Москва) и многие другие. Немало среди них было членов большевистской партии, в частности все три брата Кадомцевы, Трифоновы, Минины, Цивилевы и многие другие.

Известны случаи, когда трудящиеся, получив отказ о приеме в красногвардейский отряд, нередко обращались по этому поводу в вышестоящие партийные и советские органы вплоть до Центрального Комитета большевистской партии10.

Ряды Красной гвардии продолжали расти, особенно в Петрограде, Москве, Киеве и в других местах. Так, во Владивостоке в конце 1917 г. Красная гвардия насчитывала около 10 тыс. бойцов, в феврале 1918 г. их число возросло до 12,5 тыс. человек, что по сравнению с дооктябрьским периодом, когда было всего 3,5 тыс. человек, увеличилось более чем в 3,5 раза. Примерно такая же картина наблюдалась в Хабаровске, Чите11. В Царицыне Красная гвардия за один месяц (с ноября по декабрь 1917 г.) выросла в 4 раза12, а в Ташкенте за одну неделю — на 1,5 тыс. человек13.

Политика партии, направленная на укрепление Красной гвардии, организацию ее новых отрядов, встретила повсеместное одобрение и поддержку революционных масс. Об этом свидетельствуют и обобщенные статистические данные по городам, рабочим поселкам, рудникам, крупным железнодорожным станциям 74 губерний и областей страны, которые показывают, что в первые месяцы Советской власти численность Красной гвардии составляла не 200—276 тыс. человек, как отмечалось в ранее изданных работах, а превышала 463,1 тыс. вооруженных бойцов14. Значительно расширилась география размещения и боевая деятельность красногвардейских отрядов. После победы Октября они действовали в более чем в 2 тыс. городах и крупных населенных пунктах страны15.

Красногвардейские отряды, как и до победы Октябрьской революции, комплектовались на строго классовой основе по производственному принципу, на началах добровольности. В Красную гвардию шли наиболее передовые, наиболее сознательные рабочие и беднейшие крестьяне. Сколь строг был отбор в Красную гвардию, можно судить хотя бы по примеру Мотовилихинского завода Пермской губернии, где рабочие цеха выдвигали в Красную гвардию из каждых 25 человек только одного, но самого надежного и испытанного16.

В первое время бойцы сочетали службу в Красной гвардии с выполнением своих производственных обязанностей на фабриках, заводах, рудниках и других предприятиях. Однако развертывание вооруженной борьбы с контрреволюцией потребовало перевода отрядов Красной гвардии на казарменное положение.

Ядро Красной гвардии составляли большевики. К концу октября 1917 г. в составе Петроградской Красной гвардии было 43,7, а Московской — 55,2% большевиков17. Что касается ее командного состава, то процент членов партии в масштабе страны был значительно выше. По имеющимся данным, по состоянию на февраль 1918 г. из 220018 руководителей и командиров Красной гвардии 1711, т. е. почти 78%, были членами партии большевиков, в том числе:

 

с 1895 г.

3

с 1903 г.

55

с 1911 г.

21

1896

4

1904

72

1912

61

1897

3

1905

133

1913

51

1898

10

1906

44

1914

60

1899

5

1907

35

1915

47

1900

5

1908

13

1916

44

1901

13

1909

14

1917

629

1902

18

1910

18

1918

200

 

После Октября происходили изменения в социальном составе Красной гвардии. Если в дооктябрьский период она формировалась почти исключительно в пролетарских центрах и состояла в основном из рабочих, то после победы пролетарской революции, кроме рабочих, которые продолжали преобладать, в ее ряды влились беднейшие крестьяне, солдаты, матросы, унтер-офицеры и нередко офицеры старой армии — фронтовики, главным образом из числа призванных в военное время.

В. И. Ленин не раз подчеркивал, что солдаты и унтер-офицеры в напряженной борьбе с эксплуататорскими классами теснее сольются с рабочими, будут учить их владеть оружием, передадут им свой боевой опыт19. По воспоминаниям одного из руководителей красногвардейских отрядов при штурме Зимнего дворца — К. С. Еремеева, В. И. Ленин требовал надежных офицеров «втягивать в нашу военную работу и, хорошенько проверив, пользоваться ими без опасений»20. И действительно, сотни офицеров старой армии честно и добросовестно служили в рядах Красной гвардии, а затем и в Красной Армии. Многие из них в период подготовки и проведения Октябрьской социалистической революции вступили в партию большевиков, стали организаторами и командирами красногвардейских отрядов. Среди них: прапорщики Н. А. Руднев, С. Г. Лазо, Ю. М. Коцюбинский, Р. Ф. Сиверс, П. В. Егоров, И. Н. Дубовой, Ю. В. Саблин, Ф. Ильин-Женевский, Н. П. Вишневецкий, О. П. Дзенис, Н. А. Щорс, подпоручики И. П. Уборевич, А. В. Павлов, поручики Р. П. Эйдеман, Н. И. Корицкий, С. М. Серышев, есаулы М. Азин, Н. Д. Каширин, вахмистр Б. М. Думенко, мичман Д. Павлов, капитаны Г. Д. Гай, В. В. Косякин, штабс-капитаны Е. И. Ковтюх и А. И. Седякин.

Красная гвардия создавалась и активно действовала на железных дорогах. В ноябре 1917 г. на одном из участков Алтайской железной дороги, например, был сформирован отряд Красной гвардии из 59 бойцов21. Витебский отряд Красной гвардии, сформированный в декабре 1917 г. из рабочих-железнодорожников, состоял из 50 человек22. Организатором и командиром отряда Красной гвардии в депо станции Сызрань стал большевик А. В. Варламов23, начальником Главного линейного штаба Красной гвардии Московско-Казанской железной дороги — рабочий, член РСДРП (б) с 1913 г. И. Н. Смирнов24. Отряды Красной гвардии на железных дорогах размещались на наиболее важных направлениях, контролировали крупные узловые станции, в том числе многие железнодорожные участки и разъезды. 13 марта 1918 г. исполнительный комитет Мурманской железной дороги дал распоряжение всем железнодорожным организациям: «Срочно организуйте Красную гвардию на всех станциях, участках, разъездах, околотках для... защиты свободы, революции и Советской народной власти»25. К этому времени красногвардейские отряды из рабочих-железнодорожников под руководством большевиков были сформированы и активно действовали на Октябрьской, Московской, Забайкальской, Казанской, Курской, Омской, Мурманской, Финляндской, Подольской, Юго-Восточной, Южной и других железных дорогах, на Воронежском, Витебском, Киевском и других железнодорожных узлах и на многих крупных станциях26. Эти отряды не только задерживали эшелоны с воинскими частями, которые шли в Петроград, Москву и другие города на помощь контрреволюции, но и устанавливали революционный порядок на железных дорогах, охраняли вокзалы, станции, железнодорожные пути, военные и продовольственные грузы, стойко защищали революционные завоевания рабочего класса, Советскую власть от посягательства контрреволюции. Так, узнав, что атаман Дутов намеревается захватить Челябинский железнодорожный узел, рабочие приняли резолюцию: «Мастеровые, рабочие и служащие Челябинского участка Омской ж. д. в числе 400 человек объявляют себя красногвардейцами и заявляют, что всегда готовы встать на защиту революции с оружием в руках и отразить гнусный замысел казачьих офицеров и есаулов против революции...»27. Здесь приведен лишь один из многочисленных примеров, уже описанных в литературе, позволяющих судить о распространенности этого явления.

Под руководством партийных комитетов развернулась работа по созданию Красной гвардии на шахтах и рудниках. «Мы, рабочие Павловского рудника Донецко-Юрьевского металлургического общества, — говорится в резолюции, принятой на митинге рабочих этого рудника 5 декабря 1917 г., — заслушав доклад представителей областного комитета Донецкого бассейна и Криворожья РСДРП (б) о текущем моменте, постановили: «Приветствовать шаги Совета Народных Комиссаров... организовать Красную гвардию для борьбы с контрреволюцией…»28. Такое же решение приняли горняки Екатерининского рудника Лисичанского горного округа29. Красногвардейские отряды были организованы и активно действовали на Белореченском, Берестово-Богодуховском, Кондратьевском, Селезневском, Ртутном, Рутченковском и многих других рудниках и шахтах на Юге России30. Например, в декабре 1917 г. на Кондратьевском и Рутченковском рудниках отряды Красной гвардии насчитывали до 400 бойцов каждый31, а на Ясиповатских рудниках был сформирован отряд Красной гвардии из 600 рабочих-шахтеров32. «Победа в бассейне (речь идет о защите Донбасса от контрреволюции.— A. К.), — говорил 5 января 1918 г. В. А. Антонов-Овсеенко, - спасет рудники, даст уголь Северу. Поражение в бассейне — гибель для нас»33. Сильные отряды Красной гвардии (от 120 до 600 человек каждый) были созданы также на Анжерских и Судженских копях, Кольчугинском и Мариинском рудниках в Сибири34.

В циркулярном письме и инструкции по вопросам практической работы, направленных ЦК партии в ноябре—декабре 1917 г. местным партийным организациям, содержалось важное положение «об образовании Красной гвардии в деревне и вооружении ее через партийные организации»35. Видный деятель нашей партии М. С. Ольминский, справедливо критикуя тех, кто недооценивал необходимости организации и укрепления Красной гвардии в деревне, писал: «Иные думают, будто Красная гвардия нужна только в больших городах. Это грубая ошибка. Красная гвардия должна быть организована не только в каждом городе, на каждом заводе, но и в каждой волости, в каждой деревне»36.

Откликаясь на призыв партии, в Красную гвардию шли многие тысячи новых бойцов из числа тружеников деревни. Это был новый шаг в расширении масштабов деятельности Красной гвардии, увеличении ее численности и усилении партийного влияния в сельской местности. В уездах и волостях Центрального промышленного района в период разгрома первых очагов контрреволюции было создано 413 отрядов Красной гвардии общей численностью более 22 тыс. бойцов37. Отряды сельской Красной гвардии были организованы и действовали также в Белоруссии, на Украине, в Крыму, на Урале, Дальнем Востоке. Красногвардейские отряды (состоящие из 30—40 человек) развернули деятельность при многих уездных и волостных Советах Латвии, Эстонии и в других местах38. Советы на местах, опираясь на отряды сельской Красной гвардии, давали решительный отпор всем контрреволюционным элементам, выступавшим против власти рабочих и крестьян.

Вопреки агитации меньшевиков и эсеров39, пытавшихся оклеветать красногвардейцев, натравить на них солдатские массы, солдаты, особенно фронтовики, горячо приветствовали Красную гвардию. «Мы, как один, горячо приветствуем Красную гвардию», — гласила резолюция, принятая на заседании революционного комитета 1-й Гренадерской дивизии40. Революционно настроенные солдаты, унтер-офицеры и некоторые офицеры старой армии не только привлекались для обучения рабочих военному делу, но и сами, прибыв в родные места, вступали в ряды красногвардейцев. Этот процесс усилился после решения Советского правительства 10 ноября 1917 г. о сокращении и демобилизации старой армии. Он охватил всю страну. Так, в декабре 1917 г., выполняя решение Красноводского Совета об организации Красной гвардии, передовые рабочие создали в городе красногвардейский отряд в составе 155 человек, из них 24 бывших фронтовика41. «Прибывающие к нам революционные солдаты и матросы, — сообщали руководители советских органов 16 января 1918 г. из Костромской губернии во ВЦИК, — зачисляются в Красную гвардию. Они нам необходимы для обучения ее личного состава, состоящего из совершенно необученных товарищей рабочих»42. Солдаты и унтер-офицеры были зачислены в красногвардейские отряды в Виннице, Сумах, Костроме, Вятке, Кромах, Опочке, Пензе, Ямбурге и многих других местах43. Значительное число демобилизованных солдат, унтер- офицеров и офицеров старой армии вступило в Московскую Красную гвардию, о чем свидетельствуют хранящиеся в архиве многочисленные заявления в Центральный и районные штабы Красной гвардии44. Вот один из многочисленных примеров: «Имею желание поступить в Красную гвардию в качестве пулеметного инструктора», — писал в своем заявлении демобилизованный солдат 691-го полка В. Н. Иванов45.

Просьбы о зачислении в Красную гвардию писали и солдаты действующей армии. Некоторые из них отправляли письма в местные советские органы и даже в ЦК партии. Но их прием в Красную гвардию, если это не было связано с должностью инструктора по обучению красногвардейцев, откладывался до демобилизации из армии. «Красная гвардия есть рабочее войско, — разъяснялось в ответе ЦК партии от 7 декабря 1917 г. одному из солдат действующей армии, — и после демобилизации вы, вероятно, сможете вступить в ее ряды, а пока в рядах войск сможете оказать огромную поддержку Советам»46.

Демобилизованные солдаты старой армии по призыву большевиков охотно вступали и в сельскую Красную гвардию. В декабре 1917 г. орган Военной организации при ЦК РСДРП (б) газета «Деревенская беднота» для отъезжающих по демобилизации солдат опубликовала специальную «Памятку-постановление», в которой в качестве одного из советов предлагалось по пути в деревню заехать в один-два крупных города и там ознакомиться с деятельностью Красной гвардии. «Здесь познакомься, как устроена и работает Красная гвардия и как она защищает интересы рабочих, солдат и крестьян. Возьми устав Красной гвардии — он поможет тебе создать в родном селе и своей волости крестьянскую Красную гвардию»47. Этот и подобные ему документы сыграли важную роль в укреплении старых и организации новых сельских красногвардейских отрядов. В Красную гвардию вступали солдаты и унтер-офицеры всех родов войск и служб старой армии — пехотинцы, моряки, артиллеристы, кавалеристы и т. д.

Партийные и советские органы выдвигали солдат, унтер-офицеров и офицеров фронтовиков на руководящие должности в Красной гвардии, учитывая их военные знания, боевой опыт и преданность Советской власти. По нашим подсчетам, из 2200 руководителей и командиров красногвардейцев 524 человека были из передовых представителей старой армии, в том числе солдат — 239, матросов — 31, унтер-офицеров — 123, офицеров — 131 (среди них 73 прапорщика и 24 поручика).

Проводимая партией и правительством линия на привлечение солдат, унтер-офицеров, военных специалистов старой армии в ряды Красной гвардии сыграла важную роль в ее укреплении как военной организации, содействовала повышению боеспособности красногвардейских отрядов. С каждым новым испытанием укреплялся и братский союз солдат и рабочих.

Значительную часть красногвардейских отрядов составляла пролетарская молодежь, которую В. И. Ленин еще до Октября рекомендовал «шире и смелее» привлекать к революционной борьбе48. Так, по данным, приведенным историками А. Н. Ацаркиным, А. Е. Журовым, В. И. Старцевым, в Красной гвардии Москвы рабочая молодежь в возрасте до 22 лет составляла около 30%, Петрограда — примерно 40%, в Белоруссии красногвардейцы в возрасте до 23 лет составляли 50%, в Московской области — 54,6, а среди посланных на борьбу с контрреволюционными войсками Каледина и Центральной украинской рады — 62,4% общего числа бойцов49. Многие из них в 1917—1918 гг. вступили в ряды большевистской партии. В красногвардейские отряды Екатеринбурга, Челябинска, Уфы, Лысьвы, Мотовилихи, Златоуста и других мест Урала влились сотни бойцов из рабочей молодежи, многие из них были членами рабочих молодежных союзов. Челябинская молодежная организация направила на борьбу с дутовскими войсками более 350 человек50. В период борьбы с Калединым 200 своих членов послали в Красную гвардию ростовские (на Дону) организации союзов рабочей и социалистической молодежи, а в Макеевке (Донбасс) почти вся рабочая молодежь добровольно вступила в красногвардейские отряды51. В рядах Красной гвардии боролось с гайдамаками и калединцами большинство членов Киевского, Харьковского и Екатеринославского союзов рабочей молодежи. Лысьвинский союз молодежи послал против Дутова 41 добровольца, в том числе 27 членов союза молодежи. В Мотовилихе в отряде под командованием А. П. Калганова было 45 членов союза, что составляло 40% всех бойцов52.

В рядах Красной гвардии находились такие руководители рабочих молодежных союзов, как Андрей Афанасьев — один из организаторов союза рабочей молодежи Нарвско-Петергофского района Петрограда, Владимир Голенко — организатор союза молодежи «III Интернационал» в Хамовническом районе Москвы, Альберт Лапин — первый секретарь Благуше-Лефортовского союза рабочей молодежи «III Интернационал», один из организаторов московского комсомола, впоследствии комкор Красной Армии, Вася Каменский — один из организаторов Екатеринославского союза рабочей молодежи и многие другие. «Весь союз молодежи Нарвской заставы, от активистов до рядовых членов, если позволяли возраст и здоровье, участвовал во всех действиях Красной гвардии», — свидетельствовал один из организаторов Социалистического союза молодежи и Красной гвардии на Нарвской заставе в Петрограде, член РСДРП (б) с 1916 г. И. В. Скоринко53.

Как правило, минимальный возраст для вступающих в Красную гвардию ограничивался 18 годами, но в некоторых красногвардейских отрядах находились юноши и младше. Их привлекали в качестве разведчиков, связистов, подносчиков боеприпасов, медикаментов, воды и продовольствия. Юноши моложе 18 лет принимались в Красную гвардию в порядке исключения. 17-летний рабочий Путиловского завода В. Я. Карасев, впоследствии знаменитый новатор, участвовал в составе одного из красногвардейских отрядов в штурме Зимнего дворца54. Связному Красной гвардии из Бурятии Ивану Шиповских, вставшему на защиту власти Советов, было всего 16 лет55. 16 лет было добровольцу Красной гвардии из Ростова-на-Дону рабочему А. И. Леонову56, впоследствии маршалу войск связи. Красногвардейцу из Москвы подносчику боеприпасов Павлику Андрееву было всего 14 лет, когда оборвалась его жизнь. Это произошло в конце октября 1917 г. Юный герой похоронен на Красной площади у Кремлевской стены57. А бойцу Красной гвардии Самары Ф. Ешанову, участвовавшему в боях против белочехов, было еще меньше — всего 13 лет58.

В боевые отряды Красной гвардии добровольно вступали и женщины-работницы. Как известно, В. И. Ленин придавал большое значение участию женщин в борьбе за власть Советов. Он говорил: «...пролетарки держались во время революции великолепно. Без них мы не победили бы. Или едва ли победили бы... они — классовые бойцы»59. И в послеоктябрьские дни женщины наравне с мужчинами с оружием в руках героически защищали Советскую власть. Женщины рыли окопы, ходили в разведку, были пулеметчицами и связистками, организовывали снабжение продовольствием, оказывали медицинскую помощь раненым и больным красногвардейцам. Питерская работница большевичка М. И. Коршунова с отрядом Красной гвардии принимала участие в штурме Зимнего дворца. В. К. Слуцкая, член партии с 1902 г., во время подавления контрреволюционного мятежа Керенского — Краснова организовала снабжение красногвардейцев продовольствием и медикаментами. В боях под Пулковом она пала смертью храбрых60. Организатором и руководителем санитарного отряда Красной гвардии в Москве стала большевичка О. С. Кравчук, а ее сестра В. С. Кравчук — разведчицей. В дни октябрьских боев в Москве разведчицами и связистками также были большевички Э. Ю. Тэтина, Е. И. Уварова и др.61. Большевичка М. Е. Постникова из жен и дочерей рабочих организовала санитарный отряд Красной гвардии в Оренбурге62. Врач В. В. Зубарева, родом из Вятки, в составе 2-го сводного отряда Петроградской Красной гвардии принимала активное участие в боях против банд Каледина на Дону. Она, страстный большевистский агитатор, мужественно делила с красногвардейцами все тяготы военной службы. Позже Зубарева погибла на калединском фронте, перевязывая раненых бойцов в передовой цепи63. Видный организатор эстонской Красной гвардии Алиса Тислер отправилась на фронт в качестве медицинской сестры красногвардейского отряда. В феврале 1918 г. она была тяжело ранена в бою под Ревелем и зверски замучена немецкими оккупантами64.

В качестве бойцов Красной гвардии с оружием в руках активно вели борьбу с силами контрреволюции женщины-большевички во многих других местах страны: Е. В. Астанкова — в Минусинске, А. С. Бабич и Р. М. Глокман —в Иркутске, Е. Я. Барская— в Баку, Е. В. Бердникова — в новониколаевске, А. Н. Геласимова — в Хабаровске, М. Н. Грановская и А. М. Петерсон — в Харькове, М. С. Зубкова (Сараева) — в Луганске, Е. И. Кащевская и О. А. Циммерман — в Петрограде, Е. А. Князева и В. И. Суздальцева (Тагунова) — в Москве, М. И. Колотилова — в Царицыне, А. И. Комарова — в Шуе, М. В. Корецкая — в Оренбурге, Е. Ф. Леонтьева — в Казани, 3. А. Станкевич — в Костроме, А. С. Тинихина — в Омске.

Многие женщины-большевички в конце 1917 — начале 1918 г. стали организаторами и руководителями красногвардейских отрядов. Среди них: О. А. Баренцева (член партии с 1893 г.), Р. С. Землячка (член партии с 1896 г.), М. М. Костелевская и Т. Ф. Людвинская (члены партии с 1903 г.), А. А. Янышева (член партии с 1910 г.) в московской Красной гвардии; Е. К. Агринская-Романенко (член партии с 1895 г.) — в Саратове; Е. Б. Бош (член партии с 1901 г.) — в Киеве; П. И. Вишнякова (член партии с 1903 г.) — в Новороссийске; Д. М. Базлова (член партии с 1904 г.) — в Харькове; Е. М. Соловей (член партии с 1905 г.) и С. С. Гончарская (член партии с 1914 г.) — в Петрограде; И. У. Карасева (член партии с 1906 г.) — в Коломне; Л. М. Дашевская (член партии с 1912 г.) — в Елизаветграде; О. А. Лазо (член партии с 1914 г.) — в Томске; О. Н. Иогансон-Трилиссер (член партии с 1915 г.) — в Иркутске; Л. Г. Мокиевская-Зубок (член партии с 1917 г.) — в Екатеринославе; и др.

В ряды Красной гвардии вступали и выходцы из старой интеллигенции. среди них: учителя — И. Д. Музгин, один из организаторов красногвардейских отрядов в Забайкалье, Н. А. Тихонов, командир отряда в Бобровском Затоне в Сибири; врачи — И. В. Русаков, один из организаторов Красной гвардии Сокольнического района Москвы, К. П. Троицкий, красногвардеец Самарской губернии, организатор медицинской службы в чапаевских формированиях; инженер В. Н. Мещеряков, организатор Красной гвардии в Рождественском районе Москвы; агроном Г. И. Котовский, командир красногвардейского отряда в Тирасполе; ученый П. К. Штернберг, член Центрального штаба Красной гвардии в Москве; журналист К. К. Юренев, председатель Главного штаба Красной гвардии в Петрограде; студенты — П. М. Войтик, один из организаторов Красной гвардии во 2-м Городском районе Петрограда, А. И. Кривошеев, организатор и начальник Красной гвардии Пензы, сын известного грузинского князя Г. А. Микеладзе, инструктор по организации Красной гвардии в Томске; Н. Е. Суглицкий, организатор отряда Красной гвардии на Путиловском заводе в Петрограде, сыгравшего значительную роль в борьбе с контрреволюцией на Дону; и др.

В отрядах Красной гвардии сражались представители многих национальностей страны. Социалистическая революция открыла прямой путь к братскому боевому единению трудящихся всех национальностей страны, кровно заинтересованных в защите великих социальных завоеваний революции. В вооруженной борьбе с силами контрреволюции складывалось братское единство бойцов Красной гвардии. Приведем несколько примеров. Большевики Закаспийской области привлекали в ряды Красной гвардии трудящихся местных национальностей. Так, в Асхабадском уезде был организован красногвардейский отряд из туркмен под командованием Овезберды Кулиева. В Кара-Кала был создан смешанный туркмено-русский отряд Красной гвардии. В Мервском красногвардейском отряде сражался рабочий-азербайджанец Заман Заманов65. В отряде Красной гвардии Нахичевани из 60 бойцов десять были армянами66. Отряд Красной гвардии г. Джаркента (ныне Панфилов Казахской ССР) в Туркестане в количестве 100 человек имел в своем составе казахов, русских, татар и уйгур67. В отряде Красной гвардии в Ходженте находились русские, узбеки и таджики68. В добровольческий интернациональный красногвардейский батальон Казани входили  представители 15 национальностей, а также зарубежные интернационалисты69. Многонациональными по своему составу были многие красногвардейские формирования.

Боевой союз красногвардейцев разных национальностей укреплял и взаимные связи, братскую солидарность трудящихся всей страны. Еще в 1916 г., накануне решающих классовых битв, В. И. Ленин писал: «Мы в своей гражданской войне против буржуазии будем соединять и сливать народы не силой рубля, не силой дубья, не насилием, а добровольным согласием, солидарностью трудящихся против эксплуататоров»70. История убедительно подтвердила жизненную силу идей пролетарского интернационализма, дружбы народов. Пролетарская солидарность цементировала отряды Красной гвардии, объединяла и вдохновляла бойцов первых батальонов и полков Красной Армии, она стала их священной боевой традицией.

В рядах Красной гвардии, особенно после победы Октября, активное участие в борьбе с контрреволюцией принимали передовые представители иностранных трудящихся, преимущественно из числа бывших военнопленных. Они входили в состав отрядов Красной гвардии многих городов, принимали активное участие в боях против войск Каледина на Дону, Центральной рады на Украине71. Только в подавлении мятежа Дутова на Южном Урале участвовали около 200 бойцов-интернационалистов разных национальностей72. В разгроме банд атамана Семенова в Забайкалье их было значительно больше. «Хорошо дерутся интернационалисты», — отмечал командующий революционными войсками в Забайкалье С. Г. Лазо73. Тепло отзывался о бойцах-интернационалистах командующий советскими войсками на Украине В. А. Антонов-Овсеенко74. В ряде мест из числа иностранных граждан были сформированы отдельные интернациональные красногвардейские отряды. В строительстве Красной гвардии ленинский принцип пролетарского интернационализма нашел яркое воплощение. Красная гвардия явилась школой интернационального воспитания трудящихся. Интернационализм стал важнейшим принципом строительства армии нового типа.

После победы Октября организационная структура красногвардейских формирований приобретала все более стройную военную форму, совершенствовалась, проявлялась тенденция к созданию единого органа управления.

Основной ячейкой Красной гвардии был отряд. Первичную боевую единицу составлял десяток, четыре десятка образовывали взвод, три взвода — роту (сотню, дружину), три-четыре роты — батальон, а батальоны сводились в отряды или полки75. В отрядах, по составу равных батальону и выше, имелись специальные команды: пулеметные, артиллерийские, самокатчиков, бомбометные, связи, разведки, снабжения и др. Были отдельные красногвардейские полки76, артиллерийские дивизионы, кавалерийские, моторизованные, технические и санитарные отряды77, медицинские пункты и лазареты для раненых красногвардейцев78.

Единой штатной структуры красногвардейских частей и подразделений не было.

В Петрограде, Москве и других городах впервые в революции были сформированы маршевые (летучие пли экспедиционные) отряды Красной гвардии, которые немедленно направлялись в те районы, где Советской власти грозила наибольшая опасность79. «Из Красной гвардии организовано уже два летучих отряда, готовые ехать куда угодно для защиты революции», — сообщалось в письме из Сызрани Симбирской губернии в Центральный Комитет партии от 18 января 1918 г.80 Только из Петрограда и Москвы на различных фронтах с силами контрреволюции сражалось около 25 тыс. красногвардейцев81.

Численность отрядов была различной. Например, в первые дни установления Советской власти красногвардейский отряд народного героя В. И. Чапаева в Николаевском уезде Саратовской губернии насчитывал 800 человек82, 2-й сводный отряд под командованием участника революции 1905—1907 гг., большевика, члена Главного штаба Красной гвардии Петрограда А. Трифонова, посланный на борьбу против войск Каледина на Дон, имел 1500 бойцов83. Столько же насчитывал Луганский красногвардейский отряд во главе с участником трех революций легендарным начдивом А. Я. Пархоменко84. На Кубани в отряде под командованием рабочего-колесника, а затем кавалера трех орденов Красного Знамени и Почетного революционного оружия Я. Ф. Балахонова весной 1918 г. действовало до 5 тыс. красногвардейцев85. Крупные красногвардейские отряды были созданы в Белоруссии, на Украине, Дальнем Востоке и в других районах. Нередко им придавались артиллерия, броневые машины и бронепоезда.

Командный состав Красной гвардии, как правило, был выборным. Лишь в отдельных случаях, когда требовала боевая обстановка, командиры красногвардейских отрядов назначались. В инструкции Красной гвардии Ярославля, составленной по примеру уставных документов Петроградской Красной гвардии, типичной и для других мест, о выборности командного состава записано следующее: «Желательно, чтобы выбирались товарищи, имеющие специальную подготовку. В противном случае обязательно обучение командного состава под руководством опытных инструкторов...». Тот, кто не выдерживает испытания при инструкторском отделе, не должен утверждаться на командную должность86. В некоторых других уставах и инструкциях, например в инструкции Красной гвардии Латвии, прямо указывалось, что начальником Красной гвардии не может быть лицо без специального военного образования87.

Одним из важных условий укрепления Красной гвардии в первые месяцы существования Советской власти было повышение роли ее центральных штабов, осуществлявших непосредственное руководство боевой деятельностью отрядов, военной и политической подготовкой красногвардейцев, ведавших организацией караульной и гарнизонной службы, снабжением отрядов оружием, подвижными средствами и различными видами довольствия. Реорганизовывались и укреплялись штабы в Петрограде,. Москве и других промышленных центрах. Так, в Петрограде вместо Центральной комендатуры, созданной еще в сентябре, в конце ноября 1917 г. по решению общегородской конференции красногвардейцев был образован Главный штаб Красной гвардии, подчинявшийся Петроградскому Совету. Создавались новые красногвардейские штабы в волостях, уездах, областях, губерниях и краях страны. В середине октября при Нижегородском губкоме большевистской партии был создан губернский штаб Красной гвардии88. В ноябре 1917 г. были созданы штабы в Эстонии и во Владивостоке89 (они назывались центральные комитеты Красной гвардии); в декабре — центральные штабы в Баку, Харькове и штаб Красной гвардии Туркестанской республики (г. Ташкент)90; в январе 1918 г.— центральные штабы Красной гвардии в Пензе, Донбассе (г. Юзовка), в Латвии, в Западной области (г. Минск), в Олонецкой губернии (г. Петрозаводск)91, в Уфимской губернии (г. Уфа)92 и в Ярославской губернии (г. Ярославль)93; в феврале — Краевой комиссариат Красной гвардии на Дальнем Востоке (г. Хабаровск)94. В марте 1918 г. был создан штаб Красной гвардии Амурской области (г. Благовещенск) и принято решение об увеличении численности красногвардейцев95. Общегородские и сельские штабы Красной гвардии организовывались по всей стране. В крупных городах, кроме общегородских, были созданы и действовали районные штабы Красной гвардии. Например, в Петрограде их было 12, в Саратове — 6, в Киеве — 5, в Иваново-Вознесенске — 5, в Царицыне — 5, в Харькове — 4, в Одессе — 4, в Екатеринбурге — 4, в Оренбурге — 3. В Москве имелось более 10 районных и несколько подрайонных штабов Красной гвардии.

Центральные, губернские, областные, районные и все другие штабы Красной гвардии были органами коллективного руководства. На заседаниях бюро (в отдельных местах — комитета, президиума. совета, секции) того или иного штаба решались все важнейшие вопросы боевой деятельности Красной гвардии, формирования и снабжения ее отрядов оружием, техникой, боеприпасами и другими видами довольствия, военного обучения и политического воспитания красногвардейцев. Штабы в своей работе подчинялись, как правило, Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов или их органам — военно-революционным комитетам на местах. Они сыграли важную роль в объединении красногвардейских отрядов, в организации успешной борьбы против контрреволюции. Разрабатывались планы создания единого руководства формированием Красной гвардии в масштабе таких крупных регионов, как Западная Сибирь, Урал. В решениях третьей Уральской областной партийной конференции, проходившей 2—5 января 1918 г., указывалось на необходимость улучшения всей работы по формированию боевых отрядов, создания единого руководства: «Объединить существующие единицы, увеличить, расширить и централизовать всю Рабочую гвардию в боевую единицу — Уральский областной корпус Красной гвардии»96. Этот корпус было намечено создать из шести бригад, штабы которых организовывались в окружных центрах области — Екатеринбурге, Уфе, Челябинске, Оренбурге, Златоусте и Вятке97. «..Мы приступили, —докладывал военком Уральского областного военного комиссариата большевик Ф. И. Голощекин в Наркомвоен 21 февраля 1918 г., — к объединению разбросанных в большом количестве на Урале дружин Красной гвардии в одну стройную, однообразно построенную вооруженную силу...»98

Штаб Красной гвардии Туркестанского края созвал чрезвычайный краевой съезд Красной гвардии с задачей объединения отрядов. Об этом свидетельствует и сохранившаяся телеграмма, разосланная всем областным Советам. В ней, в частности, предлагается «оповестить все свои трудовые организации, пролетарские союзы, секции Красной гвардии, боевые революционные отряды» и прислать в Ташкент на краевой съезд Красной гвардии своих делегатов. Съезд намечалось провести 20 февраля 1918 г.99 Стремление к созданию единого управления Красной гвардией отмечалось в послеоктябрьский период и в других районах страны.

Расширение фронта борьбы против контрреволюции требовало максимальной централизации управления боевыми действиями Красной гвардии, всех вооруженных сил Республики Советов. Были предложения созвать 1-й Всероссийский съезд (или конференцию) представителей организаций Красной гвардии и создать единый всероссийский центр в виде Генерального штаба Красной гвардии100. Еще в начале декабря 1917 г. газета «Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот», орган Народного комиссариата по военным и морским делам, писала: «Нужно сейчас же строить объединения организаций Красной гвардии в волостные, губернские, областные, краевые и всероссийские центры. В ближайшем времени необходим созыв 1-го Всероссийского съезда организаций Красной гвардии. На этом съезде должен быть выработан общий план организации и намечены дальнейшие пути, по которым пойдет строительство великой вооруженной гвардии труда» 101. Но возросшая внешняя военная опасность потребовала иного решения, а именно ускорения темпов строительства регулярной армии нового типа — Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

В конце 1917 и начале 1918 г. в Петрограде, Москве, в Поволжье и на Дальнем Востоке была предпринята попытка перехода от добровольного принципа комплектования к красногвардейской повинности102. В декабре 1917 г. совместное заседание Главного штаба Красной гвардии и представителей районов Петрограда приняло «Положение о всеобщей красногвардейской повинности», где указывалось, что «служба в Красной гвардии есть обязательная революционная повинность петроградских рабочих» 103. Все рабочие и работницы от 18 до 40 лет, по состоянию здоровья признанные годными к службе, подлежали, согласно этому положению, зачислению в ряды Красной гвардии и были обязаны в любую минуту выступить на защиту Советской власти. Показательно в этом отношении и постановление Центрального бюро ревкомов Донбасса от 5 января 1918 г. «Служба в Красной гвардии объявляется отныне, — говорится в нем, — священной повинностью революции»104. Но «красногвардейская повинность» не получила широкого развития в стране. Она была преждевременна, не учитывала ряда обстоятельств того времени: усталости масс от империалистической войны, отсутствия органов учета, снабжения и формирования и др. Даже комплектование Красной Армии, как известно, первоначально происходило на принципе добровольности.

В то же время обстановка требовала полной централизации управления боевыми формированиями и их действиями, создания артиллерийских, кавалерийских, технических и других частей и подразделений Красной гвардии, введения более мобильной системы ее организации.

Вопросы укрепления Красной гвардии постоянно находились в центре внимания партийных организаций в центре и на местах. Они обсуждались на партийных конференциях и съездах Советов, а также на городских, уездных и губернских конференциях представителей Красной гвардии. Такие съезды и конференции в конце 1917 — начале 1918 г. состоялись в Петрограде, Москве, Ташкенте, Екатеринбурге, Перми и многих других городах страны.

На них обсуждались и принимались новые уставы, инструкции и положения Красной гвардии, соответствующие новому периоду ее деятельности105, определялись практические задачи Красной гвардии по защите великих завоеваний Октября, условия приема, порядок формирования ее отрядов, подчиненность ж работа штабов, обязанности и права красногвардейцев и т. д. В этих документах подчеркивалось, что в Красную гвардию принимались трудящиеся не моложе 18 лет без различия национальности, вероисповедания и пола, признающие Советскую власть и готовые стойко ее защищать. «Красногвардеец — слуга народа и защитник революции», —говорилось в инструкции Красной гвардии г. Щигры Курской губернии106. В уставах и инструкциях Красной гвардии к ее членам предъявлялись высокие требования, особенно к морально-политическому облику бойца.

Налаживался строгий учет воинского имущества, вооружения и снаряжения красногвардейских отрядов, контроль за их использованием. Например, в уставе Красной гвардии Владивостока, принятом 18 ноября 1917 г., говорилось, что «за злонамеренную порчу или потерю оружия» виновные будут не только исключаться из Красной гвардии, но с них будет взыскана стоимость утраченного оружия107. Такой же порядок был установлен в Красной гвардии во многих других местах.

Вопросы снабжения, обеспечения Красной гвардии продовольствием были одними из важных на повестке дня в руководстве Красной гвардии. Уже в первые дни после победы Октября на приказе Военно-революционного комитета, Петроградского Совета по штабу Красной гвардии об организации боевого снабжения частей, а также обеспечения пищей бойцов Красной гвардии, борющихся с мятежными войсками Керенского — Краснова на Пулковских высотах, Владимир Ильич сделал приписку: «Прошу принять все меры к немедленному исполнению»108. По свидетельству М. К. Тер-Арутюнянца, который по заданию Ленина уточнял обстановку на фронте, Ильич дал указание «помимо сухих продуктов отправить на Пулковские высоты походные кухни, заложив в котлы мясо и другие продукты»109. Такую же заботу В. И. Ленин проявлял и в дальнейшем о бойцах Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Он требовал от продовольственных органов наладить бесперебойное снабжение формирующейся регулярной Красной Армии хлебом110.

Красногвардейцы высоко ценили заботу партии и Советского правительства, которые в труднейших условиях начавшейся гражданской войны добивались обеспечения бойцов Красной гвардии продовольствием и вещевым имуществом. «Мы верили Ленину, ждали его помощи и не ошиблись», — писали нижнетагильские красногвардейцы111. «Несмотря на трудности со снабжением, нам выдали новое обмундирование: шинели, шапки, шаровары, гимнастерки и обувь», — свидетельствовал боец Московского отряда Красной гвардии, посланного на борьбу с южной контрреволюцией, член партии с 1902 г. С. И. Моисеев112. Это было, как правило, обмундирование и снаряжение армейского образца, оставшееся на интендантских складах от старой царской армии. Но и его было недостаточно. В первую очередь обмундирование получали красногвардейцы, которые на фронте вели вооруженную борьбу с мятежными силами контрреволюции. Перевод Красной гвардии на государственное обеспечение был вполне закономерным актом, вытекавшим из необходимости защиты великих социальных завоеваний пролетарской революции. «Красная гвардия является государственной необходимостью, — писала газета „Донецкий пролетарий», — она идет на смертный бой с врагами, и поэтому Красную гвардию должно содержать государство»113.

Принимались меры и по обеспечению красногвардейских формирований денежными средствами. Еще в ноябре 1917 г. на заседаниях Совета Народных Комиссаров под председательством И. Ленина обсуждался вопрос об оказании Красной гвардии финансовой помощи114. 23 ноября 1917 г. на текущий счет  Петроградской Красной гвардии было переведено 2 млн. 162 тыс. руб.115 В декабре 1917 г. СНК принял ряд новых постановлений о выделении Красной гвардии дополнительных денежных ассигнований. 21 декабря 1917 г. только Московскому военному округу, где формировались отряды для борьбы с Калединым, был выделен 1 млн. руб.116

В начале января 1918 г. по распоряжению В. И. Ленина на содержание Красной гвардии было отпущено 6 млн.. руб.117 Документы свидетельствуют, что финансирование Красной гвардии проводилось не только за счет государства, но и за счет общественных организаций, добровольных взносов рабочих, принудительных отчислений от прибылей заводчиков и фабрикантов118.

По мере увеличения численности рядов Красной гвардии расходы на ее нужды все более возрастали. В одном из документов отмечалось, что на обеспечение Московской Красной гвардии в первый месяц 1918 г. планировалось израсходовать 50 тыс. руб., во второй — 60 тыс., а в третий — до 500 тыс. руб.119 Однако средств для содержания Красной гвардии, формирования ее новых отрядов не хватало. «У нас в гор. Бахмут образовалась Красная гвардия, — докладывали, например, 8 января 1918 г. наркому В. А. Антонову-Овсеенко, — но нет денег на ее содержание... Вышлите денег...»120. Такие же просьбы шли в руководящие органы Советской власти из многих других мест.

Огромная целенаправленная деятельность партии по укреплению Красной гвардии в послеоктябрьские дни явилась важнейшим условием успеха в выполнении ею боевых задач.

 


 

Обучение и воспитание личного состава Красной гвардии

Организуя и направляя деятельность Красной гвардии, Коммунистическая партия огромное внимание уделяла военному обучению, повышению политического уровня ее личного состава. Она руководствовалась указанием В. И. Ленина, что без серьезной военной подготовки и военной науки пролетариат не может одержать победу над буржуазией и обезоружить ее121. «Ильич часто собирал руководителей красногвардейских отрядов...» — писал один из красногвардейских командиров, большевик, ныне генерал-майор в отставке Я. А. Тыкин122. Многих командиров красногвардейских отрядов В. И. Ленин знал лично123. Он предъявлял к ним высокие требования, особенно его интересовала их военная подготовка. По воспоминаниям Н. И. Подвойского, Ильич как-то сказал ему: «Вот вы сказали, что на таком-то заводе хорошая боевая организация, в Красной гвардии 300 человек... — говорил Владимир Ильич.— А кто там командир, вы знаете его?.. Замечательный, говорите, человек? Голову положит за революцию? А какова его военная квалификация? Сам-то он умеет бить без промаха, хотя бы из револьвера? К пушке подойти сможет, если потребуется?.. Ну, а тактику уличных боев знают ваши командиры Красной гвардии?»124.

Боевой подготовкой бойцов Красной гвардии руководила Военная организация при Центральном Комитете партии с помощью офицеров, унтер-офицеров и солдат, входивших в ее состав. Этому способствовало и то, что ко времени ликвидации старой армия и создания новой армии сотни и тысячи членов большевистской партии, по словам К. Е. Ворошилова, «были не только в известной степени знакомы с военным делом вообще — этому они учились на фронтах империалистической войны, — но также были хорошо знакомы с искусством вооруженного восстания и вооружения пролетарских масс». Многие из этих грамотных и опытных в военном отношении125 большевиков и сочувствующих им стали инструкторами в Красной гвардии и обучали военному делу ее бойцов.

Еще в сентябре 1917 г. Военная организация при ЦК РСДРП (б) в Петрограде создала Всероссийские курсы по подготовке инструкторов для Красной гвардии126. Ее слушателями были офицеры-большевики, унтер-офицеры, солдаты и рабочие, прошедшие боевую школу фронта. В Петрограде, например, работало около 700 военных инструкторов из войск гарнизона127. К моменту Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде инструкторами было обучено и вооружено более 20 тыс. красногвардейцев128. Инструкторские школы были созданы и в других местах, в частности в Баку. Инструкторской школой по обучению красногвардейцев руководил член ВРК Кавказской армии большевик Ф. Ф. Солнцев129.

Вопросы боевой подготовки красногвардейцев часто обсуждались на страницах большевистских газет. В статьях и заметках газеты «Солдат» — органа Военной организации при ЦК РСДРП (б) — отмечалось, что рабочие быстро и хорошо усваивают основы военной выучки, материальную часть винтовки и пулемета. Но эта же газета писала, что недостаточно одного овладения винтовкой и пулеметом, необходимо, чтобы красногвардеец знал, кроме того, что такое рассыпной строй, штыковой бой, «мог бы окопаться и вообще проделать с успехом все, что требуется от каждого солдата»130.

В послеоктябрьские дни с красногвардейцами в Москве по решению Московского комитета партии большевиков занимались несколько офицеров, около 220 унтер-офицеров, освобожденных из Двинской и Бутырской тюрем, прапорщик М. Г. Ефремов131 и многие другие революционно настроенные офицеры старой армии — участники первой мировой войны. Так, в Пензе — поручик Н. И. Корицкий, впоследствии генерал-майор Красной Армии; в Барнауле — офицеры Н. Д. Малюков, Д. С. Сулим, солдаты И. К. Ненашев, П. Р. Семенихин; в Ярославле — участник революции 1905 г. прапорщик 210-го полка Ф. М. Горбунов, возглавивший позднее губернскую Красную гвардию, и др.132 В конце декабря 1917 г. во вновь формируемые в Петрограде и Москве красногвардейские части были вызваны из действующей армии в качестве инструкторов 500 наиболее опытных в военном отношении революционных солдат и унтер-офицеров, из них 400 пехотинцев и 100 артиллеристов133. Туда, где организовывалась Красная гвардия, высылались инструкторы, а иногда и главные инструкторы по обучению рабочих военному делу. 8 января 1918 г. В. А. Антонов-Овсеенко телеграфировал в Екатеринослав: «Необходимо спешно организовать отряд в 1000 человек для Полтавы. Завтра к вам выедет главный инструктор для Красной гвардии»134.

Боевую подготовку красногвардейцев организовывали центральные и местные штабы Красной гвардии. Они же разрабатывали программы и составляли расписания занятий, которые утверждались местными партийными комитетами и Советами. В отдельных штабах, в том числе Московской Красной гвардии135 за обучение красногвардейцев отвечал специально выделенный  для этой цели инспектор и три его помощника: по пехотному, артиллерийскому и инженерному делу136. По существу, это был специальный отдел по обучению бойцов Красной гвардии. Возглавлял его бывший офицер старой армии Г. М. Орешкин. Здесь разрабатывались программы занятий с красногвардейцами, как правило, с участием инструкторов137. Представление о содержании занятий может дать одна из программ, сохранившаяся в архиве (см. С. 93). Программы занятий, как правило, объявлялись в приказах по штату Красной гвардии.

Воспитание бойцов в духе строгой воинской дисциплины, инициативы и решительности в достижении поставленных задач рассматривалось как важнейшее условие успеха воинского обучения. «Всем районным штабам и начальникам Красной гвардии, — говорилось в приказе штаба Московской Красной гвардии от 21 февраля 1918 г., — предписывается начать обучение Красной гвардии, помня, что каждая боевая операция требует от красногвардейца строгой революционной дисциплины и подчинения распорядительным коллективным органам и выборным начальникам, самой широкой самодеятельности и сознательной инициативы как командного состава, так и каждого красногвардейца для быстрого достижения поставленной цели при всякой обстановке»138.

Под руководством специалистов-инструкторов, выделенных штабами, красногвардейцы прежде всего осваивали материальную часть стрелкового оружия и артиллерии, минно-подрывное дело, учились обращаться со всеми видами оружия.

Бойцы Красной гвардии изучали также топографию, уставы строевой, гарнизонной и полевой служб старой армии. Они учились построению боевых порядков, окопному делу, штыковому бою, метанию гранат139. Большое внимание уделялось изучению тактики ведения боя в населенных пунктах, особенно в районе железных дорог и станций, в крупных городах. Так, под руководством Я. М. Свердлова еще перед Октябрьским вооруженным восстанием в районных штабах Красной гвардии Петрограда были проведены инструктажи командиров по тактике городского боя, а с красногвардейцами с Васильевского острова «занимался сам Свердлов»140.

Наряду с изучением тактики уличной борьбы значительное внимание уделялось подготовке к боевым действиям в полевых условиях141. Боевые действия в полевых условиях предъявляли новые требования к боевой подготовке красногвардейцев, их вооружению и снабжению. Иногда бойцов Красной гвардии приходилось обучать военному делу прямо на иоле боя. Так, при разгроме войск Керенского — Краснова на Пулковских высотах к конце октября 1917 г. специальные группы инструкторов непосредственно накануне боя показывали красногвардейцам, как надо вести штыковую атаку, обращаться с гранатами, учили рабочих одиночной и залповой прицельной стрельбе142. Военная подготовка красногвардейцев в боевой обстановке велась и на всех других фронтах. «Мне дали трехлинейку. Я впервые в жизни держу винтовку. Впрочем, не только я, — многие молодые рабочие не знают, как обращаться с оружием. Пришлось учиться у солдат уже в бою», — свидетельствовал рабочий красногвардеец Ташкента Т. Л. Паршин 143.

В походах, непосредственно перед боем и в ходе боя проводились занятия с бойцами-кавалеристами, особенно по сабельной рубке, это было особенно важно для чисто кавалерийских красногвардейских отрядов, которые были созданы во многих местах страны.

Занятия проводились в разное время — нерабочее и рабочее. Продолжительность и время их проведения определяли местные штабы Красной гвардии по согласованию с партийными, профсоюзными и фабрично-заводскими организациями. Первые занятия красногвардейцев петроградского завода «Новый Парвиайнен» были проведены 18 сентября для двух смен. На занятиях первой смены присутствовали 23 человека, а второй смены — 53. Проводил занятия инструктор от военной организации завода К. А. Лифанов, позднее ставший командиром 1-го маршевого батальона Красной гвардии в Петрограде, отправленного в начале января 1918 г. на юг для борьбы с контрреволюцией, где при освобождении городов и сел Украины Лифанов погиб 144. На московском механическом заводе Доброва и Набгольца обучение военному делу красногвардейце в проводилось в октябре 1917 г. солдатами один раз в неделю145.

Где проводились занятия? До Октябрьского вооруженного восстания основная масса красногвардейцев обучалась, как правило, вдали от своих заводских и фабричных территорий, на пустырях, в карьерах, в лесу и занятия проводились в свободное от работы время, в выходные дни, тайно от ищеек Временного правительства; а в период Октябрьских событий и после победы революций — открыто, в казармах, на стрельбищах, в манежах, тирах, нередко на войсковых полигонах. «Особенно обрадовало Владимира Ильича, — вспоминал Н. И. Подвойский, — то, что военные занятия, проводившиеся ранее тайно, в скрытых местах, вдали от заводов и рабочих кварталов, перенесены теперь на территории предприятий и в манежи соседних войсковых частей»146.

Существовал строгий учет проводимых занятий и их посещаемости красногвардейцами147. «Рабочие быстро, с жаром и интересом усваивали воинские премудрости и успевали не по дням, а по часам, затмевая успехи обучения в царских казармах», — отмечает один из организаторов Красной гвардии в Выборгском районе Петрограда, большевик В. Ф. Малаховский148.

В тесном единстве с боевой подготовкой шла политическая подготовка красногвардейцев. Коммунистическая партия всегда рассматривала идейно-политическое воспитание личного состава Красной гвардии как дело первостепенной важности, как решающее условие высокой боеспособности красногвардейских отрядов. Политическое воспитание воодушевленных революционными идеями бойцов-красногвардейцев помогало им глубже осознать величие задач, стоящих перед ними, укрепляло их боевой дух, обеспечивало их прочную большевистскую закалку.

Партия широко использовала партийную и советскую печать для пропаганды среди трудящихся роли и значения Красной гвардии в завоевании и защите Советской власти. Со статьями в печати по этому вопросу часто выступали видные деятели партии и Советского государства: Артем (Ф. А. Сергеев), В. Д. Бонч-Бруевич, В. Володарский, М. И. Калинин, А. В. Луначарский, К. А. Мехоношин, В. И. Невский, М. С. Ольминский, Н. И. Подвойский, Е. Д. Стасова, Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, И. С. Уншлихт, Е. М. Ярославский и др.149 Инструктажи с рабочими-агитаторами Петрограда проводил М. С. Урицкий. Все они были страстными агитаторами, пламенными пропагандистами идеи вооружения рабочих. Со страниц газет обращался к трудящимся В. И. Ленин.

 

Программа занятий с красногвардейцами в районах г. Москвы*

 

Строй пехоты

Изучение оружия

Действия пехоты в бою

Обучение стрельбе из винтовок и револьверов

Самоокапывание пехоты в бою

Полевой устав

Изучение пулемета

Гарнизонная служба

Стойка без ружья (с ружьем)

 

 

 

Ружейные приемы

 

 

 

Обучение рассыпному строю

Разборка и сборка винтовки

 

 

 

Чистка винтовки

Общие указания

 

 

Управление огнем пехоты

 

 

Штыковая атака

 

 

Ночные действия

Основные сведения

 

 

Назначение приема

 

 

Обучение стрельбе из револьвера

Пристрелка


Стрельба по движущимся целям

Знакомство с самоокапыванием

 

 

Знакомство с проволочными заграждениями, волчьими ямами и засеками

 

 

Приспособление помещений для самообороны дорог и канав, кустов и леса

Разведка

Сторожевое охранение

Походное движение и его охранение

 

Маневрирование войск в бою
Наступательный и оборонительный бой
Особенности боевых действий ночью в городах

Что такое пулемет? Главные части

Разборка и сборка

Подготовка пулемета к стрельбе

Обучение одиночной стрельбе, автоматными очередями

Караульная служба

 

 

О пароле и пропуске

 

 

Смена караулов

 

 

Права и обязанности часового

 

Начальник штаба Я. Пече

* ЦГАСА. Ф. 31773. Oп. 1. Д. 9. Л. 162—163; Д. 13. Л. 56—57.

 

Широко велась агитационная работа среди бойцов и местного населения. На фронт, где сражались красногвардейцы, революционные солдаты и матросы, высылались газеты «Правда», «Известия», «Деревенская правда», брошюры с изложением программы партии, первые декреты Советской власти о мире и о земле работы В. И. Ленина и другая большевистская литература. Так, созданному в январе 1918 г. организационно-агитационному отделу в Центральном штабе Красной гвардии Донбасса для работы в красногвардейских отрядах, которые вели самоотверженную борьбу с войсками Каледина, Центральный Комитет партии большевиков прислал большое количество агитационно-пропагандистской литературы 150. «...Распространение литературы и чтение газет для Красной гвардии считается обязательным», — говорилось в постановлении Исполнительной комиссии Московского комитета РСДРП (б) от 25 декабря 1917 г.151 об усилении партийного влияния в отрядах Красной гвардии.

Распространенной формой политической агитации и пропаганды были собрания и митинги, быстро мобилизовывавшие силы масс на решение наиболее важных задач. «Красная гвардия, — писала в декабре 1917 г. газета «Социал-демократ» (орган Московского комитета партии)должна организовать совместные чтения, лекции, беседы по всем вопросам текущей действительности и точно и ясно знать, куда идет их партия, их власть, власть рабочих и крестьян. Только тогда красногвардейцы будут знать всю важность возложенных на них задач, только тогда можно быть уверенным, что при выполнении их они проявят всю необходимую энергию и преданность»152.

Штабы Красной гвардии организовывали для красногвардейцев занятия на политические темы. Ими, как правило, руководили члены районных и городских комитетов РСДРП (б), комиссары и командиры красногвардейских отрядов. «Наряду с военной учебой, — отмечал один из организаторов Красной гвардии Оренбурга, Анпилогов, — мы проводили в отрядах политическую работу: раздавали красногвардейцам листовки, прокламации, читали большевистские газеты, проводили беседы»153. Районные штабы Красной гвардии Москвы проводили политические занятия один раз в неделю, преимущественно по субботам154. «За докладчиками, — говорилось в письме Центрального штаба Московской Красной гвардии, — районные штабы должны обращаться в районные партийные комитеты большевиков, если же таковых не имеется, то заблаговременно обращаться в культурно-просветительную комиссию при штабе. Комиссия берет на себя устройство красногвардейцев в районные библиотеки»155.

В. И. Ленин подчеркивал, что в период триумфального шествия Советской власти борьба с контрреволюционными войсками, соединяла в себе не только военные действия, по и агитацию. Красногвардейцы были и самоотверженными бойцами, с оружием в руках защищавшими власть Советов, и проводниками, пропагандистами ленинских идей, оказывавшими огромное влияние на трудовое население, привлекавшими на сторону Советской власти солдат противника. Агитационно-пропагандистскую работу среди населения вели почти все красногвардейские отряды.

«...Эта агитация, —отмечал В. И. Ленин на III Всероссийском съезде Советов в январе 1918 г., — непобедима. ...Она создаст новые кадры Красной гвардии...»156.

В начале ноября 1917 г. перед отправкой петроградских отрядов Красной гвардии на борьбу с калединскими войсками состоялось совещание руководителей Красной гвардии в Смольном. Здесь, писал бывший в то время командир 4-й сотни красногвардейского путиловского отряда, участник штурма Зимнего дворца, большевик М. И. Мухтар-Лондарский, была поставлена задача: по пути следования оказывать помощь на местах в установлении Советской власти, создавать ревкомы и партийные ячейки, органы борьбы с контрреволюцией157. И эта задача успешно выполнялась. «Всюду в пути, — отмечал другой петроградский красногвардеец, В. Бакинский, воевавший против калединцев, — наш отряд вел агитационную работу среди населения. В Никитовке разбились на несколько частей и ходили в шахты, спускались в рудники. Многие шахтеры на митингах и собраниях записывались в дружины». По прибытии в какой-либо населенный пункт красногвардейцы созывали общие собрания, разъясняли события, происходящие в стране, знакомили с сущностью и значением Советской власти158. Политическую работу среди населения проводили также красногвардейцы Москвы, Харькова и других городов.

Центрами агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы были организованные партией после победы Октябрьской революции клубы Красной гвардии. Они действовали во многих городах. В них проводились собрания, занятия, лекции и доклады по вопросам текущей политики, о значении и задачах Красной гвардии, организовывались самодеятельные концерты, чтение книг и газет. «Сюда заходили рабочие прямо с работы, шли красногвардейцы после дежурства, не сняв порою с плеч винтовки... В клубе крепко схватывались крайне нужные политические знания...» — писал костромич красногвардеец П. Победоносцев159.

С целью усиления партийного руководства в штабы и отряды Красной гвардии направлялись представители от партийных организаций, райкомов, окружкомов и т. д. Все члены партии, имевшие военную подготовку и по состоянию здоровья способные носить оружие, призывались вступать в ряды Красной гвардии для защиты революции160. Были созданы политические отделы при крупных штабах Красной гвардии. «Заведующий политотделом, — записано в одной из инструкций Московского штаба Красной гвардии, — должен бдительно следить за настроением красногвардейцев и принимать все меры к направлению их по определенному политическому руслу, указанному Советом, а также воспитывать красногвардейцев духовно» 161.

В ряде штабов и отрядов Красной гвардии появились комиссары. Ими были испытанные бойцы, закаленные большевики: в Петрограде — М. С. Богданов, член партии с 1906 г.; в Москве — В. А. Троицкий (Дунин), член партии с 1904 г.; в Новороссийске — П. И. Вишнякова, член партия с 1903 г.; в Самаре — В. К. Блюхер, член партии с 1916 г.; на Черниговщине — А. В. Гриневич, член партии с 1912 г.; на Урале — И. Г. Толмачев, член партии с 1913 г.; в Кронштадте — С. Г. Пелихов, член партии с марта 1917 г.; и многие другие. По существу это были первые политработники Красной Армии. Порой функции комиссара и командира выполнялись одним человеком. В некоторых штабах и отрядах Красной гвардии были организованы свои партийные ячейки. Они возникали, как правило, когда красногвардейские части выполняли специальные боевые задачи, особенно связанные с переброской отрядов в другие районы страны. История сохранила нам имена руководителей партийных организаций. Так, в январе 1918 г. в Ярославле партийную организацию Красной гвардии города возглавил большевик Ф. Зорин 162. В феврале 1918 г. в отряде Красной гвардии на ст. Жмеринка секретарем партийной ячейки был избран И. Малашкевич и т. д.163 Созданные ячейки превращались в боевые опорные пункты политической работы партии как в городах, так и в деревне. Утверждение некоторых исследователей 164, что партийных ячеек в Красной гвардии не было, не верно. В своем большинстве члены партии, вступив в Красную гвардию, становились на учет в местные партийные комитеты и под их непосредственным руководством проводили политическую работу среди красногвардейцев и местного населения.

В некоторых отрядах имелись небольшие походные библиотеки. В них находились брошюры, первые декреты Советской власти, статьи В. И. Ленина и других руководителей большевистской партии и рабоче-крестьянского правительства, газеты и другая пропагандистская литература. Такая библиотека, например, имелась у петроградских красногвардейцев, посланных на Дои против мятежных сил атамана Каледина165.

В военно-воспитательной работе в Красной гвардии использовалась такая традиция, как вручение знамени — символа отряда. Знамена вручались отрядом представителями местных партийных и советских органов, военно-революционных комитетов.

В красногвардейских отрядах периодически проводились митинги, собрания, смотры боевой готовности, а иногда и парады с оркестрами и выносом знамен166. Когда из Петрограда пришла весть о победе Октябрьского вооруженного восстания, в Екатеринбурге на Сенной площади был проведен парад красногвардейцев. «600—700 человек, — писала газета «Уральский рабочий», — плохо одетых, плохо вооруженных, были полны энтузиазма до конца бороться за дело революции»167. В военном параде, состоявшемся в конце февраля 1918 г. в Баку, участвовало около 3 тыс. вооруженных бойцов Красной гвардии168.

Шагая в строю, бойцы Красной гвардии пели русские популярные солдатские песни, но у них стали появляться новые, свои, красногвардейские песни. Вот куплет одной из песен, которые пели рабочие-красногвардейцы Путиловского завода Петрограда:

Мы стройно в ряды сомкнемся,

Уйдем, чуть утро, на вокзал

И будем биться до победы,

И победим мы капитал169.

Конечно же пели красногвардейцы и революционные песни, «Интернационал», «Марсельезу»170. Любимой их песней, как свидетельствуют документы и воспоминания, была «Смело, товарищи, в ногу»171.

Самоотверженная борьба против врагов Советской власти на полях сражений, систематическое политическое воспитание, участие в политико-воспитательной и организаторской работе среди населения оказывали огромное воздействие на красногвардейцев. «...Пребывание в Красной гвардии, — писал комиссар батальона 1-й Симбирской дивизии большевик А. П. Шигаев, — дало мне возможность накопить опыт политической борьбы, получить значительную большевистскую закалку»172.

Приобретенный Красной гвардией первый опыт партийно-политической работы стал достоянием Красной Армии.

Огромное внимание уделялось укреплению дисциплины красногвардейцев как важнейшему условию повышения боевой готовности, дисциплины, основанной на сознательности и глубокой вере в дело революции. Требование В. И. Ленина о соблюдении строжайшей дисциплины173 было юридически закреплено в уставах, инструкциях и других документах Красной гвардии. В уставе московской Красной гвардии, принятом 24 января 1918 г., записано: «Строгое соблюдение дисциплины и беспрекословное пополнение служебных распоряжений выборных начальников, не противоречащих уставу и постановлениям Советов рабочих и крестьянских депутатов, основывается не на силе слепого подчинения, а на сознании чрезвычайной важности и ответственности выполняемых задач Красной гвардией»174. В обращении бюро военно-революционных комитетов Донецкого бассейна по поводу образования Центрального штаба Красной гвардии и о порядке формирования ее отрядов в Донбассе говорилось: «Для развития максимальной боеспособности и стойкости рабочих батальонов последние должны хранить строжайший порядок и подлинную пролетарскую дисциплину. Красногвардеец, нарушивший дисциплину и вносящий смуту в ряды товарищей, карается судом батальонного трибунала по законам революции»175.

Принимались самые энергичные меры к тому, чтобы в рядах Красной гвардии не было классово чуждых элементов176. Немедленно исключались также лица, которые своей недисциплинированностью, расхлябанностью, самочинными действиями позорили честь красногвардейца, весь рабочий класс. «Совершенно правильно поступаете вы...— говорится в письме Центрального Комитета партии Николаевскому комитету РСДРП (б) Самарской губернии от 25 января 1918 г., — производя строгий контроль при приеме в Красную гвардию, чтобы постепенно очистить ее от тех элементов, которые не имеют ничего общего с партией...»177

Требование партии соблюдать чистоту рядов Красной гвардии активно поддерживалось советской печатью. Например, газета «Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот» писала 24 декабря 1917 г., что Красная гвардия «как организация вооруженных сил пролетариата... должна быть крайне осторожна в выборе людей».

При штабах Красной гвардии были учреждены товарищеские суды. За нарушение дисциплины, пьянство, неблаговидные поступки виновные красногвардейцы подвергались наказанию — от товарищеского выговора до исключения из рядов Красной гвардии178. «По всем проступкам по работе в Красной гвардии, — записано в положении о реорганизации Красной гвардии, принятом Московским комитетом РСДРП (б) в декабре 1917 г., — учреждается дисциплинарный товарищеский суд, который может принять, смотря по важности проступка, меры вплоть до общего товарищеского бойкота, удаления из товарищеской среды или лишения работы»179. За соблюдением порядка, дисциплины обязаны были следить не только командиры и комиссары, но и сами красногвардейцы. «Каждый красногвардеец, — говорится в уставе Красной гвардии Туркестанского края, — замечая нечестные поступки своего товарища по десятку или по сотне... немедленно сообщает об этом в секцию Красной гвардии»180.

Особенно высокие требования партия предъявляла к дисциплине, к соблюдению законности, к политико-моральным качествам командного состава Красной гвардии. В феврале 1918 г. В. И. Ленин, узнав о самоуправстве и недостойном поведении командира красногвардейского отряда с. Сулаки Саратовской губернии, был крайне возмущен и, несмотря на чрезвычайную занятость, нашел время, чтобы детально разобраться в этом деле. «Таких поступков мы прощать не будем», — строго сказал Владимир Ильич представителям местной Советской и военной власти, вызванным в Москву. По свидетельству одного из них, И. Ленин «распорядился арестовать командира Сулакского отряда и привлечь его к судебной ответственности»181. Следует отметить, однако, что случаи нарушения дисциплины, тем более грубые, были редким явлением.

Вся история Красной гвардии — это самоотверженная борьба с врагами революции, в которой ярко проявились высокий моральный дух, мужество, стойкость, замечательные нравственные качества рабочего класса, доблесть его сынов, вдохновленных несокрушимой верой в правоту своего дела, до конца преданных революции. В распыленных мелких отрядах была создана и укреплена сильнейшая для того времени вооруженная сила рабочих, и сильнейшая не по количеству, а по непреклонной решимости «погибнуть или победить в борьбе с контрреволюцией»182.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38. С, 127.

2 Все даты до 14 февраля 1918 г. приводятся по старому стилю.

3 Триумфальное шествие Советской власти: Документы и материалы. М., 1963. Ч. 1. С. 99.

4 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 591, 593; Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. М., 1979. С. 126-127.

5 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.— февраль 1918 г.): Сб. документов. М., 1957. Т. 2. С. 49, 63, 202; Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий, 26 октября 1917 г.- 10 января 1918 г. М., 1962. С. 438.

6 Известия. 1917. 15 дек.

7 Борьба за установление и упрочение Советской власти: Хроника событий. С. 49, 50, 58, 63, 128, 168, 181, 186, 242, 260, 298, 303, 327, 359, 362, 374, 411, 463, 481, 485, 586, 587; Аникеев В. £. Деятельность ЦК РСДРП (б) - РКП (б) в 1917-1918 годах: (Хроника событий). М., 1974. С. 60, 82, 106, 148, 172, 181, 226, 236, 249 и др.

8 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 202.

9 Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР). Ф. 393. Оп. 5. Д. 40. Л. 243; Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 48; Д. 26. Л. 405; Д. 27. Л. 83; ЦГАСА. Ф. 1. Д. 72. Л. 59, 60, 68, 124; Ф. 2. On. 1. Д. 46. Л. 18.

10 Аникеев В. В. Деятельность ЦК РСДРП (б) -РКП(б) в 1917-1918 годах. С. 186, 210.

11 Беликова Л И. Борьба большевиков за установление и упрочение Советской власти в Приморье (1917-1918 гг.). Владивосток, 1957. С. 108; Краснознаменный Дальневосточный: История Краснознаменного Дальневосточного военного округа. М., 1971. С. 19; Петров А. Ж. Деятельность Коммунистической партии по созданию и укреплению Красной гвардии на Дальнем Востоке (февраль 1917 - сентябрь 1918 г.): Дис. ... канд. ист. наук. М., 1966. С. 111.

12 Румянцев Е. Д. Рабочая милиция и Красная гвардия Поволжья в борьбе за власть Советов (март 1917 - март 1918 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. Казань, 1970. С. 370.

13 Мнацаканян А. Я. На баррикадах Октября. Ереван, 1973. С. 123.

14 Приложение № 1.

15 Там же.

16 Революционеры Прикамья: 150 биографий деятелей революционного движения, работавших в Прикамье. Пермь, 1966. С. 367.

17 Цыпкин Г. А., Цыпкина Р. Г. Красная гвардия - ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. М., 1977. С. 116.

18 Подсчитано автором на основе анализа архивных и опубликованных материалов. Время вступления в партию 153 большевиков установить не удалось. Из 2200 человек 334 — беспартийные, 9 — левые эсеры, 4 - анархо-синдикалисты и 1 - меньшевик. У 160 человек партийность установить не удалось.

19 См,: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 267; Т. 32. С. 64-65; Т. 35. С. 40 и др.

20 Пролетарская революция. 1928. № 4(75). С. 156-157.

21 Очерки истории Алтайской организации КПСС. Барнаул, 1985. С. 79

22 Победа Советской власти в Белоруссии. Минск, 1967. С. 290

23 В борьбе за народное дело. Куйбышев, 1982. Кн. 1. С. 108-109

24 Соратники: Биографии активных участников революционного движения в Москве и Московской области. М., 1985. С. 380

25 Борьба за установление и упрочение Советской власти в Карелии: Сб. документов и материалов. Петрозаводск, 1957. С. 211

26 ЦГАОР. Ф. 8415. Он. 1. Д. 7. Л. 71; ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 213. Л. 61; Д. 337. Л. 315; Ф. 5. Он. 1. Д. 22. Л. 309; Ф. 14. On. 1. Д. 61. Л. 1035; Ф. 34213. On. 1. Д. 1. Л. 2; Метельков П. Ф. Железнодорожники в революции, Февраль 1917 - июнь 1918. Л., 1970. С. 217-225, 228-243, 255.

27 Железнодорожники Челябинска в борьбе за власть Советов. Челябинск, 1957. С. 78; Борьба за Советскую власть на Южном Урале (1917— 1918 гг.): Сб. документов и материалов. Челябинск, 1957. С. 226.

28 Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине, Февраль 1917-апрель 1918. Киев, 1957. Т. 2. С. 301-302.

29 Там же. С. 301-302.

30 ЦГАОР. Ф. 8415 On. 1. Д. 26. Л. 183; ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 116. Л. 51-53.

31 Лукьянов X. Красная гвардия Донбасса. Сталино, 1958. С. 54; Рассказы о великих днях: Воспоминания старых большевиков Донбасса. Сталине, 1957. С. 162.

32 Борщевский В Я. Рабочий класс и Советы Донецко-Криворожского бассейна в Октябрьской революции. Днепропетровск, 1962. Ч 2. С. 128.

33 ЦГАОР. Ф. 8415. On. J. Д. 12. Л. 79.

34 Сафронов В. //. Октябрь в Сибири: Большевики Сибири в борьбе за победу Великой Октябрьской социалистической революции (февраль 1917 г.- март 1918 г.). Красноярск, 1962. С. 672; Малыхина К. Ф Красная гвардия Сибири в борьбе за власть Советов (1917-май 1918 гг.): Дис ... канд. ист. наук. Томск, 1963. С. 135.

35 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 45.

36 Ольминский М. 1917 год: Полное собрание статей из «Правды» и «Социал-демократа». М., 1926. С. 243.

37 Цыпкина Р. Г. Сельская Красная гвардия в Октябрьской революции. М, 1970. С. 114.

38 Томан Б. А. За свободную Россию. За свободную Латвию: Латышские стрелки и красногвардейцы в первый год Советской власти. М.. 1975, С. 36; Тип пер И. В огне революции. Таллин, 1964. С. 42-48.

39 Меньшевики и эсеры твердили солдатам, что якобы «Красная гвардия, как армия классовая, опасна для дела революции», более того, «она вредна» и т. д. (ЦГАОР. Ф. 406. Оп. 6. Д, 43. Л. 3, 5, 10, 13, 17).

40 Деревенская правда. 1917. 18 окт.

41 Языкова М. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Западном Туркменистане (1917-1920 гг.). Ашхабад, 1957. С. 73.

42 ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 2. Д. 48. Л. 203.

43 ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 72. Л. 60, 68, 70, 124; Ф. 34209. On. 1. Д. 1. Л. 23, 24; История городов и сел Украинской ССР: Сумская область. Киев, 1980. Т. 24. С. 41.

44 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 19. Л. 144, 188, 202, 258 и др.

45 Там же. Д. 13. Л. 82.

46 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 81.

47 Деревенская беднота. 1917. 17 дек.

48 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 9. С. 247.

49 Вопр. истории. 1962. № И. С. 95; Преподавание истории в школе.

№ 6. С. 18; Вопр. истории КПСС. 1971. № 6. С. 115; Старцев В. И. Очерки по истории Петроградской Красной гвардии и рабочей милиции (март 1917 -апрель 1918 г.). М.; Л., 1965. С. 280; Журов А. Е. Под руководством партии: Деятельность КПБ по созданию и руководству комсомолом Белоруссии, 1917—1925 гг. Минск, 1970. С. 29.

50 Лисовский Я. К. Разгром дутовщины (1917—1919 гг.). М., 1964. С. 22.

51 Ацаркин А. Я. Пролетарская революция и молодежь: Рождение комсомола. М., 1981. С. 74, 108.

52 История комсомола Прикамья. Пермь, 1968. С. 21—22; Скробов Я. С. Военная деятельность Коммунистической партии на Урале в период становления Советской власти и гражданской войны (октябрь 1917—1920 гг.): Дис, ... д-ра ист. наук. Свердловск, 1972. Ч. 1 С. 267.

53 Скоринко И. Под большевистским знаменем. М., 1931. С. 41.

54 Город великого Ленина. Л., 1957. С. 64.

55 Борцы за власть Советов в Бурятии. Улан-Удэ, 1967. С. 293.

56 Воен.-ист. жури. 1972. № 5. С. 121-124.

57 Абрамов А. У Кремлевской стены. М., 1987. С. 52-53

58 Верхось В. Я. Красная гвардия в Октябрьской революции. М., 1976. С. 85

59 Клара Цеткин. Из записной книжки // Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине: В 5 т. 3-е изд. М., 1984. Т. 5. С. 39

60 Известия. 1917. 2 нояб

61 Октябрь в Замоскворечье. М.; Л., 1957. С. 362--363; Московские большевики в огне революционных боев: (Воспоминания). М., 1976. С. 123, 127, 392, 401, 402.

62 Гражданская воина в Оренбуржье (1917-1919 гг.): Документы и материалы. Оренбург, 1958. С. VI.

63 Очерки истории Кировской организации КПСС. Киров, 1965. Ч. [ С. 302-303.

64 Тайгро Ю. Борьба трудящихся Эстонии за Советскую власть и за мир в годы гражданской войны. Таллин, 1959. С. 16-18.

65 Очерки истории Коммунистической партии Туркменистана. Ашхабад, 4965. С. 95.

66 Азимов Г. С. Бакинская коммуна. Баку, 1982. С. 89

67 Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент, 1967 С. 504

68 История советского рабочего класса: В 6 т. М., 1984. Т. 1. С. 174

69 Субаев В Боевое интернациональное содружество // Коммунист Татарии. 1959. № 3. С. 61

70 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 73—74.

71 Голуб И. А. Братство, скрепленное кровью. М., 1958. С. 14-15.

72 ЦГАСА. Ф. 1346. Ол. 2. Д. 630. Л. 41.

73 Сергей Лазо: Воспоминания и документы. М, 1974. С. 29.

74 Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. М., 1928. Т. 2. С. 47.

75 Например, во Владивостоке взвод состоял из 40-60 красногвардейцев, рота — из 80-150, батальон — из 400-600, полк двухбатальонного состава - из 800-1200 человек (Известия Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 21 нояб.).

76 Полк Красной гвардии во Владивостоке (3500 человек), 1-й Красной гвардии Донецкого бассейна полк (2000 человек), 1-й им. Минского Совета иол к Красной гвардии (1700 человек), Никитовский Красной гвардии полк (1200 человек), 1-й Могилевский полк Красной гвардии (1000 человек), полки Красной гвардии в Самаре, Дагестане, Самарканде, Нарве и других местах (ЦГАСА. Ф. 14. Oп 1. Д. 116. Л. 41-53; Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане, 1917—1921 гг.: Сб. документов и материалов. М., 1958. С. 8; Беликова Л. И. Борьба большевиков за установление и упрочение Советской власти в Приморье (1917-1918 гг.). С. 108; Воен.-ист. журн. 1970. № 2. С. 47-48; Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. Куйбышев, 1967. С. 230; Гарчев П. /. Червона гвардія Украіни у Жовтневін революціі. Харьків, 1969. С. 121; Правда. 1917. 21 нояб.; и др.

77 ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 104. Л. 18, 52; Д. 137. Л. 35; Ф. 31773. On. 1. Д. 44. Л. 7, 8, 19; Ленин в Смольном. Л., 1979. С. 113-114; Азимов Г. С. Бакинская коммуна. С. 123.

78 Такой лазарет, например, был оборудован и действовал при Центральном штабе Красной гвардии Донецкого бассейна (ЦГАОР. Ф. 8415. Он. 1. Д. 26. Л. 399).

79 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 337. Л. 358; Ф. 3. On. 1. Д. 33. Л. 54; Ф. 14. On. 1. Д. 40. Л. 10; Павлова М. В. Красная гвардия в Сибири. Новосибирск, 1983. С. 81.

80 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.— февраль 1918 г.). Т. 2. С. 388.

81 Из истории борьбы советского народа против иностранной военной интервенции и внутренней контрреволюции в 1918 г.: Сб. статей. М., 1956 С. 46; Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии: Документы и материалы. М., 1958. С. 367.

82 Очерки истории Саратовской организации КПСС. Саратов, 1968. Ч. 1. С. 357

83 Старцев В. И. Указ. соч. С. 224.

84 Очерки истории Донецкой областной партийной организации. Донецк, 1978. С. 154.

85 Воен.-ист. журн. 1966. № 4. С. 63-64. Бочкарева М. А, Кавалер Почетного революционного оружия. Ставрополь, 1986. С. 60

86 Из истории рабочего класса СССР: (Материалы третьей межвузовской научной конференции). Иваново, 1964. С. 70

87 Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г. (март 1917 - февраль 1918 г.): Документы и материалы. Рига, 1963. С. 622

88 Очерки истории Горьковской организации КПСС. Горький, 196L Ч. 1. С. 407

89 Известия Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 21 нояб., 3 дек.; Типнер И. В огне революции. С. 39

90 Гражданская война на Украине, 1918-1920 гг.: Сб. документов и материалов: В 3 т.. 4 кн. Киев, 1967. Т. 1, кн. 1. С. 13, 753; Мнацаканян А. Н. На баррикадах Октября. С. 242; Правда Востока. 1968. 20 февр.

91 Очерки истории Коммунистической партии Украины. 2-е изд. Киев,. 1964. С. 218; Хохлов А. Г. Красная гвардия Белоруссии в борьбе за власть Советов (март 1917-март 1918 гг.). Минск, 1965. С. 157; Коммунистическая партия Латвии в Октябрьской революции 1917 г. С. 620-622; В борьбе за власть Советов: Воспоминания участников борьбы за установление Советской власти в Карелии. Петрозаводск, 1957. С. 63; Очерки историй Пензенской организации КПСС. Пенза, 1974. С. 96.

92 Страницы героического прошлого: Воспоминания участников Октябрьской революции и гражданской войны на Южном Урале. Челябинск, 1958 С. 126; Куляпшь С. И. Из истории Красной гвардии Урала//Из истории партийных организаций Урала (1917—1967). Пермь, 1967. С. 98.

93 Установление Советской власти в Ярославской губернии: Сб. документов и материалов. Ярославль, 1957. С. 313; Цыпкин Г. А., Цыпкина Р. Г. Указ. соч. С. 348.

94 Борьба классов. 1936. № 9. С. 81.

95 Октябрь на Амуре: Сб. документов, 1917-1922. Благовещенск, 1961. С. 39, 401

96 Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции: Сб. документов. Свердловск, 1957. С. 278; Уральский рабочий. 1918. 11 янв.

97 Уральский рабочий. 1918. 12 яив

98 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): Сб. документов. М., 1971. Т. 1. С. 62.

99 Подготовка и победа Великой Октябрьской социалистической революции в Туркменистане: Сб. документов и материалов. Ашхабад, 1982. С. 293.

100 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 9. Л. 157, 164; Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии: Документы и материалы. Минск, 1957. Т. 2. С. 512; Збірка документів з історіі Одеськоі Червоноі гвардіі. Одесса, 1932. С. 91.

101 Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот. 1917. 3 дек.

102 ЦГАСА. Ф. 14. On. 1 Д. 3. Л. 62; Ф. 31773. On. 1. Д. 14. Л. 10; Д. 50. Л. 37, 166; Борьба за власть Советов в Приморье (1917-1922 гг.): Сб. документов. Владивосток, 1955. С. 91-92; Румянцев Е. Д. Рабочая милиция и Красная гвардия Поволжья в борьбе за власть Советов. С. 334- 336; Очерки истории Московской организации КПСС. М., 1983. Кн. 2. С. 28.

103 Старцев В. И. Указ. соч. С. 239-240.

104 Борьба за власть Советов в Донбассе: Сб. документов и материалов. Сталино, 1957. С. 277.

105 Наименования многих документов, регламентирующих жизнь Красной гвардии, с указанием, где и когда они были приняты, даны в приложении к книге В. П. Верхося. См.: Верхось В. Я. Красная гвардия в Октябрьской революции. С. 259—263.

106 Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот. 1918. 14 февр

107 ЦГАСА. Ф. 31763. On. 1. Д. 74. JI. 3; Известия Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 21 нояб.

108 Ленин В. J7. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 1

109 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М., 1984. Т. 3. С. 23.

110 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 372; Т. 36. С. 516; Т. 37.

467-468; Т. 50. С. 356.

111 Бархатов А. В. Повесть минувших дней. Свердловск, 1966. С. 98-99.

112 Моисеев С. И. Полк рабочей Москвы. М., 1960. С. 14.

113 Донецкий пролетарий. 1917. 9 дек.

114 См.: Декреты Советской власти. Т. 1. С. 591.

115 Там же.

116 Там же. С. 593.

117 Михальчук А. К. Военное училище имени А. В. Хрулева. М., 1971. С 9

118 ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 29. Л. 32, 35, 38, 43, 45 и др.

119 Из сохранившегося доклада на областной конференции красногвардейцев 21 января 1918 г. начальника Московской Красной гвардии, члена партии с 1897 г. А. С. Ведерникова (ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 5. JI. 9).

120 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 226.

121 См.: Ленин В. Ш. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 136—138.

122 По заданию В. И. Ленина: Воспоминания ветеранов Октябрьской революции и гражданской войны. М., 1971. С. 82

123 По данным составленной нами картотеки, 210 организаторов и руководителей красногвардейских отрядов встречались с В. И. Лениным, получали от него указания или вели с ним переписку.

124 Подвойский Е. Я. Год 1917. М., 1958. С. 100-101; Коммунист. 1957. № 1 С 35—36.

125 Ворошилов К. Е. Статьи и речи. М., 1937. С. 550.

126 Красная летопись. 1923. № 8. С. 12.

127 Пролетарская революция. 1929. № 10(93). С. 66.

128 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1967. Т. 3, кн. 1. С. 314.

129 Очерки истории Коммунистической партии Азербайджана. Баку, 1963. С. 261.

130 Солдат. 1917 8 сент.

131 В период Великой Отечественной войны генерал-лейтенант М. Г. Ефремов был командующим 33-й армией, геройски погиб под Вязьмой в 1942 г.

132 Боевой путь Первой революционной армии Восточного и Туркестанского фронтов (июнь 1918-февраль 1921 гг.): Сб. документов и материалов. Ашхабад, 1972. С. 271; Очерки истории Ярославской организации КПСС. Ярославль, 1967. С. 160; Первые испытания: (О героической борьбе красногвардейцев Алтая за Советскую власть). Барнаул, 1966. С. 61.

133 Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. С. 189-190.

134 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 227.

135 Документы, характеризующие военную подготовку петроградских красногвардейцев после победы Октября, почти не сохранились. См.: Старцев В. И. Указ соч. С. 206.

136 ЦГАСА. Ф. 31773. Он. 1. Д. 15. Л. 25-26.

137 Там же. Д. 50. Л. 9.

138 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 377.

139 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 337. Л. 99; Ф. 31773. On. 1. Д. 2. Л. 1.

140 Гербач В. В. Кузнецов К~ А. и др. Рабочие-балтийцы в трех революциях. Л., 1959. С. 136.

141 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 221, 231; ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 88. Л. 56; Ф. 31773. On. 1. Д. 15. Л. 25, 26; Подготовка и проведение Великой Октябрьской социалистической революции в Туркменистане: Сб. документов. Ашхабад, 1954. С. 224; Красная Армия. 1922. № 18/19. с. 33-34 и др.

142 Морской сб. 1966. № 4. С. 13.

143 Очерки история Коммунистической партии Узбекистана. Ташкент, 1959, Ч. 2. С. 87.

144 Вопр. истории КПСС. 1964. № 10. С. 110; В. И. Ленин и питерские рабочие. Л, 1982. С. 267.

145 Летопись героических дней. М., 1973. С. 434.

146 Ленин в Октябре: Воспоминания. М., 1957. С. 293.

147 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 26. Л. 37.

148 Малаховский В. Из истории Красной гвардии. Л., 1925. С. 13.

149 Правда. 1917. 2, 13 нояб.; 1918. 3, 27 янв.; Известия 1917. 3, 10 нояб.; Деревенская беднота. 1917. 9 дек.; и др.

150 Лукьянов X. Красная гвардия Донбасса. С. 59, 69.

151 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 353—354.

152 Социал-демократ. 1917. 9 дек.

153 Гражданская война в Оренбургском крае: По воспоминаниям участников гражданской войны и документам. Оренбург, 1939. С. 34.

154 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 26. Л. 16.

155 Там же. Д. 50. Л. 1.

156 Ленин В. В, Полн. собр. соч. Т. 35. С. 270.

157 Мухтар-Лондарский М. И. Ильич одобряет//Вождь, учитель и друг: Воспоминания уроженцев Белоруссии о В. И. Ленине. Минск, 1985. С. 427

158 Красная летопись. 1934. № 2(59). С. 90.

159 Октябрь в Костроме: Сб. воспоминаний участников Октябрьских событий. Кострома, 1957. С. 118.

160 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 353-354; Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции. С. 278. и др

161 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 15. Л. 27.

162 Из истории рабочего класса СССР. С. 68.

163 Тр. Одес. с.-х. ин-та. Одесса, 1958. Т. 14. С. 61.

164 См., например: Скробов В. С. Историческая наука на Урале за лет. Свердловск, 1967. С. 142.

165 Соколов С. Ф. Рабочая Красная гвардия на фронтах гражданской войны// Красная летопись. 1926. № 4(19). С. 48.

166 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 2. Л. 17, 22

167 Уральский рабочий. 1967. 20 сент.

168 Дарабади Я. Г. Бакинская Красная гвардия в 1917-1918 годах//Изв. АН АзССР. История, философия и право. Баку, 1981. № 1. С. 33-34.

169 Солдатская правда. 1918. 8 февр.

170 Пролетарская революция. Харьков, 1922. № 1. С. 55

171 В дни Октября: Воспоминания участников Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Л., 1982. С. 256.

172 Шигаев А. П. В суровый восемнадцатый год: (Из воспоминаний участника борьбы за установление Советской власти в Поволжье). Чебоксары, 1959. С. 5.

173 См.: Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 326; Т. 41. С. 7; Т. 50. С. 63 и др.

174 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 372.

175 Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине, Февраль 1917 - апрель 1918. Киев, 1957. Т. 3. С. 155-156.

176 ЦГАСА. Ф. 34209. On. 1. Д. 1. Л. 51.

177 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 184-183

178 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 22. Л. 115; ЦГАСА. Ф. 1346. Oп. 2. Д. 630. Л. 35; Ф. 31773. On. 1. Д. 15. Л. 39, 40 об.; Д. 19. Л. 72; Д. 26. Л. 17.

179 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 355—356

180 ЦГАСА. Ф. 31763. On. 1. Д. 74. Л. 19.

181 Советская Украина. 1957. № 8. С. 123-126.

182 Ленин в Смольном. Л., 1979. С. 222

 


 

3

ЗАРУБЕЖНЫЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ В КРАСНОЙ ГВАРДИИ

«Вам выпала великая честь с оружием в руках защищать святые идеи и... на деле осуществлять интернациональное братство народов»

В. И ЛЕНИН

Вовлечение иностранных трудящихся-интернационалистов в ряды Красной гвардии

В советской литературе солидарность международного пролетариата с Советской Россией, участие интернациональных формирований Красной Армии в защите завоеваний Великого Октября освещены достаточно широко. Нам известно более 350 книг и журнальных статей на эту тему1. Однако малоисследованным аспектом этой темы остается деятельность нашей партии по вовлечению иностранных трудящихся в Красную гвардию2.

Автор предпринял попытку в определенной мере восполнить этот пробел: шире осветить политическую, агитационно-пропагандистскую и организационную работу партии большевиков во главе с В. И. Лениным по привлечению иностранных трудящихся в ряды Красной гвардии в первые месяцы Советской власти (октябрь 1917 — май 1918 г.), определить общую численность и уточнить пункты формирования красногвардейских отрядов с их участием.

Под руководством Коммунистической партии красногвардейские отряды создавались по всей стране. В отрядах Красной гвардии сражались представители почти всех национальностей нашей страны, а также многие иностранцы — бывшие военнопленные, беженцы, рабочие-отходники, переселенцы и т. д. К октябрю 1917 г. в России насчитывалось около 4,5—5 млн. иностранцев3. Из них около 2,2—2,5 млн. составляли военнопленные солдаты и офицеры германской, австро-венгерской, турецкой и болгарской армий4, более 2 млн. — беженцы, преимущественно из Польши, а также из Румынии, и неквалифицированные рабочие-отходники из стран Востока, главным образом китайцы и корейцы, завербованные царским правительством в основном для работы на строительстве Мурманской железной дороги, на горных промыслах Урала и Сибири, на лесозаготовках Белоруссии и Карелии.

При поддержке большевистской партии в конце 1917 — начале 1918 г. почти во всех населенных пунктах страны, где имелись лагеря военнопленных (а их в то время насчитывалось более 40055), действовали революционные организации военнопленных, коммунистические ячейки, которые проводили значительную работу по формированию интернациональных отрядов Красной гвардии. Например, в Самаре созданная 3 января 1918 г. политическая организация военнопленных явилась одной из самых крупных в России. Она насчитывала 1300 членов. Ее работа «велась в контакте с РКП (б) и между нею и организацией были все время самые живые и теплые отношения»6. В сформированном в Самаре красногвардейском отряде «Самарский коммунар» к марту 1918 г. из 800—900 бойцов половину составляли венгры, румыны, югославы, немцы. Политическим комиссаром отряда был венгерский коммунист Шандор Сиклаи7.

Важным этапом в развитии политической активности и организации интернационалистов в Советской России было создание иностранных коммунистических групп. «Основная цель и платформа нашей программы, — говорилось в заявлении немецкой группы РКП (б).—является служение учению Маркса, Энгельса и Ленина. Мы будем защищать Советскую республику плечом к плечу с нашими русскими братьями»8. Для идейного и организационного руководства национальными коммунистическими группами была организована Центральная федерация иностранных групп при ЦК РКП (б). Первым ее председателем стал пламенный интернационалист, видный деятель венгерского и международного рабочего движения, один из организаторов интернациональных отрядов Красной гвардии и Красной Армии — Бела Кун. Политическая работа, которую проводили иностранные группы РКП (б), была тесно связана со всей деятельностью Коммунистической партии и Советского государства. Ее формы и содержание во многом определялись внутренним положением в стране и международной обстановкой. Партийные и советские органы в тесном содружестве с иностранными группами РКП (б) посылали подготовленных агитаторов-большевиков из рабочих в лагеря для военнопленных, проводили митинги и собрания, издавали брошюры, листовки, газеты на иностранных языках, привлекали иностранных трудящихся к участию в жизни страны.

Огромное значение в то бурное революционное время имели собрания и митинги, на которых нередко присутствовали иностранные рабочие, военнопленные-солдаты. Сочувственно относясь к Советской власти, многие из них после митингов вступали в ряды Красной гвардии. Венгр Фридьеш Карикаш так охарактеризовал митинг, прошедший на заводе Гужона (ныне «Серп и молот») в самом начале октябрьских боев в Москве: «От имени большевиков на митинге с яркой речью выступил один из организаторов заводской большевистской ячейки, Туманов: «Товарищи! От имени партии большевиков я призываю вас к оружию. У нас не должно быть таких, кто сейчас не красногвардеец, кто не пойдет сражаться за дело нашего класса!.. Для рассуждений времени нет. Тех, кто с нами, прошу поднять руки». И ввысь взметнулись добрых четыре тысячи рук, взметнулись по-военному в четком единодушии»9.

А вот другой характерный для того времени пример. В конце Октября 1917 г. в г. Любиме Ярославской губернии но заданию городской партийной организации в лагере военнопленных провел митинг рабочий, старый большевик Н. И. Раевский. Он сообщил о победе вооруженного восстания в Петрограде и необходимости создания вооруженных отрядов пролетариата для отпора контрреволюции. «Для установления и укрепления власти пролетариата, — подчеркнул он, — большевистская партия создает Красную гвардию. Кто хочет помочь русским рабочим и крестьянам, кто вместе с нами, тот может записаться в ее ряды». Тут же был организован отряд Красной гвардии из 60 бойцов-иитернационалистов. Позднее этот отряд вырос до батальона, участвовал в подавлении белогвардейского мятежа в Ярославле10.

В январе 1918 г. Одесский городской комитет партии направил в лагеря военнопленных и на предприятия, где работали иностранные трудящиеся, группу агитаторов, содействовавшую возникновению социал-демократических организаций среди военнопленных и иностранных трудящихся, которые через эти организации вливались в ряды Красной гвардии11. «Сначала мы плохо разбирались в том, что происходит, но потом стали разбираться.— вспоминает о своем пребывании в Одессе китайский рабочий Чи Янчи.— Появились листовки на китайском языке, приходили агитаторы»12. Об этом же пишет бывший военнопленный серб Дмитрие Георгиевич, находившийся в то время в Екатерннославе: «Мы вошли в отряды Красной гвардии в результате разъяснения и пропаганды, которую среди нас вели русские рабочие, Российская Коммунистическая партия (большевиков)»13.

Могучее влияние, которое оказывали большевистские агитаторы из рабочих на иностранных трудящихся, отмечается также в городах Поволжья, Архангельской и Олонецкой губерний14.

Немаловажную роль в пропаганде идей Октября и привлечении зарубежных интернационалистов в ряды Красной гвардии играли и революционные солдаты и матросы старой армии, только что вернувшиеся в родные места с фронта. Многие из них, будучи членами партии большевиков или сочувствовавшие ей, были прекрасными агитаторами за Советскую власть, организаторами и командирами красногвардейских отрядов, проводниками политики партии на местах. Вот что, например, писал по этому поводу немец, член Коммунистической партии Германии, бывший военнопленный, а затем боец Красной гвардии Самарканда Франц Винтер: «Однажды днем, это было в начале 1918 г., в лагерь явились три солдата с фронта и рассказали о положении в стране. Они стали агитировать нас вступить в Красную гвардию и сражаться за революцию. 26 человек, в том числе и я, изъявили согласие. Нас причислили к одному из отрядов Красной гвардии»15.

Важная роль в пропаганде идеи международной солидарности, в политико-массовой и партийно-агитационной работе среди трудящихся принадлежала периодической печати. Например, в лагерях для военнопленных в Томске и его окрестностях широко практиковалось распространение материалов из большевистских газет, отдельных статей и речей Ленина, которые переводились на венгерский и немецкий языки и передавались в лагеря16. Выпускались и специальные газеты на иностранных языках. Первую в Советской России газету на венгерском языке «Революция» редактировал писатель-коммунист Карой Лигети. Немецкие интернационалисты издавали с помощью большевиков несколько газет. Только в Петрограде в конце 1917 г. выходило 7 газет на иностранных языках, из них на немецком —2, на польском — 2, на румынском — 2 и на венгерском — 117. Вокруг газеты «Земля и воля», издаваемой на сербскохорватском языке, группировались югославские интернационалисты. Газета «Факел» стала активным агитатором среди чехов и словаков. В конце февраля 1918 г., когда Петрограду угрожало нашествие германских полчищ, она горячо призывала соотечественников: «К оружию! Поднимайтесь нашим товарищам на помощь!»18.

В. И. Ленин придавал важное значение работе по вовлечению трудящихся зарубежных стран в Красную гвардию. Он часто встречался с руководителями иностранных коммунистических организаций, с командирами интернациональных отрядов Красной гвардии и Красной Армии, помогая им овладеть опытом большевизма, разъясняя вопросы революционной теории и тактики19. Особенно часто Ленин встречался с Бела Куном20, другими венгерскими товарищами: Тибором Самуэли21, Мате Залкой22, Фридьешем Карикашем, Деже Фараго. Деже Фараго отмечает, что, когда Бела Кун, Тибор Самуэли и он в мае 1918 г. были на приеме у Ленина, он одобрил их план вовлечения венгерских военнопленных в Красную Армию23.

Ленин неоднократно встречался с интернационалистами и многих других стран. Среди них были организаторы и руководители отрядов финской Красной гвардии А. В. Шотман, А. П. Танми (Вастеи), Л. П. Парвиайнен, братья Иван (Юкко) и Эйно Рахья24. Эти финские революционеры летом и осенью 1917 г. обеспечили безопасность Ленина25. Особенно высоко отзывался Ленин об Эйно Рахья — командующем отрядами Красной гвардии во время пролетарской революции в Финляндии. От тех дней остался документ, подписанный Владимиром Ильичей: «Настоящим удостоверяю, что податель сего, товарищ Эйно Рахья, лично мне давно известен и заслуживает, как старый надежнейший партийный товарищ, полнейшего доверия. Пред. СНК В. Ульянов (Ленин)»26.

Большую помощь интернационалистам оказывали Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, В. В. Куйбышев, Г. К. Орджоникидзе, Н. И. Подвойский и др.

Некоторые из иностранцев-красногвардейцев после победы Октября принимали участие в охране самых ответственных учреждений, в том числе кабинета и квартиры В. И. Ленина. Так, болгарин-красногвардеец Сотир Черкезов по рекомендации лично знавшего его Г. К. Орджоникидзе после победы Октября был зачислен в охрану Смольного27, встречался с Лениным. Позднее С. Черкезов по заданию Владимира Ильича выезжал в Болгарию с чрезвычайным поручением — информировать руководителя болгарского пролетариата Димитра Благоева о революционных событиях, происшедших в России28.

Несли караульную службу в Смольном, встречались с Лениным немецкий рабочий-красногвардеец Ганс Манхарт29, польский интернационалист Александр Унфаль30, группа китайских красногвардейцев во главе с рабочим Ли Фуцином31. Позднее Г. Манхарт и Ли Фуцин за активное участие в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР были награждены орденом Ленина.

Ленин неоднократно беседовал с комиссаром по польским делам Юлианом Лещиньским (Ленским) и другими польскими интернационалистами, встречался с представителями австрийских и германских военнопленных-интернационалистов во главе с немецким коммунистом Я. Эккертом32. 5 ноября 1917 г. была на приеме у В. Ы. Ленина и Я. М. Свердлова группа бельгийских трудящихся, которые тогда работали на Сестрорецком оружейном заводе33 и на некоторых предприятиях Петрограда. Делегацию возглавлял красногвардеец, участник штурма Зимнего дворца Фредерик Легран34. Это была первая делегация иностранных трудящихся, которая пришла в Смольный после победы Великого Октября, чтобы выразить свою солидарность с новой властью — властью Советов и предложить свою братскую помощь рабочим и крестьянам Советской России. Встречались с Лениным чехословацкий рабочий-интернационалист Алоис Муна — один из организаторов отрядов Красной гвардии на Украине35 и боец Красной гвардии Петрограда черногорский революционер, член большевистской партии с 1903 г. Вукашин Маркович36, т. е. В. И. Ленин разъяснял задачи, ориентировал иностранных революционных деятелей, помогал им разобраться в событиях в России.

И. Ленин лично ходатайствовал о приеме в ряды Красной гвардии лучших и испытанных зарубежных представителей рабочего движения. Так, 15(28) января 1918 г. он писал в Народный комиссариат по военным делам Н. И. Подвойскому и Н. В. Крыленко: «Прилагаемое письмо получено мною сегодня от тов. Лютераана, голландца, члена левой партии «трибунистов». Я с ним познакомился в 1915 г. в Берне.

Лютераан просит дать ему денег на поездку и зачислить его в Красную гвардию России.

Просил бы, по принципиальным мотивам, удовлетворить его просьбу... Ленин»37. В тот же день, согласно указанию Владимира Ильича, было дано распоряжение об отпуске средств на проезд Баренда Лютераана в Россию для вступления его в ряды Красной гвардии38.

Ленинские указания об укреплении имеющихся, формировании новых красногвардейских отрядов и привлечении в них трудящихся зарубежных стран нашли практическое воплощение в деятельности большевистской партии, ее ЦК. Центральный Комитет партии давал советы и помогал местным организациям, рабочим и крестьянам создавать отряды Красной гвардии, вооружать народ для отстаивания завоеваний революции39.

Большое внимание, которое уделяли партийные органы на местах вопросам создания отрядов Красной гвардии из военнопленных-солдат, подтверждается многими документами. Так, декабря 1917 г. в резолюции, принятой на пленуме Московского областного бюро РСДРП (б), говорилось об усилении работы по организации Красной гвардии, «создании Красной социалистической гвардии среди военнопленных...»40. В фонде Партийного архива Владимирского обкома КПСС обнаружен документ с решением общего собрания большевиков и красногвардейцев г. Гусь-Хрустальный от 25 февраля 1918 г. о приеме в Красную гвардию военнопленных41. Как следует из сообщения партийной группы г. Буй Костромской губернии в Секретариат ЦК партии от 11 ноября 1917 г., по ее инициативе в городе был организован отряд Красной гвардии. К концу декабря он пополнился 400 бойцами-интернационалистами, преимущественно австрийцами и венграми42.

Уральский областной комитет партии в письме от 28 января 1918 г., адресованном также в Секретариат ЦК РСДРП (б), сообщал, что «во всех областях кипит работа. Организуем военнопленных»43. Вопрос о работе среди военнопленных обсуждался в январе на III Уральской областной партийной конференции, где было предложено формировать отряды Красной гвардии из военнопленных, создавать среди них партийные ячейки и издавать на иностранных языках большевистскую литературу44. Решения этой конференции были положены в основу работы местных партийных комитетов по организации иностранных граждан. Через некоторое время в Красную гвардию Екатеринбурга (ныне Свердловск) было принято 200 иностранных граждан — интернационалистов45. При участии местных партийных организаций интернациональные отряды Красной гвардии из венгров, немцев, сербов, словаков, румын, хорватов были созданы в Оренбурге, Ирбите, Златоусте, Щадринске и других городах Урала.

Крупные массы военнопленных находились в Сибири и на Дальнем Востоке. Только в Омском и Иркутском военных округах было 58 лагерей, в которых размещались сотни тысяч военнопленных46. Местные организации большевиков, опираясь на видных революционеров (Ференца Мюнниха, Кароля Лигети, Мате Залку и других), находившихся в сибирских лагерях военнопленных, вели среди них агитацию за создание интернациональной Красной гвардии. Приток военнопленных в Красную гвардию особенно увеличился, когда Советской Сибири стали угрожать банды Дутова и Семенова. К весне 1918 г. в Сибири было сформировано около 20 интернациональных подразделений47. Первые красногвардейские отряды из военнопленных в Сибири были созданы в конце 1917 г. в Томске, весной 1918 г. они насчитывали уже около 300—500 человек48.

Большие по численности интернациональные отряды Красной гвардии по инициативе большевиков были созданы также в Иркутске и Омске. Агитационно-пропагандистскую работу в Омске под руководством местных большевиков проводили венгерские военнопленные-социалисты во главе с Кароем Лигети. Они 8 декабря 1917 г. телеграфировали из Омска в Петроград Председателю СНК В. И. Ленину: «Мы стали союзниками русской революции и идем теперь вместе с Вами. Мы не допустим, чтобы нас обманывали бывшие наши эксплуататоры»49. В октябре 1917 г. в Омске стал красногвардейцем, участвовал в боях против бело-чехов и колчаковцев хорват Иосип Броз Тито50. В феврале 1918 г. интернациональный отряд Красной гвардии из венгров, немцев, румын, чехов и словаков в Омске насчитывал около 600 человек, позднее численность отряда возросла до 900 бойцов51, В октябрьские дни 1917 г. был создан интернациональный отряд Красной гвардии в Красноярске. Весной 1918 г. он насчитывал 250—300 бойцов (преимущественно из венгров)52. Под влиянием пропаганды местных большевиков была создана революционная организация военнопленных в Березовском лагере Прибайкалья, где была организована группа из военнопленных мадьяр и австрийцев, насчитывавшая около 80 человек53. К началу мая 1918 г. в ряды Красной гвардии здесь вступили 153 человека54. Отряд интернационалистов в Березовском лагере возглавил венгерский коммунист Фридьеш Омаста. Венгерские интернационалисты внесли значительный вклад в дело пролетарской революции и на Дальнем Востоке. В лагере для военнопленных под Хабаровском, например, были созданы группа венгерских коммунистов во главе с Самуэлем Тейхнером и комитет интернационалистов, которые с помощью местной партийной организации сформировали отряды Красной гвардии. Здесь получил первые уроки революционной борьбы и Мате Залка, впоследствии известный венгерский писатель-коммунист. Весной 1918 г. был создан чехословацкий отряд Красной гвардии во Владивостоке. Одним из его организаторов стал чех, член партии большевиков с 1917 г. Иосиф Клиндер55. От Хабаровского Совета политическую работу среди военнопленных проводила первая кореянка-коммунистка Александра Ким-Станкевич, являвшаяся с января 1918 г. секретарем Хабаровского горкома партии. С ее участием позже в городе был организован корейский отряд Красной гвардии56.

Активную работу среди трудящихся зарубежных стран проводили большевики и в других местах. Так, екатеринославские большевики, особенно рабочие-металлисты и железнодорожники, помогли бывшим военнопленным найти свое место в борьбе трудящихся и встать на защиту завоеваний Октября. Уже в ноябре- декабре 1917 г. в ряды Красной гвардии в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) вступило около 600 сербов, хорватов, чехов, венгров и поляков57. Одним из ее организаторов стал участник штурма Зимнего дворца серб Данило Сердич, направленный в Екатеринослав из Петрограда58. В постановлении Совета рабочих депутатов Кальмиусского горного округа (Донбасс) от 15 января 1918 г. говорится, что в Совет «поступает много заявлений со стороны военнопленных о желании их служить в Красной гвардии. Совет приветствует товарищей военнопленных, выступивших солидарно с российским пролетариатом на борьбу с угнетателями рабочего класса. Желательно, чтобы военнопленные в письмах своих на родину объяснили позицию русского пролетариата»59. Сохранилось заявление с просьбой зачислить в Красную гвардию Ташкента хорвата Ивана Балишевича60. Еще до Октябрьской революции членский билет красногвардейца получил в Саратове бывший военнопленный, член партии большевиков с августа 1917 г. венгр Лайош Гавро61, создавший партийную ячейку и красногвардейский отряд, с которым участвовал в борьбе за власть Советов в районах Поволжья62. 5 марта 1918 г. в сообщении из Херсона о ходе формирования отрядов Красной гвардии в штаб В. А. Антонова-Овсеенко (командующего советскими войсками, действовавшими против войск Каледина) отмечалось, что «у военнопленных-австрийцев настроение революционное», запись в ряды Красной гвардии идет успешно. Записалось 1200 человек. Здесь в составе красногвардейских отрядов, кроме австрийцев, были немцы, поляки, румыны, сербы, хорваты и представители других национальностей63.

В ряде мест из числа иностранных граждан партийные и советские органы сформировали отдельные национальные и интернациональные красногвардейские отряды, которые оказывали значительную помощь пролетариату России в борьбе с силами реакции. Например, по указанию командующего армиями Западного фронта А. Ф. Мясникова были сформированы в Минске и Витебске польские добровольческие красногвардейские подразделения — батальон и дивизион64. Кроме того, в Минске был сформирован интернациональный отряд Красной гвардии из военнопленных под командованием рабочего-венгра Лайоша Винермана, члена КПСС с 1917 г.65

В начале 1918 г. организационно была оформлена интернациональная Красная гвардия в Одессе, которая состояла из трех отрядов: сербского (120 человек) под командованием бесстрашного Томо (Олеко) Дундича, китайского (200 человек) во главе с бывшим преподавателем истории Ти Кайджаном, чешского (200 человек), возглавляемого рабочим Адольфом Шипеком66. Там же был сформирован 1-й Революционный румынский батальон67. Еще раньше в Киеве был создан чехословацкий отряд Красной гвардии со своим штабом. К концу февраля — началу марта 1918 г. он представлял внушительную вооруженную силу — около 1000 человек68.

Национальные и интернациональные отряды Красной гвардии были сформированы при содействии большевиков и в других местах. Так, в октябре 1917 г. были созданы и действовали венгерский отряд Красной гвардии в Москве под командованием Тибора Самуэли, финский отряд Красной гвардии в Петрограде во главе с А. Дувва и Э. Рахья69, в ноябре — сербскохорватский отряд Красной гвардии в Екатерииославе под командованием Д. Сердича70, венгерский отряд Красной гвардии в Казани во главе с Белой Динды71 в январе 1918 г.— китайский красногвардейский батальон в Тирасполе под командованием Сан Фуяна72 румынский отряд Красной гвардии в Измаиле73, интернациональный полк Красной гвардии в Порт-Петровске (ныне Махачкала)74 в феврале — югославянский отряд Красной гвардии в Вознесенске Херсонской губернии75. 14 февраля 1918 г. в Киеве организовался 1-й Югославянский отряд Красной гвардии под командованием сербского рабочего Савы Лазича. Политическую работу в отряде вел большевик Никола Грулович76. Весной 1918 г. были организованы отряды интернациональной Красной гвардии: китайский во Владикавказе (ныне Орджоникидзе) при личном участии С. М. Кирова под командованием Пау Тисана, финских в Кандалакше во главе с Ийво Ахавой, польский в Иркутске под командованием большевика А. С. Рыдзинского, объединенный (немцы, австрийцы, венгры, чехи) в Пензе под командованием Славояра Частека, объединенный (преимущественно из венгров и чехов) в Симбирске под командованием Зильдиндера, немецкий и чехословацкий отряды в Таганроге77. Был сформирован также объединенный (преимущественно из немцев) интернациональный отряд Красной гвардии в Чите во главе с членом партии большевиков с 1907 г. Армандом Мюллером78 и др.

Документальные источники показывают, что иностранные интернационалисты по призыву большевиков повсеместно добровольно вступали в ряды Красной гвардии. В одних местах создавались отряды, куда входили только иностранные трудящиеся, в других — смешанные или объединенные, т. е. с участием трудящихся Советской России. Например, в отряде Красной гвардии Перовска (ныне Кзыл-Орда) бок о бок сражались и защищали Советскую власть представители разных национальностей: русские, украинцы, казахи, литовцы, болгары, венгры, немцы, хорваты, поляки, китайцы, корейцы и представители других национальностей79.

Интернациональные отряды, как и вся Красная гвардия, комплектовались на строго классовой основе. В ее состав принимались наиболее сознательные и надежные лица по рекомендации партийных и советских организаций.

Советское правительство по инициативе В. И. Ленина издало ряд декретов и постановлений, согласно которым все бывшие военнопленные были освобождены от лагерного режима, объявлены свободными и равноправными гражданами Республики Советов. Им была обеспечена свобода слова и собрании, предоставлены помещения для ведения пропаганды и культурной деятельности, возможность выпуска газет. Были созданы специальные органы, занимавшиеся делами военнопленных. С конца января 1918 г. руководство этой работой было сконцентрировано во Всероссийском бюро пленных при Военном отделе ВЦИК. Деятельность бюро непосредственно направлял Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов.

Бойцы-интернационалисты пользовались теми же правами, что и весь личный состав Красной гвардии. Им выдавались оружие, одежда, снаряжение и продовольствие. В одном из документов Исполнительного комитета интернациональной Красной гвардии Одессы указывалось, что все военнопленные, «вступившие в Красную гвардию, пользуются полными гражданскими правами в Русской республике» 80. Так было и в других местах. «После установления Советской власти в Туркестане специальным декретом нам, бывшим военнопленным, была предоставлена полная свобода, — свидетельствует словак, член КПЧ Густав Сен- чек.— Мы имели право выбрать — либо ехать домой, либо остаться и работать, как и местные люди, либо вступить в Красную гвардию и бороться с врагами революции. Я и многие мои товарищи выбрали последнее — мы пошли в Красную гвардию»81. Росло классовое сознание военнопленных. Все, что было сделано для военнопленных, способствовало тому, что громадное большинство их стали сторонниками и защитниками советского строя и большевистского пути решения общественных и социальных проблем.

Иностранные трудящиеся, вступившие в ряды защитников дела Октября, дорожили и сознательно гордились званием бойца Красной гвардии. Венгерский рабочий, член партии большевиков с января 1918 г. Рудольф Гарашин от имени интернационалистов отмечал: «Мы гордились тем, что вчерашние военнопленные сегодня могут с оружием в руках, плечом к плечу со своими братьями — русскими рабочими сражаться в рядах Красной гвардии.

Нас уже не называли «австрияками» — теперь мы именовались интернационалистами. В Красной гвардии вместе с русскими сражались венгры, австрийцы, военнопленные других национальностей. Они носили разную форму и говорили на разных языках, но боролись за общее дело — за победу революции, за свободу трудового народа»82.

 


 

Численность и пункты формирования интернациональных отрядов Красной гвардии

Значительную трудность представляет проблема определения численности бойцов-интернационалистов, находившихся в рядах Красной гвардии в первые месяцы Советской власти. К сожалению. советская историография пока не располагает данными, позволяющими исчерпывающим образом ответить на этот вопрос.

Выявление численности бойцов-интернационалистов в формированиях Красной гвардии осложняется, прежде всего, тем, что учет в бурные дни революции и в начале гражданской войны еще не был налажен. Многие документы по истории Красной гвардии утрачены83. В фондах архивов мало отложилось материалов, где имеются итоговые данные о численном составе бойцов Красной гвардии. Редко прослеживаются даже списки и анкеты красногвардейцев центральных, районных и уездных штабов Красной гвардии.

Некоторые дополнительные данные о национальном и интернациональном составе красногвардейских отрядов можно получить за счет мемуарной литературы. В ряде воспоминаний имеются цифровые данные обобщающего характера, но они опубликованы много лет спустя после описываемых событий, требуют перепроверки и сопоставления с другими источниками. Все же они в значительной мере пополняют недостающие материалы.

Трудно установить точно общее число красногвардейцев-интернационалистов и из-за того, что в опубликованной историко-партийной литературе содержатся весьма противоречивые данные. Так, например, в Екатеринославе, по одним данным, в конце декабря 1917 г. значится 250 бойцов84, по другим — 60085, по третьим — 150086. Правильной следует считать цифру 600, ибо в число 1500 входили не только красногвардейцы — иностранные интернационалисты, но и русские и украинские рабочие. Такие же противоречивые данные имеются в источниках по Омску, Оренбургу, Самаре (ныне Куйбышев) и другим городам и населенным пунктам страны87.

Определение численности бойцов-интернационалистов осложняется также тем, что из них создавались не только отдельные интернациональные отряды Красной гвардии, но нередко они входили группами или в одиночку в местные красногвардейские отряды, где были русские, украинцы, белорусы и рабочие других национальностей нашей страны. Именно так обстояло дело в отрядах Красной гвардии под командованием известных большевиков: Я. Ф. Дубровинского — в Красноярске, П. Ф. Сухова — в Томской губернии, С. Г. Лазо — в Забайкалье, Р. Ф. Сиверса — на Украине, В. И. Чапаева и С. А. Бирюкова — в Поволжье, А. Т. Джангильдина — в Казахстане, В. В. Лебедева — в Кандалакше88. Вместе с тем часто в составе интернациональных отрядов Красной гвардии находились и представители трудящихся Советской России.

И еще одно обстоятельство. В начальный период строительства Красной Армии на местах наряду с частями новой армии продолжали существовать и действовать отряды Красной гвардии, и порой трудно определить, являются те или иные лица бойцами отрядов Красной гвардии или бойцами частей Красной Армии. Цели и задачи у тех и других были одни — защита завоеваний Октябрьской революции.

В литературных источниках встречается утверждение, что еще в начале иностранной интервенции и гражданской войны в 400 населенных пунктах России образовались отряды красногвардейцев из военнопленных с числом до 100 человек в каждом, а в городах были сформированы отдельные отряды, роты, батальоны, полки и даже целые дивизии89. Эти данные вызывают серьезные сомнения. Они взяты из материалов землячеств интернационалистов90, увидевших свет в 30-х годах, и из публикации журнала «Борьба классов»91 и требуют уточнения, на что указывают и другие исследователи. По нашему мнению, они относятся к подразделениям и частям Красной Армии, а не к ее предшественнице — Красной гвардии.

Одну из первых попыток установить общую численность интернациональных отрядов Красной гвардии и районы их формирования предпринял историк В. П. Верхось. По его, как он отмечает, неполным данным, зарубежные трудящиеся создавали интернациональные отряды Красной гвардии или входили в местные красногвардейские отряды в 62 городах и рабочих поселках страны и насчитывали 7160 бойцов92. Последняя цифра получена им из подсчета по 21 городу и рабочему поселку. По остальным 41 населенному пункту сведениями о численности бойцов-интернационалистов он не располагал. Позднее В. П. Верхось дал новые данные, согласно которым бойцы-интернационалисты, вступившие в ряды Красной гвардии, были в 80 городах и рабочих поселках страны (из них по 46 пунктам сведений у него не было) и насчитывали в 34 пунктах 11 350 бойцов93. Разумеется, и эти данные не являются исчерпывающими. К тому же некоторые из них при сопоставлении с другими источниками по отдельным населенным пунктам (Пенза, Чита и другие) представляются несколько завышенными и требуют уточнения.

Нам удалось сделать новый шаг по пути к уточнению численности, выявить ряд новых населенных пунктов, где под руководством партии большевиков были созданы и действовали интернациональные красногвардейские отряды (см. приложение № 2).

По моим подсчетам, общая численность красногвардейцев-иностранцев в первые месяцы Советской власти достигла значительной цифры — свыше 29500 человек. Зарубежные трудящиеся под влиянием большевиков создавали отдельные интернациональные отряды Красной гвардии пли входили в местные красногвардейские отряды в 161 городе, рабочем поселке, крупных селах, а также на железнодорожных станциях. В таких городах, как Иркутск, Кандалакша, Оренбург, Киев, Одесса, Аккерман (ныне Белгород-Днестровский), Полтава, Херсон, Баку, Кострома, число красногвардейцев-интернационалистов доходило до 1000 и более человек. В Омске, Самаре, Твери, Екатеринославе, Болграде, Измаиле, Казани, Томске, Никольск-Уссурийске их было не менее чем по 500. От 100 до 450 красногвардейцев-интернационалистов имелось в Петрограде, Москве, Минске, Ташкенте, Петрозаводске, Воронеже, Задонске, Буе, Любиме, Саратове, Симбирске, Инсаре, Царицыне (Волгограде), Екатеринбурге, Барнауле, Троицке, Красноярске, Новониколаевске (Новосибирске), Владивостоке, Хабаровске, Витебске, Харькове, Луганске, Тирасполе, Килие, Ростове-на-Дону, Владикавказе, Порт- Петровске (Махачкале), Старой Бухаре (Бухаре).

В ряде крупных городов, например в Курске, Орле, Рязани, Ярославле, Астрахани, Сызрани, Вятке (Кирове), Перми, Тюмени, Севастополе, Ашхабаде, Верном (Алма-Ате), Коканде, Пишпеке (Фрунзе), Скобелеве (Фергане) и других, численность отрядов на данном этапе исследования установить не представляется возможным, но из источников видно, что там в отрядах Красной гвардии были интернационалисты94.

Что касается других пунктов, то количество интернационалистов в имевшихся там отрядах Красной гвардии трудно поддается учету. Нами выявлено, например, свыше 30 населенных пунктов, в каждом из которых имелось от одного до нескольких десятков интернационалистов. Так, в Мурманске их было 94, в Нерчинске — 90, в Пензе — 84, в Ачинске и Кустанае — по 80, в Иваново-Вознесенске — 22, в Клину — 895.

Нами также установлено, что в опубликованных источниках и литературе участие интернационалистов в красногвардейских отрядах отмечается еще по крайней мере в 63 городах и населенных пунктах страны96, но, к сожалению, в них не указывается их численность. Более того, нельзя исключить возможности выявления новых населенных пунктов, где формировались и активно действовали красногвардейские отряды, в составе которых были интернационалисты. Эту работу целесообразно продолжить.

Данные, приведенные в таблице, свидетельствуют о том, что большая и разносторонняя работа, проведенная большевистскими организациями в первые месяцы Советской власти среди иностранных трудящихся, в том числе и среди военнопленных, приносила свои плоды. Добровольное вступление иностранных трудящихся в Красную гвардию приобрело довольно широкий размах. Такое положение не могло не вызвать серьезное беспокойство правительств империалистических стран. 2(15) февраля 1918 г. консулы 12 стран — американский, английский, французский, итальянский и другие — собрались в Киеве на совещание для обсуждения вопроса об участии иностранных граждан в революционных событиях в России. Консулы решили «ни в коем случае не допускать вступления иностранцев» в какие-либо политические партии97. Они требовали также от представителей советских органов «не принимать ни одного иностранца в ряды Красной гвардии»98.

Классовые цели, преследовавшиеся буржуазными дипломатами, предельно раскрываются содержанием той пропаганды, которую они пытались вести среди военнопленных через свою агентуру, особенно через пленных реакционных офицеров99. «...Было и среди нас, военнопленных, очень много врагов, контрреволюционеров, настроенных против большевистского правительства, — писали интернационалисты.— Это были, в частности, наши офицеры, которые проводили контрпропаганду против «бандитов большевиков». Они вселяли страх в ребят, говоря, что всякий, вступивший в Красную гвардию, когда придет время и мы поедем домой, будет немилосердно казнен» 100. Однако никакое давление, включая угрозу физической расправы после возвращения на родину, не помогло. Приток трудящихся иностранцев в ряды Красной гвардии, а затем и в Красную Армию все более увеличивался.

Повсеместное участие зарубежных трудящихся в защите завоеваний пролетарской революции, молодой Республики Советов явилось ярким свидетельством великой силы ленинского учения, дела партии большевиков, цели которой отвечали самым глубоким чаяниям не только народных масс России, но и трудящихся всего мира. Лозунги Октября были им близки и понятны. Beликая правда Октября стала и их правдой. «В русской революции — писал венгр, член партии большевиков с 1918 г., красногвардеец Ташкента Ласло Варга, — я видел не только окончание войны — мир, но и свободу угнетенным и национальную независимость. Мне много приходилось читать газет, журналов, присутствовать на многих собраниях и слушать речи ораторов большевиков, эсеров, меньшевиков и монархистов, и я пришел к выводу, что мой путь — это партия, которую возглавляет В. И. Ленин»101. Такие настроения были характерны и для многих других военнопленных. Вот почему тысячи бывших военнопленных и иностранных рабочих стремились приобщиться к делу Ленина, защиты пролетарской революции, оказать помощь русским товарищам по партии.

Красная гвардия явилась школой интернационального воспитания трудящихся как нашей, так и других стран. В ее рядах получили опыт и политическую закалку широко известные партийные, государственные и военные деятели зарубежных стран: Бела Кун, Никола Грулович, Адам Кочаровский. Тибор Самуэли, Мате Залка, Тойво Антикайнен, Кароль Сверчевский, Ференц Мюнних, Иосип Броз Тито и многие другие.

В классовых боях с контрреволюцией многие командиры и бойцы интернациональной Красной гвардии отдали свою жизнь, десятки и сотни имен погибших предстоит еще выявить. Назовем лишь некоторые из них: болгарские братья Атанас и Стефан Ергиевы, венгры Карой Лигети, Ференц Кольман и Фридьеш Омаста, сербы Андрей Стоянович и Максим Чанак, хорват Томо (Олеко) Дундич, чехи Иозеф Блажек и Франтишек Гашек, словаки Кловач и Шмилович, поляк Ян Вальдовский, румын Ион Мунтяну, китаец Вань-юнь, кореянка А. П. Ким-Станкевич, итальянец Михаэль Годони и многие другие. Советский народ никогда не забудет своих славных зарубежных братьев, которые с оружием в руках боролись за дело Ленина, отстаивали первое отечество рабочих и крестьян. «Эти отважные люди, — отмечала газета «Правда», —боролись и умирали не только за свободу России. Они боролись и за новую жизнь на своей родной земле»102.

Добровольное вступление в ряды Красной гвардии свыше 29,5 тыс. передовых представителей зарубежных стран (а всего их боролось в годы гражданской войны в рядах Красной Армии более 200 тыс. человек103) явилось ярким доказательством жизненности ленинских принципов пролетарского интернационализма.

Служба в Красной гвардии рабочих и крестьян зарубежных стран, участие их в первых боях с контрреволюцией содействовали развитию и укреплению братских интернациональных связей Советского государства с трудящимися массами зарубежных стран, были школой политического воспитания, школой революционной борьбы и пролетарского интернационализма. Возвращаясь на родину, бойцы и командиры интернациональной Красной гвардии привозили с собой боевой опыт борьбы с силами контрреволюции, правду о социалистической революции в России. И в дальнейшем многие ив них проявили себя как беззаветные борцы за осуществление идей революции, верные сыны рабочего класса своей страны, друзья Страны Советов, подлинные интернационалисты.

Подвиги бойцов-интернационалистов Красной гвардии и Красной Армии служат и поныне укреплению дружбы и взаимопомощи трудящихся всех стран в борьбе за мир и социализм.

Примечания:

1 Историографический обзор этой литературы дай в трудах В. Р. Копылова, А. Я. Манусевича, И. Муратова, Д. К. Шелестова и др.

2 В имеющейся литературе эта проблема затрагивается в самой общей форме. См.: Сологубов И. С. Иностранные коммунисты в Туркестане (1918— 1921 гг.). Ташкент, 1961; Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965; Манусевич А. Я. Польские интернационалисты в борьбе за победу Советской власти в России, февраль - октябрь 1917 г. М., 1965; Интернационалисты: Трудящиеся зарубежных стран — участники борьбы за власть Советов. М., 1967; Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции. М., 1967; Яковлев Л. И. Дружба, рожденная Октябрем. М., 1968; Коронен М. М. Финские интернационалисты в борьбе за власть Советов. Л., 1969; Интернационалисты: Трудящиеся зарубежных стран - участники борьбы за власть Советов на юге и востоке Республики. М., 1971; Октябрь и болгарские интернационалисты. М.; София, 1973; Зеленин В. В. Под красным знаменем Октября: Югославянские интернационалисты в Советской России, 1917-1921. М., 1977; Копылов В. Р. Зарубежные интернационалисты в Октябрьской революции, 1917—1918. М., 1977; Сиргебаев Б. С. Глубокие корни братства: Интернационалистическое и коммунистическое движение среди иностранных пролетариев в Казахстане (1915-1922 гг.). Алма-Ата, 1977: Конев А. М. Красная гвардия на защите Октября. М., 1978; Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке, 1917-1922 гг. М., 1980; Коже вин В. Е. Подвиги красногвардейцев Забайкалья, Улан-Удэ, 1982; Щербаков Ю. Н. Искры Великого Октября. М., 1982; Интернационалисты. Участие трудящихся стран Центральной и Юго-Восточной Европы в борьбе за власть Советов в России, 1917—1920 гг. М., 1987; и др.

3 Куранов Г. Г. Пролетарский интернационализм в Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1967. С. 49; Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1987. С. 235.

4 Учен. зап. Высшей партийной школы при ЦК КПСС. М., 1959. Вып. 1. С. 130.

5 ЦГАСА. Ф. 28361. Оп. 2. Д. 97. Л. 10.

6 Из отчета Самарской федерации иностранных коммунистов губкому РКП (б) // Боевое братство: Рассказы об интернационалистах. Куйбышев, 1975. С. 103.

7 В своих воспоминаниях он писал: «Мы работали на Севере, в Мурманске, на строительстве железной дороги... До нас дошли вести о создании в Москве и других местах отрядов Красной гвардии... Мы втроем отправились в Самару. В конце 1917 г. мы вступили в Красную гвардию... Я стал агитатором...» В 1919 г. его приняли в члены РКП(б). (Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистической революции: Сб. документов и воспоминаний. М., 1959. С. 232-235).

Ш. Сиклаи — активный участник гражданской войны в СССР, боев в Испании. Принимал участие в Великой Отечественной войне. После освобождения советскими войсками Венгрии служил в рядах Венгерской народной армии, с 1953 г. полковник Ш. Сиклаи был начальником Военно-исторического института и Исторического музея ВНА. В октябре 1956 г. погиб во время контрреволюционного мятежа. Ему было посмертно присвоено звание генерал-майора Венгерской народной армии.

8 Цит. по: Черепенина Я. Д. Иностранные коммунистические группы в Советской России и их деятельность (1918-1920 гг.) //Пролетарский интернационализм — боевое знамя Коммунистической партии. М., 1959. С. 200.

9 В одном строю: Сб. воспоминаний активных участников Октябрьской революции в Москве. М., 1967. С. 127.

10 Незабываемые годы: Сб. воспоминаний старых членов КПСС. Ярославль, 1963. С. 64

11 Гуляк А. И. К вопросу о формировании интернациональных отрядов Красной гвардии на Юге Украины (1917-1918 гг.) //Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции. М., 1967. С. 161—162.

12 Дружба народов. 1957. № И. С. 137.

13 Интернационалисты... М., 1967. С. 378.

14 Правда. 1967. 29 окт.; Очерки истории Карельской организации КПСС. Петрозаводск, 1974. С. 82.

15 Казахстан в огне гражданской войны: Воспоминания участников Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны в Казахстане. Алма-Ата, I960. С. 153-154.

16 Воробцова Ю. И. Интернациональная деятельность большевистской партии в период подготовки Октября (февраль - октябрь 1917 г.). Л., 1975. С 90-91

17 Интернационалисты... М., 1971 С. 265-273.

18 Голуб Я. А. Братство, скрепленное кровью. М., 1958. С. 17.

19 См.: Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 11, 251; Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. 2-е изд. М., 1979 Т. 5. С. 163-164; Воспоминания болгарских товарищей о Ленине. М., 1958 С. 33-40; Дело трудящихся всего мира: Факты, документы, очерки о братской помощи и солидарности трудящихся зарубежных стран с народами Советского Союза. М., 1957: С. 24—26; Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистической революции. С. 253—255, 267— 268; и др.

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 232, 260

21 Т. Самуэли, будучи командиром отряда венгерских красногвардейцев, участвовал в боях за телефонную станцию в октябре 1917 г. в Москве. См.: Игнатьев Г. С. Москва в первый год пролетарской диктатуры. М., 1975. С. 217.

22 См.: Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 601.

23 Там же. С. 493.

24 Там же. Т. 5. С. 8, 30, 66, 79, 95, 96, 186, 203, 299, 395-396, 599; Ленин в 1917 году: Воспоминания. М., 1967. С. 145—147, 380; Выборгская сторона. Л., 1957 С. 25, 241.

25 Коронен М. М. В. И. Ленин и Финляндия. Л., 1977. С. 163-209.

26 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 131.

27 Бирман М. А. К вопросу об участии болгар в защите завоеваний Октябрьской революции (1917-1919 гг.) //Новая и новейшая история. 1957. № 5. С. 86.

28 Воспоминания болгарских товарищей о Ленине. С. 36-39.

29 Поворот мирового значения: Воспоминания немцев — участников Великой Октябрьской социалистической революции и борьбы против интервентов и контрреволюционеров в 1917-1920 годах. М., 1964. С. 198.

30 Вечерняя Москва. 1967. 10 нояб.

31 Хейфец А. Я. Ленин — великий друг народов Востока. М., 1960. С. 179.

32 Октябрьская революция и пролетарский интернационализм. М., 1970. с. 493.

33 Ныне Сестрорецкий инструментальный завод имени С. П. Воскова - большевика, одного из организаторов Красной гвардии.

34 Правда. 1917. 7(20) нояб.; Дело трудящихся всего мира. С. 29-30.

35 Щербаков Ю. Н. Искры Великого Октября. С. 44; Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. 3-е изд. М., 1987. С. 321.

36 Октябрьская революция и зарубежные славянские народы. М., 1957. С. 284-285.

37 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 31—32.

38 См.: Там же. С. 412.

39 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). М., 1957. Т. 2. С. 49, 63, 76, 130, 168, 173, 217, 222.

40 Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б), Август 1917 — февраль 1918. М., 1958. С. 184-185.

41 Вопр. архивоведения. 1964. № 3. С. 108

42 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б)... Т. 2. С. 249; Йожа А., Милеи Д. Венгерские интернационалисты в борьбе за победу Октября. М., 1977. С. 367.

43 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б)... Т. 2. С. 400-401.

44 Уральский рабочий. 1918. 12 янв.

45 ЦГАСА. Ф. 1346. Оп. 2. Д. 630. Л. 41, 68.

46 ЦГАСА. Ф. 28361. Оп. 2. Д. 97. Л. 10.

47 Интернационалисты в боях за власть Советов. С. 300.

48 Интернационалисты... М., 1967. С. 359; Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с народами Советской России (1917—1922): Документы и материалы. М., 1957. С. 66.

49 Омские большевики в период Октябрьской революции и упрочения Советской власти (март 1917 - май 1918 гг.): Сб. документальных материалов. Омск, 1958. С. 109, 125-126; Революционная мысль. Омск, 1917. 22 дек.

50 Правда. 1980. 6 мая.

51 Кадейкин В. А. Рабочие Сибири в борьбе за власть Советов и осуществление первых социалистических преобразований (ноябрь 1917 — август 1918). Кемерово, 1966. С. 249.

52 Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР: Сб. документов. М., 1968. Т. 2. С. 115; Из истории Красноярской партийной организации. Красноярск, 1968. Выя. 1. С. 60, 65

53 Кожевин В. Е. Подвиг красногвардейцев Забайкалья. С. 27.

54 См.: Там же. С. 28, 33.

55 Героические годы борьбы и побед: Дальний Восток в огне гражданской войны. М., 1968. С. 363.

56 Очерки историк Хабаровской краевой организации КПСС, J 900— 1978 гг. Хабаровск, 1979. С. 47-48; Ким М. Г. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1917—1922). М., 1979. С. 52.

57 Дружба народов. 1957. № 10. С. 142-143.

58 Копылов В. Р. Указ. соч. С. 93; Дружба нарадов. 1957. № 10. С. 142—143.

59 Борьба за власть Советов в Донбассе: Сб. документов и материалов. Сталино, 1957. С. 283

60 Зеленин В. В. Указ. соч. С. 76

61 Членский билет красногвардейца Лайоша Гавро за ;№ 2896 и шашка хранятся в Центральном музее Вооруженных Сил СССР; Он награжден двумя орденами Красного Знамени.

62 Вооруженные силы Великого Октября. М., 1977. С. 69.

63 Гуляк А. И. Указ. соч. С. 162

64 Хохлов А. Г. Красная гвардия Белоруссии в борьбе за власть Советов (март 1917-март 1918 гг.). Минск, 1965. С. 122-125

65 Позднее он геройски пал в бою с белоказаками. В знак признания заслуги Винермана перед Страной Советов он был похоронен в Москве, у Кремлевской стены 23 октября 1918 г. См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. С. 93.

66 Жилин П. А. Дружба, рожденная Октябрем//Коммунист 1968. № 16. С. 124.

67 Коммунист Молдавии. 1957. № 4. С. 63.

68 Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений (ноябрь 1917 — август 1922 г.). М., 1973. Т. 1. С. 46.

69 Коронен М. М. Финские интернационалисты в борьбе за власть Советов. С. 89-90; Игнатьев Г. С. Москва в первый год пролетарской диктатуры. С. 218.

70 Интернационалисты... М., 1971. С. 14.

71 Щербаков Ю. Я. Братство, скрепленное кровью. Куйбышев, 1961.

72 Шоков С. И. Пролетарский интернационализм на защите идей Октября: Деятельность Коммунистической партии по интернациональному сплочению трудящихся в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции (1918-1920 гг.). Львов, 1967. С, 103.

73 Он активно участвовал в борьбе против румынских захватчиков в Бессарабия. См.: Коммунист Молдавии. 1957. № 4. С. 65.

74 Борьба за победу и упрочение Советской власти в Дагестане. Махачкала, 1960. С. 73.

75 Гуляк А. Я. Указ. соч. С. 162.

76 Юдин В. Н. Соратники. Волгоград, 1977. С. 62.

77 1918 год на родине Ленина. Куйбышев, 1936. С. 144; Укр. ист. Журнал № 1. С. 81; Китайские добровольцы в боях за Советскую Россию, 1918—1922. М., 1961. С. 18, 55; Полярная звезда. 1964. № 6. С. 104-106; Очерки истории партийных организаций Дона. Ч. 1 (1898-1920). 2-е изд. Ростов н/Д, 1973. С. 451; Коронен М. Ж. Финские интернационалисты в борьбе за власть Советов. С. 129.

78 Кожевин В. Е. Указ. соч. С. 26.

79 Ленинский путь. 1958. 23 февр.

80 Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне СССР. Т. 2. С. 21.

81 Казахстан в огне гражданской войны. С. 158

82 Об Октябрьской революции: Воспоминания зарубежных участников и очевидцев. М., 1967. С. 63.

83 На это обращают внимание исследователи истории Красной гвардии, в частности В. Ф. Малаховский, В. П. Верхось, В. И. Старцев.

84 Интернационалисты... М., 1967. С. 395.

85 Октябрьская революция и зарубежные славянские народы. С. 303; Интернационалисты... М., 1971. С. 14; Дружба народов. 1957. № 10. С. 142— 143.

86 Гарчев П. 7. Червона гвардія Украіни у Жовтневій революціі. Харь- ків, 1969. С. 136.

87 Ананьев В. Я. Роль иностранных групп РКП (б) в организации интернациональных формирований Красной Армии//Учен. зап. Оренбург, пед. ин-та. 1973. Вып. 36. С. 30; Щербаков Ю. Я. Братство, скрепленное кровью. С. 18; Кривогуз И. М. Участие германских военнопленных в защите завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции (ноябрь 1917- ноябрь 1918 г.) //Учен. зап. Высшей партийной школы при ЦК КПСС. М., 1959 Вып. 1. С. 133.

88 Из истории Красноярской партийной организации. Вып. 1. С. 65, 67; Очерки истории Карельской организации КПСС. С. 67, 82; Очерки истории Коммунистической партии Казахстана. Алма-Ата, 1961. С 109; и др

89 Дело трудящихся всего мира. С. 46; Борьба классов. 1935. № 3. С. 58; Дружба народов. 1957. № 10. С. 121.

90 ЦГАСА. Ф. 28361. Оп. 2. Д. 97. Л. 13.

91 Борьба классов. 1935. № 3. С. 58.

92 Верхось В. П. Интернациональные отряды Красной гвардии//Гродн. с.-х. ин-т: Материалы XV науч. коиф. Горки, 1971. С. 11.

93 Верхось В. Я. Деятельность большевиков по организации и руководству Красной гвардией в период борьбы за установление и упрочение Советской власти (март 1917 г.- июнь 1918 г.): Дис. ... д-ра ист. наук. Гродно, 1977. Приложение № 1.

94 Коммунисты Западной Сибири (1917—1967): Материалы научной конференции. Секция истории КПСС. Тюмень, 1967. С. 4і; Озеров М. Е. По следам героев революции. Симферополь, 1967. С. 34; Интернационалисты... М., 1967 С. 362, 464; Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент, 1967. С. 509; Интернационалисты... Мм 1971. С. 167; Зеленин В. В. Указ. соч. С. 76; Копылов В. Р. Указ. соч. С. 107, 154; Вопр. истории. 1957. № 10. С. 111; Йожа А Милеи Д. Указ. соч. С. 80—81.

95 Красная летопись. 1930. № 2(35). С. 146; Дело трудящихся всего мира. С. 76; В одном строю. С. 151; Интернационалисты... М., 1971. С. 89; Сиргебаев В. С. Указ. соч. С. 52; Йожа А., Милеи Д. Указ. соч. С. 76; Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке, 1917-1922 гг. С. 87.

96 Октябрь на Амуре: Сб. документов, 1917—1922. Благовещенск, 1961. С. 37: Октябрь и болгарские интернационалисты. С. 243-245; Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений. Т. 1. С. 46; Ананьев В. И. Указ. соч. С. 25, 30; Вопр. истории КПСС. 1961. Кг 1. С. 156-157; От Зимнего до Перекопа: Сб. воспоминаний. М., 1978. С. 70, 85; Саладков И. И., Хацкевич Л. Ф. Участие немецких интернационалистов в Октябрьской революции и защите ее завоеваний. Минск, 1979. С. 6; и др.

97 Червона гвардія на Украші, 1917—1918: Документи. Киів, 1939. С. 129.

98 Там же.

99 Этих дней не смолкнет слава: Сб. воспоминаний участников гражданской войны на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1957. С. 132.

100 Бойцы революции: Воспоминания, материалы, документы. Иркутск, 1980 С. 108.

101 Цит. по: Сологубов И. С. Иностранные коммунисты в Туркестане (1918-1921 гг.). С. 123

102 Правда. 1976. 29 нояб.

103 Защита Великого Октября. М.. 1982. С. 359.

 


 

4

КРАСНАЯ ГВАРДИЯ В РАЗГРОМЕ ПЕРВЫХ МЯТЕЖЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

«„Красногвардейская" атака на капитал была успешна, была победоносна, ибо мы победили и военное сопротивление капитала...»

В. И. ЛЕНИН

 



 

Разгром мятежа Керенского — Краснова и ликвидация Ставки старой армии

После победы Великой Октябрьской социалистической революции было ясно, что враждебные революции силы не сложили окончательно оружия, и партия большевиков, ее вождь В. И. Ленин предупреждали рабочих и трудящихся крестьян о том, что внешняя и внутренняя контрреволюция употребит «все усилия, чтобы объединиться и раздавить в крови рабочую и крестьянскую революцию»1. Задача свержения эксплуататоров сливалась с задачей организации защиты социалистического Отечества. Победа пролетариата и первые мероприятия Советского правительства вызвали ненависть и ожесточенное сопротивление свергнутых эксплуататорских классов, опиравшихся на помощь международного империализма. Буржуазия выступила против Советской власти уже в первый день ее существования. Гражданская война, указывал В. И. Ленин, с 25 октября 1917 года стала фактом2. Она началась, подчеркивал Ф. Э. Дзержинский, «с того момента, когда Керенский повел обманутые им войска на Петроград»3.

Первой попыткой контрреволюции свергнуть Советскую власть вооруженным путем был мятеж, организованный бывшим главой Временного буржуазного правительства А. Ф. Керенским и генералом П. Н. Красновым. Керенский уже 25 октября 1917 г. сделал попытку восстановить власть Временного правительства с помощью войск Северного фронта, но ему удалось заручиться поддержкой лишь части казаков 3-го конного корпуса, во главе которого стоял ярый монархист и реакционер генерал Краснов. Как известно, этот корпус еще в августе 1917 г. Корнилов двинул на Петроград, чтобы задушить революцию. Теперь его для этих же целей пытался использовать Керенский. «...Керенский привлек корниловцев, — отмечал В. И. Ленин, — кроме них ему опереться не на кого... На фронте за Керенским нет никого»4. Всего к моменту наступления на Петроград, по данным Петроградского военно-революционного комитета, у Керенского имелось около 5 тыс. сабель и штыков, до 20 орудий, бронепоезд и броневик5.

В ходе наступления войскам Керенского — Краснова 27 октября удалось захватить Гатчину, а на другой день — Царское Село, вследствие чего создалась угроза революционной столице. И в самом Петрограде был организован контрреволюционный заговор. Центром всех антисоветских сил стал созданный в ночь на 26 октября на заседании Петроградской городской думы так называемый «Комитет спасения родины и революции». В его состав вошли правые эсеры, меньшевики, а также кадеты, черносотенцы и другие злейшие враги Советской власти. Они готовили восстание в столице. Их план состоял в том, чтобы в ночь на 29 октября захватить все важнейшие пункты в городе, выпустить из Петропавловской крепости арестованных министров и восстановить власть Временного правительства. Заговорщики имели тесные связи с американским и английским посольствами и их полную поддержку6. Некоторые из английских и французских дипломатических и военных представителей принимали непосредственное участие в выступлении юнкеров против Советской власти7.

Уже 27 октября «Комитет спасения» запрашивал экс-премьера, «когда его войска будут в Петрограде». На это Керенский сразу же ответил: «Завтра8 в 11 часов выступаю на Петроград. Буду идти, сбивая и уничтожая мятежников...»9 Контрреволюция ликовала в преддверии победы. По расчетам «Комитета спасения», в тот момент, когда войска Керенского — Краснова начнут наступление на Петроград с фронта, его силы будут готовы нанести согласованный удар с тыла. Для этой цели он пытался привлечь на свою сторону юнкеров Владимирского, Павловского и других военных училищ и некоторые колеблющиеся части петроградского гарнизона.

Вместе с партией кадетов против Республики Советов выступили меньшевики и правые эсеры, возглавлявшие «Комитет спасения родины и революции». В борьбе против Советской власти они объединились даже с такой реакционной черносотенной организацией, как организация крайне правого монархиста и отъявленного черносотенца Пурпшкевича, которая создавала беспорядки в столице, распространяла ложные слухи, сеяла антисоветскую клевету и даже готовилась «отравить пищу красногвардейцев и солдат»10. А сам Пуришкевич брал на себя даже миссию организовать террористический акт против В. И. Ленина и его соратников. За убийство В. И. Ленина он предлагал белогвардейцу Е. В. Зелинскому 10 тыс. руб.11 Как свидетельствуют документы, Пуришкевич имел тесную связь не только с «Комитетом спасения», но и с казачьей контрреволюцией на Дону12. Ее вооруженные силы он призывал поскорее прибыть в столицу для кровавой расправы с пролетариатом.

Все эти действия контрреволюции создавали громадную опасность не только Петрограду, но и революции в целом.

Но замыслы врагов революции были раскрыты. В ночь на 29 октября благодаря бдительности красногвардейского патруля у дворца Кшесинской был задержан автомобиль с подозрительными пассажирами. Один из них, как выяснилось позже, оказался членом ЦК партии эсеров А. А. Брудерером. Во время ареста он пытался незаметно выбросить из кармана некоторые документы, в том числе приказ «Комитета спасения» о приведении в боевую готовность юнкерских военных училищ и отрядов георгиевских кавалеров за подписью бывшего главнокомандующего войсками Петроградского военного округа, в то время командующего войсками мятежников полковника Г. П. Полковникова и члена центрального комитета партии эсеров А. Р. Гоца, а также план дислокации частей, которые должны были принять участие в мятеже13.

Для подавления контрреволюции Военно-революционный комитет и Петербургский комитет большевистской партии использовали в первую очередь самую надежную силу революции — Красную гвардию. В целях окружения и разоружения юнкерских военных училищ по указанию Петроградского военно-революционного комитета были выдвинуты отряды красногвардейцев Петроградской стороны под командованием А. К. Скороходова, Обуховского завода во главе с Н. Н. Потемкиным, солдаты Гренадерского полка, возглавляемые комиссаром А. Ф. Ильиным-Женевским, и др. Однако полностью предупредить вооруженное выступление контрреволюции не удалось.

Узнав, что их план раскрыт, заговорщики выступили раньше намеченного срока. Им удалось захватить Михайловский манеж и имеющиеся в нем пять исправных броневиков, а затем и Центральную телефонную станцию. Но большего они достигнуть не смогли, хотя яростно отстаивали захваченные позиции. Наступавшие против забаррикадировавшихся в зданиях юнкеров Владимирского военного училища красногвардейцы и революционные солдаты несли большие потери. Когда В. И. Ленину доложили об этом, он потребовал немедленно прекратить атаки. «Нельзя допускать таких больших жертв. Надо беречь наших людей, — сказал Владимир Ильич.— Распорядитесь пустить в дело артиллерию. Она их быстро выкурит оттуда»14. Из Петропавловской крепости к месту боя были быстро доставлены пушки. Потребовалось лишь несколько выстрелов прямой наводкой, и юнкера Владимирского училища сдались. 29 октября прекратили сопротивление и юнкера других военных училищ. Красногвардейские отряды быстро восстановили революционный порядок в Петрограде.

Разгромом контрреволюционных сил Керенского — Краснова руководил лично В. И. Ленин. Вместе с ним и под его руководством действовали Ф. Э. Дзержинский, Д. 3. Мануильский, Г. К. Орджоникидзе, Н. И. Подвойский, Я. М. Свердлов, И. В. Сталин и др. В ночь на 28 октября ЦК партии, СНК и ВРК создали специальную комиссию во главе с В. И. Лениным для организации обороны Петрограда и разгрома мятежников15. Непосредственное руководство боевыми действиями революционных войск возлагалось на военный штаб в составе Н. И. Подвойского, В. А. Антонова-Овсеенко16, К. С. Еремеева, К. А. Мехоношина, П. Е. Дыбенко и др. Выл выработан конкретный план действий по разгрому мятежников, согласно которому Петроград объявлялся на осадном положении, производилась полная мобилизация Красной гвардии, революционных солдат и матросов петроградского гарнизона, ближайших городов, Балтийского флота и Северного фронта. На подступах к Петрограду рабочие и другие трудящиеся воздвигали оборонительные рубежи, рыли окопы, ставили заграждения. Делалось все, чтобы не допустить подкреплений войскам Керенского — Краснова из действующей армии, велась революционная агитация среди контрреволюционных частей и т. д.

Возглавив оборону, В, И. Ленин стал душой всей работы по организации разгрома врага. 28 октября Владимир Ильич в Секретариате ЦК РСДРП (б) провел совещание с членами Исполнительной комиссии и районными парторганизаторами, на котором предложил немедленно поднять на ноги всех рабочих17. В. И. Ленин на совещании полковых представителей петроградского гарнизона 29 октября не только раскрыл всю глубину опасности, нависшей над красным Петроградом, но и предрек неизбежное поражение контрреволюционных войск Керенского — Краснова. «...Политическое положение, —указывал он, — свелось теперь к военному. Мы не можем потерпеть победы Керенского: Тогда не будет ни мира, пи земли, ни свободы. Я не сомневаюсь, что петроградские солдаты и рабочие, только что завершившие победоносное восстание, сумеют подавить корниловцев»18. Вникая во все вопросы укрепления обороны красного Петрограда, Владимир Ильич потребовал немедленно собрать на заводах и складах колючую проволоку, лопаты, кирки и приступить к рытью окопов и сооружению проволочных заграждений на окраинах города19. В тот же день он дал распоряжение ВРК, Охтинскому складу взрывчатых веществ о немедленной выдаче снарядов и ручных гранат штабу Красной гвардии Выборгского района20. В район предстоящих боев по его распоряжению отправились красногвардейцы, были доставлены артиллерия, броневики, вооружение, боеприпасы и продовольствие21. В Пулкове, Куракине и в других местах создавались медицинские пункты для оказания помощи защитникам завоеваний Октября. «Отправка Рабочей гвардии с вокзалов, — писала газета «Правда» в те дни, — являла величественную картину революционного энтузиазма. Движение уходящих отрядов по городу продолжалось всю ночь. Вооружение рабочих приняло очень широкие размеры, и силы Красной гвардии необычайно разрослись»22.

Благодаря огромной организаторской, политической и военной работе В. И. Ленина, ЦК партии, Петроградского ВРК и других организаций к началу решающего сражения удалось сосредоточить на фронте более 10 тыс. вооруженных красногвардейцев, революционных матросов и солдат23, что примерно в два раза превышало численность войск Керенского — Краснова. «Мы поставили под ружье, отправили на фронт все, что было способно стоять за дело республики», — отмечал позднее Н. И. Подвойский24. Создавался оборонительный рубеж: 20 тыс. рабочих, мобилизованных штабом Красной гвардии, рыли окопы, строили баррикады, возводили проволочные заграждения и находились в готовности в любой момент поддержать войска на передовых позициях 25. Были выставлены заставы, и велась усиленная разведка противника26.

28 октября были приняты меры по охране Николаевской и Финляндской железных дорог27. По заданию Советского правительства отряды Красной гвардии и революционных солдат останавливали эшелоны с войсками, двигавшиеся на помощь Керенскому с фронта. Только в Пскове с их помощью было задержано около 40 эшелонов. Контрреволюционные войска были остановлены также в Брянске, Вязьме, Витебске, Гомеле, Минске, Орше, Ревеле, Ямбурге и других пунктах28. Это были надежные «красногвардейские заслоны», которые применялись и при подавлении других мятежей.

В борьбе против контрреволюции партия использовала агитацию, пламенное большевистское слово. Это было мощное испытанное оружие, воздействие его на солдатские массы было необычайно сильным. В войсках, посылаемых генералами на помощь Керенскому — Краснову, началось брожение. Керенский даже ввел «смертную казнь за большевистскую агитацию»29. Но это не помогло. Пропагандистскую работу в войсках вели многие большевики-красногвардейцы, в том числе делегат Всероссийского съезда Советов М. И. Киселев, герой Октября Г. И. Чудновский и многие другие30.

Не дождавшись подкреплений с фронта, войска Керенского — Краснова при поддержке артиллерии и бронепоезда утром 30 октября начали наступление. К этому времени революционные войска были развернуты на трех участках. На правом, у Красного Села, — балтийские моряки под командованием П. Е. Дыбенко; на левом, у Пулкова, — революционные солдаты, руководимые В. А. Антоновым-Овсеенко; в центре Пулковских высот — петроградские красногвардейцы во главе с К. С. Еремеевым. Это были самые стойкие и надежные революционные части31. Революционные войска поддерживали артиллерийская батарея, расположенная у Пулковской обсерватории, три броневика и блиндированный поезд путиловцев под командой рабочего А. Е. Зайцева, курсировавший по железной дороге32. Революционные отряды, выделенные в резерв, были сосредоточены в районе Колпина, Ораниенбаума и в тылу пулковской позиции. В Морском канале и на Неве, у с. Рыбацкое, стояли военные корабли, нейтрализовавшие превосходство врага в артиллерии.

Главный удар противник наносил по центру пулковского участка. Керенский и Краснов надеялись, что отряды красногвардейцев не выдержат сильного натиска казаков и оставят занимаемые позиции. Однако их надежды не сбылись. Выполняя приказ В. И. Ленина и ВРК «действовать со всей решительностью»33, красногвардейцы, успешно отбив все атаки мятежников, вечером 30 октября перешли в наступление. «Ожесточенные схватки между красногвардейцами и казаками Керенского, — свидетельствовали очевидцы, — напоминали кровавые эпизоды, имевшие место в 1914 г.»34. 31 октября 1917 г. комиссар отряда Красной гвардии большевик М. С. Богданов сообщал в ВРК, что враг получил «достойный отпор, какого противник, очевидно, не ждал... Казаки окончательно были деморализованы дружным огнем товарищей красногвардейцев и, побросав раненых и убитых, позорно бежали с поля битвы»35. Казаки Краснова отступили сначала к Царскому Селу, а затем к Гатчине и Колпину. Только в боях у ст. Александровская они потеряли убитыми и ранеными около 1500 человек, а революционные войска — не более 20036.

1 ноября во второй половине дня Гатчина была освобождена частями красногвардейцев, революционных солдат и матросов. На следующий день газета «Правда» писала: «Войска Керенского разбиты. Арестован весь штаб Керенского с генералом Красновым и Войтинским37 во главе. Керенский, переодевшись в матросскую форму, вновь бежал... Авантюра Керенского считается ликвидированной. Революция торжествует»38.

Так провалилась первая попытка российской буржуазии свергнуть Советскую власть вооруженным путем. Стойкая защита Петрограда и своевременное подавление мятежа юнкеров явились крупной победой революционных сил. Эта победа имела решающее значение для распространения Советской власти по всей стране. Бойцы Красной гвардии, революционные солдаты и матросы проявили при этом беззаветную храбрость39. Особенно велика была роль отрядов Красной гвардии, которые показали себя как первая, наиболее надежная и организованная вооруженная сила молодого Советского государства40. Они стали опорой Советской власти в установлении революционного порядка в Петрограде и его окрестностях.

Исключительную роль сыграла Красная гвардия в подавлении контрреволюции в Москве, ударной силой которой были юнкера и офицеры старой армии. Если в столице в результате решительных мер Петроградского Военно-революционного комитета, действовавшего под непосредственным руководством В. И. Ленина. мятеж юнкеров был подавлен всего за 12 часов, а войска Керенского—Краснова были отброшены от Петрограда и разгромлены под Пулковом к Гатчиной за 3—4 дня, то вооруженная борьба в Москве в силу ожесточенного сопротивления контрреволюции и не всегда решительных действий руководителей Московского военно-революционного комитета затянулась — бои продолжались 7 дней41. В общей сложности на стороне контрреволюции выступило около 15 тыс. человек, из них 10—12 тыс. хорошо вооруженных и обученных юнкеров и офицеров42. Несмотря на перевес сил противника в начале вооруженного восстания. инициатива постепенно переходила в руки Московского ВРК, его отрядов Красной гвардии и революционных солдат. В ходе боев, по уточненным данным, Красная гвардия в Москве выросла до 30 тыс. человек43. Последний удар мятежникам нанесли красногвардейские отряды, прибывшие по распоряжению В. И. Ленина из Твери, Тулы, Ярославля, Иваново-Вознесенска, Нижнего Новгорода, Шуи, Орехово-Зуева, Подольска, Серпухова и других близлежащих городов, а также красногвардейцы и матросы из Петрограда. «Красногвардейцев, — писал американский журналист Джон Рид, — ничто не могло остановить»44. Юнкера подняли белый флаг и в Москве. 3 ноября на рассвете революционные войска заняли Кремль. Московский военно-революционный комитет выпустил манифест «Ко всем гражданам Москвы», в котором сообщалось о полной победе над юнкерами и белогвардейцами. «Безумная и бессмысленная попытка юнкеров и офицеров организовать восстание в Петрограде и Москве, —  отмечал В. И. Ленин, — окончилась ничем, потому что громадное большинство рабочих и солдат безусловно на стороне Советской власти»45.

После провала авантюры Керенского под Пулковом и выступления юнкеров в Петрограде и Москве все взоры контрреволюция были обращены к Ставке верховного главнокомандующего, находившейся в Могилеве. Она сразу же выступила в роли общероссийского центра боевых сил контрреволюции. М. С. Ольминский отмечал, что с октябрьскими днями, решившими исход революции, обычно связываются воспоминания только о событиях в Петербурге и Москве, но «забывается третий центр, более грозный и более опасный, центр многомиллионной армии, сосредоточенный... в Могилеве». Здесь была Ставка верховного главнокомандующего, которая «являлась гнездом самой черной царистской реакции»46. Ставка представляла собой крупный и опасный очаг контрреволюции. Ей подчинялись войска всех фронтов действующей армии, которая к 25 октября 1917 г. насчитывала в своих рядах около 6 млн. человек47. В Ставке работали в большинстве своем реакционные генералы, офицеры и военные чиновники. Поэтому борьбу со Ставкой В. И. Ленин назвал войной против контрреволюционного генералитета48. Главной фигурой антисоветского заговора Ставки был начальник ее штаба монархист генерал-лейтенант Н. Н. Духонин, принявший на себя командование действующей армией. Его антисоветизм проявился уже в самые первые дни Октябрьских событий. Информируя командующих фронтами об обстановке в Петрограде, Духонин указывал, что Ставка полностью поддерживает Временное правительство в борьбе с большевиками49.

После провала авантюры Керенского Ставка во главе с Духониным срочно сосредоточила «ударные батальоны» в районе Луги и попыталась организовать поход на революционный Петроград.

Советское правительство, разгадав замыслы врагов, своевременно выдвинуло на железные дороги надежные заградительные отряды красногвардейцев, революционных солдат и матросов, преградившие контрреволюционным частям путь к столице50.

Однако Ставка продолжала бороться против Советской власти, изменив лишь свою тактику. Она накапливала свои силы в районе Могилева. Слетевшиеся сюда контрреволюционеры и соглашатели всех мастей намеревались организовать «новое» правительство во главе с одним из лидеров правых эсеров, В. М. Черновым.

Кроме того, Ставка сговаривалась о создании единого антисоветского фронта с главарями белогвардейского движения генералами царской армии Л. Г. Корниловым и А. И. Деникиным, с руководителем казачьей контрреволюции на Дону генералом Л. М. Калединым и украинской Центральной радой. Империалисты Антанты, многочисленные дипломаты и представители военных миссий США, Англии, Италии, Франции, Японии и других стран, находившихся при Ставке верховного главнокомандующего, действуя в соответствии с инструкциями своих правительств, оказывали Духонину всемерную поддержку и помощь51. Имея за спиной таких покровителей, Духонин открыто игнорировал распоряжения Советского правительства. Получив 7 ноября 1917 г. предписание за подписью В. И. Ленина «обратиться к военным властям неприятельских армий с предложением немедленного приостановления военных действий в целях открытая мирных переговоров»52, он не только не выполнил его, но начал подготовку мятежа против Советской власти.

Центральный Комитет большевистской партии и Советское правительство приняли экстренные меры. 9 ноября 1917 г. В, И. Ленин отдал приказ: за невыполнение предписаний правительства, за отказ начать немедленные переговоры о перемирии со всеми воюющими странами генерал Духонин снят с поста главковерха. Новым главнокомандующим назначен член партии с 1904 г. прапорщик Н. В. Крыленко, один «из самых горячих и близких к армии представителей большевиков»53. Через день Владимир Ильич на заседании ВЦИК твердо заявил: «Пока Духонин не был изобличен и смещен, у армии не было уверенности в том, что она проводит международную политику мира. Сейчас эта уверенность есть...»54

Генерал Духонин был объявлен врагом народа. По указанию Советского правительства 11 ноября для руководства действиями революционных войск против мятежников на Северный фронт, а затем в район Ставки выехал новый главковерх Н. В. Крыленко.

В качестве вооруженной опоры нового главковерха в Петрограде был сформирован и направлен к Могилеву отряд красногвардейцев численностью в 500 бойцов55. Его командиром стал член Главного штаба Петроградской Красной гвардии большевик В. Н. Павлов. В выданном ему удостоверении за подписью В. И. Ленина было сказано, что он назначается руководителем отряда, следующего «из Петрограда в распоряжение Ставки верховного главнокомандующего. Всем лицам и учреждениям  предписывается оказывать полное содействие тов. Павлову в исполнении данного ему поручения»56.

Под руководством опытных комиссаров ВРК, посланных для усиления большевистской пропаганды в войсках, при содействии местных партийных организаций развернулась усиленная агитация среди солдат за смещение контрреволюционного командования57. Уже 12 ноября председатель Северо-Западного областного комитета РСДРП (б) А. Ф. Мясников телеграфировал В. И. Ленину: «В Минске завершен революционный переворот. Главкозап Балуев58 снят, штаб фронта в руках ВРК»59.

Это событие имело первостепенное значение для мобилизации сил против контрреволюционной Ставки. В помощь советским войскам, отправленным из Петрограда, создавались красногвардейские отряды из рабочих, беднейших крестьян и солдат в Минске, Гомеле, Полоцке, Орше и других местах. В Витебске для участия в разгроме контрреволюционных сил Ставки были сформированы красногвардейский бронеавтомобильный дивизион в составе 200 человек, имеющий 11 бронемашин, 30 автомобилей, и сильная пулеметная команда60. Эти отряды Красной гвардии в срочном порядке перебрасывались к Могилеву. Туда же направлялись и революционные части старой армии. По совету И. Ленина в Могилевский гарнизон были посланы пропагандисты и агитаторы с заданием рассказать солдатам об образовании в Петрограде рабоче-крестьянского правительства, о первых декретах и других мероприятиях Советской власти61.

Согласно плану, разработанному в ВРК Западного фронта, 18 ноября было начато общее наступление против мятежников. С севера, из района Орши, на Могилев наступал сводный отряд под командованием члена большевистской партии с 1905 г. Р. И. Берзина, составленный из красногвардейцев и революционных солдат Петрограда, Орши, Витебска и других городов; с запада — Полоцкий отряд, созданный из революционных частей 3-й армии; с юга, из района Жлобина, — сводный отряд, состоявший из преданных Советской власти частей 2-й армии и минских красногвардейцев под командованием члена ВРК 2-й армии Е. И. Люсякова. «Могилев, — писал Н. В. Крыленко, — сразу брался в клещи с севера, запада и юга»62.

Кольцо революционных войск вокруг Ставки быстро сжималось. Среди генералитета Ставки произошел раскол. Одни предлагали дать бой отрядам Красной гвардии, революционных солдат и матросов и защищать Ставку до конца, другие — срочно эвакуировать ее в более надежное место, например в Киев63 под прикрытие Центральной украинской рады, или в Яссы, с тем чтобы сохранить ее сложившийся аппарат для дальнейшей борьбы против Советской власти. Но безнадежность положения Ставки стала очевидной.

В ночь на 20 ноября Могилев был полностью окружен отрядами Красной гвардии и революционными частями. Ставка вынуждена была капитулировать без боя. Даже те части и соединения, которые еще недавно служили ее опорой, при контакте с революционными войсками стали «ненадежными», а некоторые из них, в том числе и батальон георгиевских кавалеров, который ранее охранял свиту царя, а теперь штаб Духонина, выступили против нее. Об этом небезынтересном факте рассказывая красногвардеец из отряда Н. В. Крыленко, бывший питерский рабочий, уроженец Белоруссии М. Т. Паттасевич: «Мы выгрузились из вагонов (в Могилеве.— А. К.), построились в колонны и со знаменами направились по Днепровскому проспекту к зданию, где размещалась Ставка. Когда наш отряд прибыл на площадь, там уже был выстроен Георгиевский батальон, который с музыкой и криками «ура» встречал красногвардейцев»64.

Не хотели сдаваться только «ударные» батальоны численностью около 6 тыс. человек и по приказу Духонина шестью эшелонами при 200 пулеметах двинулись по железной дороге из Могилева на Дон, к Каледину. Но у станции Томаровка (28 км северо-западнее Белгорода) в результате ожесточенных двенадцатидневных боев со сводными отрядами красногвардейцев, революционных солдат и матросов из Петрограда и Харькова под командованием большевиков И. Н. Павлуновского, А. Ф. Ильина-Женевского и Н. А. Руднева эти батальоны были разбиты65.

Для закрепления победы, как видно из сохранившейся записи телефонного разговора заместителя наркома по военным делам К. А. Мехоношина с начальником Революционного полевого штаба при Ставке Верховного главнокомандующего М. К. Тер-Арутюнянцем, из Петрограда в Могилев был направлен еще один отряд Красной гвардии в количестве 700 человек66.

Главная причина, почему в распоряжении Ставки не оказалось солдат, готовых ее защищать, состояла в том, что подавляющее их большинство ненавидело Ставку67, приняло сторону Советской власти и единодушно требовало мира. «Всеохватывающее, непреодолимое требование мира — мира во что бы то ни стало, — писал Н. В. Крыленко, — было основным лозунгом армии»68. Нельзя не отметить и большого влияния отрядов пролетарской Красной гвардии на солдат частей Ставки, которые при соприкосновении с ними сразу же переходили на сторону Советской власти.

Антинародные, реакционные цели определили провал планов руководителей Ставки. Члены эсеро-меньшевистского Общеармейского комитета, представители иностранных военных миссий, а также ряд генералов и офицеров Ставки бежали. Генерал Н. Н. Духонин был арестован и убит восставшими солдатами и матросами69. Но перед этим он успел совершить еще одно преступление: 19 ноября при его прямом содействии бежали из Быховской тюрьмы на Дон ненавистные армии и народу царские контрреволюционные генералы Корнилов, Деникин, Лyкомский, Марков, Романовский и др. Их побег осуществился не без помощи представителей Антанты70.

20 ноября в 10 часов утра в Могилев прибыл Н. В. Крыленко и отдал приказ о своем вступлении в должность главковерха. Начальником штаба Верховного главнокомандующего был назначен генерал М. Д. Бонч-Бруевич. При новой Ставке был создан Военно-революционный комитет и образован Центральный революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией. Начальником полевого штаба стал большевик М. К. Тер-Арутюнянц71.

Высший технический аппарат управления войсками старой Ставки перешел в ведение Советского правительства. В Могилеве, как и в других городах Белоруссии, утвердилась Советская власть. Важнейшую роль в этом сыграли отряды Красной гвардии, вокруг которых все теснее сплачивались революционные солдаты и матросы.

Так завершилась ликвидация Ставки старой армии.

Однако гражданская война разгоралась и все более обострялась. В конце декабря 1917 г. газета «Правда» в статье «Борьба с .врагами народа» писала: «Мы стоим в самой гуще отчаянной, ожесточенной, кровавой гражданской войны. Эта война ведется всеми способами, всеми методами: оружием юнкеров, казацких генералов, подкупами и клеветой, диким истребительным саботажем, пьяными погромами — словом, никакими методами не брезгуют враги народа»72. В этих условиях, естественно, Советское правительство вынуждено было применять военное насилие. «Когда революционный класс ведет борьбу против имущих классов, которые оказывают сопротивление, — указывал Ленин, — то он это сопротивление должен подавлять; и мы будем подавлять сопротивление имущих всеми теми средствами, которыми они подавляли пролетариат, — другие средства не изобретены»73. В течение декабря 1917 г. почти на каждом заседании Совнарком вынужден был рассматривать вопросы борьбы против вооруженных выступлений контрреволюции.

 


 

Разгром контрреволюционных мятежей на юге страны

Враги революции особые надежды возлагали на донское казачество, и это было не случайно. «Здесь, — указывал В. И. Ленин еще накануне Октября, — можно усмотреть социально-экономическую основу для русской Вандеи»74, что полностью подтвердилось в ходе последующих событий.

Главным организатором борьбы против Советской власти на юге страны был ярый реакционер А. М. Каледин — атаман Донского казачьего войска. Он вступил в союз с украинской Центральной радой, установил связи с казачьей верхушкой Кубани, Терека, Астрахани, Южного Урала.

На Дону нашли пристанище не только лидеры партии кадетов — Милюков и Струве, бывший председатель Думы монархист Родзянко, эсер Савинков, но и контрреволюционные генералы- монархисты Алексеев, Деникин, Корнилов и многие другие. «Я рассматривал Дон, — прямо заявлял генерал Алексеев, — как базу для действий против большевиков»75. Собравшись на Дону, они при поддержке Каледина начали формировать так называемую Добровольческую армию, ставшую затем ядром белогвардейских войск на юге России. «Вокруг Каледина, — отмечал И. Ленин в декабре 1917 г., — группируются собравшиеся со всех концов России контрреволюционные элементы из помещиков и буржуазии»76.

Встав на путь вооруженного мятежа, контрреволюционеры объявили Дон независимым от Советской России. Сюда стягивались с фронта и других мест казачьи части, которые к середине ноября 1917 г. насчитывали в своем составе около 40 тыс. вооруженных казаков с артиллерией77, а в декабре их численность превысила 50 тыс.78 2 декабря Каледин захватил Ростов-на-Дону, 4 декабря — Таганрог. Его войска вторглись в Донбасс.

Так сложился новый очаг всероссийской контрреволюции, стремившейся с помощью Каледина, Дутова, а также украинской Центральной рады организовать новый поход на Петроград и Москву с целью удушения власти Советов.

«Мы должны, — писал Каледин уральскому атаману Дутову, — объединить силы всего казачества. Мы должны иметь Волгу во что бы то ни стало... Мы организуемся и поведем общее наступление на Москву»79.

Поддержку и помощь Каледину, как и другим контрреволюционным силам, оказывали империалисты80, и это еще более усиливало угрозу Советской власти с их стороны. В. И. Ленин прямо ставил вопрос: «Либо победить Калединых и Рябушинских, либо сдать революцию. Либо победа в гражданской войне над эксплуататорами, либо гибель революции»81.

ЦК большевистской партии и Советское правительство приняли решительные меры. Разработанный под руководством В. И. Ленина план разгрома калединщины предусматривал немедленную мобилизацию сил и средств на разгром врага, создание единого руководства по борьбе с южной контрреволюцией» оказание материальной и военной помощи центральных промышленных районов страны революционным силам на местах, усиление пропаганды и агитации среди трудового казачества и поднятие их на борьбу с Калединым. Стратегический замысел заключался в том, чтобы концентрическими ударами советских войск из Донбасса, Воронежа и с юга — со стороны Черного моря и Кавказа — окружить основные силы Каледина в районе Новочеркасска и Ростова и уничтожить их. Выполнение этого плана требовало, с одной стороны, высокого уровня военной организации, дисциплины и военного искусства революционных войск, а с другой — задача не могла быть выполнена без создания перелома в настроении местного, прежде всего казачьего населения, без утверждения принципов Советской власти на местах.

25 ноября Совет Народных Комиссаров опубликовал обращение «Ко всему населению», в котором указывал, что вооруженную борьбу нужно вести так, чтобы контрреволюционеры почувствовали «железную руку революционного народа»82. Районы мятежей — Дон, Украина, Урал — были объявлены на осадном положении, а главари мятежей — вне закона83. В правительственном сообщении от 28 ноября «Ко всем трудящимся и эксплуатируемым» со всей решительностью было заявлено, что Советская власть до тех пор не прекратит борьбу против кадетской партии и ее калединских войск, пока они не будут полностью уничтожены. «Малейшая нерешительность или слабость народа может закончиться крушением Советов, крушением дела мира, гибелью земельной реформы, новым всевластием помещиков и капиталистов..., — говорилось в сообщении.— Совет Народных Комиссаров объявляет кадетскую партию, как организацию контрреволюционного мятежа, партией врагов народа»84.

В. И. Ленин требовал от Народного комиссариата по военным делам бросить все свободные силы на борьбу с южной контрреволюцией85. По его распоряжению срочно формировались и отправлялись на Дон, Украину, Южный Урал и в другие места страны сводные отряды красногвардейцев, революционных солдат и матросов из Петрограда, Москвы, Харькова, Брянска, Воронежа, Костромы, Рязани, Смоленска, Царицына и других городов. Только из Петрограда было отправлено на калединский фронт два крупных отряда Красной гвардии86, в первом из них находилось 2 тыс. красногвардейцев, имевших броневик и 15 пулеметов87. Рабочие Москвы послали свыше 4 тыс. красногвардейцев, два бронепоезда и бронеотряд88, причем районные штабы Красной гвардии, руководствуясь полученными указаниями, отбирали наиболее испытанных бойцов из числа рабочих, имевших «боевой опыт и знавших военную тактику»89. Один из отрядов московских красногвардейцев (600 человек при 8 пулеметах) возглавил член Центрального штаба Красной гвардии Москвы П. В. Егоров90. Второй отряд красногвардейцев Москвы (500 человек) был отправлен на Дон под командованием рабочего Красной Пресни большевика А. П. Ермаченко. Позднее туда же были отправлены еще два отряда Красной гвардии: один из рабочих Москвы, а другой — из рабочих Подмосковья. Его возглавил начальник Красной гвардии Московского уезда большевик П. X. Савельев91. Всего из Центральной России было отправлено на юг в конце 1917 — начале 1918 г. до 20 тыс. красногвардейцев, революционных солдат и матросов92.

Выступая перед одним из отрядов красногвардейцев, отъезжающих из Петрограда на юг, В. Володарский говорил: «Товарищи красногвардейцы! Владимир Ильич поручил мне передать вам пламенный привет... Вас, товарищи красногвардейцы, зовет партия нанести сокрушительный удар по замыслам белого генерала... Смерть генералу Каледину!.. Вы привезете на Дон не только ваше мужество, но и ваш опыт. Вы не только уничтожите врага, но и закрепите торжество Советской власти на Дону...»93

В борьбе с контрреволюцией на юге страны вместе с красногвардейцами участвовали солдаты и революционные моряки Черноморского флота, в том числе отряд А. В. Мокроусова, а также революционный авиационный отряд94, отправленный на юг для подавления мятежа в декабре 1917 г.

8 декабря Советское правительство, учитывая опыт подавления мятежей Керенского — Краснова под Петроградом и генералов Ставки старой армии в Могилеве, приняло решение о создании единого военного руководства для борьбы с мятежниками. Командующим советскими войсками «для общего руководства операциями против калединских войск и их пособников» назначался член коллегии Народного комиссариата по военным делам В. А. Антонов-Овсеенко95. Через три дня он был уже в Харькове и формировал штаб главнокомандующего советскими войсками по борьбе с контрреволюцией на юге России.

Для организации разгрома контрреволюции на Дону по указанию В. И. Ленина были выделены крупные денежные средства. 21 декабря Владимир Ильич подписал декрет СНК об ассигновании на эти цели 5 млн. руб.96, он дал разрешение отпустить из этих денег 1 млн. руб. штабу Московского военного округа, где формировались войска для подавления контрреволюции на юге97.

Еще 6 декабря СНК за подписью В. И. Ленина было отдано распоряжение всем комиссарам железных дорог о немедленном пропуске войск, двигающихся на Дон для борьбы с Калединым и кубанской контрреволюцией во главе с атаманом А. П. Филимоновым98. В этот день Владимир Ильич отдал 31 распоряжение комиссарам железных дорог о беспрепятственном пропуске и ускорении движения эшелонов с красногвардейцами и революционными солдатами99. Вождь революции принимал командиров и комиссаров частей, едущих на фронт, беседовал с ними, указывал на необходимость быстрых и решительных военных действий.

Опорой Советской власти на Дону, Кубани и Украине были рабочие и беднейшие крестьяне. Они вступали в красногвардейские отряды и активно боролись с контрреволюцией. Центральный Комитет партии всемерно поддерживал инициативу трудящихся масс. 9 декабря 1917 г. при обсуждении положения, сложившегося в Александро-Грушевском горном районе 100, подвергшемся нападению калединцев, В. И. Ленин посоветовал рабочим делегатам сохранять спокойствие, верить в свои силы, создавать вооруженные красногвардейские отряды и «держаться, сколько хватит сил...»101

В связи с необходимостью разоружения казачьих эшелонов, проходивших через Александровск (ныне г. Запорожье) на Дон, заводские красногвардейские отряды города были объединены в 1-й Александровский красногвардейский полк под командованием рабочего А. А. Бузинова численностью около 800 стрелков, 60 кавалеристов, 2 трехдюймовых орудия и 20 пулеметов102.

Красная гвардия на местах нуждалась в оружии. К началу января 1918 г. по распоряжению ЦК партии и Советского правительства только для вооружения Красной гвардии Донбасса было отправлено из Петрограда, Москвы, Тулы и других мест свыше 25 тыс. винтовок, около 30 пулеметов, 900 револьверов и большое количество патронов к ним103-105. К февралю 1918 г. отряды Красной гвардии Украины получили около 150 тыс. винтовок, 3 тыс. пулеметов, десятки тысяч ручных гранат и несколько миллионов патронов106.

ЦК партии и СНК выдвинули лозунг «Мир с казаками и война с Калединым»107 и приняли меры по укреплению дружбы революционных отрядов с трудовыми казаками, делая все возможное, чтобы раскрыть им правду о революции, привлечь их на сторону Советской власти. С этой целью 25 ноября Советское правительство приняло специальное обращение «От Совета Народных Комиссаров — трудовым казакам». В нем говорилось: «Объединитесь со всем пародом против его врагов. Объявите Каледина, Корнилова, Дутова, Караулова и всех их сообщников и пособников врагами народа, изменниками и предателями. Арестуйте их собственными силами и передайте их в руки Советской власти...»108 В обращении «Ко всему трудовому казачеству» от 9 декабря СНК сообщил об отмене обязательной воинской повинности казаков и установлении для них ряда льгот, поставив своей ближайшей задачей разрешение аграрного вопроса в казачьих областях в интересах трудового казачества109.

В район мятежа были направлены агитаторы с декретами и воззваниями Советского правительства, среди них был и петроградский красногвардеец, впоследствии Маршал Советского Союза М. В. Захаров110. Идеи большевизма нашли поддержку у широкой массы казаков. Многие из них, как свидетельствуют документы, не желали сражаться против Советской власти, не выполняли приказов Каледина и переходили целыми подразделениями и частями на сторону Советской власти111.

Наступление красногвардейских отрядов против калединских войск началось в декабре 1917 г. Советское командование считало своей ближайшей задачей освободить Донбасс, расчленить силы Каледина и буржуазной Центральной рады, лишить их связи между собой, а затем и разгромить их. Для этого необходимо было занять все железнодорожные магистрали, идущие на юг, и в первую очередь овладеть железнодорожными станциями Лозовая, Синельниково и г. Славянском. Отряды Красной гвардии должны были содействовать установлению Советской власти в названных пунктах. Эти задачи по приказу В. А. Антонова-Овсеенко выполнил сводный отряд П. В. Егорова (1360 бойцов)112. К концу декабря, разгромив по пути движения гайдамаков (войска Центральной рады) он занял указанные районы и прочно удерживал их.

Контрреволюционные войсковые группировки оказались изолированными друг от друга, что в значительной степени облегчило их разгром по частям. В результате успешных действий вскоре были освобождены Луганск, Никитовка, Макеевка и многие другие населенные пункты. «От всей души приветствую вашу энергичную деятельность и беспощадную борьбу с калединцами», — телеграфировал В. И. Ленин 29 декабря 1917 г. В. А. Антонову-Овсеенко113.

Окружение и уничтожение калединских сил в районе Новочеркасска и Ростова началось в январе 1918 г. Опорной базой наступления советских войск стал рабочий Донбасс, где тысячи шахтеров и металлистов по призыву партии взялись за оружие. Здесь были организованы местные отряды Красной гвардии — Ясиповатский отряд (350 человек) под командованием Д. П. Жлобы, Луганский отряд (700 человек) во главе с А. Я. Пархоменко, 1-й полк Красной гвардии Донецкого бассейна (около 2 тыс. человек) и др.114 Признавая необходимым поставить на прочную основу все дело формирования Красной гвардии и руководство ею, 5 января 1918 г. бюро Военно-революционного комитета Донецкого бассейна115 постановило создать из представителей петроградского, московского и местных красногвардейских отрядов Центральный штаб Красной гвардии Донецкого бассейна116. Начальником штаба стал Д. И. Пономарев, который на этом посту проявил себя умелым организатором и руководителем боевых сил донецкого пролетариата117.

В район Донбасса направлялись отряды Красной гвардии, революционных солдат и матросов из Екатеринослава, Изюма, Севастополя и других городов Украины118. Сюда же двигались бронепоезда, артиллерия и броневики, поступало продовольствие, обмундирование и т. п.119 Центральный штаб Красной гвардии Донецкого бассейна организовал медико-санитарную службу, создал медицинские пункты и лазареты для раненых красногвардейцев120.

В результате постоянной заботы ЦК партии и лично В. И. Ленина Донбасс с его многочисленными отрядами Красной гвардии превратился в мощный военный лагерь. В районах Горловка — Никитовка, Рудаково — Луганск, Лиски — Чертково и других местах для наступления было сосредоточено около 17,5 тыс. красногвардейцев, революционных солдат и матросов121 под  командованием Р. Ф. Сиверса, Ю. В. Саблина и Г. К. Петрова. В своем распоряжении они имели 48 артиллерийских орудий, 4 бронепоезда, 4 броневых автомобиля и 40 пулеметов122. Советские войска, сведенные в группы (колонны), наступали на Новочеркасск и Ростов по сходящимся направлениям с севера и с запада, кроме того, с юга двигались революционные части 39-й пехотной дивизии под командованием А. И. Автономова123.

В те дни, когда уже были взяты в кольцо охваченные мятежом районы и революционные отряды вели успешные бои с противником, произошло восстание ряда казачьих частей против Каледина. 10 января по инициативе большевиков в станице Каменской в тылу калединских войск был созван съезд казаков — представителей революционных полков 5-й казачьей дивизии и других фронтовых частей, а также представителей рабочих и крестьян Дона. Съезд взял власть на Дону в свои руки, объявил Донское войсковое правительство низложенным, образовал Донской казачий военно-революционный комитет во главе с Ф. Г. Подтелковым и М. В. Кривошлыковым124 и начал военные действия против Каледина. Узнав о съезде, Каледин немедленно послал в Каменскую 10-й Донской полк, чтобы арестовать делегатов съезда. Но этого сделать не удалось. На помощь революционным казакам спешили красногвардейцы из Миллерова и отряд Красной гвардии из Луганска. Казаки, посланные Калединым, под влиянием большевистской агитации перешли на сторону Советской власти. Часть делегатов съезда была направлена в Москву к В. И. Ленину и Я. М. Свердлову125.

Выступая 11 января 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов, где присутствовали и делегаты Донского ВРК, В. И. Ленин сообщил, что на Дону произошел перелом и что «дело Каледина — дело безнадежное, трудящиеся массы против него. Опыт Советской власти, пропаганда делом, примером советских организаций берет свое, и внутренняя опора Каледина на Дону теперь падает не столько извне, сколько извнутри» 126.

Революционные войска вели активное наступление против мятежников и теснили их на всех участках фронта. В тылу против казачьей контрреволюции поднялись рабочие. Трудовое казачество Дона отказывалось быть слепым орудием Каледина. Отдельные части бросали фронт и расходились по домам, многие казаки, имея при себе оружие, переходили на сторону революционных войск. Земля горела под ногами мятежного генерала и его пособников. их положение ухудшалось с каждым днем.

15 января 1918 г. отряды Красной гвардии с двумя бронепоездами и тремя бронеавтомобилями под командованием бывшего прапорщика большевика Р. Ф. Сиверса, двигаясь в эшелонах, освободили Матвеев Курган, искусно обойдя калединцев с обоих флангов. «Курган занят нами, захвачен бронированный поезд, два калединских эшелона горят, операция продолжается», — говорилось в донесении о занятии села и железнодорожной станции127. Юнкера и офицеры, отступая под натиском красногвардейцев, фугасным и артиллерийским огнем взрывали пути128. Однако это не могло сдержать наступление красногвардейцев, они восстанавливали их и вновь двигались вперед. 17 января войска Сиверса подошли к Таганрогу, где большевики возглавили восстание пролетариата. На улицах города двое суток шли упорные бои. 19 января совместным ударом отрядов Красной гвардии и восставших рабочих Таганрог был освобожден, с этого дня власть перешла к Совету129. «Пролетариат Таганрога, — отмечал один из организаторов Красной гвардии Донбасса, участник событий Н. М. Пучков-Безродный130, — обнаружил не только героизм и отвагу, но и поразительную способность усвоить ленинскую стратегию и тактику классовой борьбы. Рабочие... сумели отнять оружие у противника и... выбросить регулярные добровольческие войска из города»131. Красногвардейские отряды приблизились тем самым к Новочеркасску и Ростову-на-Дону. 27 января отряды Красной гвардии, революционных солдат и матросов под командованием Ю. В. Саблина заняли ст. Зверево, через день овладели г. Сулин. В конце января В. А. Антонов-Овсеенко, докладывая о достигнутом успехе В. И. Ленину, особо подчеркивал: «Станции Лихая, Зверево, Сулин на пути к северу от Новочеркасска заняты победоносными революционными войсками»132.

Быстро продвигались вперед и отряды под командованием Г. К. Петрова, который докладывал В. А. Антонову-Овсеенко, что красногвардейцы и солдаты «дерутся стойко»133. Они заняли ряд населенных пунктов и железнодорожных станций, в том числе Миллерово. Во взаимодействии с другими красногвардейскими частями 2 февраля 1918 г. ими был наголову разбит полуторатысячный офицерско-юнкерский отряд Черпецова у ст. Глубокой, где особенно хорошо, как видно из архивных документов, действовала артиллерия134. В этом ожесточенном бою был убит и сам Чернецов, которого белая пресса именовала «усмирителем Донбасса».

С юга к Ростову все ближе подходили революционные части под командованием А. И. Автономова. Из телеграмм, посылаемых в штаб контрреволюционеров, явствует, что «калединцы метались по всему фронту, заделывая бреши от прорывов красногвардейцев»135. В. А. Антонов-Овсеенко считал, что стратегическое окружение противника, по существу, завершилось. После этого необходимо было стянуть кольцо окружения и «быстрым ударом по главному направлению доконать врага»136.

Калединцы с боями отступали к Ростову, сжигая населенные пункты и станции, разрушая железнодорожное полотно137. Положение правительства атамана Каледина стало уже безнадежным. В стане врагов начался раскол. 28 января генерал Корнилов сообщил атаману Каледину о своем решении вместе с генералами Алексеевым и Деникиным покинуть Дон и увести Добровольческую армию на Кубань138. На другой день, созвав экстренное заседание Донского правительства и признав безвыходность своего положения, Каледин сложил с себя полномочия и, вернувшись домой, покончил жизнь самоубийством. Генерал Потоцкий — правая рука Каледина — был взят в плен139. Газета «Правда» в те дни писала: «Борьба клонится к концу. Буржуазно-помещичья контрреволюция в агонии: она умирает, разбитая и обессиленная,- и выстрел Каледина в свой собственный череп символизирует эту позорную смерть...»140

21 февраля 1918 г. В. И. Ленин по прямому проводу отдал распоряжение В. А. Антонову-Овсеенко: «Немедленно взять Ростов и Новочеркасск. Послать на это дело благонадежных петроградских красногвардейцев около 2000 человек»141. 23 февраля И. Ленин снова требует от Антонова-Овсеенко: «Сегодня же во что бы то ни стало взять Ростов»142. Приказ вождя был выполнен. Поздно вечером 23 февраля революционные войска заняли Ростов — ворота на Кавказ, один из крупных городов на юге страны, а 25 февраля — и Новочеркасск — «столицу» донской контрреволюции. Остатки белоказачьих войск бежали в Сальские степи. Всероссийский очаг контрреволюции на Дону был разгромлен.

Красная гвардия сыграла исключительно важную роль в разгроме калединского мятежа. Выполняя задание большевистской партии, лично В. И. Ленина, отряды Красной гвардии, революционные солдаты и матросы преградили путь распространению контрреволюции на север, обеспечили доставку хлеба и угля в центральные районы страны, помогли ввести на освобожденной территории революционный порядок и, что особенно важно, активно способствовали утверждению Советской власти на Дону.

Успешно шла к завершению и вооруженная борьба местных красногвардейцев, революционных солдат и матросов с войсками Центральной буржуазной рады, которая, опираясь на помощь иностранной буржуазии143, помещиков и кулаков, стремилась сохранить на Украине свое господство. Численность войск Центральной рады к началу декабря 1917 г. достигала 70 тыс. человек144. Рада консолидировалась с атаманом Калединым на Дону и помогала ему. «...Рада оказывает поддержку кадетски- калединскому заговору и восстанию против Советской власти», — говорилось в манифесте Совнаркома к украинскому народу от 3 декабря 1917 г.145 Центральная рада разоружала Красную гвардию и революционные части, находившиеся на Украине, свободно пропускала через свою территорию контрреволюционные силы на Дон и вместе с тем задерживала советские войска, направлявшиеся для борьбы с мятежом Каледина146. Против Центральной рады выступили не только рабочие, солдаты, но и крестьяне, приветствовавшие решения II Всероссийского съезда Советов, ленинские Декреты о мире и земле.

Крушению планов Центральной рады и международного империализма способствовали решения I Всеукраинского съезда Советов, состоявшегося в Харькове 11—12 декабря 1917 г. Съезд провозгласил Украину Советской республикой и заявил о нерушимости братского союза с рабочими и крестьянами России. В военной области съезд определил задачи по укреплению старых формирований, вооружению и обучению новых отрядов Красной гвардии, особенно в промышленных и крупных населенных пунктах Украины. Сюда по распоряжению Советского правительства, лично В. И. Ленина из Петрограда, Москвы, Минска, Гомеля, Тулы и других мест шли революционные отряды, оружие и боеприпасы147.

После того как Рада была изолирована от Донской контрреволюции, положение ее резко ухудшилось. В войсках Центральной рады, как заявили ее руководители на заседании 15 декабря 1917 г., нет уверенности в победе, идет брожение, «распространяется большевизм»148. Уже 2 января 1918 г. революционными силами был освобожден Александровск (ныне Запорожье), а утром 6 января из Екатеринослава (теперь Днепропетровск) в Харьков пришло донесение: «Передайте в штаб Красной гвардии. Мы атаковали Полтаву... вокзал занят, идет борьба в городе. Высылайте в Константиноград 1000 красногвардейцев экстренно на соединение с Егоровым»149.

Отряды Московской Красной гвардии под командованием П. В. Егорова, захватив тяжелую осадную батарею противника, направлявшуюся на подкрепление из Новочеркасска в Полтаву, успешно наступали со ст. Лозовой150. В. А. Антонов-Овсеенко сообщал в Народный комиссариат по военным делам: «Полтава наступлением из Лозовой и Харькова вчера вечером была занята нами... Ожидаю сведения о занятии Бахмача»151.

Город Бахмач был взят 15 января успешно наступавшим в направлении Киева 1-м Минским революционным отрядом под командованием Р. И. Берзина, имевшим в своем составе до 3500 красногвардейцев и солдат, 4 артиллерийские батареи 152 и блиндированный поезд с командой 77 человек и 16 пулеметами153. В тот же день советские войска подошли к ст. Круты, Здесь Центральная рада, пытаясь преградить путь красногвардейским частям на Киев, сосредоточила отборные силы пехоты, кавалерии, добровольческие и офицерские части под командованием главаря украинской контрреволюции Петлюры. Два дня длились упорные бои. Из-за условий местности петроградские и украинские красногвардейцы были вынуждены наступать на войска противника, засевшего в окопах, по открытому полю.

Но это не испугало защитников революции, показавших в бою чудеса мужества и отваги. Они шли вперед под оружейным и пулеметным огнем, теряя своих товарищей, но свято выполняя свой долг. Не выдержав натиска революционных бойцов, которых поддерживал путиловский бронепоезд, петлюровцы бежали с доля боя. 17 января ст. Круты была взята — дорога на Киев стала открытой.

Как и при подавлении других мятежей, здесь также большую роль сыграла разъяснительная работа большевистских агитаторов и пропагандистов из состава бойцов и командиров Красной гвардии среди местного населения, раскрывавших в первую очередь суть первых декретов Советской власти. Особенно отличались в этом отношении петроградские и московские красногвардейцы. Так, большевик А. А. Знаменский, командир Благуше-Лефортовского отряда Красной гвардии Москвы, в своем боевом донесении в Московский комитет партии писал: «Не выдержав боев, бегут перед нашим отрядом отборные украинские части — курени смерти, гайдамаки, полк Дорошенко. Прислушиваясь к разъяснениям московских большевиков, отходят украинские крестьяне от Киевской рады, а солдаты полка Дорошенко отказываются выступать с оружием против красногвардейцев московского пролетариата»154.

Большую помощь отрядам красногвардейцев, революционных солдат и матросов в разгроме войск Центральной рады оказывало местное население. «...Везде мы встречаем самый радушный прием», —писал один из петроградских красногвардейцев с Украины155. Трудящееся население Украины, рабочие и крестьяне освобожденных районов с радостью, как своих братьев, встречали красногвардейцев, революционных солдат и матросов, ибо видели в них активных борцов за свои права, за счастье народа. Многие из них тут же вступали в ряды Красной гвардии.

13 января 1918 г. на Чрезвычайном Всероссийском железнодорожном съезде В. И. Ленин сказал, что, утратив доверие украинских народных масс, Рада «доживает свои последние дни»156. Отряды Красной гвардии, разгромив контрреволюционные войска Центральной рады — гайдамаков, занимали один за другим населенные пункты и со всех сторон двигались к Киеву. В ночь на 16 января в самом Киеве началось восстание рабочих. На помощь им спешили отряды Красной гвардии, революционных солдат и матросов под командованием П. В. Егорова. Р. И. Берзина, Г. Н. Кудинского, В. М. Примакова и др.157 В ожесточенных боях на подступах к Киеву и в самом городе широко применялись артиллерия и бронепоезда. 24 января 1918 г. командование советских войск, действовавших против Центральной украинской рады, доносило в Петроград В. И. Ленину, что в Киеве идут уличные бои, Красная гвардия несет большие потери158. И далее сообщалось: «Нами очищены все станции Киева, а также вокзал. Бронированные поезда — последнее слов техники — сбивают противника из центра города. Наша артиллерия обстреливает город день и ночь. Просьба срочно прислать 1000 красногвардейцев»159. Но подкрепления уже не потребовалось. Войска Центральной рады, в том числе их ударная сила — петлюровские полки, были разгромлены.

26 января Киев стал советским. Основную тяжесть борьбы с ними, как видно из документов, вынесла Красная гвардия160. Так украинский народ с братской помощью отрядов Красной гвардии русского, белорусского и других народов завершил разгром контрреволюционных сил и установил Советскую власть.

Одновременно с разгромом вражеских группировок на Дону и Украине происходила ликвидация контрреволюции и на Южном Урале, которую возглавлял атаман Оренбургского казачье- го войска А. И. Дутов. Его планы сводились к тому, чтобы при поддержке казачьей верхушки и буржуазных националистов задушить Советскую власть на Южном Урале, соединиться на Волге с войсками атамана Каледина и повести совместное наступление в центр страны.

Подняв антисоветский мятеж, полковник Дутов в ночь на 10 ноября 1917 г. арестовал большевиков, членов Оренбургского совета, ликвидировал ВРК и захватил власть в Оренбурге. К январю 1918 г. дутовцам удалось овладеть Челябинском, Верхне-Уральском, Троицком и другими городами. От Советской России были отрезаны Казахстан, Средняя Азия, перекрыты пути подвоза хлеба из Южной Сибири в голодающие Петроград и Москву, создавалась угроза промышленным и продовольственным центрам Урала и Поволжья161. Дутова поддерживали башкирские, татарские и казахские буржуазные националисты162. Он установил связь с Калединым на Дону и белоказачьей контрреволюцией на Кубани. Ему оказывали помощь русские и иностранные капиталисты. «Французы, англичане и американцы, — хвастливо признавался сам Дутов, — со мной имеют непосредственное сношение и оказывают нам помощь»163.

Вопросы борьбы с дутовщиной, оказания помощи оренбургскому фронту были в центре внимания Центрального Комитета  партии и Советского правительства. Они обсуждались на заседавших Совета Народных Комиссаров 20, 25 и 28 ноября, 6, 16. 18, 23 и 24 декабря 1917 г.164 Оренбургская губерния была объявлена на осадном положении, а Дутов — врагом народа. Для ликвидации мятежа из Петрограда на Урал был командирован в качестве чрезвычайного комиссара СНК один из организаторов Оренбургского большевистского комитета, старый большевик П. А. Кобозев. Он держал непрерывную связь с В. И. Лениным, с Совнаркомом, откуда получал помощь, советы и указания. В. И. Ленин потребовал от Наркомвоена оказания всемерной поддержки Красной гвардии и революционным солдатам Южного Урала, борющимся против Дутова. Особенно активно вели борьбу с мятежниками железнодорожники Оренбургско-Ташкентской железной дороги. 26 ноября, когда делегация оренбургских железнодорожников обратилась к Владимиру Ильичу с просьбой о помощи, он тут же отдал письменное распоряжение: «В штаб (Подвойскому или Антонову)... Требуется экстренная военная помощь против Дутова»165. На обороте этого распоряжения для ответа В. И. Ленину В. А. Антонов-Овсеенко сделал следующую запись: «1. Мною вызвана в Петроград стрелковая дивизия, которую немедленно направляю в Сибирь. 2. Завтра идет первый эшелон человек в 400 (матросы и красногвардейцы) ... Антонов»166.

16 декабря 1917 г., заслушав доклад И. В. Сталина о положении на Южном Урале и в близлежащих к нему районах, Совнарком поручил ему, Н. И. Подвойскому и А. Л. Колегаеву организовать военную поддержку местным красногвардейцам в борьбе против дутовщины. Кроме того, постановлением от 18 декабря СНК обязал Н. И. Подвойского ежедневно письменно докладывать о принятых мерах по оказанию военной помощи Самаре и Оренбургу167. В связи с этим Н. И. Подвойский дал распоряжение П. А. Кобозеву «ежедневно телеграфировать о положении в Уральской, Оренбургской и Тургайской областях»168. Чрезвычайным областным военным комиссаром Тургайской области был назначен член партии с 1915 г. А. Т. Джангильдин, в полномочия которого входило установление в области Советской власти и создание красногвардейских отрядов для борьбы с Дутовым169.

Успешно началась организация Красной гвардии для отпора контрреволюционным войскам Дутова и в Самаре. Душой этого важнейшего дела был председатель Самарского ревкома, выдающийся советский государственный и партийный деятель В. В. Куйбышев170. Отряды Красной гвардии формировались в Казани, Екатеринбурге, Уфе, Перми, Омске и в других местах. «Мы, мастеровые, рабочие и служащие Челябинского участка службы тяги Омской железной дороги, — говорилось в резолюции собрания челябинских железнодорожников-красногвардейцев, — всегда готовы встать на защиту революции и с оружием в руках расстроить гнусный замысел казачьих офицеров и есаулов против революции»171. Большую работу по организации вооруженных сил проводили местные большевики С. М. Цвиллинг, М. С. Кадомцев, А. А. Коростелев, А. М. Чеверев и др.

По распоряжению В. И. Ленина из Петрограда на Южный Урал для борьбы с войсками Дутова, численность которых составляла около 8 тыс. солдат и офицеров172, были направлены значительные силы Красной гвардии173, революционных солдат и матросов, в том числе сводный летучий отряд (получивший название «Северный») под командованием мичмана С. Д. Павлова численностью 1500 красногвардейцев, революционных матросов и солдат174, автоброневой отряд и другие части175. Как отмечает А. М. Федоров, красногвардейцев было около 10—12 тыс., имелось 25 орудий, 2 самолета и большое число пулеметов176.

Одновременно с мобилизацией военных сил была организована агитационно-пропагандистская работа среди трудового оренбургского казачества с целью привлечения его на сторону Советской власти. Она имела успех. Помощник атамана Оренбургского казачьего войска генерал Акулинин был вынужден признать, что большевики «вели разлагающую пропаганду сначала в полках, а потом и в станицах».

Ликвидацию дутовщины было решено начать с восстановления Советской власти в Челябинске. Этот город являлся, по существу, воротами, через которые доставлялся хлеб из Сибири в голодающие промышленные районы страны. При поддержке местных красногвардейцев и рабочих 20 ноября 1917 г. город был освобожден, челябинская «пробка» ликвидирована. Движение продовольственных поездов на запад, к Москве и Петрограду, возобновилось. Во главе Челябинского Военно-революционного комитета стал В. К. Блюхер177. Одновременно он возглавил все красногвардейские отряды и другие революционные части этого района. Это были первые шаги на боевом пути прославленного полководца.

20 декабря отряды красногвардейцев (около 1580 человек)178 в лютый мороз начали наступление из Челябинска на Троицк — важный опорный пункт дутовщины. В результате упорных боев, которые вначале шли с переменным успехом, белоказачьи части были разбиты. 25 декабря в городе восторжествовала Советская власть. С потерей Челябинска, Троицка и связи с железной дорогой положение Дутова значительно ухудшилось. Однако на предъявленный ему П. А. Кобозевым от имени Советского правительства ультиматум о прекращении мятежа он не ответил. Поддерживаемый внутренней и внешней контрреволюцией, Дутов продолжал борьбу, усиливая террор против сторонников Советской власти. Особенно зверски белогвардейцы расправлялись с пленными красногвардейцами. Одних они тут же расстреливали или вешали, других, особенно большевиков, сжигали живыми или жестоко пытали179.

Большое значение для мобилизации сил трудящихся против дутовщины имели решения III Уральской областной конференции РСДРП (б), состоявшейся 2—5 января 1918 г. в Екатеринбурге. В принятой ею резолюции говорится: «...Немедленно мобилизовать всех рабочих от 18 до 40 лет в объединенные батальоны Красной гвардии. ...Все члены партии, способные носить оружие, считаются членами Красной гвардии». По решению конференции создавались красногвардейские отряды и в сельской местности «из организованных вокруг Советов беднейших крестьян»180, что значительно усилило мощь Красной гвардии.

Советские войска в первой половине января развернули решительное наступление на Оренбург — основной оплот контрреволюции на Южном Урале. В самом городе местными большевиками была создана подпольная Красная гвардия, руководимая талантливым организатором Оренбургских главных железнодорожных мастерских рабочим коммунистом А. Е. Левашевым, впоследствии ставшим командиром Красной Армии181.

На подступах к Оренбургу, особенно у железнодорожных станций Сырт и Каргала, в середине января завязались ожесточенные бои. Командир отряда красногвардейцев Перми и Мотовилихи большевик А. Л. Борчанинов в бою у ст. Сырт личным примером воодушевил бойцов, первым бросившись в атаку на дутовцев и увлекая красногвардейцев за собой182. Показал себя прекрасным командиром вожак екатеринбургских красногвардейцев коммунист П. 3. Ермаков, который умело руководил боевыми действиями красногвардейских подразделений, проявляя при этом инициативу и военную сметку. Видя, что трехдневные бои не приносят желаемых результатов, он, обойдя на пути к ст. Сырт укрепленную дутовцами сопку, с отрядом лыжников с тыла вышел к железнодорожной станции. Перехватив телефонный разговор противника, Ермаков узнал, что в Сырт на помощь к мятежникам идет подкрепление. Под видом этого подкрепления Ермаков со своим отрядом и подошел к дутовцам на расстояние выстрела. Отсюда их никто не ждал. Оставшиеся на прежних позициях красногвардейские части после сигнальной ракеты Ермакова пошли в атаку. Одновременным ударом с фронта и тыла ст. Сырт была взята183. В донесении в Народный комиссариат по военным делам Н. И. Подвойскому от 17 января 1918 г. говорилось: «Бой под Сыртом был ожесточенный, это важный стратегический пункт... Противник бежит, рвет путь и мосты на каждой версте... До Оренбурга осталось 8 верст» 184.

В это время в Оренбурге вспыхнуло восстание рабочих, подготовленное большевиками, в котором приняли участие оренбургские красногвардейцы. 18 января одновременным ударом с фронта и тыла Оренбург был освобожден, о чем немедленно С. Д. Павлов сообщил телеграммой в СНК185. Мятежным силам Дутова был нанесен тяжелый удар, они потеряли наиболее важные опорные пункты и связь с железной дорогой. Атаман Дутов с небольшой группой казаков бежал в Верхне-Уральск, а затем в Тургайские степи. 23 января в радиограмме «Всем, всем!», подписанной В. И. Лениным, сообщалось, что Оренбург занят советскими войсками окончательно и вся власть на месте перешла в руки Оренбургского Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казацких депутатов186. Поддержание революционного порядка в освобожденном Оренбурге взяла на себя Красная гвардия, насчитывавшая в своих рядах около 500 человек187.

Красногвардейцы, защищая власть Советов от наемников буржуазии — дутовцев, проявили высокие образцы выносливости, храбрости и героизма. «Красногвардейцы, с которыми я вел наступление, — докладывал П. А. Кобозев в Совет Народных Комиссаров после взятия Оренбурга, — дрались горячо»188. Они сплачивали ряды революционных солдат и матросов, являя примеры самоотверженности, мужества, веры в правоту своего дела.

Таким образом, и на Южном Урале утвердилась Советская власть189. Надежды контрреволюции на белогвардейские казачьи войска Дона и Южного Урала, как и на войска Центральной украинской рады, провалились.

В конце января 1918 г. начались решительные бои отрядов Красной гвардии и революционных солдат с войсками корпуса генерала Довбор-Мусницкого, сформированного Временным правительством в июле 1917 г. из поляков, служивших в русской армии, и военнопленных. Корпус поднял мятеж против Советской власти. Среди личного состава корпуса190, дислоцировавшегося на территории Минской, Могилевской, Витебской и Смоленской губерний, проводилась активная антисоветская и шовинистическая пропаганда. Мятежники нарушали связь с фронтом к западу от Минска, угрожали революционной Ставке в Могилеве, дезорганизовывали работу советских органов, наносили белорусским крестьянам неисчислимые убытки и вред191, пытались оказывать помощь войскам Центральной украинской рады192.

Довбор-Мусницкий отказался выполнить постановление Советского правительства о демобилизации армии, запретив выборы в корпусной и полковые комитеты, и не подчинился приказу Советского командования от 7 января 1918 г. о разоружении и расформировании корпуса. Имея тесные связи с иностранными империалистами, а также с контрреволюционной Белорусской радой, получая материальную поддержку от польских помещиков, Довбор-Мусницкий 12 января открыто выступил против Советской власти и, предприняв наступление, захватил Рогачев, затем Бобруйск, Оршу и другие города.

Мятеж корпуса явился одной из крупных антисоветских акций контрреволюции конца 1917 — начала 1918 г.193 Начавшись в условиях, когда значительная часть Красной гвардии была занята подавлением контрреволюции на Дону и борьбой с войсками Центральной украинской рады, мятеж представлял большую угрозу и осложнял ведение мирных переговоров в Бресте.

22 января 1918 г. Верховный главнокомандующий Н. В. Крыленко отдал приказ о беспощадной борьбе с мятежниками. В нем говорилось: «Вскормленные и пригретые попустительством правительства Керенского, образованные польской буржуазией со специальной целью защиты польских помещиков против крестьян, так называемые польские легионы и польский корпус в лице командира корпуса Довбор-Мусницкого объявили войну советским войскам». Этим приказом зачинщик мятежа Довбор-Мусницкий объявлялся врагом революции. Всех офицеров, взятых с оружием в руках, приказывалось немедленно на месте предавать революционному суду194.

Центральные и местные партийные и советские органы направляли свои усилия на отпор посягательствам мятежников. Основную роль в подавлении мятежа играли отряды Красной гвардии, находившиеся вблизи районов действий корпуса. Их ряды быстро росли в городах и в сельской местности за счет массового вступления трудящихся Белоруссии, кровно заинтересованных в защите завоеваний Октябрьской революции. В короткий срок были сформированы отряды Красной гвардии в Глусске (до 300 бойцов), в Калачах (до 200 человек), в Балашевичах (ок. 150 человек), в Межилесье, Заречье и Мыслотипе (по 50—70 человек) Минской губернии195. Сохранилось ходатайство Лучинского сельского комитета Рогачевского уезда Могилевской губернии перед СНК Республики о дополнительном отпуске оружия (100 винтовок и 25 револьверов) на формирование отряда Красной гвардии для подавления контрреволюции196.

Витебский и Бобруйский комитеты партии большевиков приняли срочные меры по укреплению красногвардейских отрядов. В Смоленской губернии для борьбы с белополяками, которые захватили железнодорожные станции Дорогобуж и Ельню, были сформированы два больших отряда под командованием В. А. Смольянинова и М. И. Смоленцова197. В подавлении мятежа приняли участие красногвардейцы из Петрограда и Москвы. Значительные силы Красной гвардии были переброшены в Белоруссию с Украины, в частности 1-й Минский революционный отряд численностью 3500 человек под командованием большевика Р. И. Берзина. В составе этого отряда был и 1-й Польский революционный батальон. На осиповичском направлении, прикрывавшем Минск, было сосредоточено 4 тыс. красногвардейцев198. Из Витебска двигались отряды Красной гвардии, два латышских стрелковых полка и Сибирский полк под общим командованием И. И. Вацетиса. Против поднявших мятеж легионеров боролись 1, 2 и 3-й петроградские боевые батальоны Красной гвардии численностью около 1500 человек199. В составе революционных войск действовали три бронепоезда и один бронеавтомобильный отряд. Броневые части в этих боях сдержали напор 2-й белопольской дивизии, блокировавшей жлобинскую группировку советских войск, способствовали в дальнейшем объединению усилий для одновременного удара на Рославль200. Была усилена охрана линии железных дорог, где развертывались основные боевые действия. Ее стойко охраняли петроградские красногвардейцы с завода «Новый Лесснер» (ныне завод имени Карла Маркса)201. Всего отряды Красной гвардии во время ликвидации мятежа насчитывали около 10 тыс. бойцов, уступая противнику по численности в два с лишним раза202.

По указанию В. И. Ленина в Могилев была направлена группа поляков — членов большевистской партии, опытных пропагандистов во главе с И. С. Уншлихтом, в распоряжении которой имелась походная типография. Листовки на польском языке, изданные в этой типографии, разбрасывались с самолетов в районах дислокации частей корпуса203. В тыл мятежников Комиссариат по польским делам послал более 40 агитаторов с пропагандистской литературой. Работая среди солдат польского корпуса, они распространили свыше 15 тыс. экземпляров воззваний204. И эта работа поляков-интернационалистов не пропала даром. Одними из первых часть солдат 1-го польского дивизиона тяжелой артиллерии корпуса Довбор-Мусницкого, находящегося в Витебске, перешли на сторону Советской власти, создав польский революционный дивизион из 350 бойцов205. 21 января Верховный главнокомандующий Н. В. Крыленко лично обратился к солдатам 1-го польского корпуса с призывом переходить на сторону революции206.

Наиболее ожесточенные бои развернулись в районе Рогачева, где укрепились 1-я и 3-я польские дивизии. Во второй половине января 1918 г. бойцы Красной гвардии Рогачевского уезда вели бои с подразделениями 3-й белопольской дивизии. Внезапным ударом у местечка Городец они разгромили батальон белополяков, взяли в плен более 50 солдат, захватили много оружия, продовольствия и военного имущества207.

30 января 1918 г. отряды Красной гвардии, революционных солдат и матросов под командованием И. И. Вацетиса после трех дней боев разбили 1-ю белопольскую дивизию и заняли Рогачев. В донесении по телеграфу в Наркомат по военным делам И. И. Вацетис сообщал: «30 января в 23 часа Рогачев занят нами обходом с востока»208. В этот же день газета «Правда» писала: «Сегодня около разъезда № 3 Риго-Орловской ж. д., в дер. Садобрино, отрядом красногвардейцев из гор. Витебска после перестрелки был разоружен отряд польских легионеров в  числе 200 чел., часть легионеров бежала... Путь Витебск — Орта свободен для поездов... Бой продолжался с 8 час. до 10 час...»209 Смоленские красногвардейцы внезапным ударом захватили станцию Дорогобуж, разгромив засевших там белополяков, и восстановили связь по железной дороге с Москвой210.

После этого началось наступление советских войск на Бобруйск. 7 февраля 2-й белопольской дивизии удалось захватить Жлобин, однако после упорных боев с белорусскими и петроградскими красногвардейцами она была разбита, и в ночь на 8 февраля остатки дивизии отошли в направлении на Бобруйск и Слуцк. Сюда отступили и сохранившиеся части 3-й белопольской дивизии. Им удалось прорваться между Жлобином и Рогачевом, ведя бой только с малочисленным красногвардейским отрядом (200 человек). Бойцы этого отряда героически сражались с превосходящими силами противника, нанесли ему большие потери и почти все погибли, защищая власть Советов.

В результате большой агитационно-пропагандистской работы, проводимой по указанию большевистской партии, среди личного состава корпуса началось брожение. Многие легионеры покидали корпус, переходили на сторону Советской власти, часть из них, побросав оружие, расходилась по деревням или сдавалась в плен. Так, в донесении делегации Комиссариата по польским делам о разложении в 1-м польском корпусе отмечено, что под Ржевом «сдался 6 польский полк. У Молодечно после стычки разбежался 5 полк, солдаты уволены в отпуск, 50 офицеров арестованы»211. Успешное сочетание активных боевых действий против белополяков на фронте и агитационно-пропагандистской работы в тылу корпуса сыграло важную роль в подавлении мятежа Довбор-Мусницкого.

Остатки разбитых и деморализованных мятежников укрылись в Бобруйской крепости. Окончательному разгрому белопольского корпуса помешало наступление 18 февраля войск кайзеровской Германии против Советской России.

Немалые надежды внутренняя и внешняя контрреволюция возлагала на вооруженное выступление атамана Семенова212, поднявшего мятеж против Советской власти в Забайкалье. После неудачной попытки небольшим отрядом захватить в послеоктябрьские дни власть в Верхнеудинске Семенов бежал в Маньчжурию, где при поддержке японских империалистов сформировал разбойничий Особый маньчжурский отряд численностью до 4 тыс. человек213. В декабре 1917 г. Семенов овладел ст. Маньчжурия и в январе 1918 г. начал наступление в направлении Читы, зверски расправляясь в занятых населенных пунктах с представителями Советской власти и красногвардейцами214. В его план входил захват не только Читы, но и Иркутска и Красноярска. Конечная его цель — соединение с мятежными силами Дутова и Каледина215.

Учитывая серьезную угрозу, которую представляли мятежники, партийные и советские органы Забайкалья призвали для борьбы с семеновскими бандами массы трудящихся, которые пополнили ряды местной Красной гвардии. Для помощи Чите в срочном порядке создаются из горняков отряды Красной гвардии на Арбагарских и Чертовских копях, станциях Оловянная, Хилок и в других местах. Вместе с 1-м Читинским красногвардейским отрядом железнодорожников вступил в бой отряд Красной гвардии из Иркутска216. Одновременно руководители Забайкалья информировали СНК и Иркутский Совет о положении дел в регионе и просили прислать в Читу вооруженные отряды рабочих для борьбы с белогвардейцами 217. По их просьбе на защиту Забайкалья партия направляла все новые и новые отряды рабочих из разных близлежащих городов Сибири. В феврале 1918 г. был создан Забайкальский (Даурский) фронт под командованием прибывшего в Забайкалье по указанию Центросибири большевика С. Г. Лазо218. В состав фронта вошли отряды Красной гвардии, части революционных казаков и солдат.

В ходе ожесточенных боев наступление отрядов Семенова, социальной базой которых были кулацкая верхушка деревни, бурятские феодалы, а также реакционная часть старого офицерства, было приостановлено, а затем они были разгромлены Красной гвардией под станцией Шарасуи219. В начале марта 1918 г. остатки семеновских частей бежали в Маньчжурию.

В первых числах апреля, опираясь на помощь японских империалистов, Семенов вновь собрал значительные силы и вторгся в пределы Советской Республики. В составе семеновских банд, а в них насчитывалось до 5 тыс. пехоты, конницы и артиллерии, кроме русских казаков, было 500 японцев и 2000 китайцев. Позднее численность семеновских частей возросла до 9000220.

Начавшаяся иностранная интервенция на Дальнем Востоке (высадка японского и английского десанта во Владивостоке) способствовала продвижению частей Семенова в глубь Забайкалья, окрылила его надеждой на победу над Советской властью221. «Положение на семеновском фронте грозное...» — телеграфировал 4 мая 1918 г. в Совнарком руководитель Военно-революционного штаба Забайкалья Д. С. Шилов222.

И вновь партийные и советские органы приняли меры по укреплению Красной гвардии, созданию ее новых отрядов из рабочих и беднейших крестьян. Отряды Красной гвардии на борьбу с семеновскими бандами формировались по всей Сибири и на Дальнем Востоке. Чита и Забайкальская железная дорога были объявлены на осадном положении. Большевистская партия направила в Забайкалье отряды Красной гвардии и революционных солдат, а также интернационалистов из Омска, Барнаула, Новониколаевска, Томска, Красноярска, Ачинска, Канска, Нерчинска, Тюмени, Кургана, Иркутска, Благовещенска, Владивостока, Хабаровска и других городов223. В итоге прибыли красногвардейцы из 31 города и рабочего поселка. Только один поселок Упда выделил против банд Семенова 400 красногвардейцев 224. Партийные организации Забайкалья и Дальнего Востока послали на фронт более половины своего состава. Так, парторганизация Черновского каменноугольного района, в числе первых организовавшая отряды Красной гвардии, ушла на фронт в полном составе 225.

Под руководством С. Г. Лазо все вооруженные отряды рабочих в ходе боев проходили переформирование и обучение, сводились в роты и батальоны Красной Армии и Красной гвардии 226. Общая численность Забайкальского фронта к этому времени составляла не менее 10 тыс. бойцов227. В результате боя за овладение опорным пунктом противника — станцией Оловянной в апреле 1918 г., боя под станцией Ага 15 мая, боя за переправу через реку Онон семеновцы потерпели поражение. Смелыми ударами войска Забайкальского фронта в июне 1918 г. полностью очистили советскую территорию от белогвардейцев. В связи с поражением мятежников президент США В. Вильсон просил государственного секретаря Г. Лансинга найти какой-нибудь «законный» способ оказать помощь атаману Семенову228. Однако империалисты не спасли его от разгрома. В конце июля Семенов снова позорно бежал со своими бандами в Маньчжурию.

С мятежом Семенова было бы покончено, но помощь интервентов и начавшееся выступление белочехов позволило ему собрать новые силы и еще раз предпринять наступательные действия против Советской власти. Вооруженная борьба с Семеновым продолжалась в Забайкалье до 1920 г. и окончилась полным разгромом его банд.

В боях с семеновцами красногвардейцы и партизаны Забайкалья и Дальнего Востока проявили невиданный героизм, мужество и стойкость, вписав яркие страницы в героическую историю нашей Советской Родины.

Наряду с подавлением крупных централизованных мятежей контрреволюции, представлявших наибольшую опасность для молодой Советской власти, Красной гвардии пришлось вести решительную борьбу и с менее значительными, но не менее опасными разрозненными очагами внутренней контрреволюции, возникавшими повсеместно, не давая им окрепнуть и объединиться между собой. В конце 1917 — начале 1918 г. ей принадлежит решающая роль в разгроме мятежных сил атаманов Гамова в Благовещенске, Калмыкова в Приморье и Приамурье229, Караулова на Северном Кавказе, Анненкова в Омске, белогвардейских банд Филимонова на Кубани, вооруженных орд Гоцинского в Дагестане, мусаватистского отребья в Баку230.

О том, какое большое значение придавалось победе Бакинской Красной гвардии и революционных солдат, прибывших с фронта, над вооруженными бандами мусаватистов, свидетельствует письмо председателя Бакинского СНК С. Г. Шаумяна В. И. Ленину. В нем 13 апреля 1918 г. С. Г. Шаумян, в частности, сообщал, что «разгром противника был полнейший»231.

Отряды Красной гвардии успешно подавили контрреволюционные мятежи юнкеров в конце октября 1917 г. в Петрограде, Москве, Казани и Чугуеве, в ноябре — в Омске, в декабре — в Иркутске и Бугульме, в январе 1918 г.— в Таганроге и Елизаветграде (ныне г. Кировоград). Когда местные красногвардейцы сами не могли справиться с подавлением вспыхнувшего там мятежа юнкеров, им на помощь в срочном порядке направлялись отряды Красной гвардии из близлежащих городов, рабочих поселков и сел. Так, мятеж юнкеров и офицеров старой армии в Бугульме был подавлен с помощью отряда Красной гвардии из Самары232; в Чугуеве — с помощью отряда красногвардейцев и революционных солдат во главе с большевиком Н. А. Рудневым из Харькова233; в Елизаветграде — с помощью отрядов Красной гвардии из Александровска (ныне г. Запорожье) и сел Полтавской губернии234. Особенно длительной и упорной была вооруженная борьба Красной гвардии и революционных солдат с юнкерами в декабре 1917 г. в Иркутске.

Иркутск, являясь культурным и торгово-промышленным центром Сибири, стал и одним из основных центров сосредоточения сибирской контрреволюции. Это объясняется социальным составом городского населения и крупными военными силами, находящимися в городе. Здесь находились свергнутое командование штаба Иркутского военного округа, кадровое офицерство, казачьи сотни, кадетский корпус. Главной силой мятежа были юнкера — три школы прапорщиков и военное училище. Все белогвардейские части, а их насчитывалось более 3800 человек235, была хорошо одеты, вооружены и обучены. Они имели в своем распоряжении не только винтовки и пулеметы, по бомбометы и гранаты. Их активно поддерживала зажиточная часть населения, жившая в центральных кварталах города. Во время боев дома богачей были превращены в крупные опорные пункты. Каждый буржуазный дом был приютом для юнкеров.

Мятежники внезапным ударом захватили центр города и окружили белый дом на берегу Ангары (бывшая резиденция генерал-губернатора), где располагались Военно-революционный комитет, штаб Красной гвардии и другие советские учреждения. Атаки юнкеров на Белый дом следовали одна за другой. Но его защитники, а их было менее 200 бойцов236, не сдавались, хотя и несли потери. Они при нехватке пищи, воды и боеприпасов, при 35—40-градусном морозе стойко держались в здании с выбитыми окнами несколько суток, выдержав яростный штурм юнкеров и ужасающее действие бомбометов и ручных гранат. В центре города возникли пожары. Улицы простреливались.

Шли упорные бои и в других местах города, в частности за понтонную переправу через реку Ангару, по которой со дня на день ожидалось прибытие отрядов Красной гвардии из других городов. ЦИК Советов Сибири призвал все Советы оказать немедленную помощь Иркутску в разгроме контрреволюции. На выручку трудящимся Иркутска в спешном порядке были направлены отряды Красной гвардии из Черемхова (более 2000 человек), Верхнеудинска (ныне г. Улан-Удэ), Канска, Красноярска, Ачинска и даже отдаленных Томска и Омска237. По свидетельству очевидцев, правильно оценив обстановку и поняв грозную опасность иркутских событий, крупнейшие Советы Сибири «смотрели на необходимость разгрома контрреволюции в Иркутске как на свое собственное дело и поэтому усиленно формировали и отправляли в Иркутск подкрепления»238.

В течение 10 суток (с 8 по 17 декабря) между юнкерами и отрядами Красной гвардии и революционных солдат в Иркутске шли упорные уличные бои с применением артиллерии. В первых рядах защитников города были испытанные большевики-ленинцы, организаторы и руководители Красной гвардии в Восточной Сибири П. П. Постышев, Д. А. Трилиссер, С. И. Лебедев, Б. 3. Шумяцкий, А. Д. Янсон и др. Командовал отрядами советских войск большевик С. М. Серышев — поручик старой армии239, один из первых офицеров, перешедших на сторону революции. В рядах канских красногвардейцев сражался прапорщик P. П. Эйдеман — будущий комкор Красной Армии. В разгар мятежа в Иркутск по поручению Красноярской большевистской организации во главе тысячного отряда красногвардейцев и солдат прибыл прапорщик С. Г. Лазо240. Он вместе с С. М. Серышевым немедленно включился в руководство по подавлению контрреволюционного мятежа. Была произведена перегруппировка сил. Вся имеющаяся разрозненная по отрядам артиллерия была сведена в один дивизион и использовалась централизованно. Из пехотных подразделений были созданы подвижные штурмовые группы, которые стали тесно взаимодействовать с артиллерией и пулеметами. Артиллерия своим огнем дезорганизовывала тыл белогвардейцев. Для борьбы с пулеметами и бомбометами противника привлекались красногвардейцы — меткие стрелки из числа коренных сибирских охотников. Они снайперски либо снимали прислугу бомбометов и пулеметов, либо заставляли прекращать огонь. Колеблющиеся подразделения казаков в Иркутске были нейтрализованы большевиками241.

К 16 декабря весь город был окружен прибывшими красногвардейцами. В ночь на 17 декабря были разгромлены все пункты расположения мятежников (юнкерские, белогвардейские и эсеро-меньшевистские). Иркутск стал свободным от контрреволюции. Героизм красногвардейцев, решительность и умение командования революционных сил взяли верх над белогвардейцами. Мятежники явно не предполагали, что Красная гвардия проявит столько дисциплинированности, организованности и исключительной стойкости. Вот как характеризовал боевые качества революционных бойцов член Иркутского военно-революционного комитета, организатор Красной гвардии, старый большевик П. П. Постышев: «Вспоминаются фигуры красногвардейцев; они еще плохо владели винтовкой, а о выправке бойца — нечего уж и говорить. Но зато у каждого в глазах сверкал огонь, каждый был полон отваги, каждый готов был отдать свою жизнь в борьбе с классовым врагом»242. И многие рабочие- красногвардейцы кровью подтвердили свою верность великому делу пролетарской революции. Одержанная победа стоила немалых жертв. Было убито 230 красногвардейцев и солдат. Всего же потери убитыми и ранеными с обеих сторон составили около 1000 человек243. Это было первое крупное вооруженное столкновение в Сибири периода триумфального шествия Советской власти. Расчеты врагов революции на победу и превращение Иркутска в базу не только сибирской, но и российской контрреволюции провалились. Советская власть устанавливалась по всей Восточной Сибири.

Велика заслуга Красной гвардии и в подавлении мятежей в первые месяцы после победы Великого Октября белоказаков в Астрахани244, Байрам-Али245, Самарканде246, также заговоров и мятежей меньшевиков и эсеров в Белорецке247, Борисоглебске, Златоусте 248, Калуге 249, Кизыл-Арвате 250, Кузнецке251, Кустанае 252, Саратове 253, Славгороде и Тюмени, монархического заговора в Тобольске 254, буржуазно-националистического «автономного правительства» в Коканде 255, другие выступления контрреволюции. Так, местные органы Советской власти, руководимые большевиками, своими отрядами рабочей Красной гвардии успешно подавили выступления контрреволюции зимой 1917 г. и весной 1918 г. в Верхнеудинске, Кеми, Николаеве, Новгороде, Петрозаводске, Петропавловске, Томске, Ярославле и в других местах256.

Другие выступления контрреволюция были подавлены с привлечением красногвардейцев из других городов, так как местные красногвардейцы из-за малочисленности своего состава и активных действий контрреволюции не смогли решить эту задачу. В октябре—ноябре 1917 г. с помощью отрядов Красной гвардии из г. Омска было подавлено контрреволюционное выступление буржуазии в Ишиме, из Казани, Ижевска и Перми — в Сарапуле, из Самары — в Челябинске, из Саратова — в Петровске; в январе 1918 г. из Казани — в Алатыре, из Минусинска — в Белоцарске (ныне г. Кызыл); из Ижевска — в Вятке, из Минска — в Климовичах, из Москвы — в Данкове, из рабочих поселков Лысьвы и г. Кизела — в Соликамске, из Петрограда — в Тамбове; в феврале из Киева — в Белой Церкви, из железнодорожной станции Гречаны — в Бердичеве, из Москвы — в Ельне и Коломне; из Симбирска —в Мелекессе; весной 1918 г. из Кузбасса — в Анжерке, из Иркутска — в Балаганске, из Нового Оскола — в Короче257.

Одновременно Красная гвардия после победы Октября вела решительную борьбу с бандами анархистов, громивших винные склады, лавки и магазины. В некоторых местах к пьяным погромам присоединились уголовные преступники, которые начали грабить частные дома и квартиры. Волна винных погромов и грабежей в этот период прокатилась по многим городам страны. Ее организовала все та же буржуазия с целью борьбы против Советской власти. Особенно активную контрреволюционную деятельность в Петрограде проявил так называемый «Комитет спасения родины и революции». Он не только распространял антисоветскую литературу и панические слухи, но и разбрасывал листовки с указанием винных складов, лавок и магазинов.

Подчеркивая прямую связь пьяных погромов с деятельностью контрреволюционных сил, В. И. Ленин писал 7 декабря 1917 г.: «Буржуазия идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы, спаивая их для целей погромов»258. В ряде мест погромы, грабежи и самочинные обыски производились под флагом и от имени Красной гвардии, ей приписывали антисоветчики «всякие хулиганские выходки»259. Буржуазная печать раздувала на страницах своих газет явную ложь и клевету о красногвардейцах. К тому же буржуазия с помощью меньшевиков и эсеров стремилась сбить с толку несознательные, уставшие от войны массы солдат старой армии, вовлечь их в широкое погромное движение, внести раздор между красногвардейцами и солдатами.

Но и это им не удалось. Отряды Красной гвардии и революционных солдат, выполняя указания вождя революции, В. И. Ленина установить строжайший революционный порядок, беспощадно подавлять попытки анархии со стороны пьяниц, хулиганов, контрреволюционных юнкеров, корниловцев и тому подобных260, решительно ликвидировали черносотенные погромы, очищали города от деклассированных элементов. Там, где не помогала большевистская агитация и пропаганда, применялась вооруженная сила. Бойцы Красной гвардии с оружием в руках надежно несли охрану спиртных и винных складов, производили обыски, облавы и аресты с целью пресечения пьянства. Безжалостно уничтожали спиртные, водочные и винные запасы. Им были предоставлены чрезвычайные полномочия против погромщиков «вплоть до расстрела на месте преступления»261.

В скором времени с помощью Красной гвардии были подавлены пьяные погромы во многих городах страны — в Петрограде, Москве, Бийске, Бузулуке, Камышине, Костроме, Кургане, Нарве, Перми, Рыбинске, Тирасполе, Царицыне, Щадринске, Ярцеве и других местах262. «Ваше сообщение о роли красногвардейцев в деле подавления винного погрома крайне ценно», — особо подчеркивалось в письме Секретариата ЦК РСДРП (б) Смоленскому комитету партии о положении дел в Ярцеве от 17 января 1918 г.263

В некоторых местах, как и в подавлении антисоветских мятежей, не обошлось без помощи красногвардейцев из других городов. Так, отряд Красной гвардии Петрограда числом в 400 человек выезжал для подавления винного погрома в Гжатск (ныне Гагарин)264; красногвардейцы из Екатеринбурга (ныне Свердловск) — в Ирбит и Шадринск265; со станции Званка (ныне Волхов) — в Лодейное Поле266; отряд во главе с начальником штаба Красной гвардии Одессы М. И. Кангупом — в Тирасполь, где еще царским правительством были сосредоточены огромные винные запасы. Тираспольский исполком Совета на своем заседании вынес благодарность красногвардейцам Одессы за своевременную помощь267.

Между тем борьба с пьяными погромами была нелегким делом. «Надо сказать, что это время, — вспоминал один из петроградских красногвардейцев, — было самым тяжелым, самым кошмарным для нас. Бывали случаи, когда мы боролись с этим злом голодные, измученные и не спавшие по нескольку ночей подряд»268. Борьба с пьянством в то время была архиважным делом269, неотъемлемой частью борьбы с контрреволюцией.

Благодаря решительным мерам, принятым партией и Советским правительством, в стране сравнительно быстро был наведен революционный порядок. И заслуга Красной гвардии в этом значительна. «Даже буржуазия признает, что порядок был сохранен благодаря Красной гвардии»270.

Таким образом, буржуазии, опиравшейся на зажиточных казаков, белогвардейских офицеров, юнкеров и на местную националистическую контрреволюцию, при активной поддержке меньшевиков и эсеров, не удалось, как она рассчитывала, сомкнуть заговоры, мятежи и погромы в единый смертельный обруч и задушить Республику Советов в ее зародыше. Красная гвардия была надежным щитом революции. Первые схватки с внутренней контрреволюцией Советы под руководством большевиков выиграли. И триумфальное шествие Советской власти никто уже не мог задержать.

Применения:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 17.

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 4.

Согласно высказываниям В. И. Ленина, хронологические рамки гражданской войны как формы классовой борьбы охватывают время с октября 1917 по октябрь 1922 г. В течение этих 5 лет страна находилась в состоянии войны (см.: Там же. Т. 45. С. 277, 433). Но события с весны—лета 1918 г. до конца 1920 г., когда интервенция и гражданская война слились в единое целое и вопрос военный, военных событий в стране, выступил «как главный, коренной вопрос революции» (Т. 37. С. 14), В. И. Ленин выделял особо.

3 Из истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, 1917—1921 гг.: Сб. документов. М., 1958. С. 25.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 36.

5 Петроградский военно-революционный комитет: Документы и материалы: В 3 т. М., 1966. Т. 1. С. 344, 359; Правда. 1917. 29 окт.

6 Бьюкенен Д. Мемуары дипломата: Пер. с англ. М., 1925. С. 282; Соловьев О. Ф. Великий Октябрь и его противники. М., 1968. С. 80-81.

7 ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 22. Л. 26, 38, 45, 56.

8 Фактически войска Керенского - Краснова выступили на Петроград 30 октября.

9 Красный архив. 1927. № 5(24). С. 202, 204

10 Там же. 1928. № 1(26). С. 183.

11 Там же.

12 Софинов П. Г. Очерки истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (1917-1922 гг.). М., I960. С. 12-31; Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. 4-е изд. М., 1986. Кн. 1. С. 94-98.

13 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде: Документы и материалы. М., 1957. С. 816-817, 841.

14 Подвойский Я. И. Год 1917: (Воспоминания). М., 1958. С. 155.

15 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 9.

16 Утром 29 октября Антонов-Овсеенко был арестован восставшими юнкерами в Петрограде, однако вечером того же дня его освободил один из отрядов Красной гвардии. См.: Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 17

17 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 11

18 Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 37.

19 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 11; Подвойский Я. Я. Год 1917. С. 166.

20 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 14

21 См.: Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 1, 401; Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине: В 5 т. 3-е изд. М., 1984. Т. 3. С. 21; Солдатская правда. 1917. 31 окт

22 Правда. 1917. 30 окт.

23 Воен.-ист. журн. 1968. № 4. С. 12.

24 По указанию Ильича: Сб. воспоминаний. М., 1969. С. 51.

25 Документы Великой пролетарской революции. М., 1938. Т. і1 С. 72; Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 237, 238, 284, 299, 321.

26 Там же. С. 221, 257, 264, 265, 285, 322, 333

27 Там же. С. 237-239

28 Голуб П. А. Партия, армия и революция: Отвоевание партией большевиков армии на сторону революции, Март 1917 — февраль 1918. М., 1967. С. 235, 261; Хохлов А. Г. Красная гвардия Белоруссии в борьбе за власть Советов (март 1917 — март 1918 гг.). Минск, 1965. С. 80—81; Очерки истории Коммунистической партии Белоруссии (1883-1920). 2-е изд. Минск, 1968. Ч. 1. С. 375: Брайнин И. В. К вождю за советом: Собеседники Ленина. М., 1985. С. 76-77.

29 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 413

30 Там же. С. 138, 147; Красная быль. Витебск, 1923. С. 98

31 Коммунист. 1957. № 1. С. 40

32 ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 22. Л. 47.

33 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 363

34 ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 22. Л. 47.

35 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 460; Правда. 1917. 17 нояб.

36 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 409

37 В. С. Войтинский — меньшевик, комиссар Северного фронта, од пи из организаторов мятежа.

38 Правда. 1917. 2 нояб.

39 Рабочий и солдат. 1917. 1 нояб.

40 Активные участники событий того времени отмечают, что воинские части старой армии часто колебались, «не шли в бой без Красной гвардии». Так. первым вопросом солдат Московского полка, когда они прибыли на фронт, было: «Здесь ли Красная гвардия - без нее мы драться не будем» (Красноармеец. 1919, № 10/15. С. 76).

41 Подробнее о ходе разгрома контрреволюции в Москве см.: Игнатьев Г. С. Октябрь 1917 года в Москве. М., 1964. С. 93—134; Трукан Г. А. Октябрь в Центральной России. М. 1967. С. 252-284; Ленин и московские большевики. М., 1969. С. 230-256; Очерки истории Московской организации КПСС. М., 1979. Ки. 1. С. 479—515; Ордена Ленина Московский военный округ. 3-е изд. М., 1985. С. 21-28 и др.

42 Очерки истории Московской организации КПСС. Ки. 1. С. 483—484.

43 Цыпкин Г. А., Цыпкина Р. Г. Красная гвардия — ударная сила пролетариата в Октябрьской революции. М., 1977. С. 113.

44 Рид Д. 10 дней, которые потрясли мир. М., 1957. С. 167.

45 Ленин В. II. Поли собр. соч. Т. 35. С. 297.

46 Пролетарская революция. 1921. JS1 3. С. 306-307

47 Первая мировая война, 1914—1918: Сб. статей. М., 1968. С. 157

48 См.: Ленин В, И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 87

49 Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. С. 401, 407, 609.

50 Подробнее об этом см.: Поликарпов В. Д. Пролог гражданской войны в России, Октябрь 1917 — февраль 1918 г. М., 1976. С. 131-154.

51 Документы внешней политики СССР. М., 1957. Т. 1. С. 33; Красный архив. 1927. № 4(23). С. 215; История гражданской войны в СССР. М., 1957. Т. 3. С. 108; Известия. 1917. 18 нояб.

52 Документы внешней политики СССР. Т. 1. С. 15-16

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т 35. С. 377

54 Там же. С. 88.

55 ЦГАОР. Ф. 130. Оп. 2. Д. 1104. Л. 27. Копия

56 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 125.

57 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1967. Т. 3, кн. 1. С. 390.

58 Командующий Западным фронтом генерал П. С. Балуев, сподвижник Духонина.

59 Гапоненко Л. С. Солдатские массы Западного фронта в борьбе за власть Советов (1917). М., 1953. С. 147.

60 Очерки истории Коммунистической партии Белоруссии. Ч. 1. С. 380; Хохлов А. Г. Указ. соч. С. 90.

61 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 3. С. 26; Красная быль. С 108.

62 Крыленко Н. В. Смерть старой армии//Воен.-ист. журн. 1964. № 11. с. С. 59

63 Воен-ист. жури. 1968. № 4. С. 118-119

64 Красная звезда. 1966. 2 дек

65 Подробнее см.: Поликарпов В. Разгром белогвардейских ударных батальонов под Белгородом в 1917 г. // Воен.-ист. жури. 1963. № 1. С. 103—109; Очерки истории Белгородской организации КПСС. Воронеж, 1983. С. 27-28.

66 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 70. Л. 102

67 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 147-148

68 Крыленко Я. В. Смерть старой армии//Воен.-ист. жури, 1964. № 11. С. 56

69 Исаченко С. Конец белой ставки//Красная звезда. 1966. 2 дек

70 Васюков В. С. Предыстория интервенции, Февраль 1917 — март 1918. М., 1968. С. 236.

71 Директивы Главного командования Красной Армии (J 917-1920): Сб. документов. М., 1969. С. 11, 832.

72 Правда. 1917. 21 дек.

73 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 136.

74 Там же. Т. 34. С. 219.

75 Борьба за власть Советов на Дону, 1917-1920 гг.: Сб. документов. Ростов н/Д, 1957. С. 236.

76 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 211

77 Документы Великой пролетарской революции. С. 252.

78 Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. М., 1924. Т. 1 с 26.

79 Губчека: Сб. документов и материалов из истории Саратовской губернской чрезвычайной комиссии, 1917—1921 гг. Саратов, 1980. С. 8-9

80 О роли империалистов Антанты в разжигании калединского мятежа, оказании ему поддержки и помощи см.: Кириенко Ю. К. Крах калединщины. М., 1976. С. 121-134

81 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 230

82 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 154-155.

83 Там же.

84 Там же. С. 165-166.

85 ЦГАОР. Ф. 130. Оп. і. Д. 75. Л. 24-25; Клопов Э. В. Ленин в Смольной. М.. 1965. С. 164

86 Ерыкалов Е. Ф. Красная гвардия в борьбе за власть Советов. М., 1957. С. 70

87 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 31. Л. 10

88 Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии: Документы и материалы. М., 1958. С. 367

89 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 2. Л. 21

90 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 6. Л. 232.

91 См.: Савельев Ю. С. В первый год Великого Октября. М., 1985. С. 44.

92 См.: Гарчев Я. I. Червона гвардія Украiни у Жовтневій революцii. Харків, 1969. С. 254; Укр. іст. журн. 1965. № 4. С. 82.

93 Звезда. 1958. № 11. С. 122.

94 Он имел 9 летательных аппаратов типа «Фарман». По приказу командующего войсками Московского военного округа этот летательный отряд сопровождали, а затем несли при нем службу 30 московских красногвардейцев (ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 217, 226: Д. 31. Л. 17-18).

95 Копию удостоверения о своем назначении за подписью В. И. Ленина В. А. Антонов-Овсеенко опубликовал в своей книге. См.: Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. Т. 1. С. 51.

96 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 362; Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 150.

97 См.: Ленинский сборник. Т. XXXV. С. 11.

98 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 361—362.

99 Клопов Я В. Ленин в Смольном. С. 161.

100 Имелся в виду Александровск-Грушевский (ныне г. Шахты Ростовской области).

101 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 159, 469

102 Архив Запорожского краеведческого музея. Д. 59.

103-105 Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине, Февр. 1917 - апр. 1918: Сб. документов и материалов. Киев, 1957. Т. 3. С. 116; Гончаренко Н. Г. Борьба за укрепление власти Советов в Донбассе. Луганск, 1963. С. 92.

106 Гарчев П. И. Красная гвардия в борьбе за победу Великой Октябрьской социалистической революции на Украине: Автореф. дне. ... д-ра ист. наук. Харьков, 1970. С. 36

107 Известия, 1917. 29 дек.

108 Декреты Советской власти. Т. 1. С. 158.

109 Там же. С. 198-199.

110 Петроградский военно-революционный комитет. Т. 1. С. 396.

111 Ленин о Доне и Северном Кавказе: Статьи. Выступления. Резолюции. Телеграммы. Записки и другие документы. Ростов н/Д, 1969. С. 459; Борьба за власть Советов на Дону. С. 169-172, 236-237.

112 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.): Сб. документов. М., 1971. Т. 1. С. 19, 20.

Отряд состоял из харьковских и московских красногвардейцев, а также революционных солдат 30-го полка. Ему были приданы Брянская артиллерийская батарея и блиндированный поезд Путиловского завода под командованием А. Е. Зайцева.

113 Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 21

114 ЦГАОР Ф. 8415. Оп. 1. Д. 22. Л. 53; Борьба за власть Советов в Донбассе: Сб. документов и материалов. Сталино, 1957. С. 268; Краснознаменный Киевский: История Краснознаменного военного округа. 2-е изд. Киев, 1979. С. 16.

115 Бюро ВРК Донецкого бассейна было создано 4 января 1918 г. на конференции представителей революционных полков и Советов Донбасса в Никитовке с целью организации вооруженных сил для разгрома контрреволюции.

116 Триумфальное шествие Советской власти: Документы и материалы: В 2 ч. М., 1963. Ч. 2. С. 134-135; Борьба за власть Советов в Донбассе. С. 276.

117 Летопись революции. Харьков, 1927. № 5/6(26-27). С. 390-393.

118 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 79; Д. 26. Л. 335; ЦГАСА, Ф. 14. On. 1. Д. 7. Л. 472, 567.

119 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 48-49, 220, 231; Д. 20. Л. 116. Д. 22. Л. 99-101; Д. 26. Л. 209. Только по заявке Р. Ф. Сиверса требовалось 10 походных кухонь (ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 47)

120 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 26. Л. 399.

121 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 4. Л. 78, 90; ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 6. Л. 36; Антонов-Овсеенко В. Л. Записки о гражданской войне. Т. 1. С. 92, 120-121, 214, 219, 225.

122 Там же.

Самым сильным из них был отряд 10. В. Саблина. К середине января 1918 г. он насчитывал до 2200 пехотинцев, 350 кавалеристов, около 5 тыс. местных красногвардейцев, 22 тяжелых и легких орудия, 2 бронепоезда, 2 броневых автомобиля и несколько пулеметов (ЦГАОР. Ф. 8415. Oп 1. Д. 4. Л. 78, 90; ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 6. Л. 36).

123 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.). Т. 1. С. 54.

124 Подробнее см.: Бабичев Д. С. Донское трудовое казачество в борьб? за власть Советов. Ростов н/Д, 1969. С. 176-210.

125 Пролетарская революция на Дону. 1924. ,М 4. С. 158.

126 Ленин В. И, Полн. собр. соч. Т. 35. С. 268-269.

127 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 22. Л. 100.

128 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 49. Л. 139.

129 История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 3, кн. 1. С. 412

130 В конце декабря 1917 г. Н. М. Пучков-Безродный был на приеме у В. И. Ленина, где доложил по его просьбе о положении в Донбассе, настроении рабочих-углекопов, силе и расположении калединских войск. См.: Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 165.

131 Каторга и ссылка. 1932. № 11/12. С. 195.

132 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.). Т. 1. С. 47.

133 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 22. Л. 170.

134 Там же. Д. 26. Л. 212, 232.

135 Борьба с калединщиной: (По документам белых). Ростов н/Д, 1928. с14.

136 Антонов-Овсеенко В. Л. Записки о гражданской войне. Т. 1. С. 251.

137 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 22. Л. 181.

138 В марте 1918 г. на Кубани восторжествовала Советская власть. Генерал Л. Г. Корнилов был убит под Екатеринодаром 13 апреля, а его войска под ударами революционных отрядов были разбиты. Уцелевшие части Добровольческой армии возглавил генерал А. И. Деникин. Подробнее об этом см.: Спиридонов И. Г. В огне гражданской войны: Из истории борьбы большевиков Кубани за власть Советов (1917-1920 гг.). Краснодар, 1984. С 7—33

139 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 31. Л. 72.

140 Правда. 1918. 15 февр.

141 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 580

142 Там же. Т. 50. С. 46

143 Только правительство Франции предоставило Центральной раде заем іта сумму около 180 млн. франков и послало группу своих офицеров для организации ее армии (Борьба классов. 1931. № 2. С. 18, 74).

144 Эти данные взяты из сообщения С. В. Петлюры американскому представителю в Киеве Дженкинсу. См.: Голуб П. А. Солдатские массы Юго-Западного фронта в борьбе за власть Советов (март 1917 г.- февраль 1918 г.). Киев, 1958. С. 228.

145 Ленин В. И. Полн собр. соч. Т. 35. С. 144.

146 См.: Там же. С. 144-145.

147 Украинская ССР в период гражданской войны, 1917-1920 гг. Киев, 1966, Т. 1. С. 169-178.

148 Триумфальное шествие Советской власти. Ч. 2. С. 119.

149 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 12. Л. 222.

150 ЦГАСА. Ф. 14. On. 1. Д. 7. Л. 376.

151 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). Т. 1. С. 32.

152 Победа Советской власти в Белоруссии. Минск, 1967. С. 374-376.

153 Этот поезд под командованием подпрапорщика старой армии, большевика, участника революции 1905 г. В. А. Пролыгина не раз отличался в боях с контрреволюцией, был назван «1-м Минским революционным бронепоездом им. В. И. Ленина». См.: Виногоров Н. А. Крепость на колесах: Документальная повесть. Минск, 1982. С. 5, 88—89; Коммунист Вооруженных Сил. 1983. № 13. С. 89—90.

154 Цит. по: Савельев Ю. С. В первый год Великого Октября. С. 45.

155 Красная газета. 1918. 20 февр.

156 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 298.

157 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.). Т. 1. С. 41.

158 Это подтверждают и архивные документы. В одном из донесений В. А. Антонову-Овсеенко говорится, что «при взятии Киева потери составили более 1000 человек. Все это легло на Красную гвардию» (ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 22. Л. 155).

159 ЦГАОР. Ф. 8415. On. 1. Д. 26. Л. 284.

160 Там же. Д. 22. Л. 155.

161 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 95; Декреты Советской власти. Т. 1. С. 154-155

162 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 21. Л. 156.

163 Гражданская война в Оренбуржье (1917-1919 гг.): Документы и материалы. Оренбург, 1958. С. IV.

164 Липицкий С. В. Ленинское руководство обороной страны. М., 1979. г. С 32

165 Ленин В. II. Полн собр. соч. Т. 50. С. 10.

166 ЦГАОР. Ф. 130. On. 1. Д. 16. Л. 1; Гражданская война в Оренбуржье (1917-1919 гг.). С. 37.

167 Кораблев Ю. И. В. И. Ленин и защита завоеваний Великого Октября. М.. 1979. С. 131.

168 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 21. Л. 94.

169 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 131, 132; По указанию Ильича. С. 129

170 Захаров Н. С, Советы Среднего Поволжья в период борьбы за диктатуру пролетариата. Казань, 1977. С. 219.

171 Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции: Сб. документов и материалов. Свердловск, 1957. С. 257- 258.

172 Из докладной записки уральского областного военного комиссара профессионального революционера Ф. И. Голощекина в Народный комиссариат по военным делам от 21 февраля 1918 г. (ЦГАСА. Ф. 1. Он. 1. Д. 21. Л. 156).

173 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 404.

174 С. Д. Павлов, член партии с мая 1917 г.. вскоре был назначен командующим всеми революционными войсками, действовавшими против дутовщины.

175 Этот отряд состоял из б бронеавтомобилей и 30 петроградских красногвардейцев. См.: Питерцы на фронтах гражданской воины: Сб. воспоминаний. Л., 1970. С. 25.

176 Федоров А. М. Разгром контрреволюционных очагов Красной гвардией (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). М., 1939. С. 82

177 Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. Т. 5. С. 76; Душенькин В. В. От солдата до маршала: (Жизнь и боевой путь В. К. Блюхера). М., 1966. С. 8-9.

178 ЦГАСА. Ф. 1. On. 1. Д. 21. Л. 156.

179 Гражданская война в Оренбуржье (1917—1919 гг.). С. 25-26.

180 Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции. С. 278.

181 Гражданская война в Оренбуржье (1917-1919 гг.). С. 74, 113, 369, 379

182 Лисовский II. К. Разгром дутовщины (1917-1919 гг.). М., 1964. С. 22, 32.

183 Ленинская гвардия Урала: (Очерки). Свердловск, 1967. С. 326—327; Правда. 1937. 27 апр.

184 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917—1922 гг.). Т. 1. С. 42—43

185 Гражданская война в Оренбуржье (1917—1919 гг.). С. 33.

186 Декреты Советской власти. Т. 1. С. 402-403.

187 ЦГАСА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 197. Л. 3.

188 Петров С. Д/. Борьба с дутовщиной (1917 г.- январь 1918 г.). Челябинск, 1937. С. 134.

189 Однако вооруженная борьба советских войск с бандами Дутова продолжалась и дальше. Лишь в сентябре 1919 г. с помощью частей Краевой Армии Центра они были окончательно разгромлены. Остатки дутовских войск бежали в Семиречье, а оттуда в Китай, где в 1921 г. был убит и сам атаман Дутов.

190 Корпус состоял из трех пехотных дивизий, артиллерийских и кавалерийских частей. В их составе был высокий процент офицеров. Некоторые, так называемые ударные роты состояли только из офицеров. Общая численность личного состава корпуса, по состоянию на 15 января 1918 г., составляла 29 тыс. человек. См.: Документы и материалы но истории советско-польских отношений. М., 1963. Т. 1. С. 283.

191 Петроградский Военно-революционный комитет: Документы и материалы. Т. 2. С. 427; Известия. 1917. 22 нояб. Документы и материалы но истории советско-польских отношений. Т. 1. С. 180-181.

192 Победа Советской власти в Белоруссии. С. 376.

193 Минц И. Л. История Великого Октября. 2-е изд. М., 1979. Т. 3. С. 562.

194 Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920). С. 15-16.

195 Верхосъ В. И. Партия большевиков и крестьянская Краевая гвардия // Вопр. истории КПСС. 1967. № 7. С. 56.

196 Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии: Документы и материалы. Минск, 1957. Т. 2. С. 644-645.

197 Очерки истории Смоленской организации КПСС. М., 1985. Кн. 1. С. 68.

198 Хохлов А. Г. Указ. соч. С. 141—142.

199 Старцев В. IL Очерки по истории Петроградской Красной гвардия и рабочей милиции (март 1917 - апрель 1918 г.). М.; Л., 1965. С. 227.

200 Семенов В. А. Краткий очерк развития советского оперативного искусства. М., 1960. С. 35-36.

201 Бастионы революции: Сб. материалов из истории Ленинградских заводов в 1917-1918 гг. Д., 1959. Вып. 2. С. 312, 314.

202 Ерыкалов Е. Ф. Роль Красной гвардии Петрограда в разгроме первых очагов внутренней контрреволюции на окраинах страны (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.)//Из истории борьбы советского народа против иностранной военной интервенции и внутренней контрреволюции в 1918 г.: Сб. статей. М., 1956. С. 54

203 По указанию Ильича. С. 126.

204 Воен.-ист. журн. 1966. № 7. С. 127.

205 Победа Советской власти в Белоруссии. С. 373

206 Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т 1 С 279—280

207 Хохлов А. Г. Указ. соч. С. 144-145.

208 Директивы командования фронтов Красной Армии (1917-1922 гг.). Т. 1. С. 48.

209 Правда. 1918. 30 янв.

210 Очерки история Смоленской организации КПСС. Кн. 1. С. 68.

211 Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. 1. С. 283.

212 Есаул Г. М. Семенов (1890-1946), выходец из семьи зажиточного казака Дурулгуевской станицы (в Забайкалье),-ярый враг Советской власти. Он еще летом 1917 г., будучи в Петрограде, задавался целью организовать контрреволюционный заговор, захватить Таврический дворец, арестовать и расстрелять руководителей большевистской партии, В. И. Ленина. А когда этот заговор был сорван, буржуазное Временное правительство Керенского послало Семенова в Забайкалье для формирована добровольческих частей. В 1945 г. он был захвачен советскими войсками в Маньчжурии и по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР казнен. См.: Правда. 1946. 28 авг.

213 Каплин С. Большевики на Дальнем Востоке (1918—1922 г.). М., 1960. С. 11.

214 Неотвратимое возмездие: По материалам судебных процессов над изменниками Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М., 1973. С. 152-153.214

215 Познанский В, С. Очерки истории вооруженной борьбы Советов Сибири с контрреволюцией в 1917-1918 гг. Новосибирск, 1973. С. 55.

216 Павлова И, В. Красная гвардия в Сибири. Новосибирск, 1983. С. 96

217 Очерки истории Читинской областной организации КПСС. Иркутск, 1975. С. 131, 144

218 Сергей Лазо: Воспоминания и документы. М., 1974. С. 19-44.

219 Решетов М. Наш Лазо//Коммунист Молдавии. 1957. Д2 7. С. 45-46

220 Как мы боролись за власть Советов в Иркутской губернии. Иркутск, 1957. С. 288, 299, 284; Крушанов А. И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке (1918-1920). Владивосток, 1972. Кн. 1. С. 25, 27.

221 Мятежи Керенского - Краснова под Петроградом, Каледина на Дону, Дутова на Южном Урале, Центральной рады на Украине и других врагов Советской власти были, по существу, началом открытой гражданской войны, развязанной свергнутыми эксплуататорскими классами, но пока еще не сочетавшейся с открытой иностранной интервенцией. В отличие от них мятеж Семенова впервые тесно сомкнулся с начавшейся иностранной интервенцией на Дальнем Востоке.

222 ЦГАОР. Ф. 130. Оп. 2. Д. 693. Л. 61, 62.

223 Там же. Л. 62; Омские большевики в период Октябрьской революции и упрочения Советской власти (март 1917 г.- май 1918 г.): Сб. документальных материалов. Омск, 1958. С. 208-218; Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР: Сб. документов. М., 1968. Т. 2. С. 115; Урманов К. Я. Красная гвардия не сдается. Барнаул, 1961. С. И; Борьба трудящихся за установление Советской власти на Алтае (1917-1920 гг.): Сб. документов. Барнаул, 1957. С. 475; Очерки истории Приморской организации КПСС. Владивосток, 1971. С. 77; Гражданская война на Дальнем Востоке (1918-1922): Воспоминания ветеранов. М., 1973. С. 36-37; Батуев Б. Б. Борьба за власть Советов в Бурятии. Улан-Удэ, 1977. С. 159; Куцый Г. С. Становление Советской власти в Приморье (1917-1922 гг.). Владивосток, 1977. С. 49; История советского рабочего класса: В 6 т. М., 1984. Т. 1. С. 221.

224 Шишкин С. Я. Гражданская война на Дальнем Востоке. 1918— 1922 гг.. М., 1957. С. 23. По другим данным - 500 красногвардейцев. См.: Годы и люди: Статьи и очерки об участниках борьбы за Советы в Забайкалье. Чита, 1960. С. 32

225 Каплин С. Большевики на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). С. 26.

226 В других регионах страны Красная гвардия в этот период, как известно, уже сошла со сцены, уступив место регулярной Красной Армии. Однако в Сибири и на Дальнем Востоке наряду с формированием частей Красной Армии вплоть до лета 1918 г. еще шла работа по созданию и укреплению рядов Красной гвардии. Поэтому численность ее в составе Забайкальского фронта в сравнении с подразделениями Красной Армии, которые формировались медленно, значительно преобладала.

227 Куцый Г. С. Указ. соч. С. 65. По другим данным, их было еще больше—до 13 тыс. бойцов, в том числе 6 тыс. кавалерии, и до 30 орудий. (Как мы боролись за власть Советов в Иркутской губернии. С. 296; Батуев Б. Б. Борьба за власть Советов в Бурятии. С. 160).

228 Очерки истории дальневосточных организаций КПСС (1900-1937). Хабаровск, 1982. С. 102.

229 В подавлении этих мятежей приняли участие красногвардейцы городов Благовещенска, Хабаровска, Никольск-Уссурийска, Владивостока, Читы, Сучапа, рабочие-железнодорожники станций Магдагачи, Ин, Бочкарево, матросы Амурской речной флотилии, беднейшие крестьяне окрестных сел и деревень, интернациональный отряд Красной гвардии чехов, слова- кои и венгров. См.: Цыпкин С., Шурыгин А Булыгин С. Октябрьская революция и гражданская война на Дальнем Востоке: Хроника событий, 1917-1922 гг. М.; Хабаровск, 1933. С. 49; Шишкин С. Я. Гражданская война на Дальнем Востоке. С. 14-17; Федотова Н. В. Разгром контрреволюционного мятежа атамана Гамова в 1918 г.//История СССР. 1971. № 1. С. 155— 158; Верхось В. П. Красная гвардия в Октябрьской революции. М., 1976. С. 220-222; Очерки истории дальневосточных организаций КПСС (1900-- 1937). С. 97, 105.

Однако калмыковщина была окончательно ликвидирована только в 1921 г.

230 Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье. Ростов н/Д, 1939. Вып. 1. С. 10, 118, 155; Омские большевики в борьбе за власть Советов (1917-1920 гг.): Сб. документальных материалов. Омск, 1952. С. 5; Токаржевский Е. А. Из истории иностранной интервенции и гражданской войны в Азербайджане. Баку, 1957. С. 51-53; Борьба за победу и упрочение Советской власти в Дагестане. Махачкала, 1960. С. 80-81; Кашка- ев Б. О. Красная Армия в Дагестане. Махачкала, 1984. С. 34-36, 39; Дара- вади II. Г. Бакинская Красная гвардия в 1917-1918 годах//Изв. АН АзССР. История, философия и право. Баку, 1981. № 1. С. 34.

231 Казиев М. А. Ученики и соратники В. И. Ленина - борцы за Советскую власть в Азербайджане. Баку, 1983. С. 190.

232 Страницы героического прошлого. Челябинск, 1958. С. 124.

233 Ушаков М. И. Красная гвардия Харькова в боях за победу Советской власти на Украине Ц Тр. Харьк. высш. авиационно-инж. воен, уч-ща, 1957. № 94. С. 13-14; От Зимнего до Перекопа: Сб. воспоминаний. М., 1978. С. 32-33.

234 Архив Запорожского краеведческого музея. Д. 59; Решодъко Я. Ф. Червона гвардія в селах Лівобережноі Украіни (листопад 1917 – січень 1918 pp.) //Укр. іст. журн. 1966. № И. С. 99.

235 Шумяцкий Б. 3. Сибирь на путях к Октябрю. М.; Л., 1927. С. 74.

236 Красная гвардия Иркутска в этот период насчитывала не более 300 вооруженных бойцов.

237 Сов. Сибирь, 1927. 5 нояб.; Горняки Сибири. Новосибирск, 1927. С. 38; Очерки по истории Иркутской организации КПСС. Иркутск, 1966. Ч. 1. С. 256—257; Кожевин В. Е. Подвиг красногвардейцев Забайкалья. Улан- Удэ, 1982. С. 33

238 Это утверждение принадлежит старому большевику, председателю Центросибири Б. 3. Шумяцкому. См.: Шумяцкий Б. 3. Указ. соч. С. 83.

239 Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1983. С. 537.

240 Красноярский Совет, Март 1917 г.- июнь 1918 г.: (Протоколы и постановления съездов Советов, пленумов, исполкома и отделов): Сб. документов. Красноярск, 1960. С. 283. 519.

241 Эйдеман Р. Декабрьские дни в Иркутске // Война и революция. 1927. № 10/11. С. 85, 86, 91; Немиров Ы. Сергеи Лазо - талантливый полководец// Коммунист Молдавии. 1957. № 7. С. 31-33.

242 Постышев П. П. Гражданская война на востоке Сибири, 1917— 1918 гг.: Воспоминания. М., 1957. С. 9.

243 Очерки по истории Иркутской организации КПСС. Ч. 1. С. 257. По другим данным, было убито 277 человек. См.: Познанский В. С. Очерки истории вооруженной борьбы Советов Сибири с контрреволюцией в 1917— 1918 гг. С. 48.

244 Здесь в январе 1918 г. около двух недель длилась ожесточенная схватка между отрядами Красной гвардии и революционными солдатами, с одной стороны, и белоказаками, офицерскими частями и буржуазно-националистическими калмыцкими формированиями - с другой. Своевременной оказалась братская помощь Саратовского Совета, пославшего часть своей Красной гвардии и гарнизона для подавления мятежа. Победа досталась дорогой ценой. Революционные войска потеряли около 300 человек убитыми и более 1500 ранеными. Очерки истории Астраханской партийной организации. Волгоград, 1985. С. 139-140).

245 Очерки истории Коммунистической партии Туркменистана. Ашхабад, 1965. С. 99; Кузьмина В. Л/. Братство по оружию, рожденное Великим Октябрем. Ашхабад, 1977. С. 29.

246 Белоказачьи части полковника Зайцева были разбиты 14 февраля 1918 г. под ст. Ростовцево (ныне ст. Красногвардейская). См.: Некрасова Л. Алескеров Ю. Новые документы о красногвардейских отрядах и частях Красной Армии Самарканда // Тр. Самарканд, ун-та. Новая история. 1963. Вып. 125. С. 73—74.

247 Во время подавления контрреволюционного мятежа эсеров и белоказачьих офицеров был убит П. В. Точисский — профессиональный революционер, по выражению В. И. Ленина, «толковый большевик», проведший около 20 лет в тюрьмах и ссылках, активный участник революции 1905—1907 гг. в Москве - руководитель боевых дружин на Пресне, один из организаторов и руководителей Красной гвардии на Белорецком и других заводах Южного Урала. См.: Узиков Ю. А. Подписано В. И. Лениным. Уфа, 1982. С. 98; Фотолетопись Красной гвардии: Каталог. Л., 1984. С. 59; Итенберг Б. С. Павел Точисский // Вопр. истории. 1985, № 9. С. 80, 87.

248 Рычкова Г. П. Красная гвардия на Урале. М.; Свердловск, 1933. С. 39; Накрохин Е. А. Иного не было пути. Воронеж, 1975. С. 63, 65, 71.

249 Антисоветский мятеж в Калуге был подавлен с помощью отрядов Красной гвардии из Москвы и Тулы. См.: Октябрь в Туле: Сб. документов и материалов о борьбе за власть Советов в Туле и губернии в 1917 г. Тула, 1957. С. 52; Упрочение Советской власти в Москве и Московской губернии. С. 92, 469; Воен.-ист. журн. 1974. № 5. С. 79.

250 На помощь трудящимся Кизыл-Арвата пришел отряд Красной гвардии Самарканда во главе с чрезвычайным комиссаром Закаспийской области большевиком А. И. Фроловым. Однако застигнутый врасплох, в неравном бою с вооруженными бандами левых эсеров весь отряд во главе с его командиром (67 человек) был уничтожен. См.: Некрасова Л. Алескеров Ю. Указ. соч. С. 75.

251 Ликвидирован мятеж с помощью хвалынских красногвардейцев (Сообщение Хвалынского краеведческого музея Саратовской об л,, исх. № 81 от 5.8.1986 г.).

252 Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане. Ташкент, 1967 С. 608.

253 Ликвидирован мятеж с помощью бойцов Красной гвардии и Красной Армии из Аткарска, Балашова, Ртищева, Москвы и Пензы. См.: Афанасьев А. В. Красная гвардия Нижнего Поволжья в борьбе за Советскую власть. Саратов, 1978. С. 34-35.

254 Омская правда. 1938. 6 июня; Омские большевики в борьбе за власть Советов (1917-1920 гг.). С. 227; В огне революции и гражданской войны: Воспоминания участников. Омск, 1959. С. 88-89; Герои Октября. Л., 1967. Т. 2. С. 548-550.

255 Во второй половине февраля 1918 г. войска кокандских «автономистов» (банды Иргаша вкупе с меньшевиками, эсерами и кадетами) были разгромлены объединенными отрядами рабочей Красной гвардии из Самарканда, Ташкента, Скобелева (ныне Фергана), Кызил-Кия, Андижана, Ходжента (ныне Ленинабад), Перовска (ныне Кзыл-Орда) и других мест, состоявшими из русских, узбеков и таджиков. См.: Иноятов X. Ш. Победа Советской власти в Туркестане. М., 1978. С. 314; История советского рабочего класса: В 6 т. Т. 1. С. 174.

256 Борьба за власть Советов в Томской губернии (1917—19J9 гг.): Сб. документов и материалов. Томск, 1957. С. 313; Борьба за установление и упрочение Советской власти в Карелии: Сб. документов и материалов. Петрозаводск, 1957. С. 244-246; Борьба за власть Советов в Бурят-Монголии (1917-1918 гг.): Сб. документов и материалов. Улан-Уде, 1957. С. 177; Установление Советской власти в Новгородской губернии (1917—1918 гг.): Сб. документов и материалов. Новгород, 1957. С. 22; Шумилов М. И. Борьба большевистских организаций Карелии за победу и упрочение Советской власти, 1917“ 1918. Петрозаводск, 1957. С. 100; Установление Советской власти на местах в 1917-1918 гг. М., 1959. Вып. 2. С. 250: Очерки истории Николаевской областной партийной организации (1897-1968). Одесса, 1969. С. 64.

257 Вегман В.у Циркунов Ю. Сибирская Красная гвардия и отряд Петра Сухова. Новосибирск, 1934. С. 25—27; Тимофеев 11. А. Хроника борьбы за власть Советов в Восточной Сибири, 1917-1920 гг. Иркутск, 1937. С. 56; Омская правда. 1938. 6 июня; Омские большевики в борьбе за власть Советов (1917-1920 гг.). С. 227: Борьба за власть Советов на Киевщине (март 1917 г.- февраль 1918 г.): Сб. документов и материалов. Киев, 1957. С. 583- 584; Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии: Документы и материалы. Т. 2. С. 832; Октябрьская социалистическая революция в Удмуртии: Сб. документов и материалов (1917-1918 гг.). Ижевск, 1957. С 14, 362; Борьба за власть Советов в Симбирской губернии (февраль 1917 г. - июнь 1918 г.): Сб. воспоминаний. Ульяновск. 1957. С. 23-24; За власть Советов: Сб. статей. Красноярск, 1958. С. 87; Страницы былого: (Воспоминания старых коммунистов). Рязань, 1960. С. 122—123; Кондратьев В. А. Их имена в истории Москвы. М. 1963. С. 6-24; Очерки истории Кировской организации КПСС. Киров, 1965. Ч. 1. С. 475-476; Упрочение Совете кой власти в Пермской губернии: Документы и материалы. Пермь, 1966. Г. 72; Борьба за Советскую власть на Белгородщине, Март 1917 г.- март 1919 г.: Сб. документов и материалов. Белгород, 1967. С. 346; Фраймай А. Л. Форпост социалистической революции. Л., 1969. С. 261; Очерки истории партийной организации Кузбасса. Кемерово, 1973. Ч. 1. С. 120; Афанасьев .4. В. Красная гвардия Нижнего Поволжья в борьбе за Советскую власть. С. 9-10; Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. Куйбышев, 1983. С. 139; и др.

258 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 156.

259 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.): Сб. документов. М., 1957. Т. 2. С. 163.

260 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 66.

261 Московский военно-революционный комитет, Октябрь – ноябрь 197 года. М., 1968- С. 177-178; На защите революции: Из истории Всеукраинской чрезвычайной комиссии 1917-1922 гг.: Сб. документов и материалов. Киев, 1971. С. 11-12.

262 Пролетарское знамя. Пермь, 1917. 7 нояб.; Красная летопись. 1929. № 3. С. 263-264; Установление Советской власти на территории Курганской области (март 1917 — июнь 1918 гг.): Сб. документов и материалов. Курган, 1957. С. 108; Незабываемое: Воспоминания активных участников борьбы за установление и упрочение Советской власти на Алтае. Барнаул, 1960. С. 46-47; История СССР. 1962. № 3. С. 133-136; Голубев Я. А. Красная гвардия в борьбе за установление и упрочение Советской власти: (По материалам Владимирской, Костромской и Ярославской губерний): Дис. ... канд. ист. паук. М.. 1965. С. 258-259; Октябрьское вооруженное восстание. Семнадцатый год в Петрограде. Л, 1967. Кн. 2. С. 422-425; Октябрь в Царицыне: Сб. документов. Волгоград, 1970. С. 254-255; и др.

263 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями. Т. 2. С. 163.

264 Старцев В. И. Указ. соч. С. 223.

265 Округ. Свердловск, 1928. № 8. С. 9; Пролетарская революция. 1930. № 9. С. 98-99.

266 Донесения комиссаров Петроградского Военно-революционного комитета. М., 1957. С. 232-235.

267 Ковбасюк С. М. Очерк истории Одесской Красной гвардии//Октябрь 1917 на Одесщине: Сб. статей и воспоминаний к 10-летию Октября. Одесса» 1927.

С. 220-221.

268 Красная газета. 1918. 14 нояб. Вечерний выпуск (Орган Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов).

269 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 17.

270 Из протокола заседания Царицынского Совета от 2 декабря 1917 г. // Октябрь в Царицыне. С. 255.

 


 

5

УЧАСТИЕ КРАСНОЙ ГВАРДИИ В БОРЬБЕ ЗА ХЛЕБ И УПРОЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

«Кажется, что это борьба только за хлеб; на самом деле это — борьба за социализм»

в. И. ЛЕНИН

 


 

Продовольственное положение в стране.

Реквизиция и заготовка хлеба Красной гвардией на местах

Развитие революции, становление и упрочение Советской власти происходили в условиях экономической разрухи, порожденной империалистической войной, яростного сопротивления свергнутых эксплуататорских классов, вставших на путь организации заговоров, вооруженных мятежей и саботажа. Старый мир оставил тяжелое наследство: войну и голод. Характеризуя экономику России и указывая на трудности решения продовольственной проблемы, В. И. Ленин говорил: «Романов и Керенский оставили рабочему классу в наследство страну, разоренную донельзя... страну, ограбленную русскими и иностранными империалистами дочиста»1. Достаточно отметить, что в день победы Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде имелся запас хлеба всего лишь на один-два дня2. Примерно такое же положение было в Москве и в других крупных промышленных центрах страны.

Рабочему классу и его авангарду — Коммунистической партии пришлось решать сложнейшую продовольственную проблему. Продовольственный вопрос, писал В. И. Ленин, был одним из самых больных вопросов нашей революции3. «...Не проходило недели или даже дня, — отмечал он, — когда мы в Совете Народных Комиссаров не были бы заняты вопросом о продовольствии, когда тысячи предположений, распоряжений, декретов исходили от нас и когда мы не ставили бы вопроса, как бороться с голодом»4.

Борьба за преодоление продовольственных трудностей была не только экономической проблемой. Она тесно переплеталась с политическими и военными задачами, ибо, не обеспечив продовольствием Красную гвардию, революционных солдат и матросов, нельзя было отразить натиск врагов Советской власти, подавить многочисленные мятежи контрреволюции. Не накормив рабочих, невозможно было проводить социалистические преобразования и отстоять завоевания Октября5. Голод и контрреволюция наступали совместно.

Международная и внутренняя контрреволюция единым фронтом пытались, с одной стороны, военным путем, а с другой — путем экономической блокады, голода задушить Советскую власть в ее зародыше. Уже 19 ноября 1917 г. в резолюции военно-торгового совета США предписывалось: «Воздержаться от выдачи любых лицензий на экспорт контролируемых товаров в Россию». Правительство США опубликовало заявление о том, что никаких поставок военно-технического имущества, боеприпасов, стратегических материалов и продовольствия не будет отправляться в Россию до тех пор, «пока большевики останутся у власти и будут проводить свою программу заключения мира»6. Несколько позднее запретили вывоз всех товаров в Советскую Россию правительства Англии и других стран. Каледин, Дутов, Центральная украинская рада и другие ставленники буржуазии всячески препятствовали доставке хлеба в центр страны с Юга, Дона, Кубани и Туркестана7.

Продовольственный вопрос стал сильнейшим оружием политической борьбы. Спекулируя на трудностях, правые эсеры и меньшевики кричали: «Голод задавит Петроград», «большевиков надо взять измором»8. Они вели злонамеренную агитацию, утверждая, что большевики не выполнили своих обязательств — не дали народу ни мира, ни хлеба, а дали лишь «одну только голодную свободу»9. «Большевистское правительство,- злобно клеветали правые эсеры, — привело страну к полной разрухе, — вместо хлеба расстреливает товарищей, привозящих на себе скудное продовольствие, оно вооружает Красную гвардию, куда приняты нерусские люди — китайцы, мадьяры, латыши... и требовали отмены хлебной монополии», т. е. фактически свободы спекуляции продуктами10.

В первую очередь активизировало свои действия против Советской власти кулачество, которое уже в начале 1918 г. перешло к открытым вооруженным антисоветским акциям. Оно явилось главным врагом революционных преобразований в стране.

Кулаки прятали продукты, зарывали хлеб в ямы, скармливали его скоту, перегоняли его на самогон, взвинчивали цены и занимались спекуляцией.

Борьба за хлеб приобрела чрезвычайную политическую остроту, она была неотъемлемой частью борьбы Советской Республики за свое существование. Вот почему Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли продовольственному вопросу особое внимание. Необходимо было сломить сопротивление кулачества, подстрекаемого меньшевиками и эсерами, заготовить хлеб и доставить его в голодающие промышленные районы страны, особенно в Петроград и Москву. Продовольственное положение этих городов было угрожающим. Народ голодал. Хлебный паек доходил до 1/8 фунта (50 граммов) в день, иногда и его выдавали не каждый день.

Голод в Петрограде, Москве, крупных промышленных центрах возник не потому, что в стране не было хлеба. В. И. Ленин неоднократно указывал, что хлеб в стране есть11. Общий товарный фонд хлеба в стране на 1917—1918 гг. составлял около 1400 млн. пудов при общих потребностях (на армию и городское население) в 1120 млн. пудов12. Особенно богата хлебом была Сибирь. Только в Тобольской губернии от старого урожая 1917 г. оставалось свыше 30 млн. пудов продовольственных и около 1400 млн. пудов кормовых излишков13. Голод от того, подчеркивал В. И. Ленин, что «буржуазия и все богатые дают последний, решительный бой господству трудящихся, государству рабочих, Советской власти на самом важном и остром вопросе, на вопросе о хлебе»14.

Поступление хлеба в Петроград сокращалось. Суточная потребность города при голодной норме определялась в 40 тыс. пудов хлеба. В первую неделю октября в среднем прибывало хлеба в день более 44 тыс. пудов, во вторую — 22,7 тыс. пудов, а в третью — всего 19,6 тыс. пудов15.

В исключительно сложной обстановке Советская власть сумела найти и указать трудящимся пути преодоления голода. Советским правительством, Лениным были разработаны твердые, решительные меры для спасения Республики Советов16. В их основе лежали три руководящие идеи, три лозунга, выдвинутых Лениным. Первый — централизация всего продовольственного дела в руках Советского государства; второй — объединение рабочих и оказание помощи деревенской бедноте в ее борьбе с кулачеством (здесь большая роль отводилась Красной гвардии и революционным солдатам и матросам) и третий — организация деревенской бедноты. Эти идеи нашли отражение в ряде статей, написанных Лениным, в проектах постановлений и директив, которые были приняты ВЦИК и СНК и стали программой действий для партийных и советских органов.

Центральный Комитет партии и Советское правительство вынуждены были принять чрезвычайные меры для обуздания кулачества и обеспечения населения и революционной армии хлебом. Прежде всего Советская власть подтвердила незыблемость хлебной монополии17 и твердых государственных цен на хлеб, ввела в стране продовольственную диктатуру, предусматривавшую подавление сопротивления кулачества. В обращении Совета Народных Комиссаров от 10 ноября 1917 г. за подписью В. И. Ленина была объявлена «беспощадная борьба»18 всем врагам: помещикам, кулакам, спекулянтам, мародерам, казнокрадам и контрреволюционным чиновникам, саботирующим работу. Организовывался строгий учет всех запасов продовольствия. «Ни одно изделие, ни один фунт хлеба,-- говорил 4 ноября 1917 г. В. И. Ленин на заседании ВЦИК, — не должен находиться вне учета...»19

Было принято решение максимально разгрузить Петроград, вывезти из него военнопленных, беженцев и т. п. Решено было вывезти из города также детей, которым угрожал голод. Владимир Ильич строго предупредил советские органы на местах, чтобы «ни один пленный и беженец не направлялись в Петроград...»20. По его заданию, учитывая не только продовольственный, но и политический вопрос, все военнопленные, в первую очередь офицеры, были отправлены из Петрограда, а позже и из Москвы21 на юг и в Западную Сибирь. Голодающие дети из Петрограда были вывезены в хлебные районы страны. По распоряжению СНК Петроградский Военно-революционный комитет направил Архангельскому Совету рабочих и солдатских депутатов предписание о запрещении отправки хлеба за границу и направлении хлебных грузов в Петроград22. Позднее вывоз зерна за границу был запрещен и из других мест страны.

Старые продовольственные органы были не способны наладить продовольственное снабжение столицы и крупных промышленных центров. К тому же многие из сотрудников этих органов становились на путь противодействия Советской власти и саботажа. Поэтому наряду с взятием под контроль и использованием старых продовольственных организаций Советское правительство создавало новые революционные продовольственные органы, органы учета, контроля и руководства всем продовольственным делом. На основе решений СНК была произведена реорганизация всего продовольственного аппарата в центре и на местах. Все продовольственное дело было сосредоточено в руках Народного комиссариата по продовольствию, который возглавлял видный деятель Коммунистической партии и Советского государства, один из организаторов боевых дружин и Красной гвардии на Урале А. Д. Цюрупа23. Владимир Ильич неоднократно давал высокую оценку его деятельности на этом посту. Он требовал от А. Д. Цюрупы и других ответственных работников продовольственного дела не разбрасывать выделенные в их распоряжение силы, а направлять их в пункты, где можно максимально быстро и в большом количестве получить хлеб.

К борьбе за хлеб партия привлекла партийные и советские органы в центре и на местах, профсоюзы и другие общественные организации. «Все народные организации, — указывал В. И. Ленин в ноябре 1917 г., — должны быть привлечены к борьбе с продовольственными хищниками»24. Выполнение этой сложной задачи было возложено и на комиссариаты путей сообщения и по военным делам, Петроградский военно-революционный комитет, а также Красную гвардию — испытанную вооруженную силу Октябрьской революции. Продовольственная проблема была настолько острой, что Советское правительство, В. И. Ленин постоянно направляли деятельность Красной гвардии, особенно Петроградской, на мобилизацию продовольственных ресурсов, поиск и реквизицию хлеба, спрятанного врагами Советской власти25.

По личному указанию В. И. Ленина к организации снабжения продовольствием революционного Петрограда были привлечены партийные работники С. В. Косиор, А. Е. Бадаев и др. «Предъявитель сего, товарищ Косиор, — говорится в мандате, подписанном 30 октября 1917 г. лично В. И. Лениным, — является представителем Военно-революционного комитета и пользуется правом реквизиции всех предметов, необходимых как для нужд армии, так и для нужд Революционного комитета»26.

А. Е. Бадаев с имевшимся в его распоряжении красногвардейским отрядом реквизировал продовольствие в частных и интендантских складах, «распределял продукты по красногвардейским отрядам и воинским частям, направлял отдельных эмиссаров за хлебом в другие районы страны»27. Управляющий делами Совета Народных Комиссаров В. Д. Бонч-Бруевич в своих воспоминаниях пишет, что в первые дни ноября, т. е. сейчас же после осуществления Октябрьской революции, Владимир Ильич предложил «поискать продовольствия прежде всего здесь же, в Питере». для чего он дал указание организовать несколько отрядов28. Красногвардейцы, революционные солдаты и матросы при помощи железнодорожников произвели проверку Петрограда и его окрестностей и обнаружили значительные запасы продовольствия. хранившегося на железнодорожных узлах, интендантских складах и в других местах. Так, на Неве, около Шлиссельбурга, между баржами с дровами были спрятаны от Советской власти четыре баржи с хлебом в количестве 100 тыс. пудов. На Царскосельском железнодорожном вокзале удалось обнаружить 4 тыс. пудов сахарного песка, 26 тыс. пудов картофеля, 9 тыс. пудов капусты и 1 тыс. пудов помидоров29. За один только день 9 ноября было найдено 420 тыс. пудов хлеба30.

Благодаря революционным мерам, осуществленным Советской властью, с конца октября по декабрь 1917 г. продовольственное положение в Петрограде и других крупных промышленных центрах несколько улучшилось31. Однако в январе 1918 г. оно снова обострилось32. 12 января 1918 г. В. И. Ленин вновь требует от Главного штаба Петроградской Красной гвардии осмотреть продовольственные базы и склады, железные дороги в Петрограде и его окрестностях33. И снова были вскрыты и конфискованы значительные запасы продовольствия, спрятанные врагами Советской власти. Только за один день 20 января петроградские рабочие нашли десятки тысяч пудов продовольствия34. Одной рыбы было обнаружено около 3 млн. пудов35. Позднее красногвардейцы Выборгского района при обыске дома одного из фабрикантов Петрограда внутри диванов обнаружили тысячу банок сгущенного молока, украденного со складов общества Красного Креста, членом которого он состоял; в других местах дома хранились большие запасы копченостей и другого продовольствия36.

Для обследования районов и розыска хлебных припасов в провинции из Петрограда и других городов были отправлены отряды красногвардейцев и революционных солдат в Вологодскую губернию, особенно на ст. Котлас37, в Архангельскую, Олонецкую, Екатеринославскую губернии и в другие места38. Отдельные отряды направлялись по важнейшим линиям железных дорог. Так, для проверки состояния и обследования товарных складов, расположенных на линии от ст. Царское Село до ст. Рыбинск, Петроградским ВРК был назначен член районного штаба Красной гвардии г. Петрограда С. А. Абрамов. С этой же целью по Северной железной дороге до ст. Званка (ныне ст. Волхов) и далее был послан Петроградский красногвардейский отряд во главе с Т. Тилепом. На ст. Вологда было конфисковано значительное количество муки и другого продовольствия39.

Московское областное бюро РСДРП (б) в конце ноября 1917 г. также приняло решение установить строгий контроль за имеющимся продовольствием в городе, провести ревизию интендантских складов и баз, изъять у буржуазии хлеб для голодающего населения40. Красногвардейцами были обнаружены скрытые запасы продовольствия в Москве, ее пригородах, на станциях Московско-Казанской железной дороги и в других местах41. Саботажники и спекулянты шли на любые ухищрения, чтобы скрыть хлеб от трудящихся. Член Военно-революционного комитета Курской железной дороги Лысик писал в эти дни в городской штаб Красной гвардии Москвы: «Ко мне поступили сведения, что в дом Филатова на Арбате (дом 25/5) предполагается доставка (спекулянтами.— А. К.) большого количества хлеба, причем в целях предосторожности перевозка муки будет производиться не в мешках, а в цементных бочках. Следует установить надзор»42. И Красная гвардия Москвы устанавливала такой надзор, обследовала районы, где мог быть спрятан контрреволюционерами хлеб, и при обнаружении конфисковала его.

Опыт петроградских и московских большевиков по изысканию хлеба на местах быстро распространился по стране. Решительные меры по изъятию продовольствия у буржуазии были предприняты революционными органами в Киеве, Царицыне, Саратове, Красноярске, Петрозаводске и в других городах. Так, в декабре 1917 г. красногвардейцы Саратова обнаружили и конфисковали на мельницах Степашкина и Московского союза 20 тыс. пудов хлеба, на товарной станции Саратов — 40 вагонов, в частной пекарне Ванзина — более 60 пудов пшеничной муки43. В этом же месяце по решению Томского Совета рабочих и солдатских депутатов отряды Красной гвардии выявили и изъяли у местной буржуазии значительное количество продовольствия. Только у одного томского богача Зверева при обыске было найдено и конфисковано более 10 тыс. пудов пшеницы44. В январе 1918 г. в Тюмени красногвардейцы обнаружили и изъяли сотни тысяч пудов продовольствия, в том числе 100 тыс. пудов риса, 70 тыс. пудов пшеницы и 30 тыс. пудов чая45. Огромное количество муки, сахара, меда и других продуктов было обнаружено в г. Перми46.

Командиры и бойцы красногвардейских отрядов действовали не произвольно, как утверждали враги революции, а получали от местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, Военно-революционных комитетов и своих штабов специальные ордера (удостоверения, мандаты, приказы) на право реквизиции продовольствия, производства обысков складов, вокзалов, поездов, магазинов и других объектов. «Дан сей тов. Павлову, — говорилось в одном из них, выданном 28 февраля 1918 г. Московским штабом Красной гвардии, — на право реквизиции на ст. Воскресенск и ее окрестности муки, крупы и других съестных продуктов»47. Аналогичные ордера от Московского центрального и районных штабов Красной гвардии получили и другие красногвардейцы48. «Предоставить право реквизиции и обысков только штабу Красной гвардии по своим ордерам», — говорилось в сохранившемся в архиве решении Муромского Совета рабочих и крестьянских депутатов от 25 января 1918 г.49

Еще в ноябре 1917 г. организовывался обмен между городом и деревней50. 13 декабря 1917 г., выступая на Чрезвычайном Всероссийском съезде железнодорожных рабочих, В. И. Ленин отмечал, что обмен между городом и деревней необходим51.

Об этом же телеграфировал в Центросибирь и Я. М. Свердлов: «Питерские рабочие, — указывал он в декабре 1917 г., — готовы снять последнюю рубаху, чтобы обменять ее на хлеб»52.

Было решено направить в деревню промышленные товары (главным образом мануфактуру, обувь, сельскохозяйственный инвентарь и т. д.) в обмен на продукты питания. Для охраны этих грузов привлекались вооруженные отряды Красной гвардии. Это было необходимо потому, что железнодорожные составы подвергались нападениям со стороны бандитских кулацких шаек и дезертиров не только в пути, но нередко и во время стоянок на железнодорожных станциях. «Прошу назначить 25 человек красногвардейцев для сопровождения поезда с 100 тысячами аршин бязи в г. Самару», —говорилось в одной из заявок в Центральный штаб Московской Красной гвардии от 12 января 1918 г.53 Эшелоны с промышленными товарами под охраной красногвардейцев шли в Сибирь и иные районы из Петрограда, Иваново-Вознесенска, Кинешмы и других городов54. Позднее Полтавский комитет партии сообщил в Секретариат ЦК РСДРП (б), что для Петрограда и Москвы снаряжены два эшелона с хлебом. Но для будущих отправок хлеба «селяне требуют прислать им сельскохозяйственных машин и мануфактуры, без присылки которых они хлеба направлять в дальнейшем не будут»55.

Всего в январе 1918 г. в деревню было отправлено промышленных товаров на 13 млн. руб., а весной того же года уже в три раза больше56. Однако из предполагавшейся заготовки путем товарообмена 120 млн. пудов хлеба было выменено на промышленные товары у крестьян всего лишь 0,4 млн. пудов, хотя к апрелю 1918 г. Наркомат продовольствия получил в свое распоряжение в виде обменного фонда довольно значительное количество промышленных товаров первой необходимости57. Попытка обмена товаров на хлеб в тех условиях, как свидетельствуют документы, не принесла желаемых результатов, причина этого крылась прежде всего в сопротивлении кулачества, владевшего основными запасами товарного хлеба в стране и не желавшего отдавать его Советской власти.

По указанию партии тысячи рабочих-красногвардейцев были направлены в деревню для принятия революционных мер по заготовке хлеба. Учитывая важность решения этой проблемы, В. И. Ленин позднее требовал сосредоточить 9/10 работы Комиссариата по военным делам на этой работе, мобилизовать армию «для систематических военных действий по завоеванию, отвоеванию, сбору и свозу хлеба и топлива»58. Массовый поход рабочих в деревню за хлебом был одним из главных мероприятий, выдвинутых партией в борьбе с голодом. «Повсюду организованы отряды Красной гвардии, выехавшие в деревню для организации вывоза излишков хлеба», — писала в те дни газета «Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот»59. Следует подчеркнуть, что находились отдельные работники из Наркомвоена, которые возражали против привлечения красногвардейцев, солдат и матросов к борьбе за хлеб. В частности, по словам питерского большевика участника событий А. Г. Соловьева, К. А. Мехоношин говорил, что в условиях острой обстановки опасно «снимать две-три тысячи лучших бойцов с боевых операций», когда «каждый боец нужен для борьбы с контрреволюцией». На это Н. И. Подвойский ему заметил: «Это же сказал я Владимиру Ильичу. А он ответил, что голод пострашнее любой контрреволюции. С ним — никаких маневров, он сразу душит насмерть всех поголовно. Не победим голод — не победим и контрреволюцию. Надо немедленно послать продовольственные отряды, чего бы это ни стоило»60. Уже к 7 ноября 1917 г. из Петрограда в сельскую местность для заготовки продовольствия и выполнения других заданий было направлено около 7 тыс. рабочих-красногвардейцев, солдат и матросов61. Они же организовывали продвижение составов с хлебом в Петроград.

В. И. Ленин настойчиво советовал, чтобы вооруженные отряды, направляемые в деревню, состояли только из отборных, энергичных, неподкупных и высоко дисциплинированных рабочих, рекомендованных партийными организациями, чтобы коллективы, посылавшие своих представителей в продотряды, хорошо знали их, давали им поручительство и несли за них ответственность. Указания Владимира Ильича о тщательном отборе людей легли в основу работы Народного комиссариата продовольствия, всех советских, партийных и профсоюзных организаций по формированию отрядов.

Придавая большое значение решению продовольственной проблемы, В. И. Ленин принимал и личное участие в подборе людей в отряды, особенно их руководителей. Как отмечает в своих воспоминаниях Р. С. Землячка, в 1918 г. в Замоскворецкий район Москвы на совещание по организации продовольственных отрядов неожиданно приехал Владимир Ильич. Он внимательно слушал выступления рабочих и шепотом делился своими впечатлениями и выводами, «требуя, чтобы я брала себе на заметку того или иного рабочего, очень подходящего, по его мнению, для руководства продотрядами. Между прочим, на этом собрании он особенно отметил одного старого рабочего-булочника, очень обстоятельно развивавшего свой взгляд на организацию продотрядов и взаимоотношения с крестьянством. Позже этот товарищ проделал большую работу на продовольственном фронте...»62. Речь шла о командире красногвардейского отряда И. В. Чучкове, впоследствии погибшем во время поездки в деревню за хлебом от рук кулаков. Рабочие Замоскворечья в память о нем назвали один из своих клубов его именем63.

По рекомендации ЦК партии, В. И. Ленина на руководящую работу в деревне были выдвинуты многие опытные большевики, бывшие организаторы и командиры Красной гвардии. Среди них: член партии с 1897 г. А. С. Ведерников, члены партии с 1904 г. И. П. Петухов и Е. А. Трифонов, член партии с 1908 г., Г. А. Усиевич, член партии с 1915 г. Ф. М. Бундурин и многие другие. Бойцы Красной гвардии, как правило, возглавляли многие продовольственные отряды. Таковы питерские красногвардейцы: член партии с 1905 г. И. М. Гордиенко, член партии с 1913 г. К. М. Кривоносов, член партии с 1901 г. Д. А. Павлов, член партии с 1902 г. И. Д. Чугурин и др. Возглавляемые ими отряды действовали в Орловской, Казанской, Симбирской и других губерниях страны64.

Некоторые из организаторов и командиров красногвардейских отрядов, посланных партией на продовольственный фронт, лично встречались с В. И. Лениным, получали от него указания и помощь. К их числу прежде всего относятся М. Г. Алексеев, П. Антонов-Саратовский, А. П. Галактионов, И. Г. Залепин, И. П. Петухов, Г. А. Усиевич, И. Д. Чугурин и др.65 Один из организаторов Красной гвардии в Петрограде — большевик Н. М. Анцелович хотел было отказаться от поездки в первой половине ноября 1917 г. в Вологодскую и Вятскую губернии для налаживания продовольственной работы и скорейшей отгрузки хлеба в Петроград. «Вы не понимаете значения хлеба для победы революции, — услышал Анцелович гневный ответ Ленина. Вы думаете, что рабочих можно кормить лишь агитацией. Для нашей полной победы нужна и агитация, и хлеб. Сумейте свои способности агитатора использовать, добывая революции хлеб»66.

Владимир Ильич внимательно следил за деятельностью продорганов, красногвардейских и продовольственных отрядов, направлял их руководителям телеграммы, письменные распоряжения, вызывал для переговоров по телефону и телеграфу67. Так, 3 апреля 1918 г. в телеграмме ЦИК Советов Сибири68 он требовал «подготовить склады продовольственных и иных продуктов. хотя бы путем реквизиции, для того чтобы серьезно поставить оборону»69. 31 мая 1918 г. в телеграмме выксунским рабочим на имя А. С. Ведерникова Владимир Ильич выражал надежду, что «выксунские товарищи рабочие свои превосходный план массового движения с пулеметами за хлебом осуществят как истинные революционеры, то есть дав в отряд отборных людей, надежных, неграбителей... для общего дела спасения от голода...»70.

Рабочий-красногвардеец Петрограда И. М. Гордиенко дважды получал мандат за подписью В. И. Ленина на право в прифронтовой полосе организации продовольственных отрядов71. Мандаты за подписью В. И. Ленина получали также организатор и командир красногвардейского Уфимского отряда чрезвычайный комиссар Тургайской области А. Джангильдин72, председатель 1-го Кустанайского ревкома В. М. Чекмарев73, петроградский красногвардеец, представитель Чрезвычайной комиссии по разгрузке Владивостокского порта большевик М. И. Савченко и др.74

В случае выявления недостатков в деятельности рабочих отрядов или искажений политики партии со стороны их руководителей Владимир Ильич строго взыскивал с виновных. Так, узнав о недостойном поведении некоторых бойцов продотрядов на одной из линий железных дорог, В. И. Ленин тут же подписал телеграмму руководителям отрядов по всем линиям железных дорог с требованием: «Начальникам отрядов вменяется поддерживать самую строжайшую дисциплину в отрядах, за отсутствие которой, а равно за все проступки отряда начальники строго ответят перед беспощадным судом Революционного трибунала». И далее: «Если же в отряды затесались явные хулиганы, не подчиняющиеся распоряжениям центральной власти и своих начальников или позорящие Советскую республику взятками с мешочников, они должны быть... немедленно арестованы...»75. Получил официальный выговор от В. И. Ленина рабочий-красногвардеец Сестрорецкого оружейного завода П. Ф. Виноградов, командированный Наркомпродом в феврале 1918 г. в Архангельск для организации продовольственной помощи Петрограду76.

Рабочие единодушно одобряли решительные меры Советской власти по изъятию у кулаков излишков хлеба. «Посылаются отряды красногвардейцев по реквизиции хлеба и охране транспорта», —говорится в телеграмме, направленной в Петроград четырехтысячным собранием рабочих Мотовилихинского завода Пермской губернии от 3 марта 1918 г.77 Таких примеров, свидетельствующих о широкой поддержке рабочими массами продовольственной политики Советской власти, было немало.

Красногвардейцы, рабочие продовольственных отрядов, выехавшие в деревню за хлебом, хорошо понимали трудность и ответственность своей задачи. Одним из характерных примеров является доклад Н. И. Подвойскому помощника командира сводного отряда (красногвардейцы и революционные солдаты — всего 400 человек) Капустина из Тамбовской губернии, куда он был послан Наркомвоеном 26 января 1918 г. «Ввиду государственной важности возложенной на наш отряд задачи, — докладывал он, — я постарался разъяснить товарищам, что продовольственный вопрос тесно связан с упрочением Республики, а потому мы, как преданные борцы Советской власти, должны честно выполнять свой долг»78. Документы тех лет и воспоминания участников свидетельствуют, что рабочие-красногвардейцы честно выполняли свой революционный долг, были гуманны, самоотверженны и бескорыстны. «Они проходили мимо громадных богатств, — пишет В. А. Антонов-Овсеенко, — их не трогая. Они существовали впроголодь и томились в тяжкой борьбе, но чрезвычайно редко доходили до насилий над невооруженным буржуазным населением»79.

Летом 1918 г. была организована массовая продовольственно-реквизиционная армия (продармия) для «беспощадного военного похода на деревенскую буржуазию»80, в которую вошли многие красногвардейцы и бойцы продотрядов. Владимир Ильич пристально следил за ходом ее формирования. Военным руководителем продармии был назначен бывший красногвардеец (впоследствии генерал-майор Красной Армии) Г. М. Зусманович81.

Местные Советы оказывали всемерную поддержку продовольственным отрядам в заготовке хлеба, принимая решения о немедленной его реквизиции у кулаков. В качестве примера можно привести запись в журнале заседания Темниковского уездного съезда Тамбовской губернии от 1 февраля 1918 г.: «С приходом власти в уезде в руки Советов на новых началах и... по образовании на местах Красной гвардии немедленно приступить к реквизиции хлеба в уезде»82.

Большую помощь органам Советской власти и продотрядам в борьбе с кулачеством за хлеб оказывали вооруженные отряды сельской Красной гвардии, состоявшие из местных рабочих, беднейших крестьян и революционных солдат. Кампания по заготовке хлеба заставила ускорить организацию красногвардейских отрядов в сельской местности, особенно там, где их еще не было. Вот два из многих документов того времени, которые свидетельствуют об этом. В протоколе общего собрания Тетюшинского Совета Казанской губернии от 9 января 1918 г. записано: «...организовать Красную гвардию... и послать производить реквизицию хлеба по волостям с 10 января сего года...»83 3 марта Николаевский уездный Совет Самарской губернии постановил: «...сформировать особые отряды Красной гвардии для посылки в помощь местным Советам при учете и реквизиции хлеба»84.

Этому активно способствовали солдаты и матросы, вернувшиеся с фронта в свои села после демобилизации. Опираясь на них, местные Советы под руководством сельских коммунистов устанавливали революционный порядок, конфисковывали помещичьи земли, проводили реквизицию хлеба у кулаков и спекулянтов. Так, в конце 1917 и весной 1918 г. с помощью солдат-фронтовиков в ряде волостей и уездов Центрального промышленного района Советы крестьянских депутатов специально создавали отряды Красной гвардии для реквизиции излишков хлеба у кулачества. Такие отряды были созданы, например, в Тивольской волости Кашинского уезда Тверской губернии, в Ягодновской волости Данковского уезда Рязанской губернии и в других местах85.

Значительную работу по реквизиции излишков продовольствия проводили красногвардейские отряды Сибири. Только в селах Ялуторовского уезда Тобольской губернии реквизицию излишков хлеба проводили 4 отряда Красной гвардии по 25 человек в каждом86. Деятельность бойцов Красной гвардии и продовольственных отрядов на местах проходила в условиях острой классовой борьбы. В большинстве случаев красногвардейские продовольственные отряды при поддержке деревенской бедноты успешно справлялись с сопротивлением кулаков, они реквизировали у них не только спрятанные излишки хлеба, но и оружие. Так, в Петровской волости Симферопольского уезда отряд Красной гвардии во главе с большевиком Кацеловым в январе 1918 г. обезоружил и арестовал несколько местных помещиков и кулаков; большое количество оружия и боеприпасов обнаружили и изъяли красногвардейцы у помещиков и кулаков в имении Вайвара в Эстонии87. Однако были нередки случаи, когда местные революционные силы не могли справиться с ожесточившимся против Советской власти кулачеством. Тогда на помощь местным Советам, деревенской бедноте немедленно шли красногвардейские отряды из близлежащих городов.

Петроградские красногвардейцы в количестве 50 человек в декабре 1917 г. выезжали в г. Крестцы Новгородской губернии для подавления кулацко-эсеровских банд. Красногвардейским отрядом командовал рабочий М. И. Мякишев88. Вооруженный отряд барнаульских красногвардейцев во главе с большевиком, делегатом II Всероссийского съезда Советов Н, В. Ерушевым помог бедноте Рубцовской волости ликвидировать кулацкое засилье, арестовав орудовавших там кулаков, бывших жандармов и других контрреволюционных элементов89. Саратовские вооруженные красногвардейцы (численностью до 700 человек) оказали помощь бедноте Головищенской волости, где было три крупных помещичьих имения. «Кулаки, — писал командир этого отряда Н. Плешивин, — подстрекаемые агентами меньшевиков и эсеров, всячески сопротивлялись, организовывали нападения на наших представителей... Только в одном имении мы забрали сто тысяч пудов зерна. Почти столько же хлеба нашли в остальных двух имениях этой волости»90.

Кулачество ожесточенно сопротивлялось. Уже в самом начале 1918 г. в борьбе за хлеб приходилось применять оружие. В январе-феврале 1918 г. кулацкие восстания были подавлены отрядами Красной гвардии в Марьевке, Хворостянке, Березовке, Сулаке и других селах Николаевского уезда Самарской губернии, в с. Ершовка Вольского уезда Саратовской губернии91. В первой половине февраля 1918 г. вооруженные отряды Красной гвардии направлялись также в Карловский (25 человек) и Кобелякский (50 человек) уезды Полтавской губернии, где кулачество оказывало упорное сопротивление при реквизиции хлеба92. В это время специальный отряд Красной гвардии по заготовке хлеба, сформированный в Харькове, встретил вооруженный отпор кулаков в с. Терны. Несколько находившихся здесь контрреволюционных офицеров организовали и вооружили кулаков окружающих сел. Териовские богачи оказали упорное сопротивление красногвардейцам. Они были подавлены лишь после того, как на помощь красногвардейцам прибыл новый отряд Красной гвардии из Харькова93. В середине марта на Урале красногвардейцы Екатеринбурга и Кыштыма подавили кулацкое восстание в с. Багаряк94. В это же время красноярские красногвардейцы принимали активное участие в подавлении кулацких выступлений в Шалинской волости Енисейской губернии95.

С помощью отряда Красной гвардии Великих Лук были подавлены выступления кулаков в Опочке и Опочкенском уезде Псковской губернии96. В апреле 1918 г. отряд красногвардейцев Вышнего Волочка подавил кулацкое выступление в Никулинской волости Тверской губернии. Здесь кулаки, не желая отдавать хлеб, разоружили местную волостную дружину и разгромили волостной исполком. Вооруженные кулацкие банды вступили с прибывшим отрядом Красной гвардии в бой, но были разбиты. Часть активных участников восстания были арестованы и доставлены в городскую тюрьму97. В мае 1918 г. отряд Красной гвардии во главе с председателем Глазовского исполкома Вятской губернии Шубиным подавил кулацкий мятеж в Святицкой волости98.

Кулацко-байские выступления имели место и в Казахстане. «Весной 1918 г. с группой красногвардейцев, которую возглавлял член Совдепа Адылбек Майкумов, — вспоминал старый большевик Н. Зотов, — выехал в село Парчевку. Здесь местное кулачье тайком, из-за угла убило двух активистов. Нашему отряду было поручено найти и задержать контрреволюционеров»99.

Решительные действия Советского правительства по преодолению продовольственных трудностей и активные действия Красной гвардии в деревне вызывали ненависть кулачества. В декабре 1917 г. на станции Александровская на Дону рассвирепевшие кулаки устроили самосуд над 11 красногвардейцами100. 13 марта 1918 г. кулаки с. Лыскова Макарьевского уезда Костромской губернии саботировали решение Совета об обложении их налогом в 4 млн. руб. (эту сумму 124 богача села должны были внести в течение 48 часов), потребовали удаления с собрания красногвардейцев101. В с. Семениха Николаевского уезда Самарской губернии озверевшие кулаки вырезали 120 красногвардейских семей, не пощадив ни стариков, ни женщин, ни детей102. Они стремились привлечь на свою сторону голодающую бедноту. Те бедняки и бывшие батраки, которые не шли на поводу у помещиков и кулаков и проявляли активность в осуществлении законов Советского правительства, помогая рабочим отрядам заготавливать хлеб, жестоко притеснялись кулаками, а зачастую лишались своего имущества и домов. «Декабрьской ночью 1917 г., — пишет красногвардеец из Елицы Новгородской губернии А. И. Тимофеев о действиях местных кулаков, — запылало сразу несколько крестьянских построек. Пожар уничтожил около десяти дворов. Погорельцы остались в том, в чем успели выйти из горящих изб»103.

Эсеро-кулацкие элементы распространяли по селам и деревням всевозможные небылицы о большевиках, клеветали на них, фабриковали фальшивые документы и под видом большевиков будто бы по распоряжению Совета отбирали у крестьян хлеб, фураж и овощи, делали у крестьян обыски, отбирали деньги, ценные вещи и все это сваливали на большевиков и красногвардейцев. Помещики и кулаки все еще надеялись на возврат старых царских порядков, мечтали об этом.

Многие организаторы и командиры красногвардейских отрядов, активные участники вооруженной борьбы с кулацкими мятежами стали затем прославленными героями гражданской войны, среди них: В. М. Азин (в Вятской губернии), В. И. Чапаев (в Саратовской губернии), Ф. И. Кузнецов (в Могилевской губернии), И. С. Кутяков (на Урале).

В решении продовольственной проблемы принимали участие женщины-пролетарки. Одним из руководителей борьбы за хлеб в Екатеринославской губернии была комиссар красногвардейского отряда в составе 300 человек большевичка Л. Г. Мокиевская-Зубок104.

Советские органы на местах часто использовали Красную гвардию в качестве вооруженной силы для борьбы со старым продовольственным аппаратом, саботировавшим заготовку хлеба. Когда члены старых продовольственных управ категорически отказывались выполнять распоряжения Советов и не желали покидать своих постов, красногвардейцы немедленно принимали должные меры. Так, 6 января 1918 г. в г. Пензе Временная советская продовольственная комиссия «с помощью Красной гвардии наложила печать на денежный ящик и на все дела старой управы и выставила караул, а старых членов управы не допустила к работе»105. 9 января президиум Екатеринославского Совета рабочих депутатов распустил старую губернскую продовольственную управу. В состав нового продовольственного органа по совету Серго Орджоникидзе были направлены рабочие- большевики во главе с А. И. Новиковым — командиром отряда Красной гвардии г. Екатеринослава. Чистка продовольственных комитетов проводилась и в уездах106. В том же месяце в г. Вятке отряд Красной гвардии обнаружил несколько тысяч пудов продовольствия, скрываемых в городе старой продовольственной управой107. Еще раньше Красная гвардия установила контроль над старыми продовольственными организациями в Казахстане108. Чистка старых продовольственных органов, саботирующих заготовку хлеба, проводилась повсеместно.

В. И. Ленин требовал от руководителей красногвардейских отрядов, продовольственных работников на местах «действовать с решительностью революционеров, спасающих революцию от голодной смерти», взять хлеб у деревенской буржуазии во что бы то ни стало; если нельзя взять хлеб у кулаков обычными средствами, то надо взять его силой109. Борьба против кулаков, с оружием в руках выступавших против Советской власти, требовала решительных мер и принимала во многих случаях характер открытой вооруженной борьбы. Поэтому направленные на борьбу за хлеб отряды вооружались, кроме холодного оружия, винтовками и пулеметами. 21 января 1918 г. начальник Центрального штаба Красной гвардии г. Харькова писал главнокомандующему на юге страны В. А. Антонову-Овсеенко: «Предъявителю сего Василию Черноярову прошу отпустить для отряда, отправляемого в Бахмутский уезд для реквизиции хлебных запасов, 1 пулемет и 8 ящиков патронов»110. В отдельных случаях для охраны важных узловых железнодорожных станций Красная гвардия, кроме винтовок и пулеметов, имела на вооружении и артиллерийские орудия111. Вооруженным отрядам рабочих приходилось с боями отвоевывать хлеб у кулаков во многих волостях Алтайской, Владимирской, Воронежской, Вятской, Енисейской, Иркутской, Казанской, Могилевской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Оренбургской, Пензенской. Пермской, Полтавской, Самарской, Саратовской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тобольской, Томской, Тульской, Уфимской, Черниговской и других губерний страны. По имеющимся в нашем распоряжении неопубликованным данным, отряды Красной гвардии с конца 1917 до лета 1918 г. подавили более 90 первых кулацких выступлений, а всего в 1918 г. их было, по данным ВЧК, 245 — с кровавыми последствиями112. «...Каждый пуд заготовленного хлеба был окрашен кровью рабочих...» — справедливо писал в своих воспоминаниях А. Г. Шлихтер113.

Жертвами кулацкого террора стали тысячи лучших представителей рабочего класса, в том числе и бывшие организаторы и командиры красногвардейских отрядов: Среди них П. Л. Апаков — организатор и командир отряда Красной гвардии в Замоскворецком трамвайном парке г. Москвы, Ф. М. Бундурин — член Тульского ВРК, один из организаторов Красной гвардии Тулы; И. Г. Коняшин — один из организаторов Красной гвардии в Московско-Заставском районе г. Петрограда; А. Н. Пранов — командир красногвардейского отряда г. Омска, А. К. Скороходов — командир отряда Красной гвардии в Петроградском районе г. Петрограда; Г. И. Чапаев114 — красногвардеец г. Баланова; И. В. Чучков — командир отряда Красной гвардии в Замоскворецком районе г. Москвы; Хацко — начальник Красной гвардии г. Симферополя и многие другие.

Умелая организаторская деятельность Коммунистической партии, В. И. Ленина, подвиги сынов рабочего класса — красногвардейцев , революционных солдат и матросов, посланных для борьбы с кулачеством, энергичная деятельность деревенской бедноты обеспечили заготовку хлеба. Поступление продовольствия в крупные города и голодающие районы страны стало постепенно увеличиваться, особенно в феврале—марте 1918 г., после разгрома мятежей контрреволюции на Дону, Украине и Южном Урале.

Проводимые на широком фронте боевые операции Красной гвардии одновременно с разгромом вооруженных сил контрреволюции открывали пути к основным источникам продовольствия и сырья. Приветствуя успехи советских войск на юге страны, И. Ленин отправил на места две телеграммы. В первой, 16 января 1918 г. на имя В. А. Антонова-Овсеенко в Харьков, он поздравляет советские войска, занявшие город Черкассы и станцию Бахмач, и одновременно требует направить «все усилия для подвоза в Петроград хлеба»115. 16 февраля он отправил вторую телеграмму Донецкому ревкому: «Убедительно прошу сообщать телеграфом номера поездов с углем и хлебом и точные часы и дни отправки. Крайне важно. Посылайте больше хлеба»116. Позднее Владимир Ильич отмечал, что без победы над силами контрреволюции «не будет хлеба»117.

Тесную взаимосвязь боевых побед революционных войск с обеспечением центра страны продовольствием выделял и председатель Самарского ревкома В. В. Куйбышев на заседании губернского съезда Советов 15 декабря 1917 г. Он говорил: «Потеря Челябинска, этих хлебных ворот из Сибири, опасна не только для Самары, но и для всей России»118.

Это отчетливо представляли себе также командиры и бойцы красногвардейских отрядов. Обращаясь к жителям только что освобожденного г. Троицка, командир Северного летучего отряда Д. Павлов в приказе от 26 декабря 1917 г. писал: «Главной задачей прибывших правительственных отрядов моряков, солдат и красногвардейцев является восстановление Советской власти, беспощадная борьба с контрреволюцией, доставка и обеспечение продовольствием фронта и столицы, а также обнаружение и реквизиция съестных припасов, спрятанных с целью спекуляции»119. В Троицке были захвачены большие запасы зерна, муки, мяса, жиров и фуража.

Около Полтавы и вблизи Конотопа также красногвардейцы и революционные солдаты захватили у мятежников огромное количество хлеба, который сразу же был отправлен в промышленные центры страны. «...Мы смогли двинуть на север, — писал об этом

В. А. Антонов-Овсеенко, — изрядно продмаршрутов»120.

Из Акмолинской, Тургайской и Семипалатинской областей было отгружено в Петроград, Москву и другие центральные районы в январе 1918 г. 587 тыс., в феврале— 1867 тыс., в марте — 3309 тыс. пудов зерна и муки. За январь — март 1918 г. из Сибири было отправлено 14 млн. пудов хлеба121. Как отмечал В. И. Ленин, всего за первую половину 1918 г. в стране было заготовлено 28 млн. пудов хлеба122.

 


 

Транспортировка и вооруженная охрана продовольственных эшелонов

Красная гвардия выполняла ответственные задания партии и Советского правительства по охране жизненно важных объектов государственного и оборонного значения: железных дорог, водных путей, фабрик и заводов, шахт и рудников, государственных банков, продовольственных баз и складов, культурных ценностей.

Важной составной частью этой деятельности Красной гвардии были участие в борьбе с саботажем чиновников и служащих на железных дорогах, транспортировка и вооруженная охрана продовольственных эшелонов, направлявшихся в голодающие промышленные центры страны, особенно в Москву и Петроград. Всякая задержка поступления хлеба в эти важнейшие пункты грозила голодом и остановкой промышленности.

Необходимость надежной вооруженной охраны продовольственных грузов вызывалась тем, что враги Советской власти, в том числе и саботажники на железных дорогах, задерживали, способствовали расхищению и сами расхищали грузы в пути следования и тем самым срывали планы партии по ликвидации продовольственных трудностей, дезорганизовывали работу и без того маломощного транспорта.

Вот почему В. И. Ленин советовал безотлагательно принять меры по упорядочению транспорта, взять на учет все вагоны с продовольствием, а маршрутные поезда отправлять под усиленной охраной, «следя тщательно за их движением»123, особенно идущие из богатой хлебом Сибири. В ноябре 1917 г. Ленин подписывает распоряжение Пермской железной дороге о том, чтобы взять на учет все вагоны с хлебом, идущие из Сибири в Петроград, сформировать их в отдельные эшелоны и без задержки под надежной охраной рабочих направлять в Петроград124. Рабочие Сибири, руководимые большевиками, сформировали первый маршрутный поезд с хлебом и 5 января 1918 г. из Омска направили его в Петроград125. На случай нападения кулацких банд его сопровождал вооруженный отряд, состоявший из 30 красногвардейцев-железнодорожников и 40 солдат с двумя пулеметами. Возглавлял его рабочий Путиловского завода Селезнев. По прибытии в Петроград омские красногвардейцы были приняты В. И. Лениным126. После беседы с ними Владимир Ильич написал записку секретарю: «Передать Шлихтеру и Невскому с просьбой архиэнергично помочь этим людям, производящим прекрасное впечатление, ибо только такие отряды (40—60 человек с места) в состоянии спасти от голода»127. Позже Владимир Ильич Ленин принимал и других представителей сибирских красногвардейских отрядов, сопровождавших эшелоны с хлебом128.

Уральские большевики, выполняя указания ЦК партии, еще в ноябре 1917 г. организовали отправку в центр страны нескольких маршрутных поездов с продовольствием. Они были сформированы рабочими в Уфе, Челябинске и других уральских городах. 10—12 ноября из Уфы отправлено в Петроград 150 вагонов хлеба. Газета «Уральский рабочий» писала в те дни, что Челябинский Совет отправил несколько маршрутных поездов с хлебом в Москву и Петроград под охраной красногвардейцев129.

Однако продовольствия в Петроград поступало крайне недостаточно. 5 января, узнав от секретаря Совнаркома М. Н. Скрыпник о том, что с Украины отправлено 2 маршрутных поезда (40 вагонов) с углем и хлебом, Ленин с досадой говорит, что это всего лишь на несколько дней130. 13 января В. И. Ленин требовал от руководителей советских и военных органов, чтобы они ликвидировали заторы, мешающие движению поездов с хлебом, подобрали для их транспортировки абсолютно надежных людей. «Всеми средствами продвигать вагоны с хлебом в Петроград... — говорилось в его телеграмме.— Сажайте на паровозы по нескольку матросов или красногвардейцев. Помните, что от вас зависит спасти Питер от голода»131. С такими же требованиями обращался Владимир Ильич к саратовским большевикам, в частности к члену Саратовского комитета РСДРП (б), одному из организаторов и руководителей местной Красной гвардии, В. П. Антонову-Саратовскому. «Добывайте хлеб и везите его к нам, в Питер и в Москву, — говорил ему В. И. Ленин в январе 1918 г., — не останавливайтесь ни перед чем»132.

Большую роль в организации продовольственного дела на Украине и отправке эшелонов с хлебом в Петроград и Москву сыграл Серго Орджоникидзе, назначенный по предложению И. Ленина 20 декабря 1917 г. чрезвычайным комиссаром Украины133. Он в январе и феврале 1918 г. специально по этому вопросу посетил Харьков, Екатеринослав, Одессу, Николаев, Херсон и Полтаву. Вскоре из этих городов было отправлено в центр страны несколько поездов с хлебом134.

В. И. Ленин неоднократно обращался в штаб В. А. Антонова-Овсеенко, к Г. К. Орджоникидзе с требованием усиления заготовки хлеба. 15 января Владимир Ильич вновь посылает телефонограмму В. А. Антонову-Овсеенко и Г. К. Орджоникидзе в Харьков с требованием принять самые энергичные меры для посылки хлеба135. Уже через четыре дня после этого распоряжения Антонов-Овсеенко и Орджоникидзе организовали и отправили под надежной охраной красногвардейцев и солдат в Петроград и Москву пять маршрутных поездов с продуктами первой необходимости, в том числе 20 тыс. пудов сахара136. Эшелоны с хлебом в промышленные центры России в это время шли также из Полтавской, Херсонской и других губерний Украины137.

Маршрутные поезда с хлебом направляли в Петроград и Москву в сопровождении красногвардейцев не только рабочие Сибири и Украины, но и трудящиеся Урала, Поволжья, Белоруссии и других мест. «Самарский губком партии и ревком, - пишет  рабочий, командир красногвардейского отряда из 40 человек А. А. Булышкин, — дают мне задание доставить в Петроград эшелон белой муки, передать его как подарок Ленину от самарских рабочих. Сопровождал этот эшелон специально выделенный красногвардейский отряд. На протяжении всего пути от Самары до Петрограда нашему отряду пришлось бороться за продвижение эшелона. Советская власть на местах еще не окрепла, на железной дороге сидело много меньшевиков, эсеров, ставленников Временного правительства, которые всячески пытались сорвать продвижение нашего поезда. Нам приходилось добывать паровозы и выводить их из депо с оружием в руках... На некоторых станциях нам приходилось самим перегружать вагоны... За трое суток мы доставили эшелон в Питер. Привезли с собой и 22 начальника станций и депо, арестованных за саботаж». По его словам, представители отряда были приняты В. И. Лениным138.

Доставленные в Петроград самарскими рабочими белая мука и белый хлеб по указанию В. И. Ленина были распределены по больницам и детским учреждениям города. Сам Владимир Ильич и его семья, как и все петроградские рабочие, активные работники районов и центрального аппарата в это время, сидели на голодном пайке. Владимир Ильич, как известно, не пользовался никакими привилегиями по сравнению со всеми. Много продовольственных подарков получал он из разных концов России, но никогда не оставлял себе139.

Для сопровождения эшелонов выделялись опытные красногвардейцы из Петрограда, Москвы и других городов. Так, в январе 1918 г. отряд московских красногвардейцев-железнодорожников был послан в г. Коломну, где эсеровские ставленники задерживали продовольственные эшелоны для рабочих Москвы. Во время сопровождения хлеба в столицу был убит красногвардеец А. А. Кучутенков. Рабочие отряда привезли его тело в Москву и похоронили на Красной площади у Кремлевской стены140. 2 марта 1918 г. штаб Московского военного округа предписывал И. Маслову «немедленно отправиться с отрядом в 30 человек в г. Воронеж в распоряжение комиссара продовольствия т. Синицина для получения продовольственных грузов на предмет сопровождения их в г. Москву»141. Через несколько дней такое же предписание выехать с отрядом в 100 человек на ст. Сухиничи для охраны продовольственных грузов получил командир отряда Красной гвардии Иванов142. В начале марта срочной телеграммой Архангельский Совет рабочих и солдатских депутатов обязывал профессиональный союз рабочих и служащих лесопромышленных предприятий Архангельской губернии выслать «30 человек красногвардейцев для сопровождения груза в Петроград. Они должны взять с собой винтовки и патроны»143.

Следует подчеркнуть, что сопровождение продовольственных грузов к месту назначения было нелегким делом. Вагоны, а иногда и целые поезда с хлебом враги Советской власти загоняли в дальние глухие тупики, всячески задерживали их продвижение. Так, в конце декабря 1917 г. застряло в пути в Петроград 700 вагонов с продовольствием, более 1000 вагонов с хлебом стояло на Омской железной дороге144, «гуляли» вагоны с хлебом со станции на станцию в Туле и Тульской губернии145.

«Когда мы прибыли на станцию Кунгур, — пишет один из красногвардейцев, сопровождавший хлеб из Сибири в Петроград в начале января 1918 г., — там стояло девять брошенных продовольственных поездов. Больно было смотреть на хлеб, который уже частично расхищался, в то время как рабочие Петрограда и Москвы голодали...»146. В первой половине января узловые станции были забиты вагонами с хлебом и на других железных дорогах. «24 состава, стоящих на станциях и разъездах, груженных продовольствием, расхищаются», — докладывали в Наркомвоен 9 января 1918 г. из Шарьи Костромской губернии147. О таком же положении 21 января 1918 г. докладывал комендант ст. Основа В. А. Антонову-Овсеенко в Харьков: «Прошу немедленно выслать отряд Красной гвардии для несения караула. Вагоны каждую ночь подвергаются разграблению. Мы не можем принять никаких мер, так как нет вооруженной силы»148.

Задержка продовольственных эшелонов в пути следования к месту назначения была настоящим бедствием. Красногвардейцы, возглавлявшие их охрану, слали в центр телеграммы с просьбами о помощи149. Так, 22 февраля 1918 г. в телеграмме на имя СНК сообщалось: «Из Симферополя следует поезд в Петроград с мукой, сахаром и галетами. Прошу оказать содействие в беспрепятственном и быстром следовании поезда. Комендант революционного отряда Шмаков»150. А вот другое срочное сообщение: «Петроград, В. И. Ленину, — телеграфировал 7 марта 1918 г. ответственный за отправку продовольствия А. С. Якубов, — в Харькове стоят 17 маршрутных поездов с хлебом» Отправляем только до 3 поезда в день. Положение угрожающее»151. В апреле 1918 г. сопровождающий продовольствие Барсуков докладывал: «На станции Чертково имеется около 70 тыс. пудов хлеба для Петрограда и Москвы. Но отправка страшно тормозится»152.

Обеспечение продвижения сотен хлебных эшелонов в условиях разрухи на транспорте было необычайно трудной боевой задачей153: не хватало паровозов, вагонов, станции были забиты тысячными толпами переселенцев, которые осаждали начальников станций требованиями отправки154. Поэтому принимались самые срочные меры к тому, чтобы навести на железных дорогах революционный порядок, обеспечить регулярное продвижение хлебных эшелонов и воинских поездов. 13 января 1918 г. Владимир Ильич дал распоряжение Комиссариату продовольствия «принять самые революционные меры для продвижки вагонов с хлебом в Питер из Сибири»155. 22 января он телеграфировал Г. К. Орджоникидзе на юг страны: «Примите меры для тройной охраны пути Питер—Харьков»156.

С 30 января вступил в силу декрет СНК, подписанный В. И. Лениным, об охране железных дорог. Созданная Всероссийская междуведомственная комиссия из представителей трех наркоматов (путей сообщения, продовольствия и военного) была облечена чрезвычайными полномочиями157. По сообщению газеты «Правда», было введено военное положение на Николаевской, Александровской, Московско-Киево-Воронежской, Московско-Виндаво-Рыбинской и Московско-Курско-Нижегородской железных дорогах158. Особое значение придавалось Николаевской магистрали, являвшейся связующим звеном с революционной Москвой. «Ввиду чрезвычайного времени, — писала та же газета, — необходимо усилить охрану железных дорог и в особенности железнодорожных мостов. Охрана Николаевской дороги имеет величайшую важность... Красногвардейцы будут вооружены для этой цели немедленно»159.

Важную роль в решении этой задачи призвана была сыграть железнодорожная Красная гвардия. Были усилены отряды из рабочих на железнодорожных узлах в Петрограде, Москве, Киеве, Минске, Одессе, Сызране, Омске, Томске, Челябинске, а в ряде мест создавались новые отряды Красной гвардии на железных дорогах. Например, на Северной железной дороге на всех крупных узлах и станциях, особенно таких, как Ярославль, Вологда, были созданы отряды Красной гвардии, взявшие под свой контроль передвижение войск, продовольственных грузов и действия железнодорожной администрации. В г. Воронеже начал действовать Главный штаб Красной железнодорожной гвардии, в Петрозаводске — штаб Красной гвардии Мурманской железной дороги,, на Подольской железной дороге — оперативный штаб Красной гвардии160, а президиум исполкома Екатеринославской железной дороги создал для вооруженной охраны дороги и борьбы с контрреволюцией Военно-революционный штаб в главе с Г. Н. Баглеем. Штаб имел в своем распоряжении только в Екатеринославе — Нижнеднепровске до 500 красногвардейцев, а по всей дороге их насчитывалось 2 тыс. человек161. Позднее был создан Главный штаб Красной гвардии Забайкальской железной дороги162. Почетным членом этого штаба был избран С. Г. Лазо163. Для охраны тыла и борьбы с кулацкими элементами по линии Амурской железной дороги был организован специальный отряд Красной гвардии под командованием большевика В. А. Бородавкина, в последующем талантливого организатора и руководителя партизанских отрядов в Амурской области. Подобные штабы были созданы и в других местах страны. «Сегодня выезжал на ст. Плеханова для водворения революционного порядка с отрядом Красной гвардии», — сообщал в центр начальник охраны железной дороги Калужского направления Абрамов164. Большую активность проявил также отряд красногвардейцев Курского железнодорожного узла под командованием большевика В. В. Фурсова, насчитывавший более 120 вооруженных бойцов165. На Либаво-Роменской железной дороге действовал отряд Красной гвардии численностью свыше 100 человек166. «Мы... установили групповые и одиночные посты на важнейших участках железнодорожного узла... важнейших мостах по всей линии от Орши до Барановичей», — писал командир красногвардейского отряда минских железнодорожников большевик И. П. Голубев167. Красногвардейский отряд Малой Вишеры Новгородской губернии также неоднократно выезжал для охраны эшелонов с хлебом от бандитских нападений на ближайшие станции — Бургу, Оксочи, Веребье168.

У красногвардейцев-железнодорожников Петрограда и Москвы были несколько другие задачи. Они, кроме поиска хлеба, спрятанного врагами Советской власти на запасных путях в городе и его окрестностях, встречали поезда на вокзалах, вели борьбу с кражами, реквизировали хлеб у просочившихся мешочников и спекулянтов, обезоруживали группы анархистов, бандитских шаек, охраняли склады, железнодорожные мосты и т. д. Этим делом только на Московском железнодорожном узле было занято свыше 500 вооруженных красногвардейцев-железнодорожников169.

По существу, на многих железных дорогах был установлен строжайший контроль за продвижением продовольственных и воинских грузов, который осуществлялся отрядами Красной гвардии. «Действительная охрана железной дороги, — сообщалось в телеграмме, посланной в Совнарком из Сибири, — возлагается на местные отряды железнодорожной Красной гвардии Иркутска, Канска, Красноярска, Ачинска, Омска»170. Такие сообщения шли и из других мест. Приказом В. К. Блюхера, командовавшего красногвардейскими отрядами, действовавшими против Дутова, от 30 марта 1918 г. Троицкая железная дорога была объявлена на осадном положении171. Военное положение было введено также на Забайкальской, Уссурийской, Мурманской и других железных дорогах.

Некоторые начальники железнодорожных станций жаловались в центральные органы Советской власти на якобы крутые меры красногвардейцев, что они-де мешают работать железнодорожным служащим и нельзя ли их отозвать172. Однако дошедшие до нас документы говорят, что красногвардейские отряды на железных дорогах действовали в пределах возложенных на них Советами рабочих и крестьянских депутатов функций и никаких самочинных действий против железнодорожных служащих, если они не саботировали отправку маршрутных поездов с хлебом, не вели. Более того, чтобы вернуть на службу ставших на путь саботажа опытных работников транспорта из числа специалистов инженерно-технического состава, как свидетельствует красногвардеец В. Н. Красичков, «вооруженные рабочие ходили по домам и заставляли их идти на работу»173. В феврале 1918 г. II Чрезвычайный съезд рабочих и служащих Забайкальской железной дороги в своей резолюции призвал сплотиться всех железнодорожных тружеников вокруг Советской власти, немедленно приступить к организации Красной гвардии в тех пунктах, где она еще не создана, и «убрать с дороги всех явных и тайных саботажников, подрывающих дело рабочего класса»174. Решительными действиями Омского отряда Красной гвардии под командованием большевика А. А. Звездова, командированного исполкомом Западно-Сибирского Совета, был прекращен саботаж служащих на всей линии Омской железной дороги. Путь поездам с хлебом в Петроград и Москву был открыт175.

Отряды красногвардейцев вели также активную борьбу с мешочничеством и спекуляцией на железных дорогах. Мешочники и спекулянты под видом голодающих закупали продовольствие у зажиточных крестьян и кулаков и увозили его в Петроград и Москву. По сведениям советских продорганов, мешочники и спекулянты ежедневно привозили в Москву до 18 вагонов продовольствия, которое продавалось по спекулятивным ценам из-под полы176. «Мешочники наносят дороге и государству неисчислимый вред. За последнее время, — сообщали телеграммы в Наркомат по военным делам из Курска, — только на ст. Щелкино мешочников прибывает ежедневно до 600 человек»177. 24 января на одной только станции Кряж красногвардейцы Самары отобрали у мешочников 540 мешков хлеба, а на станции Мелекесс задержали около 400 спекулянтов178. Особенно много мешочников устремилось в богатую хлебом Сибирь. «Наплыв в Сибирь мешочников, среди которых 90% спекулянтов... — писала газета «Сибирская речь», — растет изо дня в день»179.

Мешочники, осаждая поезда и создавая «пробки» в пути следования, вносили дезорганизацию в работу железных дорог и тем самым препятствовали решению продовольственного вопроса. 15 февраля 1918 г. в циркулярной телеграмме комиссара путей сообщения, направленной всем Совдепам, комиссарам железных дорог, начальникам охраны и штабам Красной гвардии, указывалось, что «критическое положение продовольствия Петрограда стало в значительной мере усугубляться анархическим и массовым движением мешочников из богатых хлебом краев. Движение мешочников должно быть пресечено. Оно совершенно убивает подвоз хлеба. Если товарный поезд может взять около 40 тыс. пудов хлеба, то поезд с мешочниками берет всего лишь 4 тыс. пудов продовольствия, т. е. меньше в 10 раз»180.

Партийным и советским органам на местах приходилось организовывать специальные заградительные летучие боевые отряды Красной гвардии для охраны железнодорожных станций, мостов, вокзалов, подвижного состава, для борьбы с мешочниками и спекулянтами181. Члену Петроградской Красной гвардии Г. Смирнову Военно-революционный комитет еще 5 ноября 1917 г. предписывал «задержать все продукты, привезенные контрабандой в целях спекуляции, и обо всех подобных случаях немедленно доводить до сведения ВРК»182. В начале декабря усиленный заградительный отряд Красной гвардии задержал железнодорожный состав с хлебом на ст. Воронеж и конфисковал у мешочников около 20 тыс. пудов хлеба183. Позднее для борьбы со спекулянтами были установлены заградительные отряды на станциях Графская, Касторная, Лиски184. Принимались соответствующие меры на узловых железнодорожных станциях в Уфимской губернии и в других местах. «Принять решительные меры к тому, чтобы установить строгий надзор за недопущением перевозок пассажирами лишнего багажа, — говорилось в одной из правительственных телеграмм петрозаводскому комиссару охраны железной дороги. В нужных случаях обращайтесь за содействием к железнодорожной Красной гвардии»185. Революционные отряды вели энергичную борьбу с мешочниками и спекулянтами, конфискуя у них продовольственные товары. «Появились мешочники из центральных губерний, — сообщалось из Кыштыма Пермской губернии в Секретариат ЦК РСДРП (б) 22 января 1918 г., — но благодаря энергичным действиям Красной гвардии изгоняются из района, хлеб реквизируется. Красная гвардия пока немногочисленна, но действует неусыпно»186. Только отряд петроградских красногвардейцев на ст. Токаревка Тамбовской губернии конфисковал у спекулянтов до 30 вагонов хлеба187. Таких примеров было немало. «С этой сволочью, — писал позже В. И. Ленин о спекулянтах, — надо расправиться так, чтобы все на годы запомнили»188.

Тайные и явные враги Советской власти всеми силами старались помешать налаживанию продовольственного дела, тормозили перевозку хлеба. Нередко они подстрекали граждан, у которых был конфискован на станциях хлеб, писать жалобы в органы местной и центральной Советской власти на «незаконные» действия красногвардейцев189.

Красной гвардии с помощью революционно настроенных солдат и матросов приходилось наводить порядок на железных дорогах и среди отдельных деморализованных групп, встречавшихся в общей массе демобилизованных, возвращавшихся с фронта по домам. Эти группы бесчинствовали на железнодорожных станциях, дезорганизовывали движение составов, нередко расхищали продовольствие, а порой выступали в защиту спекулянтов и мешочников. О самоуправстве таких групп свидетельствуют сохранившиеся в архиве многочисленные телеграммы с мест, направленные в СНК, Наркомвоен, Комиссариат путей сообщения и Наркомат продовольствия. «Они угрожают положить меня под колеса поезда, — сообщал начальник ст. Славгород, — если я не представлю им вагонов» 190. В декабре 1917 г. на ст. Филоново анархиствующие солдаты вскрыли на путях вагоны и похитили продовольствие191. О расхищении ими хлеба и казенного имущества на железнодорожных станциях доносили из Жиздры Калужской губернии, Великого Устюга Вологодской губернии и многих других мест192. Находившиеся среди возвращавшихся с фронта демобилизованных солдат анархисты и правые эсеры пытались организовывать антисоветские выступления, вызывали беспорядки на железных дорогах. «Начались разгромы станций, вагонов, бесчинства со служащим персоналом железных дорог, — сообщали 31 января 1918 г. из Херсона.— Примите все меры к недопущению подобного»193. Меры принимались, но инциденты на железных дорогах, хотя и в меньшей мере, продолжали иметь место, Так, группа демобилизованных в количестве 800 человек под влиянием агитации анархистов выступила в Сызрани против Советской власти и напала на Сызранскую железнодорожную Красную гвардию, пытаясь ее обезоружить. Но это им не удалось в результате решительных действий красногвардейцев под командованием начальника Сызранской Красной гвардии Смирнова194.

Все продовольствие, заготовленное рабочими отрядами в хлебородных губерниях при помощи бедноты и доставленное под охраной красногвардейцев, революционных солдат и матросов в промышленные центры страны, шло прежде всего на нужды обороны Советского государства и снабжение рабочих в городах. «Усиленное внимание, — говорилось в одном из обращений II Всероссийского съезда Советов ко всем железнодорожникам от 26 октября 1917 г., — следует обращать на беспрепятственный пропуск продовольствия в города и на фронт»195.

Часть заготовленного хлеба по распоряжению Советского правительства распределялась среди местной голодающей бедноты. Характерна в этом отношении работа усманских большевиков Тамбовской губернии. По решению уездного партийного съезда они сформировали отряды Красной гвардии и энергично реквизировали у кулаков и спекулянтов излишки хлеба — всего около 6 тыс. пудов. Половина реквизированного продовольствия была роздана голодающей бедноте196. Такая помощь беднейшему крестьянству со стороны Советской власти имела большое значение, так как это не только смягчало голод в данной местности и являлось значительным стимулом вовлечения бедняцких слоев в работу красногвардейских и продовольственных отрядов, но и, самое главное, укрепляло военно-политический союз рабочих с трудовым крестьянством. 21 июня 1918 г., выступая на митинге рабочих в Сокольниках, В. И. Ленин особо это подчеркнул. Он, в частности, сказал: «Когда я читаю сообщение, что в Усманском уезде Тамбовской губернии продовольственный отряд из реквизированных 6 тысяч пудов хлеба 3 тысячи отдает беднейшему крестьянству, я говорю: если бы даже мне доказали, что до сего времени в России есть только один такой отряд, я все-таки сказал бы, что Советская власть свое дело делает. Ибо ни в одном государстве такого отряда нет!»197.

Заготовленный хлеб спас рабочих, деревенскую бедноту и обеспечил потребности формирующейся Красной Армии, которая «не может быть крепкой без больших государственных запасов хлеба, — отмечал В. И. Ленин, — ибо без этого нельзя ни передвигать армию свободно, ни готовить ее как следует»198.

 


 

Красногвардейцы в борьбе за упрочение Советской власти в деревне

Борьба за хлеб, за преодоление продовольственных трудностей происходила в тесном единстве с решением вставшей перед партией большевиков после Октябрьской революции важнейшей задачи слома старого государственного аппарата и создания взамен его нового, которым, как подчеркивал В. И. Ленин, являются Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов199. Огромную роль в решении этого жизненно важного вопроса на местах играли красногвардейские и продовольственные отряды, направленные партией в деревню, в глубинные районы страны. Бойцы Красной гвардии и продовольственных отрядов не только заготавливали хлеб в деревне, но и вели политическую и воспитательную работу среди трудового крестьянства. Крайне важно, не раз подчеркивал В. И. Ленин, «послать туда побольше рабочих для агитации и руководства отсталыми»200. С конца 1917 по июнь 1918 г. только из Петрограда и Москвы, по неполным данным, в провинцию было послано 4,7 тыс. агитаторов-организаторов и 1250 комиссаров и инструкторов201.

Отряды рабочих-агитаторов, среди которых было немало красногвардейцев, несли в деревню идеи партии. Перед отправкой агитаторов на места, особенно в деревню, они получали инструктаж партийных органов. «Перед выездом, — свидетельствует один из активных руководителей борьбы по установлению Советской власти в волостях и уездах Самарской губернии, красногвардеец А. П. Шигаев, — Самарский горком партии снабдил меня большевистской литературой и дал наказ: принять активное участие в укреплении Советской власти в деревне»202.

Революционная пропаганда сопровождалась конкретной помощью Совётам крестьянских депутатов. Во многих местах на плечи приехавших рабочих легла вся работа по организации на местах Советской власти и революционной пропаганды. «Организовывать и укреплять Советскую власть отряду приходилось всюду, — вспоминает красногвардеец из Петрограда Н. И. Клементьев. Прибыв на шахты и рудники (Донбасс), отряд выделил группу товарищей, которая вела агитацию и пропаганду, созывала общие собрания, на которых разъясняла события, происходившие в России, знакомила рабочих с сущностью и значением Советской власти»203. Об этом же писал и член партии с 1904 г. А. Е. Бадаев, занимавшийся по личному указанию Ленина вопросами снабжения Петрограда продовольствием: «...Рабочие, только что ушедшие от станка, превратились в заправских ораторов, ими читались доклады на самые различные темы»204.

По образному выражению Владимира Ильича, агитаторы и пропагандисты несли «свет в деревню»205.

Под влиянием агитаторов активизировалась и беднота, изгонявшая из Советов не только кулаков, но и эсеров, терявших влияние среди крестьян. Так, 72 бедняка из с. Елыпанки Симбирской губернии на своем собрании постановили переизбрать Совет, где было засилье кулаков, описать у них излишки хлеба и организовать отряд Красной гвардии206. Следует подчеркнуть, что вновь избранные волостные Советы, как правило, сразу же организовывали отряды Красной гвардии для борьбы с сельскими богачами. Возникновение этих отрядов было ответной реакцией большевистской партии и Советской власти на поведение контрреволюционных сил в деревне. Однако нехватка оружия часто сдерживала, тормозила этот процесс. Как свидетельствуют документы, часто беднейшие крестьяне просили уездные и губернские Советы помочь им оружием для образования Красной гвардии, чтобы укрепить и защитить новую, Советскую власть. Так, в телеграмме Рахинского Совета Царицинскому Совету Саратовской губернии говорится, что в с. Рахинка образовался местный Совет, создается Красная гвардия, но «оружия нет». Между тем местные кулаки «организуются», проводят агитацию против Советской власти. Просьба «дать нам 30 винтовок»207.

Создание отрядов сельской Красной гвардии наталкивалось (кроме нехватки оружия и денежных средств) и на другие трудности. Эти трудности прежде всего были связаны с враждебной деятельностью кулаков по отношению к большевикам, к новой власти. Никакие призывы Советской власти, разъяснения, уговоры на кулаков не действовали. Например, в Даниловской волости Камышинского уезда Саратовской губернии отряд красногвардейцев не удалось создать из-за того, что в Совете власть захватили кулаки; в деревнях Балашевского уезда той же губернии — «ввиду тормоза со стороны деревенских кулаков»208. Таким образом, были опасны не только вооруженные кулаки, нападающие на красногвардейцев, бойцов продовольственных отрядов и активистов, но и те, которые с помощью обмана и подкупа проникали в Советы, чтобы изнутри подрывать народную власть.

Рабочие-красногвардейцы, находясь в деревне, не только подавляли вооруженные кулацкие банды и заготавливали хлеб, но и организовывали бедноту. Опираясь на бедняков и местных большевиков, бойцы Красной гвардии разоружали деревенскую буржуазию, помогали создавать и вооружать отряды сельской Красной гвардии.

С помощью отрядов Красной гвардии местные Советы устанавливали революционный порядок, успешно боролись с контрреволюцией, проводили работу по обложению крупных торговцев денежным налогом, боролись с анархией, грабежами, конфисковывали и охраняли помещичьи имения и инвентарь. Красногвардейцы из Казани, как это видно из протокола заседания исполнительного бюро Казанского Совета от 2 ноября 1917 г., в острой борьбе с кулаками конфисковали имение Молоткова, находящееся в с. Кулаеве Пестречинской волости Казанского уезда. Во время реквизиции помещичьего хлеба отряд красногвардейцев подвергся нападению вооруженных кулаков. На подмогу красногвардейцам был послан из Казани другой отряд с артиллерией209.

В начале января 1918 г. красногвардейцы Пензы помогли крестьянам с. Садовки Городищенского уезда ликвидировать банду помещика Коха210. В это же время отряд Красной гвардии из Таллина во главе с большевиком М. Айтсамом помог сельскохозяйственным рабочим мызы Пюсси Вырусского уезда конфисковать помещичьи имения и инвентарь. Вооруженные белогвардейские банды из эстонских баронов вступили с прибывшим отрядом в бой, но потерпели поражение. При этом М. Айтсам и два красногвардейца были убиты, несколько человек ранены211. Еще раньше подвергся вооруженному нападению кулацких банд другой отряд таллинских красногвардейцев, в Изенгофе Везенбергского уезда212. Все это потребовало от эстонских партийных и советских органов принять новые действенные меры для укрепления Советской власти на местах и защиты ее от происков контрреволюции.

В протоколе заседания крестьянской секции Саратовского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от 23 января 1918 г., на котором речь шла о борьбе крестьян с. Лох Саратовского уезда за упрочение Советской власти, говорится: «...Власть в селе Лох находилась в руках волостного земства. Существовал и Совет, но по своему характеру он был контрреволюционным, так как члены его в большинстве кулаки... Образованная Красная гвардия из деревенской бедноты подняла вопрос об упразднении земства и передаче полноты власти Совету крестьянских депутатов. Первые активные выступления Красной гвардии выразились в реквизиции у кулаков хлеба, продажей которого они злоупотребляли... Эта Красная гвардия, собрав вокруг себя бедноту, разоружила мироедов... Земство было распущено». В постановляющей части протокола отмечено: «Действия Лоховской Красной гвардии и бедноты одобрены, предложить ей действовать дальше в деле укрепления Советской власти»213.

Кулачество всячески стремилось сорвать мероприятия Советской власти. В ряде мест оно оказывало свое влияние на выборы Советов крестьянских депутатов. Так, в с. Исаево-Дедово Оренбургской губернии общее собрание крестьян 28 февраля 1918 г. приняло решение провести выборы в Совет. Однако из-за противодействия сельских богачей организация Совета затянулась до конца марта. В Спасской и Булановской волостях той же губернии борьба с кулачеством была настолько острой, что сначала пришлось создать отряды Красной гвардии, а затем под их охраной провести выборы в Советы214. Сильные позиции у сельской буржуазии были в ряде волостей Самарской губернии, где кулаки не раз поднимали мятежи. Ими часто руководили бывшие офицеры старой армии, эсеры и сыновья местных купцов. Первое восстание кулаков вспыхнуло в январе 1918 г. в районе Большой Глушицы, в 120 км от Николаевска. Сельские богачи арестовали членов местного Совета, зверски убили многих активистов и объявили о непризнании законов Советской власти. Первым на борьбу с кулачеством выступил уездный отряд Красной гвардии в количестве 800 бойцов под командованием В. И. Чапаева. Контрреволюционные банды в районе Большой Глушицы, как и в других местах губернии, были разгромлены. «Чапаев не только восстановил Советскую власть, — пишет его сподвижник, член партии большевиков с мая 1917 г. И. С. Кутяков.— Главное заключалось в том, что как в самой Большой Глушице, так и на всем пути своего движения он создавал во всех селах и деревнях красногвардейские отряды и снабжал их оружием, отобранным у фронтовиков — кулацких сынков. Эти отряды явились крепкой опорой местных органов Советской власти»215.

Бойцы Красной гвардии активно содействовали созданию и укреплению первых органов новой власти — Советов крестьянских депутатов. Пожалуй, не было ни одной губернии, даже самой отдаленной, где бы отряды Красной гвардии не участвовали в установлении и упрочении Советской власти. Так, в конце ноября 1917 г. в Калугу, где контрреволюция имела значительные силы, а местная Красная гвардия была слаба и малочисленна, были направлены на помощь калужским большевикам мощные отряды Красной гвардии из Москвы, Тулы и Минска. Их было вполне достаточно для подавления «ударников». Разгромленный Калужский Совет был восстановлен216. В начале декабря 1917 г. руководители партийных и советских органов Тулы направили в Богородицкий уезд отряд Красной гвардии (70 человек) под командованием большевика В. В. Городнова. Бойцы отряда сломили сопротивление кадетско-эсеровского земства в г. Богородицке и организовали местный отряд Красной гвардии. 19 декабря был создан уездный Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов217.

Утвердить Советскую власть в Ельце помог трудящимся прибывший отряд Красной гвардии из Задонска, в Корсуне — отряд из 75 красногвардейцев из Сызрани218, в Петровске — Саратовский Совет. По его распоряжению 24 декабря 1917 г. сюда прибыл из Саратова отряд Красной гвардии во главе с большевиком  В. И. Ермощенко. Благодаря совместным решительным действиям этого отряда и местных красногвардейцев Советская власть в Петровске была восстановлена и наведен революционный порядок219.

Значительную помощь в борьбе за упрочение Советской власти в Александровске Екатеринославской губернии оказали отряды Красной гвардии, прибывшие в начале января 1918 г. из Петрограда и Москвы220. В январе 1918 г. в сильный мороз вологодские красногвардейцы выезжали на подавление черносотенского погрома в Великий Устюг, когда его Совету угрожала опасность. «Все были охвачены горячим стремлением, — писали рабочие — участники этих событий, — защитить Советскую власть»221.

В это же время Киевские красногвардейцы помогли установить и укрепить Советскую власть в Белой Церкви, а севастопольские отряды — трудящимся Евпатории, Ялты, Феодосии, Керчи. В феврале 1918 г. рабочие ст. Гречаны Подольской железной дороги во главе с комиссаром Красной гвардии А. А. Дубининым помогли восстановить Советскую власть в Бердичеве222. В марте на выручку беднейшим крестьянам с. Болхуны Енотаевского уезда Астраханской губернии (где кулаки, подстрекаемые эсерами, убив местных большевиков, свергли Советскую власть) пришел отряд Красной гвардии из соседней слободы Владимировки Царевского уезда и восстановил власть Совета в Болхунах. Зачинщики мятежа кулаки и эсеры были арестованы223. В том же месяце отряд Красной гвардии (200 человек) г. Пишпека (ныне Фрунзе) оказал большую помощь в установлении и упрочении Советской власти в Семиреченской области224. Архангельские красногвардейцы во главе с большевиком С. Н. Ларионовым в это время помогли организовать Советскую власть в бассейне р. Печоры. Отряд Красной гвардии Петрозаводска при поддержке бедноты подавил кулацкие выступления в Пудожском уезде Олонецкой губернии. Здесь сельские богачи с оружием в руках разогнали Советы и снова организовали земские управы. С помощью этого отряда власть Советов в волостях уезда была восстановлена225. Таким же образом была восстановлена Советская власть при помощи отряда Красной гвардии Екатеринбурга в поселке Шемахе226, где сынки кулаков, предводительствуемые эсером Свешниковым, разоружили местных красногвардейцев, арестовали членов Совета и объявили властью волостную земскую управу227. В начале апреля 1918 г. в Киргизии отряд Красной гвардии, посланный большевиками из Токмака, помог упрочить Советскую власть в Нарыме228. В эти же дни 1918 г. на помощь горской дагестанской бедноте пришли отряды Красной гвардии из Баку и Астрахани. Они совместно с местными красногвардейцами нанесли поражение имамовским бандам Н. Гоцинского229.

Документы свидетельствуют, что Красная гвардия немедленно шла на помощь Советам, которым грозила опасность со стороны местной контрреволюции. В телеграмме, посланной в СНК из Богородского уезда Московской губернии, говорилось, что «в Павловском Посаде разгромлен и сожжен местный Совет. Прибывший отряд красногвардейцев из Богородска (ныне г. Ногинск) установил прежний порядок. Из членов уездного и местных Совдепов организован Военно-полевой штаб, из которого выделена комиссия по расследованию происшедшего. Производятся аресты зачинщиков. Приняты меры по восстановлению Советской власти. Есть убитые и раненые»230.

Успеху отряда способствовала помощь Военно-революционного комитета при Московском Совете рабочих и солдатских депутатов, который для укрепления Красной гвардии в Богородске еще в ноябре 1917 г. послал туда партию оружия231.

Московский отряд Красной гвардии численностью более 200 бойцов под командованием рабочего П. Левакова помог разгромить контрреволюционные элементы в Данкове Рязанской губернии. Здесь вооруженные банды местных буржуев разогнали проходивший в январе 1918 г. уездный съезд Советов и пытались диктовать свои условия. Красногвардейцы быстро подавили их сопротивление, восстановили порядок и помогли местным большевикам наладить нормальную работу органов Советской власти232.

Большевики Урала также поднимали отряды Красной гвардии на решительную борьбу с противниками Советской власти. В одном из сообщений пермских советских органов в Петроград говорилось: «Красная гвардия первая пришла на помощь Сарапульскому Совету в черные дни контрреволюции. Благодаря хорошей выдержке она быстро локализовала попытку буржуазии свергнуть Советскую власть»233. И это не единичный случай, когда Красная гвардия по просьбе с мест приходила на помощь органам Советской власти. «Два дня тому назад, — указывалось в том же донесении, — Осинский уездный Совет затребовал от нас отряд Красной гвардии. Немедленно было отправлено 50 человек красногвардейцев за 200 верст в уездный город Осу на лошадях. Они и там с честью выполнили свой долг»234. На помощь Вятскому Совету прибыл отряд Красной гвардии из Ижевска235. Ижевские красногвардейцы помогли также в организации и упрочении Советской власти трудящимся Воткинска и других населенных пунктов, а Красная гвардия Лысьвы, Мотовилихи, Кизела, Чусовой по указанию Пермского губисполкома помогла установить Советскую власть в Соликамске, Оханске и Чердыни236. Боеспособная Красная гвардия Нижнего Тагила, организованная большевиками из передовых рабочих Высокогорского, Выйского и Тагильского металлургического заводов и рудников, подавила вооруженные выступления контрреволюции в Кушве и Невьянске, где быстро восстановила порядок и помогла местным активистам наладить нормальную работу органов Советской власти. Наиболее активные действия по борьбе с контрреволюцией и упрочению Советской власти на Урале, как отмечает исследователь этого региона С. И. Кулянин237, вела Екатеринбургская организация большевиков и руководимые ею отряды Красной гвардии. Они активно участвовали в разгроме мятежа Дутова на Южном Урале, помогли подавить контрреволюционные силы и укрепить Советскую власть в Камышлове, Ирбите, Невьянске, Шадринске. Прибывший в январе 1918 г. из Екатеринбурга отряд Красной гвардии помог большевикам Шадринска разгромить контрреволюционные силы и сосредоточить власть в руках Совета238. Еще раньше отряд красногвардейцев и революционных солдат из Самары под командованием В. К. Блюхера разгромил контрреволюционный заговор и помог восстановить Советскую власть в Челябинске239.

Значительный вклад в установление и упрочение Советской власти внесла Красная гвардия Сибири и Дальнего Востока. Так, например, в декабре 1917 г. бойцы Красной гвардии из г. Красноярска помогли рабочим Иркутска подавить контрреволюционное восстание юнкеров, а в январе 1918 г. отряд Красной гвардии Минусинска — ликвидировать белогвардейское выступление в Белоцарске (ныне г. Кызыл). С помощью этого отряда городской Совет в Белоцарске был восстановлен. Отряд Красной гвардии, посланный большевиками из Арбагара240 Забайкальской области, помог Нерчинскому Совету распустить пресловутый «Комитет общественной безопасности» и утвердить власть Советов241. В пос. Троицкий Завод Иркутской губернии контрреволюционеры осадили Совет рабочих и крестьянских депутатов, охраняемый десятью красногвардейцами во главе с председателем исполнительного комитета Крыловым. В перестрелке все осажденные погибли. Контрреволюционный мятеж удалось подавить лишь тогда, когда прибыл на помощь отряд Красной гвардии из Тырети242.

Председатель Шебалинского Совета на Горном Алтае, организатор крупного отряда Красной гвардии в с. Шебалино большевик В. И. Плетнев своевременно оказал помощь крестьянам с. Алтайский. Здесь сельские богачи, организовав вооруженную банду, арестовали членов Совета и начали притеснять бедняков. Первое вооруженное столкновение отряда с бандами кулаков и их приспешниками произошло между селами Алтайский и Каменка. Здесь, как донесла разведка красногвардейцев, бунтовщики заранее подготовили и укрепили свои позиции. Оценив обстановку, Плетнев не повел наступление красногвардейцев в лоб, а приказал окружить и уничтожить вооруженные банды с флангов. После короткого боя, видя нависшую угрозу окружения, бандиты начали отступать, а затем пустились в паническое бегство. Село Алтайский красногвардейцы заняли с ходу. Арестованные были освобождены. Совет был восстановлен и приступил к своей работе243.

Нелегко проходило упрочение Советской власти и на территории Тамбовской губернии. Здесь контрреволюционные элементы свили гнездо в уездном городе Елатьме, откуда они в январе 1918 г. предпринимали неоднократные попытки свергнуть Советскую власть в Сасове. У сасовских большевиков не хватило сил для подавления контрреволюции. И только с прибытием отрядов Красной гвардии из Москвы и Рязани удалось разгромить вооруженные банды Елатьмы. В конце февраля, воспользовавшись вьюгой, мятежники бежали, сложив оружие244.

Таким образом, отряды Красной гвардии, руководимые большевиками, были действенной революционной силой в деле утверждения и упрочения власти Советов в стране. Они совместно с революционными солдатами и матросами в конце 1917 — первой половине 1918 г. (до лета 1918 г.) подавили на местах выступлений контрреволюции245, поднявшейся с оружием в руках против Советской власти. Особенно велика роль в подавлении контрреволюции и упрочении Советской власти на местах промышленного пролетариата — наиболее сознательной, организованной и энергичной части рабочего класса, которая явилась базой и оплотом диктатуры пролетариата. Кадровые рабочие Петрограда, Москвы и других промышленных городов по зову партии большевиков устремились туда, где была наибольшая опасность Советской власти. Только из Петрограда на подавление белогвардейских банд было направлено более 20 тыс. красногвардейцев. В срочном порядке отряды Красной гвардии Петрограда выезжали в Петроградскую губернию, на Дон, Украину, в Белоруссию, в Курскую, Тульскую, Смоленскую, Новгородскую, Вологодскую, Олонецкую и другие губернии; Москвы — в Московскую губернию, на Дон, Украину, в Калужскую, Рязанскую, Тамбовскую, Нижегородскую и другие губернии; Харькова — на Дон, в Чугуево, Лозовую и другие места Украины; Екатеринбурга — в Камышлов, Ирбит, Шадринск; Перми — в Осу, Сарапул; Казани — в Чебоксары, Сарапул, Елабугу, Алатырь; Самары — в Челябинск, Бугульму; Таллина — в Тарту, Вильянди, в Вирусский и Везенбергский уезды; Омска — в Тюмень, Славгород; Нижнего Тагила — в Кушву и Невьянск. Всего, по нашим подсчетам отряды Красной гвардии крупных городов в срочном порядке выезжали более 160 раз246 и оказывали помощь трудящимся в установлении и упрочении органов Советской власти на местах.

Трудящиеся на местах горячо благодарили красногвардейцев за оказанную им помощь. Так, Нарынский Совет вынес благодарность бойцам отряда Красной гвардии из Токмака Семиреченской области «за переход ее в Нарын на помощь по первому зову и за то, что товарищи токмакчане помогли нарынцам организовать Совдеп и начать работу на пользу трудовой демократии»247. Характерным в этом отношении является и письмо трудящихся Ростова-на-Дону отъезжающему питерскому отряду Красной гвардии: «Дорогие товарищи красногвардейцы! Вы покидаете наш город. С глубокой болью мы расстаемся с вами. За несколько дней пребывания в нашем городе мы оценили вас не только как беззаветных бойцов революции на фронте, по и как организаторов Советской власти. Вы принесли нам опыт, свои знания. Мы видели вас на заводах, в профессиональных союзах, в Советах; ваша помощь была для нас ценным вкладом. Спасибо, дорогие товарищи»248.

Взаимовыручка и взаимная помощь рабочих разных городов еще раз свидетельствует об исключительно высокой сознательности и организованности рабочих в борьбе за упрочение Советской власти на местах.

В ряде случаев в руководящий состав местных Советов и ревкомов выдвигались наиболее активные красногвардейцы. Так, член партии большевиков с 1901 г. А. А. Дюмин — красногвардеец Выборгской стороны, автор первого устава Красной гвардии Петрограда — в конце 1917 г. возглавил Совет рабочих и солдатских депутатов в Бердянске, где и погиб весной 1918 г. от пули врага»249. Организатор отряда Красной гвардии и один из руководителей борьбы за хлеб в с. Тасеево (в Сибири) — большевик В. Г. Яковенко стал в конце 1917 г. председателем только что созданного Тасеевского волостного Совета250, питерский рабочий большевик Г. В. Киселев — председателем исполкома Пошехонского уездного Совета Ярославской губернии251, питерский рабочий красногвардеец и большевик И. Ф. Тузов — заместителем председателя Опочкинского уездного Совета Псковской губернии, большевик М. А. Елизаров, начальник Красной гвардии с. Павлова Нижегородской губернии, стал председателем Павловского Совета, большевик М. Барабанов, красногвардеец Лысьвы, — председателем Чердынского уездного Совета Пермской губернии252. Первым председателем Корнеевского волостного Совета Самарской губернии был избран большевик красногвардеец Д. И. Курсаков. Делегат II Всероссийского съезда Советов, командир отряда Красной гвардии г. Вязьмы, член партии большевиков с мая 1917 г. П. М. Гулов в декабре 1917 г. возглавил исполком Вяземского уездного Совета. 1 января 1918 г. его принял В. И. Ленин и беседовал с ним о работе Вяземского Совета253. В январе 1918 г. Пермский городской Совет возглавил А. Л. Ворчанинов — член партии с 1905 г., один из организаторов и руководителей Красной гвардии в Мотовилихе и Перми. В апреле 1918 г. первым председателем Тобольского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов был избран начальник штаба Красной гвардии Екатеринбурга большевик П. Д. Хохряков. Он являлся одним из организаторов ликвидации готовящегося в Тобольске белогвардейского монархического заговора, командовал отрядом, который конвоировал бывшего царя Николая II и его семью из Тобольска в Екатеринбург. Позже П. Д. Хохряков геройски погиб в бою с белогвардейцами под ст. Крутиха на Урале, похоронен в городском сквере в Перми. Весной 1918 г. большевик М. М. Мамедьяров, командир отряда Красной гвардии в селении Ени-Кушалы Шемахинского уезда, возглавил исполком Кала-Маштагинского районного Совета и одновременно стал заместителем губернского комиссара Бакинского Совнаркома254.

Справедливы и убедительны слова красногвардейцев-питерцев: «Мы не только воевали, но и занимались организацией Советской власти на местах»255. Многочисленные документы и свидетельства участников событий с разных мест подтверждают это.

Бойцы Красной гвардии активно способствовали проведению в жизнь первых декретов и распоряжений Советского правительства, оказывавших огромное мобилизующее воздействие на крестьян. Так, например, отряды Красной гвардии Брянска и Бежицы неоднократно выезжали в села Брянского, Трубчевского, Погарского и других уездов для оказания помощи деревенской бедноте в осуществлении Декрета о земле256. «Нашей опорой в борьбе за Советскую власть была Красная гвардия. Отрядами ее руководили коммунисты. Это и обеспечило быстрый переход власти в руки Советов», — писал член первого исполкома Ярославского Совета рабочих и солдатских депутатов большевик А. П. Работнов257.

Красная гвардия играла активную роль в наведении строгого революционного порядка на местах. При штабах Красной гвардии были образованы и действовали революционные суды258. Отряды Красной гвардии по указанию местных Советов беспощадно подавляли все попытки контрреволюции подорвать Советскую власть изнутри. В протоколе заседания Моршанского временного революционного комитета Тамбовской губернии от 13 декабря 1917 г. записано: «...Красная гвардия в настоящее время необходима как для вывоза хлеба, подлежащего реквизиции, так и для поддержки революционного порядка в городе и уезде»259. В опубликованной литературе и в архивных материалах имеются многократные подтверждения этого.

Направляемая партией большевиков деятельность Красной гвардии на местах была напряженной и многообразной. В решении сложнейшей продовольственной проблемы она являлась главной опорой Советов. В деревне она выступала как сила, не только противостоящая врагам рабоче-крестьянской власти, но и как организующая, помогающая становлению и упрочению органов Советской власти, несущая в массу свет ленинских идей, идей социализма. В этом величайшее значение рабочей Красной гвардии, в этом — исторический смысл ее борьбы.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 359—360.

2 История гражданской войны в СССР, 1917—1922. М.. 1943. Т. 2. С. 305

3 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 424.

4 Там же. С. 505.

5 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 408.

6 Якушевский А. С. Пропагандистская работа большевиков среди войск интервентов в 1918—1920 гг. М., 1974. С. 14; Внешняя торговля. 1967. № 2. С. 9.

7 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г-февраль 1918 г.). М., 1957. Т. 2. С. 105, 108.

8 Рид Д. 40 дней, которые потрясли мир. М., 1957. С. 109; Ленин в Смольном: Коллективная хроникально-документальная повесть. 4-е изд. Л., 1979. С. 147

9 Солдатская правда. 1918. 14 янв.

10 ЦГАНХ. Ф. 1943. Оп. 4. Д. 64. Л. 95.

11 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 308.

12 Давыдов М. //. Борьба за хлеб: Продовольственная политика Коммунистической партии и Советского государства в годы гражданской войны (1917-1920). М, 1971. С. 4.

13 Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917— 1920 гг.): Сб. документальных материалов. Свердловск, 1967. С. 119.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 357.

15 Ленин в Смольном. С. 149.

16 В. И. Ленин неоднократно напоминал: «...именно потому, что мы сторонники защиты отечества, мы говорим себе: для обороны нужна твердая и крепкая армия, крепкий тыл, а для твердой и крепкой армии нужна в первую очередь твердая постановка продовольственного дела» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 342).

17 Исчерпывающую характеристику хлебной монополии дал В. И. Ленин. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 310; Т. 36. С. 445.

18 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. L С. 69-70.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 57.

20 Декреты Советской власти. Т. 1. С. 406.

21 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 37; ЦГАСА. Ф. 25883. On. 1. Д. 63. Л. 91.

22 Большевистские военно-революционные комитеты: Сб. документов. М., 1958. С. 253.

23 28 ноября 1917 г. А. Д. Цюрупа был назначен заместителем наркомпрода, а в конце января 1918 г.- народным комиссаром по продовольствию. См.: Владимир Ильич Ленин: Биографическая хроника. М., 1974. Т. 5. С. 93, 243, 281.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 89.

25 См.: Ленин В. Я. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 89, 291, 314; Т. 50. С. 28, 29, 30, 43.

26 Там же. Т. 50. С. 1-2.

27 Почебут Г. А., Малкин Б. А. Е. Бадаев - депутат питерских рабочих. Л., 1962. С. 130-131.

28 Воен.-ист. жури. 1964. № 4. С. 5.

29 Правда, 1917. 12, 14 нояб.; Известия. 1917. 14 нояб.

30 Ленин в Смольном. С. 149.

31 Документы Великой пролетарской революции. М., 1938. Т. 1. С. 342.

32 В это время положение с продовольствием было настолько острым, что красногвардейцы Петрограда, получавшие, как правило, фунт хлеба в сутки, порой «уходили в караул, не получив даже 1/4 фунта хлеба» (ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 29. Л. 69, 70).

33 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 291.

34 Известия. 1918. 21 янв.

35 Дробижев В. 3. Красногвардейская атака на капитал. М., 1976. С. 90.

36 ІПуняков В. Я. Мои встречи с В. И. Лениным//Ист. арх. i960. № 5. С. 142.

37 Здесь, где соединялся водный путь по Северной Двине с Пермско-Котласской железной дорогой, находилось около 4 млн. пудов хлеба (Правда. 1917» 12 нояб.).

38 ЦГАСА. Ф. 34218. On. 1. Д. 2. Л. 2, 8-12; Петроградский военно-революционный комитет: Документы и материалы. М., 1967. Т. 3. С. 243, 324, 327, 519; Правда. 1917. 12 нояб.

39 ЦГАОР. Ф. 1236. On. 1. Д. 8. Л. 73; Петроградский военно-революционный комитет. Т. 3. С. 243, 262: Большевистские военно-революционные комитеты. С. 101.

40 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 47-48.

41 ЦГАСА. Ф. 31773. Он. 1. Д. 20. Л. 15.

42 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 45. Л. 65.

43 Афанасьев А. В. Красная гвардия Нижнего Поволжья в борьбе за Советскую власть. Саратов, 1978. С. 16.

44 Борьба за власть Советов в Томской губернии (1917—1919 гг.): Сб. документальных материалов. Томск, 1957. С. 194-195; Они боролись за власть Советов: (Очерки). Новосибирск, 1970. С. 14-15.

45 Борьба за власть Советов в Тобольской (Тюменской) губернии (1917- 1920 гг.). С. 142, 155.

46 Известия Пермского губернского исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов. 1918. 10 февр.

47 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 20. Л. 15.

48 Среди них Волков, Зарин, Сивейздис и др. (ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 20. Л. 7; Д. 36. Л. 6; Д. 50. Л. 35).

49 Там же. Ф. 34215. On. 1. Д. 3. Л. 1, 72, 75

50 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.— февраль 1918 г.). Т. 2. С. 48, 337.

51 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 168

52 Свердлов Я. М. Избранные произведения: В 3 т. М., 1959. Т. 2. С. 93.

53 ЦГАСА. Ф. 31773. On. 1. Д. 19. Л. 142.

54 Рабочие и крестьяне России о Ленине: Воспоминания. М., 1958. С. 88; Иваново-Вознесенские большевики в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции: Сб. документов. Иваново, 1947. С. 146

55 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (ноябрь 1917 г.- февраль 1918 г.). Т. 2. С. 412.

56 Известия Народного ком