Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 72329

Великий Октябрь год за годом (1917 – 1990)

 

Сборник выступлений руководящих деятелей Коммунистической партии и Советского государства на торжественных мероприятиях, посвященных годовщинам Великой Октябрьской социалистической революции.

 

Годовщины Октября

 На протяжении всего советского периода нашей истории годовщина Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября (25 октября) – была главным государственным праздником.

Одной из непременных составных частей празднования годовщины Октября были торжественные заседания трудовых коллективов, советских, партийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций.

Учитывая столичный статус Москвы, торжественные заседания Моссовета стали одним из центральных событий праздника. В их работе принимали участие представители высшего руководства Коммунистической партии и Советского государства.

В юбилейные годы (1957, 1967, 1977 и 1987) проводились торжественные заседания Верховных Советов СССР, РСФСР и Центрального Комитета КПСС. При этом, наряду с этими заседаниями, в 1967 и 1977 проводились также и торжественные заседания Моссовета.

В 1990 г., в последнем году официального празднования годовщины революции на государственном уровне, заседание было проведено от имени Верховного Совета СССР, поскольку «демократическое» руководство Моссовета отказалось от проведения торжественного заседания.

На торжественных заседаниях могло быть несколько выступающих, однако всегда был основной доклад, посвященный годовщине Октября, с которым выступал представитель высшего политического руководства страны (единственным исключением является 1961 г.).

* * *

 В настоящем электронном издании собраны вместе все эти основные выступления (кроме 1921 г.) и дается краткая информация о самих торжественных заседаниях.

В краткой информации о заседаниях указываются (насколько это удалось выяснить): статус торжественного мероприятия, место и время его проведения, состав президиума (указываются только те лица, которые поименно упомянуты в газетном отчете; фактически президиум всегда был количественно больше), председательствующий, докладчик, источник текста доклада и некоторые другие сведения.

В первые советские годы в печати публиковались отчеты о торжественных заседаниях лишь с кратким изложением выступлений. Первый «большой» доклад был опубликован в 1925 г. (докладчик – Л.Б. Каменев), а регулярно полные тексты докладов начали публиковаться в газетах с 1929 г.

В первые годы выступления докладчиков в газетных публикациях не имели своего названия (которое могло им быть присвоено при позднейших публикациях в авторских сборниках). Поэтому в настоящем электронном издании не поименованным в газетах выступлениям дано унифицированное название «N-я годовщина Октябрьской революции».

Учитывая краткость изложения выступлений и доступность ограниченной информации о торжественном собрании 1921 г., настоящий сборник дополнен выступлениями В.И. Ленина (1921, 1922) и М.И. Калинина (1926), посвященными тем же годовщинам революции. За 1928 г. приводится как краткое изложение доклада А.В. Луначарского, опубликованное в газетах, так и его полный текст, опубликованный только в журнале «Народный учитель».

При подготовке настоящего электронного издания были использованы публикации газет (названия и даты не оговариваются, в подавляющем большинстве случаев – «Правда»), журналов, отдельные издания докладов, сборники выступлений руководящих деятелей Коммунистической партии и Советского государства и другие печатные издания.

Однако в части позднейших публикаций докладов имеются купюры и редактура текста. Поэтому, когда имелась возможность, производилась сверка более поздней публикации доклада с его более ранними публикациями (как правило, с газетой), по которым восстанавливались купюры, деление на абзацы и выделения в тексте. В этом случае отличия от газетной публикации состоят, как правило, лишь в указаниях на более поздние издания цитируемых текстов (в первую очередь – на Полное собрание сочинений В.И. Ленина).

В конце сборника приведены именные указатели основных докладчиков и председательствующих на заседаниях.

Больше всего с докладами выступали М.И. Калинин и В.М. Молотов (оба по 8 раз), а председательствовал – В.Ф. Промыслов (21 раз).

* * *

 Доклады, собранные вместе в настоящем сборнике, являясь документами своего времени, представляют своеобразную летопись советской эпохи на всем ее протяжении.

Настоящий сборник подготовлен вместе со сборником «Годы без Ленина (1924 – 1990)», содержащим выступления руководящих деятелей Коммунистической партии и Советского государства на траурных, траурно-торжественных и торжественных заседаниях, посвященных памяти Владимира Ильича Ленина.

 


 

1917

 Экстренное заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов открылось 25 октября (7 ноября) в 2 ч. 35 м. дня.

На нем было заслушано сообщение Военно-революционного комитета о свержении Временного правительства и о победе революции.

На заседании с докладом о задачах Советской власти выступил В.И. Ленин.

Текст доклада приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, с. 2 – 3.

 

В.И. Ленин.
О задачах власти Советов

(Газетный отчет)

Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась.

Какое значение имеет эта рабочая и крестьянская революция? Прежде всего, значение этого переворота состоит в том, что у нас будет Советское правительство, наш собственный орган власти, без какого бы то ни было участия буржуазии. Угнетенные массы сами создадут власть. В корне будет разбит старый государственный аппарат и будет создан новый аппарат управления в лице советских организаций.

Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная, третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма.

Одной из очередных задач наших является необходимость немедленно закончить войну. Но для того, чтобы кончить эту войну, тесно связанную с нынешним капиталистическим строем, – ясно всем, что для этого необходимо побороть самый капитал.

В этом деле нам поможет то всемирное рабочее движение, которое уже начинает развиваться в Италии, Англии и Германии.

Справедливый, немедленный мир, предложенный нами международной демократии, повсюду найдет горячий отклик в международных пролетарских массах. Для того, чтобы укрепить это доверие пролетариата, необходимо немедленно опубликовать все тайные договоры.

Внутри России громадная часть крестьянства сказала: довольно игры с капиталистами, – мы пойдем с рабочими. Мы приобретем доверие со стороны крестьян одним декретом, который уничтожит помещичью собственность. Крестьяне поймут, что только в союзе с рабочими спасение крестьянства. Мы учредим подлинный рабочий контроль над производством.

Теперь мы научились работать дружно. Об этом свидетельствует только что происшедшая революция. У нас имеется та сила массовой организации, которая победит все и доведет пролетариат до мировой революции.

В России мы сейчас должны заняться постройкой пролетарского социалистического государства.

Да здравствует всемирная социалистическая революция! (Бурные аплодисменты.)

 

1918

 VI Всероссийский Чрезвычайный съезд Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов состоялся в Москве, в здании Большого театра, 6 – 9 ноября.

На первом заседании съезда 6 ноября с речью о годовщине Октябрьской революции выступил В.И. Ленин.

Текст речи приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, с. 137 – 152.

 

В.И. Ленин.
О годовщине революции

 (Появление товарища Ленина встречается долго не смолкающей овацией. Все встают со своих мест и приветствуют товарища Ленина).

Товарищи! Годовщину нашей революции нам приходится чествовать в такой момент, когда разыгрываются самые крупные события международного рабочего движения и когда даже наиболее скептическим, даже наиболее сомневавшимся элементам рабочего класса и трудящихся стало очевидным, что мировая война не окончится соглашениями или насилиями старого правительства и старого господствующего класса буржуазии, что она ведет не только Россию, но и весь мир ко всемирной пролетарской революции, к победе рабочих над капиталом, который залил кровью землю, и показывает после всех насилий и зверств германского империализма ту же политику со стороны англо-французского империализма, поддерживаемого Австрией и Германией.

В тот день, когда мы чествуем годовщину революции, следует бросить взгляд на тот путь, который прошла она. Нам пришлось начинать нашу революцию в условиях необыкновенно трудных, в которых не будет находиться ни одна из дальнейших рабочих революций мира, и поэтому особенно важно, чтобы мы попытались осветить в целом пройденный нами путь, посмотреть, что за это время достигнуто и насколько мы подготовились за этот год к нашей главной, настоящей, к нашей решающей, основной задаче. Мы должны быть частью отрядов, частью всемирной пролетарской и социалистической армии. Мы всегда отдавали себе отчет в том, что если нам пришлось начать революцию, нарастающую из всемирной борьбы, то вовсе не в силу каких-либо заслуг русского пролетариата, или в силу того, что он был впереди других, напротив, только особенная слабость, отсталость капитализма и особенно стеснительные военно-стратегические обстоятельства создали то, что нам пришлось ходом событий занять место впереди других отрядов, не дожидаясь, пока эти отряды подойдут, поднимутся. Мы теперь даем себе отчет, чтобы узнать, насколько мы подготовились, чтобы подойти к тем битвам, которые теперь предстоят в нашей грядущей революции.

И вот, товарищи, задавая себе вопрос, что мы сделали в крупном масштабе за этот год, мы должны сказать, что сделано следующее: от рабочего контроля, этих начальных шагов рабочего класса, от хозяйничанья всеми средствами страны мы подошли вплотную к созданию рабочего управления промышленностью; от общекрестьянской борьбы за землю, от борьбы крестьян с помещиками, от борьбы, которая носила общенациональный, буржуазно-демократический характер, мы пришли к тому, что в деревне выделились пролетарские и полупролетарские элементы, выделились те, которые особенно трудятся, те, которых эксплуатируют, поднялись на строительство новой жизни; наиболее угнетенная часть деревни вступила в борьбу до конца с буржуазией, в том числе со своей деревенской кулацкой буржуазией.

Дальше, от первых шагов советской организации мы пришли к тому, как справедливо заметил открывавший съезд товарищ Свердлов, что нет в России такого захолустья, где бы советская организация не упрочилась, не составляла бы цельной части Советской конституции, выработанной на основе долгого опыта борьбы всех трудящихся и угнетенных.

От нашей полной беззащитности, от последней четырехлетней войны, которая оставила в массах не только ненависть угнетенных людей, но и отвращение, и страшную усталость, и измученность, которая осудила революцию на самый трудный, тяжелый период, когда мы были беззащитны перед ударами германского и австрийского империализма, – от этой беззащитности мы пришли к могучей Красной Армии. Наконец, самое важное, мы пришли от международного одиночества, от которого мы страдали и в Октябре и в начале текущего года, к такому положению, когда наш единственный, но прочный союзник, – трудящиеся и угнетенные всех стран, когда он, наконец, поднялся, когда вожди западноевропейского пролетариата, как Либкнехт и Адлер, – вожди, которые долгими месяцами каторги заплатили за свои смелые, геройские попытки поднять голос против империалистической войны, мы видим, что эти вожди на свободе, потому что их заставила освободить венская и берлинская рабочая революция, которая растет не по дням, а по часам. От одиночества мы пришли к тому положению, когда мы стоим рука об руку, плечом к плечу с нашими международными союзниками. Вот основное, что достигнуто за этот год. И я позволю себе вкратце остановиться на этом пути, остановиться на этом переходе.

Товарищи, нашим лозунгом вначале был рабочий контроль. Мы говорили: несмотря на все обещания правительства Керенского, капитал продолжает саботировать производство страны, разрушая его все дальше и дальше. Мы видим теперь, что дело шло к разложению, и первым основным шагом, который обязателен для всякого социалистического, рабочего правительства, должен быть рабочий контроль. Мы не декретировали сразу социализма во всей нашей промышленности, потому что социализм может сложиться и упрочиться только тогда, когда рабочий класс научится управлять, когда упрочится авторитет рабочих масс. Без этого социализм есть только пожелание. Поэтому мы ввели рабочий контроль, зная, что это шаг противоречивый, шаг неполный, но необходимо, чтобы рабочие сами взялись за великое дело строительства промышленности громадной страны без эксплуататоров, против эксплуататоров, и, товарищи, кто принимал непосредственное или даже косвенное участие в этом строительстве, кто пережил весь гнет и зверства старого капиталистического режима, тот научился многому и многому. Мы знаем, что добыто мало. Мы знаем, что в стране наиболее отсталой и разоренной, где рабочему классу ставили столько препон и рогаток, чтобы научиться управлять промышленностью, – ему нужен долгий срок. Мы считаем самым важным и ценным то, что за это управление взялись сами рабочие, что от рабочего контроля, который должен был оставаться хаотическим, раздробленным, кустарным, неполным во всех главнейших отраслях промышленности, мы подошли к рабочему управлению промышленностью в общенациональном масштабе.

Положение профессиональных союзов изменилось. Главной задачей их стало – выдвигать своих представителей во все главки и центры, во все те новые организации, которые приняли от капитализма разоренную, умышленно саботирующую промышленность и взялись за нее не при помощи всех тех интеллигентских сил, которые ставили с самого начала своей задачей использовать знание и высшее образование – этот результат приобретения человечеством запаса наук – все это они использовали для того, чтобы сорвать дело социализма, использовать науку не для того, чтобы она помогла массам в устройстве общественного, народного хозяйства без эксплуататоров. Эти люди ставили задачей использовать науку для того, чтобы бросать камни под колеса, мешать рабочим, наименее подготовленным к этому делу, которые брались за дело управления, и мы можем сказать, что основная помеха сломлена. Это было необычайно трудно. Саботаж всех тяготеющих к буржуазии элементов сломлен. Несмотря на громадные препятствия, рабочим удалось сделать этот основной шаг, который подвел фундамент социализму. Мы нисколько не преувеличиваем и не боимся сказать правду. Да, сделано мало с точки зрения достижения конца, но сделано много, необыкновенно много, с точки зрения упрочения фундамента. Говоря о социализме, нельзя говорить о сознательном строительстве фундамента в самых широких рабочих массах в том смысле, что они взяли книжки, прочли брошюру, а сознательность здесь в том, что они взялись собственной энергией, собственными руками за необыкновенно трудное дело, наделали тысячи ошибок, и от каждой ошибки сами страдали, и каждая ошибка выковывала и закаляла в той работе по организации управления промышленностью, которая теперь создана и стоит теперь на прочном фундаменте. Они довели работу свою до конца. Теперь эта работа будет делаться не так, как тогда, – теперь вся рабочая масса, не только вожди и передовики, а действительно широчайшие слои знают, что они сами, собственной рукой строят социализм, фундамент построили, и никакая сила внутри страны не помешает довести это дело до конца.

Если по отношению к промышленности встретились такие большие трудности, если там мы должны были пережить этот кажущийся многим долгий, а на самом деле короткий путь, приведший от рабочего контроля к рабочему управлению, то в деревне, наиболее отсталой, нам пришлось проделать гораздо больше подготовительной работы. И тот, кто наблюдал деревенскую жизнь, кто соприкоснулся с крестьянскими массами в деревне, говорит: Октябрьская революция городов для деревни стала настоящей Октябрьской революцией только летом и осенью 1918 г. И здесь, товарищи, когда петроградский пролетариат и солдаты петроградского гарнизона брали власть, они прекрасно знали, что для строительства в деревне встретятся большие затруднения, что здесь надо идти более постепенно, что здесь пытаться вводить декретами, узаконениями общественную обработку земли было бы величайшей нелепостью, что на это могло пойти ничтожное число сознательных, а громадное большинство крестьян этой задачи не ставило. И поэтому мы ограничивались тем, что абсолютно необходимо в интересах развития революции: ни в коем случае не обгонять развития масс, а дожидаться, пока из собственного опыта этих масс, из их собственной борьбы вырастет движение вперед. Мы ограничивались в Октябре тем, что старого векового врага крестьян, помещика-крепостника, собственника латифундий, смели сразу. Это была общекрестьянская борьба. Тут еще внутри крестьянства не было деления между пролетариатом, полупролетариатом, беднейшей частью крестьянства и буржуазией. Мы, социалисты, знали, что без этой борьбы социализма нет, но мы знали также, что недостаточно нашего знания, что необходимо, чтобы оно проникло в миллионы не из пропаганды, а из собственного опыта этих миллионов, и поэтому мы, когда все крестьянство в целом представляло себе переворот лишь на началах уравнительного землепользования, мы открыто сказали в нашем декрете от 26 октября 1917 года, что мы берем в основу крестьянский наказ о земле.

Мы открыто сказали, что он не отвечает нашим взглядам, что это не есть коммунизм, но мы не навязывали крестьянству того, что не соответствовало его взглядам, а соответствовало лишь нашей программе. Мы заявили, что мы идем с ними, как с трудовыми товарищами, уверенные, что ход революции приведет к той же самой обстановке, к которой мы пришли сами, и в результате мы видим крестьянское движение. Аграрная реформа началась с той самой социализации земли, которую мы проводили сами, своими голосами, говоря открыто, что она не соответствует нашим взглядам, зная, что идею уравнительного землепользования разделяет громадное большинство, не желая ему ничего навязывать, дожидаясь, когда крестьянство само изживет это и пойдет дальше вперед. И мы дождались и сумели подготовить наши силы.

Закон, который мы тогда приняли, исходит из общедемократических начал, из того, что объединяет богатого мужика-кулака с бедным, – ненависть к помещику, из общей идеи равенства, которая являлась, безусловно, революционной идеей против старого порядка монархии, – от этого закона мы должны были перейти к делению внутри крестьян. Мы провели закон о социализации земли с общего согласия. Он был единогласно принят и нами и теми, которые не разделяли взглядов большевиков. Мы в вопросе о том, кому владеть землею, предоставили первое место в решении этого вопроса сельскохозяйственным коммунам. Мы оставили дорогу свободной для того, чтобы земледелие могло развиваться на социалистических началах, прекрасно зная, что оно тогда, в октябре 1917 года, вступить на эту дорогу не в состоянии. Нашей подготовкой мы дождались того, что достигли гигантского всемирно-исторического шага, который не сделан еще ни в одном из самых демократических, республиканских государств. Этот шаг нынешним летом сделан был всей массой крестьянства, даже в наиболее захолустных русских деревнях. Когда дело дошло до продовольственных неурядиц, до голода, когда вследствие старого наследия и проклятых четырех лет войны, когда усилиями контрреволюции и гражданской войны был отнят самый хлебный район, когда все это дошло до высшей точки, и голод грозил опасностью городам, – тогда единственный и вернейший, прочный оплот нашей власти, передовой рабочий городов и промышленных районов, двинулся объединенно в деревню. Клевещут те, которые говорят, что рабочие двинулись, чтобы внести вооруженную борьбу между рабочими и крестьянами. Эту клевету опровергают события. Они шли для того, чтобы дать отпор эксплуататорским элементам деревни – кулакам, которые нажили неслыханные богатства на спекуляции хлебом в то время, когда народ умирал с голоду. Они шли на помощь трудящейся бедноте, большинству деревень, и что они шли не напрасно, что они протягивали руку союза, что их подготовительная работа слилась с массой, – это полностью показал июль, июльский кризис, когда кулацкое восстание пробежало по всей России. Июльский кризис закончился тем, что в деревнях повсюду поднялись трудовые эксплуатируемые элементы, поднялись вместе с пролетариатом городов. Сегодня т. Зиновьев сообщал мне по телефону, что в Питере областной съезд комитетов бедноты достиг 18.000 человек и что там господствует необыкновенный энтузиазм и воодушевление. По мере того, как складывается в более наглядную форму то, что происходит во всей России, когда поднялась деревенская беднота, она увидела борьбу с кулаками на собственном опыте, увидела, что для того, чтобы обеспечить продовольствие в городе, чтобы восстановить товарообмен, без которого деревня жить не может, нельзя идти вместе с деревенской буржуазией и с кулаками. Нужно организоваться отдельно. И нами теперь сделан первый и величайший шаг социалистической революции в деревне. В Октябре этого сделать мы не могли. Мы поняли этот момент, когда могли идти к массам, и мы достигли теперь того, что социалистическая революция в деревнях начата, что нет такой захолустной деревни, где не знали бы, что свой брат богатей, свой брат кулак, если он спекулирует хлебом, – смотрит на все происходящие события со старой захолустной точки зрения.

И вот деревенское хозяйство, деревенская беднота, сплачиваясь со своими вождями, с городскими рабочими, дает только теперь окончательный и прочный фундамент для действительного социалистического строительства. Только теперь социалистическое строительство начнется в деревнях. Только теперь образуются те Советы и хозяйства, которые планомерно стремятся к общественной обработке земли в крупном размере, к использованию знаний, науки и техники, зная, что на основах старого, реакционного, темного времени даже простой, элементарной, человеческой культуры быть не может. Тут еще более трудная работа, чем в промышленности. Тут еще больше ошибок делается нашими местными комитетами и Советами на местах. На ошибках они учатся. Мы не боимся ошибок, когда их делают массы, сознательно относящиеся к строительству, потому что мы полагаемся только на собственный опыт и на собственное приложение рук.

И вот величайший переворот, который в такое короткое время привел нас к социализму в деревне, показывает, что вся эта борьба увенчалась успехом. Это наиболее наглядно доказывает Красная Армия. Вы знаете, в каком положении мы оказались во всемирной империалистической войне, когда Россия оказалась в таком положении, что народные массы не могли этого вынести. Мы знаем, что мы тогда оказались в положении самом беспомощном. Мы открыто сказали рабочей массе всю правду. Мы разоблачили тайные империалистические договоры той политики, которая служит величайшим орудием обмана, которая теперь в Америке, самой передовой демократической республике буржуазного империализма, обманывает массы как никогда, водит за нос массы. Когда война, ее империалистический характер стал наглядным для всех, в это время единственной страной, которая тайную буржуазную внешнюю политику сломала до основания, была Российская Советская Республика. Она разоблачила тайные договоры и сказала через т. Троцкого, обращаясь к странам всего мира: мы зовем вас на окончание этой войны демократическим путем, без аннексий и контрибуций, и говорим открыто и гордо тяжелую правду, но все-таки правду, что для того, чтобы окончить эту войну, нужна революция против буржуазных правительств. Наш голос остался одиноким. За это мы должны были расплачиваться тем невероятно тяжелым и трудным миром, который был навязан насильническим Брестским договором, который среди многих сочувствующих людей посеял уныние и отчаяние. Это было потому, что мы одиноки. Но мы исполнили долг свой, мы перед всеми сказали: таковы цели войны! И если на нас обрушилась лавина германского империализма, то это потому, что требовался большой промежуток времени, пока наши рабочие и крестьяне пришли к твердой организации. Тогда мы армии не имели; у нас была старая дезорганизованная армия империалистов, которую гнали на войну за те цели, которых солдаты не держались, которым они не сочувствовали. Тут оказалось, что нам пришлось переживать весьма мучительный период. Это был период, когда массы должны были отдохнуть от мучительнейшей империалистической войны и сознать, что начинается новая война. Мы вправе назвать нашей войной ту войну, когда мы будем отстаивать свою социалистическую революцию. Это нужно было понять миллионам и десяткам миллионов людей из своего опыта. На это пошли месяцы. Долгим и тяжелым путем пробивалось это сознание. Но летом нынешнего года стало ясным для всех, что оно, наконец, пробилось, что перелом наступил, что армия, которая есть продукт народной массы, армия, которая жертвует собой, которая после четырехлетней кровавой бойни идет опять на войну, – чтобы такая армия шла за Советскую республику, нашей стране нужно, чтобы усталость и отчаяние в массе, идущей на эту войну, сменились ясным сознанием того, что они идут умирать действительно за свое дело: за рабочие и крестьянские Советы, за социалистическую республику. Это достигнуто.

Те победы, которые мы летом одерживали над чехословаками, и те сведения о победах, которые получаются и которые достигают очень больших размеров, доказывают, что перелом наступил и что самая трудная задача – задача создания сознательной социалистической организованной массы после четырехлетней мучительной войны, – эта задача достигнута. Это сознание проникло глубоко в массы. Десятки миллионов поняли, что они заняты трудным делом. И в этом залог того, что хотя теперь на нас и собираются силы всемирного империализма, которые сильнее нас в данный момент, что хотя нас теперь окружают солдаты империалистов, которые поняли опасность Советской власти и горят желанием ее задушить, несмотря на то, что мы правду говорим сейчас, не скрываем, что они сильнее нас, – мы не предаемся отчаянию.

Мы говорим: мы растем, Советская республика растет! Дело пролетарской революции растет скорее, чем приближаются силы империалистов. Мы полны надежды и уверенности, что мы защищаем интересы не только русской социалистической революции, но мы ведем войну, защищая всемирную социалистическую революцию. Наши надежды на победу растут быстрей, потому что растет сознание наших рабочих. Чем была советская организация в октябре прошлого года? Это были первые шаги. Мы не могли приспособить ее, довести до определенного, до настоящего положения, а теперь мы имеем Советскую конституцию. Мы знаем, что эта Советская конституция, которая в июле утверждена, что она не выдумана какой-нибудь комиссией, не сочинена юристами, не списана с других конституций. В мире не бывало таких конституций, как наша. В ней записан опыт борьбы и организации пролетарских масс против эксплуататоров и внутри страны, и во всем мире. У нас есть запас опыта в борьбе. (Аплодисменты). И этот запас опыта дал нам наглядное подтверждение того, что организованные рабочие создавали Советскую власть без чиновников, без постоянной армии, без привилегий, фактически делаемых для буржуазии, и создавали на фабриках и заводах фундамент нового строительства. Мы приступаем к работе, привлекая новых сотрудников, которые необходимы для проведения Советской конституции. Для этого у нас есть теперь готовые кадры новобранцев, молодых крестьян, которых мы должны привлечь к работе, и они помогут нам довести дело до конца.

Теперь последний пункт, на котором я хочу остановиться, это – вопрос о международном положении. Мы стоим плечо с плечом с нашими международными товарищами и теперь мы убедились, как решительно и энергично выражают они уверенность, что русская пролетарская революция пойдет вместе с ними, как международная революция.

По мере того, как росло международное значение революции, так же росло и усиливалось бешеное сплочение империалистов всего мира. В октябре 1917 года они считали нашу республику курьезом, на которую не стоило обращать внимания; в феврале они считали ее социалистическим экспериментом, с которым не стоило считаться. Но армия республики росла, укреплялась: она разрешила самую трудную задачу создания социалистической Красной Армии. В силу роста и успеха нашего дела, росли бешеное сопротивление и бешеная ненависть империалистов всех стран, которые пришли к тому, что англо-французские капиталисты, кричавшие, что они враги Вильгельма, близки к тому, чтобы соединиться с тем же самым Вильгельмом в борьбе за удушение Социалистической Советской Республики, так как они видели, что она перестала быть курьезом и социалистическим экспериментом, а стала очагом, настоящим, фактическим очагом всемирной социалистической революции. Вот почему по мере того, как росли успехи нашей революции, росло число наших врагов. Мы должны дать себе отчет, нисколько не скрывая тяжести нашего положения, отчет о том, что нам предстоит впереди. Но на это мы пойдем, и мы идем уже не одни, а вместе с рабочими Вены и Берлина, которые поднимаются на ту же борьбу и внесут, быть может, бóльшую дисциплинированность и сознательность в наше общее дело.

Товарищи, чтобы показать вам, как сгущаются тучи против нашей Советской республики и какие опасности нам грозят, позвольте прочесть вам полный текст ноты, которую сообщило нам через свое консульство германское правительство:

«Народному комиссару по иностранным делам Г.В. Чичерину. Москва. 5 ноября 1918 г.

По поручению Германского императорского правительства Императорское Германское Консульство имеет честь сообщить Российской Федеративной Советской Республике нижеследующее: Германское правительство уже второй раз было принуждено протестовать против того обстоятельства, что путем выступления русских официальных учреждений вопреки постановлению ст. 2 Брестского мирного договора ведется недопустимая агитация против германских государственных учреждений. Оно уже не считает для себя возможным ограничиться протестами против этой агитации, означающей не только нарушение указанных договорных постановлений, но и серьезное отступление от интернациональных обычаев. Когда после заключения мирного договора Советское правительство учредило свое дипломатическое представительство в Берлине, назначенному Российским уполномоченным господину Иоффе было определенно указано на необходимость избежания всякой агитационной и пропагандистской деятельности в Германии. Он на это ответил, что ему известна ст. 2 Брестского договора и что он знает, что в качестве представителя иностранной державы он не должен вмешиваться во внутренние дела Германии. Господин Иоффе и подведомственные ему органы пользовались поэтому в Берлине тем вниманием и доверием, с каким обыкновенно относятся к экстерриториальным иностранным представительствам. Это доверие было, однако, обмануто. Уже в течение некоторого времени становилось ясным, что русское дипломатическое представительство путем интимного общения с некоторыми элементами, работающими в направлении ниспровержения государственного порядка в Германии, и путем употребления таких элементов на своей службе было заинтересовано в движении, направленном к ниспровержению существующего строя в Германии. Благодаря следующему инциденту, происшедшему 4-го сего месяца, выяснилось, что Русское представительство посредством ввоза листков с призывом к революции принимает даже активное участие в движениях, имеющих целью ниспровержение существующего строя, нарушая тем самым привилегию пользования дипломатическими курьерами. Вследствие повреждения, которому подвергся во время транспорта один из ящиков, принадлежащих к официальному багажу приехавшего вчера в Берлин русского курьера, было констатировано, что эти ящики заключали в себе составленные на немецком языке и предназначенные по своему содержанию для распространения в Германии революционные листки. Дальнейшее основание для жалобы дается Германскому правительству тем отношением, которое Советское правительство проявило к вопросу о том, как убийство императорского посланника графа Мирбаха должно быть искуплено. Русское правительство торжественно обещало, что сделает все, чтобы подвергнуть виновных наказанию. Германское правительство, однако, не могло констатировать никаких признаков того, что преследование или наказание виновных уже начато или даже что имеется намерение таковое произвести. Убийцы бежали из дома, окруженного со всех сторон органами общественной безопасности Русского правительства. Инициаторы убийства, открыто признавшие, что оно было ими постановлено и подготовлено, остались до сих пор безнаказанными и, судя по полученным известиям, были даже амнистированы. Германское правительство протестует против этих нарушений договора и публичного права. Оно должно требовать от Русского правительства гарантий того, что агитация и пропаганда, идущие вразрез с мирным договором, в будущем не будут вестись. Оно должно, кроме того, настаивать на искуплении убийства посланника графа Мирбаха через наказание убийц и инициаторов убийства. До того момента, когда эти требования будут исполнены, Германское правительство должно просить Правительство Советской республики вызвать обратно из Германии своих дипломатических и других официальных представителей. Российскому уполномоченному в Берлине было сегодня заявлено, что экстренный поезд будет наготове для отъезда дипломатических и консульских представителей в Берлине и других находящихся в этом городе российских официальных лиц завтра вечером и что будут приняты меры в целях беспрепятственного отъезда всего персонала до российского пограничного пункта. К Советскому правительству обращена просьба о том, чтобы оно позаботилось о предоставлении в то же время германским представителям в Москве и Петрограде возможности отъезда при соблюдении всего того, что требуется долгом вежливости. Другим, находящимся в Германии, русским представителям, также германским официальным лицам, находящимся в других местах России, будет заявлено, что в недельный срок следует ехать первым – в Россию, вторым – в Германию. Германское правительство позволяет себе выразить ожидание, что и по отношению к последним германским официальным лицам будут соблюдены все требования вежливости при их отъезде и что другим германским подданным или лицам, состоящим под германским покровительством, в случае таковой их просьбы, будет предоставлена возможность беспрепятственного отъезда».

Товарищи, мы все прекрасно знаем, что германское правительство превосходно знало, что в русском посольстве пользовались гостеприимством германские социалисты, а не те, кто стоял за германский империализм, такие люди порога русского посольства не переступали. Друзьями его были те социалисты, которые были против войны, которые сочувствовали Карлу Либкнехту. Они с самого начала существования посольства были его гостями, и только с ними были мы в общении. Это германское правительство великолепно знало. Они за каждым представителем нашего правительства следят с таким же тщанием, с каким правительство Николая II следило за нашими товарищами. И если теперь правительство делает этот жест, то не потому, чтобы что-нибудь изменилось, а потому, что оно раньше считало себя более сильным и не боялось, чтобы из-за одного дома, зажженного на улицах Берлина, загорелась вся Германия. Германское правительство потеряло голову, и, когда горит вся Германия, оно думает, что погасит пожар, направляя свои полицейские кишки на один дом. (Бурные аплодисменты).

Это только смешно. Если германское правительство собирается объявить разрыв дипломатических сношений, то мы скажем, что это мы знали, что оно всеми силами стремится к союзу с англо-французскими империалистами. Мы знаем, что правительство Вильсона засыпали телеграммами с просьбой о том, чтобы оставить немецкие войска в Польше, на Украине, Эстляндии и Лифляндии, потому что хотя они и враги германского империализма, но эти войска делают их дело: они подавляют большевиков. Дайте уйти им только тогда, когда появятся антантофильские «освободительные войска», чтобы душить большевиков.

Это мы прекрасно знаем; с этой стороны для нас здесь нет ничего неожиданного. Мы говорили только, что теперь, когда Германия загорелась, а Австрия вся горит, когда им пришлось выпустить Либкнехта и предоставить ему возможность поехать в русское посольство, где было общее собрание социалистов русских и германских во главе с Либкнехтом, – теперь подобный шаг со стороны германского правительства не столько свидетельствует, что они хотят воевать, сколько о том, что они совершенно потеряли голову, что они мечутся между различными решениями, потому что на них надвинулся жесточайший враг – англо-американский империализм, который подавил Австрию в сто раз более насильническим миром, чем был Брестский мир. Германия видит, что ее также хотят эти освободители душить, терзать, мучить. Но вместе с тем поднимается рабочий Германии. Германская армия не потому оказалась негодной, небоеспособной, что была слаба дисциплина, а потому, что солдаты, отказавшиеся сражаться, с восточного фронта переведены на западный немецкий фронт, и они перенесли с собою то, что буржуазия называет мировым большевизмом.

Вот почему германская армия оказалась небоеспособной, и вот почему этот документ больше всего доказывает это метание. Мы говорим, что он поведет к разрыву дипломатических сношений, а может быть, повел бы и к войне, если бы у них оказались силы вести белогвардейские войска. Поэтому мы дали телеграмму всем Совдепам, которая кончается тем, чтобы быть начеку, приготовиться, надо напрячь все силы; это одно из проявлений того, что международный империализм своей главной задачей ставит свержение большевизма. Это не значит победить только Россию, – это значит победить своих собственных рабочих в каждой стране. Этого им не удастся сделать, какие зверства и насилия ни последовали бы за этим решением. И они, эти звери, готовятся, они готовят поход на Россию с юга, через Дарданеллы, или Болгарию и Румынию. Они ведут переговоры, чтобы в Германии образовать белогвардейские войска и бросить на Россию. Эту опасность мы прекрасно сознаем и открыто говорим: товарищи, мы работали год недаром; мы подвели фундамент, мы подошли к решительным битвам, которые, действительно, будут решительными. Но мы идем не одни: пролетариат Западной Европы поднялся и не оставил камня на камне в Австро-Венгрии. Тамошнее правительство отличается той же беспомощностью, той же дикой растерянностью, той же полной потерей головы, которой отличалось в свое время, к концу февраля 1917 года, правительство Николая Романова. Нашим лозунгом должно быть: еще и еще раз напрячь все свои силы, памятуя, что мы подходим к последней, решительной битве, не за русскую, а международную социалистическую революцию!

Мы знаем, что звери империализма еще сильнее нас, они могут еще нам и нашей стране причинить массу насилий, зверств и мучений, но они не могут победить международную революцию. Они полны дикой ненависти, и поэтому мы говорим себе: будь, что будет, а каждый рабочий и крестьянин России исполнит свой долг и пойдет умирать, если это требуется в интересах защиты революции. Мы говорим: будь, что будет, но какие бы бедствия ни накликали еще империалисты, они этим себя не спасут. Империализм погибнет, а международная социалистическая революция, несмотря ни на что, победит! (Бурные аплодисменты, переходящие в долго не смолкающую овацию).

 

1919

 Соединенное заседание ВЦИК, Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов, ВЦСПС и фабрично-заводских комитетов состоялось 7 ноября.

На заседании с речью выступил В.И. Ленин.

Текст речи приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, с. 292 – 303.

 

В.И. Ленин.
Двухлетняя годовщина Октябрьской революции

 Товарищи! Два года тому назад, когда еще кипела империалистская война, восстание русского пролетариата, завоевание им государственной власти казалось всем сторонникам буржуазии в России, казалось массам народным и, пожалуй, большинству рабочих остальных стран смелой, но безнадежной попыткой. Казалось тогда, что всемирный империализм – такая громадная, непобедимая сила, что рабочие отсталой страны, делая попытку восстать против него, поступают, как безумцы. А теперь, оглядываясь назад, на пройденные два года, мы видим, что правоту нашу начинают признавать все более и более и наши противники. Мы видим, что империализм, который казался таким непреодолимым колоссом, оказался на глазах у всех колоссом на глиняных ногах, и те два года, которые мы пережили и боролись, они знаменуют все яснее и яснее победу не только русского, но и международного пролетариата.

Товарищи, в первый год существования нашей власти нам приходилось наблюдать могущество германского империализма, страдать от насильнического и хищнического мира, который нам был навязан, нам приходилось в одиночку бросать свой призыв к революции, не встречая поддержки и отклика на наш призыв. И если первый год нашей власти был первым годом нашей борьбы с империализмом, то мы скоро могли убедиться в том, что борьба различных частей этого гигантского международного империализма есть не что иное, как только предсмертная судорога, и что в этой борьбе заинтересован и империализм Германии, и империализм англо-французской буржуазии. Мы выяснили за этот год, что данная борьба только укрепляет, только увеличивает и восстанавливает наши силы и обращает эти силы против всего империализма. И если мы такое положение создали в течение первого года, то в течение всего второго года мы стали лицом к лицу с нашим врагом. Были пессимисты, которые еще в прошлом году сильно обрушивались на нас, еще в прошлом году они говорили, что Англия, Франция и Америка – это такая огромная, такая гигантская сила, которая раздавит нашу страну. Прошел год, и вы видите, что если этот первый год можно назвать годом могущества международного империализма, то второй год будет назван годом нашествия англо-американского империализма и победы над этим нашествием, победы над Колчаком и Юденичем и началом победы над Деникиным.

А мы знаем прекрасно, что все те военные силы, которые были пущены на нас, были направлены из определенного источника. Мы знаем, что империалисты давали им все военное снабжение, все вооружение; мы знаем, что они всемирный военный свой флот передали частично нашим врагам, и теперь они всемерно помогают и подготовляют силы и на юге России и в Архангельске. Но мы знаем прекрасно, что все эти, казалось, грандиозные и непобедимые силы международного империализма ненадежны, не страшны для нас, что они гнилы внутри, что они все сильнее и сильнее укрепляют нас и что это укрепление даст нам возможность одержать победу на внешнем фронте и дойти в этой победе до конца. Я не буду останавливаться на этом, потому что эту задачу обрисует т. Троцкий.

Мне кажется, нам надо теперь попытаться извлечь общие уроки из двухлетнего героического строительства.

То, что, на мой взгляд, составляет самый важный вывод из двухлетнего строительства Советской республики, что, в моих глазах, является всего важнее для нас – это урок строительства рабочей власти. Мне кажется, что в этом отношении нам не надо ограничиваться теми конкретными, отдельными фактами, касающимися работы того или иного комиссариата и которые большинству из вас известны по собственному опыту. Мне кажется, нам надо теперь, бросая взгляд на пережитое, извлечь общий урок из этого строительства, урок, который мы усвоим и понесем более широко в трудящиеся массы. Это – тот урок, что только участие рабочих в общем управлении государством дало нам возможность устоять в таких неимоверных трудностях и что, только идя по этому пути, мы добьемся полной победы. Другой урок, который мы должны вывести, это – правильное отношение к крестьянам, к громадной массе многомиллионного крестьянства, ибо только оно позволило нам с успехом при всех трудностях жить, и только оно указывает путь, идя по которому мы переходим от успеха к успеху.

Если вы припомните прошедшее, если припомните первые шаги Советской власти, если припомните все строительство республики во всех отраслях управления, не исключая и военного дела, вы увидите, что власть рабочего класса два года тому назад, в октябре, была только началом, когда аппарат государственной власти в действительности еще в наших руках не был, и вы, бросая взгляд на пережитые два года, согласитесь со мной, что в каждой отрасли – военной, политической и экономической – приходилось завоевывать пядь за пядью каждую позицию для создания настоящего аппарата государственной власти, отметая с пути тех, которые до нас были еще во главе рабочих и трудящихся масс.

Нам особенно важно понять прошедшее за это время развитие, потому что во всех странах мира это развитие идет тем же путем. Рабочие и трудящиеся массы первые шаги делают не со своими настоящими руководителями, – теперь пролетариат сам берет в свои руки управление государством, политическую власть, во главе его мы видим повсюду вождей, которые уничтожают старые предрассудки мелкобуржуазной демократии, старые предрассудки, выразителями которых у нас являются меньшевики и эсеры, а во всей Европе – представители буржуазных правительств. Прежде это было исключением, теперь это стало общим правилом. И если в октябре, два года тому назад, буржуазное правительство в России – его союз, его коалиция с представителями меньшевиков и эсеров – было сломлено, мы знаем, как нам, строя нашу работу, приходилось потом каждую отрасль управления переделывать таким образом, чтобы действительно настоящие представители, революционные рабочие, чтобы действительно авангард пролетариата взял в свои руки строительство власти. Это было в октябре, два года тому назад, когда работа шла с чрезвычайным напряжением; тем не менее мы знаем и должны сказать, что эта работа и сейчас не закончена. Мы знаем, как старый аппарат государственной власти оказал нам сопротивление, как чиновники пытались сначала отказаться от управления, – этот самый грубый саботаж был сломлен в несколько недель пролетарской властью. Она показала, что ни малейшего впечатления на нее этим отказом не произведешь; и после того, как мы сломали этот грубый саботаж, как тот же враг пошел другим путем.

Сплошь и рядом бывало, что во главе даже рабочих организаций встречались сторонники буржуазии; нам пришлось войти в это дело так, чтобы целиком применить силу рабочих. Возьмем, например, ту эпоху, которую нам пришлось пережить, когда во главе железнодорожного управления, железнодорожного пролетариата стояли люди, ведшие его не по пролетарскому, а по буржуазному пути. Мы знаем, что во всех отраслях, где только мы могли покончить с буржуазией, мы это делали, но чего нам это стоило! В каждой области мы завоевывали пядь за пядью и выдвигали силы рабочих, ставя своих передовых людей, которые прошли трудную школу организации управления государственной власти. Может быть, со стороны глядя, все это дело не представляет из себя большой трудности, но на самом деле, если вникнуть, то вы увидите, с каким трудом рабочие, пережившие все этапы борьбы, добились своих прав, как они поставили дело от рабочего контроля до рабочего управления промышленностью, или в железнодорожном деле, начиная с пресловутого Викжеля, поставили работоспособный аппарат; вы увидите, как представители рабочего класса понемногу входят во все наши организации, укрепляя их своей деятельностью. Возьмем, например, кооперацию, где мы видим громадные цифры рабочих представителей. Мы знаем, что она раньше состояла почти целиком из представителей нерабочего класса. И здесь, в старой кооперации, мы встречали людей, проникнутых взглядами и интересами старого буржуазного общества. В этом отношении рабочим приходилось много бороться, чтобы взять власть в свои руки и подчинить кооперацию своим интересам, чтобы провести более плодотворную работу.

Но самую важную работу мы проделали в области перестройки старого государственного аппарата, и хотя трудна была эта работа, но мы в течение двух лет видим результаты усилий рабочего класса и можем сказать, что мы в этой области имеем тысячи представителей рабочих, которые прошли весь огонь борьбы, шаг за шагом выталкивая представителей буржуазной власти. Мы видим рабочих не только у государственного аппарата, но мы видим представителей их в продовольственном деле, в той области, где были почти исключительно представители старого буржуазного правительства, старого буржуазного государства. Рабочими создан продовольственный аппарат, и если мы год тому назад не могли еще вполне справиться с этим аппаратом, если год тому назад представителей рабочих там было только 30%, то теперь во внутреннем строительстве продовольственного аппарата мы можем насчитать до 80% представителей рабочих. Этими простыми, наглядными цифрами мы можем выразить тот шаг, который сделала страна, и для нас важно, что мы добились больших результатов в построении пролетарской власти после политического переворота.

Кроме того, рабочими проделана и проделывается важная работа – создание вождей пролетариата. Десятки и сотни тысяч отважных рабочих выделяются из нашей среды и бросаются против белогвардейских генералов. Шаг за шагом мы отвоевываем у нашего врага власть, и если раньше рабочие не вполне владели этим делом, то теперь мы постепенно завоевываем у нашего врага одну область за другой, и никакие трудности не остановят пролетариат. Каждую область, постепенно, одну за другой, невзирая ни на какие трудности, пролетариат завоевывает и привлекает представителей пролетарских масс для того, чтобы в каждой области управления, в каждой маленькой ячейке, снизу доверху, – чтобы везде представители пролетариата сами прошли школу строительства, сами выработали десятки и сотни тысяч людей, способных все дела государственного управления, государственного строительства вести самостоятельно.

Товарищи! В последнее время мы наблюдали особенно блестящий пример того, каким успехом сопровождалась наша работа. Мы знаем, как широко распространились среди сознательных рабочих субботники. Мы знаем наиболее измученных голодом и холодом представителей коммунизма, которые в тылу приносят не меньшую пользу, чем Красная Армия приносит на фронте; мы знаем, как в критический момент, когда неприятель наступал на Петроград, а Деникин взял Орел, когда буржуазия вдохновилась и прибегла к своему последнему излюбленному оружию – сеянию паники, мы объявили тогда партийную неделю. В такой момент рабочие-коммунисты шли к рабочим и трудящимся, к тем, кто больше всего от тяжести империалистической войны страдал и от голода и холода мучился, к тем, на кого больше всего рассчитывали буржуазные сеятели паники, к тем, кто больше всего тяжести вынес на себе, – к ним во время партийной недели мы обращаемся и говорим: «Вас пугают тяжести рабочей власти, угрозы империалистов и капиталистов; вы видите нашу работу и трудности; мы зовем вас, и только вам, только представителям трудящихся широко открываем двери нашей партии. В трудный момент мы рассчитываем на вас и зовем в свои ряды, чтобы взять на себя всю тяжесть государственного строительства». Вы знаете, что это был страшно тяжелый момент и в смысле материальном, и в смысле внешнеполитического и военного успеха противника. И вы знаете, каким невиданным, неожиданным и невероятным успехом кончилась эта партийная неделя в одной Москве, где мы получили свыше 14 тысяч человек новых членов партии. Вот итог той партийной недели, которая совершенно преобразует, переделывает рабочий класс, и из бездеятельного, безвольного орудия буржуазной власти, эксплуататоров, буржуазного государства создает опытом работы настоящих творцов будущего коммунистического общества. Мы знаем, что есть десятки, сотни тысяч резервов рабоче-крестьянской молодежи, которые видели и знают весь старый гнет помещичьего и буржуазного общества, которые видели неслыханные трудности строительства, которые наблюдали, какими героями выступал первый призыв работников в 1917 и 1918 гг., которые идут к нам тем более широко, с тем большим самоотвержением, чем нам труднее. Эти резервы дают полную уверенность, что мы за два года достигли прочного, неискоренимого укрепления и имеем источник, из которого долго можем черпать еще в более широких размерах, чтобы сами представители трудящихся брались за дело государственного строительства. В этом отношении за два года мы имели такой опыт применения рабочего управления во всех областях, что мы здесь смело и без всякого преувеличения можем сказать, что теперь остается только продолжать начатое, и дело пойдет так, как оно шло эти два года, и все более и более быстрым темпом.

В другой области, в области отношения рабочего класса к крестьянству, мы имели гораздо больше трудностей. В 1917 году, два года тому назад, когда власть перешла в руки Советов, отношение было еще совершенно не ясно. Крестьянство уже все в целом повернуло против помещиков, поддержало рабочий класс, потому что увидело в нем исполнителей желаний крестьянской массы, настоящих рабочих борцов, а не тех, кто предавал крестьянство в союзе с помещиками. Но мы прекрасно знаем, что внутри крестьянства борьба тогда еще не развернулась. Первый год был годом, когда прочной позиции в деревне городской пролетариат еще не имел. Это мы особенно наглядно видим на тех окраинах, где на время укреплялась власть белогвардейцев. Это мы видели прошлым летом, в 1918 году, когда ими были одержаны легкие победы на Урале. Мы видели, что пролетарская власть в самой деревне еще не образовалась, что недостаточно принести извне пролетарскую власть и дать ее деревне. Нужно, чтобы крестьянство своим опытом, своим строительством пришло к тем же выводам, и хотя эта работа неизмеримо более трудна, более медленна и тяжела, но она несравненно более плодотворна в смысле результатов. Это составляет главное наше завоевание в течение второго года Советской власти.

Я не буду говорить о военном значении победы над Колчаком, но я скажу, что, если бы не опыт крестьянства, которое сравнивало власть диктаторов буржуазии с властью большевиков, этой победы не было бы. А ведь диктаторы начали с коалиции, с Учредительного собрания, в этой власти участвовали те же эсеры и меньшевики, которых мы встречаем на каждом шагу нашей работы, как людей вчерашнего дня, как строителей кооперации, профессиональных союзов, учительских организаций и массы других организаций, которые нам приходится переделывать. Колчак начал в союзе с ними, с людьми, которым оказалось мало опыта Керенского, и они проделали второй опыт. Он потребовался для того, чтобы против большевиков поднялись окраины, самые оторванные от центра. Мы не могли дать крестьянам в Сибири того, что дала им революция в России. В Сибири крестьянство не получило помещичьей земли, потому что там ее не было, и потому им легче было поверить белогвардейцам. В эту борьбу были вовлечены все силы Антанты и той армии империалистов, которая менее всего в войне пострадала, – армии японской. Мы знаем, что сотни миллионов рублей были употреблены на помощь Колчаку, что были использованы все средства для его поддержки. Чего же не было на его стороне? Все было. Все, что есть у могущественных держав мира, крестьянство и громадная территория, где промышленного пролетариата почти не было. Отчего же все это разбилось? Оттого, что опыт рабочих, солдат и крестьян еще раз показал, что большевики в своих предсказаниях, в своем учете соотношения общественных сил были правы, говоря, что союз рабочих и крестьян трудно осуществляется, но во всяком случае является единственным непобедимым союзом против капиталистов.

Это – наука, товарищи, если здесь можно говорить о науке. Этот опыт есть самый трудный, все учитывающий и все закрепляющий опыт коммунизма; мы можем построить коммунизм только в том случае, если крестьянство сознательно придет к определенному выводу. Мы можем это сделать только в том случае, когда мы войдем в союз с крестьянами. В этом мы могли убедиться на опыте Колчака. Эпопея Колчака была кровавым опытом, но виноваты в этом были не мы.

Вы знаете прекрасно теперь второй вид гнета, обрушившегося на нашу голову, вы знаете, что голод и холод больше всего обрушились на нашу страну. Вы знаете, что причины этого взваливают на голову коммунизма, но вы прекрасно знаете и то, что коммунизм здесь ни при чем. Мы видим в каждой стране расширение и углубление голодовки и холода, и скоро все убедятся в том, что такое положение в России не есть следствие коммунизма, а есть следствие четырехлетней международной войны. Эта война создала весь ужас, в котором мы живем, создала этот голод и холод. Но мы верим, что скоро выйдем из этого круга. Вопрос весь только в том, что рабочим нужно трудиться, но трудиться на себя, а не на тех, кто в течение четырех лет резал глотки. И борьба с голодом и холодом уже идет везде. Самые могущественные державы подвержены теперь этому гнету.

Нам пришлось путем государственного сбора собрать хлеб с нашего многомиллионного крестьянства, и мы это сделали не тем путем, каким делали капиталисты, которые действовали наряду со спекулянтами. Мы в разрешении данного вопроса шли с рабочими, шли против спекулянтов. Мы шли путем убеждения, мы шли к крестьянину и говорили ему: мы все делаем только для его и рабочих поддержки. Крестьянин, который имеет излишки хлеба и сдает их по твердой цене, есть наш соратник. Тот же, который не делает этого, – есть наш враг, есть преступник, есть эксплуататор и спекулянт, и мы с ним не можем иметь ничего общего. Мы шли к крестьянину с проповедью, и эта проповедь все больше и больше привлекала к нам крестьянство. У нас получились в этом смысле вполне определенные результаты. Если в прошлом году в августе – октябре у нас было заготовлено 37 миллионов пудов хлеба, то в этом году у нас заготовлено 45 миллионов пудов, без особой, тщательной проверки. Улучшение, как вы видите, идет, улучшение медленное, но улучшение несомненное. И если взять даже и те пробелы, которые произошли у нас вследствие занятия Деникиным нашего плодородного района, то все-таки дело идет к тому, что мы сможем провести наш план заготовок и план распределения по государственной цене. И в этом отношении наш аппарат создался в известном смысле, и сейчас мы становимся на социалистический путь.

Теперь перед нами стоит вопрос о топливном кризисе. Вопрос с хлебом у нас стоит уже не так остро; создалось положение, когда мы имеем хлеб, но не имеем топлива. Деникиным отнят у нас угольный район. Отнятие этого угольного района создало у нас небывалые затруднения, и мы в данном случае поступаем так же, как поступали в отношении хлеба. Мы обращаемся к рабочим так же, как обращались и раньше. Так же, как мы переделали наш продовольственный аппарат, который, укрепившись и наладившись, произвел вполне определенную, давшую свои блестящие результаты, работу, точно так же и теперь мы изо дня в день улучшаем аппарат нашего топливоснабжения. Мы говорим рабочим, откуда надвигается на нас та или иная опасность, куда нужно и из какого района бросить новые силы, и мы уверены, что так же, как в прошлом году мы побеждали трудности с хлебом, так и теперь мы победим наши затруднения в топливном вопросе.

Позвольте мне пока ограничиться данным итогом нашей работы. Я позволю себе в заключение указать только в нескольких словах, как улучшается наше международное положение. После того, как мы проверили наш путь, результаты показали, что путь был прям и верен. Когда мы в 1917 году взяли власть, мы были одиноки. В 1917 году во всех странах говорили, что большевизм не может быть привит. Теперь в тех же странах существует уже могучее коммунистическое движение. На второй год после того, как мы завоевали власть, и полгода спустя после того, как мы основали III Интернационал, Интернационал коммунистов, этот Интернационал стал уже фактически самой главной силой в рабочем движении всех стран. В этом отношении опыт, который мы проделали, дал самые блестящие, невиданные, быстрые результаты. Правда, движение к свободе идет в Европе не как у нас. Но, если припомните два года борьбы, вы увидите, что и на Украине, даже в некоторых великорусских частях России, где было особенного состава население, например, в казачьих, сибирских частях, например, на Урале, там движение к победе шло не так быстро и не тем путем, как шло в Петербурге и в Москве – в центре России. Понятно, нас не может удивлять движение в Европе, которое идет более медленно, где приходится преодолевать большее давление шовинизма, империализма, но тем не менее движение там идет неуклонно, той же самой дорогой, на которую большевики указывают. Везде мы видим, как идет это движение вперед. Глашатаи меньшевиков и эсеров уступают дорогу представителям III Интернационала. Эти вожди падают, и везде поднялось коммунистическое движение, и поэтому теперь, после двух лет Советской власти, мы можем сказать, что не только в масштабе русского государства, мы имеем полное право, доказанное фактами, сказать, что и в международном масштабе мы имеем сейчас за собою все, что есть сознательного, все, что есть революционного в массах, в революционном мире. И мы можем сказать, что никакие трудности после того, что мы выдержали, нам не страшны, что мы все эти трудности вынесем, и после того мы все их победим. (Бурные аплодисменты).

 

1920

 Торжественное заседание пленума Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, МК РКП(б) и МГСПС состоялось 6 ноября.

На заседании с речью выступил В.И. Ленин.

Текст речи приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, с. 1 – 6.

 

В.И. Ленин.
3-я годовщина Октябрьской революции

 (Продолжительные аплодисменты).

Товарищи, мы собрались сегодня сюда в память дней борьбы нашего пролетариата, в память наших революционных завоеваний. Сегодня мы можем праздновать нашу победу. При неслыханных трудностях жизни, при неслыханных усилиях наших врагов, мы все же победили. Мы побеждаем в течение трех лет. Это является гигантской победой, в которую раньше никто бы из нас не поверил. Три года тому назад, когда мы сидели в Смольном, восстание петроградских рабочих показало нам, что оно более единодушно, чем мы могли ожидать, но, если бы в ту ночь нам сказали, что через три года будет то, что есть сейчас, будет вот эта наша победа, – никто, даже самый заядлый оптимист, этому не поверил бы. Мы тогда знали, что наша победа будет прочной победой только тогда, когда наше дело победит весь мир, потому что мы и начали наше дело исключительно в расчете на мировую революцию. Империалистическая война изменила все формы, в которых мы жили до сих пор, и нам не дано было знать, в какие формы выльется борьба, которая затянулась значительно дольше, чем можно было ожидать. Теперь, после трех лет, оказывается, что мы неизмеримо сильнее, чем были до этого, но всемирная буржуазия тоже еще очень сильна, и, несмотря на то, что она неизмеримо сильнее нас, все же можно сказать, что мы победили. Мы всю нашу силу направили на то, чтобы разложить эту буржуазию, и в этом отношении мы работали не без успеха. Это потому, что наша ставка была ставкой на международную революцию, и эта ставка безусловно была верна. Мы знали, что весь мир идет к разрушению, мы знали, что после империалистической войны оставаться по-старому нельзя, потому что империалистическая война в корне разрушила все старые экономические и правовые отношения, разрушила все условия той жизни, на которой до сих пор держался старый порядок. И если бы в такой момент, когда империалистическая война в тысячу раз больше, чем наша пропаганда, подготовила крах, хотя бы в одной стране выступил победоносно пролетариат, то этого условия было бы достаточно, чтобы подорвать силы международной буржуазии.

Если мы теперь бросим общий взгляд на международные отношения, – а мы всегда подчеркивали, что смотрим с международной точки зрения, – и посмотрим на историю войн, которые велись против Советской России, то увидим, что мы имеем мир почти со всеми окружающими нас маленькими буржуазными государствами, которые палачествуют и преследуют у себя дома большевиков. Эти государства целиком являются слугами и рабами Антанты и желают разорить и уничтожить Советскую Россию, но, несмотря на это, мы все-таки заключили с ними мир против желания Антанты. Три такие могущественные державы, как Англия, Франция и Америка, не могли соединиться против нас и оказались разбитыми в той войне, которую они начали против нас соединенными силами. Почему? Потому что подорвано их хозяйство, жизнь их страны, потому что они наполовину трупы, потому что жить по-старому они не могут, потому что тот класс, по воле которого они держатся – класс буржуазии, – сгнил. Он толкнул на империалистическую войну и погубил свыше 10 миллионов человек. Из-за чего? Из-за дележа мира между кучкой капиталистов. На этом он надорвался, на этом подорвал свои собственные основы, и, как ни кажется он сейчас сильным в военном отношении, он внутренне бессилен. Это теперь уже не прокламация в большевистском духе, а это – факт, доказанный огнем и мечом. Они представляют собой класс гибнущий, как они ни богаты и как ни сильны, а мы представляем класс, поднимающийся к победе. И, несмотря на то, что мы слабее, чем они, мы побеждаем в течение трех лет, и мы имеем право сказать без всякого бахвальства, что мы победили.

Когда мы так говорим, не надо также забывать и другой стороны: не надо забывать, что мы победили не больше, чем наполовину. Мы победили потому, что сумели удержаться против государств, которые сильнее нас и притом объединившихся с нашими эмигрировавшими эксплуататорами – помещиками и капиталистами. Мы все время знали и не забудем, что наше дело есть международное дело, и пока во всех государствах, – и в том числе в самых богатых и цивилизованных, – не совершится переворота, до тех пор наша победа есть только половина победы или, может быть, меньше. Только теперь у нас идут победные бои против Врангеля; со дня на день мы ждем известий, которые подтвердят наши ожидания. Мы уверены, что если нам не удастся взять Крым в ближайшие дни, то это удастся в последующие, но у нас нет никакой гарантии, что это последняя попытка мировой буржуазии против нас. Напротив, мы имеем данные, которые говорят, что эта попытка будет повторена весной. Мы знаем, что у них будут ничтожные шансы, мы знаем также, что у нас военные силы будут прочнее и более мощны, чем у какой-либо другой державы, но при всем этом опасность не исчезла, она существует и будет существовать, пока не победит революция в одной или в некоторых из передовых стран.

Мы знаем, что дело идет к этому, мы знаем, что бывший этим летом в Москве II конгресс III Интернационала сделал невиданное, необъятное дело. Может быть, некоторые из вас присутствовали на докладе тов. Зиновьева, который рассказывал подробно о съезде немецких независимцев в Галле. Вероятно, вы видели конкретные картины того, что делается в одной из стран, где шансы на революцию всего сильнее. Но подобные вещи происходят теперь во всех странах. Коммунизм развился, окреп, сплотился в партию во всех передовых странах. Дело международной революции за это время потерпело ряд поражений в маленьких странах, в которых задавить движение помогли гигантские хищники, как, например, Германия помогла задавить финляндскую революцию или как колоссы капитализма – Англия, Франция, Австрия – задавили революцию в Венгрии. Но задавив ее, они тем самым в тысячу крат увеличили элементы революции у себя. И теперь основная причина, почему они обессилены в борьбе, – это то, что у них не обеспечен тыл, потому что рабочие и крестьяне во всех странах не хотят воевать против нас, потому что герои-моряки оказались не только у нас, в Кронштадте, но нашлись и у них. Имена моряков, которые были в нашем Черном море, связаны во всей Франции с воспоминанием о русской революции; французские рабочие знают, что те, кто отбывает теперь каторгу во Франции, подняли восстание в Черном море, не желая быть палачами русских рабочих и крестьян. Вот почему теперь ослаблена Антанта, вот почему мы спокойно говорим, что в международном отношении мы обеспечены.

Но наша победа, товарищи, далеко не полна, мы имеем этой победы еще менее половины. Да, мы одержали гигантскую победу благодаря самоотверженности и энтузиазму русских рабочих и крестьян, нам удалось показать, что Россия способна давать не только одиночек-героев, которые шли на борьбу против царизма и умирали в то время, как рабочие и крестьяне не поддерживали их. Нет, мы были правы, когда говорили, что Россия даст таких героев из массы, что Россия сможет выдвинуть этих героев сотнями, тысячами. Мы говорили, что это будет и что тогда дело капитализма будет проиграно. Главная же причина того, что нам сейчас дало победу, главный источник – это героизм, самопожертвование, неслыханная выдержка в борьбе, проявленная красноармейцами, которые умирали на фронте, проявленная рабочими и крестьянами, которые страдали, особенно промышленные рабочие, которые за эти три года в массе страдали сильнее, чем в первые годы капиталистического рабства. Они шли на голод, холод, на мучения, чтобы только удержать власть. И этой выдержкой, этим героизмом они создали тыл, который оказался единственно крепким тылом, который существует между борющимися силами в этот момент. Поэтому-то мы сильны и прочны, в то время как Антанта разваливается и разваливается у нас на глазах.

Но одним этим энтузиазмом, подъемом, героизмом нельзя кончить дело революции, нельзя довести его до полной победы. Этим можно было отразить врага, когда он бросался на нас и душил нас, этим можно было одержать победу в кровавой схватке, но этого мало, чтобы довести дело до конца. Этого мало, потому что перед нами сейчас стоит вторая, бóльшая половина задачи, бóльшая по трудности. И наше сегодняшнее торжество, нашу уверенность, что мы победим, мы должны превратить в такое качество, чтобы одержать в этой половине задачи такую же решительную победу. Только одного энтузиазма, одной готовности рабочих и крестьян идти на смерть в этой второй половине задачи – мало, ибо эта вторая задача – труднейшая, строительная, созидательная. Мы в наследство от капитализма получили не только разрушенную культуру, не только разрушенные заводы, не только отчаявшуюся интеллигенцию, мы получили разрозненную, темную массу, одиночек-хозяев, мы получили неумение, непривычку к общей солидарной работе, непонимание того, что нужно поставить крест над прошлым.

Вот что нам нужно теперь решить. Мы должны помнить, что сегодняшним настроением нужно воспользоваться для того, чтобы влить его в длительной форме в нашу работу, чтобы уничтожить всю разбросанность нашей хозяйственной жизни. Возвращаться к старому уже нельзя. Тем самым, что мы сбросили власть эксплуататоров, мы сделали уже бóльшую половину работы. Нам надо теперь собрать воедино всех тружениц и тружеников и заставить их работать вместе. Мы вступили сюда, как вступает завоеватель в новое место, и тем не менее, несмотря на все условия, в которых мы работаем, мы все же победили на фронте. Мы видим, что сегодня наша работа идет лучше, чем она шла в прошлом году. Мы знаем, что мы не можем накормить всех, мы не уверены, что голод и холод не будут стучаться в дома, хижины и лачуги, но тем не менее мы знаем, что мы победили. Мы знаем, что у нас производительная сила огромна даже теперь, после тяжелой империалистической и гражданской войн, мы знаем, что мы можем обеспечить и рабочих и крестьян от голода и холода, но для этого нужно, чтобы мы рассчитали все то, что у нас есть, и разделили, как это нужно. Мы этого сделать не можем, потому что капитализм учил тому, чтобы каждый хозяйчик думал, главным образом, о себе: как бы ему разбогатеть, как бы скорее пройти в богатые люди, а не тому, чтобы совместно провести борьбу во имя определенной идеи. Мы теперь должны взять другое руководство. На нас теперь лежит другая, более тяжелая половина нашей задачи. Тот энтузиазм, которым мы заражены теперь, может протянуться еще год, еще пять лет. Но нам нужно помнить, что в той борьбе, которую нам придется вести, нет ничего, кроме мелочей. Вокруг нас – мелкие хозяйственные дела. Кроме того, вы знаете, что тот аппарат мелких единиц, которыми движется эта хозяйственная жизнь, – это прежние работники: мелкие чиновники, мелкие бюрократы, которым привычно старое, эгоистическое направление. Борьба с этим должна стать задачей нашего теперешнего положения. В дни празднеств, в дни нашего победного настроения, в дни третьей годовщины Советской власти, мы должны проникнуться тем трудовым энтузиазмом, той волей к труду, упорством, от которого теперь зависит быстрейшее спасение рабочих и крестьян, спасение народного хозяйства, тогда мы увидим, что в этой задаче мы победим еще более твердо и прочно, чем во всех прежних кровавых битвах. (Продолжительные аплодисменты).

 

1921

 18 октября в «Правде» была опубликована статья В.И. Ленина, посвященная четырехлетней годовщине революции.

Текст статьи приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, с. 144 – 152.

* * *

 6-го и 7-го ноября пролетарская Москва праздновала великие дни раскрепощения трудящихся. Празднование носило скромный деловой характер.

6-го ноября вечером в залах собраний, театрах и на предприятиях при участии сотен тысяч пролетариев состоялись вечера воспоминаний.

 

В Доме Союзов

 В Колонном зале Дома Союзов т. Преображенский произнес вступительный доклад, посвященный Октябрьской революции.

После доклада по предложению президиума была почтена память погибших в дни Октябрьской революции.

Затем участники Октябрьской революции выступили с личными воспоминаниями.

Кронштадтец т. Пронин, бывший член исполкома кронштадтского совета, описывает громадное значение событий, пережитых кронштадтцами в период революции.

Быв. комиссар бутырского района т. Торганов живо и образно описывает день за днем октябрьские события в Москве.

В заключение вечера т. Бухарин поделился личными воспоминаниями о днях подготовки к октябрьскому выступлению, о демократическом совещании, о работе большевиков в Московском Совете накануне октябрьской революции и о работе их в рабочей и солдатской массе.

 

На Прохоровской мануфактуре

 6 ноября на Прохоровской мануфактуре состоялся «вечер воспоминаний». Громадный зал фабричной столовой красиво убран. Собралось свыше 2.000 человек.

Вступительную речь произносит т. Колонтай.

Далее выступает тов. с завода Тиман, а затем председатель неожиданно объявляет: «Слово предоставляется нашему делегату в Московском Совете, Владимиру Ильичу». На эстраде появляется т. Ленин. Весь зал встает; раздаются бурные аплодисменты.

Тов. Ленин говорит об общем положении республики.

После т. Ленина выступает еще ряд товарищей.

Наконец, речи закончились. Весь зал встает, чтобы почтить память погибших рабочих.

Текст речи В.И. Ленина приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, с. 234.

 

В.И. Ленин.
К четырехлетней годовщине Октябрьской революции

 Наступает четырехлетняя годовщина 25-го октября (7 ноября).

Чем дальше отходит от нас этот великий день, тем яснее становится значение пролетарской революции в России, тем глубже мы вдумываемся также в практический опыт нашей работы, взятый в целом.

В самых кратких – и, конечно, далеко неполных и неточных – абрисах это значение и этот опыт можно бы изложить следующим образом.

Непосредственной и ближайшей задачей революции в России была задача буржуазно-демократическая: свергнуть остатки средневековья, снести их до конца, очистить Россию от этого варварства, от этого позора, от этого величайшего тормоза всякой культуры и всякого прогресса в нашей стране.

И мы вправе гордиться тем, что проделали эту чистку гораздо решительнее, быстрее, смелее, успешнее, шире и глубже с точки зрения воздействия на массы народа, на толщу его, чем великая французская революция свыше 125 лет тому назад.

И анархисты и мелкобуржуазные демократы (т.е. меньшевики и эсеры, как русские представители этого международного социального типа) говорили и говорят невероятно много путаницы по вопросу об отношении буржуазно-демократической революции к социалистической (то есть пролетарской). Верность нашего понимания марксизма в этом пункте, нашего учета опыта прежних революций подтвердилась за 4 года полностью. Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто. Мы вполне сознательно, твердо и неуклонно продвигаемся вперед, к революции социалистической, зная, что она не отделена китайской стеной от революции буржуазно-демократической, зная, что только борьба решит, насколько нам удастся (в последнем счете) продвинуться вперед, какую часть необъятно высокой задачи мы выполним, какую часть наших побед закрепим за собой. Поживем, увидим. Но и сейчас уже мы видим, что сделано гигантски много – для разоренной, измученной, отсталой страны – в деле социалистического преобразования общества.

Кончим, однако, о буржуазно-демократическом содержании нашей революции. Марксистам должно быть понятно, что это значит. Для пояснения возьмем наглядные примеры.

Буржуазно-демократическое содержание революции, это значит – очистка социальных отношений (порядков, учреждений) страны от средневековья, от крепостничества, от феодализма.

Каковы были главнейшие проявления, пережитки, остатки крепостничества в России к 1917 году? Монархия, сословность, землевладение и землепользование, положение женщины, религия, угнетение национальностей. Возьмите любую из этих «авгиевых конюшен», – оставленных, к слову сказать, в изрядной мере всеми передовыми государствами в недочищенном виде при совершении ими их буржуазно-демократических революций, 125, 250 и больше (1649 в Англии) лет тому назад, – возьмите любую из этих авгиевых конюшен: вы увидите, что мы их вычистили начисто. За какие-нибудь десять недель, начиная от 25 октября (7 ноября) 1917 г. до разгона учредилки (5 января 1918), мы сделали в этой области в тысячу раз больше, чем за восемь месяцев своей власти сделали буржуазные демократы и либералы (кадеты) и мелкобуржуазные демократы (меньшевики и эсеры).

Эти трусы, болтуны, самовлюбленные нарциссы и гамлетики махали картонным мечом – и даже монархии не уничтожили! Мы выкинули вон всю монархическую нечисть, как никто, как никогда. Мы не оставили камня на камне, кирпича на кирпиче в вековом здании сословности (самые передовые страны, вроде Англии, Франции, Германии, до сих пор не отделались от следов сословности!). Наиболее глубокие корни сословности, именно: остатки феодализма и крепостничества в землевладении, вырваны нами до конца. «Можно спорить» (достаточно за границей литераторов, кадетов, меньшевиков и эсеров, чтобы заниматься этими спорами) о том, что выйдет «в конце концов» из земельных преобразований великой Октябрьской революции. Мы не охотники сейчас терять время на эти споры, ибо мы борьбой решаем этот спор и всю массу зависящих от него споров. Но нельзя спорить против факта, что мелкобуржуазные демократы восемь месяцев «соглашались» с помещиками, хранящими традиции крепостничества, а мы в несколько недель и этих помещиков и все их традиции смели с лица земли русской до конца.

Возьмите религию или бесправие женщины или угнетение и неравноправие нерусских национальностей. Это все вопросы буржуазно-демократической революции. Пошляки мелкобуржуазной демократии восемь месяцев об этом болтали; нет ни одной из самых передовых стран мира, где бы эти вопросы были решены в буржуазно-демократическом направлении до конца. У нас они решены законодательством Октябрьской революции до конца. Мы с религией боролись и боремся по-настоящему. Мы дали всем нерусским национальностям их собственные республики или автономные области. У нас нет в России такой низости, гнусности и подлости, как бесправие или неполноправие женщины, этого возмутительного пережитка крепостничества и средневековья, подновляемого корыстной буржуазией и тупой, запуганной мелкой буржуазией во всех, без единого изъятия, странах земного шара.

Это все – содержание буржуазно-демократической революции. Полтораста и двести пятьдесят лет тому назад обещали народам передовые вожди этой революции (этих революций, если говорить о каждом национальном виде одного общего типа) освободить человечество от средневековых привилегий, от неравенства женщины, от государственных преимуществ той или иной религии (или «идеи религии», «религиозности» вообще), от неравноправия национальностей. Обещали – и не выполнили. Не могли выполнить, ибо помешало «уважение» к «священной частной собственности». В нашей пролетарской революции этого проклятого «уважения» к этому трижды проклятому средневековью и к этой «священной частной собственности» не было.

Но чтобы закрепить за народами России завоевания буржуазно-демократической революции, мы должны были продвинуться дальше, и мы продвинулись дальше. Мы решали вопросы буржуазно-демократической революции походя, мимоходом, как «побочный продукт» нашей главной и настоящей, пролетарски-революционной, социалистической работы. Реформы, говорили мы всегда, есть побочный продукт революционной классовой борьбы. Буржуазно-демократические преобразования – говорили мы и доказали делами мы – есть побочный продукт пролетарской, то есть социалистической революции. Кстати сказать, все Каутские, Гильфердинги, Мартовы, Черновы, Хилквиты, Лонге, Макдональды, Турати и прочие герои «II½» марксизма не сумели понять такого соотношения между буржуазно-демократической и пролетарски-социалистической революциями. Первая перерастает во вторую. Вторая, мимоходом, решает вопросы первой. Вторая закрепляет дело первой. Борьба и только борьба решает, насколько удается второй перерасти первую.

Советский строй есть именно одно из наглядных подтверждений или проявлений этого перерастания одной революции в другую. Советский строй есть максимум демократизма для рабочих и крестьян, и в то же время он означает разрыв с буржуазным демократизмом и возникновение нового, всемирно-исторического, типа демократии, именно: пролетарского демократизма или диктатуры пролетариата.

Пусть псы и свиньи умирающей буржуазии и плетущейся за нею мелкобуржуазной демократии осыпают нас кучами проклятий, ругательств, насмешек за неудачи и ошибки в постройке нами нашего советского строя. Мы ни на минуту не забываем того, что неудач и ошибок у нас действительно было много и делается много. Еще бы обойтись без неудач и ошибок в таком новом, для всей мировой истории новом деле, как создание невиданного еще типа государственного устройства! Мы будем неуклонно бороться за исправление наших неудач и ошибок, за улучшение нашего, весьма и весьма далекого от совершенства, применения к жизни советских принципов. Но мы вправе гордиться и мы гордимся тем, что на нашу долю выпало счастье начать постройку советского государства, начать этим новую эпоху всемирной истории, эпоху господства нового класса, угнетенного во всех капиталистических странах и идущего повсюду к новой жизни, к победе над буржуазией, к диктатуре пролетариата, к избавлению человечества от ига капитала, от империалистских войн.

Вопрос об империалистских войнах, о той главенствующей ныне во всем мире международной политике финансового капитала, которая неизбежно порождает новые империалистские войны, неизбежно порождает неслыханное усиление национального гнета, грабежа, разбоя, удушения слабых, отсталых, мелких народностей кучкой «передовых» держав, – этот вопрос с 1914 года стал краеугольным вопросом всей политики всех стран земного шара. Это вопрос жизни и смерти десятков миллионов людей. Это – вопрос о том, будет ли в следующей, на наших глазах подготовляемой буржуазиею, на наших глазах вырастающей из капитализма, империалистской войне перебито 20 миллионов человек (вместо 10-ти миллионов убитых в войне 1914 – 1918 годов с дополняющими ее «мелкими» войнами, не конченными и посейчас), будет ли в этой неизбежной (если сохранится капитализм) грядущей войне искалечено 60 миллионов (вместо искалеченных в 1914 – 1918 годах 30 миллионов). И в этом вопросе наша Октябрьская революция открыла новую эпоху всемирной истории. Слуги буржуазии и ее подпевалы в лице эсеров и меньшевиков, в лице всей мелкобуржуазной якобы «социалистической» демократии всего мира издевались над лозунгом «превращения империалистской войны в войну гражданскую». А этот лозунг оказался единственной правдой – неприятной, грубой, обнаженной, жестокой, все это так, но правдой среди тьмы самых утонченных шовинистских и пацифистских обманов. Рушатся эти обманы. Разоблачен мир брестский. Каждый день разоблачает все более беспощадно значение и последствия еще худшего, чем брестский, мира версальского. И все яснее, все отчетливее, все неотвратимее встает перед миллионами и миллионами думающих о причинах вчерашней войны и о надвигающейся завтрашней войне людей грозная правда: нельзя вырваться из империалистской войны и из порождающего ее неизбежно империалистского мира (если бы у нас было старое правописание, я бы написал здесь два слова «мира» в обоих их значениях), нельзя вырваться из этого ада иначе, как большевистской борьбой и большевистской революцией.

Пусть с бешенством ругают эту революцию буржуазия и пацифисты, генералы и мещане, капиталисты и филистеры, все верующие христиане и все рыцари II и II½ Интернационалов. Никакими потоками злобы, клеветы и лжи не замутят они того всемирно-исторического факта, что первый раз за сотни и за тысячи лет рабы ответили на войну между рабовладельцами открытым провозглашением лозунга: превратим эту войну между рабовладельцами из-за дележа их добычи в войну рабов всех наций против рабовладельцев всех наций.

Первый раз за сотни и тысячи лет этот лозунг превратился из смутного и бессильного ожидания в ясную, четкую политическую программу, в действенную борьбу миллионов угнетенных под руководством пролетариата, превратился в первую победу пролетариата, в первую победу дела уничтожения войн, дела союза рабочих всех стран над союзом буржуазии разных наций, той буржуазии, которая и мирится и воюет на счет рабов капитала, на счет наемных рабочих, на счет крестьян, на счет трудящихся.

Эта первая победа еще не окончательная победа, и она далась нашей Октябрьской революции с невиданными тяжестями и трудностями, с неслыханными мучениями, с рядом громадных неудач и ошибок с нашей стороны. Еще бы без неудач и без ошибок удалось одному отсталому народу победить империалистские войны самых могущественных и самых передовых стран земного шара! Мы не боимся признать свои ошибки и трезво будем смотреть на них, чтобы научиться исправлять их. Но факт остается фактом: первый раз за сотни и за тысячи лет обещание «ответить» на войну между рабовладельцами революцией рабов против всех и всяческих рабовладельцев выполнено до конца и выполняется вопреки всем трудностям.

Мы это дело начали. Когда именно, в какой срок, пролетарии какой нации это дело доведут до конца, – вопрос несущественный. Существенно то, что лед сломан, что путь открыт, дорога показана.

Продолжайте свое лицемерие, господа капиталисты всех стран, «защищающие отечество» японское от американского, американское от японского, французское от английского и так далее! Продолжайте «отписываться» от вопроса о средствах борьбы против империалистских войн новыми «базельскими манифестами» (по образцу Базельского манифеста 1912 года), господа рыцари II и II½ Интернационалов со всеми пацифистскими мещанами и филистерами всего мира! Из империалистской войны, из империалистского мира вырвала первую сотню миллионов людей на земле первая большевистская революция. Следующие вырвут из таких войн и из такого мира все человечество.

Последнее, – и самое важное, и самое трудное, и самое недоделанное наше дело: хозяйственное строительство, подведение экономического фундамента для нового, социалистического, здания на место разрушенного феодального и полуразрушенного капиталистического. В этом самом важном и самом трудном деле у нас было всего больше неудач, всего больше ошибок. Еще бы без неудач и без ошибок начать такое всемирно-новое дело! Но мы его начали. Мы его ведем. Мы исправляем как раз теперь нашей «новой экономической политикой» целый ряд наших ошибок, мы учимся, как строить дальше социалистическое здание в мелкокрестьянской стране без этих ошибок.

Трудности необъятны. Мы привыкли бороться с необъятными трудностями. За что-нибудь прозвали нас враги наши «твердокаменными» и представителями «костоломной политики». Но мы научились также – по крайней мере: до известной степени научились другому необходимому в революции искусству – гибкости, уменью быстро и резко менять свою тактику, учитывая изменившиеся объективные условия, выбирая другой путь к нашей цели, если прежний путь оказался на данный период времени нецелесообразным, невозможным.

Мы рассчитывали, поднятые волной энтузиазма, разбудившие народный энтузиазм сначала общеполитический, потом военный, мы рассчитывали осуществить непосредственно на этом энтузиазме столь же великие (как и общеполитические, как и военные) экономические задачи. Мы рассчитывали – или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного расчета – непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку. Потребовался ряд переходных ступеней: государственный капитализм и социализм, чтобы подготовить – работой долгого ряда лет подготовить – переход к коммунизму. Не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рожденного великой революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности, на хозяйственном расчете потрудитесь построить сначала прочные мостки, ведущие в мелкокрестьянской стране через государственный капитализм к социализму; иначе вы не подойдете к коммунизму, иначе вы не подведете десятки и десятки миллионов людей к коммунизму. Так сказала нам жизнь. Так сказал нам объективный ход развития революции.

И мы, научившиеся немного за три и четыре года резким поворотам (когда требуется резкий поворот), стали усердно, внимательно, усидчиво (хотя все еще недостаточно усердно, недостаточно внимательно, недостаточно усидчиво) учиться новому повороту, «новой экономической политике». Пролетарское государство должно стать осторожным, рачительным, умелым «хозяином», исправным оптовым купцом, – иначе оно мелкокрестьянскую страну не может экономически поставить на ноги, иного перехода к коммунизму сейчас, в данных условиях, рядом с капиталистическим (пока еще капиталистическим) Западом, нет. Оптовый купец, это как будто бы экономический тип, как небо от земли далекий от коммунизма. Но это одно из таких именно противоречий, которое в живой жизни ведет от мелкого крестьянского хозяйства через государственный капитализм к социализму. Личная заинтересованность поднимает производство; нам нужно увеличение производства прежде всего и во что бы то ни стало. Оптовая торговля объединяет миллионы мелких крестьян экономически, заинтересовывая их, связывая их, подводя их к дальнейшей ступени: к разным формам связи и объединения в самом производстве. Мы начали уже необходимую перестройку нашей экономической политики. Мы имеем уже в этой области некоторые – правда, небольшие, частичные, но все же несомненные успехи. Мы уже кончаем, в этой области новой «науки», приготовительный класс. Твердо и настойчиво учась, проверяя практическим опытом каждый свой шаг, не боясь переделывать начатое неоднократно, исправлять свои ошибки, внимательно вникая в их значение, мы перейдем и в следующие классы. Мы пройдем весь «курс», хотя обстоятельства мировой экономики и мировой политики сделали его гораздо более долгим и более трудным, чем нам того хотелось. Во что бы то ни стало, как бы тяжелы ни были мучения переходного времени, бедствия, голод, разруха, мы духом не упадем и свое дело доведем до победного конца.

14.Х.1921.

 

В.И. Ленин.
Речь на собрании рабочих Прохоровской мануфактуры

 (Краткий газетный отчет)

 (Весь зал встает. Долго не смолкающие аплодисменты.) Оглянувшись на истекшие четыре года, мы видим, что ни один пролетариат в мире, кроме русского, не одержал полной победы над буржуазией. Если же это удалось нам, то только потому, что крестьяне и рабочие знали, что борются за свою землю и за свою власть. Война с Деникиным, Врангелем и Колчаком была первой в истории, когда трудящиеся успешно боролись со своими угнетателями. Вторая причина нашей победы – Антанта не могла бросить против России достаточного количества верных себе войск, так как солдаты Франции и матросы Англии не желали идти угнетать своих братьев.

Четыре года дали нам осуществление невиданного чуда: голодная, слабая, полуразрушенная страна победила своих врагов – могущественные капиталистические страны.

Мы завоевали себе невиданное, никем не предвиденное, твердое международное положение. Теперь остается еще громадная задача – наладить народное хозяйство. Все, чего мы достигли, показывает, что мы опираемся на самую чудесную в мире силу – на силу рабочих и крестьян. Это дает нам уверенность, что следующую годовщину мы встретим под знаком победы на фронте труда.

 

1922

 IV конгресс Коммунистического интернационала проходил 5 ноября – 5 декабря. Открытие конгресса состоялось в Петрограде; последующие заседания, с 9 ноября, проходили в Москве.

* * *

 Торжественное заседание пленума Московского Совета совместно с делегатами IV конгресса Коммунистического Интернационала и представителями рабочих организаций состоялось вечером 7 ноября в Большом театре.

Председатель Моссовета тов. Л.Б. Каменев открыл заседание вступительной речью.

Присутствующие почтили торжественным вставанием память погибших борцов.

На заседании с речью выступил председатель Коминтерна т. Г.Е. Зиновьев.

Изложение речи приводится по газетным отчетам.

* * *

 На утреннем заседании IV конгресса Коминтерна 13 ноября с докладом выступил В.И. Ленин. Доклад был сделан на немецком языке.

Текст доклада приводится по изданию: В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, с. 278 – 294.

 

Г.Е. Зиновьев.
 5-я годовщина Октябрьской революции

«Правда»

 Встреченный аплодисментами тов. Зиновьев подчеркивает совпадение 5-й годовщины нашей революции с IV конгрессом Коминтерна, собравшимся в нашей Москве.

– Я могу сказать от имени всех коммунистических партий, что за год, прошедший между 3-м и 4-м конгрессами, К.И. стал гораздо крепче и сильнее, чем могли думать. За этот год мы можем констатировать необычайный подъем настроения широких масс. После грандиозной маевки и последовавшей за ней демонстрации по поводу процесса эсеров, сегодняшний день должен окончательно убедить всех, что вся рабочая Москва с нами. В Питере мы видели такую же картину, с той лишь разницей, что там лил продолжительный «контрреволюционный», «меньшевистский» дождь. К 5-й годовщине Октябрьской революции, к тому моменту, когда было естественно ожидать некоторой усталости со стороны широких масс, мы видим небывалый приток сочувствия. Мы наблюдаем, что и те рабочие, которые год назад еще колебались, теперь видят в нашей партии единственный оплот. И тут нет никакого чуда: ведь Советская власть есть власть рабочих.

Тов. Зиновьев передает свои впечатления о заводе «Динамо», где он видел широкие массы беспартийных рабочих с женами и детьми, объединившихся вокруг руководящей группы коммунистов. Между беспартийными массами и коммунистами нет никакой разницы. Наступил момент, когда наша партия пожинает то, что неутомимо и упорно сеяла.

Этот психологический перелом в настроениях беспартийных масс мы должны учесть, как фактор неисчерпаемой силы. Советская власть крепче, чем когда бы то ни было, спаяна с рабочими массами. Кто проживет хотя бы еще 5 лет, тот увидит такие события, которые затмят все происшедшее за прошлые 5 лет.

 

«Известия»

 Год испытаний, – сказал т. Зиновьев, – лежащий между III и IV конгрессом, закончился тем, что Коммунистический Интернационал вышел из испытаний гораздо крепче и сильнее, нежели мы ожидали.

Конец III конгресса был вместе с тем началом систематического похода международного капитала против коммунистов мира. Объединенный союз 2-го интернационала и империалистов всего мира усердно работал над тем, чтобы вырвать из нашей цепи наиболее слабые звенья. Неслыханные гонения комбинировались с рядом подкопов, ведущихся 2-м интернационалом. В этом смысле истекший год был решающим для Коминтерна. Давление буржуазии вызвало контрдавление со стороны рабочих.

Мы не привыкли преувеличивать свои силы, – это было бы величайшим грехом пред Коминтерном и пред революцией. И мы говорим после первого подсчета сил, который сделал Исполком Коминтерна на первом объединенном заседании, после обмена мнениями с представителями 52 партий, что Коминтерн за этот год укрепился, преодолел все усилия, которые были направлены против него, и стоит перед русской революцией более сильным и крепким, чем до сих пор.

Вместе с тем мы можем сказать и от лица русской революции представителям международного пролетариата, что русские отряды в настоящее время уже являются более крепкими, чем когда бы то ни было. Нам самим это не было еще ясно, и только теперь с особенной наглядностью каждый из нас видит, какие громадные перемены произошли в настроении широчайших масс русских рабочих. Это началось, примерно, с последней маевки. Мы были изумлены тому грандиозному успеху, который имели последние маевки в Москве, Петрограде и во всех промышленных центрах России. Для нас было несколько неожиданно, что беспартийные рабочие массы пришли в таких больших количествах, и что настроение было такое боевое, подъемное, как в лучшие дни начала нашей революции. Затем демонстрации, связанные с процессом эсэров, показали то же самое и, наконец, сегодняшнее празднество окончательно убеждает нас в том, что неслыханный и неожиданный нами в таких размерах перелом совершился… Сегодня на улицах Москвы мы все видели присутствие всей рабочей Москвы. В Питере было то же самое. Несмотря на ненастную погоду, весь рабочий Петроград вышел на улицу.

Широчайшие беспартийные рабочие массы ко времени 5-ой годовщины Октября сплотились с нашей партией и с Советской властью как никогда. Это есть главнейший итог последних событий, наши враги удивляются такому чуду, что Советская власть, несмотря на все превратности судьбы, существует и укрепляется. Тут не было никакого чуда, дело объясняется без всякого чуда. Советская власть была и остается рабочей властью. Вот почему она имеет железный фундамент под собой, вот почему в ней неиссякаемо крепнут силы.

Наши враги, раздувая те или другие трудности Советского правительства, все еще до последнего времени нет-нет, а заговорят о том, что они когда-нибудь нас победят. Мы можем спокойно посмеяться им в лицо. Вы видели сегодня рабочую Москву. Кто может победить нашу Красную армию, эту бесконечную вереницу вооруженных рабочих? Кто может победить громадную силу пролетарской России, у которой в руках винтовка, которая пережила 5 лет? Эти 5 лет, которые подняли на целую голову каждого рабочего, каждую работницу, каждого рабочего-подростка, каждого служащего, каждого трудящегося нашей страны? – Никто не победит нас, а, наоборот, мы победим всех! (Бурные аплодисменты, клики «ура»).

Те товарищи, которым выпадет на долю еще 5 лет жизни, увидят события, которые затмят собой все, что было до сих пор. Пройдет короткое количество лет, и Коминтерн при нашей поддержке выведет на сцену мировой истории такие силы и армии, перед которыми не устоит буржуазный мир. (Аплодисменты, «Интернационал»).

 

В.И. Ленин.
Пять лет российской революции и перспективы мировой революции

 (Появление товарища Ленина встречается бурными, долго не прекращающимися аплодисментами и овациями всего зала. Все встают и поют «Интернационал».)

Товарищи! Я числюсь в списке ораторов главным докладчиком, но вы поймете, что после моей долгой болезни я не в состоянии сделать большого доклада. Я могу дать лишь введение к важнейшим вопросам. Моя тема будет весьма ограниченной. Тема «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции» слишком обширна и велика, чтобы ее вообще мог исчерпать один оратор в одной речи. Поэтому я беру себе только небольшую часть этой темы, именно – вопрос о «новой экономической политике». Я умышленно беру только эту малую часть, чтобы ознакомить вас с этим важнейшим теперь вопросом, – важнейшим, по крайней мере, для меня, ибо я над ним сейчас работаю.

Итак, я буду говорить о том, как мы начали новую экономическую политику и каких результатов мы достигли с помощью этой политики. Если я ограничусь этим вопросом, то, может быть, мне удастся сделать общий обзор и дать общее представление о данном вопросе.

Если начать с того, как мы пришли к новой экономической политике, то я должен обратиться к одной статье, написанной мною в 1918 году. В начале 1918 года я как раз в краткой полемике коснулся вопроса, какое положение должны мы занять по отношению к государственному капитализму. Я писал тогда:

«Государственный капитализм был бы шагом вперед против теперешнего (т.е. против тогдашнего) положения дел в нашей Советской республике. Если бы, примерно, через полгода у нас установился государственный капитализм, это было бы громадным успехом и вернейшей гарантией того, что через год у нас окончательно упрочится и непобедимым станет социализм».

Это было сказано, конечно, в то время, когда мы были поглупее, чем сейчас, но не настолько уж глупы, чтобы не уметь рассматривать такие вопросы.

Я держался, таким образом, в 1918 году того мнения, что по отношению к тогдашнему хозяйственному состоянию Советской республики государственный капитализм представлял собой шаг вперед. Это звучит очень странно и, быть может, даже нелепо, ибо уже и тогда наша республика была социалистической республикой; тогда мы предпринимали каждый день с величайшей поспешностью – вероятно, с излишней поспешностью – различные новые хозяйственные мероприятия, которые нельзя назвать иначе, как социалистическими. И все же я тогда полагал, что государственный капитализм по сравнению с тогдашним хозяйственным положением Советской республики представляет собой шаг вперед, и я пояснял эту мысль дальше тем, что просто перечислил элементы хозяйственного строя России. Эти элементы были, по-моему, следующие: «1) патриархальная, т.е. наиболее примитивная, форма сельского хозяйства; 2) мелкое товарное производство (сюда относится и большинство крестьянства, торгующее хлебом); 3) частный капитализм; 4) государственный капитализм и 5) социализм». Все эти хозяйственные элементы были представлены в тогдашней России. Я поставил себе тогда задачу разъяснить, в каком отношении друг к другу находятся эти элементы и не следует ли один из несоциалистических элементов, именно государственный капитализм, расценивать выше, чем социализм. Я повторяю: это всем кажется весьма странным, что несоциалистический элемент расценивается выше, признается вышестоящим, чем социализм, в республике, которая объявляет себя социалистической. Но дело становится понятным, если вы вспомните, что мы отнюдь не рассматривали хозяйственный строй России как нечто однородное и высокоразвитое, а в полной мере сознавали, что имеем в России патриархальное земледелие, т.е. наиболее примитивную форму земледелия наряду с формой социалистической. Какую же роль мог бы играть государственный капитализм в такой обстановке?

Я далее спрашивал себя: какой из этих элементов является преобладающим? Ясно, что в мелкобуржуазной среде господствует мелкобуржуазный элемент. Я тогда сознавал, что мелкобуржуазный элемент преобладает; думать иначе было невозможно. Вопрос, который я тогда ставил себе, – это было в специальной полемике, не относящейся к нынешнему вопросу, – был: как мы относимся к государственному капитализму? И я ответил себе: государственный капитализм, хотя он и не является социалистической формой, был бы для нас и для России формой более благоприятной, чем теперешняя. Что это означает? Это означает, что мы не переоценивали ни зародышей, ни начал социалистического хозяйства, хотя мы уже совершили социальную революцию; напротив того, мы уже тогда в известной степени сознавали: да, было бы лучше, если бы мы раньше пришли к государственному капитализму, а уже затем – к социализму.

Я должен особенно подчеркнуть эту часть потому, что, полагаю, только исходя из этого, во-первых, можно объяснить, чтó представляет собой теперешняя экономическая политика, и, во-вторых, из этого можно сделать очень важные практические выводы и для Коммунистического Интернационала. Я не хочу сказать, что у нас уже был заранее готовый план отступления. Этого не было. Эти краткие полемические строки не были в то время ни в коем случае планом отступления. Об одном очень важном пункте, например, о свободе торговли, который имеет основное значение для государственного капитализма, здесь нет ни слова. Все же общая, неопределенная идея отступления этим была уже дана. Я полагаю, что мы должны обратить внимание на это не только с точки зрения страны, которая по своему хозяйственному строю была и до сих пор остается очень отсталой, но и с точки зрения Коммунистического Интернационала и западноевропейских передовых стран. Теперь, например, мы заняты выработкой программы. Я лично полагаю, что лучше всего мы поступили бы, если бы мы сейчас обсуждали все программы лишь в общем, так сказать, в первом чтении, и дали бы их отпечатать, но окончательно решение вынесли бы не сейчас, не в настоящем году. Почему? Я думаю, прежде всего, конечно, потому, что мы едва ли все их хорошо продумали. А затем еще и потому, что мы почти совершенно не продумали вопроса о возможном отступлении и об обеспечении этого отступления. А это такой вопрос, на который при столь коренных изменениях во всем мире, как свержение капитализма и строительство социализма с его огромными трудностями, нам безусловно необходимо обратить внимание. Мы не только должны знать, как нам действовать, когда мы непосредственно переходим в наступление и при этом побеждаем. В революционное время это уж не так трудно, но и не так важно, по крайней мере это не есть самое решающее. Во время революции всегда бывают такие моменты, когда противник теряет голову, и если мы на него в такой момент нападем, то можем легко победить. Но это еще ничего не означает, так как наш противник, если он имеет достаточную выдержку, может заранее собрать силы и пр. Он легко может спровоцировать нас тогда на нападение и затем отбросить на многие годы назад. Вот почему я полагаю, что мысль о том, что мы должны подготовить себе возможность отступления, имеет очень важное значение, и не только с теоретической точки зрения. И с практической точки зрения все партии, которые в ближайшем будущем готовятся перейти в прямое наступление против капитализма, должны сейчас подумать также и о том, как обеспечить себе отступление. Я думаю, если мы учтем этот урок наряду со всеми другими уроками из опыта нашей революции, то это нам не только не принесет никакого вреда, но, весьма вероятно, принесет нам во многих случаях пользу.

После того как я подчеркнул, что мы уже в 1918 году рассматривали государственный капитализм как возможную линию отступления, я перехожу к результатам нашей новой экономической политики. Я повторяю: тогда это была еще очень смутная идея, но в 1921 году, после того как мы преодолели важнейший этап гражданской войны, и преодолели победоносно, мы наткнулись на большой, – я полагаю, на самый большой, – внутренний политический кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства, но и рабочих. Это было в первый и, надеюсь, в последний раз в истории Советской России, когда большие массы крестьянства, не сознательно, а инстинктивно, по настроению были против нас. Чем было вызвано это своеобразное, и для нас, разумеется, очень неприятное, положение? Причина была та, что мы в своем экономическом наступлении слишком далеко продвинулись вперед, что мы не обеспечили себе достаточной базы, что массы почувствовали то, чего мы тогда еще не умели сознательно формулировать, но что и мы вскоре, через несколько недель, признали, а именно: что непосредственный переход к чисто социалистическим формам, к чисто социалистическому распределению превышает наши наличные силы и что если мы окажемся не в состоянии произвести отступление так, чтобы ограничиться более легкими задачами, то нам угрожает гибель. Кризис начался, мне кажется, в феврале 1921 года. Уже весной того же года мы единогласно решили – больших разногласий по этому поводу я у нас не видел – перейти к новой экономической политике. Теперь, по истечении полутора лет, в конце 1922 года, мы уже в состоянии сделать некоторые сравнения. Что же произошло? Как мы пережили эти более чем полтора года? Каков результат? Принесло ли нам пользу это отступление, и действительно ли спасло оно нас, или результат еще неопределенный? Это – главный вопрос, который я себе ставлю, и я полагаю, что этот главный вопрос имеет первостепенное значение и для всех коммунистических партий, ибо, если ответ получился бы отрицательный, мы все были бы обречены на гибель. Я полагаю, что все мы со спокойной совестью можем утвердительно ответить на этот вопрос, а именно в том смысле, что прошедшие полтора года положительно и абсолютно доказывают, что мы этот экзамен выдержали.

Я попытаюсь теперь доказать это. Я должен для этого кратко перечислить все составные части нашего хозяйства.

Прежде всего остановлюсь на нашей финансовой системе и знаменитом русском рубле. Я думаю, что можно русский рубль считать знаменитым хотя бы уже потому, что количество этих рублей превышает теперь квадриллион. (Смех.) Это уже кое-что. Это – астрономическая цифра. Я уверен, что здесь не все знают даже, чтó эта цифра означает. (Общий смех.) Но мы не считаем, и притом с точки зрения экономической науки, эти числа чересчур важными, ибо нули можно ведь зачеркнуть. (Смех.) Мы уже в этом искусстве, которое с экономической точки зрения тоже совершенно неважно, кое-чего достигли, и я уверен, что в дальнейшем ходе вещей мы достигнем в этом искусстве еще гораздо большего. Что действительно важно, это – вопрос о стабилизации рубля. Над этим вопросом мы работаем, работают лучшие наши силы, и этой задаче мы придаем решающее значение. Удастся нам на продолжительный срок, а впоследствии навсегда стабилизировать рубль – значит, мы выиграли. Тогда все эти астрономические цифры – все эти триллионы и квадриллионы – ничто. Тогда мы сможем наше хозяйство поставить на твердую почву и на твердой почве дальше развивать. По этому вопросу я думаю, что смогу привести вам довольно важные и решающие факты. В 1921 году период устойчивости курса бумажного рубля продолжался менее трех месяцев. В текущем 1922 году, хотя он еще и не закончился, этот период продолжался свыше пяти месяцев. Я полагаю, что этого уже достаточно. Конечно, этого недостаточно, если вы хотите от нас научного доказательства, что мы в будущем полностью разрешим эту задачу. Но доказать это целиком и полностью, по моему мнению, вообще невозможно. Сообщенные данные доказывают, что с прошлого года, когда мы начали нашу новую экономическую политику, до сегодняшнего дня мы уже научились идти вперед. Если мы этому научились, то я уверен, что мы научимся и впредь добиваться на этом пути дальнейших успехов, если только не сделаем какой-нибудь особенной глупости. Самое важное, однако, это – торговля, именно товарный оборот, который нам необходим. И если мы справились с ней в течение двух лет, несмотря на то, что находились в состоянии войны (ибо, как вам известно, Владивосток занят всего несколько недель тому назад), несмотря на то, что мы только теперь можем начать вести вполне систематически нашу хозяйственную деятельность, – если мы все же добились того, что период устойчивости бумажного рубля поднялся с трех месяцев до пяти, то я полагаю, что смею сказать, что мы этим можем быть довольны. Ведь мы стоим одиноко. Мы не получили и не получаем никаких займов. Ни одно из тех мощных капиталистических государств, которые так «блестяще» организуют свое капиталистическое хозяйство, что и поныне не знают, куда идут, нам не помогло. Версальским миром они создали такую финансовую систему, в которой они сами не разбираются. Если эти великие капиталистические государства так хозяйничают, то я полагаю, что мы, отсталые и необразованные, можем быть довольны уже тем, что мы постигли важнейшее: постигли условия стабилизации рубля. Это доказывается не каким-нибудь теоретическим анализом, а практикой, а она, я считаю, важнее, чем все теоретические дискуссии на свете. Практика же показывает, что мы здесь добились решающих результатов, именно – начинаем двигать хозяйство в направлении стабилизации рубля, чтó имеет величайшее значение для торговли, для свободного товарооборота, для крестьян и громадной массы мелких производителей.

Теперь я перехожу к нашим социальным целям. Самое главное – это, конечно, крестьянство. В 1921 году мы безусловно имели налицо недовольство громадной части крестьянства. Затем мы имели голод. И это означало для крестьянства самое тяжелое испытание. И вполне естественно, что вся заграница закричала тогда: «Вот, смотрите, вот результаты социалистической экономики». Вполне естественно, конечно, они промолчали о том, что на самом деле голод явился чудовищным результатом гражданской войны. Все помещики и капиталисты, начавшие наступление на нас в 1918 году, представляли дело так, будто голод является результатом социалистической экономики. Голод был действительно большим и серьезным несчастьем, таким несчастьем, которое грозило уничтожить всю нашу организационную и революционную работу.

Итак, я спрашиваю теперь: после этого небывалого и неожиданного бедствия, как обстоит дело сейчас, после того, как мы ввели новую экономическую политику, после того, как мы предоставили крестьянам свободу торговли? Ответ ясен и для всех очевиден, а именно: крестьянство за один год не только справилось с голодом, но и сдало продналог в таком объеме, что мы уже теперь получили сотни миллионов пудов, и притом почти без применения каких-либо мер принуждения. Крестьянские восстания, которые раньше, до 1921 года, так сказать, представляли общее явление в России, почти совершенно исчезли. Крестьянство довольно своим настоящим положением. Это мы спокойно можем утверждать. Мы считаем, что эти доказательства более важны, чем какие-нибудь статистические доказательства. Что крестьянство является у нас решающим фактором – в этом никто не сомневается. Это крестьянство находится теперь в таком состоянии, что нам не приходится опасаться с его стороны какого-нибудь движения против нас. Мы говорим это с полным сознанием, без преувеличения. Это уже достигнуто. Крестьянство может быть недовольно той или другой стороной работы нашей власти, и оно может жаловаться на это. Это, конечно, возможно и неизбежно, так как наш аппарат и наше государственное хозяйство еще слишком плохи, чтобы это предотвратить, но какое бы то ни было серьезное недовольство нами со стороны всего крестьянства, во всяком случае, совершенно исключено. Это достигнуто в течение одного года. Я полагаю, что это уже очень много.

Перехожу дальше к легкой индустрии. Мы именно должны в промышленности делать различие между тяжелой и легкой, так как они находятся в разных положениях. Что касается легкой промышленности, то я могу спокойно сказать: здесь наблюдается общий подъем. Я не буду вдаваться в детали. В мою задачу не входит приводить статистические данные. Но это общее впечатление основано на фактах, и я могу гарантировать, что в основе его нет ничего неверного или неточного. Мы имеем общий подъем легкой промышленности и в связи с этим определенное улучшение положения рабочих как Петрограда, так и Москвы. В других районах это наблюдается в меньшей степени, потому что там преобладает тяжелая промышленность, так что этого не надо обобщать. Все-таки, я повторяю, легкая промышленность находится в безусловном подъеме, и улучшение положения рабочих Петрограда и Москвы – несомненно. В обоих этих городах весной 1921 года существовало недовольство среди рабочих. Теперь этого нет совершенно. Мы, которые изо дня в день следим за положением и настроением рабочих, не ошибаемся в этом вопросе.

Третий вопрос касается тяжелой промышленности. Здесь я должен сказать, что положение все еще остается тяжелым. Известный поворот в этом положении наступил в 1921 – 1922 году. Мы можем, таким образом, надеяться, что положение в ближайшем будущем улучшится. Мы отчасти собрали уже для этого необходимые средства. В капиталистической стране для улучшения положения тяжелой промышленности потребовался бы заем в сотни миллионов, без которых улучшение было бы невозможно. Экономическая история капиталистических стран доказывает, что в отсталых странах только долгосрочные стомиллионные займы в долларах или в золотых рублях могли бы быть средством для поднятия тяжелой промышленности. У нас этих займов не было, и мы до сих пор ничего не получили. То, что теперь пишут о концессиях и прочем, ничего почти не представляет, кроме бумаги. Писали мы об этом в последнее время много, в особенности также и об уркартовской концессии. Однако наша концессионная политика кажется мне очень хорошей. Но, несмотря на это, прибыльной концессии мы еще не имеем. Этого я прошу не забывать. Таким образом, положение тяжелой промышленности представляет действительно очень тяжелый вопрос для нашей отсталой страны, так как мы не могли рассчитывать на займы в богатых странах. Несмотря на это, мы наблюдаем уже заметное улучшение и мы видим далее, что наша торговая деятельность принесла нам уже некоторый капитал. Правда, пока очень скромный, немногим превышающий двадцать миллионов золотых рублей. Во всяком случае, начало положено: наша торговля дает нам средства, которые мы можем использовать для поднятия тяжелой промышленности. В настоящее время наша тяжелая промышленность находится, во всяком случае, еще в очень трудном положении. Но я полагаю, что решающим является то обстоятельство, что мы уже в состоянии кое-что сберечь. Это мы будем делать и впредь. Хотя это часто делается за счет населения, мы должны теперь все же экономить. Мы работаем теперь над тем, чтобы сократить наш государственный бюджет, сократить наш государственный аппарат. Я скажу еще в дальнейшем несколько слов о нашем государственном аппарате. Мы должны, во всяком случае, сократить наш государственный аппарат, мы должны экономить, сколько только возможно. Мы экономим на всем, даже на школах. Это должно быть, потому что мы знаем, что без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем как самостоятельная страна. Это мы хорошо знаем.

Спасением для России является не только хороший урожай в крестьянском хозяйстве – этого еще мало – и не только хорошее состояние легкой промышленности, поставляющей крестьянству предметы потребления, – этого тоже еще мало, – нам необходима также тяжелая индустрия. А для того, чтобы привести ее в хорошее состояние, потребуется несколько лет работы.

Тяжелая индустрия нуждается в государственных субсидиях. Если мы их не найдем, то мы, как цивилизованное государство, – я уже не говорю, как социалистическое, – погибли. Итак, в этом отношении мы сделали решительный шаг. Мы начали накапливать средства, необходимые для того, чтобы поставить тяжелую индустрию на собственные ноги. Сумма, которую мы до сих пор добыли, правда, едва превышает двадцать миллионов золотых рублей, но, во всяком случае, эта сумма имеется, и она предназначается только для того, чтобы поднять нашу тяжелую индустрию.

Я думаю, что в общем я вкратце, как это и обещал, изложил вам главнейшие элементы нашего народного хозяйства, и думаю, что из всего этого можно сделать вывод, что новая экономическая политика уже теперь дала плюс. Уже теперь мы имеем доказательство того, что мы как государство в состоянии вести торговлю, сохранить за собою прочные позиции сельского хозяйства и индустрии и идти вперед. Практическая деятельность это доказала. Я думаю, что этого для нас пока достаточно. Нам придется еще многому учиться, и мы поняли, что нам еще необходимо учиться. Пять лет мы держим власть, и притом в течение всех этих пяти лет мы находились в состоянии войны. Мы, стало быть, имели успех.

Это понятно, потому что крестьянство было за нас. Трудно быть более за нас, чем было крестьянство. Оно понимало, что за белыми стоят помещики, которых оно ненавидит больше всего на свете. И поэтому крестьянство со всем энтузиазмом, со всей преданностью стояло за нас. Не трудно было достигнуть того, чтобы крестьянство нас защищало от белых. Крестьяне, ненавидевшие ранее войну, делали все возможное для войны против белых, для гражданской войны против помещиков. Тем не менее это было еще не все, потому что в сущности здесь дело шло только о том, останется ли власть в руках помещиков или в руках крестьян. Для нас это было недостаточно. Крестьяне понимают, что мы захватили власть для рабочих и имеем перед собой цель – создать социалистический порядок при помощи этой власти. Поэтому важнее всего была для нас экономическая подготовка социалистического хозяйства. Мы не могли подготовить его прямым путем. Мы принуждены были сделать это окольными путями. Государственный капитализм, как мы его установили у нас, является своеобразным государственным капитализмом. Он не соответствует обычному понятию государственного капитализма. Мы имеем в своих руках все командные высоты, мы имеем в своих руках землю, она принадлежит государству. Это очень важно, хотя наши противники и представляют дело так, будто это ничего не значит. Это неверно. То обстоятельство, что земля принадлежит государству, чрезвычайно важно и имеет также большое практическое значение в экономическом отношении. Этого мы добились, и я должен сказать, что и вся наша дальнейшая деятельность должна развиваться только в этих рамках. Мы уже достигли того, что наше крестьянство довольно, что промышленность оживает и что торговля оживает. Я уже сказал, что наш государственный капитализм отличается от буквально понимаемого государственного капитализма тем, что мы имеем в руках пролетарского государства не только землю, но и все важнейшие части промышленности. Прежде всего мы сдали в аренду лишь известную часть мелкой и средней индустрии, все же остальное остается в наших руках. Что касается торговли, я хочу еще подчеркнуть, что мы стараемся основывать смешанные общества, что мы уже основываем их, т.е. общества, где часть капитала принадлежит частным капиталистам, и притом иностранным, а другая часть – нам. Во-первых, мы таким путем учимся торговать, а это нам необходимо, и, во-вторых, мы всегда имеем возможность, в случае если мы сочтем это необходимым, ликвидировать такое общество, так что мы, так сказать, ничем не рискуем. У частного же капиталиста мы учимся и приглядываемся к тому, как мы можем подняться и какие ошибки мы совершаем. Мне кажется, что этим я могу ограничиться.

Я хотел бы коснуться еще некоторых незначительных пунктов. Несомненно, что мы сделали и еще сделаем огромное количество глупостей. Никто не может судить об этом лучше и видеть это нагляднее, чем я. (Смех.) Почему же мы делаем глупости? Это понятно: во-первых, мы – отсталая страна, во-вторых, образование в нашей стране минимальное, в-третьих, мы не получаем помощи извне. Ни одно цивилизованное государство нам не помогает. Напротив, они все работают против нас. В-четвертых, по вине нашего государственного аппарата. Мы переняли старый государственный аппарат, и это было нашим несчастьем. Государственный аппарат очень часто работает против нас. Дело было так, что в 1917 году, после того как мы захватили власть, государственный аппарат нас саботировал. Мы тогда очень испугались и попросили: «Пожалуйста, вернитесь к нам назад». И вот они все вернулись, и это было нашим несчастьем. У нас имеются теперь огромные массы служащих, но у нас нет достаточно образованных сил, чтобы действительно распоряжаться ими. На деле очень часто случается, что здесь, наверху, где мы имеем государственную власть, аппарат кое-как функционирует, в то время как внизу они самовольно распоряжаются и так распоряжаются, что очень часто работают против наших мероприятий. Наверху мы имеем, я не знаю сколько, но я думаю, во всяком случае, только несколько тысяч, максимум несколько десятков тысяч своих. Но внизу – сотни тысяч старых чиновников, полученных от царя и от буржуазного общества, работающих отчасти сознательно, отчасти бессознательно против нас. Здесь в короткий срок ничего не поделаешь, это – несомненно. Здесь мы должны работать в течение многих лет, чтобы усовершенствовать аппарат, изменить его и привлечь новые силы. Мы это делаем довольно быстрым, может быть слишком быстрым, темпом. Основаны советские школы, рабочие факультеты, несколько сотен тысяч молодых людей учатся, учатся, может быть, слишком быстро, но, во всяком случае, работа началась, и я думаю, что эта работа принесет свои плоды. Если мы будем работать не слишком торопливо, то через несколько лет у нас будет масса молодых людей, способных в корне изменить наш аппарат.

Я сказал, что мы совершили огромное количество глупостей, но я должен сказать также кое-что в этом отношении и о наших противниках. Если наши противники нам ставят на вид и говорят, что, дескать, Ленин сам признает, что большевики совершили огромное количество глупостей, я хочу ответить на это: да, но, знаете ли, наши глупости все-таки совсем другого рода, чем ваши. Мы только начали учиться, но учимся с такой систематичностью, что мы уверены, что добьемся хороших результатов. Но если наши противники, т.е. капиталисты и герои II Интернационала, подчеркивают совершенные нами глупости, то я позволю себе привести здесь для сравнения слова одного знаменитого русского писателя, которые я несколько изменю, тогда они получатся в таком виде: если большевики делают глупости, то большевик говорит: «Дважды два – пять»; а если его противники, т.е. капиталисты и герои II Интернационала, делают глупости, то у них выходит: «Дважды два – стеариновая свечка». Это нетрудно доказать. Возьмите, например, договор с Колчаком, заключенный Америкой, Англией, Францией, Японией. Я спрашиваю вас: имеются ли более просвещенные и могущественные державы в мире? И что же получилось? Они обещали Колчаку помощь, не сделав подсчета, не размышляя, не наблюдая. Это было фиаско, которое, по-моему, трудно даже понять с точки зрения человеческого рассудка.

Или другой пример, еще более близкий и более важный: Версальский мир. Я спрашиваю вас: что сделали здесь «великие», «покрытые славой» державы? Как могут они теперь найти выход из этого хаоса и бессмыслицы? Я думаю, что это не будет преувеличением, если я повторю, что наши глупости еще ничто по сравнению с теми глупостями, которые совершают вкупе капиталистические государства, капиталистический мир и II Интернационал. Поэтому я полагаю, что перспективы мировой революции – тема, которой я должен вкратце коснуться, – благоприятны. И при одном определенном условии, я полагаю, они станут еще лучшими. Об этих условиях я хотел бы сказать несколько слов.

В 1921 году на III конгрессе мы приняли одну резолюцию об организационном построении коммунистических партий и о методах и содержании их работы. Резолюция прекрасна, но она почти насквозь русская, то есть все взято из русских условий. В этом ее хорошая сторона, но также и плохая. Плохая потому, что я убежден, что почти ни один иностранец прочесть ее не может, – я эту резолюцию вновь перечитал перед тем, как это сказать. Во-первых, она слишком длинна, в ней 50 или больше параграфов. Таких вещей обыкновенно иностранцы не могут прочитать. Во-вторых, если ее даже прочтут, то никто из иностранцев ее не поймет, именно потому, что она слишком русская. Не потому, что она написана по-русски, – она прекрасно переведена на все языки, – а потому, что она насквозь проникнута русским духом. И, в-третьих, если в виде исключения какой-нибудь иностранец ее поймет, то он не сможет ее выполнить. Это третий ее недостаток. Я беседовал с некоторыми прибывшими сюда делегатами и надеюсь в дальнейшем ходе конгресса хотя и не лично участвовать в нем – это, к сожалению, для меня невозможно, – но подробно поговорить с большим числом делегатов из различных стран. У меня создалось впечатление, что мы совершили этой резолюцией большую ошибку, а именно, что мы сами отрезали себе путь к дальнейшему успеху. Как я уже говорил, резолюция составлена прекрасно, я подписываюсь под всеми ее 50 или больше параграфами. Но мы не поняли, как следует подходить к иностранцам с нашим русским опытом. Все сказанное в резолюции осталось мертвой буквой. Но если мы этого не поймем, мы не сможем продвинуться дальше. Я полагаю, что самое важное для нас всех, как для русских, так и для иностранных товарищей, то, что мы после пяти лет российской революции должны учиться. Мы теперь только получили возможность учиться. Я не знаю, как долго эта возможность будет продолжаться. Я не знаю, как долго капиталистические державы предоставят нам возможность спокойно учиться. Но каждый момент, свободный от военной деятельности, от войны, мы должны использовать для учебы, и притом сначала.

Вся партия и все слои России доказывают это своей жаждой знания. Это стремление к учению показывает, что важнейшей задачей для нас является сейчас: учиться и учиться. Но учиться должны также и иностранные товарищи, не в том смысле, как мы должны учиться – читать, писать и понимать прочитанное, в чем мы еще нуждаемся. Спорят о том, относится ли это к пролетарской или буржуазной культуре? Я оставляю этот вопрос открытым. Во всяком случае, несомненно: нам необходимо прежде всего учиться читать, писать и понимать прочитанное. Иностранцам этого не нужно. Им нужно уже нечто более высокое: сюда относится прежде всего и то, чтобы также поняли, что мы писали об организационном построении коммунистических партий и что иностранные товарищи подписали, не читая и не понимая. Это должно стать их первой задачей. Необходимо привести эту резолюцию в исполнение. Этого нельзя сделать за одну ночь, это абсолютно невозможно. Резолюция слишком русская: она отражает российский опыт, поэтому она иностранцам совершенно непонятна, и они не могут удовлетвориться тем, что повесят ее, как икону, в угол и будут на нее молиться. Этим ничего достигнуть нельзя. Они должны воспринять часть русского опыта. Как это произойдет, этого я не знаю. Может быть, нам окажут большие услуги, например, фашисты в Италии, тем, что разъяснят итальянцам, что они еще недостаточно просвещены и что их страна еще не гарантирована от черной сотни. Может быть, это будет очень полезно. Мы, русские, должны тоже искать путей к разъяснению иностранцам основ этой резолюции. Иначе они абсолютно не в состоянии эту резолюцию выполнить. Я убежден в том, что мы должны в этом отношении сказать не только русским, но и иностранным товарищам, что важнейшее в наступающий теперь период, это – учеба. Мы учимся в общем смысле. Они же должны учиться в специальном смысле, чтобы действительно постигнуть организацию, построение, метод и содержание революционной работы. Если это совершится, тогда, я убежден, перспективы мировой революции будут не только хорошими, но и превосходными. (Бурные, долго не прекращающиеся аплодисменты. Возгласы «Да здравствует наш товарищ Ленин!» вызывают новые бурные овации.)

 

1923

 Торжественное заседание Московского Совета состоялось 6 ноября в Доме Союзов.

Председательствующий Л.Б. Каменев открыл заседание вступительной речью.

Присутствующие почтительно встали в память погибших товарищей.

На заседании с речью выступил Н.И. Бухарин.

Изложение речи приводится по газетному отчету.

 

Н.И. Бухарин.
6-я годовщина Октябрьской революции

 Тов. Бухарин посвятил свою речь, главным образом, событиям в Германии.

– РКП всегда заявляла о том, что Октябрьская революция неизбежно повлечет за собой целый ряд других взрывов и окажется первым этапом на пути революции международной. И вот теперь, когда мы стоим на пороге седьмого года, каждому из нас ясно – кто оказался прав в этом великом споре, в этой оценке событий.

Все сведения, которые сейчас идут из Германии, говорят о том, что если буржуазный режим в состоянии править, то рабочий класс не в состоянии жить и дышать. Он не может жить тогда, когда в рабочей семье матери приходится подставлять себя под пулю, чтобы получить две картофелины для голодающего ребенка. Русские рабочие тоже переживали страшные дни голода, но у русского рабочего класса была компенсирующая величина, ибо он понимал, что она имеет свою собственную власть, и что если он борется, то исключительно за себя. У немецкого рабочего этой компенсирующей величины нет. И он отлично понимает, что для него нет другого выхода, кроме одного низвержения проклятого режима.

Положение вещей в Германии таково, что германская коммунистическая пария явно получила некоторую очень маленькую отсрочку для своего выступления. Неизбежно, за этой маленькой, только что прошедшей волной, пойдет большая революционная волна, ибо буржуазия не имеет возможности решить назревшие проблемы, найти выход.

Мы вступаем в полосу событий, имеющих неслыханно важное, всемирное историческое значение. Такие события, которые придется, быть может, переживать нам, случаются раз в тысячелетия, но пролетарский рабочий класс и коммунистическая партия, потерявшая половину своих сынов, окажутся достойными тех товарищей, славные имена которых будут вечны в нашей памяти.

(Бурными аплодисментами были встречены последние слова т. Бухарина).

 


 

1924

  Торжественное заседание пленума Московского Совета совместно с депутатами всех райсоветов состоялось 6 ноября в Колонном зале Дома Союзов.

Заседание началось в 6½ часов вечера.

Председательствующий тов. И.Е. Любимов открыл заседание кратким вступительным словом.

Присутствующие почтили вставанием память дорогих вождей и борцов, отдавших жизнь за благо трудящихся.

На заседании с блестящим докладом выступил А.В. Луначарский, встреченный бурными аплодисментами.

Изложение доклада приводится по газетному отчету.

По докладу т. Луначарского принята резолюция.

Текст резолюции приводится по газетной публикации.

После принятия резолюции пленум объявляется закрытым.

 

А.В. Луначарский.
7-я годовщина Октябрьской революции

 – Оглядываясь на пройденный путь, – говорит тов. Луначарский, – мы должны сказать, что Октябрь превзошел все самые смелые и оптимистические надежды, поскольку дело касается СССР. Однако, есть и другая сторона Октября, которая могла бы нас разочаровать, – это то, что отклик Октября вне России оказался гораздо более глухим, чем мы ожидали.

Характеризуя историю борьбы в этот период западноевропейского пролетариата, тов. Луначарский отмечает огромную организационную работу, которую проделал рабочий класс за границей.

Обращаясь к внутреннему нашему положению, оратор констатирует огромную заслугу по созданию Красной армии, как орудия вооруженного сопротивления пролетариата. Под гром аплодисментов докладчик заявляет, что за это время из органов государственной власти на первом месте стояло и стоит ГПУ, которое со всей силой и умением провело красный террор, – эту славную страницу нашей истории.

Говоря далее о строительстве государственной власти, тов. Луначарский указывает, что такого обновления государственного аппарата после революции, какое было у нас, не было нигде. Нужно было овладеть всей сотнемиллионной массой населения, вплоть до последней деревни, и подчинить все своему влиянию. «Мы знаем, – продолжает т. Луначарский, – что наш государственный аппарат еще не в блестящем состоянии, что ему еще нужно много поработать над собой, чтобы вовлечь в работу нашу подлинную советскую демократию, но мы также твердо знаем, что мы неуклонно растем, что рабоче-крестьянский государственный аппарат крепнет на наших глазах с каждым днем и годом».

Говоря о наших экономических задачах, докладчик останавливается на вопросе о государственном капитализме, через который мы должны провести наше государство к коммунизму. Путь военного коммунизма, на который мы вступили в первые годы, не был ошибкой, мы вынуждены были вести нашу политику этим путем.

Касаясь вопроса об овладении нами государственными экономическими рычагами, тов. Луначарский говорит, что хотя и здесь далеко не все сделано, но и здесь рост нашего хозяйства налицо. Наша денежная система привела в изумление даже наших врагов, наша торговля восстанавливается, быстрыми шагами развивается промышленность. Мы восстановили на 75 проц. продукцию сельского хозяйства. Начинает жить нормальной хозяйственной жизнью деревня, тянется к мелиорации, к трактору, к агрономическому просвещению.

В дальнейшем тов. Луначарский дает подробный анализ развития отдельных отраслей нашего хозяйства и приходит к выводам, что мы в области экономического развития сделали крупные успехи.

В дальнейшей части своей речи тов. Луначарский останавливает внимание пленума на нашем международном положении, особенно оттеняя полосу признаний СССР со стороны западноевропейских держав.

 

Резолюция пленума

 Торжественное заседание пленума Московского и районных советов, состоявшееся в ознаменование 7-й годовщины великого Октября, заявляет:

7 лет тяжелой борьбы рабочих и крестьян с капиталистами прочно закрепили завоевания Октябрьской революции. Шаг за шагом, побеждая одного врага за другим как внутри страны, так и вне ее, рабочий класс и крестьянство СССР разорвали цепи блокады и теперь восстанавливают государственную и хозяйственную мощь как города, так и деревни.

Одно за другим правительства буржуазной Европы и других стран мира должны были признать власть рабочих и крестьян в СССР и завоевания великого Октября.

Великие потери понес рабочий класс в своей борьбе. Ушел от нас великий вождь Октября – В.И. Ленин, ушли многие борцы, но ничто не может остановить свободное шествие вперед и вперед по пути укрепления завоеваний революции рабочих и крестьян СССР. Тяжелая утрата вождя и борцов еще теснее сплотила передовые народы СССР вокруг РКП, вокруг великих заветов Ильича.

Пленумы Московского и районных советов заявляют рабочим всего мира, что рабочие и крестьяне СССР и впредь неуклонно пойдут вперед по заветам Ильича к полной победе великого Октября во всем мире. Да здравствует мировая пролетарская революция! Да здравствует власть советов!

 

1925

Торжественное заседание пленума Московского Совета, МГСПС, МК РКП и представителей фабрик, заводов и крестьян Московских уездов состоялось 6 ноября в Большом театре.

Заседание началось в 7 часов вечера.

Президиум: Каменев, Угланов.

На заседании с большой речью о значении Октябрьской революции и о достижениях за истекшие 8 лет выступил тов. Л.Б. Каменев.

Текст речи приводится по газетной публикации.

Доклад, опубликованный в «Правде» и «Известиях», текстуально один и тот же. Однако текст доклада в этих изданиях по-разному разбит на подразделы, которые имеют разные наименования. В настоящем электронном издании приводятся подзаголовки обоих изданий: без кавычек – из «Правды», с кавычками – из «Известий». В единственном случае, когда начало подраздела и его наименование совпадают, название подраздела приведено дважды: с кавычками и без.

 

Л.Б. Каменев.
8-я годовщина Октября

 

От декабристов до Октября

«1825 – 1905 – 1917»

 Товарищи! Ровно 100 лет тому назад на Сенатской площади в Петербурге небольшая кучка декабристов во главе нескольких полков солдат подняла вооруженное восстание против царской власти Николая I.

Восставшие были расстреляны, руководители восстания были частью повешены, частью отправлены на каторжные работы в Сибирь.

С тех пор, с момента декабрьского восстания 1825 г., не прекращалась борьба против русского царизма. Сначала это была борьба одиночек. Они поднимали руку против колосса царской власти и гибли как герои. Из года в год продолжались казни, ссылки в тюрьмы и в Сибирь. Лишь в конце XIX столетия эта борьба одиночек развернулась в борьбу масс. В конце XIX столетия грянула в царской империи массовая стачка рабочего класса, и тогда стало ясно, что родился могильщик самодержавия и капитализма, родилась та организованная сила, которой предстоит не только борьба, но и победа.

20 лет тому назад, в дни октября, ноября и декабря 1905 года, под руководством пролетариата, разразилась первая всеобщая стачка, парализовавшая всю жизнь империи и впервые нанесшая царской монархии тот удар, от которого она уже не могла оправиться. Октябрьская стачка 1905 года, 20 лет которой исполняется в этом месяце, перерастание этой стачки в вооруженное восстание, принявшее особенно широкие размеры в Москве, на Красной Пресне, показали, что царскому самодержавию пришел смертный час, и что на исторической арене появился такой боец, который объединит всех трудящихся и довершит дело низвержения царизма и капитализма. Уже тогда, в 1905 г., 20-летие которого мы празднуем, были выявлены пролетариатом основные формы его борьбы. Всеобщая стачка, которая перерастает из экономической в политическую, и вооруженное восстание, – вот то, что через 12 лет, в октябре 1917 г., привело его к победе.

Этот путь, – длительный, столетний путь рождения и развития революции, долгий путь, по которому двигалось революционное движение, раньше, чем оно превратилось в массовое движение рабочего класса, собравшее под свое руководство крестьянские массы, – усеян бесчисленными жертвами. Русские трудящиеся массы добились победы в октябре 1917 г. в результате неисчислимых жертв. И столь же громадны были жертвы, которые пали для того, чтобы раз вырванную победу закрепить. Каждый из нас вспоминает десятки тысяч бойцов пролетарского и крестьянского дела, которые не могут с нами праздновать сегодняшний день потому что лежат сраженные пулями врагов, замученные в тюрьмах и на каторгах, лежат в сырой земле.

Но мы их помним. Мы хотим жить по их заветам. Мы хотим бороться тем оружием, которое они нам завещали. Мы знаем, что вместе с ними ушел от нас и тот, кто вел нас к борьбе и победе, под знаменем которого только и может победить наша международная пролетарская революция, – наш великий учитель Владимир Ильич Ленин. Прежде чем отдаться воспоминаниям о наших победах, я предлагаю почтить память тех, кто погиб за дело Октябрьской революции, за дело международного пролетариата. (Оркестр исполняет похоронный марш).

«Октябрьские бои»

 8 лет тому назад, вот в эти вечерние часы кипел бой на улицах Петрограда.

8 месяцев Февральской революции показали широким массам народа, что ни выхода из войны, ни земли, ни свободы, ни подлинного господства рабочего, трудящегося народа они не получат из рук тех, кто в феврале взял власть в свои руки.

В течение 8 месяцев широкие трудящиеся массы видели измену тех партий, которые, прикрываясь именем социализма, на самом деле делали дело империалистов и капиталистов. Стало ясно, что дело может решить только вооруженная борьба. Во главе ее стоял пролетариат. Вопрос заключался в том, будет ли пролетариат поддержан в новой революции широкими массами крестьянства как в селах, так и тех крестьян, которые в солдатских шинелях и с винтовкой в руках находились на фронте. Тактика нашей партии, направленная к тому, чтобы сплотить вокруг пролетариата эти широкие массы вооруженного крестьянства, оправдалась целиком, и удар, который был подготовлен к 25 октября по старому стилю (к 7 ноября по новому), был нанесен метко и оказался победоносным.

Мы прошли через эпоху ожесточенной гражданской войны

 Какие же задачи ставили перед собой октябрьские бойцы? Во имя чего поднял оружие трудящийся народ во главе с пролетариатом 8 лет тому назад?

Можно отметить, мне кажется, 4 главных задачи.

«Первая задача Октябрьских боев: создать пролетарское государство»

 Первая – мы поставили перед собой задачу создать и укрепить тип пролетарского государства – советского государства, содержанием которого должна была стать диктатура пролетариата; вторая задача, вставшая перед нами, – наладить и направить в социалистическое русло хозяйство нашей страны; третья – поднять и вовлечь в общее социалистическое строительство громадные массы крестьянства, большинство населения нашей страны. Четвертая задача заключалась в том, чтобы это новое советское государство, опирающееся на социалистическое производство и крепкое союзом рабочих и крестьян, стало тем маяком для всего человечества, для международного пролетариата, который будет указывать ему путь к социализму. Создать государство, во главе с рабочим классом, привлечь к нему громадное большинство населения – крестьян, поставить, наладить, пустить вместо капиталистического социалистическое производство и создать крепость, цитадель международной пролетарской революции, – вот что рисовалось перед теми, кто в эти дни с оружием в руках по всем городам тогдашней России, на фронтах и в тылу сражался под знаменем Ленина.

Задачи, которые я назвал, неимоверно широки и велики.

Впервые в истории мира эти задачи были поставлены не как идеи той или другой кучки людей, а как широкие задачи миллионов.

Задачи, повторяю, были грандиозные, и препятствия к их осуществлению были неслыханно тяжелы и трудны. Прежде всего, для того, чтобы строить социализм, строить новое государство, осуществить диктатуру пролетариата, необходимо было вырвать эту страну из империалистической бойни. Красный флаг пролетарской революции взвился в стране разоренной и отсталой; организовать новое государство, новое производство, новую жизнь надо было в стране бедной, разоренной, нищей. И, наконец, мы были окружены со всех сторон врагами. Мы сознавали, что победа не может быть куплена одним ударом по врагу, сознавали, что перед нами только открывалась этим ударом длительная эпоха гражданской войны. Мы, коммунисты, вызвали рабочий класс и крестьянство на эту борьбу и не скрыли от них, что это совсем не легкое дело, что для того, чтобы осуществить эти задачи, придется пройти через много лишений, потребуются величайшее напряжение воли и масса жертв.

Но мы указывали тогда, что перед страной – два пути: либо путь буржуазной диктатуры, когда власть будет захвачена международным капиталом, и он, установив в России такое правительство, которое будет на самом деле агентом английской, американской и французской буржуазии, закабалит рабоче-крестьянский народ нашей страны, – либо путь диктатуры пролетариата.

Мы затем в тяжкой борьбе убедились, что это предсказание было правильно, что действительно, для того, чтобы отстоять свою власть, для того, чтобы заложить основу социализма, нам пришлось вести борьбу с теми правительствами, которые господствовали над всем миром. Ведь нет такого буржуазного правительства, которое не попыталось бы вооруженными ногами стать на нашу землю, нет такого правительства, которое после Октябрьской революции не попыталось бы задушить нашу власть рабочих и крестьян всеми способами, которые давали им в руки их богатство, их громадные армии, их техника, их вооружение.

Рабочий класс и крестьянство, для того, чтобы закрепить октябрьскую победу, должны были пройти через эпоху самой ожесточенной гражданской войны. И если мы пришли к победе, если оказалось, что отсталая, разоренная, нищая страна способна не только свергнуть власть царя и капитала, не только выдвинуть новую форму государства в лице советов, не только выдвинуть новую власть в виде диктатуры пролетариата, но оказалась способной и отстоять эту власть от капиталистических правительств всего мира, – то это потому, что рабоче-крестьянские массы Союза оказались способными на величайшие жертвы в деле осуществления объективных задач революции, а буржуазные правительства оказались дезорганизованными и обессиленными тем движением пролетариата, которое поднялось в тылу у наступавших на нас капиталистических наемников. Мы победили прежде всего потому, что авангард пролетариата нашего Союза, организованный коммунистической партией, оказался гениальным массовым организатором всех сил нашей страны, и, во-вторых, потому, что крестьянство оказало полное доверие и поддержку руководству пролетариата. Мы победили и потому, что Октябрьская революция вызвала взрыв горячей симпатии угнетенных всего мира, и эти массы оказались достаточно сильными для того, чтобы наложить свою руку на направляемые против нас военные предприятия наших врагов – капиталистов.

И сейчас, через 8 лет, оглядываясь назад, мы можем спросить себя: что же из тех великих задач, которые поставила перед собой Октябрьская революция, выполнено?

Основные достижения за восемь лет

 Наши достижения велики. 8 лет, которые прошли, можно разделить на 2 периода. Первые 4 года, до 1921 года – прямая непосредственная вооруженная борьба за самое существование власти рабочих и крестьян, борьба с внутренней контрреволюцией, борьба с внешней интервенцией. Борьба, в которой враги наши не останавливались ни перед чем. И второе четырехлетие – с 1921 года, когда, отбив контрреволюционные попытки, заставив наших врагов отказаться от прямого вооруженного вмешательства в наше строительство, мы начали залечивать раны, нанесенные трудовому народу нашей страны предшествующей империалистической войной, блокадой и интервенцией.

8 лет в деле строительства социализма, в деле устройства нового общества – это краткое мгновение. И за это историческое мгновение мы достигли величайших успехов.

Одной из важнейших задач было построить новый тип государства. Да, в нашем государстве много еще недостатков. Да, аппарат наш государственный во многом еще страдает. Но новый тип государства, общие рамки нового государства, в котором власть принадлежит рабочему классу, который опирается на союз рабочего класса и крестьянства, который создан для того, чтобы охранить трудящихся от насилия богачей, – этот тип государства создан, вошел в историю, послужит примером для всякой победоносной пролетарской революции, в какой бы стране она ни произошла. Этого вычеркнуть, вырубить – нельзя. Этого нельзя даже залить кровью, если бы этот факт – существование советской власти в течение 8 лет – попытались бы залить кровью все капиталистические государства. За всю известную нам историческую жизнь человечества государство было всегда и везде орудием, машиной угнетения большинства меньшинством. Впервые в истории пролетариат совместно с крестьянством нашей страны создал и пустил в ход машину, которая защищает интересы громадной массы трудящихся от всяких покушений капиталистического меньшинства. Впервые в истории государство ставит перед собой задачу – поднять самые широкие низы и приобщить их к делу управления. Впервые государство превращается в сознательное оружие поднятия всех угнетенных национальностей и приобщения их к свободной и культурной жизни.

Впервые государство говорит прямо, что оно есть боевая организация союза рабочих и крестьян для защиты их интересов и преобразования общества на новых социалистических началах. Советская власть создана самими рабочими массами в ходе борьбы, как боевой орган. Она найдена не в книгах, не в резолюциях, не в программах – она найдена организаторским, коллективным умом рабочего класса, и она представляет ту форму государства, которая является переходной формой к его уничтожению. Нам нужно государство, как боевая организация, и нам не нужно будет государство, когда мы перейдем к подлинному социалистическому обществу. И этот переход – от боевой организации рабочего класса против капиталистов к реальному торжеству социализма и коммунизма без государственной формы, – этот переход найден! Найден, повторяю, коллективным организаторским умом рабочего класса в виде советов депутатов.

«Вторая задача Октябрьской революции: наладить социалистическое производство»

 Вторая положительная задача, которую ставила перед собой Октябрьская революция, – наладить и пустить в ход социалистическое производство. Эта задача ставилась впервые в мире. О социализме писали много с тех пор, как появился наемный рабочий. С тех пор стали создаваться социалистические системы, стала подвергаться критике система капитализма. Но впервые нам удалось приступить к осуществлению социализма в действительности, хотя нам и предсказывали, что эта попытка не удастся, что социализм – утопия, сказка, мечта, иллюзия, то, о чем может мечтать человек угнетенный, но чего построить нельзя, что не будет держаться на ногах.

И вот, теперь, всего только через 8 лет, а вернее всего через 4 года после перехода к реальному восстановлению народного хозяйства, мы можем сказать, что не теорией, не книгами, не речами, не резолюциями опровергли мы величайшую буржуазную ложь – о невозможности социалистического производства. Делом доказали мы, что это социалистическое производство возможно, что оно правильно, что оно выгодно с точки зрения интересов народных масс.

И сейчас у нас, конечно, есть недостатки, и сейчас мы находимся в таком положении, когда в поднятии народного хозяйства мы еще только подходим к довоенному уровню. Но мы знаем, что мы стоим уже на ступенях той лестницы, которая совершенно правильно поднимается вверх при разворачивании наших производственных сил. Мы вполне доказали, что производство, социалистическое производство, в нашей стране возможно, мы доказали, что возможно создать хозяйство без того «священного» принципа, который тяготел над человечеством до сих пор: без принципа частной собственности.

Нам говорили, что если мы уничтожим этот «священный» принцип частной собственности, то мы погибнем в голоде и холоде. Мы доказали, что, разрушив этот старый принцип и водрузив на его место принцип новый, не дающий возможности за счет бедняка, за счет пролетариата наживаться кому бы то ни было, – мы получили положительные результаты. Мы добились развертывания нашего хозяйства.

Мы имеем теперь определенные факты развертывания этого хозяйства, и мы говорим не только перед судом буржуазии (с буржуазией мы не судимся, а боремся!), но перед лицом всего мирового пролетариата: «Смотрите, мы разрушили старый принцип угнетения масс, мы начали строить по-новому наше хозяйство, и мы за это время в нашем новом строительстве добились таких результатов, которые показывают, что весь мир может быть перестроен по этому новому принципу».

«Третья задача Октябрьского переворота: привлечение крестьянства на сторону пролетариата»

 Третьей нашей задачей было: решительное привлечение к делу социалистического строительства, под руководством пролетариата, широкой массы населения – крестьянства. Эта задача чрезвычайно трудна в условиях раздробленности, в условиях распыленности крестьянского хозяйства. Вырвать эту массу из-под влияния капитала, завоевать ее как политически, так и экономически, завоевать доверие крестьянства к советской власти, – без этого не могла бы наша революция двигаться вперед. Мы знаем, что и в этой труднейшей области – налаживании союза рабочих и крестьян, мы добились громаднейших результатов. Мы знаем, что и здесь еще не все ладно, и здесь трудно было и трудно будет, мы знаем, что нам придется искать новых форм союза, мы знаем, что придется искать более гибких форм, но мы знаем также, что мы добились уже со стороны крестьянской массы этого доверия, и не только в деле военном (когда мы вместе с нею бились на фронтах), но и на фронте хозяйственном, что много труднее. Союз оказался крепким и в деле хозяйственного строительства.

«Четвертая задача Октябрьского восстания: интернационализация революции»

 И, наконец, четвертая задача. Превратить это новое государство в маяк нового пролетарского мирового движения. Нам могут кинуть упрек в том, что тогда, вскоре после Октябрьской революции, мы представляли себе разрешение этой задачи, – приход мировой революции – близким. Но те изменники социализму, которые делают нам этот упрек, не понимают того, какой величайший комплимент они нам говорят. Да, если мы надеялись, что мировая пролетарская революция вскоре после Октябрьской революции поддержит нас, то какой же крепкой оказалась советская власть, если срок этот оказался не близким, а далеким. Они не понимают, что советской власти было гораздо труднее удержать эту власть, когда мы оказались окруженными со всех сторон врагами, окруженными капиталистами, – и мы все же держались, мы все же держали знамя высоко, несмотря на все тягчайшие условия, несмотря на временную стабилизацию капитализма, несмотря на тягчайшие испытания, постигшие нашу страну. Мы все же оказались тем светлым маяком, к которому обращены взгляды всего мирового пролетариата, всех угнетенных.

Великие исторические силы подымаются

 Сейчас капитализм в Западной Европе переживает период временной стабилизации; гражданская война в острых вооруженных формах временно приостановилась. Но не имея возможности сегодня положить конец господству своей буржуазии, пролетариат знает тем не менее, что завтра он пойдет по нашим стопам. Это все растущее и все поднимающееся значение Советской Республики, как революционизирующего фактора всей международной обстановки, не может быть сглажено ничем.

Если мы прибавим, что эти 8 лет были вместе с тем годами постепенного, все более расширяющегося, роста революционного и национально-освободительного движения на Востоке, если мы поймем, что Восток, – эти величайшие области, в которых живет большинство всего человечества, – что они только теперь выступают на историческую арену, что то, что мы видим сейчас в Турции, Персии, Китае, есть только первые проблески того могучего движения большинства человечества, которое изо дня в день растет, и когда наши враги начинают понимать, что это новое движение новых народов вдохновляется, берет пример и черпает свою надежду в существовании Союза ССР, – тогда понятным становится, почему мы можем сказать: «Да, эту роль факела мировой революции, да, эту роль крепости, цитадели освобождения всех угнетенных народов, ради которых было поднято Октябрьское знамя, эту роль мы выполнили».

Мы не знаем сроков, не знаем, в какой момент Восток освободится совершенно, до конца от империалистического засилья. Мы не знаем, как и в каких формах пойдет гражданская борьба в великих странах Востока, но каждый день приносит нам новые и новые подтверждения, что там начинают рушиться устои угнетения и капиталистического насилия, что начавшаяся там борьба не сможет остановиться до тех пор, покуда не приведет к полной победе над империализмом. И если в Китае, в Турции, в Персии и Индии миллионы и десятки миллионов пробужденных к жизни бывших рабов, если они окажутся способными к борьбе, если они смогут не терять духа при неизбежных поражениях, то это потому, что они знают, что за ними стоит, им сочувствует, считает их дело своим делом советская власть статридцатимиллионного государства, расположенного и в Европе, и в Азии.

Великие исторические силы подымаются за нашей спиной. Революционно-освободительное движение на Востоке подтачивает устои империализма. Действие подземных сил капиталистического мира подготовляет могучий подъем революционной волны, которая, уничтожив капиталистическую систему, обеспечит окончательную победу социализма во всем мире.

«Частичные отступления и глубокие наступления»

 Товарищи! Нам приходилось в эти годы совершать и отступления. Вы, которые в значительном своем количестве побывали на фронтах подлинной войны, знаете, что не бывает борьбы и не бывает побед без своевременных, умно проведенных отступлений. И в этой великой войне, которую мы с вами объявили капиталистам, нельзя представить себе, что мы могли бы провести ее, не маневрируя и никогда не отступая. Да, нам приходилось отступать, да, новая экономическая политика 1921 года была известным отступлением. Да и сейчас нам приходится делать те или иные уступки. Но не ясно ли, что частичные отдельные отступления как-то замечательно совпадают с непрекращающимися нашими наступлениями на капитализм, во имя социализма. Каждое новое веретено, каждая десятина вновь вспаханной земли, каждая новая школа, каждая верста проведенной дороги есть наступление социализма на капиталистический мир, которое, несомненно, видят и наши враги. И при виде этого наступления у капиталистов рождается мысль о том, что, если не пресечь в корне, немедленно, как можно скорее это наше мирное наступление, то, пожалуй, потом будет поздно.

Поэтому опасность войны, так называемой превентивной, т.е. такой войны, когда противник нападает для того, чтобы не дать возможности другому усилиться, стоит перед нами ежеминутно. Расчет наших врагов правилен: если уже теперь мы для них твердый орех, то через несколько лет, когда укрепится наша промышленность, поднимется сельское хозяйство, вырастет и технически обучится Красная армия, и когда самый отсталый крестьянин в Европе будет знать, что здесь растет и развивается социалистическое государство рабочих и крестьян, тогда для них война будет уже не под силу, тогда они не смогут поднять на нас руку.

Вот почему в тактике капиталистических держав в отношении к нам мы видим постоянное метание: то приливы злобы, которые заставляют их предпринимать те или другие провокационные шаги, то попытки каким-нибудь образом гладко и ладно уладить наши отношения.

Мы должны быть хладнокровны и спокойны. Мы знаем опасности, которые угрожают со стороны наших врагов, мы знаем и мы уверены, что никаких возможностей для них сейчас, в данный момент напасть на нас нет, и поэтому мы даем себе завет, держа крепко в руках винтовку, использовать каждый день для укрепления нашей экономической силы. Красная армия гарантирует спокойствие труда рабочего и крестьянина. Мы имеем в настоящее время особенно длительную передышку, но враги должны знать, что если бы они попытались эту передышку прервать, то ведь мы за эти 4 года мира не разучились еще держать винтовку в руках, и те, которые сейчас направляют всю свою энергию на поднятие труда на фабрике и на земле, смогут в нужный момент заменить свой труд трудом фронтового бойца. (Аплодисменты). Наши достижения велики, несмотря на все нехватки. Мы ведем мирное наступление против международного капитала, и это мирное наступление будет продолжаться. Каждый новый день существования на границах между Европой и Азией великого Советского Союза, государства рабочих и крестьян, будет новой и новой угрозой для капиталистического мира. Действительно, не наступление ли это, не наступление ли на самые основы капитализма, когда мы доказываем, что 130 милл. народа могут жить, могут прокормиться, могут увеличивать свои богатства, уничтожив частную собственность? Разве это не величайшее мирное наступление на самую систему капитализма, когда мы доказываем им, что, уничтожив кастовую армию, армию генералов и офицеров, мы не остались безоружными и бессильными, а создали на ее место Красную армию, армию рабочих и крестьян? Разве не наступление на самые основы капиталистического мира то, что, уничтожив буржуазную систему суда, уничтожив буржуазную систему науки, мы показали, что на новых, на наших социалистических началах мы можем дать гораздо больше справедливости и гораздо больше культуры, чем какая бы то ни было другая система управления?

Трудности роста
«Трудности роста»

 Однако, величие задач, которые перед нами стояли, громадность успехов, которых мы достигли, полная наша уверенность, что наше дело будет доведено до конца, не должны закрывать перед нами те трудности, те опасности, которые стоят на нашем пути. Никто не скажет из нас, что 8 лет победы гарантируют нас от каких бы то ни было опасностей и трудностей! Мы, большевики, всегда воспитывали рабочих и крестьян на правде. И это естественно, ибо сила нашей партии, сила советской власти в коллективной воле и в коллективном разуме самих трудящихся, а чтобы эта воля была напряжена и чтобы этот разум знал ту дорогу, которая перед нами стоит, он должен видеть те трудности, те ухабы, которые могут оказаться перед нами. Но одно, товарищи, мы можем уже сказать. Если 8 лет наши трудности были трудностями всяческого рода нехваток, трудностями бедности, нищеты, разоренности, то те трудности, которые мы можем встретить и, вероятно, встретим, будут трудностями роста, будут вытекать из того, что мы быстро и неуклонно растем.

Рабочий класс и крестьянство показали за эти 8 лет и особенно за первые 5 – 6 лет, как великолепно умеют они с помощью своего геройства, сплоченности, дисциплины справляться с нехватками. Мы теперь должны научиться справляться с этими «болезнями» роста, которые возникают в стране. Жизнь наша все время будет усложняться, потребности народных масс будут расти, не всегда сможем мы вовремя эти потребности удовлетворять. И при всякой заминке, при всякой невязке нам будут говорить: «Вот опять доказательство того, что рабочий класс и крестьянство не умеют строить своего хозяйства!» Мы не придем в панику от этого, мы заранее скажем: «Да, невязки будут, да, затруднения, несомненно, случатся, но все эти затруднения, все эти невязки не будут признаками какого-либо краха или кризиса в деле нашего строительства, а будут только доказательством того, что мы недостаточно быстро учимся тому великому делу, на которое мы поставлены. Это великое дело, – организовать социализм в стране, населенной 130 млн., отсталой и бедной. Для того, чтобы это делать, надо уметь переходить от лобовой атаки к маневрам. Надо вести не только работу прямую и видную, надо вести работу невидную, подземную. Вот это умение всего рабочего класса и крестьянства не впадать в панику при тех или других затруднениях, а, наоборот, усложнять, делать свою тактику все более и более гибкой, уметь изучать действительность, применяться к ней, этого от нас потребуется больше, чем когда бы то ни было».

«Рост, гарантирующий победу социализма»

 Несмотря на все эти затруднения, мы можем уже сейчас сказать, что в новой сложной обстановке мы уже имеем такой рост социалистических элементов нашего хозяйства над элементами частнокапиталистическими, мелкобуржуазными, который гарантирует нам победу социализма. Нас часто спрашивали (и это было одним из самых основных возражений изменников социализма, называвших себя, однако, социалистами): как же вы хотите построить социализм в стране, в которой большинство населения принадлежит к крестьянству, и в которой крестьянство ведет свое частное раздробленное хозяйство на рынок? Ведь тут, говорят они, и социализмом-то не пахнет. Но вот теперь мы имеем некоторые итоги. Мы знаем, что сравнительная сила государственных элементов в нашем хозяйстве и сравнительная сила раздробленных частных средств в нашей стране распределяется так, что уже сейчас в руках пролетарского государства находятся огосударствленные, социализированные средства, оцениваемые в 11½ миллиардов; негосударственные, распыленные же средства, которыми распоряжаются отдельные люди по-своему, а не по общегосударственному плану, представляют собою только 7½ миллиардов.

Вот каково соотношение элементов социализма и элементов частнохозяйственных. Значит ли это, что мы должны на этом успокоиться? Нет, эти затруднения, эти невязки, которые нам еще встретятся, происходят именно оттого, что в нашей стране есть оба эти элемента и что если в руках всего государства в виде заводов, фабрик, шахт, машин, железных дорог находятся средства на 11½ миллиардов, то в руках распыленных хозяйств их 7½ миллиардов, и эти хозяйства есть хозяйства крестьянские. Вот из этой невязки могут проистекать те затруднения, которые мы должны суметь преодолевать и победить. Преодоление это и составит содержание новой эпохи советской власти, новой эпохи диктатуры пролетариата.

Союз рабочих и крестьян – гарантия победы

 Основная задача, которая перед нами стоит и разрешение которой потребует много лет, будет заключаться именно в том, чтобы эти многомиллионные массы крестьянства вовлечь, включить в наше общегосударственное, социалистическое хозяйство.

«Два ленинских пути: электрификация и кооперация»

 И Ленин указал нам тот путь, при помощи которого социализм будет господствовать не только в городах, на фабриках, на заводах, но он будет господствовать и в деревнях, и в крестьянском хозяйстве. Где этот путь? Два пути указал нам Ленин (и нет никаких других путей). Эти пути неразрывно связаны между собой. Один путь – электрификация, другой путь – кооперация.

Что значит, когда Ленин говорил: «Социализм есть советская власть плюс электрификация»? Это значит, что социализм действительно будет до конца осуществлен в нашей стране тогда, когда советская власть сможет перестроить, поднять всю страну, создать такую мощную крупную промышленность, которая даст крестьянину в необходимом ему количестве дешевую, хорошую продукцию.

Если сейчас крестьянство на восьмом году рабоче-крестьянской власти может высказать по поводу хозяйства пролетариев то или другое недовольство, то оно исходит прежде всего именно от этого – недостаточно наше хозяйство дает еще деревне продуктов, дает их еще дорого и дает их еще плохого качества.

И здесь в этот торжественный день мы должны сказать: да, товарищи крестьяне, еще не управились мы вполне за 8 лет (из которых 4 были годами войны), не успели пролетарии отстроить все разрушенные заводы, построить новые, наладить все станки и привести из-за границы новые, чтобы подать вам вовремя и дешево необходимые вам продукты. Но мы должны сказать вам, что в этом году мы пустим уже все заводы, которые только были у старой России, а со следующего года мы начнем строить новые заводы, причем заводы не такие, как строили капиталисты, – для выработки пушек, снарядов и т.д., – нет, мы будем строить заводы для выработки тех продуктов, которые необходимы крестьянам, – заводы сельскохозяйственных машин, заводы для выработки всех тех потребительских продуктов, которых больше всего не хватает сейчас крестьянству.

Правы товарищи крестьяне, когда говорят, что мы не все еще сделали. Ну, а разве мы, представители власти, говорили вам когда-либо, что мы сразу и полностью все сможем сделать? Ведь мы можем дать только то, на что дают нам средства сами широкие народные массы. Для того, чтобы дать все те продукты, которые нужны крестьянам, нам пришлось бы развернуть такое количество фабрик, запастись таким количеством сырья, нанять такое количество рабочих, для которого нам понадобилось бы слишком много средств, – а откуда их взять? И наше советское крестьянство бедно, и наши рабочие еще не достаточно удовлетворены своей зарплатой, а за границей у нас, кроме бедняка крестьянина и бедняка пролетария, доброжелателей нет. Мы должны поэтому, идя вперед, рассчитывать свои шаги: там, где мы хотели бы пустить в ход 10 заводов, мы иногда принуждены пустить два завода. Там, где мы хотели бы открыть новый завод, чтобы удешевить продукцию, чтобы дать крестьянам сельскохозяйственные машины, мы вынуждены это откладывать на следующий год, потому что нет для этого достаточных средств.

Вот почему я и говорю: заминки, неувязки возможны и будут, но мы их будем преодолевать, и главный способ для этого преодолевания – сохранение нерушимости союза пролетариата с основными массами крестьянства. И этот союз еще больше укрепится с развитием кооперации, которая, как указывал Ленин, есть та дорога, через которую пойдет осуществление социализма в нашей стране. Организовывая разрозненные крестьянские хозяйства в кооперацию, мы приобщим крестьянские массы к социалистическому строительству. Преобразование земледелия на высокой технической базе, создание вместо разрозненных единичных хозяйств обобществленного сельского хозяйства на социалистических началах, – вот та конечная цель, которую мы должны осуществлять через кооперацию.

«Пролетариат и крестьянство»

 Но, товарищи, я должен прямо сказать здесь: если мы 8 лет побеждали, то мы побеждали потому, что в этом союзе руководящая роль принадлежала пролетариату. И если мы хотим побеждать дальше, мы должны понять – и должны это понять и крестьяне, – что наш союз победит лишь в том случае, если пролетариат, рабочий класс, удержит в этом союзе руководящую роль.

В чем сила крестьянства? В том, что его много, большинство. В чем его слабость, – та слабость, которая позволяла царю сидеть на крестьянской шее десятилетия и десятилетия, та слабость, которая позволяла Деникину и Колчаку на Урале и в Сибири полностью усесться на крестьянской шее? Когда был свергнут царь? Тогда, когда массовые силы крестьянства были возглавлены и организованы городским вышколенным в городской классовой борьбе пролетарием. Когда полетели с крестьянской шеи Деникин и Колчак? Когда к массовым протестам крестьян, во главе массовых протестов крестьянства, протестов неорганизованных, стихийных, стала организованная дисциплинированная сила городских пролетариев.

В торжественный день восьмилетия Октябрьской революции, которая была осуществлена союзом рабочих и крестьян, таким союзом, в котором рабочие взяли на себя руководство общей борьбой, – в этот день я хотел бы сказать откровенно всем крестьянам и особенно тем, которые присутствуют здесь: Да, товарищи, руководство пролетариата нашим общим делом есть подлинная гарантия того, что мы победим. Для того, чтобы массовые силы крестьянства были организованно направлены на правильный путь и привели скорейшим образом к окончательной победе, – рабочий класс должен явиться организатором этого союза. Не потому, что у рабочего класса особенные мозги, не потому, что рабочий класс «миром помазан», а потому, что рабочий класс в своей ежедневной будничной работе учится организации и дисциплине, учится солидарности, что это – единственный класс, в котором эти основные начала – солидарность, дисциплина, организованность – больше всего воплощены.

Вся история и первой, и второй революции свидетельствует о том, что руководство пролетариата в союзе рабочих и крестьян есть гарантия нашего успеха. Величайшая мысль Ленина заключалась именно в правильной постановке и в правильном решении этого вопроса о союзе рабочих и крестьян под руководством пролетариата. Мы знаем, когда в 1905 году крестьянство опоздало поддержать рабочий класс, рабочий класс был разбит наголову, и революция была отсрочена на 12 лет.

Наша партия крепнет

 Мы знаем, что в тот момент, когда крестьянство колебалось между нами и партиями буржуазии и буржуазных наемников, вроде эсеров и меньшевиков, этим временем воспользовались для интервенции империалисты. Мы победили всех своих врагов тогда, когда авангард революции – фабрично-заводской пролетариат нашел себе поддержку в крестьянских массах и сумел их возглавить. Вот этот величайший урок всей революции должны мы вспомнить в этот момент и в дальнейших боях. Союз рабочих и крестьян руководством пролетариата есть гарантия нашей победы. Товарищи, это руководство пролетариата широкими массами трудящихся воплощается в руководстве нашей партии. Мы ответственны, как партия, за Октябрьский переворот, мы ответственны за поражение, если бы оно было нанесено, и мы несем на себе и тяжесть побед, когда они есть. Наша партия – партия пролетариев-коммунистов – есть союз людей, которые решили до конца и во что бы то ни стало, без всяких колебаний бороться в мировом масштабе за коммунизм. Мы рассматриваем себя только как отряд международной армии пролетариев. Для того, чтобы вступить в нашу партию, надо до конца проникнуться нашими идеями, надо до конца разделить нашу программу и нашу тактику, надо вместе с тем наложить на себя обязательство жесткой дисциплины, и мы должны прямо сказать: если бы накануне революции, в момент революции, во все трудные моменты революции партия коммунистов не оказывалась бы на сторожевом посту, – революция не победила бы.

«Коммунистическая партия – доверенное лицо трудящихся»

 Поэтому жизнь нашей партии, сила ее не может быть безразличной для каждого беспартийного рабочего или крестьянина. И теперь, к концу 8 года, мы можем сказать, что наша партия пользуется доверием среди самых широких рабочих и крестьянских масс. Нас было 200.000 коммунистов, когда, накануне Октябрьских дней, Ленин писал свою знаменитую брошюру: «Удержат ли большевики власть». Нас теперь около миллиона. Мы слуги народа, и поэтому мы хотим быть той партией, которая победит в будущих боях. Мы знаем дорогу, по которой пойдет страна, и поэтому организуем вокруг себя самые широкие массы. Как во всех делах, о которых я говорил раньше, и в нашей партии есть свои недостатки. Мы, коммунисты, плоть от плоти, кровь от крови рабочего народа, и если в рабочем и крестьянском народе есть нехватки, то они и в нашей партии есть. Но, несмотря на все нехватки, несмотря на необходимость их излечивать, мы ставим перед собой задачу, чтобы каждый трудящийся человек видел в коммунисте и в коммунистической организации подлинного выразителя своих интересов. Случается, что коммунистической организации приходится говорить то, что как будто противоречит сегодняшним интересам того или другого рабочего, того или другого цеха, того или другого крестьянина. Бывает так, товарищи. И в этот момент мы должны, как коммунисты, иметь смелость сказать: «Да, ты, товарищ, думаешь, что мы неправы, тебе кажется, что твои интересы задавлены, но во имя общих интересов всего рабочего класса в целом, во имя общей революции в целом, мы должны в данный момент интересы того или другого принести в жертву общим интересам. Наши задачи во всем этом великом движении – отстаивать общие интересы, отстаивать великое дело пролетарской революции». Наша партия делает все для того, чтобы стать действительно доверенным лицом трудящихся, и мы можем констатировать громадные успехи, достигнутые в этом отношении. Партия наша становится все более и более массовой, она действительно становится органом выражения интересов рабочих и крестьянских масс. Мы строим нашу организацию так, чтобы охватить все более широкие круги масс рабочих и крестьян, рабоче-крестьянской молодежи, мы ведем специальную работу среди женщин, которые дольше всего условиями своей жизни были отодвинуты от общих государственных и хозяйственных вопросов, от политики. Партия стремится подготовить трудящихся к тому, чтобы на смену борцам старым пришло новое поколение пролетарской и крестьянской молодежи, которая наше знамя не опустит, а поднимет выше и выше, – и пойдет по указанной нами дороге.

Трудящиеся учатся управлять государством

 Все указанные мною задачи и все те решения и вся та борьба, которую мы провели за 8 лет, направлены к тому, чтобы создать новое государство, новое социалистическое общество.

«Культурная революция»

 У нас много старого хлама и в отношении между людьми, и в нашем государстве, и в нашем хозяйстве, старого хлама, оставшегося нам в наследство от веков угнетения, от старого строя. Очищение от этого хлама идет, но не так быстро, как это было бы желательно. Нам, кроме всех тех завоеваний, всех тех задач, которые я указывал, необходимо еще одно, и на это тоже указывал Владимир Ильич: нам необходима культурная революция, революция, которая охватила бы сознание и быт всех широких масс трудящегося народа. Это не есть революция книжная. Культурная революция не значит только, что надо ликвидировать неграмотность (это, конечно, тоже надо, – но наша задача в культурной революции шире). Она должна заключаться в том, чтобы миллионы народа были в состоянии решать сами свои дела, разбираться в сложных вопросах государственного хозяйства, решать и ставить вопросы мирового масштаба. Величайшая заслуга Октября заключается в том, что революция подняла самые низы, что она поставила ставку на низового человека и сказала ему: «Ты хозяин, ты должен учиться управлять государством, ты должен сам построить жизнь так, чтобы она подошла к социализму. Никто за тебя этого сделать не сможет».

И вся система государства, вся работа партии, направленная к оживлению советов, оживлению профсоюзов, громаднейшая сеть раскинутых по всей территории селькоров, вся система кооперативной сети, покрывающая нашу страну, ведущая к самоуправлению, должна создать советскую демократию, такую, о которой говорил Ильич: чтобы всякая кухарка смогла научиться управлять государством.

Уже теперь, когда мы стали чуть-чуть лучше жить, мы уже выполняем эту задачу и через тысячи ячеек профсоюзных, советских, кооперативных организаций, где рабочие и крестьяне сходятся для выявления своих нужд, где они выбирают людей в органы управления, через эти тысячи ячеек, через эти каналы самый отсталый человек может подняться снизу вверх и всякий может и должен стать строителем своей жизни, хозяином государства.

«Твердым шагом – в новый год»

 Товарищи, 8 лет прошло с момента нашей революции. Мы не для того устроили это торжество, чтобы сказать, что все у нас хорошо, и в дальнейшем сидеть сложа руки. Нет, мы можем сказать, что задача, поставленная нами в Октябре, выполнена и выполняется, что советское государство мы создали и будем дальше укреплять, что союз рабочих и крестьян поставлен на правильные рельсы, и в этом направлении будет и дальше укрепляться и продолжать работу, что роль маяка как для народов Востока, так и для пролетарской революции Запада наш СССР будет выполнять и дальше. Мы в этом уверены. И с этой уверенностью мы можем открыть дверь новому году и твердым шагом идти в этот новый год, несмотря на все потери и неудачи, которые у нас были в прошлом и которые могут постигнуть нас в будущем.

Да здравствуют борцы – отцы и дети великого Октября! Да здравствует Великая Октябрьская Революция! Да здравствует союз нашей Коммунистической Революции с восстанием мирового пролетариата, с восстанием угнетенных всех стран!

(Бурные аплодисменты. «Интернационал»).

 

1926

 Третья сессия ВЦИК XII созыва состоялась 5 – 19 ноября. М.И. Калинин руководил ее работой.

5 ноября М.И. Калинин открыл сессию вступительной речью.

Текст речи приводится по изданию: М.И. Калинин. Избранные произведения. М., Политиздат, 1960, т. 2, с. 86 – 93.

* * *

 Торжественный пленум Московского Совета совместно с партийными и профессиональными организациями состоялся вечером 6 ноября в Большом театре.

Председатель Московского Совета тов. Уханов открывает заседание вступительной речью.

Присутствующие почтили вставанием память Владимира Ильича Ленина и погибших его соратников, лучших друзей рабочего класса.

По окончании речи тов. Уханова слово предоставляется секретарю ленинградского совета тов. Панкратьеву, которое передается в Большой театр по радио из Ленинграда.

Затем на заседании с речью выступил тов. Калинин, встреченный горячими аплодисментами.

Изложение речи приводится по газетному отчету.

По окончании речи тов. Калинина пленум слушает приветствие тов. Петровского на украинском языке от имени ВУЦИК и украинского пролетариата, передаваемое по радио из Харькова.

Далее с приветствием от имени Исполкома Коммунистического Интернационала выступает тов. Шмераль.

Командующий войсками московского военного округа тов. Базилевич горячо приветствует московский пролетариат от имени Красной армии.

Торжественный пленум Московского Совета заканчивается принятием приветствий от имени пленума ЦК ВКП(б), трудящимся Москвы, Красной армии и международному пролетариату.

 

М.И. Калинин.
К IX годовщине советской власти

 Третью сессию Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета XII созыва объявляю открытой. (Аплодисменты.)

Прежде чем перейти к очередной работе сессии, я позволю себе, товарищи, вкратце остановиться на некоторых вопросах.

Открытие нашей сессии совпадает с IX годовщиной Октябрьской революции. Я не буду останавливаться на значении и на истории этой революции, но не могу обойти молчанием, что с момента рождения Советского государства – государства диктатуры пролетариата, опирающегося на союз с крестьянством, – Советский Союз сделался основной осью, вокруг которой развивается вся мировая политика.

Все, что рвется к освобождению от эксплуатации, от всякого вида угнетения, все, что борется против порабощения, стремится к Советскому Союзу, стремится ему подражать.

Недавняя борьба Турции за ее политическое освобождение, революционная борьба китайского народа, шестимесячная забастовка горнорабочих в Англии – все эти события, в которых принимали участие миллионные массы, все события, развертывающиеся под различными долготами и широтами земного шара, имели каждое свою особую цель, особое стремление: Турция стремилась к политическому освобождению, к эмансипации от стран-угнетателей; английские горнорабочие ставят своей задачей непосредственную борьбу с капиталом за свои интересы.

Весь мир разделился на две части. Одна часть – часть угнетаемая – сочувствует, восхищается, стремится подражать Советскому Союзу; другая часть – все, что тянет человечество назад, все, кто за старый мир угнетателей, все, кто за диктатуру меньшинства, за диктатуру банкиров и капиталистов, – полна неистребимой ненависти к Советскому Союзу. И если рабочий класс и борющиеся народные массы при каждом случае высказывают сочувствие и солидарность с Советским Союзом, то, наоборот, все защитники старого капиталистического общества при каждом удобном и неудобном случае демонстрируют свою ненависть и враждебность к Советскому Союзу.

Эти две тенденции окрашивают, в сущности говоря, в основную краску всю мировую политику за последние годы, в этих двух тенденциях вращается современная международная политика.

Какие же причины и какие именно явления вызывают у борющегося угнетенного человечества сочувствие к Советской власти, восторг и подражание ей, а с другой стороны – непримиримую враждебность к Советской власти со стороны классов, защищающих капитализм? Какова главная причина?

Может быть, эта ежедневно высказываемая ненависть английских капиталистов покоится на той скудной помощи, которую оказывают русские рабочие бастующим английским горнякам? Конечно, нет. Несомненно, как бы ни была значительна сумма помощи русских рабочих английским горнякам, само собой понятно, что она не играет значительной роли своей материальностью и не она, в конечном счете, делает забастовку упорной. Что эта помощь поднимает настроение английского горняка, что в такие моменты важно иметь близкого друга, настоящего товарища по борьбе, – это, конечно, имеет большое значение в борьбе, и это, несомненно, бесит врагов английских горняков.

Но все эти причины второстепенного характера. Главная и основная причина ненависти к нам всего капиталистического мира с его надстройкой – попами, буржуазной интеллигенцией, фашизмом и пр. и пр. – это то, что мы строим социализм.

Вот основная причина. Вот где основной гвоздь ненависти, враждебности, непримиримой враждебности капиталистического мира по отношению к Советскому Союзу. Повторяю, она существует потому, что мы строим социализм, потому, что к IX годовщине нашего существования начинают вырисовываться результаты социалистического строительства в Советском Союзе, и это, разумеется, еще больше возбуждает ненависть и приводит в еще большее бешенство капиталистические классы против Советского Союза.

И сейчас для многих еще неясны те контуры постройки социализма, которые вырисовываются перед нами и которые воодушевляют нас. Ибо, во-первых, мы сами увлечены непосредственной практической работой – постройкой социализма, – мы сами не находимся в том отдалении, на том расстоянии, с которого можно было бы наблюдать за результатами этой постройки с некоторой объективностью. Во-вторых, сама постройка обнесена огромными строительными лесами, которые скрывают почти уже готовые части социалистической работы. Но мы видим каждый год, как одна за другой вырастают части нашей социалистической работы, с каждым годом получаются все бóльшие и бóльшие результаты нашего строительства.

Товарищи, огромная разница между работой вообще и работой социалистической. Работа, не имеющая целевого характера, сама по себе не воодушевляет работающего человека; не сама работа воодушевляет человека, а ее назначение. Гениальный процесс творчества превращается в пустое место, если творец знает, что его работа умирает вместе с ним.

Представим себе самого гениального человека в момент его творчества; процесс этого творчества будет иным, если он знает, что его работа не будет подхвачена человеческой массой. Та работа, которую делаем мы, если она отвлечена от социалистического одухотворения, превращается в простую механическую, неувлекательную работу. При постройке социализма в Советском Союзе каждая работа, какой бы простой с внешней стороны она ни была, одухотворяется ее целевым назначением; мы находим удовлетворение в том, что всякая небольшая часть работы, сделанная нами, является частицей социалистического строительства.

Существующее у каждого работника Советского Союза сознание, что и его небольшая доля работы является частицей советского строительства, одухотворяет его, воодушевляет, дает возможность достигать результатов, которые для буржуазного общества кажутся чудесными, невозможными, необыкновенными. Этот энтузиазм, это воодушевление, может быть, и не вполне осознанные каждым отдельным человеком, дают нам возможность достигать тех успехов, получать те результаты, какие у нас имеются налицо.

Я не буду останавливаться на цифровом выражении наших успехов и лишь кратко остановлюсь на некоторых этапах работы Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета за эти девять лет.

В первый период, в первый этап революции ВЦИК был собирательным органом масс. Вы помните, что в самые опасные моменты через Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет в самые опасные места бросались рабочие массы. Приблизительно до 1920 г. главной и основной работой была у нас работа военная – направление на фронты рабоче-крестьянских масс.

Следующим, вторым этапом деятельности Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета было внедрение революционной законности, направление масс на борьбу с экономической разрухой. Вполне естественно, что после окончания бурного революционного периода наступил период экономического строительства и, разумеется, успехи его в значительной степени зависели от той революционной законности, которая должна быть внедрена и воспринята нашими рабоче-крестьянскими массами. Поэтому, повторяю, вторым периодом было направление масс на борьбу с экономической разрухой и на внедрение революционной законности.

На наших успехах, на достигнутых результатах я не буду останавливаться, а лишь приведу несколько цифр, которые характеризуют эти периоды, начиная с 1923/24 по 1926/27 г. Так, например, в 1924/25 г. общая оценка продукции промышленности по РСФСР равнялась 3.135 млн. руб., в 1925/26 г. – 4.236 млн., в 1926/27 г. – 4.871 млн. руб. Вы видите, как растет систематическое увеличение валовой продукции, а этим самым определяется и систематическое укрепление социалистических элементов.

Параллельно с этим растут и наши расходы на культурные нужды. Так, в 1923/24 г. мы расходуем на народное просвещение 184 млн. руб., в 1924/25 г. – 254 млн., в 1925/26 г. – 350 млн. и в 1926/27 г. внесено в бюджет 413 млн. руб. Так систематически возрастают у нас затраты на культурные нужды.

Третий период, период настоящий, характеризуется тем, что нашей главной задачей является привлечение широких масс к советскому строительству, т.е. оживление Советов. Все достижения Советской власти покоятся на работе масс. В первый период – это надо смело сказать – только благодаря массам мы смогли разбить цепи врагов, окружавших Советский Союз. В каждый данный период мы стремимся привлечь массы, и это привлечение является нашей основной, главной задачей. Привлечение их к советской работе носит не формальный характер – не только в виде голосования, как это делается в буржуазных парламентах, где голосуют за ту или другую партию, – а является действительным вовлечением их в непосредственную практическую работу внутри самих Советов.

Разумеется, если мы положим в основу выдвинутый Лениным лозунг, что «научиться управлять государством должна каждая кухарка», то ясно, что она, кухарка, должна быть подготовлена соответствующим образом. Этим подразумевается, что наступит в ближайшие годы такой период, когда большинство нашего населения станет настолько культурно, что каждый рядовой гражданин сможет быть привлечен в органы управления.

Привлечение широких народных масс к советскому строительству, несомненно, связано с поднятием культурного уровня этих масс в самом широком смысле слова. Несомненно, что в Советском Союзе рабочие и крестьяне за эти девять лет выросли в культурном и политическом отношении в огромную силу. Можно смело сказать, что ни в одном государстве культурно-политическое воспитание масс не шло таким темпом, как в Советском Союзе. Это, до известной степени, парадоксально, потому что наши школы сравнительно плохи, мы не пришли еще к периоду обязательного обучения, по крайней мере в области низшего образования, и, несмотря на это, мы все-таки наблюдаем огромный культурный рост наших рабоче-крестьянских масс. Конечно, этот рост был связан с общим повышением политической жизни масс, с участием их в государственном строительстве, с участием их в борьбе за Советский Союз. Это непосредственное практическое участие подняло их политический и культурный уровень, подняло их сознание по сравнению с дореволюционным временем. Но когда эти массы в связи со своей политической работой поднялись до известного уровня, они потребовали для себя большего образования, и громадный напор масс в народные школы и в высшие учебные заведения, напор, который ничем нельзя удовлетворить, говорит нам о колоссальной потребности в образовании, возросшей среди народных масс.

В повестке дня, которая подлежит обсуждению на настоящей сессии, первым пунктом значится вопрос о народном образовании. И это не зря: вопрос народного образования стал у нас самым актуальным вопросом данного момента, во-первых, потому, что сильно повысилась массовая потребность в народном образовании и, во-вторых, благодаря необходимости более повышенного академического образования для советского строительства, в котором начинают принимать участие массы.

Вопрос народного образования у нас в Союзе стоит не так, как в капиталистических странах. В капиталистических странах образование в основе является личной привилегией, – если человек получил там образование, то этим самым он, до известной степени, обеспечил лично себя; в капиталистических странах из образованного человека общество может извлекать определенную пользу только косвенно, через его личные интересы.

В нашем социалистическом государстве народное образование дается не только для того, чтобы человек обучился тем знаниям, какие дает академическое образование: нам нужно, чтобы вместе с народным образованием повышались и бытовые условия, чтобы вместе с образованием росли его потребности, с одной стороны, и чтобы вместе с тем повышались и его культурность и его способности как к общественной, так и к той профессиональной работе, которую он выполняет. Мы ведь великолепно понимаем, что для строительства социализма требуются первоклассные работники, целиком и полностью отдающиеся своей работе.

Если таковы практические цели народного образования, каковы же цели теоретические? Мы стремимся внедрить в сознание каждого рабочего и крестьянина, что, какую бы полезную работу он ни выполнял в Советском Союзе, эта полезная работа должна являться частицей общей социалистической работы. Народное образование должно расширить сознание человека, понимание того, что та частная работа, которую он выполняет, является частицей обшей социалистической работы, что он сам является винтиком, может быть, незначительным, в той огромной социалистической коллективной работе, которая совершается в Советском Союзе, но винтиком необходимым.

Если народное образование внедрит это сознание в каждого работника, тогда получится совершенно другое отношение человека к исполнению своих обязанностей, тогда для каждого простая физическая работа одухотворится своим целевым назначением. Когда в буржуазно-капиталистической стране сапожник подбивает подметку к сапогу, его единственное целевое назначение – получить плату за эту подметку и жить на это. Сапожник, прошедший советскую школу, должен понимать, что каждый новый сделанный им сапог есть вложение в общее социалистическое имущество, и сознание целевого назначения, что часть его работы вкладывается в общее социалистическое хозяйство, одухотворит самую простую механическую работу. Оно даст то воодушевление, какого никогда ни в одной стране ни в прошлом, ни в настоящем не имел ни один работник. Вот почему так ценно, так необходимо в данный момент народное образование как с теоретической стороны, с точки зрения методологического подхода к образованию, так и в своей практической части.

Мне хотелось бы остановиться еще на одном вопросе, который стоит у нас на повестке дня, – это на проекте закона о браке, семье и опеке.

Первая положительная сторона проекта этого закона – это то, что он подвергся, как ни один закон в Советском Союзе, действительно массовому обсуждению. В волостях, в деревнях, на городских собраниях, на женских собраниях, на фабриках и заводах, в целом ряде коллективов он подвергался всестороннему обсуждению. Я считаю, что тот путь коллективного обсуждения, который прошел этот закон, до известной степени намечает нам в дальнейшем пути проведения тех законов, которые имеют общественное значение. И если теперь на нашей сессии будет неудачно сформулирован тот или другой пункт, если какой-либо стороной этот закон вызовет в практической жизни те или другие неудобства, я думаю, все же не будет нареканий среди рабочих и крестьян, ибо они сознают, что они сами принимали большое участие в обсуждении этого закона.

Целью законодателя было внести в проект максимально возможное в данных условиях обеспечение, взаимную гарантию членов семьи и в особенности детей. Затем целью законодателя было закрепить новые намечающиеся прогрессивные черты в нашем новом семейном быту, черты, приближающиеся к социализму, но вместе с тем избегая абстракции, отрыва от существующего быта. Главная задача – уловить все то, что есть прогрессивного, и вместе с тем не забежать чересчур далеко вперед, чтобы не сделать закон абстрактным, не сделать его бестелесным, отвлеченным от рабоче-крестьянских масс. Здесь, вероятно, и встретятся главные затруднения при обсуждении этого закона.

Я думаю, товарищи, что гарантией успешности выполнения и правильности формулировок этого закона послужат, во-первых, его всестороннее обсуждение и, во-вторых, то внимательное отношение, которое Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет проявляет всегда к законодательной работе.

Вот те мысли, которые мне хотелось высказать перед вами, перед IX годовщиной Советского Союза. В заключение разрешите пожелать успешной работы предстоящей сессии. (Продолжительные аплодисменты.)

 

М.И. Калинин. 
9-я годовщина Октябрьской революции

 Тов. Калинин прежде всего обращается с ответным приветствием к ленинградскому пролетариату в лице одновременно заседающего в этот момент ленинградского совета. И это ответное приветствие также по радио передается в Ленинград.

– Сегодня мы празднуем 9-ю годовщину Октябрьской революции, – говорит далее тов. Калинин. – Несомненно, нет ни одного праздника, который был бы таким близким пролетариату всего мира, как праздник Октябрьской революции, праздник пролетарской победы, праздник воцарения диктатуры пролетариата в одной из стран.

Недалек тот день, когда огромное большинство рабочего класса во всем мире будет признавать единственной представительницей и защитницей рабочих интересов коммунистическую партию.

Отмечая в заключительной части своей речи достижения великого Октября, тов. Калинин говорит:

– Я мог бы иллюстрировать эти достижения цифрами, но мне кажется, что есть одна цифра, которая побивает в этом отношении все и вся. Эта цифра – девятая годовщина советской власти.

 

1927

Юбилейное торжественное заседание Московского Совета Р., К. и К. Д. совместно с центральными и местными партийными, советскими и профессиональными организациями состоялось 8 ноября в Большом театре.

Заседание началось в 4½ часа дня.

Президиум: Сталин, Бухарин, Угланов, Ворошилов, Буденный.

Председатель Моссовета тов. Уханов открыл заседание вступительным словом.

Присутствующие почили вставанием память великого вождя и учителя Владимира Ильича Ленина.

От имени ЦК ВКП(б) пламенную речь произносит тов. Бухарин, появление которого на трибуне вызывает бурю оваций.

Текст речи Н.И. Бухарина приводится по газетной публикации.

От имени Московского Комитета ВКП(б) выступил с приветствием т. Угланов.

После речи тов. Угланова выступают представители иностранных рабочих делегаций, прибывших на праздник десятилетия Октября: тт. Мэрфи (Англия), Клара Цеткин (Германия), Вайян Кутюрье (Франция), ветеран Парижской Коммуны Антуан Гэй, Саклатвала (Индия), Ли (Китай), Анри Барбюс, Катаяма (Япония), красный фронтовик Макс Клатт.

В короткие промежутки между выступлениями представителей иностранных делегаций радиоустановка Большого театра соединяется с радиостанцией Коминтерна, и Московский Совет выслушивает приветствия от советов Ленинграда и Харькова.

В ответ на эти приветствия тов. Котов от имени московского пролетариата передает по радио братский пламенный и боевой привет советам и пролетариату Ленинграда и Харькова.

После радиопереклички с приветствиями выступают тов. Власов от имени шахтеров Донбасса и тов. Хаджи Мурат – командир кавалерийского национального полка горцев Северного Кавказа.

Приветствия окончены. Но собравшиеся на праздник пролетарии Москвы хотят услышать своих вождей.

– Товарища Сталина на трибуну! Товарища Рыкова, товарища Ворошилова! – раздаются возгласы из зала.

На трибуну с короткими приветствиями выходят товарищи Рыков, Сталин и Ворошилов. Их слова покрываются звуками «Интернационала».

Торжественное заседание заканчивается выступлением отряда пионеров.

 

Н.И. Бухарин.
 10-я годовщина Октябрьской революции

 Товарищи! Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической партии большевиков, партии, которая является организатором и вождем Октябрьской победы, поручил мне, в вашем лице и в лице многочисленных товарищей, приехавших из разных стран Европы, Азии и Америки, передать рабочим и трудящимся Москвы, рабочим и трудящимся всего мира горячий привет и поздравление с 10-летием величайшей исторической победы рабочего класса. (Бурные аплодисменты).

Наше первое слово – слово о погибших, о тех, кто в тягчайших боях сложил свои головы за дело революции.

Это слово о тех, кто на необъятных равнинах нашей страны, в лесах и горах на Урале и под Перекопом, в степях Сибири, и под Петроградом, на Дальнем Востоке и под Варшавой, на севере и на юге, на западе и на востоке отдали свои жизни, чтобы победило наше дело, – величайшее дело! – победоносной пролетарской диктатуры.

Мы сейчас строим, мы сейчас живем, мы сейчас работаем на основе того, что добыто и завоевано в жесточайших боях, боях не только в нашей стране, но и в ряде других стран, где загорелся огонь рабочего мятежа против империалистов.

Что бы ни говорили клеветники, наша революция есть составная часть, есть дитя и в то же время оплот международной революции пролетариата.

Мы знаем, что за наше общее дело сложили свои головы десятки и сотни тысяч храбрых и верных сынов международного рабочего класса, погибли тысячи бесстрашных борцов революции, сраженных буржуазными палачами, замученных в капиталистических застенках.

Мы знаем, что за наше дело, дело мировой революции, и сейчас гибнут на плахе и в удавной петле героические сыны китайского народа, в борьбе с империалистическими насильниками, феодалами и подлой, предательской буржуазией.

За последние годы мы потеряли очень многих крупнейших работников нашей партии, нашего рабочего государства, нашей страны. Мы потеряли тов. Фрунзе, мы потеряли тов. Дзержинского, мы потеряли гения рабочей революции – Владимира Ленина. Их памяти, как и памяти всех безымянных тружеников, всех героев, всех мучеников революции, – наше первое слово. Вечная им слава! (Бурные аплодисменты).

Мы обращаемся к живым, к миллионам, к десяткам и сотням миллионов, строящих социализм и борющихся во всех странах за революцию, – и говорим им в этот день: «Выше красные стяги, выше знамена революции, ибо дело наше непобедимо!» (Бурные аплодисменты).

Товарищи! Говорят и пишут, что наша революция открыла собой новую эпоху в истории всего человечества. Эти слова являются полноценной исторической правдой.

Оглянемся несколько назад: что мы имели раньше? До войны капитализм в так называемых «передовых» и «цивилизованных» странах бешено развивался, капиталистический прогресс бешено скакал вперед. Небывалые завоевания техники; исключительные по своему размаху приобретения науки; бурный рост производительных сил; быстрое подчинение капиталистической диктатуре отсталых стран, – все это вызывало буйные припадки капиталистического оптимизма. Но в то же время самый строй капиталистического общества развивал громадные стихийные разрушительные силы, которые были незаметны для глаза поверхностного наблюдателя, которые были незаметны для оптимистических филистеров, для мещан, привыкших к спокойной жизни. Их угадывал и замечал лишь зоркий глаз революционных марксистов. Эти подземные разрушительные силы, неразрывно связанные с самым существованием капиталистического общества, обрушили в 1914 году на все человечество гигантскую истребительную волну, гигантскую катастрофу, имя которой – империалистическая война.

Мы теперь уже позабыли, чем она была. Нам всем следует вспомнить об этом. Мы знаем, как все закружилось в страшном урагане всеобщего дикого шовинизма и варварства; как мир был разделен на гнусные перегородки; какой страшный, убийственный смерч из шрапнелей и ядовитых газов пронесся по всей планете. Мы знаем, что война оставила миллионы убитых и раненых, калек и инвалидов. Мы знаем ее, эту ужасающую картину империалистической войны. Мы знаем, что эта катастрофа, которая выросла на могучих корнях капиталистического развития, была настолько угрожающим явлением, превратилась в такой бич, в такую опустошительную эпидемию, что призрак гибели всей культуры встал перед думающими людьми даже не нашего лагеря…

И вот, среди этого хаоса пушечных выстрелов, отравленных газов, крови, грязи и варварства, среди урагана империалистической бойни, прозвучали одинокие голоса. И мы можем гордиться: эти голоса шли из рядов нашей партии, партии российского пролетариата. Мы были вначале одиночками. Мы считались «безумцами». Мы считались «утопистами». Мы и наши заграничные друзья, которые составляли зародыши будущих большевистских партий, считались людьми, которые, видите ли, «потеряли голову» под влиянием обрушившейся катастрофы. Так говорили нам слепцы, так говорили люди, действительно оглохшие от грохота империалистических пушек и бешеного лая империалистических псов. Мы, эти «безумцы», осмелились выкинуть самые дерзкие, самые смелые, самые вызывающие лозунги сначала в обстановке исключительно неблагоприятной. А потом эти лозунги выросли в грозную и мощную силу. Они повели за собой народные массы, и наша партия стала во главе самого мощного, самого массового, самого революционного и самого благородного движения в истории человечества. Фронт империалистической войны был прорван силами рабочего класса, силами крестьянства, силами армии, силами нашей большевистской партии, партии, окутанной пороховым дымом восстания, партии, организовавшей Октябрь. (Аплодисменты).

Наша революция, прорвав фронт империалистической войны и идя против всего мира, вызвала к жизни и подняла к активному творчеству миллионные массы тружеников. Она обнаружила чрезвычайные достижения нового творчества, она вызвала к жизни власть Советов.

Теперь мы привыкли к тому, что склоняем эти слова во всех падежах, на всех улицах, в городе и в деревне. Но это слово о советах стало сейчас символом великой пролетарской страны, паролем всего революционного мира. «Советы» – это означало революционные методы рабочего класса, это означало прорыв фронта империализма. «Советы» – это означало новую силу, пролетариат, впервые одержавший и укрепивший свою победу. «Советы» – это означало новый тип государственной власти. Этот тип новой государственной власти стал целью революции в разных концах земли. А здесь, в нашей стране, советы пустили огромные, мощные корни, глубоко ушедшие в самую толщу низов. Они сделались хребтом и основой пролетарской диктатуры в нашей стране, диктатуры, крепко-накрепко связанной с крестьянскими массами.

Рабочие массы наложили свою железную руку на достояние капиталистов и помещиков. Теперь мы все привыкли к тому, что можем в любой момент взять капитализм в кандалы, что наши предприятия уже суть предприятия пролетарского государства. Но вспомните, какой вой поднялся, когда впервые Московский Совет издал декрет № 1 об аресте капиталистов за саботаж! Теперь все это перестало быть «новым» словом. Теперь в нашей стране это – уже явление повсеместное. Теперь все знают, что крепка железная диктатура рабочих. И горе тому, кто подымет руку против этой железной власти! (Аплодисменты).

Товарищи! Нет лучшей агитации в нашей стране, чем наше социалистическое строительство. И кто к этому строительству подходит с полупрезрением, как к какой-то «будничной», «не настоящей» работе, тот показывает, что ему нужны только фразы и красивые жесты, и что он на тысячи метров далек от настоящего пролетариата. Ибо пролетариат для того и сражается на баррикадах революции, чтобы строить социализм. Я не буду приводить вам колонны цифр, которые говорят о нашей строительной работе всякого рода и о наших достижениях. Эти колонны цифр можно было бы выстроить в ряды, и они стройными шеренгами пройдут перед нами. Мы подняли промышленность и сельское хозяйство. Мы обогнали довоенную норму. Мы подняли жизненный уровень масс. Мы по темпу идем быстрее других. Мы из года в год вытесняем частный капитал в городе и деревне и на перемычке между ними. Мы окружаем частника и кулака. Мы быстро укрепляем социалистический сектор. Мы идем с возрастающим перевесом сил. И хотя на нас наваливаются все новые громадные трудности, мы идем вперед, вперед и вперед! (Аплодисменты).

За последние годы мы перемотали ту величайшую энергию, которую рабочий класс развернул в период гражданской войны, на вал экономического строительства. Правда, и здесь, при переходе к новой экономической политике, в нашей семье нашлись «нытики», которые говорили, что мы переходим к «мещанской», «будничной» работе, а нам-де нужны героические прорывы, которые отошли в прошлое. Наше строительство, это – мещанство? Неправда, клевета! Наше строительство есть величайшая героическая работа. Ибо мы своими собственными средствами, своими собственными силами подымаем величайшую тяжесть, которая в конце концов обрушится на капиталистический мир и раздавит его собою. (Аплодисменты).

Наша революция билась в прошлом, бьется и теперь под знаменем революции международной. И что бы ни говорили маловеры, те, кто начинает сомневаться в успехах нашей революции, что бы ни говорили наши противники из буржуазного лагеря, которые утверждают, что «шквал революции замер у границ государства российского» – те, кто видит и слышит, слышат и видят и осязают, что наша страна стала первоклассным мировым фактором, и что нет ни одного освободительного движения в мире, которое не тянулось бы к нам и которому мы отказывали бы в братской помощи. (Аплодисменты).

Товарищи! Наша партия и рабочий класс нашей страны («утописты», как нас называли) оказалась самой реальнейшей партией в мире. Мы – «сектанты», о которых так много кричали, оказались самыми крупными массовиками. Мы сумели завоевать пролетариат, сплотить и организовать его, сумели наладить правильные отношения с крестьянством. Абсолютно смешно противопоставлять нашим успехам наши задачи, которые мы перед собой ставим, ибо мы знаем, что, опираясь на успехи, мы будем тем горячее работать в том же направлении и дальше, не успокаиваясь и не останавливаясь ни на минуту! (Аплодисменты).

Товарищи! Нужно сказать, что сейчас международный капитализм снова начинает понемногу оправляться. Но мы прекрасно знаем, что этот капитализм не может вернуться к своему старому положению, вернуться к своим довоенным временам потому, что мы стоим на страже революции, потому, что существует СССР. Мы знаем, что пролетариат сейчас уже не тот, что в 1914 году. Капитализм снова хочет обрушить человечество в бездну еще более истребительных войн. Единственная сила, которая может спасти человечество, это – революционный пролетариат. В десятилетие нашей революции, в десятилетие Октября мы можем с гордостью сказать, что мы стоим в авангарде всего мирового движения. И если сейчас, когда мы празднуем это десятилетие, спросят нас: от чьего имени говорим мы, – мы ответим: мы говорим от сотен миллионов трудящихся. И когда нас спрашивают: во имя чего мы говорим, – мы отвечаем: мы говорим во имя всей будущей судьбы человечества! (Бурные аплодисменты).

Мы не скрываем того, что революция наша сумрачная и жестокая; суровая, беспощадная, революция последовательно классовая, революция пролетариата. Но именно потому, что мы несем в своих руках стяг пролетарской революции, потому, что мы стоим на страже интересов пролетариата, – у нас хватит сил, у нас хватит энергии довести наше дело до конца и спасти от гибели все человечество. Это наше великое дело. За него мы бьемся, и кто этого не понимает – пусть тот плавает в паршивом пацифистском болоте, с теми нам не по дороге! (Продолжительные аплодисменты).

Нас, членов партии, – миллион. Но это наша армия разбросана по фабрикам и заводам, в селах и деревнях, хозяйственных органах и советах. Все это наши работники. Они строят и строят. Но пусть знают все, как наши друзья, так и наши враги, что этот миллион по первому зову пойдет, как один, во главе рабочего класса, если мировая буржуазия посягнет на границы нашей пролетарской страны! (Бурные продолжительные аплодисменты).

Пусть, товарищи, все знают, что если мы сумели при переходе к мирному хозяйственному строительству перемотать нашу энергию на вал мирной организаторской работы, мирного экономического строительства, то, если понадобится, мы по первому зову, в два счета перемотаем нашу энергию обратно с мирной строительной работы на работу другого порядка, как только капиталисты выкинут свои военные флажки.

Мы знаем, что и своей строительной работой мы подкладываем динамит под капитализм. Наше социалистическое строительство, строительство фабрик, строительство заводов, школ, – все это есть величайшая сила для нас и величайшее зло с точки зрения буржуазии, с точки зрения всех наших врагов.

Сейчас, на перевале одиннадцатого года, я призываю всех вас к дружной работе. Обращаясь к пролетариям всего мира, ко всем угнетенным народам земли, мы с уверенностью говорим: если враг хочет наступать, – пусть попробует! Наше дело – величайшее, дело непобедимое, потому что это есть дело международной пролетарской революции!

(Бурные продолжительные аплодисменты. Оркестр играет «Интернационал».

С мест раздаются возгласы, вызывающие воодушевление всего зала. Да здравствует мировой Октябрь! Да здравствует Исполнительный Комитет Коминтерна! Привет международному пролетариату! Да здравствует рабоче-крестьянская Красная армия! Да здравствует мировой большевизм!)

 

1928

 Заседание состоялось в Большом театре.

Президиум: Угланов, Котов, Лавров, Михайлов, Коростелев, Полонский, Козлов, Попов.

Вел заседание тов. Волков.

Заседание открылось молчанием в память Ленина.

На заседании с обширным докладом выступил тов. Луначарский.

Изложение доклада приводится по газетному отчету.

Текст доклада приводится по изданию: «Народный учитель», 1928, № 11, с. 8 – 15.

 

А.В. Луначарский.
11-я годовщина Октябрьской революции

 Начало своего доклада т. Луначарский посвятил международному положению.

– Мы знаем, – сказал т. Луначарский, – что находимся в центре интенсивнейшей классовой борьбы, борьбы, происходящей не только за границей, но и в нашей стране. Поэтому в XI годовщину Октября мы еще раз констатируем необходимость классовой бдительности пролетариата.

На нашу долю выпала труднейшая задача индустриализации страны и строительства социализма в первом в мире рабочем государстве. Индустриализация нашей страны особенно трудна потому, что нам достались в наследство от царского строя отсталая техника и некультурность масс. Но именно поэтому мы должны вести неуклонный курс на индустриализацию. Без этого мы не можем идти дальше по пути социалистического строительства.

Обратившись к цифрам хозяйственного роста Советского Союза, т. Луначарский сообщил, что в течение предстоящих полутора лет будет начата постройка 120 новых предприятий. Часть этих предприятий будет пущена в ход уже в этом году. Производство угля превышает в настоящее время довоенный уровень на 42 проц. Текстильное производство перешагнуло довоенный уровень на 14 проц. Вводятся новые химические производства, которых в царской России вовсе не было. Каждый наш хозяйственный успех есть лучшая пропаганда нашего социалистического строительства.

Дальнейшая работа по индустриализации страны и социалистическому переустройству сельского хозяйства упирается в необходимость максимального поднятия культурного уровня масс. Развернуть такой гигантский темп индустриализации, какой у нас намечен, немыслимо без образования, без высококвалифицированных работников из среды рабочих и крестьян. Вопрос о культуре есть неразрывная часть нашего хозяйственного плана.

Мы все еще в пути. Впереди дорога очень крутая, изрытая ямами, покрытая колючими кустарниками и многими другими препятствиями. Эти препятствия рождают среди отдельных товарищей упадочные настроения, желание «отдохнуть на лужайке». Но десятки лет существования нашей партии и одиннадцать лет героической работы всего нашего пролетариата заставляют нас с уверенностью сказать, что все препятствия мы преодолеем. И если кто собирается нас хоронить, то это выходит точно так, как мыши кота хоронили.

– Обратившись лицом к нашим врагам, – сказал в заключение т. Луначарский, – мы скажем: «Нет, дорогие, не дождетесь похоронить нас!»

 

А.В. Луначарский.
Одиннадцатая годовщина

 Каждая новая годовщина великой Октябрьской революции с радостью и удовлетворением встречается пролетариатом и крестьянами нашей страны, пролетариатом и трудящимися всего мира. Каждая такая годовщина уже сама по себе является торжеством в борьбе труда с капиталом. Никогда еще мир не видел, чтобы революция такой глубины и значимости охватила такие пространства, такие человеческие массы и разбросалась на такой период времени. Но к каждой такой годовщине и мы у себя, внутри нашего Союза ССР, и все наши бесчисленные друзья во всем мире в передовых странах и в отсталых колониях, спрашиваем себя со смесью тревоги и торжества о том, в каком состоянии новая годовщина застает нас.

И вот, в эту одиннадцатую годовщину, когда мы прислушиваемся к голосам, доносящимся к нам из-за границы, мы легко различаем то же злорадное карканье, какое мы слышали оттуда и в прошлые годы. Многим за границей сладко хотелось бы поверить, что мы находимся в ущербе, что мы идем к концу, что дело у нас в Союзе идет от худого к худшему, что этот год есть год, ознаменовавшийся такими чрезвычайными трудностями, которых даже энергия коммунистической партии уже превозмочь не в состоянии. А мы под хор этих похоронных голосов, к которым давно привыкли, которые все одиннадцать лет правят по нас панихиду, которые все еще надеются на такой исход, – мы можем сказать нашим злейшим буржуазным брагам, что мы встречаем еще один год той великой эпохи, которая началась с Октябрьской революции и завершением которой будет установление социализма во всем мире.

Конечно, это вовсе не значит, что мы находимся в упоении собственным делом. Когда пролетариат нашей страны взялся под руководством коммунистической партии и ее великого вождя за дело проведения первой рабочей революции в стране отсталой экономически и культурно, мы знали трудности, которые нас ожидают.

Мы не обольщаемся тем, что необычайно трудные годы гражданской войны, когда нам приходилось отвоевывать наше право на хозяйствование в нашей стране, миновали, что прошли времена голодания и разрухи всех основ нашего хозяйства и культурного быта, что сейчас мы находимся на путях творческого созидания.

Мы не должны и не можем обольщаться этим. Мы знаем, что далеко еще не исчерпаны трудности, что мы не завоевали еще социализма. Мы не завоевали даже гарантии того, что наши враги не будут вновь пытаться вооруженной рукой сорвать наше социалистическое строительство. Мы меньше всего завоевали возможность, как по рельсам, без перебоев идти вперед и без борьбы завершать наше строительство.

Мы знаем, что мы находимся в центре интенсивной классовой борьбы, что мир вокруг нас – наши враги, что мы находимся в окружении величайшей ненависти. Мы знаем, что внутри нашей страны мы еще не выкорчевали все враждебные новому строительству корни, что мы живем в мелкобуржуазной стране, которая имеет тенденцию постоянно вновь и вновь отклоняться в сторону путей буржуазного развития.

Мы констатируем в этом году, как и в прошлые годы и как мы будем еще констатировать во многих будущих годах, наши перебои, болезненные явления, чрезвычайно острые моменты в нашей работе. Но это ни на одну минуту не заставит нас усомниться ни в правильности нашего пути, ни в том, что цель уже не за горами, ни в том, что нам хватит сил до этой цели дойти.

Когда в этом году, как и во время каждого нашего великого годового праздника, мы обозреваем мир и смотрим, в каком состоянии находится наше окружение, мы констатируем вместе с VI конгрессом Коминтерна, который подробно занимался характеристикой текущего момента, стабилизацию капитализма. Мы видим, что капитализм стал рационализировать свою технику, что он пытается изо всех сил разрешить свои внутренние противоречия и зализать свои раны. Но вместе с тем мы констатируем – и последние события подтверждают, насколько мы в этом отношении предусмотрительны, – что капитализм есть строй, для которого даже здоровье является вредным. Даже когда капитализм вступает в период расцвета, – а он в отношении поднятия своей промышленности в некоторых странах, например, в Соединенных Штатах, находится в периоде такого расцвета, – даже в этом случае капитализм страдает апоплексией. Полнокровие оказывается для него роковым, перед его ногами открывается пропасть, ослабляющая его силы. Он начинает судорожно метаться, оглядываться вокруг себя, раздумывать, как быть, чтобы раздобыть дополнительное топливо, дополнительное сырье и дополнительных покупателей, чтобы на расширенной базе вести прежнее свое производство. Но эти возможности целиком покоятся на конкуренции отдельных капиталистов и отдельных капиталистических групп, на конкуренции разных больших капиталистических организаций и таких колоссальных разбойничьих банд, которые облыжно носят название отечеств. Находясь в тисках этого противоречия, страдая от собственного полнокровья, капитализм мечется перед нами, больной своим собственным здоровьем. С одной стороны, гигантские трещины бороздят его поверхность, трещины, проходящие между интересами отдельных капиталистических объединений. Безмерно выросший претендент на гегемонию во всем мире – буржуазия Североамериканских Соединенных Штатов – стремится дать бой уставшему своему предшественнику – Великобритании и Европе вообще; она готовится серьезнейшим образом к столкновению сил, которые, вероятно, породят войну, какой еще не видела история человечества и перед которой разрушительные силы прежних войн покажутся игрушкой.

А, с другой стороны, напряженное состояние борьбы за рынки заставляет капитализм, пренебрегая опасностью развития коммунистических идей и симпатий среди пролетариата, наступать, нажимать на него, чтобы отнять последние остатки завоеванных им в критический момент войны прав, чтобы за его счет постараться снизить цены на свои товары, обеспечить большее проникновение своего товара в чужеземные страны и т.д.

Мы видим сейчас, как одна страна за другой переходит в наступление на пролетариат.

Англия, которая начала наступление и напоролась при этом на известную всем великую стачку углекопов, перешедшую в стачку всеобщую, временно приостановилась. Буржуазия других стран, которая почувствовала, что, пожалуй, слишком горяч тот рабочий суп, который она хотела начать лакать, сейчас находится в необходимости наступления на пролетариат.

А та огромная волна стачек, которая перекидывается из страны в страну и которая, к сожалению, так часто ни к чему не приводит, главным образом благодаря изменам социал-демократии, – эта волна стачек определяет собой и рост требований рабочего класса, и рост наглого наступления капиталистов на рабочих.

И это мы приветствуем. Мы приветствуем эту капиталистическую наглость. Мы знаем, что благодаря ей все попытки сузить пропасть между пролетариатом и капитализмом лопнут. Капиталисты отбросили всяких Мондов и всякую социал-демократию и открыто заявляют: «Мне нужно грабить рабочих, мне нужно завинчивать пресс, которым я выдавливаю товар-ценность». Когда они переходят в наступление, они чрезвычайно рискуют на наш взгляд, ибо, отбрасывая всех промежуточных маклеров и становясь лицом к лицу против пролетариата, как сила против силы, они могут чрезвычайно много прогадать.

Мы никогда ничего другого и не спрашивали, мы всегда говорили: пусть пролетариат станет против буржуазии, как сила против силы, как объединенная рабочая сила, и тогда посмотрим, кто окажется сильнее.

Мы присутствуем сейчас перед началом этого процесса. Несмотря на то, что буржуазия расколота между собой, и, напирая на рабочий класс, встречает во всех странах Америки и Европы значительное сопротивление, – несмотря на это, ее затаеннейшая мечта, ее заветная цель направить все то губительное приготовление к войне, которое не могут замаскировать никакие декларации Лиги Наций и Келлогского пакта, – направить прежде всего против СССР. Буржуазия рассуждает правильно: как можно подраться друг с другом, если третьим будет Советский Союз, который все свои силы употребит на то, чтобы, воспользовавшись моментом войны, бросить солдат против офицеров, военную энергию пролетариата и крестьянства – против буржуазии? Буржуазия не может решиться поделить мир без того, чтобы сначала не низвергнуть общего врага; да и самый дележ мира с ее точки зрения можно немножко отложить, если до тех пор она сумеет вырвать из рук большевиков эту огромнейшую страну, поделить ее на зоны влияния и, превратив ее в источник колониальной наживы, хотя бы несколько утолить голод буржуазии по рынкам и сырью. И, с другой стороны, говорят капиталисты, как можем мы расправиться со своим рабочим классом, как можем привести его к полному повиновению, если оттуда, из этой проклятой Москвы, где сидит главный штаб международного революционного движения, постоянно идут толки, наполняющие пролетариат боевой энергией.

Все это заставляет буржуазию помышлять о международном союзе для борьбы против нас, против красной Москвы. Это констатировал и последний конгресс Коминтерна, который воззвал к рабочему классу и крестьянству всего мира и в первую очередь – к коммунистическим партиям, чтобы они стояли на страже Советского Союза, своего единственного отечества, отечества всех трудящихся всего мира.

Но, если Коммунистический Интернационал призывает всех наших иностранных братьев к такому сопротивлению, то в первую очередь в эту 11-ю годовщину мы сами вновь и вновь должны сказать себе, что все наше собственное существование, вся возможность грядущего благосостояния народов, входящих в наш Союз, наши социалистические планы, наша помощь мировому пролетариату, которую мы можем оказать ему в его борьбе против капитала, – все это зависит от того, насколько наша Красная армия и ее основные кадры неизменно будут стоять на страже, насколько каждый из нас, рабочий, крестьянин и трудовой интеллигент, готовы в любой момент направить все свои силы на защиту страны строящегося социализма. Эксперимент, на который может пойти западноевропейский капитализм, должен быть наказан с такой энергией и с такой суровостью, чтобы никому не повадно было протягивать свою лапу к нашей стране и мешать нашей работе.

Так в общем и целом обстоит сейчас наше положение в мировом плане. Мы можем ждать нападения на нас. Мы должны быть готовы его отразить. Мы можем ждать объединения революционных сил мирового пролетариата, общей атаки пролетариата против буржуазии, и мы должны быть готовы тогда всю нашу мощь бросить на борьбу за пролетариат и против капитализма.

Когда мы переходим к внутреннему строительству в нашей стране, мы ни на одну минуту не должны думать, что мы уходим с поля нашей международной деятельности. Те, кто по необъяснимому легкомыслию и по необъяснимой близорукости могли говорить, что идеал построения социализма в нашей стране представляет собой отказ от международных задач и мировой пролетарской революции, конечно, заблуждаются.

Как можно забыть об этих задачах? Весь мир, – и наши враги, и колеблющийся нейтральный элемент, и наши друзья, – все сейчас стоят перед огромным вопросом социалистического строительства страны, которая пошла по ленинскому пути, все стоят перед фактом строительства хотя бы первого этажа социалистического здания. Каждый камень, который мы вкладываем в это здание, есть вместе с тем гробовой камень для буржуазии. Каждый успех, который мы можем констатировать, есть самая убедительная пропаганда по отношению ко всем колеблющимся. Дело социалистического строительства – это не только дело народов, составляющих наш Союз, не только вопрос о благосостоянии граждан СССР, не только вопрос об успехах нашей партии и нашего пролетариата, – это есть важнейшая работа по уяснению правильных ленинских путей для рабочих и крестьян всего мира, это есть важнейшая работа по наиболее действенной агитации, в результате которой будет разоблачена ложь социал-демократии, клевета буржуазии перед колеблющимися массами. Надо доказать, что тот путь, по которому мы идем, есть путь успехов. Когда мы встречаем на этом пути затруднения, когда некоторые наши товарищи начинают колебаться, мы не можем не принимать этого близко к сердцу. С особенным вниманием, с особенной тревогой, с особенно тщательной оценкой всяких наших успехов и жаждой поскорее объяснить причины затруднений, относимся мы к любому отчету о том, что достигнуто нами, где больные места, как их излечить.

Октябрьская революция в нашем положении (в отсталой агрикультурной стране) поставила перед нами двойную задачу. Если бы такая революция произошла в Соединенных Штатах или даже в Германии, дело было бы проще; там, после политической победы над буржуазией, нужно было бы только перевернуть страницу истории, так как там капитализм сделал многое в смысле повышения технического и культурного уровня. У нас капитализм не доделал своей миссии, он не индустриализировал нашей страны. Наша страна – еще страна «дубинушки», она еще не машинная. Только по-настоящему, до конца машинная страна представляет собой почву для социалистического сева и для социалистического урожая. Поэтому на нашу долю выпало одновременно с развитием советского государства и построением социалистического сектора нашего хозяйства, одновременно с насаждением элементов социалистического быта, которые мы имеем, довершить дело капитализма, т.е. индустриализировать нашу страну, прежде всего насытить ее машиной, поднять ее на ту высоту индустриализации, на которой сейчас стоят наши буржуазные конкуренты.

Вот почему индустриализация страны является абсолютно необходимой предпосылкой всякого успеха социалистического строительства, вот почему малейшее посягательство на темп этой индустриализации, малейшее желание под влиянием каких-либо временных обстоятельств перейти к менее серьезной оценке индустриализации страны нужно встречать самым решительным отпором с нашей стороны. И это не потому, конечно, что, обратившись лицом к индустриализации страны, мы обращаемся спиной к деревне, не потому, что мы прислушиваемся к легкомысленным и рискованным предложениям выжимать все, что можно, из деревни, не заботясь о ней, и гнать, гнать индустриализацию. Нет. Эти планы, совершенно не обоснованные, не лежащие на каком-либо прочном фундаменте, рассчитанные только на гадательную политику, партией строго осуждены и отброшены.

Мы говорим: индустриализация есть задача, выполнение которой есть основная проблема нашего строительства, мы должны иметь достаточное количество пролетариата, достаточное производство машин для того, чтобы перейти к социализму и вместе с тем к служению сельскому хозяйству. Никак нельзя поднять сельское хозяйство, если мы не сможем ему дать сельскохозяйственных орудий, химических удобрений, если вся культура городская, если всякое развитие передовых слоев населения не будут приходить на помощь отсталой деревне. Неправда, что дело города есть чуждое деревне дело: город есть орган деревни; и нельзя думать об индустриализации страны без участия деревни. Если не будет расти в смысле потребностей и в смысле покупательной способности наша многомиллионная деревня, мы не сможем развернуть нашу промышленность, которая в значительной своей части опирается на деревенское сырье. Если, наконец, деревня не будет подавать промышленности этого сырья, немыслимо развитие индустриализации.

Наши первые шаги в этой области зависят от импорта из-за границы машин и аппаратов, которые мы не можем производить сами. Это в свою очередь зависит от экспорта. Экспорт же в большей своей части составляют сельскохозяйственные продукты.

Если бы в наше хлебное хозяйство внести указанный уклон, оно не только дало бы искривление нашего экспортного плана, – оно дало бы значительно худшие последствия. Вот почему наша партия направляет всю свою энергию на то, чтобы те или другие несведущие или восторженные люди не могли сбить ее с настоящего пути. Не даром Маркс говорил о том, что часто путь идет по лезвию ножа, и кто не удержится на нем, тот упадет в ту или другую сторону, – упадет в болото. Ленин тоже говорил, что мы ходим по лезвию ножа и в достаточной степени осветил нам это. Наша гигантская партия с руководителями, закаленными и выкованными историей, говорит нам, что по этому лезвию ножа мы не только ходим, но вынуждены ходить всей исторической обстановкой.

Я перейду к некоторому анализу наших хозяйственных направлений, к некоторым цифрам. Эта цифры, наши бесстрастные товарищи, хотя иногда и лгут, но лгут правдиво, лгут меньше всяких других знаков. И вот на основании этих цифр должно сделать вывод, что мы заботимся о послезавтрашнем дне значительно больше, чем о сегодняшнем и завтрашнем. Вся наша политика говорит об этом. Это не значит, что мы говорим рабочему: сейчас ты должен получать не фрукты, а только бутоны, из которых расцветут цветы. Мы не так ставим вопрос; мы немало заботимся о повышении нашего культурного уровня. Но коммунистическая партия и советская власть говорят, что сейчас наступает время марксистской переброски всех наших сил на наше капитальное строительство. Сейчас такое время, когда мы не можем ни на минуту забыть нашего завтрашнего дня. Крестьянин оставляет посевное зерно для посева и не съедает его, несмотря на страшный голод. Но то зерно, которое мы имеем в червонцах и которое мы, несмотря на все наши неудачи, не съедаем, – это зерно даст нам сторичный урожай. Поэтому мы и бережем это зерно, чтобы в будущем получить из него как можно больше.

В следующем хозяйственном году партия дает на увеличение хозяйства 2 миллиарда; мы становимся на втором месте во всем мире – после богатых Соединенных Штатов.

И вот то обстоятельство, что наша бедная страна может вкладывать в свое хозяйство такие мощные средства, показывает, что наша энергия главным образом обращена на будущее строительство нашей страны.

Мы приближаемся к тому времени, когда урожай с этого посева уже начинает получаться. За первую половину текущего года мы вводим 120 больших предприятий-гигантов, которые лишь во второй половине года только частью войдут в производство; но они дадут нам полмиллиарда… Это даст нам возможность легче дышать.

Мы правы в своей хозяйственной политике и можем сказать по поводу всевозможных вылазок наших врагов и друзей, которые унывают и коптят небо вздохами: мы подходим к такому периоду, когда будет легче, потому что то, что мы затратили в предыдущий период, в будущий период даст нам свой положительный результат.

Уже в истекшем году мы имели продукцию товаров на 27% большую, чем было до войны. По сравнению с прошлым годом – на 23% больше, в то время как в буржуазных государствах рост не превышает 10%. Наша продукция сельскохозяйственных товаров развернута на 15 миллиардов; сводный урожай – на 8 миллиардов рублей. Не прав ли был тов. Рыков, который на одном из заседаний, где некоторые пессимисты выражали свое настроение, сказал: «Одно дело затруднения бедняка, который не знает, что ему завтра есть, и другое дело затруднения миллиардера»? Наша страна была бедняком, теперь она уже является страной миллиардера.

Конечно, при ее обширности и при колоссальности наших задач – это только начало. Мы только переступили порог.

Чрезвычайно отрадным фактом в нашем хозяйстве является то, что мы сами начинаем производить машины – самые сложные двигатели внутреннего сгорания, аэропланы с собственными моторами. Мы становимся независимыми от европейской техники, производим массовые химические продукты, о которых и не думала довоенная Россия.

Но вместе с тем мы постоянно помним, что эта сторона нашего хозяйства теснейшим образом связана с сельским хозяйством.

Обернемся теперь к этой более грустной части нашего хозяйства, обернемся лицом к деревне. Что мы там увидим? Один из проницательнейших вождей коммунистической партии, тов. Сталин, на XV съезде партии, еще до того, что теперь говорится и констатируется вокруг деревенского кризиса, совершенно определенно установил, что существует отставание темпа развития сельского хозяйства, отставание роста его от сельского хозяйства за границей, что темп индустриализации является более быстрым. Есть опасность. И тогда партией был поставлен диагноз и было предписано лекарство. Об этом диагнозе и лекарстве нужно сказать несколько слов.

Деревня есть та часть нашего хозяйства, которая не социализирована никак, – не социализирована, как социализирована индустрия. Индустрия представляет собой огромный производственный кристалл, огромное, сложное, плотное тело, которое легко направляется нашим плановым строительством, электричеством революционной энергии. Деревня – песок, деревня – материя, в которой имеется множество мелких хозяйств. Воздействовать на эту деревню и политически, и экономически, и культурно до крайности трудно. Этому человеческому и хозяйственному песку свойственны особые законы развития, законы чрезвычайно глубокие и стихийные. Они заключаются в том, что крестьянское хозяйство, будучи не только мелко, но и мало культуроемко, не может овладеть настоящими достижениями агрономии.

Мы имели 20 миллионов крестьянских дворов, в настоящее время мы имеем 25 милл. крестьянских дворов, через пять лет будем иметь 30 миллионов. Это – гигантская пауперизация, которая неизбежно должна происходить, если деревня предоставлена сама себе. И на этом общем фоне собираются густые сливки кулачества, с помощью объединения всего деревенского массива поднимается товарный мужик, который, по существу говоря, во-первых, сосет, как паук, деревню, во-вторых, претендует на то, чтобы в качестве товарного мужика регулировать хлебный рынок и всю политику и, в-третьих, является естественной питательной средой для новой молодой буржуазии, которая может в момент нашего столкновения с внешним врагом, оказаться роковой для нас силой.

Задача, которую поставила перед собой партия, – задача проведения в крестьянстве начал кооперации, задача создания могучих и многочисленных колхозов, задача устройства государственных зерновых фабрик, – представляет собой громаднейшее усилие извратить естественный закон развития деревни, но извратить в самую лучшую сторону.

Конечно, можно сказать так: вы думаете каким-то образом заставить стихийное развитие мелкобуржуазного хозяйства потечь по руслу, по которому ему течь не полагается. Но на это можно возразить, что мы уже заставили некоторые реки течь не по тому руслу, по которому им полагалось бы, и изменили их течение. Мы имеем немало такого рода примеров в любых отраслях нашей культуры. Растет какая-нибудь дикая груша или дикая яблоня, которой суждено извека давать только самые кислые дикие плоды. Мы прививаем новые черенки, и те же соки идут другими путями и дают великолепные плоды. Такую прививку придется производить в деревне. К этому дикому дереву мелкобуржуазного хозяйства и пауперизации – оба очень неприятные фрукты и ничего хорошего породить не могут – нам придется привить черенки кооперативного и коллективного хозяйства, взятого как теория и практика из городского обихода, из арсенала пролетариата, и привить так, чтобы соки деревни проходили по новым путям и дали новые результаты.

Вот та гигантская, титаническая работа, которую мы сейчас перед собой ставим, и это единственный путь, который может действительно и радикально уничтожить всякого рода продовольственные перебои, недостатки сельскохозяйственных продуктов, потери на экспорте и т.д.

Не нужно забывать, что эта задача перенесения в деревню путем трудного процесса высоких агрономических достижений, есть вместе с тем и классовая борьба. И всегда мы будем в деревне иметь все элементы, которые были предусмотрены В.И. Лениным.

Мы всегда имеем перед собой в крестьянине смешение двух элементов – эксплуатируемого сельскохозяйственного труженика и собственника-торговца. Направо мы имеем чистого собственника и торговца, а налево – чистого труженика-батрака, и в этом смешении нам и приходится пропускать электрический ток, производить поляризацию деревни, заставить собраться, согнать на противоположный полюс все торгашески настроенные элементы, чтобы дать этим элементам решительный бой и заставить двинуться на другой наш полюс все трудовые элементы, которые делают из крестьян не только помощников буржуазной революции, но которые делают из них спутников пролетариата вплоть до самого социализма.

И для той и для другой задачи, для тех задач, которые стоят и в области индустриализации и в области сельского хозяйства, – где наш успех пока еще не так велик, – необходима культурная революция, которая была провозглашена на XV съезде партии: развивать высокие формы индустриализации, учиться владеть высокой машинерией, учиться переходить на большее обнаучивание, не подымая наших масс на соответствующий уровень, бессмысленно. Нам нужны не только новые инженеры, новые техники, но нам нужен и новый рабочий. И когда раздаются такие речи, что нынешнее устремление капитализма таково, что рабочий делает работу, какую может сделать автомат, и, значит, для чего же нам заботиться о его развитии, когда сама судьба показывает нам на примере капитализма, что рабочий есть экономически вырождающийся тип, – когда раздаются такие речи, мы должны, во-первых, сказать, что здесь имеется переходный момент, что на этом развитие капитализма остановиться не может, что и в Западной Европе есть противоположные течения, которые превращают человека в контролирующий элемент. Во-вторых, мы никак не можем допустить отношения к рабочему как к рабочей силе; он для нас всегда есть рабочий, который имеет свои интересы и гигантские задачи; чтобы воспитать хорошую калошницу, недостаточно дать ей кое-какое техническое образование, надо помнить, что калошница, как и знаменитая ленинская кухарка, должна научиться управлять государством, а этому в две недели не научишь, да и управлять она должна как пролетарка, у которой фабрично-заводские навыки неразрывно сплетаются с социалистическим идеалом и государственным сознанием. Тов. Сталин непосредственно после шахтинского дела указывал на то, что масса рабочих, которая есть настоящий хозяин страны (по отношению к ней все, даже Центральный Комитет партии или центральные государственные аппараты, есть все-таки только приказчики), что эта масса, как таковая, в виду своей малокультурности, не в состоянии как следует контролировать то, что происходит. Это – лишнее доказательство того, насколько сама индустриализация страны требует поднятия культурности. Тот лозунг самокритики, который производит известный переворот в нашей общественности, который не ограничивается вопросами индустриализации, а берет шире – и государственный аппарат и всю общественную культурную работу, – эта самокритика может работать без перебоев и ошибок, она может оказаться понимающей критикой или действительной самокритикой только вкупе с ростом культурности масс. Вот почему можно с уверенностью сказать, что вопрос о культурном подъеме масс, непосредственно обслуживающих индустриализацию, есть часть нашего хозяйственного плана, и если хозяйственник забыл про культуру, так же как если он забыл про топливо и сырье, он представляет собой плохого, близорукого хозяйственника. К счастью, путем самокритики такой тип исчезает.

То же самое и относительно деревни. Этот гигантский процесс перемещения всех силовых линий деревни возможен путем громадной пропаганды в крестьянстве, путем психологического преодоления крестьянской косности. Но этого еще недостаточно. Крестьянин приступил к организации колхозов. Ему нужно помочь не только деньгами, ему нужно помочь культурно, агрономической помощью, знанием крестьянских нужд, давая ему какие-нибудь усовершенствованные семена или по дешевым ценам химические удобрения, или сельскохозяйственные машины, нужно научить его этим пользоваться, нужно научить его неслыханному в мире типу ведения хозяйства, которое является хозяйством громадным, объединенным, централизованным.

Когда и где это было видно? Нигде и никогда. Вот почему нужны громадные культурные сдвиги. Партия не отказалась от участия в самом бдительном контроле над проведением лозунга культурной революции, она побудила сделать многое для развития индустриального образования. Но в ближайшие годы придется заняться сельскохозяйственным образованием и всеми областями культуры, которые обращены лицом к весьма некультурной деревне. Само собой разумеется, что этот лозунг культурной революции идет не только по линии народного просвещения города и деревни; он включает в себя преображение нашего быта и борьбу не только с конкретным классовым врагом – кулаком, нэпманом, с остатками помещиков и буржуазией, которые кое-где еще внедрены, или с теми группами интеллигенции, которые нам враждебны; этот враг еще и внутри нас сидит – это мелкобуржуазный шкурник, который лодырничает или затевает бучу или просто-напросто напивается, как свинья. Когда это делает пролетарий, – это делает не пролетарий, а мелкий буржуа, ибо сам по себе пролетарий – непьющее существо, сам по себе пролетарий – культурное существо, и если пролетарий еще недостаточно культурен и пьет, то это значит, что в нем или над ним сидит часть мелкого буржуа, которого надо извлечь и истребить.

Таким образом при высоких достижениях мы имеем тем не менее в своих громадных задачах и чрезвычайно много отдельных трудностей. Эта трудности увеличиваются нашими собственными ошибками. Да, мы иногда горько ошибаемся. Партия всегда может пресечь те или иные политические уклоны, но партия никак не может предупредить, предусмотреть отдельные ошибки, которые проистекают от недостатка знаний, от сложности вопроса. И партия ошибалась. С ошибками надо бороться, их нужно исправлять. Но весь перечень наших ошибок ни на минуту не заставит нас думать, что мы так много ошибаемся, что лучше было бы не браться за оружие, как сказал один социал-демократ после одной неудачной революции. Даже после неудачной революции не следует так говорить, а после удачной революции говорить так – преступно.

Мы все прекрасно понимаем, что нами сделано еще недостаточно, что мы находимся еще в пути. Впереди нас дорога длинная и крутая, но хорошо, что она крутая – она быстро ведет наверх. Кроме того, она изрыта волчьими ямами, покрыта колючими травами. Идти нам по ней будет больно, и, кроме того, на этом пути, – это можно сказать почти с несомненностью, – подстерегают нас разбойничьи силы, которые хотят во что бы то ни стало наше движение закончить нашей гибелью. На этом пути ждут нас разные события: то страхи и опасения, которые робкого душой могут заставить прижать по-заячьи уши к спине и спрятаться под куст, то желание отдохнуть на зеленой лужайке или свернуть с дороги, чтобы не попасть в большие опасности.

Все эти опасности – внутренние и внешние – нас окружают, но десять лет существования нашей партии и десять лет существования нашей революции, и те годы, которые мы уже прошли осторожно и ощупью, не имея с собой нашего гениального вождя, – заставляют нас с уверенностью сказать, что все это мы преодолеем и в эту XI годовщину революции.

И в наш светлый праздник мы обращаемся к нашим друзьям во всем мире и говорим: не верьте тем, кто начинает в сотый раз нас хоронить, – это мыши хоронят кота.

Мы живы и очень живы. Мы твердо идем своей дорогой. Поэтому мы не должны смущаться ни тем, что от времени до времени наша поступательная линия терниста, ни тем, что мы часто мучительно спорим между собой. Вопросы слишком сложны для того, чтобы решать их как геометрическую задачу. Не будем этим смущаться и будем помнить, что до того счастливого момента, когда еще более могучие и культурные отряды пролетариата, пока отставшие на своем историческом пути, возьмут на себя руководство всей трудовой революцией, – мы будем выполнять эту роль, строя социализм в нашей стране и помогая созреванию и нарастанию революционных сил во всем мире.

Это мы говорим на 11-м году и говорим с уверенностью в том, что ни на одну минуту не преувеличиваем и не приукрашаем своего положения. Обратившись лицом к нашим врагам, которые поют заупокойную советской власти, мы говорим: вы не дождетесь того момента, когда похороните нас, и вы должны быть счастливы, если умрете раньше, чем мы придем и похороним вас.

 

1929

 Торжественное заседание пленума Московского Совета совместно с партийными, советскими и профессиональными организациями состоялся 6 ноября в Большом театре.

Вел заседание зампред. Моссовета тов. Хлоплянкин, открывший заседание вступительным словом.

На заседании с большим общеполитическим докладом выступил М.И. Калинин.

Текст доклада приводится по изданию: М.И. Калинин. Избранные произведения. М., Политиздат, 1960, т. 2, с. 357 – 372 и сверен с газетной публикацией.

 

М.И. Калинин.
12 лет пролетарской диктатуры

 – Товарищи! Мы сегодня празднуем 12-ю годовщину существования советской власти и диктатуры пролетариата. Разрешите поздравить вас с этим огромным для революционного пролетариата праздником. (Аплодисменты.)

Как это заведено по традиции, в юбилейные дни обыкновенно подводят итоги и высказывают наилучшие пожелания юбиляру. Но, товарищи, передо мной аудитория, состоящая из активных работников коммунистической партии, советских и профессиональных организаций. Поэтому перед этой аудиторией особенно рисовать прошлое и подробно подводить итоги, я думаю, будет слишком пресно, если можно так выразиться. Принимая это во внимание, разрешите мне покороче остановиться на самых необходимых и самых важных итоговых данных и, конечно, на некоторых основных вопросах текущего момента.

Товарищи, у меня нет красок, чтобы обрисовать достижения советского строя за 12 лет, как они того заслуживают. Впрочем, если кто-либо из вас захочет красочности, пожелает в такой обрисовке рассмотреть хотя бы наши ближайшие перспективы, как пятилетний план, то пусть прочтет доклад т. Кржижановского на последнем съезде Советов. Читатель сейчас в этом докладе тем больше получит удовлетворения, что уже один год из пятилетки кончился.

Быстрый темп наших успехов в цифровых выражениях

 Цифры, на которых я намерен остановиться, говорят сами за себя без всякого художественного оформления. Вот вам небольшой ряд этих цифр.

Продукция крупной социалистической промышленности возросла у нас за последний год на 23,7 проц. против 21,4 проц., предусмотренных по пятилетнему плану, т.е. выросла на 2,3 проц. против плана.

Производство средств производства, т.е. машин, станков и т.д., увеличилось на 30,7 проц. против 20,6 проц., предусмотренных по пятилетнему плану, т.е. выросло на 10,1 проц. против плана. Электростанции выросли на 22,1 проц. против 14 проц. по пятилетнему плану, – иначе говоря, количество лошадиных сил, работающих у нас, возросло на 8,1 проц. по сравнению с планом.

Индустриальный пролетариат увеличился на 7,8 проц.

Посевная площадь совхозов к весне 1929 г. увеличилась на 27,5 проц. против 7,1 проц. по пятилетнему плану. Посевная площадь колхозов возросла на 207,1 проц. вместо 91,4 проц. по пятилетнему плану.

Удельный вес обобществленного сектора в валовом сборе зерновых хлебов вырос за год с 2,6 проц. до 5,6 проц. против 4,9 проц. по пятилетнему плану. Удельный вес обобществленного сектора в товарном сборе зерновых хлебов поднялся за год с 12 проц. до 20,1 процента. Вся посевная площадь в стране увеличилась на 4,4 проц.

Остановлюсь на хлебозаготовках в этом году. Я не знаю точных цифр, но, по близким к истине данным, выполнено приблизительно около 80 проц. нынешнего годового плана.

Кратко я должен констатировать несомненное улучшение материального положения рабочих, развитие жилищного строительства, улучшение продовольственного снабжения, рост реальной заработной платы и усиление культурного обслуживания.

Затем несомненно увеличение общей массы товаров, что выразилось хотя бы в том, что в то время как в прошлые годы на хлебозаготовки не хватало товаров, в нынешнем году мы более или менее основательно снабдили деревню и тем способствовали усилению хлебозаготовок. Но, разумеется, мы еще далеки от полного удовлетворения масс товарами, и это важно подчеркнуть потому, что потребности масс быстро растут. Враги социализма изображают дело так, что социалистический строй загниет от собственного самодовольства в том отношении, что будет перепроизводство товаров и в соответствии с этим техника не будет двигаться вперед, ибо у нее не будет стимула – конкуренции. Это – пошлый и вульгарный образ мыслей. На самом деле потребности человека необъятны. Удовлетворение потребностей низовых масс в буржуазном обществе, если взять для примера даже высококультурные и богатые страны, едва обеспечено в самых минимальных размерах. Поэтому для того, чтобы полностью или только мало-мальски сносно удовлетворить те культурные и материальные запросы, которые в настоящее время предъявляет все население, – для этого придется положить огромное количество сил в области усиления как производительности труда, так и поднятия на более высокий уровень нашей техники.

Можно смело сказать поэтому, что, пожалуй, ни один строй не толкал так сильно вперед хозяйственное развитие в смысле повышения производства товаров, как советский строй, и все-таки это повышение оказывается недостаточным.

Товарищи, я ограничусь только этими данными. Больше я ничего не скажу о наших успехах в цифровых выражениях. Но, товарищи, я думаю, что при всей нашей скромности, при всем нашем отвращении к комчванству все-таки можно сказать, что мы поработали этот год основательно.

Наше международное положение

 В области международных отношений наше положение в свою очередь за этот год значительно укрепилось. Конечно, здесь я не могу вам привести цифр (если оставить в стороне баланс внешней торговли), которые с математической точностью и наглядно подтвердили бы эти успехи. Я только могу указать на косвенные показатели.

Возьму для примера наши отношения с Англией. Еще не так давно английские консерваторы вполне были уверены в том, что они поставят на колени Советский Союз. Именно поэтому они пошли на разрыв с нами. За время своего пребывания у власти консерваторы делали все, что было в их силах и в их возможностях, чтобы заставить Советский Союз принять кабальные условия.

А теперь эта политика потерпела крах, ибо мы окрепли экономически, наше значение в мировой торговле сильно возросло. Экономическая необходимость и заставила снова английское правительство поставить вопрос о налаживании нормальных дипломатических отношений с нами.

Многие наивные люди могут подумать, что если в Англии появилось «рабочее» правительство и это «рабочее» правительство стремится наладить дипломатические отношения с Советским Союзом, то это значит, что «рабочее» правительство субъективно выполняет волю рабочего класса. Объективные условия показывают, что это не так.

Если бы английское «рабочее» правительство субъективно выполняло волю английского рабочего класса, то оно на второй же день после своего прихода к власти восстановило бы нормальные дипломатические сношения с Советским Союзом без всяких условий. Оно не вело бы длинных разговоров о всякой процедуре возобновления сношений. В том-то и дело, что английское «рабочее» правительство, по существу говоря, в области налаживания нормальных отношений с Советским Союзом руководилось глубокими и повелительными для него интересами английского капитала.

Английский капитал, разрывая сношения, думал, что будет бить нас, а вышло, товарищи, что он бил прежде всего и больше всего себя самого.

И вот экономическая необходимость, о которой я говорил выше, объективные интересы капитала поставили вопрос перед «рабочим» английским правительством о возобновлении сношений с Советским Союзом. И хотя «рабочее» правительство не имеет большинства в английском парламенте, мы были уверены, что 99 проц. данных за то, что английский парламент большинством голосов выскажется за восстановление нормальных дипломатических отношений с Советским Союзом. Так и случилось, товарищи, сегодня мы получили телеграмму из Лондона о том, что английский парламент большинством голосов высказался за возобновление сношений с Советским Союзом.

Этот факт сам по себе является достаточным доказательством роста нашего значения в международных отношениях, что является следствием нашего внутреннего укрепления, наших хозяйственных и политических успехов внутри страны.

К еще бóльшим успехам Советского Союза в международном положении я отношу рост симпатий международного пролетариата к Советскому Союзу. Если в первые годы советской власти трудящиеся и угнетенные всего мира смотрели на Советский Союз, как на страну смелых социалистических экспериментов, как на страну героев, которая вызывает удивление, восхищение и т.д., но сами при этом оставались в положении благожелательного нейтралитета, но поддерживать нас активно и следовать за нами немедленно еще не решались, – то в настоящий момент мы наблюдаем уже другое: международный рабочий класс с каждым годом все больше и больше начинает рассматривать Советский Союз, как свое подлинное отечество, а дело Советского Союза, дело рабочего класса и крестьянства СССР, как свое кровное дело, а нас, рабочих и крестьян, как свой революционный авангард. Товарищи, безусловно существует большая разница, когда смотрят на нас, как на авангард или как на икону.

Это, товарищи, громадное достижение. Мы сейчас наблюдаем среди западного пролетариата изучение Советского Союза, изучение его строительства. Мы наблюдаем глубокий интерес к пятилетке. В сознание рабочего класса всего мира внедряется уверенность, что достижение Советского Союза есть достижение рабочего класса всего мира. Рабочий класс всего мира расценивает деятельность Советского Союза, как деятельность мирового пролетариата.

Но, товарищи, это укрепление Советского Союза в международном положении ни на минуту не должно нас усыплять, мы не должны быть спокойными. Тот, кто взял установку на спокойствие, жестоко ошибается.

Да вот вам по существу конкретный факт: с одной стороны, английский парламент, выносящий вотум о налаживании дипломатических сношений с Советским Союзом, которые были несколько лет назад порваны по инициативе консерваторов; а с другой стороны, сравнительно слабый Китай делает вызов Советскому Союзу, несомненно более сильной стране, чем он сам.

Думать, что Китай проявляет собственную инициативу в этом вызове, нет никаких объективных оснований. При самой строгой оценке все-таки надо предполагать, что за спиной Китая орудует третье лицо. Принимая во внимание, что стражем наших границ является наша крепко спаянная с народом Красная Армия, я думаю, что из этого конфликта мы выйдем с честью.

Выкорчевывать корни капитализма

 Теперь я хочу остановиться на некоторых вопросах социалистического строительства. Мы сейчас имеем, несомненно, успехи в области создания материальных благ, в области роста культуры. Это видят теперь даже наши враги. Но развернувшееся социалистическое строительство, конечно, порождает колоссальное количество противоречий.

Вот как т. Ленин характеризовал ход строительства социализма: «Мы всегда знали, говорили, повторяли, что социализм нельзя „ввести“, что он вырастает в ходе самой напряженной, самой острой, до бешенства, до отчаяния острой классовой борьбы и гражданской войны, – что между капитализмом и социализмом лежит долгий период „родовых мук“, – что насилие всегда бывает повивальной бабкой старого общества, – что переходному периоду от буржуазного к социалистическому обществу соответствует особое государство (т.е. особая система организованного насилия над известным классом), именно: диктатура пролетариата» (См. соч., т. XXII, стр. 156).

Вы видите, как рисовал т. Ленин построение социализма. Но гражданская война окончилась, наступил гражданский мир. Это «обстоятельство» т. Ленин отметил так: «кто не понимает смены лозунга гражданской войны лозунгом гражданского мира, тот смешон, если не хуже» (См. собр. соч., т. XVIII, часть I, стр. 312).

Итак, перед нами такая картина. Социализм строится в обстановке жестокой классовой борьбы, в условиях целого ряда противоречий, которые развертываются в нашей огромной стране.

Но что значит гражданский мир? Разумеется, тот был бы неправ, кто представил бы дело так, что под гражданским миром понимается уничтожение антагонизма классов, установление сотрудничества классов. Гражданский мир противопоставляется гражданской войне, фронтовой войне. У нас кончилась фронтовая борьба, но, разумеется, междуклассовая борьба не кончилась, антагонизм классов у нас развился до огромных пределов и не может не развиться. Что значит построение социализма, как мы его мыслим? Представьте ту огромную картину развертывающегося строительства социализма. Когда говорят: «строительство социализма», то один приводит пару цифр, другой – сотни цифр, но, товарищи, надо понимать, что под этими цифрами, под каждой цифрой достижений участвуют люди, что каждая новая победа социализма ставит в новые отношения людей. В настоящий момент каждый поступательный шаг вперед социализма вызывает удар по целым слоям, по целым группам или по отдельным людям враждебных пролетариату классов, ибо дело идет о выкорчевывании корней капитализма.

Темпы индустриализации властно ставят вопрос о новых кадрах

 Сейчас у нас много успехов. Но обратите внимание, что с теми успехами, которые мы сейчас измеряем количественно, уже на 12-м году мы начинаем связывать и намечать контуры качественных изменений. Ведь вы сами понимаете, что когда мы сейчас так внимательно следим за нашими цифрами, за нашими успехами в цифрах, то нас увлекают не только цифры сами по себе. Каждый революционный марксист понимает, что за этими цифрами скрываются качественные изменения во всей структуре советского строя, что мы переходим к социализму, а переход к социализму вносит столь огромные качественные изменения во все людские отношения и в психику людей, что будет совершенно новый мир. Но ведь социализм не «вводится», он растет, т.е. эти качественные изменения происходят изо дня в день. Эти качественные изменения растут в недрах старого общества и, когда они растут, они говорят старому обществу: «Раздвинься!». Но мало того, что они говорят: «Раздвинься!». Кроме этого, они совершенно вытесняют элементы старого общества, элементы капитализма. Вот почему совершенно неизбежно обострение классовой борьбы.

И вот уже на 12-м году мы можем заметить целый ряд новых качественных изменений, которые в свою очередь вызывают сопротивление и борьбу и активизируют противника социалистического строя.

Такие более или менее значительные качественные изменения происходят. Возьмите одно из самых могучих, самых сильных качественных изменений, которое идет очень быстрым темпом. Это – темп нашего строительства, количественный рост которого совершенно изменяет социально-экономическую физиономию нашей страны как в городе, так и в деревне.

Вы, москвичи, знаете, что у нас строится Дом Правительства на берегу Москва-реки. Он будет иметь 14 этажей. Строится он второй сезон, и мы все говорим, что он возмутительно долго делается. «Извольте видеть, дом в 14 этажей не могут сделать в два сезона, это позор». И я должен сказать, что большинство строителей – политиков и хозяйственников – не хвалят руководителей постройки за то, что они слишком медленно делают. Но если бы два года назад мы сделали за 4 года такой дом, что бы мы говорили? «У нас успехи, достижения, мы в 4 года сделали такой дом». Вы видите, что мы сами не замечаем, как повелительно внедряются новые понятия. Объем требований к строительству все повышается, и с повышением этого объема значительное количество работников, не успевающих за темпом нарастания этого объема, из средних работников превращается в работников ниже средних. Сейчас в этой области идет огромный отбор. Конечно, это поселяет недовольство и должно поселять недовольство.

Вы видите, какие противоречия в самом обществе создает строительство социализма. Вы сами знаете, что у нас создан целый ряд отраслей, которых не было раньше, начиная хотя бы от производства алюминия. Сейчас у нас он делается в полузаводском масштабе, но помимо этого, строятся два алюминиевых завода, выращиваются новые техники и новые инженеры, создаются люди таких знаний, которыми мы не располагали. Интеллектуальное богатство Советского Союза растет на этой почве.

Наконец, у нас за это время растут новые колоссальные заводы, как «Тракторострой», автомобильный завод и т.д., которые потребуют инженеров, техников с квалификацией не меньшей, чем американская. Размах этих заводов огромный. В свою очередь построение этих заводов влечет за собой с неумолимой последовательностью организацию таких металлургических заводов, которые бы выпускали первоклассную сталь, годную для изготовления автомобилей, которая раньше у нас не изготовлялась. Мы видим, таким образом, что все эти огромные творческие работы создают новые качественные ценности, и они вместе с тем понижают качественное значение тех специалистов, которые не идут вперед, которые, так сказать, законсервировались на старом. Вот вам новое недовольство, потому что качественные требования все растут и растут, предъявляются все более и более высокие требования, и все те, кто не успевает, те, кто не схватывает, не цепляется и не идет вперед, те, которые, таким образом, отстают, – они пополняют ряды недовольных советским строем. Возьмем вопросы быта. Ведь в быту у нас сейчас только началась революция. Возьмите в этой связи непрерывку: она вносит настоящий переворот в обыденную жизнь.

О социальных сдвигах в деревне

 Громадные социальные сдвиги происходят и в деревне. У нас в прошлом году новые зерносовхозы снимали урожай со 160 т. га, а в нынешнем году запахан под озимыми и яровыми у того же Зернотреста 1 млн. гектаров. Это увеличение свыше, чем в 6 раз. Вот какие темпы, вот какой рост! Ведь все это делается на глазах крестьянина. И когда он видит, что на его глазах поднимают целинную землю, для чего потребовалась бы колоссальная работа, которая почти не по его силам и техническим возможностям, и когда крестьянин видит работу трактора, комбайна, уборку сотни тысяч га, как это было на «Гиганте», – как крестьянин теперь должен взглянуть на свою лошадь, на своего рабочего вола, на крестьянский цеп, которым он молотит? Как он должен на все это взглянуть? Разве в глазах крестьянина сразу не понизилась качественная оценка его орудий производства? Конечно, понизилась.

И параллельно с этим идет гигантский рост колхозов. Теперь у нас не стоит вопрос, как увлечь крестьян туда, – теперь не до этого. Теперь идут запросы из провинции, каким путем организовать эту огромную массу крестьян, которые хотят коллективизироваться. И вопрос стоит не только технически, в смысле обеспечения их тракторами и др. орудиями, а стоит он, кроме того, и в смысле выращивания тех организационных сил, которые дали бы возможность организовать крестьян. Крестьяне требуют организаторов!

Почему все эти вопросы возникают, товарищи? Да потому, что лицом к лицу мы начинаем сталкиваться с новой механической силой. И какие же изменения это все вносит внутрь деревни, в крестьянское общество, в отношения между крестьянскими слоями? Вот какие изменения. Вчерашний кулак, который был хозяином деревни, теперь лишний человек, против него теперь идет борьба не только бедноты, но и середняков, которые поддерживают бедноту. Рачительный хозяин, который существовал раньше тем, что экономил, голодал, бесконечно работал, еле-еле сводил концы с концами, теперь или должен пойти в колхоз или, если он отстанет, должен пополнить количество недовольных настоящим строем.

Вы видите, таким образом, товарищи, какие глубокие сдвиги создало социалистическое строительство и сколько различных противоречий возникло в процессе этого могучего роста социализма.

В этих сложнейших вопросах можно разобраться действительно только тогда, когда человек подходит диалектически к этим вопросам, когда он сумеет учесть всю совокупность объективных и субъективных условий. Иногда у нас люди наивно заявляют о том, что идут «вечные» споры, «вечные» неполадки, и сейчас не только внутри коммунистической партии на низу, но и на верхах сплошь и рядом у вас постоянная идет борьба. Вот сейчас говорят, что та борьба, которую вы ведете с правым уклоном, – чем она по существу вызывается, ведь можно было бы поладить? Ясно, что здесь люди не продумывают до конца вопроса. Происходит это потому, что процесс социалистического строительства – очень противоречивый процесс, потому что социалистическое строительство, самый рост социализма в огромной степени вызывает самые различные противоречия, и эти противоречия не могут не вызвать разногласий и среди руководящего ядра. Я здесь не буду излагать, так сказать, идеологию правого уклона, но скажу кратко, в чем сущность идеологии правого уклона. Это, товарищи, – неверие в силы рабочего класса, неверие в его мощь вообще, это – первое. Второе – неверие в пробужденные нами коллективистические устремления крестьянства, т.е. неверие в колхозы. Третье – неверие в то, что рабочий класс выдержит это огромное, бурное строительство, которое сейчас развертывается и которое называется «индустриализация страны» и т.д., и т.д.

Конечно, каждый человек по частному вопросу может свободно иметь разногласия и высказывать сомнения. Но когда люди от частных вопросов переходят к целой системе взглядов, противоречащих общей линии партии, они уже встают на наклонную плоскость, и эта наклонная плоскость быстро тянет их вниз. Я, товарищи, только что перед вами развернул все те сложнейшие процессы, которые происходят у нас внутри страны. Объективно получается так, хотят или не хотят правые, но к ним пристают все те, которых ушиб качественный наш рост, все те, которые не вынесли темпа социалистического строительства. К ним пристают все отставшие и уставшие; и эти отставшие и уставшие в свою очередь начинают давить на своих идеологов, толкают их все больше в правую сторону, толкают их дальше по наклонной плоскости. Вот какие процессы наблюдаются, и, конечно, партия с этими процессами не может не бороться.

Мы можем это объяснить теоретически, ибо еще Энгельс говорил, что «пролетариат в своем движении неизбежно проходит через различные ступени развития, оставляя на каждой ступени часть людей, которые дальше не идут». (См. «Политическое завещание», стр. 4). Увы, товарищи, вы замечаете, что это буквально пророческие слова. Характерно, что когда обращаешься к нашим теоретикам, то замечаешь удивительное предвидение всех тех процессов, которые развертываются у нас теперь на глазах. Но я, товарищи, думаю, что наша коммунистическая партия в своем поступательном ходе сумеет преодолеть болезни правых уклонов.

Я, товарищи, не буду останавливаться на целом ряде моментов. Вы сами понимаете, что сегодня – день юбилейный, поэтому надо говорить до известной степени покороче. Но мне хотелось бы указать только, какими путями и какими средствами мы движем вперед эту огромную махину – социалистическое строительство.

Конечно, одно из первых средств – это то, что рабочий класс имеет сильную и дисциплинированную партию. Можно смело сказать, что если бы наш рабочий класс не имел такой партии, как коммунистическая партия нашего Союза, то, разумеется, таких успехов не было бы. Эта партия глубоко пропитана революционным марксизмом, и она сумеет преодолеть все те внутренние болезни, которые в ней есть.

Другое средство, это все большая плановость в нашем хозяйстве. Затем громадная активность, инициатива, героизм масс. Далее социалистическое соревнование, самокритика и т.д.

Самокритика – могучее орудие самодеятельности масс

 Конечно, каждый из этих факторов сам по себе имеет исключительное значение, все они в высшей степени важны. Я не буду на всех останавливаться, остановлюсь только, если позволите, на самокритике, так как я сказал, что я больше буду касаться злобы дня.

Несомненно, в нашем социалистическом строительстве самокритика является важнейшим фактором, и печать в области самокритики является, пожалуй, еще более важным фактором; ибо если от самокритики отнять печать, то, сами понимаете, самокритика уменьшится в 9 – 10 раз. Когда мы говорим «самокритика», то это связывается у нас с печатью, так что можно смело сказать, что наша печать в области советского строительства, конечно, является больше, чем «шестой державой», как она именуется в европейских странах.

Ленин такими словами наметил работу печати в области социалистического строительства: «Мы до сих пор находимся еще под значительным давлением старого общественного мнения буржуазии. Если посмотреть на наши газеты, то легко убедиться в том, какое непомерно большое место уделяем мы еще вопросам, поставленным буржуазией, – вопросам, которыми она хочет отвлечь внимание трудящихся от конкретных практических задач социалистического переустройства. Мы должны превратить, – и мы превратим, – прессу из органа сенсации, из простого аппарата для сообщения политических новостей, из органа борьбы против буржуазной лжи, – в орудие экономического перевоспитания массы, в орудие ознакомления массы с тем, как надо налаживать труд по-новому. Пусть у нас будет вдесятеро меньше газетного материала (может быть, было бы хорошо, если его будет в сто раз меньше), – газетного материала, посвященного так называемой злобе дня, – но пусть у нас будет распространенная в сотнях тысяч и миллионах экземпляров печать, знакомящая все население с образцовой постановкой дела в немногих, опережающих другие, трудовых коммунах государства. Каждая фабрика, каждая артель и земледельческое предприятие, каждое селение, переходящее к новому земледелию с применением закона о социализации земли, является теперь в смысле демократических основ советской власти самостоятельной коммуной с внутренней организацией труда. В каждой из этих коммун повышение самодисциплины трудящихся, умение их сработаться с руководителями-специалистами хотя бы из буржуазной интеллигенции, достижение ими практических результатов в смысле повышения производительности труда, экономии человеческого труда, сбережения продуктов от того неслыханного расхищения, от которого мы страдаем непомерно в настоящее время, – вот что должно составить содержание большей части материала нашей советской печати. Вот на каком пути мы можем и должны достигнуть того, чтобы сила примера стала в первую голову моральным, а затем и принудительно вводимым образцом устройства труда в новой Советской России» (XXII, 414, 413).

Товарищи, это написано в марте 1918 г., но ведь эти строки сейчас, в данный момент, настолько же актуальны, насколько они были актуальны в момент написания, да, пожалуй, еще более актуальны.

И поэтому в той огромной работе, которая нужна при постройке социализма, ответственность печати невероятно велика, и в особенности в деле самокритики.

Самокритика должна не глушить, а развивать, подталкивать самодеятельность масс, не ошарашивать работников, а подбадривать их и устремлять вперед. Я должен сказать, что в нашей печати начинают появляться великолепные статьи, которые с великолепной наглядностью указывают на наши отрицательные стороны, и вместе с тем, товарищи, эта критика, эта жестокая критика не заглушает, не подавляет, а подталкивает вперед, ибо она указывает путь и средства борьбы.

Вот, например, в «Сельскохозяйственной Газете» недавно был напечатан фельетон, подписанный Михаилом Роговым, под названием «Фашист Золотов». Советую вам прочесть, в особенности прочесть его нужно всем работающим в области самокритики. Я смело могу рекомендовать этот фельетон, как образец того, как надо критиковать. Здесь рассказывается целая эпопея. Как будто корреспондент ни при чем, он не кричит, не малюет все и вся, а только, как наблюдатель, противопоставляет факты, ни крикливости в статье нет (а этим иногда наша печать полна), ни ошарашивания. Что ценного в этом фельетоне? Здесь выпукло рисуются отрицательные стороны некоторых наших организаций и вместе с тем показывается и то, как люди борются с этими отрицательными сторонами. На эту сторону, товарищи, нужно обратить исключительное внимание.

Товарищи, если жизнь противоречива, то ведь в этих противоречиях жизни каждый конкретный факт можно только тогда оценить с точки зрения его революционности или нереволюционности, если ты к нему подойдешь как диалектик. Каждый корреспондент, и в особенности тот, кто руководит газетой, должен быть диалектиком. Если он не будет диалектиком, он погибнет в сложности тех вопросов, которые выдвигает жизнь. А надо прямо сказать, что наша печать в этом отношении еще должна поработать.

Вот как, например, некоторые газеты организуют самокритику:

Газета «Уральский Рабочий» получила корреспонденцию с Михайловского завода, в которой сообщалось, что однажды в механическом цехе некоторые рабочие уснули. Вместо того, чтобы сообщить об этом факте так, как было, правщик начал рассуждать: раз рабочие уснули, то значит они были пьяны, а раз пьяны, – значит прогульщики. И в газете появилось сообщение: «Пьяницы и прогульщики превратили механический цех в пивную. На днях перепились и заснули у станков все рабочие».

Или взять для примера ленинградскую «Красную Газету», которая проявила особенную склонность к сенсационности тона и полутроцкистским обобщениям. Она долго молчала после выступления «Правды» по поводу известных явлений в Ленинграде. А потом закусила удила и сразу перескочила к таким заголовкам, как, например: «Тайны дворцовых коридоров», «Проветрить кабинеты Смольного» и т.д.

Или, например, газета «Брянский Рабочий». Она пишет о политнеграмотных, о социально чуждых элементах и всех их относит к людям правого уклона. Газета «Грозненский Рабочий» отнесла к правому уклону человека за совершение подлога. Изо дня в день мы относим к правому уклону финансовых работников в большинстве случаев за то, что они недообложили частника. Товарищи, – это непонимание, это есть затуманивание, засорение понятия о правом уклоне. Надо оголить правый уклон, оголить его в действительном проявлении. Ведь московский заведующий финотделом (я для примера говорю) мог недообложить того или иного кулака, мог недообложить по ошибке, не исходя из правого уклона. Он мог «недообложить», принимая во внимание целый ряд факторов, неизвестных для других, но известных ему. Бывают же такие факты. Или он недообложил действительно из-за правого уклона. В этом случае, когда его обвиняют, надо привести мотивы, надо сказать, что это не есть та или иная льгота, та или иная ошибка, а есть решение, вытекающее из его правоуклонистских взглядов, из его правоуклонистской линии.

Для того чтобы бороться с правым уклоном, надо его оголить, надо оголить его идеологию. Чем он будет чище, чем он будет больше оголен, тем он будет иметь меньше последователей. А когда мы направо и налево бросаемся названием «правый уклон», смешиваем, тогда у многих людей появляется сомнение, их внимание рассеивается, и действительный правый уклон ускользает из поля зрения. А между тем, товарищи, перед печатью, перед людьми, ведущими самокритику, стоят невероятно трудные задачи, ибо еще Маркс сказал, что «все отживающее стремится обновиться и удержать свою позицию во вновь нарождающихся формах» (Письмо Ф. Больте, 23 ноября 1871 г.). Когда мы раньше изучали произведения Маркса, эта фраза нам казалась очень отвлеченной: «Все отживающее стремится обновиться и удержать свои позиции». И вот мы видим, как эта формула Маркса претворяется в жизнь. Мы изо дня в день боремся с бюрократом, с чуждыми элементами, с людьми, которые чужды партии и пролезли в нее, – и для нас эта отвлеченнейшая формула стала живой и реальной действительностью.

И вот для того, чтобы находить этих людей, разоблачать этих людей, конечно, от нашей печати требуется исключительное внимание и сугубо глубокая ответственность. Одним словом, я повторяю, что каждый работник печати в наших условиях, работающий по линии самокритики, да и не только работник печати, – он только диалектическим методом, только при помощи диалектики может служить и интенсивно помогать строительству социализма.

Товарищи, прошло 12 лет. Можно смело сказать, как бы ни оценивали нас наши противники и как бы они ни опорочивали нашу работу (а ее не могут не опорочивать очень многие люди, это естественно, ибо вся наша работа задевает, бьет старый быт, старый, заскорузлый, черствый, буржуазный мир), однако, те успехи, какие были у нас, и тот бурный темп, которым идет наше социалистическое строительство благодаря тому, что масса рабочих и крестьян проявляет невиданную инициативу, энтузиазм и героизм, – все это, товарищи, мне кажется, служит самым верным залогом того, что полная победа социализма не за горами. Она близка. (Аплодисменты.)

 

1930

 Торжественное заседание пленума Московского Совета состоялось 6 ноября в Большом театре.

Заседание началось в 6 ч. 30 минут вечера.

Президиум: Сталин, Молотов, Ворошилов, Калинин, Орджоникидзе, Каганович.

Вел заседание председатель Московского Совета тов. Уханов.

На заседании с докладом выступил М.И. Калинин.

Текст доклада приводится по изданию: М.И. Калинин. Избранные произведения. М., Политиздат, 1960, т. 2, с. 468 – 486 и сверен с газетной публикацией.

 

М.И. Калинин.
 13-я годовщина Октября, наши успехи и трудности социалистического строительства

 – Товарищи, сегодня мы празднуем 13-ю годовщину победы пролетариата. А что значит победа пролетариата? Это значит, что всемирная история развития человеческого общества 13 лет тому назад получила новое направление, пошла по другому руслу, по крайней мере на одной шестой части земного шара. Это значит, что в одной, но огромной стране угнетенный и эксплуатируемый класс – пролетариат – захватил власть и уже 13 лет перестраивает общественную жизнь согласно своему идеалу. Надо прямо сказать, что участие в этом строительстве представляет собой самое возвышенное и самое благородное дело, какое только человек может себе представить. В этом смысле мы, как современники и участники величайшего общественного преобразования, являемся наиболее счастливыми людьми.

Наши достижения за тринадцать лет

 Оглядываясь на пройденный путь и подводя итоги всех наших достижений за 13 лет, необходимо указать, что самым главным нашим завоеванием, которое нет надобности иллюстрировать какими-то особыми данными, является всемирно-исторический факт тринадцатилетнего существования Союза Советских Социалистических Республик. Но этот факт знаменателен не только сам по себе, но еще и тем, что мы за 13 лет успели далеко продвинуться вперед в области непосредственной переделки на социалистических началах общественно-экономических отношений в нашей стране.

Далее, товарищи, за эти годы мы добились невиданной консолидации рабочего класса, укрепили руководящую роль пролетариата по отношению к крестьянству, подвели серьезную производственную базу под рабоче-крестьянскую смычку, подняли на значительную высоту материальное и культурное благосостояние рабочих и крестьян. Пускай кто-нибудь попробует доказать, что сейчас советский рабочий и крестьянин живут хуже, чем 13 лет тому назад. Я думаю, что никто не в состоянии этого доказать. Нашего рабочего и крестьянина теперь не узнать: настолько они изменились, настолько поднялся уровень их культурного развития, настолько выросла их политическая грамотность.

Переходя к материально-вещественному выражению результатов наших работ, я очень кратко остановлюсь только на некоторых моментах. За истекшие 13 лет в нашу промышленность было вложено 10 миллиардов 800 миллионов рублей, а в сельское хозяйство – 26 миллиардов 400 миллионов рублей. (В последнюю сумму входят как государственные, так и крестьянские вложения. Если бы эти средства были вложены в обобществленный сектор сельского хозяйства, то результаты этих вложений, разумеется, были бы неисчислимы.) На протяжении восстановительного и реконструктивного периодов было построено 2.222 завода (аплодисменты), 320 местных и районных электростанций, 19.663 километра новых железных дорог. (Аплодисменты.) Валовая продукция всей нашей промышленности в настоящее время почти в два раза превышает довоенный уровень. За последние 6 лет сельскохозяйственное машиностроение дало валовой продукции на 1 миллиард 160 миллионов рублей, а за будущий год оно даст этой продукции приблизительно на 800 миллионов рублей. За тот же период времени было выпущено около 16 тыс. тракторов советского производства, а в будущем году наши советские заводы выпустят уже несколько десятков тысяч тракторов. Посевная площадь обобществленного сектора сельского хозяйства достигла 42 млн. гект., из которых на долю колхозов приходится 38 млн. гект. Рабочий класс значительно увеличил свои ряды, и мы теперь совершенно ликвидировали безработицу. Заработная плата рабочих уже давно перевалила за довоенный уровень. За последние 6 лет израсходовано 2 миллиарда 100 миллионов рублей на жилищное строительство. Возведено около 15 миллионов 500 тысяч квадратных метров жилой площади. Наконец, товарищи, мы построили за эти годы много университетов, сотни научно-исследовательских институтов, десятки тысяч различных школ, клубов, домов крестьянина, народных домов, изб-читален, больниц, санаториев и домов отдыха.

Чтобы осмыслить все значение и размах этих достижений, вы должны вспомнить, при каких условиях и с чего нам пришлось начать строительную работу. В наследство мы получили совершенно разбитое народное хозяйство, голод, холод, нищету и эпидемии разных болезней. На нашу советскую страну со всех сторон наседали полчища белогвардейцев и империалистических интервентов. Сначала нам пришлось ликвидировать гражданскую войну, и только после этого мы могли приступить к широкому хозяйственному и культурному строительству. Вот с чего мы начали и к чему пришли за 13 лет существования советской власти.

Трудности социалистического строительства и способы их преодоления

 Когда мы подсчитываем теперь все наши достижения, то надо иметь в виду, что каждый наш шаг вперед как в области материально-хозяйственной, так и в области культурной был сделан в борьбе с огромными затруднениями. Вначале это были затруднения величайшего кризиса народного хозяйства, а потом, когда мы восстановили промышленность и сельское хозяйство, появились трудности, обусловленные нашим ростом. Многие не понимают природы и характерных особенностей наших трудностей. Некоторым кажется, что теперь стало как будто бы хуже, чем раньше. Вам частенько, вероятно, приходится слышать возгласы: «ах, как стало тяжело». Но эти люди просто не продумывают вчерашний день, они его забывают. Жизнь у нас развивается стремительными темпами, и поэтому мы быстро забываем старое. А если оглянуться назад и вспомнить, что было хотя бы 26 октября 1917 г., то станет ясно, что наши теперешние затруднения совершенно другого порядка: это – затруднения могущества, затруднения роста, затруднения накопляемого жира, если можно так выразиться. (Смех, аплодисменты.) В самом деле, разве сегодняшние затруднения могут идти в какое-нибудь сравнение с затруднениями 1919 или 1921 – 1922 гг.? Совершенно очевидно, что затруднения, которые мы переживали в прошлом, были неизмеримо больше и тягостнее, чем затруднения текущего периода.

В чем же заключается основа наших трудностей вообще? В конце концов, основа наших трудностей сводится к тому, что мы идем по совершенно неизведанным путям социалистического строительства и в обстановке сильнейшего сопротивления классовых врагов как внутри, так и вне нашей страны. Можно сказать, что в области социалистического строительства мы пробиваем дорогу сквозь непроходимые исторические «джунгли». И поэтому, когда окидываешь взором общие условия социалистического строительства в нашей отсталой стране, то невольно вспоминаешь следующие слова Ленина: «Ни один разумный социалист, писавший о перспективах будущего, никогда и в мыслях не имел того, чтобы мы могли по какой-то заранее данной указке сложить сразу и составить одним ударом формы организации нового общества. Все, что мы знали, что нам точно указывали лучшие знатоки капиталистического общества, наиболее крупные умы, предвидевшие развитие его, это то, что преобразование должно исторически неизбежно произойти по такой-то крупной линии, что частная собственность на средства производства осуждена историей, что она лопнет, что эксплуататоры неизбежно будут экспроприированы. Это было установлено с научной точностью, и мы это знали, когда мы брали в свои руки знамя социализма, когда мы объявляли себя социалистами, когда основывались социалистические партии, когда мы преобразовывали общество. Это мы знали, когда брали власть для того, чтобы приступить к социалистической реорганизации, но ни форм преобразования, ни темпа быстроты развития конкретной реорганизации мы знать не могли. Только коллективный опыт, только опыт миллионов может дать в этом отношении решающие указания именно потому, что для нашего дела, для дела строительства социализма недостаточно опыта сотен и сотен тысяч тех верхних слоев, которые делали историю до тех пор в обществе помещичьем и в обществе капиталистическом. Мы не можем так делать именно потому, что мы рассчитываем на совместный опыт и что это – опыт миллионов трудящихся. Поэтому мы знаем, что дело организационное, которое составляет главную, коренную и основную задачу советов, что оно неизбежно несет нам массу опытов, массу шагов, массу переделок, массу трудностей, в особенности относительно того, как поставить каждого человека на свое место, ибо здесь нет опыта, здесь приходится каждый такой шаг вырабатывать самим, и чем тяжелее ошибки на таком пути, тем тверже растет уверенность, что с каждым новым приростом числа членов профессиональных союзов, что с каждой новой тысячей, с каждой новой сотней тысяч людей, переходящих из лагеря трудящихся, эксплуатируемых, которые до сих пор жили по традициям, по привычке, в лагерь строителей советских организаций, растет число людей, которые должны удовлетворять и поставить дело на правильные рельсы» (XV, 280 – 281). Следовательно, трудности социалистического строительства вовсе не являются для нас какой-то неожиданностью, они совершенно неизбежны, и мы давно об этом знали. Точно так же мы знали, что социализм нельзя построить в белых перчатках, что это дело сложное и трудное. Немудрено, что мы иногда ошибаемся, что у нас бывает масса переделок и что многие из наших работников в процессе строительства набивают у себя шишки на лбу. Вам известно, что в Советском Союзе насчитывается около 160 миллионов населения, из которых не менее 80 миллионов принимает непосредственное участие в производственном процессе. Подумайте только: легкое ли это дело – поставить каждого из них на свое место. А ведь такой задачи до сих пор ни один народ и ни одно правительство перед собой не ставили. Понятно поэтому, что решить такую задачу сразу нельзя, ибо у нас нет опыта. Возьмите, например, организацию производства в области промышленности. Мы строим множество совершенно новых предприятий, о которых раньше ни один наш рабочий не имел никакого представления. К числу таких предприятий относится Сталинградский тракторный завод. Сравнительно быстро мы построили этот завод, ибо самая постройка такого гиганта для нас уже не является новостью. Но пустить Сталинградский завод, приучить 10 тысяч рабочих работать социалистическими темпами в неведомой им отрасли производства очень трудно. И особенно эти трудности сказываются сейчас, ибо тысячи рабочих на Сталинградском заводе только приспособляются к новому производству, сотни инженеров, совершенно не знающих этой новой техники, сами проходят практический стаж. Со стороны же затруднения на Сталинградском заводе представляются в совершенно ином виде, и некоторые даже готовы злорадствовать в связи с тем, что там до сих пор не удалось достигнуть намеченной нормы выпуска тракторов. Это ведь результат наших успехов, что мы построили такой завод, что мы будем выпускать у себя сотню тысяч тракторов ежегодно, что мы создаем новую квалификацию работников и новую отрасль нашей промышленности. Но наш успех и производственный рост вызвал к жизни целый ряд новых трудностей, о которых раньше мы могли только догадываться. А то, что происходит сейчас на Сталинградском заводе, в известной мере наблюдается и на целом ряде других наших строительств, поскольку мы приступили к ним впервые.

Возьмите теперь вопрос об организации снабжения населения продуктами широкого потребления. У нас много говорят об очередях и недостатке товаров. Но посмотрите, откуда это получилось. Ведь уже давным-давно восстановлена промышленность и значительно увеличена ее валовая продукция. Точно так же нам удалось, наконец, восстановить и сельское хозяйство. А промышленных товаров и сельскохозяйственных продуктов все-таки не хватает. В чем же дело? Мы имеем, с одной стороны, несомненный рост общего благосостояния страны, а с другой, – успешное развитие индустриализации. Каждый новый завод, выстроенный нами, притягивает новых рабочих из деревни. Отсюда и получается, что теперь требуется гораздо больше товаров, чем раньше, только потому, что непрерывно растет население вообще и городское в особенности. Но этого мало. Ведь раньше подавляющее большинство населения было чрезвычайно ограничено в средствах, раньше только незначительная прослойка общества покупала много товаров и хорошо питалась. Поэтому тогда и не было товарного голода. В самом деле, сколько можно было купить товаров при месячном заработке в 20 или 30 рублей? А ведь это был заработок основной массы рабочего класса. То же самое мы должны сказать и о покупательной способности деревенских низов в дореволюционный период. Но теперь положение коренным образом изменилось: как рабочие, так и крестьяне предъявляют теперь неизмеримо больший платежеспособный спрос, ибо доходы их значительно возросли. Вы посмотрите, как сейчас одеты и обуты рабочие и крестьяне. Особенно показательна в этом отношении деревня. Почти все наблюдатели в один голос утверждают, что крестьянин в настоящее время одевается и обувается далеко не хуже, чем городской житель. Отсюда понятно, что наша легкая промышленность не поспевает за растущим спросом населения на товары.

Но, помимо всего этого, здесь в значительной степени сказалась и наша организационная неопытность. Что у нас не хватает товаров сравнительно с возросшими потребностями рабоче-крестьянского населения, это еще так-сяк, это понятно, это, пожалуй, неизбежно, на данном уровне развития производительных сил нашей промышленности и сельского хозяйства. Но, что у нас снова появились очереди, этот факт можно понять преимущественно, как результат нашей организационной неопытности, нашего организационного неумения поставить работу снабжения в новых условиях. Я абсолютно уверен, что эти очереди безусловно можно уничтожить и при теперешних запасах товаров и продовольствия, но для этого надо хорошо поставить организацию распределения. Само собой разумеется, что в дальнейшем мы должны энергично развертывать нашу легкую промышленность. Но надо твердо усвоить, что действительное развертывание легкой промышленности немыслимо до тех пор, пока не будет создана для нее прочная база в виде мощной тяжелой индустрии. Теперь наступил такой момент, когда можно шире развернуть легкую промышленность и значительно повысить ее продукцию.

Очень много трудностей у нас получалось и получается потому, что сельское хозяйство в своем развитии не поспевает за промышленностью и ростом населения. Возьмите, например, вопрос о мясе и жирах или вопрос о сырье для легкой промышленности. Можно ли преодолеть трудности этого порядка на базе мелкого индивидуального крестьянского хозяйства? Если бы мы выходили из положения именно в этом направлении, то неизбежно свернули бы себе шею в самом ближайшем будущем. К счастью, теперь как будто бы подавляющее большинство понимает, что наше движение вперед – в крупном коллективном хозяйстве.

Наконец, товарищи, есть еще одно обстоятельство, которое никак нельзя игнорировать при анализе природы наших трудностей. Когда вы рассматриваете как бы в калейдоскопе историю нашего развития, то вам непременно должно броситься в глаза, что все эти достижения и трудности развертывались на одном общем фоне – на фоне ожесточеннейшей классовой борьбы. Ведь каждый вершок, завоеванный нами, не только взят в классовом бою, но и в свою очередь до известного этапа усиливает классовую борьбу.

Теперь можно поставить вопрос: каким образом мы боремся с трудностями? Особенностью политики и методов работы нашей партии и советской власти является то, что мы стремимся решить каждую проблему о преодолении той или другой трудности в самом корне, в самой сущности этой проблемы. А когда выясняем корень той или другой трудности, мы стараемся мобилизовать миллионные массы на штурм ее и пробудить в них творческую инициативу в целях скорейшего преодоления этой трудности. Таким образом, только в борьбе с трудностями мы можем найти необходимые силы и средства для их преодоления, а для этого, – как говорил Ленин, – «нужно верить в свои собственные силы, нужно, чтобы все, что проснулось в народе и способно к творчеству, вливалось в наши организации, которые имеются и будут строиться в дальнейшем трудящимися массами» (XV, стр. 38). Действительно, радикальное преодоление трудностей требует ускорения процесса социалистического строительства и беспощадной борьбы с какими бы то ни было попытками замедлить его темпы. Поднимая миллионные массы на борьбу с трудностями, мы добиваемся того, «чтобы все поняли, что нам принадлежит Россия, – что мы, рабочие и крестьянские массы, своей деятельностью, своей строгой трудовой дисциплиной, только мы можем пересоздать старые экономические условия существования и провести в жизнь великий хозяйственный план. Вне этого спасения нет» (Ленин, XVII, 414).

Вот в чем сущность большевистских методов борьбы с трудностями социалистического строительства. Если вы рассмотрите всю историю нашего социалистического строительства, если вы изучите наши решения по основным вопросам, то вы увидите, что каждый такой вопрос решался в корне и в каждом вопросе партия и советская власть стремились обеспечить окончательное решение. Позвольте эту мысль проиллюстрировать на одном примере. В прошлом году у нас не хватало мануфактуры и не хватало чугуна. Нехватка чугуна для широких масс не так заметна, как нехватка мануфактуры. Как наша партия и советская власть решили этот вопрос? В буржуазном обществе, где господствует стихийность, вопрос этот был бы разрешен очень просто: увеличили бы выпуск мануфактуры и сократили производство чугуна. Нечего и говорить, что в наших условиях такое решение было бы не только оппортунистическим, но и абсолютно неприемлемым с хозяйственной точки зрения. Что получилось бы в результате сокращения производства чугуна? В результате мы были бы вынуждены сократить производство машин для легкой индустрии и сельского хозяйства. А это привело бы неизбежно к новому обострению товарного голода и к уменьшению продукции сельского хозяйства. Тогда пришлось бы выбирать: или мириться с недостатком товаров (мануфактуры) и сельскохозяйственных продуктов, или ввозить их дополнительно из-за границы. Но ни тот, ни другой выбор, как вы это понимаете, устроить нас не может. Вот почему мы вынуждены были до сих пор основную массу наших капитальных вложений направлять в область тяжелой индустрии, потому что вся легкая промышленность базируется на развитии тяжелой промышленности. Когда у нас иногда противопоставляют тяжелую индустрию легкой промышленности и говорят, что тяжелая индустрия производит средства производства, а легкая промышленность дает непосредственно предметы широкого потребления, то при этом забывают, что тяжелая индустрия производит средства производства не в качестве самоцели, а для того, чтобы этими средствами производства усилить размах легкой промышленности. Говоря простым языком, получается так, что и легкая, и тяжелая промышленность работает на улучшение материального положения трудящихся нашей страны, только тяжелая промышленность подводит твердый фундамент под эту легкую промышленность.

Второй основной наш метод заключается в организации массового напора рабочих и трудящихся крестьян на все те препятствия, которые мы встречаем в процессе социалистического строительства. И действительно, результаты, которых мы добились к тринадцатой годовщине Октября, оказались совершенно неожиданными для врагов советской власти. Но по мере того, как укреплялась советская власть и развертывалось социалистическое строительство, возрастали ненависть и озлобление остатков капиталистического класса против диктатуры пролетариата.

Некоторые особенности классовой борьбы в переходный период

 Таким образом, непосредственным результатом наших успехов в области социалистического строительства является углубление и расширение фронта классовой борьбы. Это вполне естественно, потому что мы вплотную приступили к ликвидации последних остатков капитализма. Можно с уверенностью утверждать, что у нас сейчас почти все население совершенно четко разместилось по классовым позициям: либо за социализм, либо за капитализм. Такой четкой классовой дифференциации в нашей стране еще никогда не было. Но это вовсе не значит, что самые формы проявления классовой борьбы в настоящее время стали яснее, чем раньше. Возьмите период гражданской войны: тогда открыто стоял класс против класса. Сейчас картина совершенно иная, сейчас классовая борьба чрезвычайно завуалирована, но она пространственно расширилась и захватила собой решительно все области общественно-экономической жизни. Даже в самых возвышенных сферах идеологии идет в настоящее время ожесточенная классовая борьба. Именно так надо понимать дискуссию в области философии, искусства, литературоведения, естествознания, политической экономии, истории и т.д. Возьмите теперь область конкретной экономической жизни. Здесь нам приходится иметь дело с контрреволюционным вредительством, с кулацким саботажем хлебозаготовок и т.д.

Все свои усилия наши враги направляют к тому, чтобы перевести классовую борьбу на рельсы гражданской войны. Но прямо об этом они по возможности избегают говорить. Прикрытием этой тенденции являются самые разнообразные благовидные предлоги. Но мы этого никогда не допустим. Всемерно обостряя классовую бдительность пролетариата и трудящегося крестьянства, развертывая решительное наступление социализма по всему фронту, мы доведем классовую борьбу до полного уничтожения всех классов.

В настоящее время характерной формой классовой борьбы со стороны наших врагов следует признать вредительство, в котором принимал участие цвет старой интеллигенции. Как вы знаете, буржуазная интеллигенция всегда кичилась своим якобы внеклассовым положением и чистотой своих политических риз. Контрреволюционный вредительский заговор, вовремя застигнутый органами ОГПУ, полностью разоблачил эти сказки. Теперь совершенно ясно, что значительная часть буржуазной интеллигенции оказалась верной до конца классу капиталистов. Вместе с тем установлено, что довольно солидная прослойка нашей буржуазной интеллигенции имела тесную связь с контрразведками руководящих западноевропейских капиталистических государств. Таким образом, в борьбе против советской власти, против успешно развивающегося социалистического строительства буржуазная интеллигенция сочла для себя дозволенными все средства, вплоть до измены своему народу. Какие причины заставили многих наших буржуазных специалистов отмахнуться от прежних «предрассудков» и открыто получать звонкой монетой за предательство и измену? Основная причина сводится к расширению и углублению фронта классовой борьбы, что в свою очередь обусловлено успешным развитием социалистического наступления против остатков капитализма. Вместе с тем обнаружился полный крах всех попыток другими средствами помешать Советской власти в деле социалистического строительства. Разоблаченные представители буржуазной интеллигенции увидели, что они могут только помогать западноевропейским империалистам в качестве лакеев, оставаясь у них на запятках. Если раньше, хотя бы по видимости, главенствующую роль в борьбе против советской власти играла отечественная буржуазия, то теперь она выступает в подчиненной роли, а главным вдохновителем и организатором контрреволюционной борьбы являются иностранные капиталисты.

Но помимо классовой подоплеки вредительства, являющейся основной причиной, немалую роль здесь сыграло также и то обстоятельство, что значительные слои старой интеллигенции оказались неприспособленными к темпам и методам социалистического строительства. Самовлюбленные, мнящие себя солью земли обиделись, что они оказываются не у места, и решили попробовать свои силы в борьбе за самосохранение.

Вот, товарищи, те причины, которые толкнули многих буржуазных специалистов в объятья западноевропейских империалистов. Заговор вредителей подводит собой итог целого периода нашего сотрудничества с буржуазными специалистами. Теперь, мне кажется, произошла уже окончательная дифференциация внутри специалистов; теперь эти работники более или менее прочно размежевались между лагерем социализма и лагерем капитализма. В общем выходит так, что от старого мира мы получили в наследство не только изрядно потрепанную материально-техническую часть народного хозяйства, но и незначительные кадры квалифицированных специалистов, способных самоотверженно работать на пользу социалистического строительства.

Товарищи, когда вы взглянете на обстановку всей нашей тринадцатилетней работы, то увидите, что каждый наш успех завоеван потом, кровью и напряжением мускулов рабочего класса, что все наши успехи достигнуты нами в непримиримой классовой борьбе. Поэтому неудивительно, что эта борьба очень часто находит свое отражение даже внутри самого рабочего класса и нашей партии. Ведь каждое затруднение, которое мы переживаем, почти неизбежно вызывает сомнение, колебание и недовольство той или иной группы внутри рабочего класса, внутри партии. Все это в той или иной форме проявляется среди некоторых слоев рабочих, а потом просачивается и в партию. Так получается потому, что рабочий класс постепенно меняется в своем составе, что в его среду проникают многочисленные выходцы из деревни и из городского мещанства, которые несут с собой мелкобуржуазные шатания, рваческие настроения и массу других недостатков. Так получается потому, что наша партия занимает монопольное положение, что она является единственно легальной партией, что она непосредственно стоит у кормила власти и поэтому каждый прибой классовой борьбы неизбежно захлестывает отдельные ее прослойки. Отсюда следует, что в моменты перелома, когда требуется особое напряжение всех сил и средств, в партии появляются отдельные течения, отдельные группы и даже фракции, которые пугаются, чувствуют себя не в силах преодолеть препятствия и затруднения, возникающие при осуществлении этого перелома. Если вы просмотрите историю нашей партии за последние годы, то с этой точки зрения ни троцкизм, ни оппозиция Зиновьева, ни правый уклон не являются случайным явлением, а представляют собой своеобразное выражение тех огромных затруднений, которые встречали партия и рабочий класс на путях социалистического строительства. Почему, например, правые оппортунисты усомнились в правильности генеральной линии нашей партии? Да потому, что им показалась слишком грандиозной и непосильной задача коллективизации сельского хозяйства. Они испугались темпов, которые были взяты партией и советским правительством в области индустриализации. Кстати я должен заметить, что когда читаешь показания вредителей, то бросается в глаза большое самохвальство. Все они говорят в своих показаниях, что вот то-то они помешали нам сделать, ибо можно было сделать вот так, там-то они многое задержали и т.д. С первого взгляда получается впечатление, что они играли огромную роль в нашем строительстве. В действительности же было несколько иначе, и если вредители так разглагольствуют, то только потому, что они переживают несомненный испуг перед нашими успехами и перед темпами социалистического строительства. Вредители испугались наших темпов, потому что каждый день выкидывает в мусорный ящик тех специалистов, которые не способны работать социалистическими темпами. Именно поэтому они занимаются самохвальством, в котором отводят свою душу. Ведь надо прямо сказать, что они находились под очень бдительным контролем пролетариата, что на самом деле многому они помешать не могли, так как рабочий класс относился к ним всегда с большим подозрением. Как видите, этот испуг получил довольно широкое распространение и передался даже в ряды нашей партии. Наша партия насчитывает более миллиона человек, она испытывает на себе влияние окружающего населения. Поэтому вполне естественно, что в отдельных прослойках нашей партии проявляются страхи перед взятыми темпами социалистического строительства, обнаруживается неверие в силы рабочего класса. На почве сопротивления капиталистических элементов развертывающемуся социалистическому наступлению растет правая опасность, захлестывающая отдельные прослойки нашей партии. Вот почему партия открыла самый решительный огонь по правому уклону, как главной опасности в переживаемый период. Вместе с тем партия сочла необходимым усилить борьбу против левацких настроений. Как правый, так и «левый» уклон, попросту говоря, стремятся к одному и тому же, только разными путями. Сокровенный помысел всех уклонистов: «дайте нам немножко отдохнуть». А я вас спрашиваю: разве может советский пролетариат в данный момент, при сплошном буржуазном окружении ставить так вопрос? Как ни трудно нам, но я уверен, что советский пролетариат, как класс, не может говорить: «дайте нам немножко отдохнуть».

Разумеется, товарищи, что борьба с различными уклонистами отнимает у нас очень много сил и времени. Но это совершенно неизбежные издержки социалистического строительства. Хныкать по этому поводу могут только примиренцы. Совершенно естественно, что партия уделяет очень много внимания позиции лидеров разных уклонов. Это объясняется тем, что на заблудившихся лидерах партия должна обучаться тому, как не надо мыслить. Я уверен, товарищи, что наша партия с успехом преодолеет правый уклон и левацкие настроения, как это она делала в прошлом в борьбе с другими уклонами.

Международная обстановка социалистического строительства

 Таковы наши внутренние условия социалистического строительства. Теперь я перехожу к рассмотрению наиболее характерных особенностей международных условий. Скоро будет два года, как весь капиталистический мир бьется в судорогах жесточайшего экономического кризиса, развернувшегося на фоне всеобщего послевоенного кризиса. Это факт, что даже сами капиталисты не видят в ближайшем будущем никаких признаков улучшения, и недаром американские буржуа несколько дней тому назад открыли кампанию молебнов, чтобы господь бог утихомирил стихию экономического кризиса. Я не стану обременять вас цифровыми выкладками о ходе экономического кризиса по отдельным странам. Надо полагать, вы хорошо изучили соответствующий раздел доклада товарища Сталина на XVI съезде нашей партии и внимательно следите за сообщениями в этой области нашей периодической печати. Одним словом, мировой капитализм за эти годы еще дальше зашел в тупик, ибо «нынешний экономический кризис, – говорил тов. Сталин, – является самым глубоким кризисом из всех существовавших до сих пор мировых экономических кризисов».

Далее, разве это не факт, что во всем мире сейчас назревает новая волна революционного подъема? Правда, мировая революция развивается зигзагами, неравномерно и не так быстро, как многие из нас ожидали в Октябре. Но она неизбежно победит. Порукой тому являются учащающиеся баррикадные бои на улицах европейских городов и растущая сила наших братских компартий. Товарищи, за все 13 лет послевоенный капитализм не только не разрешил ни одного из своих противоречий, но еще больше в них запутался.

Об этом свидетельствует не только мировой экономический кризис и нарастание революционной борьбы во всех странах, но и обострение опасности новой всемирной империалистической войны. Вам памятны, конечно, социал-патриотические заклинания о последней войне и бешеные нападки на большевистские предостережения о неизбежности войны, покуда существует империализм. Новое теперь заключается в том, что неизбежность мировой войны между империалистическими акулами признают сами капиталисты. Вот что пишет, например, председатель морской комиссии палаты представителей США Фред Бриттен: «Равновесие Европы теперь в гораздо большей мере шатко, чем до мировой войны, которая потрясла Европу и Америку. Европа теперь в гораздо большей степени вооружена, и опасность взрыва больше, чем в период, предшествовавший мировой войне. Может быть, Лига Наций в состоянии предотвратить вторую мировую войну, но в таком случае Версальский договор должен быть заново написан, мир должен быть заново переделен».

Итак, в порядок дня открыто поставлен вопрос о пересмотре Версальского мирного договора и новом переделе мира. Нечего и говорить, что социал-фашисты, наперекор всем фактам, будут по-прежнему убаюкивать рабочие массы фразами о том, что войны не будет. Но прошли те времена, когда возможно было безнаказанно бросать миллионы людей в горнила войны под прикрытием пацифистских фраз. Второй мировой войне, если она не будет предотвращена победоносной революцией, суждено еще в больших масштабах и еще скорее, чем первой, превратиться в гражданскую войну, которая послужит решающим толчком в борьбе пролетариата за власть во всем мире.

Таким образом, товарищи, ленинская дилемма остается и по сей день в полной силе. Человечество, несомненно, еще ближе подошло к выбору: «или погибнуть, или вручить свою судьбу самому революционному классу для быстрейшего и радикальнейшего перехода к более высокому способу производства». Вот к каким выводам приводит нас самый беглый анализ положения мирового капитализма с точки зрения развития его внутренних противоречий.

Но кроме этих противоречий внутри капиталистического порядка, существует еще одно противоречие, именно противоречие между капитализмом в целом и между Советским Союзом, как страной строящегося социализма. В течение нескольких лет капиталисты вели против нас открытую войну. Потерпев поражение, капиталисты изменили форму борьбы, но не отказались от войны как таковой. Война подготовляется ими, как самая острая форма и как самое решительное средство борьбы против нас. До сих пор эта борьба маскировалась самыми благовидными предлогами с тем, чтобы скрыть перед глазами широких народных масс ее реальный классовый смысл. Тут вы найдете и трогательные заботы о культуре, и беспокойство за судьбы православной веры, и попечение о безработных собственных стран и т.д. Все это – лживая маскировка реальных классовых замыслов международной буржуазии. А под прикрытием всех этих невинных мотивов идет лихорадочная подготовка войны против нас.

На международной арене мы имеем, таким образом, продолжение фронта классовой борьбы и дальнейшее ее обострение, как результат наших успехов в области социалистического строительства. В настоящее время наиболее наглядным выражением этой тенденции является кампания против так называемого «советского демпинга». Больше всего о «советском демпинге» кричат французские капиталисты. Это объясняется тем, что капиталистическая Франция давно уже подвизается в роли организатора антисоветской войны. На данном этапе задача французских капиталистов заключается в том, чтобы создать против Советского Союза экономическую блокаду и таким образом сорвать у нас социалистическое строительство, опрокинуть пятилетку. Момент избран более или менее подходящий. Кругом бушует стихия экономического кризиса. Именно на фоне этого кризиса заправилы капиталистической Франции и ухватились за «советский демпинг» в качестве предлога. Они решили таким образом убить сразу двух зайцев: свалить перед массами ответственность за экономический кризис на «советский бросовый экспорт» и оправдать организацию экономической блокады против Советского Союза. Но этот номер не пройдет: уж слишком белыми нитками шит этот план, чтобы его сущность не могли распознать массы. Итак, говорят, что Советский Союз завалил весь мир своими товарами по цене ниже себестоимости. При этом больше всего оказывается затопленной советскими товарами Франция. Так по крайней мере можно заключить, судя по силе антисоветского вопля французских капиталистических газет. Я не стану повторять широко известные в Западной Европе и Америке опровержения насчет продажной цены советских товаров, и тем более, что эти опровержения исходили от некоторых буржуазных кругов и некоторых иностранных правительственных органов. Лучше всего разоблачить этот антисоветский предлог с другого конца. Известно, например, что в довоенное время Россия по вывозу товаров занимала далеко не первое место среди других государств. А теперь Советский Союз далеко еще не развил своего экспорта до довоенных размеров. Все это прекрасно известно всему миру. Что касается специально Франции, то на ее долю в нашем экспорте за 1929 – 1930 г. приходится всего 5 проц. или 40.426 тыс. руб. Главными экспортными статьями являются нефтепродукты, лес и пушнина. А хлеба, например, за это время было вывезено во Францию только 13.760 тонн – на миллион с лишним рублей. В довоенное время (1913 г.) Россия вывозила во Францию товаров на 100.879 тыс. руб., в том числе хлеба на 47.630 тыс. руб. Приблизительно такое соотношение мы наблюдаем и по другим странам, которые вкупе или под руководством капиталистической Франции вопят о «советском демпинге». Значит, товарищи, совершенно очевидно, что мнимый «советский демпинг» является только благовидным предлогом для организации экономической блокады против Советского Союза. Экономическая же блокада является необходимой предпосылкой для подготовки империалистической войны против Советского Союза. «Карфаген должен быть разрушен», – таков руководящий принцип политики капиталистического мира по отношению к нам. Капиталисты из кожи лезут вон, чтобы придать национальный характер войне против Советского Союза. Я думаю, товарищи, что это им не удастся. О том, что мы против войны, о том, что мы делаем все зависящее от нас, чтобы избегнуть войны, – об этом известно всякому честному человеку в капиталистических странах. Это мы доказывали бесконечное количество раз и это мы не устанем доказывать и впредь. Но если капиталисты доведут дело до войны, если они выступят против Советского Союза с оружием в руках под знаменем общенациональных интересов, то я думаю, что коммунистические партии сумеют разоблачить перед всем населением, что это не национальная, а классовая война, и постараются превратить ее в гражданскую войну. Что касается нас, то мы за эти тринадцать лет достаточно окрепли в материальном и организационном отношении, основательно укрепили боевую мощь нашей Красной армии. Поэтому, если наперекор нашим мирным стремлениям, капиталисты нападут на нас, то я уверен, что мы их разобьем. (Аплодисменты). Во всяком случае надо употребить все усилия, напрячь все силы и мускулы нашего организма, чтобы в будущем империалистам было неповадно нападать на Советский Союз. (Бурные аплодисменты).

Итак, товарищи, в октябре 1917 г. мы начали величайшее дело. На нашу долю выпала честь быть пионерами построения нового общества. Миссия, несомненно, очень сложная, трудная и ответственная. За 13 лет нам удалось сделать очень много: мы разбили многочисленных врагов на фронтах гражданской войны, мы сумели не только восстановить народное хозяйство страны, но и далеко продвинуть вперед дело возведения фундамента социалистической экономики. Впереди уже ясно вырисовываются очертания нового общественного строя. Конечно, на нашем пути встречается много затруднений и они неизбежны в дальнейшем. По словам обывателя, жить сейчас трудно. Но разве можно сравнить условия жизни наших дней с теми условиями, в которых находились рабочие и крестьяне 13 лет назад? Много трудностей мы уже оставили позади. Теперь наступило такое ускорение процесса социалистического строительства, о котором мы не могли раньше даже мечтать. Теперь ясно, что у нас имеется все необходимое и достаточное для окончательного построения социализма.

Да здравствует победа социализма во всем мире!

Да здравствует тринадцатая годовщина Октябрьской революции!

(Бурные аплодисменты, «Интернационал»).

 

1931

 Торжественное собрание Московского Совета состоялось 6 ноября.

На заседании с докладом выступил В.М. Молотов.

Текст доклада приводится по изданию: В.М. Молотов. В борьбе за социализм: Речи и статьи. М., Партиздат, 1935, с. 213 – 235.

 

В.М. Молотов.
Октябрьская революция и борьба за социализм

 

I. К вопросу о соотношении сил социализма и капитализма

 Товарищи! Четырнадцатая годовщина Октябрьской революции – важнейшая дата в истории борьбы пролетариата за свое освобождение.

Четырнадцать лет назад рабочий класс нашей страны сбросил господство помещиков и капиталистов и, став во главе всей массы трудящихся, приступил к построению новой, свободной жизни на основах социализма.

За эти годы нами пройден труднейший путь борьбы с враждебными классовыми силами. Не только внутри страны классовый враг оказывал бешеное сопротивление строительству социализма. Это строительство было связано с особенными трудностями в силу того, что СССР – первое в мире рабочее государство – как бы стиснут непримиримо-враждебным ему внешним капиталистическим окружением.

Несмотря на все эти трудности, социализм за эти годы гигантски продвинулся вперед, во многом укрепив свои позиции. И поэтому на пороге пятнадцатого года Октябрьской революции мы имеем право утверждать, что существуют две основные общественные силы – социализм и капитализм, борьбой которых и определяется основная линия мирового развития.

В соотношении этих двух основных мировых сил произошли за эти годы немалые изменения. При подведении итогов первых лет Октябрьской революции решающее значение имеет ответ на вопрос о том, в чем именно заключается это изменение в соотношении сил социализма и капитализма.

Оглядываясь назад, рабочий класс с гордостью может заявить, что пройден огромный и притом действительно победоносный путь. Социализм уже превратился в могучую и притом быстро растущую силу. Его основная линия развития внутри страны нашла свое выражение во все ускоряющемся вытеснении и ломке капиталистических форм и в победоносном развертывании сил социализма по всему фронту.

В теперешних условиях, в условиях глубочайшего экономического кризиса в капиталистических странах, противоположность путей развития социализма и капитализма сказывается с особенной силой.

Теперь уже нет такой капиталистической страны, которая стояла бы вне экономического кризиса. Капитализм все глубже спускается в яму мирового кризиса. В ряде стран кризис затянулся уже на два года и даже больше. Но еще нет никаких признаков его окончания. Наоборот, с каждым днем мировой кризис все больше подтачивает капиталистические устои.

Итак линии развития социализма и капитализма идут в прямо противоположном направлении. Социализм идет победоносно вверх, на подъем. Капитализм все больше запутывается в своих противоречиях и под тяжестью мирового кризиса теряет одну позицию за другой.

Об этих основных линиях в развитии социализма и капитализма красноречиво свидетельствуют многочисленные факты.

Возьмем прежде всего факты, относящиеся к росту промышленного производства за послевоенный период.

За послевоенный период в ряде капиталистических стран имелся известный подъем в промышленном развитии. Экономический кризис с каждым днем все более съедает те сравнительно скромные успехи, которые были достигнуты капиталистическими странами за этот период. Теперь мы уже имеем такое положение, когда общий уровень промышленного производства стран капитализма всего на несколько процентов выше довоенного уровня. Больше того. В такой передовой капиталистической стране, как Германия, мы имеем даже значительно худшее положение. Здесь уровень промышленного производства в данный момент скатился к тому положению, которое германская промышленность имела примерно тридцать лет назад.

Таким образом сейчас уже нельзя говорить о каких-либо действительных успехах капитализма за послевоенный период.

Совсем другое положение в нашей стране, в стране строящегося социализма.

В СССР сравнение современного промышленного производства с довоенным уровнем дает совершенно другую картину. Здесь уже сейчас мы имеем такой уровень промышленного производства, который более чем в два с половиной раза превышает уровень промышленного производства довоенного времени. И к тому же у всех на глазах развертывается такое строительство в области индустрии, которое обеспечивает с каждым годом все больший дальнейший рост промышленной продукции.

Следовательно победоносные успехи социализма в области индустрии бесспорны.

Возьмем вопрос о положении рабочего класса в странах капитала и в Советском союзе. Об этом лучше всего говорят факты, относящиеся к безработице и заработной плате.

В странах капитализма безработица достигла неслыханных размеров. Здесь армии безработных достигают уже десятков миллионов. Безработица не только не идет на убыль, но захватывает все новые миллионы рабочих. Сотни тысяч и миллионы безработных доведены до прямого голодания и до состояния полунищих. В некоторых странах безработные и полубезработные составляют уже больше половины всей массы рабочего класса. Положение безработных с каждым днем становится все более отчаянным.

В СССР не существует безработицы. В стране социализма строятся новые фабрики и заводы, открываются новые предприятия-гиганты. Кадры занятых в промышленности рабочих неуклонно растут, и притом с каждым годом все быстрее. В промышленных районах у нас большая нехватка рабочих.

Но этого мало. Для положения рабочего класса весьма важны те факты, которые относятся к вопросу о заработной плате.

Ни в одной капиталистической стране сейчас нет и речи о прибавках заработной платы рабочим и служащим. Напротив, каждый новый день приносит новое снижение зарплаты для той или иной прослойки рабочего класса. Наряду с быстрым ростом числа безработных идет грабительское снижение зарплаты рабочих, проводимое капиталистами при поддержке государственной власти и при активном содействии социал-демократии.

Только в СССР неуклонно проводится политика улучшения материальных условий жизни рабочего класса. Заработная плата рабочих повышается здесь с каждым годом. Как известно, кроме проведенного в этом году значительного повышения зарплаты работников железнодорожного и водного транспорта, только недавно было проведено новое повышение заработной платы для рабочих угольной промышленности и металлургии, а также значительное повышение зарплаты для всей массы учительства.

Можно было бы привести еще немало фактов того, как ухудшаются условия жизни рабочих в странах капитала и как одновременно с этим идет подъем материальных и культурных условий жизни рабочего класса в нашей стране. Но и сказанное бросает достаточно яркий свет на положение рабочих в странах капитализма и в социалистической республике советов. Только в стране пролетарской диктатуры перед рабочими открыта широкая возможность действительного подъема материальных и культурных условий жизни.

Коренное различие в положении трудящихся деревни в капиталистических государствах и в Стране советов также совершенно очевидно.

В странах капитализма миллионы крестьян переживают сейчас исключительно тяжелое время. Мировой кризис и сопутствующее ему сокращение промышленного производства, а следовательно и сокращение спроса на сельскохозяйственное сырье и другие сельскохозяйственные продукты, бьет по деревне и особенно по основной крестьянской массе. Разорение крестьян под тяжестью экономического кризиса, а также увеличившегося налогового бремени идет теперь с особенной быстротой.

Нечего уже говорить о том, что положение трудящихся масс в колониях и полуколониях невероятно тяжело. Здесь обнищание деревни доходит до последней черты. Господствующие капиталистические страны стремятся к тому, чтобы переложить главную тяжесть экономического кризиса на порабощаемые ими колонии и зависимые от них страны. От этого гнет империализма и нищета в рабочих и крестьянских массах здесь достигают крайних пределов.

Совершенно другое положение в нашем рабоче-крестьянском государстве.

В Советском союзе идет подъем сельского хозяйства прежде всего благодаря быстрым успехам коллективизации. Создание крупного коллективного хозяйства, опирающегося на передовую технику – тракторы, комбайны и т.п., значительно облегчает работу крестьянина, поднимает производительность его труда, ведет к общему улучшению его жизни. Растущий подъем сельского хозяйства и неуклонное улучшение материально-культурных условий жизни крестьянских масс являются одним из важнейших успехов Октябрьской революции за истекшие годы.

Таковы факты, относящиеся к развитию производительных сил и положению трудящихся масс в странах капитала – с одной стороны и в Стране советов – с другой.

Эти факты свидетельствуют о том, что сейчас дело идет не только об ухудшении положения в той или другой отдельной капиталистической стране. Вопрос заключается даже не только в том, что капиталистические страны вошли в полосу глубочайшего экономического кризиса. Дело идет о большем. Факты, число которых быстро растет, свидетельствуют о том, что капитализм, капитализм как особая общественная система – вошел в полосу упадка, в полосу все углубляющегося и явно безвыходного общего кризиса.

Факты общественного развития все более решительно говорят против капитализма в целом. И вместе с тем эти факты не менее решительно говорят в пользу нашего дела, в пользу приближения окончательной победы социализма над всей капиталистической системой.

Такова основная тенденция развития в соотношении мировых сил – социализма и капитализма.

Капитализм доживает свой век. На смену ему идет строй социализма. Факты мирового развития свидетельствуют о том, что предпосылки для свержения капитализма во всем мире быстро назревают. Эти факты все более красноречиво говорят о том, что Октябрьская революция была не только великой революцией рабочего класса нашей страны, но что Октябрьская революция является победоносным началом международной социалистической революции. Величайшее историческое значение Октябрьской революции заключается в том, что она открыла новую эпоху в развитии всего человечества. Пройденный ею путь и каждый новый день в теперешнем развитии основных мировых общественных сил с бесспорной ясностью подтверждают, что мы живем в эпоху быстро нарастающей международной пролетарской революции, в эпоху приближающегося краха всей капиталистической системы, в эпоху приближающейся полной победы социализма.

Прошло 14 лет, а наша страна еще остается единственным в мире социалистическим государством Советов. И все же только слепому не видно, что дело победы международного социализма гигантскими шагами продвигается вперед.

Трудности борьбы пролетариата в капиталистических странах оттого так велики, что решение внутренних вопросов борьбы рабочих с капиталистами все более неразрывно сплетается с решением международных задач борьбы пролетариата с буржуазией. Интересы капиталистических государств настолько переплелись и настолько это переплетение усиливается с каждым годом, что решение задач борьбы за социализм в одной стране все более сплетается с решением международных проблем борьбы между трудом и капиталом, между пролетариатом и империализмом.

Это означает, с одной стороны, возрастание трудностей для победы пролетариата в отдельной капиталистической стране. Но это вместе с тем означает, что новый, действительный успех борьбы рабочего класса в той или другой капиталистической стране будет с исключительной силой толкать вперед все дело международной победы социализма. Таким образом успехи борьбы рабочих в отдельной стране теперь все более сплетаются с делом борьбы всего международного пролетариата за освобождение от империализма.

История Октябрьской революции показывает, как это может происходить на практике.

Хорошо известно, что пролетариату нашей страны пришлось за эти годы вести борьбу не только против постоянных попыток организации экономической блокады, но и против прямой военной интервенцией со стороны империалистических держав. Только благодаря тому, что трудящиеся нашей страны при поддержке рабочих в капиталистических странах нашли в себе достаточно сил для того, чтобы разгромить классового врага внутри страны и отбить вместе с тем нападение внешних империалистических сил, – только благодаря этому Октябрьская революция победоносно празднует свое четырнадцатилетие.

Дело рабочих всех стран теперь в огромной мере облегчено победой социализма в нашей стране. Фактом победоносного строительства социализма в Советском союзе дан первый в мировой истории пример борьбы за победу дела рабочего класса в отдельной стране и вместе с тем за победу всего дела международного пролетариата. Наш пример показывает путь – конечно только в основном! – рабочим других стран. Не только в рядах передовых борцов за коммунизм, но и в широких массах рабочих капиталистических стран победоносная Октябрьская революция вселяет революционную уверенность в торжество коммунизма. Таким образом рост СССР гигантски облегчает победу рабочего класса в других странах.

Тем не менее еще велики трудности, стоящие на пути победы пролетариев в капиталистических странах. Эти трудности связаны в частности с тем, что решение коренных задач рабочего класса в отдельных капиталистических странах все более сплетается с решением задач международного характера. Но это в свою очередь означает, что победа рабочего дела в той или иной стране – особенно в связи с нарастающим обострением всех, и в том числе международных, противоречий в лагере империализма – будет величайшим двигателем для всего дела международного социализма.

Возвращаюсь к основному вопросу, вопросу о том, что говорят нам итоги четырнадцатилетия Октябрьской революции об основной линии развития в соотношении сил – социализма и капитализма. Это развитие говорит за нас, за дело социализма, и против наших врагов, против капитализма. А это значит, что основная линия мирового развития идет в направлении победы международного дела социализма над империализмом. На пороге пятнадцатого года Октябрьской революции мы можем с гордостью сказать, что победа мирового большевизма приближается с огромной быстротой, что она приближается нарастающими темпами.

II. Октябрьская революция и задачи текущего момента

 Октябрьская революция имеет свою историю.

Эта история – история величайших побед. Главные из этих побед лежат по линии окончательного завоевания крестьянских масс на сторону пролетариата.

Ленин указывал на то, что именно в этом должна заключаться наша главная задача до победы социализма в одной или нескольких передовых капиталистических странах. С этой точки зрения особенно важны два решающих этапа в развитии Октябрьской революции.

Первый из них относится к осени 1918 г., когда социалистическая революция по-настоящему шагнула из города в деревню. И второй – к 1929 г., когда произошел наконец окончательный поворот к социализму у основной крестьянской массы – у середняков.

Эти два этапа имеют решающее значение для дела социализма в нашей стране. Эти две даты – 1918 и 1929 годы – вехи побед социализма на самом отсталом и трудном хозяйственном фронте – на фронте социалистической переделки сельского хозяйства.

Значение славных побед пролетариата в Октябрьскую революцию характеризуется больше всего тем, что мы уже имеем абсолютный перевес социалистических форм хозяйства не только в городе, но и в деревне. Не только в промышленности капиталистические элементы биты. Но и в сельском хозяйстве, т.е. в наиболее отсталой области народного хозяйства, успехи сплошной коллективизации и строительства совхозов обеспечили господствующее положение социалистических форм над капиталистическими, да и над мелкособственническим крестьянским хозяйством.

Таким образом в борьбе социалистических и капиталистических элементов в нашей стране социализм одержал победу. На ленинский вопрос «кто кого?» – победит ли социализм капиталистические элементы, или, наоборот, капиталистические элементы сломят рост социализма – мы имеем уже исчерпывающий ответ. Рабочий класс, опираясь на подавляющую массу крестьянства, объединенного в колхозы, одержал победу над капиталистическими элементами. Тем самым дело социализма в нашей стране полностью и окончательно обеспечено.

Таковы теперешние предпосылки нашего социалистического строительства.

Существо же наших текущих задач вытекает из принятого советской властью пятилетнего плана.

Внимание всего рабочего класса и трудящихся нашей страны сосредоточено на пятилетке, на ее осуществлении. Насколько мы продвинулись вперед в этом деле и что требуется для дальнейших успехов в осуществлении пятилетки – вот вопросы, которыми прежде всего живет теперь республика рабочих и крестьян. Мы с величайшим вниманием относимся при этом не только к тому, что говорят внутри и за пределами Страны советов наши друзья и единомышленники, но и к тому, что говорят об этом наши идейные противники и классовые враги.

Сейчас не мешает вспомнить об одном из многочисленных заявлений, сделанных после опубликования принятого партией пятилетнего плана. Я имею в виду известное заявление П. Шефера – видного буржуазного журналиста из газеты «Берлинер Тагеблатт», изгнанного в свое время из СССР за полушпионскую антисоветскую работу. В то время П. Шефер довольно ярко выразил настроение известной части буржуазных кругов за границей, высказав следующую мысль: «Если, – говорил он в середине 1929 г., – пятилетка удастся даже только на три четверти, то не придется сомневаться в окончательной победе социалистического метода в Европе».

Мы должны теперь напомнить об этих словах нашего политического врага. Тем более, что сказанное тогда легко теперь проверить фактами.

И вот к чему приводит эта проверка.

Еще рано конечно говорить об окончательных итогах текущего хозяйственного года. Пока можно делать лишь предварительные выводы. Но эти последние уже дают представление об основных итогах 1931 г.

За последние месяцы мы имеем значительное улучшение в нашей промышленности. Если в первые месяцы текущего года ряд отраслей промышленности находился в тяжелом положении, особенно в результате значительных недочетов в работе железнодорожного транспорта, то в последнее время имеется улучшение по всей линии индустрии. Это должно в значительной мере перекрыть недостатки в работе промышленности за первые месяцы.

Во всяком случае выполняемая в 1931 г. промышленностью производственная программа превзойдет то, что намечалось для третьего года в пятилетнем плане. Уже теперь можно с полной уверенностью утверждать, что в текущем году мы настолько далеко продвинемся вперед в развитии индустрии, что в следующем, 1932 г., мы сможем полностью закончить выполнение пятилетнего плана.

Мы не сомневаемся, что 1932 г. будет годом завершения пятилетки, т.е. окончания пятилетки в четыре года. (Бурные аплодисменты.)

Наши враги из буржуазного лагеря просчитались. Шефер и ему подобные считали невероятным осуществление в пятилетний срок даже трех четвертей пятилетнего плана. В противном случае они не решились бы в свое время «пророчествовать» о том, что даже при осуществлении трех четвертей заданий пятилетнего плана будет обеспечена победа социалистического метода в Европе.

Что же мы имеем на самом деле? Ответом на этот вопрос является тот факт, что уже к настоящему времени, т.е. только к концу третьего года пятилетки, мы уже примерно на три четверти пятилетку осуществили. (Аплодисменты.)

Но нам этого мало. Мы должны обеспечить полное и притом ускоренное выполнение пятилетки. И поэтому мы все должны сойтись на том, чтобы дать обязательство, что в будущем году мы добьемся полного осуществления пятилетнего плана, т.е. на деле осуществим нашу пятилетку в четыре года. (Аплодисменты.)

С осуществлением пятилетки в сельском хозяйстве мы в некоторых отношениях имеем еще большие успехи.

Пятилетка намечала к концу 1933 г. коллективизацию 20% крестьянский хозяйств. Между тем уже теперь, к концу третьего года пятилетки, коллективизировано – главным образом в сельскохозяйственных артелях – свыше 60% крестьянских хозяйств. В развертывании совхозного строительства мы также превзошли задания пятилетки. Перестройка сельского хозяйства на социалистических основах сделала совершенно исключительные успехи за последние 2 – 3 года. Все это дает нам основания утверждать, что в течение будущего года коллективизация крестьянских хозяйств в Советском союзе в основном будет закончена. (Аплодисменты.)

Так обстоит дело с итогами строительства социализма на решающих участках хозяйства.

Особое место в нашей хозяйственной работе занимают вопросы снабжения, вопросы организации советской торговли. Здесь наши успехи еще совершенно недостаточны. За улучшение этого дела мы должны теперь взяться с особой настойчивостью.

Недостатки в деле снабжения сказываются сейчас на каждом шагу. Сложность организации этой работы и недостаточность соответствующих кадров у партии, при большой засоренности чуждыми, буржуазными элементами всего торгового и особенно кооперативного аппарата, делают область снабжения наиболее уязвимым участком нашей работы. Тем с большей решительностью партия указывает теперь на необходимость скорейшего улучшения дела снабжения и необходимость усиленной борьбы с элементами бюрократизма, а иногда и вредительства, в государственно-кооперативном торговом аппарате.

Дело организации торговли связано не только с задачами организации торгово-распределительной сети непосредственно в городе и непосредственно в деревне, но и с установлением целой цепи взаимоотношений между городом и деревней. Уже одно это говорит о сложности дела и вместе с тем о громадном политическом значении улучшения нашей работы в этой области.

Партия поставила сейчас вопросы снабжения в разряд наиболее актуальных своих задач. Большевики, идя во главе рабочих и трудящихся деревни, должны добиться уже в ближайшее время решительного сдвига в деле организации советской торговли.

Материальные возможности для скорого улучшения снабжения у нас имеются. Эти возможности растут с каждым днем.

В нашей стране не только быстро развертывается тяжелая индустрия, но и промышленность, производящая предметы массового потребления. Особенно значительные успехи в развитии легкой промышленности мы имеем за последнее время. При этом уже значительно поднята сама база этой промышленности, что обеспечивает нам дальнейший быстрый рост ее продукции и улучшение снабжения промтоварами.

Рост социалистических элементов в деревне создал гораздо более благоприятные условия для снабжения рабочих сельскохозяйственными продуктами. Теперь, при наличии растущего подъема в сельском хозяйстве, поднятие дела заготовок продовольственных продуктов и улучшения снабжения ими рабочих в значительной мере зависят от нас самих, от улучшения нашего аппарата.

Настойчивая работа над улучшением государственно-кооперативного торгового аппарата, жесточайшая борьба с бюрократизмом и вообще с буржуазными тенденциями в нем, привлечение к самому активному участию во всем этом деле широких слоев рабочих и колхозников в деревне – все это может и должно дать значительное улучшение в снабжении уже в ближайшее время.

Вместе с тем нельзя не указать на труднейшие участки хозяйственного строительства в решающих для народного хозяйства областях. Эти участки – уголь, металл и транспорт.

Что это решающие участки социалистического хозяйства, об этом свидетельствует вся история Октябрьской революции. Вокруг борьбы за уголь, за металл, за транспорт мы и теперь должны сплотить максимум наших сил. С тех пор как Октябрьская революция в основном решила зерновую проблему, т.е. вопрос о хлебе, мы с еще большей энергией должны бороться за решительную победу на фронте угля, металла и транспорта.

Партия указала, как надо подойти к решению этих задач. Наши задачи в этой области, как и в целом наши задачи в новых условиях работы промышленности, даны в тех указаниях нашей партии и ее Центрального комитета, которые широко известны как «шесть указаний т. Сталина». (Аплодисменты.)

В этих указаниях даны важнейшие практические директивы для нашей хозяйственной работы.

В них указано, в чем заключаются наши обязанности по осуществлению столь нужной теперь организованной вербовки новых рабочих кадров для промышленности, как нужно обеспечить в политике оплаты труда рабочих ликвидацию мелкобуржуазной уравниловки – этого вреднейшего проявления чуждых рабочему классу влияний в нашей хозяйственной практике, и как нужно бороться с недопустимой в производстве обезличкой в отношении машин и механизмов. Вместе с тем в этих указаниях партией разъяснены наши теперешние задачи как в отношении старых буржуазных и полубуржуазных технических кадров, так и в отношении подготовки новых кадров и особенно новых технических кадров из людей рабочего класса. Наконец в этих указаниях решительно подчеркнута необходимость большевистской борьбы за увеличение накоплений в социалистическом хозяйстве и за проведение установленной партией и советской властью политики хозрасчета.

В деле укрепления социалистических элементов в сельском хозяйстве у нас еще непочатый край работы.

Партия поставила в центре внимания задачу организационно-хозяйственного укрепления колхозов. Осуществление этой задачи наталкивается на сопротивление кулачества, формы борьбы которого с колхозами во многом изменились, но самая борьба далеко не прекратилась. Если даже в совхозном строительстве нам приходится вести борьбу с проявлениями буржуазных тенденций, с попытками игнорировать (обходить) насущные требования и важнейшие интересы государства, то в колхозах влияние мелкобуржуазных тенденций еще более сильно, и потому кулак находит немало путей для проведения своего влияния на ту или другую часть колхозников. Большевистское воспитание колхозных масс должно найти свое выражение во всемерном организационно-хозяйственном укреплении колхозов и в росте сознательного отношения колхозников к выполнению обязательств перед социалистическим государством.

Сказанное в основном определяет наши текущие задачи. Чем настойчивей и последовательней мы будем осуществлять эти задачи на практике, тем выше будут большевистские темпы нашего строительства, тем выше поднимется производительность труда в нашей индустрии и в сельском хозяйстве, тем победоносней будет продвигаться вперед дело социализма.

Борьба за победу социализма в нашей стране является не только делом рабочих самого Советского союза. Она является кровным делом всего международного пролетариата.

Эта борьба связана вместе с тем с обеспечением мирных условий нашего развития, и следовательно она неразрывно связана с борьбой за мир. Нет нужды доказывать, что борьба за мир, последовательно проводимая СССР, также является выражением интересов всего международного пролетариата, выражением интересов трудящихся всех стран.

III. Строительство социализма и борьба за мир

 Мировой кризис внес значительные изменения в международную обстановку.

Все противоречия капиталистической системы в силу кризиса еще больше обострились, при этом все больше нарастает обострение международных противоречий в лагере империализма. Это неизбежно уже потому, что экономический кризис ведет к значительному сокращению рынков сбыта, а это в свою очередь сталкивает лбами капиталистические страны. Разумеется, это также ведет к обострению основного мирового противоречия, – непримиримого по своей принципиальной основе противоречия между лагерем империализма и социалистической республикой Советов.

Правда, за последнее время со стороны руководителей буржуазных правительств делается все больше и больше декларативных заявлений о мирных стремлениях и дружественных чувствах. Участились поездки дипломатов и недипломатов из столицы в столицу для тайных и полусекретных переговоров. Но миролюбивые декларации буржуазных министров никогда и ни в какой мере не мешали и не мешают империалистическим интервенциям и оккупациям территорий чужих государств со стороны отдельных, более подготовленных для этого капиталистических держав.

Действительный смысл участившихся совещаний представителей крупнейших империалистических стран совершенно ясен.

В изменившейся мировой обстановке, особенно в результате все углубляющегося мирового кризиса, не может не происходить известной перегруппировки сил в лагере империализма. Это вытекает из потребности обеспечить более широкие и более прочные рынки для сбыта своих товаров, для вложения своих капиталов, из стремления к ограждению колониальных и зависимых стран от проникновения туда иностранного конкурента и т.п. Все это вызывает известную перестройку в рядах империалистов, подновление или замену одних междуправительственных соглашений и блоков другими, усиленное подыскание новых союзников, новые и новые попытки перекладывания последствий кризиса на другие плечи, особенно на плечи слабейших держав, колоний и полуколоний.

Нечего уже говорить о том, что при всех по крайней мере крупных международных расчетах буржуазная дипломатия должна теперь значительно больше считаться с растущим удельным весом социалистической республики Советов. В этих расчетах не могут также не играть значительной роли попытки империалистов в той или иной мере задержать успехи нашего строительства и по-новому повести подготовку прямого нападения на Советский союз.

Нельзя забывать о том, что в конечном счете империалистические державы решают свои коренные вопросы только в прямой вооруженной борьбе. Мировой экономический кризис обостряет проблему борьбы за новый передел мира и потому опасность новых империалистических войн теперь возрастает с большой быстротой.

Все больше увеличивается неустойчивость в развитии капиталистических стран, вызываемое кризисом обострение всех противоречий капитализма, особенно в связи с огромной неравномерностью развития капиталистических государств, усиленно расшатывает вчера еще казавшиеся многим устойчивыми основы послевоенных международных отношений.

Таково например положение, создавшееся для проведения Версальских соглашений. Не в первый раз идет возня вокруг вопросов о пересмотре Версальского договора. Теперь дела Версаля трещат особенно сильно. Ни о какой устойчивости в этом отношении уже никто не говорит. А между тем Версаль был основой международных взаимоотношений в послевоенной Европе, да и не только в Европе.

Стоит еще остановиться на отдельных важнейших событиях международной жизни.

Так крупнейшая империалистическая держава – Великобритания – переживает в связи с кризисом немалые затруднения.

Не говоря уже о происходящей там политической перегруппировке, нельзя пройти мимо того факта, что английская буржуазия пожертвовала своим фунтом. Однако отказ от твердого курса фунта стерлингов произошел во всяком случае не потому, что позиции английской буржуазии за последнее время упрочились. Падение фунта отражает значительное усиление колебаний почвы, на которой держится империалистическое могущество этой страны.

Но, облегчив себе дело нового ограбления трудящихся (снижение заработной платы рабочих и др.) и поставив на известное время свою внешнюю торговлю в более благоприятные условия конкуренции, капиталистическая Англия вовсе еще не вышла из затруднений. Наоборот, падение фунта неизбежно ведет к обострению внутренних противоречий и к обострению отношений на арене международной антиимпериалистической борьбы.

Положение в другой могущественнейшей капиталистической стране – в САСШ – также свидетельствует о крупнейших изменениях в капиталистическом лагере.

Вчера еще САСШ гордились своим «процветанием» – «prosperity». Этим prosperity пользовалась и некоторая группа рабочей аристократии. Но вот уже два с лишним года как САСШ неуклонно катятся под гору. От prosperity не осталось и следа. Нельзя сказать, чтобы такое развитие событий могло способствовать укреплению позиций капитализма в Америке. Напротив, все говорит за то, что крах prosperity в Америке является одним из ярких проявлений быстро растущего всеобщего кризиса капитализма.

Почва под устоями капитализма быстро вымывается. Растет неустойчивость в экономическом и политическом развитии капиталистических стран. Экономический кризис в ряде случаев быстро создает предпосылки для глубокого политического кризиса. Элементы революционных взрывов нарастают. Приближение новых приливов пролетарской революции становится все явственнее.

Но капитализм имеет еще немало верных слуг в так называемых «рабочих» организациях. Социал-демократия поставляет «господину капиталу» не только преданных лакеев, но и верных собак.

II Интернационал сделался главной опорой империализма в рабочем классе. Социал-империалисты еще не потеряли своего влияния в некоторых прослойках рабочего класса. С другой стороны, «социализм» господ социалистов из II Интернационала в некоторых случаях способствовал прямой дискредитации в рабочих массах дела социализма.

Поэтому вопрос об отношении к социал-демократии является для коммунизма, борющегося за массы, решающим вопросом. Борьба с социал-демократией и в связи с этим систематическое и неуклонное разоблачение ее предательской роли и действительное проведение непримиримо-революционной принципиальной линии в отношении к «социалистическим» и «рабочим» партиям как в крупнейших вопросах борьбы рабочего класса, так и в повседневной профсоюзной и другой практике, – должны стоять в центре борьбы за дело рабочего класса, в центре борьбы за коммунизм. Только в непримиримой принципиальной и практической борьбе с социал-демократией коммунизм обеспечит решение своей коренной задачи – завоевание на свою сторону большинства рабочего класса в капиталистических странах. Последовательная и действительно непримиримая борьба с социал-демократией, борьба на основе принципов марксизма-ленинизма снесут прочь и эту подпорку империализма.

Если факты говорят о том, что устои капиталистических стран все больше подмываются и что это особенно быстро происходит в условиях глубочайшего кризиса, то, с другой стороны, именно в этих условиях нарастающей экономической и политической неустойчивости в капиталистических странах увеличиваются опасности провокаций новых империалистических интервенций против СССР. Тем с большей силой мы должны продолжать нашу борьбу за мир, борьбу за обеспечение дальнейших мирных условий строительства социализма.

Советский союз не раз доказал и доказывает всей своей международной политикой, что СССР является действительным и по существу единственным последовательным борцом за дело мира.

Кто, как не Советский союз, предложил на Комиссии по разоружению в Женеве принять договор о полном разоружении всех стран? Кто, как не Советский союз, после отклонения этого проекта, внес предложение об осуществлении хотя бы частичного разоружения и в особенности разоружения наиболее сильных и наиболее угрожающих делу мира империалистических держав? Эту политику борьбы за мир и за разоблачение всех империалистических провокаций новых войн СССР считал и считает своей первейшей задачей.

Как известно, Советский союз предложил также заключение международного соглашения, направленного против экономического нападения одной страны на другую. И в этом нашем акте нельзя не видеть твердой последовательности республики Советов в борьбе за дело всеобщего мира.

Советский союз всемерно заботится об укреплении мирных отношений с другими странами. Всякие шаги в эту сторону всегда встречают с нашей стороны активную поддержку.

В этой связи понятно значение например таких шагов, как недавнее продление советско-германского договора.

Мы должны с особым удовлетворением отметить дружественный прием, оказанный народному комиссару т. Литвинову в Турции, и тот факт, что продлением советско-турецкого соглашения мы упрочиваем дружественные отношения обеих стран между собой и способствуем укреплению дела мира в целом.

В особом положении до последнего времени находились наши отношения с Францией, а также с Польшей. Но за последнее время и здесь наметился некоторый сдвиг к лучшему.

Еще в 1926 г. советское правительство сделало польскому правительству предложение о заключении договора о ненападении. Но на протяжении целых пяти лет мы не имели со стороны польского правительства удовлетворительного ответа. Теперь имеется сообщение, что министр иностранных дел Залесский заявил о готовности польского правительства подписать с СССР договор о ненападении. Наше желание заключается лишь в том, чтобы эти слова не остались словами.

Для наших отношений с Францией имеет значение тот факт, что, как известно, СССР и Францией уже парафирован, т.е. подписан в предварительном порядке, пакт о ненападении. Ввиду того, что наше давнишнее предложение Франции о заключении такого договора и недавнее парафирование пакта о ненападении до сих пор не получило окончательного оформления, мы пока не можем освободиться от известного скептицизма в этом деле.

Во всяком случае наше стремление заключается в том, чтобы как договор о ненападении между СССР и Францией, так и договор о ненападении между СССР и Польшей получили свое осуществление в ближайшее время.

Теперь о нашей позиции в связи с событиями в Манчжурии. Можно подробно не останавливаться на этом вопросе, так как позиция Советского союза в данном вопросе и без того всему миру известна и ясна. Уже по одному этому она в корне отличается от позиции Лиги наций.

Наша политика невмешательства в эти дела вытекает из уважения суверенных прав и независимости других государств и из уважения международных договоров, заключенных с Китаем, из безусловного отрицания политики военной оккупации и интервенции. Какими бы словами и дипломатическими жестами ни прикрывалась политика империалистических интервенций, Советский союз не может не занимать в отношении подобных актов до конца отрицательной позиции. Иное отношение несовместимо с проводимой СССР мирной политикой и с последовательной защитой Советским союзом интересов всеобщего мира. Об этом и было заявлено т. Караханом представителю японского правительства в Москве в исчерпывающей форме.

Если, несмотря на это, некоторые японские газеты и видные деятели, а также многочисленная стая империалистических газет в Европе и в Америке пытаются припутать к событиям в Манчжурии «красную опасность», то это указывает лишь на то, что сколько-нибудь хотя бы внешне убедительных аргументов в защиту политики военной оккупации нет и не могло быть. Но всякие новые попытки оправдать происходящее в Манчжурии «красной опасностью» и наглыми выдумками о якобы подготовляющемся вмешательстве красных частей в эти дела – с чьей бы стороны ни делались эти попытки – будут разоблачены и будут биты. Мы уверены в том, что все эти выдумки не смогут облегчить и положение господ из Лиги наций, которая вместе с авторами пакта Келлога будто бы призвана к охране мира и недопущению войн, но которая на практике как здесь, так и в других случаях нисколько не мешала и не мешает военным оккупациям и империалистическим интервенциям.

Советский союз вместе с тем не скрывал и не будет скрывать своего отношения к китайскому народу, к его борьбе за освобождение от империалистического гнета, к его борьбе за государственную независимость и национальное объединение. В этом отношении трудящиеся нашей страны всею душою на стороне китайского народа.

События в Китае показывают, что империалистические державы проводят теперь раздел Китая. При этом они опираются: одна – на одну генеральскую клику, другая – на другую генеральскую клику в Китае. Политику раздела Китая они бесстыдно приукрашивают и торжественно освящают рассуждениями о том, что «Китай вовсе не страна, а континент» (слова французской империалистической газеты «Либерте»). На этом основании господа империалисты провозглашают свободу хозяйничанья империалистических сил в Китае, особенно при этом заботясь о создании дальневосточного плацдарма против СССР.

Факты последних лет в достаточной мере показали неспособность гоминдана к борьбе с империализмом. На деле отдельные гоминдановские клики являются в той или иной мере агентурой иностранных империалистических сил. Все, что было демократического в гоминдане, ушло оттуда. Гоминдан уже в полной мере обнаружил, что происходящая внутри его борьба представляет из себя борьбу отдельных генеральско-помещичьих и генеральско-буржуазных клик, а эти клики эксплуататоров удерживают власть только благодаря тому, что опираются на поддержку той или иной империалистической державы, а иногда и целой группы империалистических держав.

Народные массы Китая и прежде всего китайский пролетариат делают из этого свои выводы. Они видят, что путь гоминдана – не путь улучшения условий жизни трудящихся, не путь национального возрождения Китая. Понятно, что китайский народ, рабочие и крестьяне Китая ищут своей дороги. Понятно, что в их глазах растет авторитет Страны советов. И с каждым днем для них должно становиться все яснее и яснее, что только наш путь, путь борьбы российских рабочих и крестьян, дает действительный выход к улучшению жизни и национальному возрождению Китая.

Советы как органы революционно-демократической диктатуры рабочих и крестьян существуют уже не первый год в Китае. Они имеют свое великое будущее. Только они являются действительными органами борьбы с генералами, помещиками, компрадорами, со всей китайской буржуазией – борьбы за улучшение жизни народных масс. Только они способны довести до конца и обеспечить успех в борьбе за освобождение Китая от империализма, за его независимость и национальное объединение. Только советы, во главе с рабочим классом, обеспечат победу китайскому народу. (Аплодисменты.)

Из всего этого мы делаем свой вывод в отношении внешней политики Советского союза.

Нашей задачей в области внешней политики мы считаем – дальнейшее проведение последовательной борьбы за мир, неуклонное разоблачение всех провокаций новых войн и попыток организации нападения на СССР и вместе с тем всемерное укрепление обороноспособности нашей страны и поднятие на должную высоту нашей славной Красной армии. (Аплодисменты.)

Этой дорогой мы шли до сих пор и одержали уже не одну победу. Продвигаясь и дальше этой испытанной дорогой, мы, несмотря на все трудности, добьемся новых и притом решающих для дела социализма побед. (Аплодисменты.)

IV. «Секрет» победы большевизма

 Законно поставить вопрос, на чем основаны успехи большевизма?

По-своему ответил на этот вопрос Бернард Шоу в недавней статье. По его словам – «Коммунистические вожди так же хорошо понимают коммунизм, как и капитализм. Капиталистические демагоги не понимают ни капитализма, ни коммунизма».

В этих словах Б. Шоу есть несомненный смысл.

Наука марксизма-ленинизма была всегда главной наукой для большевиков. Ленинизм – марксизм нашей эпохи основательно учил нас тому, что такое капитализм и как его нужно свергать. Ленинизм учил нас также тому, что такое социализм и как его нужно строить. Наши успехи в усвоении ленинского учения не прошли даром. Наши победы, победы Октябрьской революции, стали возможными только потому, что мы были и остаемся проводниками ленинизма. (Аплодисменты.)

Но быть проводником ленинизма означает – вести непримиримую борьбу с оппортунизмом. Быть проводником ленинизма значит – вести борьбу за ленинизм против всех и всяких разновидностей оппортунизма. Без непримиримой борьбы с оппортунизмом, являющимся не чем иным, как проявлением буржуазных влияний на те или иные прослойки рабочих, – у нас не могло бы быть побед, одержанных Октябрьской революцией.

Наша борьба за ленинизм была направлена против двух основных оппортунистических извращений. В борьбе с троцкистской «левизной» буржуазно-мещанского типа – с одной стороны и с буржуазно-кулацкой идеологией правого уклона – с другой выковывались ряды нашей большевистской партии, возглавлявшей и возглавляющей победоносную Октябрьскую революцию.

Значение этой борьбы ленинской партии, борьбы на два фронта, достаточно разъяснено. Сейчас может быть речь только об основных итогах этой борьбы, особенно в связи с нашими дальнейшими задачами.

Эти итоги не могут нас не интересовать как с точки зрения непосредственных интересов нашего социалистического строительства, так и с точки зрения борьбы за окончательную победу социализма во всем мире.

С точки зрения наших внутренних задач борьба с правыми и с троцкистами имеет и теперь актуальнейшее значение.

Известно, что мы одержали решающую победу над правой оппозицией только после того, как наше наступление на кулака и организация для борьбы с кулачеством бедняцко-середняцких масс увенчались успехом. Правые капитулировали после того, когда середняцкая масса деревни повернула на путь сплошной коллективизации и когда бедняцко-середняцкие массы под руководством нашей партии перешли на практике к осуществлению политики ликвидации кулачества как класса.

Но нечего доказывать, что вчерашние единоличники-крестьяне не являются в массе своей уже сегодня социалистами, что они далеко еще не освободились от многих мелкобуржуазных предрассудков и мелкособственнических привычек. А это оставляет немалую почву для борьбы кулака за влияние на массы. Поэтому борьба с попытками кулака цепляться за свое влияние на некоторые прослойки трудящихся деревни имеет сейчас важнейшее значение. Без такой борьбы не может происходить организационно-хозяйственного укрепления колхозов, не может происходить столь необходимый для нас подъем производительности труда не только в колхозах, но и в совхозах, и следовательно не могут побеждать социалистические формы хозяйства.

Правооппортунистическое течение в партии разбито и не существует как особая самостоятельная сила. Но правооппортунистические элементы в практике наших организаций далеко не изжиты и дают себя знать на каждом шагу. Они дают себя знать в наиболее откровенной форме – в виде потакательства кулачеству, а также в виде беспомощности некоторых работников в деле борьбы с буржуазными тенденциями в колхозах и совхозах. Правооппортунистические тенденции дают себя чувствовать еще нередко и притом везде, где идет борьба за большевистские темпы социалистического строительства и где влияние чуждых классовых элементов в нашем аппарате сказывается на тех или иных прослойках большевистской партии и выражается в тех или иных формах оппортунистического сопротивления осуществлению проводимых партией темпов.

Но и борьба с троцкизмом не потеряла своего большого политического значения.

Правда, троцкизм в его откровенном выражении уже полностью выродится в контрреволюционную политическую группировку. За «левыми» фразами троцкистов теперь уже любой средний рабочий укажет меньшевистское, антисоветское нутро.

Но с отрыжками троцкизма до сих пор приходится встречаться. Без постоянной борьбы с оппортунистическими извращениями троцкистского типа мы и теперь не можем обойтись.

Сердцевиной троцкизма было отрицание возможности победы социализма в нашей стране. Но это неверие в дело социализма является в конце концов самой характерной чертой всякого оппортунизма, всякого мелкобуржуазного течения. Троцкизм лишь наиболее яркая форма этого буржуазного неверия в победу Октябрьской революции и социализма.

С этим неверием была неразрывно связана паника перед трудностями классовой борьбы и в частности паника перед наступлением кулачества. Этой панике перед классовым врагом пролетариата соответствовала и тактика троцкистов.

Эта тактика вытекала из того троцкистского положения, что середняк не может быть прочным союзником рабочего класса в борьбе за социализм. И потому троцкистская тактика означала на деле стирание принципиальной разницы между нашим отношением к кулаку и к середняку и на деле вела к распространению на середняка той же тактики, какую мы применяли в борьбе с кулачеством. Понятно, что эта политическая линия не имеет ничего общего с ленинизмом и насквозь ему враждебна.

Но и в новых условиях, в условиях перехода к сплошной коллективизации, мы уже имели дело с ошибками троцкистского типа в деревне. Достаточно сослаться на перегибы прошлого года.

С другой стороны и в дальнейшем нельзя не считаться с возможностью оппортунистических извращений троцкистского типа.

У нас коллективизировано свыше 60% крестьянских хозяйств. Но это, с другой стороны, значит, что осталось еще около 40% единоличных хозяйств. Вопрос об отношении к оставшимся единоличникам имеет большое политическое значение.

Несмотря на то, что только меньшая часть крестьян находится сейчас вне колхозов, вопрос о завоевании на нашу сторону оставшейся массы единоличников не снят с порядка дня. Методы приказа и насилия и теперь столь же нетерпимы в отношении трудящихся крестьян, как они были нетерпимы и раньше. Наша задача – вести борьбу за завоевание на сторону коллективизации всей массы трудящихся крестьян. Но это дело мы можем по-большевистски выполнить только в том случае, если будем вести настойчивую и терпеливую разъяснительную работу в массах единоличников и особенно, если на деле сумеем все лучше доказывать преимущества работы в колхозе. Только успехами в деле организационно-хозяйственного укрепления колхозов, и следовательно в деле действительного повышения производительности труда колхозников, мы обеспечим полную и окончательную победу коллективизации.

Для того чтобы обеспечить проведение именно этих методов работы в массах, необходима дальнейшая борьба с троцкистскими вывихами, откуда бы ни шли и в какие бы формы ни облекались эти оппортунистические извращения.

Наконец два слова о значении нашей борьбы с оппортунизмом с точки зрения наших международных задач.

Как показала вся четырнадцатилетняя история Октябрьской революции, большевики были целиком правы в борьбе с троцкизмом, отрицавшим возможность победы социализма в одной стране. Теперь это доказано живыми фактами победоносного строительства социализма в нашей стране.

Исключительное международное значение настоящей годовщины Октябрьской революции заключается в том, что ленинское теоретическое положение о возможности победы социализма в одной стране воплотилось в живую действительность, вызывая животный трепет в рядах наших врагов, вселяя в рабочем классе всего мира бодрую уверенность в окончательную победу социализма. (Аплодисменты.)

Итак ленинизм побеждает. На основе ленинизма идет сплочение рядов рабочего класса, а вокруг него – и всей массы трудящихся города и деревни. В этом – «секрет» победы большевизма.

Насколько велики успехи ленинизма в нашей стране, можно лучше всего судить по отношению широких масс трудящихся к делу строительства социализма на практике. Самым показательным является рост социалистического соревнования и ударничества.

Социалистическое соревнование превратилось уже в широчайшее движение в рабочих массах и теперь распространяется в многомиллионной армии колхозников. Это означает, что борьба за победу социализма, находящая сейчас свое наиболее яркое выражение в поднятии производительности труда на фабриках и на заводах, в шахтах и на железных дорогах, в совхозах и в колхозах, – что эта борьба сделалась сознательным делом миллионов рабочих и трудящихся деревни.

Большевистская партия идет во главе строительства социализма. Но ряды активных борцов за социализм далеко не ограничиваются партийными рамками. В широких массах беспартийных рабочих и работниц есть уже не одна сотня тысяч действительно активных и самоотверженных борцов за социализм.

У нас уже несколько миллионов ударников и ударниц в промышленности. Большая их часть – беспартийные пролетарии и пролетарки. Это значит, что борьба за социализм, борьба за поднятие производительности труда в социалистической индустрии сделалась по-настоящему делом миллионных масс. И в этом – настоящий залог торжества нашего дела.

Поскольку мы уже обеспечили бесспорное господство социалистических форм хозяйства не только в городе, но и в деревне, поскольку эта победа является убедительнейшим подтверждением правильности политики нашей ленинской партии, – постольку решающее в дальнейших успехах социализма зависит от нас самих, от нашей способности к организации масс, от нашего умения выдвинуть для этого нужные кадры руководителей и обеспечить еще большее выдвижение этих кадров в дальнейшем. Тем более, что за годы революции выросло новое поколение – поколение молодежи, и особенно комсомольцев с революционной закваской.

Задачи подбора руководящих кадров социалистического строительства и выдвижения в ряды руководителей новых и новых передовиков-строителей из массы рабочих и крестьян-колхозников – и особо из молодежи – должны стоять в ряду наших центральных задач. На это надо указать тем более, что нам еще придется не раз иметь дело и с контрреволюционными вредителями в госаппарате и вести упорную и длительную борьбу с бюрократизмом, гнилой косностью и тому подобными язвами во многих наших органах.

Поднятие культурного уровня масс будет в этом отношении играть первостепенное значение. С этим делом связано также осуществление задачи овладения техникой и всем существом производства и управления со стороны наших растущих кадров.

Из всего сказанного видно, что успехи социалистического строительства суть успехи пролетариата, борющегося за свое дело под знаменем марксизма-ленинизма. Без большевистского проведения в жизнь основ ленинского учения мы не имели бы того, что воплощено в жизнь четырнадцатилетней историей Октябрьской революции.

Из этого мы делаем свой вывод:

Последовательная борьба за ленинизм и непримиримость в отношении оппортунизма во всех его разновидностях – основное условие победы социализма.

* * *

 Таков основной вывод из четырнадцатилетней истории Октябрьской революции.

В итоге решающая тенденция в развитии мировых общественных сил, в соотношении сил социализма и капитализма, идет в нашу сторону, складывается в пользу нашего дела.

Бесспорно, что новый общественный строй – строй социализма отвоевывает для себя все более прочные позиции, а это не может не происходить за счет удельного веса капитализма.

Значение пройденного пути нам сейчас невозможно оценить полностью. Но во всяком случае завоеванного уже никто не сможет вырвать из наших рук.

Советская власть прошла через труднейшие этапы. Главные внутренние трудности нами уже пройдены.

Нет и не может быть такой силы, которая бы теперь смогла рабочий класс Советского союза вернуть к старой жизни, к подневольной работе под командой капитала. Нет и не может быть такой силы, которая бы смогла наше крестьянство и особенно наших колхозников, испробовавших на опыте миллионов преимущества колхозного труда и получивших уже в своей работе огромное облегчение от применения тракторов и новых сельскохозяйственных машин, – вернуть к старой жизни, под ярмо помещика, под палку урядника и земского начальника. Нет и не может найтись такой силы, которая была бы способна вернуть назад наших рабочих и крестьян, миллионные массы которых не только ненавидят всей душой господство царя, помещиков и капиталистов, но и знают верную дорогу к своему освобождению. (Аплодисменты.)

В чем же заключается теперь основа основ нашей окончательной победы?

Она заключается прежде и раньше всего – в поднятии производительности труда, в подъеме нашего социалистического хозяйства.

Так именно определял основное условие победы социализма наш великий вождь. Ленин говорил:

«Производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Капитализм создал производительность труда, невиданную при крепостничестве. Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда. Это – дело очень трудное и очень долгое, но оно начато, вот в чем самое главное» (Ленин, т. XXIV, стр. 342).

Значение вопроса о производительности труда Ленин подчеркнул, дальше, в следующих словах:

«Коммунизм есть высшая, против капиталистической, производительность труда добровольных, сознательных, объединенных, использующих передовую технику рабочих» (Там же).

Приведенные мною слова Ленина относятся к тому периоду, когда по инициативе рабочих стала развертываться организация субботников. Субботники были зарождением новых, подлинно социалистических элементов в нашей промышленности и на транспорте. Ленин сразу же отметил историческое значение субботников для развития коммунистических форм труда в нашей стране.

С тех пор социалистическая революция сделала гигантские успехи. Эти успехи нашли свое замечательное выражение в социалистическом соревновании и ударничестве. Причем пролетарское движение ударничества уже захватило миллионы трудящихся. Вслед за рабочими ударное движение растет и среди колхозников. Это означает, что дело социализма завоевывает для себя все более прочную материальную основу. И этой основой является поднятие производительности труда в нашем социалистическом хозяйстве.

Наша республика похожа на завод. Разве у нас мало таких заводов-гигантов, которые дают огромную продукцию и одновременно с этим проводят полную реконструкцию своих цехов и предприятия в целом? Таких заводов у нас немало. Успехи нашего строительства основаны между прочим именно на том, что такие заводы умеют твердо проводить генеральную линию реконструкции своего производства и вместе с тем вести успешную борьбу за поднятие производительности труда в своих цехах, мастерских, бригадах и отдельных агрегатах. На такой завод похожа теперь наша республика Советов.

В нашей стране господствующее положение уже занимают социалистические элементы. От работы наших промышленных предприятий, железных дорог, совхозов и колхозов зависит теперь все основное. Их недостатки и особенно слабости в производительности труда – тяжелые удары по нашему строительству. Их успехи в поднятии производительности труда – лучшие победы социализма.

Поднятие производительности труда на фабриках и на заводах, в шахтах и на промыслах, на железных дорогах и в водном транспорте, в совхозах всех видов и в многотысячных рядах колхозов – вот в чем для нас в конце концов задача задач.

Сосредоточим на этом максимум наших усилий. Сосредоточим на этом усилия наших хозяйственных руководителей, наших работников науки и техники – сосредоточим на этом максимум усилий всех наших организаций. По-большевистски развернем борьбу за устранение в нашем аппарате всех и всяческих бюрократических препон на пути решительного улучшения дела. А главное – сплотим на основе борьбы за это дело широкие массы рабочих и крестьян-колхозников под руководством нашей партии.

Успехи в деле поднятия производительности труда – лучший, несокрушимый и подлинно гранитный оплот дела социализма.

Наши успехи в этом деле имеют решающее значение не только с точки зрения внутренних, но и с точки зрения международных задач борьбы за социализм. Именно здесь, на решении задач поднятия производительности труда в социалистическом хозяйстве, прежде всего дается практический ответ на вопрос об окончательной победе Октябрьской революции, на вопрос о торжестве дела коммунизма.

Это – мирный участок борьбы за социализм. Но он будет иметь решающее значение и в момент нападения империалистических сил на СССР, в момент развязки борьбы между социализмом и капитализмом.

С ростом числа наших заводов, фабрик, совхозов и колхозов вопрос о поднятии производительности труда приобретает все большее значение. А теперь каждый день приумножает число не только средних заводов, но и заводов-гигантов.

К двум тракторным заводам – в Ленинграде и Сталинграде – присоединился новый тракторный завод в столице Украины. Вошел в строй мощный автомобильный завод в Москве, и приближается день пуска автомобильного гиганта в Нижнем Новгороде. Уже пускаются в ход Магнитострой на Урале и Кузнецкстрой в Сибири. На очереди пуск гигантов химической промышленности в Березняках, а затем и в Бобриках. На очереди, дальше, пуск Днепростроя, а также и Днепрокомбината. Невозможно перечислить все даже лишь крупнейшие наши строительства и хотя бы только в одной индустрии.

Между тем пуск каждого нового завода в нашей стране имеет не только значение нового завоевания в нашем строительстве, но имеет огромное международное значение в борьбе за дело социализма. Каждый новый завод в нашей стране – опорный пункт международного пролетариата. Поэтому в нашем мирном строительстве империализм видит для себя смертельную угрозу. Нет тех преступлений, на которые бы он не пустился для подрыва растущей мощи социализма в СССР.

Все это означает, что господствующие за пределами СССР империалистические силы рано или поздно попытаются организовать прямое вооруженное нападение на Республику советов. Мы должны считаться не только с неизбежностью новых империалистических войн, но и с неизбежностью новых провокаций военных интервенций против СССР. Мы не будем большевиками, если забудем многократные указания Ленина о том, что новые попытки разгрома Советской республики со стороны империализма неизбежны. Нельзя терять ни одного дня в подготовке к отпору этим нападениям.

Верная своей политике мира, последовательно борющаяся за укрепление мирных отношений с другими государствами, Страна советов ни на кого не собиралась и не собирается нападать. Но, считаясь с возможностью военных интервенций против СССР со стороны наших непримиримых врагов из лагеря империализма, мы с непоколебимой уверенностью в наших силах и в силах наших друзей по классу заявляем: Советский союз не только не беззащитен, Советский союз непобедим. (Аплодисменты.)

Соотношение в развитии мировых сил все больше изменяется в нашу пользу. Но капитализм не собирается отказываться от борьбы. Это определяет наши задачи на самом трудном участке борьбы за социализм – на арене взаимоотношений социализма с капиталистическим окружением.

Крупнейшие бои здесь еще впереди. Но мы еще посмотрим, как сложатся дела в этих боях для старого, одряхлевшего, гниющего на корню капитализма.

Дело борьбы за социализм связано еще с огромными трудностями. Но мы уверены в том, что еще с большими и поистине непреодолимыми трудностями связано дело борьбы капитализма за свое дальнейшее существование.

В решающих боях прогнившие капиталистические устои не только закачаются. Треснувший фундамент капитализма не только станет разлезаться. Капиталистический мир в этом столкновении сил затрещит во всех своих частях. И мы твердо уверены в том, что эта борьба приведет к окончательной победе дела международного пролетариата.

Пройденный путь свидетельствует о том, что дело Октябрьской революции идет к полной победе.

Да здравствует Октябрьская революция! Да здравствует победа коммунизма! (Аплодисменты. Оркестр играет «Интернационал».)

 

1932

 Торжественное заседание Московского Совета совместно с партийными и общественными организациями г. Москвы состоялось 6 ноября.

На заседании с речью выступил М.И. Калинин.

Текст речи приводится по изданию: М.И. Калинин. Избранные произведения. М., Политиздат, 1960, т. 2, с. 594 – 602.

 

М.И. Калинин.
15 лет Октября

 15 лет тому назад в Петроградском Совете Владимир Ильич заявил: «Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма».

Товарищи, сегодня, в день пятнадцатой годовщины Октябрьской революции, мы можем уже на совершившихся исторических фактах видеть собственными глазами претворение в жизнь мысли Ленина.

Огромному большинству людей всего мира эта мысль казалась тогда фантазией, необоснованным пророчеством. Лишь революционные марксисты видели в ней глубокий анализ классового соотношения сил и поняли историческую обязанность революционной партии выполнить свою историческую задачу перед мировым пролетариатом. И партия вместе с Лениным начала бой со старым миром за социализм.

Мы победили, победили потому, что неуклонно применяли на практике испытанное оружие – марксистско-ленинскую диалектику, выражением которой является генеральная линия нашей партии.

Ведя партию по пути претворения в жизнь заветов Ленина, товарищ Сталин учит: «Дело идет о том, чтобы выделить из ряда задач, стоящих перед партией, ту именно очередную задачу, разрешение которой является центральным пунктом и проведение которой обеспечивает успешное разрешение остальных очередных задач».

И вот, опираясь на эти основные положения, наша партия успешно завершает построение социализма в нашей стране, а тем самым приближает день победы коммунизма во всем мире.

Вполне естественно, что ломка старого мира, замена феодально-капиталистического строя пролетарским встречает огромные трудности, вызывает на острое сопротивление всех врагов пролетарской диктатуры и после их поражения в открытом бою. Каждое движение вперед, всякая победа – будь то на фронте политики, хозяйства, культуры или просто материального улучшения положения трудящихся масс – врагами не только опорочивается, но делается ими все возможное для того, чтобы свести эти достижения на нет, ибо каждое такое достижение укрепляет диктатуру пролетариата, выбивает оружие из рук врагов советского строя.

Наиболее трудные моменты в истории нашей страны отмечаются и более острой борьбой внутри партии. Вспомните троцкизм, борьбу Зиновьева – Каменева, правую оппозицию, – все это вехи, когда партия боролась за верный путь социалистического строительства и вместе с тем за свое единство и за свою монолитность.

И вот, товарищи, сегодня, в день празднования нами XV годовщины великого Октября, мы с чувством удовлетворения можем обозреть наши ряды.

Партия едина, монолитна и под руководством товарища Сталина готова дать отпор врагу, откуда бы он ни появился.

Своеобразие международного положения на сегодня – это исключительное, совершенно ранее немыслимое обострение кризиса. Он выбивает из колеи нормальной жизни, обрекает на голодовку, даже на вымирание миллионы рабочих, разоряет мелкую буржуазию, крестьянство, размывает средние слои – буржуазную интеллигенцию, лишая ее материальной основы. Одним словом, капитализм дошел до последней грани разложения собственных устоев.

Материальное выражение состояния капитализма можно видеть хотя бы из производства чугуна в Америке. Я эти цифры взял только для краткой иллюстрации картины:

Сентябрь 1929 г. – 3.961 тыс. т

Сентябрь 1931 г. – 1.187 тыс. т

Сентябрь 1932 г. – 0.602 тыс. т,

т.е. уменьшение в шесть с лишним раз, а за этими цифрами скрываются закрытые фабрики, десятки миллионов безработных, полный развал производства. И так во всем капиталистическом мире, – лишь в одной стране больше, в другой меньше. В одной стране кризис особенно бьет по металлу, в другой – по текстилю, в третьей – по углю, а общий развал идет повсюду. Каждая страна, боясь общей участи, стремится изолировать себя от остального мира всякими таможенными барьерами и тем самым еще больше обостряет положение, все больше углубляет разрушительное действие кризиса.

В такое время общей растерянности господствующих классов, паники перед грядущим крахом капитализма, разумеется, нет недостатка в истолкователях причин кризиса, в лекарях, спасителях и выдвигающихся «вождях». Но, удивительно, люди точно ослепли. Кризис уже свирепствовал, рабочие голодали и, однако, вначале, по утверждению различных пророков, кризиса не было, была лишь депрессия, постоянная спутница современного капиталистического производства.

Между прочим, Гувер, вынужденный все-таки признать наличие кризиса, нашел смехотворное объяснение причин кризиса, а именно – существование Советского Союза. Чтó это – глупость, издевательство над здравым смыслом собственного народа, расчет на его полное политическое невежество? Я думаю, товарищи, это не пройдет. Русские пуришкевичи ошиблись, рассчитывая на глупость народа. А теперь американский президент Гувер, как темный крестьянин в периоды засухи, со своего поля воздев очи, ждет небесной благодати и дождя, – ежедневно видит признаки уменьшения кризиса, приближения просперити. А ведь, говоря по совести, откровенно, нынешний американский режим сделал все, чтобы усилить, обострить и ввергнуть в пучину голода миллионы людей. Действительные виновники бедствий народа ищут мнимых виновников – вот в чем трагизм и юмористика дня по ту сторону Советского Союза.

Английские твердолобые в радости: они добились своей цели, получили рождественский подарок, – временный торговый договор 1930 г. односторонним актом расторгнут. Конечно, в этом акте политика превалирует над экономикой. Каждому понятно, что растущие хозяйственные связи ускоряют дальнейший экономический рост. Очевидно, кроме экономики, они преследуют иные цели – удовлетворение вожделений открытых врагов Советского Союза. Во всяком случае – это не борьба с кризисом, это – желание ущемить другую сторону, но ущемление в торговле одной стороны влечет и убытки другой.

Советский Союз добился некоторых результатов в борьбе за мир: заключение ряда пактов о ненападении – с Финляндией, Эстонией, Латвией, Польшей и другими. Есть надежда на заключение пакта с Францией. К событиям на Дальнем Востоке особенно приковано внимание трудящихся масс. Я не останавливаюсь на них, ввиду значительного освещения их в советских газетах. Скажу только, что, несмотря на значительные улучшения положения на Дальнем Востоке, все же угроза Союзу ССР еще не вполне миновала. Наша политика остается неизменной – это всеми доступными нам мерами бороться за мир между народами – и, говоря словами товарища Сталина, мы «ни одной пяди чужой земли не хотим. Но и своей земли, ни одного вершка своей земли не отдадим никому». (Аплодисменты.)

К четвертой годовщине Октябрьской революции Ленин писал: «Мы уже кончаем, в этой области новой „науки“, приготовительный класс. Твердо и настойчиво учась, проверяя практическим опытом каждый свой шаг, не боясь переделывать начатое неоднократно, исправлять свои ошибки, внимательно вникая в их значение, мы перейдем и в следующие классы».

Мы учимся после этих слов Ленина одиннадцать лет, при самых строгих требованиях, надо думать, кончаем среднюю школу. Этот путь самообучения нам не усыпан розами. Каждая победа требовала огромных сил и воли. В результате к сегодняшнему дню мы имеем весьма значительные итоги этой напряженной работы.

Не буду приводить много цифр, хорошо известных не только у нас, но и за границей. Приведу лишь некоторые из них:

Народный доход в 1913 г. – 13.685 млн. руб.

Народный доход в 1932 г. – 26 – 27 млрд. руб.

Выработка электроэнергии в 1916 г. (год максимальной выработки энергии) – 2.575 млн. квт.-ч.

Выработка электроэнергии в 1932 г. – 15.569 млн. квт.-ч.

Выработка электроэнергии лучше всего характеризует рост промышленности и улучшение быта населения. Но суть не только в голом росте промышленности, а в ее структурном изменении. Ведь не секрет, что до революции наша промышленность была придатком западноевропейской промышленности. Очень значительная часть нашей промышленности, в том числе и наиболее организованная – текстильная, целиком зависела от европейского оборудования. У нас идет именно исключительный рост и совершенствование тяжелой промышленности и средств производства. Мы решаем именно наиболее трудные задачи, задачи, которые, само собой разумеется, требуют много средств, сложнейшей организации и очень высокой квалификации технического персонала. Победы на этом фронте, как бы их ни умаляли противники, огромны. Каждому разумному человеку понятно, что за постройкой Магнитогорского и Кузнецкого заводов скрываются, помимо их материальной ценности, и огромные накопления организационного опыта, технических знаний и рост в высоком смысле слова индустриальных кадров, чего, конечно, в старой России не было и быть не могло.

Нельзя обойти молчанием наших достижений в промышленности массового производства. Оно требует исключительной четкости в организации, строгой и сознательной дисциплины, полной согласованности огромного коллектива, высокого качества инструментов, кооперирования, комбинирования десятков заводов на одной работе. И что же: тракторы сотнями в день выпускаются тракторными заводами; освоено автомобильное производство; во много раз увеличилась и качественно выросла электропромышленность; заново поставлено сельскохозяйственное машиностроение. Одним словом, к сегодняшнему дню произведена реконструкция всей нашей промышленности. Можно без натяжки сказать, что наша промышленность стоит в первом ряду с лучшей европейской промышленностью, а в некоторых отраслях и выше. Я не останавливаюсь на гидростанциях. Окончание Днепростроя, а в конце года – Свирьстроя и Рионгэса, – говорят сами за себя.

Товарищи, взгляните, обозрите, что сделано. Мы можем себе позволить в день пятнадцатой годовщины сказать, что работаем не мало и не плохо, а, скромно говоря, – удовлетворительно. (Аплодисменты.)

Наши достижения в легкой промышленности в цифровом выражении значительно меньше. Но если вдуматься и рассмотреть все ее элементы, то это будет чисто внешняя сторона. Я имею в виду главным образом текстиль. Наши новые фабрики не идут ни в какое сравнение с ранее построенными фабриками. Новые фабрики оборудованы в большей степени машинами отечественного производства. Наши вновь строящиеся комбинаты в Ташкенте и Барнауле будут полностью оборудованы машинами внутреннего производства, что ранее являлось немыслимым. Следовательно, текстильное оборудование нами освоено и база под эту отрасль подведена.

Второе, и самое главное, забывают, что раньше, даже при советском строе, наши текстильные фабрики работали на привозном хлопке. Ввоз его оценивался около 200 млн. руб. золотом в год. В довоенное время производство хлопка в нашей стране было от 10 до 13 млн. пудов. В настоящем году мы будем иметь около 30 млн. пудов собственного хлопка. Особенно ценно, что мы освоили значительное количество новых районов, раньше совершенно не производивших хлопка, как Украина, Северный Кавказ и т.д. Вот в чем достижения легкой промышленности. И, конечно, можно с уверенностью сказать, что в ближайшие годы эти достижения выявятся и в цифровых величинах.

На трудностях в сельском хозяйстве играют наши враги. Но, говоря откровенно, они ничего не понимают в нашей жизни.

Посевная площадь дает неизменный рост, в особенности под техническими культурами. Но урожайность далеко отстает от плановых наметок. В области повышения урожайности предстоит еще огромная работа.

В сельском хозяйстве нами подняты вековые глыбы темноты и невежества. Помимо непосредственной агрикультуры, нужно было привести в порядок пресловутую чересполосицу. Нужно было заставить поднять голову задавленного повседневной нуждой беднейшего и среднего крестьянина, избавив его от кулака. Ликвидация кулачества как класса, коллективизация основной массы крестьянства – это такие задачи, решение которых само по себе есть уже огромное достижение.

Если бы валовое производство продуктов сельского хозяйства, которое в значительной степени выше довоенного, распределялось в капиталистической стране, недостаток их вряд ли бы ощущался. Но наша особенность заключается в том, что низовая, в прошлом наиболее обездоленная масса, и по численности основная масса населения питается лучше, потребляет продуктов больше, чем в любой капиталистической стране.

Наши требования к сельскому хозяйству выросли в огромной степени, и вот эти-то новые требования наше сельское хозяйство еще не удовлетворяет.

В самом деле, налицо исключительный рост промышленных городов. Города с населением в сотни тысяч превращаются в города с миллионным населением. Возникают новые города, причем также с сотнями тысяч жителей.

Отсутствие безработицы создало многомиллионную армию рабочих с повышенными потребностями. Еще пять – семь лет тому назад в городах числилось 13 – 16% всего населения страны, теперь этот процент, по меньшей мере, удвоился.

Ясно, что старый производственный сектор сельского хозяйства при своих максимальных достижениях не мог бы удовлетворить возросших потребностей. Это под силу лишь крупному хозяйству. При капитализме помещик, кулак, экспроприируя крестьянские земли, выполняли бы задачу укрупнения хозяйств; при советском строе объединение крестьян в колхозах ведет к укрупнению сельскохозяйственных производственных единиц, и они-то вместе с совхозами должны удовлетворять изо дня в день растущие потребности все увеличивающегося городского населения.

За последние два – три года проделана огромная работа по возведению базы для крупного сельского хозяйства. Налажен массовый выпуск тракторов и других сельскохозяйственных машин, организованы машинно-тракторные станции, проделана огромная организационная работа по строительству колхозов и их землеустройству. Многие колхозы уже полностью охватили свой земельный фонд и своей производительностью далеко превзошли и оставили позади единоличные хозяйства.

Есть все основания полагать, что на созданной материальной и организационной основе значительно усилится и темп развития сельского хозяйства, и последнее постановление ЦК и СНК о повышении урожайности может и на этой основе должно быть выполнено.

Товарищи, несомненно, исключительно яркие показатели мы имеем в области поднятия нашей культуры. В этом отношении наша страна была позади многих европейских стран. Достаточно вам напомнить, что по всероссийской переписи 1897 г. страна имела всего 22,3% грамотных. А сейчас практически ставится вопрос о поголовной грамотности населения. Можно с полной уверенностью сказать, что в два – три года эта цель будет достигнута. Насколько эта задача велика, можно судить по тому, что в Союзе есть народы, где еще недавно грамотность исчислялась в 2 – 3%.

Рост культуры можно показать хотя бы на таком примере, как тираж газет. В 1913 г. в круглых цифрах этот тираж составлял 2½ млн. экземпляров, в 1932 г. – 33 млн. экземпляров. Наше политпросвещение охватывает буквально десятки миллионов людей. Эту роскошь – привлечение миллионов к политграмотности – может позволить себе только народное правительство. Только такому правительству выгодно иметь политически грамотное население, ибо повышение этой грамотности закрепляет советский строй. Вот в чем гвоздь, в чем сила Советской власти.

Нельзя обойти молчанием развитие национальных культур – национальных по форме и социалистических по содержанию. В нашей Союзной конституции мы заявили, что «со времени образования советских республик государства мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма.

Там, в лагере капитализма, – национальная вражда и неравенство, колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны.

Здесь, в лагере социализма, – взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов».

Только трудящиеся национальностей, населяющих Советский Союз, не только избавлены от ужасов империалистического гнета и розни, но и явились действительными строителями своего будущего.

Товарищи, подводя общие итоги всего сделанного, мы можем смело смотреть вперед. Если хотим окончательно победить, мы должны и впредь держать знамя Ленина высоко, охраняя его чистоту и незапятнанность.

Под этим знаменем, под руководством товарища Сталина, вперед к новым победам! (Бурные аплодисменты.)

 

1933

 Торжественный пленум Московского Совета состоялся 6 ноября.

На пленуме с докладом выступил В.М. Молотов.

Текст доклада приводится по изданию: В.М. Молотов. В борьбе за социализм: Речи и статьи. М., Партиздат, 1935, с. 451 – 463.

 

В.М. Молотов.
К годовщине Октябрьской революции

 

I. Две линии мирового развития

 Товарищи! В начале этого года мы подвели итоги первой пятилетки. В этих итогах нашли свое отражение грандиозный рост социализма в Советском Союзе и гигантское укрепление внутренних и международных позиций СССР за первое пятнадцатилетие Октябрьской революции. Эти итоги вместе с тем перечеркнули многие и многие «пророчества» врагов Октябрьской революции из лагеря буржуазии, суливших провал пятилетки и вместе с тем провал советской власти.

Лучшей иллюстрацией к известному докладу т. Сталина об итогах первой пятилетки, приковавшему к себе внимание не только трудящихся нашей страны, но и многих миллионов друзей Октябрьской революции за пределами СССР, является выпущенная весной этого года книга Госплана «Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР». Эту книгу с громадным количеством фактов и цифр, освещающих победоносный путь Октябрьской революции, следует изучать как документ мирового значения. Особенно это надо посоветовать учащейся молодежи.

С тех пор как мы подводили итоги первой пятилетки прошло меньше года. Теперь, на пороге 17-го года Октябрьской революции, мы можем сказать, что и истекший год социалистической революции в СССР является годом громадного дальнейшего роста ее сил, годом новых успехов рабочего класса.

Прошел еще год, когда все силы трудящихся нашей страны были сосредоточены на внутренних задачах подъема социалистического хозяйства и культуры. План строительства этого года еще больше, чем раньше, отразил размах огромной творческой работы, которая осуществляется в СССР. Один только список ударных строек этого года занял почти целую газетную страницу. А ведь капиталовложения в ударные стройки составляют лишь немного больше одной четверти затрат на строительство. Об успехах Октябрьской революции за истекший год говорят и такие факты, как введение в строй новых крупнейших промышленных предприятий. К их числу относятся такие, как Челябинский завод гусеничных тракторов, Уральский завод крупного машиностроения, Луганский завод мощных паровозов, окончание строительства громадного завода шарикоподшипников в Москве, завершение строительства первой очереди крупнейшего химического комбината в Бобриках, сооружение самой крупной в Закавказье электростанции Рионгэс и многие другие крупные промышленные предприятия. Скажите, где, в какой стране мира строятся теперь такие заводы, такие промышленные предприятия? Найдите на карте земного шара такую страну, где бы можно было указать что-нибудь подобное в области нового промышленного строительства за истекший год?

Наряду с этим мы сделали новый шаг в росте и укреплении колхозов и совхозов в деревне. Никто не сможет отрицать, что сельское хозяйство Страны Советов твердо вступило в полосу быстрого подъема.

Наперекор всем и всяким трудностям, общая линия нашего развития является линией неуклонного подъема, линией мощного роста культуры, линией гигантского укрепления социализма в СССР. От успехов первой пятилетки мы перешли к задачам второй пятилетки, к задачам построения бесклассового социалистического общества, и успешно продвигались по этому пути. Наша борьба за победу социализма была неразрывно связана с проводимой советской властью политикой мира, с развитием братского сотрудничества многочисленных национальностей Советского Союза в развитии социалистической культуры во всем разнообразии ее национальных форм и вместе с тем с укреплением международных связей СССР с народами всего мира.

По другой, по противоположной линии шло развитие капиталистических стран. Экономический кризис вот уже четыре года подряд разъедает капиталистические государства, несмотря на разные попытки правящих групп буржуазии добиться оживления промышленности и сельского хозяйства. Капитализм не может до сих пор выкарабкаться из ямы, в которую он скатился за последние годы. Безработица и голодовка рабочих и крестьян продолжают расти. Взрывчатые революционные силы в странах капитализма накопляются, несмотря на все стремления буржуазии вырвать их с корнем.

В политике господствующих классов капиталистических стран усилились крайне реакционные силы фашистского типа. Они развязывают силы буржуазной реакции, разжигают темные страсти национализма и особенно антисемитизма. Чем бы ни прикрывалась эта политика озверелого буржуазного национализма, смысл ее в конце концов заключается в растущем беспокойстве буржуазии за свое существование и в своеобразной форме политики – «спасайся, кто может». Крах социал-демократии и развал II Интернационала лишь подчеркивают смысл происходящих событий, когда в борьбе с коммунизмом буржуазия все больше предпочитает самые крайние средства, предпочитает методы прямого насилия реакционных сил над рабочим классом, над революционными элементами.

Животным страхом перед коммунизмом, перед его растущими силами пропитана политика этих буржуазно-реакционных сил, подошедших уже или подходящих к власти в капиталистических странах. Характерной чертой этой политики становится стремление поставить ставку на войну как на выход из тупика, к которому привел капиталистические страны кризис и развал хозяйства. В рядах буржуазии все больше растет неуверенность в возможность найти внутренние пути выхода из кризиса, в возможность преодолеть растущие внутренние противоречия, противоречия между капиталистами и лагерем эксплуататоров, с одной стороны, и рабочими и лагерем трудящихся, с другой стороны. Основной линией господствующих буржуазных сил все более становится установка на войну. Развязавшаяся теперь в решающих капиталистических странах гонка в вооружениях свидетельствует о все большем приближении новых империалистических войн и об усилении опасности нападения на СССР. Развал Лиги наций и беспомощность конференции по разоружению подчеркивают тот факт, что в лагере империализма поднимаются к власти силы, ставящие ставку на войну как на выход из глубочайшего кризиса, переживаемого всей капиталистической системой.

Все это подчеркивает противоположность развития Советского Союза, с одной стороны, и капиталистического мира, с другой стороны. В XVI годовщину Октябрьской революции мы больше, чем когда бы то ни было, можем сказать, что в соотношении сил происходит все большая передвижка в пользу социализма, против капитализма.

Наши успехи даются нам в напряженной борьбе с враждебными классовыми силами. Нам при этом приходится считаться с тем, как остатки кулачества и буржуазных классов в городе меняют свою тактику и не перестают бросать нам палки в колеса. Но последний год Октябрьской революции еще и еще раз показал, что рабочий класс нашей страны, идя под руководством ленинской партии, обладает неисчерпаемыми силами для преодоления всех и всяких трудностей.

Вопрос о хлебе был всегда важнейшим вопросом для Советского государства. Переходом от прежнего типа заготовок к обязательным зернопоставкам и рядом других мер мы добились того, что в этом году в вопросе о хлебе мы обеспечим свои нужды значительно лучше, чем в прошлом году. Вопрос о снабжении рабочих, при огромном росте нашей промышленности, всегда стоял в числе решающих задач партии. С переходом к новой системе снабжения, с организацией отделов рабочего снабжения (ОРС) на многих предприятиях, мы добились в этом году значительного улучшения дела. Бесспорно, что это дело мы можем быстро улучшать и дальше.

Особенно большое значение имел тот факт, что рядом организационных мер в отношении сельского хозяйства, и прежде всего организацией политотделов при машинно-тракторных станциях и совхозах, мы значительно улучшили руководство колхозным движением и совхозами. В этих новых методах и новых организационных мероприятиях мы видим новые убедительные доказательства неисчерпаемых возможностей роста пролетарской революции и великого искусства руководства партии делом строительства социализма.

II. Освоение новых предприятий и новой техники – главная задача

 В чем теперь заключается наша главная задача?

Партия дала на этот вопрос ответ с исчерпывающей ясностью. Этот ответ сформулирован т. Сталиным на январском пленуме ЦК и ЦКК в следующих словах:

«В период первой пятилетки мы сумели организовать энтузиазм, пафос нового строительства и добились решающих успехов. Это очень хорошо. Но теперь этого недостаточно. Теперь это дело должны мы дополнить энтузиазмом, пафосом освоения новых заводов и новой техники, серьезным поднятием производительности труда, серьезным сокращением себестоимости. В этом теперь главное».

На основе этих указаний партия добилась теперь сплочения всех лучших элементов в рабочем классе и ведет борьбу за их практическое осуществление. На этой же основе идет мобилизация сил рядовых колхозников и рабочих совхозов.

За 16 лет Октябрьской революции мы построили громадное количество новых фабрик и заводов. Число их пополняется изо дня в день. На них работает огромное количество новых рабочих и служащих. Нельзя забывать того, что за время первой пятилетки количество людей, занятых в нашей промышленности, увеличилось в два раза. Выдвинулось много новых хозяйственных руководителей. К техническому руководству подошли десятки тысяч молодых специалистов. При таком положении легко понять, какое значение имеет теперь задача освоения новых предприятий и новой техники. Если прирост промышленной продукции в прошлом году был несколько ниже, чем в предыдущие годы, то главная причина этого лежит в том, что дело уперлось именно в вопросы освоения, что мы отстаем в этом деле. Старые заводы и фабрики у нас нагружены значительно больше, чем в дореволюционное время. Многие из них работают на две смены и больше. И старые и новые предприятия не имеют недостатка в заказах. Дело заключается только в том, чтобы по-настоящему использовать те возросшие производственные возможности, которыми мы располагаем. Тогда мы значительно поднимем годовой прирост продукции промышленности и ее качество, тогда мы добьемся настоящего повышения производительности труда рабочих и серьезного снижения себестоимости. На этом и сосредоточено теперь главное внимание партии и правительства.

Борьба за освоение новых предприятий и новой техники предъявляет серьезные требования как к хозяйственным и техническим руководителям, так и к рабочим и работницам. Она требует лучшей организации труда и соответствующей расстановки хозяйственных кадров. Она не мирится с бесплановостью в предприятиях и в цехах, с беспечностью насчет технического инструктажа, с холостым ходом машин и станков. Она не мирится с безрукостью и отсталостью хозяйственного и технического руководства. Она требует вместе с тем твердой трудовой дисциплины, бережливого отношения к расходованию рабочей силы, активности в развитии соревнования и ударничества, всемерного повышения технических знаний у рабочих и мастеров. Она требует повышения культурности как от рабочих, так и от хозяйственных и технических руководителей.

Что в деле освоения новой техники мы делаем существенные успехи, можно показать на примерах.

Стоит напомнить о том, как шло освоение техники тракторостроения на наших заводах. Известно, с каким трудом налаживалось производство в течение первого года на Сталинградском тракторном заводе. Но, использовав опыт этого завода, Харьковский тракторный завод в несколько месяцев встал на ноги, а, как известно, теперь оба эти завода достигли полностью своих проектных производственных мощностей. С еще большими трудностями должно было встретиться налаживание производства гусеничных тракторов на Челябинском заводе, но после накопленного опыта в тракторостроении освоение техники и здесь идет в общем успешно, а установленные производственные задания завод выполняет.

Весьма показательным является пример с магнитогорскими домнами, которые относятся к крупнейшим мировым домнам, никогда раньше не строившимся в нашей стране (проектная мощность каждой – 1.070 т в сутки). Первая домна на этом заводе начала работать в начале прошлого года. Вторая – с середины прошлого года. Через год после второй домны – с середины текущего года – начала работать третья магнитогорская домна. Все эти домны одинаковой мощности, но дают различные производственные результаты. Первая домна, с которой началось освоение нового доменного производства, пережила наибольшие трудности и не могла еще ни в один месяц дать среднесуточной продукции, достигающей 800 т. Вторая домна в течение последних месяцев не раз достигала среднесуточной продукции в 800 т и больше. Но только третья домна, на которой были использованы уроки первых двух, показывает, что значит освоение новой техники на деле. Эта домна в сентябре дала среднесуточную продукцию, близкую к 1.100 т, а в октябре уже достигла среднесуточной продукции около 1.200 т. Таким образом на третьей домне, работающей всего 5 месяцев, в течение последних двух месяцев (сентябрь – октябрь) удалось добиться среднесуточной продукции, даже превышающей ее проектную мощность. Это большой успех хозяйственного и технического руководства товарищей-магнитогорцев.

Этот пример особенно подчеркивает значение борьбы за освоение новых предприятий, за освоение нового оборудования, за освоение новой техники. Огромное количество новых предприятий, построенных за последние годы, могут и должны давать нам неизмеримо больше продукции, чем это мы имеем сейчас. Все зависит от нашей настойчивости, организованности и сознательности в борьбе за освоение этих новых предприятий.

Не только отдельные предприятия, но и целые отрасли промышленности технически перестроены за последние годы. Лучшим примером может служить угольная промышленность Донбасса и других районов. Но именно это техническое перевооружение промышленности предъявляет к хозяйственным и техническим руководителям новые, более серьезные требования. Об этом с особой силой сказано в известном постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) о Донбассе, а затем и в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) о железнодорожном транспорте.

В этих постановлениях партия и правительство выступили с беспощадной критикой недостатков нашего хозяйственного и технического руководства в крупнейших отраслях хозяйства. Здесь наносится главный удар по канцелярско-бюрократическим методам хозяйственного управления. Партия и правительство со всей решительностью потребовали сокращения разбухших управленческих аппаратов, перевода лучших технических сил из канцелярий на производство, перестройки заработной платы рабочих в соответствии с усилением внимания к наиболее квалифицированным рабочим и к ударникам и решительного отпора оппортунистическому самотеку и болтовне о «нереальности» производственных заданий.

В соответствии с этими решениями была проведена огромная работа по перестройке управления угольной промышленности Донбасса и других угольных районов, а также железнодорожного транспорта. Нельзя сказать, чтобы эта работа уже была доведена до конца. Напротив, необходима упорная борьба по преодолению саботажа в проведении этих решений со стороны всех и всяких бюрократических элементов на местах и в центральных органах.

Но уже теперь мы можем говорить о первых результатах проведения указанных решений в отношении угольной промышленности. Если в первом квартале текущего года Донбасс добыл угля меньше, чем за соответствующий квартал прошлого года, то в последнем месяце положение в Донбассе заметно изменилось. Передвижка технических сил в шахты, борьба с текучестью рабочей силы, беспощадное разоблачение политических колебаний в проведении указанных решений среди руководителей хозяйственных, профессиональных и партийных органов дали уже свои результаты. Мы еще не добились выполнения производственного плана в Донбассе, но по сравнению с прошлым годом добыча угля в последние месяцы на 30 – 35% выше. А это уже большой успех. Важно отметить, что проведение ряда такого же рода организационных мер и политической работы в массах в других угольных районах: на Урале, в Подмосковном бассейне, в Кузнецком районе также дало значительное улучшение с выполнением производственных заданий по углю.

Значительно хуже дело обстоит на железнодорожном транспорте. Здесь осуществленная уже организация политотделов должна сыграть большую роль в улучшении хозяйственной работы. И в этом теперь заключается одна из самых неотложных задач партии и правительства.

В указанных решениях партии и правительства поставлены важнейшие вопросы, относящиеся ко всем отраслям нашей промышленности, ко всем хозяйственным организациям. Не подлежит сомнению, что борьба с канцелярско-бюрократическими методами в управлении должна стать в центре внимания всех наших органов и что от успехов в преодолении бюрократических извращений теперь в огромной мере зависят успехи освоения новых предприятий и новой техники. В этих решениях дана беспощадная критика канцелярско-бюрократических методов хозяйственного управления и вместе с тем выражена глубочайшая уверенность в том, что мы не только должны, но и можем работать лучше и можем еще быстрее идти по пути хозяйственного подъема, беспощадно борясь за улучшение методов руководства и за обновление на этой основе руководящих хозяйственных кадров. Вместе с тем в этих решениях выражено доверие к растущим силам хозяйственников-коммунистов и к их способности по-новому поставить свою работу и выражена уверенность, что теперь уже не мало таких беспартийных специалистов, которые способны по-настоящему проводить советскую политику под руководством партии. Все это говорит за то, что указанные решения партии и правительства будут иметь громадное значение для выполнения главной задачи – задачи освоения новых предприятий и новой техники.

III. Строительство социализма и крестьянские резервы

 Истекший год имел особое значение для нашего колхозного движения. Попытки кулачества использовать колхозы для борьбы с советской властью в новых формах, через колхозы, поставили ребром вопрос о превращении колхозов в надежную опору советской власти, о превращении колхозов в большевистские колхозы.

В этом году уже свыше 4/5 всех посевов принадлежали колхозам и совхозам. Подавляющая масса крестьянства работала на колхозных полях, и, что особенно важно, колхозы стали устойчивыми, колхозы окрепли. Прекратились разговоры о выходах из колхозов, подобные случаи стали исключением. Напротив, тяга единоличников в колхозы усилилась.

Колхозный строй в деревне победил. Но антисоветские силы отнюдь не сложили оружия и не прекратили своей подрывной работы в колхозах. Мы имели и еще имеем многочисленные попытки кулачества приспособиться к новой обстановке и использовать колхозные формы для борьбы с советской властью. Мы должны были противопоставить этому свои меры. Особенно упорной эта борьба с кулаком была на Северном Кавказе и на Украине, где руководство партийных и советских организаций сильно отставало от огромного размаха колхозного строительства и где тем не менее кулацкий саботаж и подрывная работа контрреволюционных вредителей были сломлены решительными мерами. Партия должна была со всей остротой поставить вопрос о том, что в отношении советской власти колхозы не могут быть нейтральными, что они могут быть либо большевистскими, которые ведут крестьян к новой, лучшей жизни, либо орудием кулачества для борьбы за возврат к старому, для борьбы за восстановление власти капиталистов, кулаков и помещиков.

Происходивший в начале этого года в Москве Всесоюзный слет ударников колхозов показал с исключительной силой, какой великий энтузиазм растет теперь в крестьянских массах, организованных в колхозы. Съезд наглядно показал, что колхозное дело стало делом десятков миллионов крестьянства. Выдвинутая т. Сталиным задача превращения всех колхозников в зажиточных в течение ближайших 2 – 3 лет нашла широчайший отклик в крестьянских массах. Под знаменем борьбы за зажиточную жизнь колхозников проходили наши основные сельскохозяйственные кампании этого года. Открывшаяся перед колхозниками перспектива зажиточной колхозной жизни способствовала улучшению нашей работы в деревне, укреплению колхозов.

Наряду с этим партия поставила во весь рост организационные вопросы колхозного движения, задачу улучшения руководства колхозами со стороны партии. В этом отношении решающую роль сыграла организация политотделов в машинно-тракторных станциях и в совхозах. Свыше 15 тыс. коммунистов были командированы партией для работы в деревню, в первую очередь для работы по руководству колхозами. В лице политотдельщиков деревня получила сильнейшее политическое подкрепление и не одну тысячу хороших партийных организаторов, в которых деревня так еще нуждается. Уже в весеннюю посевную кампанию работа политотделов развернулась во многих районах. С тех пор партия продолжает укреплять политотделы партийными силами, всемерно помогая их работе.

В результате всех этих мер произошел заметный перелом в колхозном движении. Отношение к колхозному труду у значительной массы колхозников изменилось; дисциплина заметно укрепилась; пренебрежительное отношение к трудодням в колхозах сменилось стремлением побольше выработать этих трудодней; борьба за сохранение общественной колхозной собственности против расхитителей, против лодырей и лентяев значительно усилилась; организованность колхозных масс поднялась. И мы видим это по результатам текущего сельскохозяйственного года.

Основные сельскохозяйственные кампании, и прежде всего посев и уборка урожая, прошли в этом году в большинстве колхозов лучше, чем в прошлом году. Выполнение государственных заданий теперь также идет успешнее. Это видно из того, что к настоящему моменту большинство областей и краев уже закончили или заканчивают выполнение плана по зернопоставкам. К данному моменту мы заготовили хлеба по крайней мере на 100 млн. пудов больше, чем за весь прошлый год. Заготовки картофеля в этом году дали в два раза больше, чем за соответствующий период прошлого года. Заготовки масла также превышают соответствующие заготовки прошлого года. Несмотря на значительные недостатки работы в свекловичных районах, наши заготовки свеклы в этом году идут впереди прошлогодних. Заготовки хлопка идут также более быстро, чем в предшествующем году.

Вместе с тем сами колхозники получают теперь по трудодням в большинстве случаев значительно больше, чем год тому назад. Стоит почитать многочисленные обращения колхозников и колхозниц, которые печатаются в газетах, центральных и местных, чтобы видеть многочисленные примеры значительного укрепления колхозов, повышения производительности труда и роста доходов колхозников. Теперь не редкость такие колхозы, в которых, благодаря хорошей организации труда, на один трудодень колхозник получает по 8 кг и больше. Теперь все чаще встречаются и такие колхозы, где при хорошем урожае и честной работе колхозников на один трудодень колхознику и колхознице выдается 14 – 16 кг и даже больше.

Несмотря на громадные недостатки в организации большинства наших колхозов, несмотря на то, что трудовая дисциплина в колхозах еще нередко хромает, а расхитителям общественной собственности не дается должного отпора, несмотря на то, что кулаки еще не выбиты из всех колхозных позиций и нередко умело прячут свою вредительскую контрреволюционную работу под личиной защитника колхоза, – колхозы уже с первых шагов своей победы сделали возможным значительное улучшение жизни бедняков, а также и немалой части середняков и открыли теперь перед всей крестьянской массой дорогу к близкой зажиточной колхозной жизни. Нечего и говорить о том, что, останься СССР до настоящего момента при господстве мелкого единоличного крестьянского хозяйства, мы были бы теперь не в состоянии обеспечить основные запросы государства на сельскохозяйственные продукты. Победа колхозного строя в деревне обеспечила улучшение жизни колхозников, а также активное участие десятков миллионов крестьян в строительстве социализма.

С победой колхозов рабочий класс получил непосредственную поддержку крестьянских резервов делу строительства социализма. Эти крестьянские резервы вступили в армию строителей социализма и под большевистским руководством партии строят социализм вместе с рабочим классом. Идея союза рабочего класса с крестьянством теперь вылилась в союз рабочих и крестьян-колхозников, строящих социализм. Ударничество и соревнование в колхозах растут по примеру фабрик и заводов. Из передовых колхозников и колхозниц выделилось уже много тысяч сознательных и самоотверженных борцов за коммунизм.

Важнейшее место в организации колхозов занимают машинно-тракторные станции. При значительном ослаблении тягла в деревне тракторы, комбайны и автомобили выполняют уже огромную работу в сельском хозяйстве. Несмотря на большие недостатки в использовании всей этой новой техники сельского хозяйства, несмотря на то, что в освоении этой техники мы двигаемся вперед еще очень медленно, машинно-тракторные станции сделались уже первоклассным орудием подъема сельского хозяйства. При помощи МТС мы нашли такое сочетание кооперативных форм (колхозов) с государственными формами в деревне, которое в огромной степени облегчает руководство колхозами, превращение их в большевистские колхозы.

Преимущества колхозного строя, означающего ликвидацию гибельной чересполосицы и бесчисленных крестьянских межей, создающего возможность для улучшенных севооборотов и широкого использования сортовых семян, впервые дающие возможность могучего применения достижений агронауки, – уже сказались на первой ступени колхозного развития. С каждым годом эти преимущества будут сказываться все сильнее. Для подъема сельского хозяйства в СССР открылись такие благоприятные перспективы, каких никогда не могло быть при господстве частной собственности.

Неверие в крестьянские резервы как величайшего союзника рабочего класса в борьбе за социализм было характерной чертой всех и всяких оппортунистов. Это неверие не могло не привести оппортунистов к краху. Теперь мы на деле видим, как крестьянские резервы стали могучей опорой роста социализма. От нашей работы по большевистскому просвещению и организации этих резервов, от нашего умения на деле превратить колхозы в большевистские колхозы зависит превращение этих крестьянских резервов в величайшую силу подъема сельского хозяйства и еще большего ускорения роста социализма в нашей стране.

IV. Мирная политика СССР и опасность войны

 Борясь за освоение новой техники и укрепляя новый колхозный строй, мы неуклонно проводим мирную политику в наших отношениях с другими странами. Всем известно, какую упорную борьбу Советский Союз ведет за восстановление нормальных добрососедских отношений со всеми государствами и в первую очередь с пограничными государствами. Даже наши враги из иностранного буржуазного лагеря вынуждены были не раз признавать настойчивость и успех этой мирной политики. В деле заключения договоров о ненападении, а также пактов об определении агрессора (нападающей стороны), как всем известно, правительству СССР принадлежит почетная инициатива. Положительное значение этих выступлений советской власти, направленных к укреплению дела всеобщего мира, бесспорно.

Успехи социалистического строительства и твердое проведение мирной политики во внешних отношениях во многом способствовали укреплению международных позиций Советского Союза. Теперь мы имеем новые подтверждения признания растущего удельного веса СССР в международных отношениях. Инициатива президента Североамериканских соединенных штатов в приглашении представителя правительства СССР в Америку должна быть в этом отношении особо отмечена. Эта инициатива безусловно может иметь положительное значение с точки зрения интересов обеих стран.

Наша позиция в этом вопросе сформулирована в известном послании т. Калинина. В этом послании говорится:

«Не подлежит сомнению, что трудности если они имеются или возникают между двумя народами, могут быть разрешены только при наличии между ними непосредственных сношений, а, с другой стороны, не имеют никаких шансов быть разрешенными при отсутствии таких сношений».

В этих словах выражена с полной определенностью известная политика советской власти, неизменно проводившаяся нашим правительством в отношениях с другими странами. Мне остается выразить уверенность в том, что встреча т. Литвинова с г. Рузвельтом даст плодотворные результаты как с точки зрения непосредственных интересов обоих государств, так и с точки зрения интересов укрепления всеобщего мира. Это тем более надо сказать, что значение переговоров в Вашингтоне выходит далеко за пределы отношений двух государств.

Но осуществление мирной политики советской власти зависит не только от нас. Опасность военных нападений именно теперь стала особенно актуальной, и мы должны обращать особое внимание на намерения и планы империалистов, опасные для дела мира.

В этой связи вполне понятно, что положение на Дальнем Востоке и вопросы взаимоотношений с Японией были и остаются вопросами, привлекающими исключительное внимание трудящихся нашей страны. Наша политика на Дальнем Востоке и наше отношение к дальневосточным соседям неизменно исходят из интересов сохранения мирных отношений, неизменно направлены на укрепление дела мира. Подтверждением этому служит не только наше предложение Японии о заключении пакта о ненападении, но и наше предложение о продаже КВЖД. Эту нашу политику нам не приходится менять и теперь. Мы подтверждаем, что наши прежние заявления остаются в полной силе.

Однако мы должны считаться с событиями в Манчжурии и прежде всего с тем фактом, что договоры, заключенные с нами, и данные нам обещания со стороны Японии на деле нарушаются, и ведется политика срыва этих договоров. Враждебные в отношении СССР провокации здесь все усиливаются. Мы считаем поэтому своей актуальной задачей всемерное разоблачение всяких провокационных попыток в этом направлении и вместе с тем считаем своей первейшей обязанностью полностью охранять интересы СССР и защищать до конца границы Советского Союза. Когда мы читаем изо дня в день сообщения из японской и манчжурской печати о смехотворных планах некоторых видных японских деятелей насчет захвата Сибири, насчет отторжения Приморья, когда эти планы и рассуждения становятся все более откровенными и наглыми – мы вынуждены насторожиться, тем более, что события на КВЖД и в пограничных районах свидетельствуют о том, что господа авантюристы все более склонны переходить от слов и статей к провокационным действиям и выступлениям. При этом мы заявляем открыто то, что известно всему миру: бессильное правительство Манчжурии не является серьезной величиной в этих вопросах. Всем известно, что ответственность за эти действия целиком ложится на японское правительство как на действительного хозяина Манчжоу Го.

Мы не можем также не считаться с откровенными высказываниями некоторых авторитетных японских деятелей, издевающихся над «глупостью» европейцев, которые считают необходимым перед началом военных действий «объявлять войну». Эти господа из японских деятелей держатся другой точки зрения и откровенно говорят о необходимости напасть на СССР неожиданно и притом поскорее.

Все это заставляет нас быть в полной готовности к серьезным нападениям. Мы уже это должным образом учли и должны сказать в связи с этим следующее: если сейчас мы видим главную свою задачу в разоблачении всяких авантюр, направленных к срыву мира, и в заботе об укреплении Красной армии и нашей обороны при неуклонном проведении и в дальнейшем мирной политики и линии на укрепление нормальных отношений с нашими соседями, то в случае нападения на СССР мы будем видеть нашу задачу только в одном – эта задача: полный разгром противника и победа нашей Красной армии. (Бурные аплодисменты.)

Мы с особым вниманием следим за событиями, которые происходят на Дальнем Востоке. Мы уверены в том, что вместе с общим укреплением СССР выросла и окрепла наша Красная армия. Мы должны усилить внимание к Красной армии и заботу о ней, и мы уверены в том, что нападающая сторона скоро поймет, что значит иметь дело с непобедимой Красной армией. (Аплодисменты.)

* * *

 Вместе с хозяйственным ростом страны растут культурные и другие запросы масс. Эти запросы растут по всем направлениям. Растут запросы на книги и газеты, растут в такой мере, что мы за ними далеко не поспеваем. Тяга к культурной жизни увеличивается вместе с нашим усиленным требованием культурнее работать, культурнее строить. Увеличиваются спрос и требовательность в отношении товаров широкого потребления. Потребитель требует не только больше товаров, но выросла и сама потребность в выборе товаров ширпотреба. Потребность в лучшем жилище и бытовых удобствах также сильно поднялась. Все чаще приходится встречаться с нежеланием мириться со старыми стандартами жилищного строительства и с требованием улучшенного качества жилых построек. Поднялись запросы и в отношении санитарного обслуживания городов и деревень. При достигнутом уже размахе общественного питания и росте крупной пищевой промышленности улучшение санитарного дела приобретает большое значение. Нечего и говорить о том, как теперь растет потребность в хороших дорогах и как мы еще отстаем в удовлетворении этой потребности. А сколько еще других, и также очень важных, запросов рабочих и крестьян, удовлетворение которых становится все более неотложным!

Все это требует всемерного развертывания нашей промышленности, государственной и местной, гораздо лучшего использования местных видов сырья, усиленного поднятия всех отраслей земледелия и животноводства. Все это в особенности требует громадной организаторской работы в массах рабочего класса и крестьянства, улучшения методов управления и выдвижения новых, многочисленных руководящих кадров бойцов за победу социализма.

Растет с каждым днем размах хозяйственного и культурного строительства в нашей стране. В промышленности, в сельском хозяйстве, в науке, в технике, в искусстве СССР делает все новые успехи. Творческая работа в нашей стране идет на подъем во всех областях. Растет число инициативных, самоотверженных людей, успешно справляющихся с новыми, труднейшими задачами. Возьмите наш недавний успех в области завоевания воздуха. Как известно, теперь мировой рекорд по завоеванию стратосферы принадлежит стратостату «СССР». Развертывается усиленная борьба за овладение техникой, и знаменитый Каракумский пробег является одним из хороших подтверждений наших успехов в этом деле. За последние годы идет усиленная борьба за Арктику с ее неизведанными еще трудностями. И мы видам, как походы наших ледоколов в Северном Полярном море (Ледовитый океан) прокладывают новые пути и рождают новых героев нашей страны. Постройка Беломорско-Балтийского канала им. Сталина в течение всего каких-нибудь 20 месяцев является еще одним примером размаха нашего строительства и великих его возможностей. А между тем мы уже приступили к строительству еще более мощного канала, соединяющего Москву с Волгой. А все это ведь только отдельные примеры того великого строительства, которое идет и в центре и на окраинах страны и которое неуклонно растет, вовлекая все новые и новые массы трудящихся.

Мы празднуем XVI годовщину Октябрьской революции как годовщину великих успехов рабочего класса и трудящихся СССР. Мы видим в успехах, достигнутых к XVI годовщине Октябрьской революции, успехи не только рабочего класса СССР, но и рабочих всего мира. Этими успехами имеют право гордиться пролетарии всех стран и угнетенные народы всего мира.

Нашими успехами мы обязаны тому, что в СССР есть славная большевистская партия, руководящая всем этим строительством, что у нас есть ленинский штаб – большевистский Центральный комитет, что во главе нашего дела стоит испытанный вождь – т. Сталин. (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.)

Да здравствует Октябрьская революция!

Да здравствует мировой Октябрь! (Бурные аплодисменты. «Интернационал».)

 


 

1934

 Торжественное заседание Московского Совета РК и КД совместно с центральными и московскими партийными, профсоюзными и советскими организациями и рабочими-ударниками состоялся 6 ноября в Большом театре.

Пленум начался в 7 часов вечера.

Президиум: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Андреев, Жданов, Енукидзе, Киселев, Хрущев, Филатов, Булганин.

Вел заседание председатель Моссовета тов. Булганин, открывший пленум краткой вступительной речью.

На пленуме с докладом выступил М.И. Калинин, горячо встреченный собранием.

Текст доклада приводится по изданию: М.И. Калинин. Избранные произведения. М., Политиздат, 1962, т. 3, с. 138 – 147 и сверен с газетной публикацией.

 

М.И. Калинин.
17-я годовщина Октябрьской социалистической революции

 Товарищи, мы празднуем сегодня XVII годовщину советского строя.

Как видите, через год советский строй достигнет по нашим законам совершеннолетия. (Смех, аплодисменты).

А сколько было пророчеств, когда с очень ученым видом «мудрецы» говорили, что не только до совершеннолетия, а наш строй не переживет и детский возраст. Не будем придирчивы к буржуазным идеологам. История оставила им один вид литературы – это писать мемуары.

Я позволю себе не останавливаться на принципиальной стороне этого большого дня, этого великого для трудящихся масс события.

Учение Ленина с каждым годом все больше проникает в народные толщи, а это значит, что и принципиальное значение этого строя становится все более понятным широким массам. Это делается тем более понятным, что при успешном строительстве социализма в нашей стране с каждым годом все более выявляются наши достижения, выявляются положительные стороны социалистического общества.

Я остановлюсь лишь на особенностях истекшего года, на тех ступенях, на которые мы поднялись в этом году. Хотя производственный год еще не кончился, – окончательные итоги мы будем подводить через 2 месяца, немного меньше 2-х месяцев, – все же в основном результаты уже определились полностью.

В предыдущем году наше особое внимание было уделено тяжелой промышленности. Не загромождая вас излишними цифрами, все же напомню, что основной продукт металлургии – чугун – с 19,8 тыс. тонн среднесуточной добычи в 1933 г. и с 23,6 тыс. тонн среднесуточной выплавки в январе этого года вырос до 30,9 тыс. тонн в октябре.

Есть полное основание предполагать, что годовой план будет выполнен, а более вероятно – превышение фактической выплавки в этом году по отношению к плану.

Как видите, успех не мал. Он подкрепляется еще тем, что, несмотря на увеличение выплавки в других странах по сравнению с прошлым годом, мы все же надеемся занять второе место в мире по выплавке чугуна, оставив позади Англию, Германию и т.д.

Этим я ни в коем случае не хочу хвалиться, помогать успокоению достигнутыми результатами. Наоборот, мне хочется этой иллюстрацией подбодрить, подтолкнуть металлургию, чтобы начать 1935 год с выплавки 35 тыс. тонн чугуна в сутки.

По утверждению металлургов, производственные возможности для этого у нас имеются. Но меня не особенно удовлетворяет второе место в мире по производству чугуна. Во-первых, производственные возможности перегоняемых нами стран значительно выше их настоящего уровня выплавки чугуна, так как кризис искусственно снижает производство. Во-вторых, слишком уже велик разрыв между первым и вторым местом. Достаточно напомнить, что США в 1929 г. производили 125 тыс. тонн чугуна и 175 тыс. тонн стали. Как видите, разрыв между первым и вторым местом огромный, путь до первого места очень длинный, а страна наша, – я думаю, вы сами в этом не сомневаетесь, – нуждается в металле, пожалуй, не меньше, чем заволжские степи в воде.

Вероятно, значительное количество товарищей, читающих газеты, замечает, что сводки о выплавке у нас металлов показывают чугун на первом месте, в то время как в странах крупного производства металлов на первом месте идет сталь, на втором чугун.

Цифры Америки очень наглядно показывают, что наша страна еще бедна металлом, да это и естественно: средний крестьянский двор до революции, можно с уверенностью сказать, имел в наличности не больше 2 – 3 пудов железа во всем сельскохозяйственном инвентаре. В настоящий момент одна машинно-тракторная станция имеет металла, я думаю, вероятно, больше, чем все крестьянские хозяйства прежнего уезда. А в городах? Москва служит великолепной иллюстрацией в этом отношении: за последние 2 – 3 года сколько старой дряни разрушено и вывезено на свалку, но в этой дряни металла меньше всего.

Вот почему наша страна, как губка воду, впитывает в себя металл. Только через несколько лет, когда свободные поры будут наполнены металлом, обратной волной на заводы пойдет лом, и наша стальная промышленность перегонит чугунную. От работы металлургов зависит ускорить этот процесс.

Я не останавливаюсь на основных потребителях металла, потребность их гигантски растет: железнодорожное строительство, флот, машиностроение и т.д., – это само собой понятно. Вот, когда с этой стороны, со стороны потребностей в металле, посмотришь, то увидишь, что наши достижения есть лишь первые шаги, они, конечно, наиболее трудные, но впереди еще гигантская работа. У нас, товарищи, также значительные достижения в области сельскохозяйственного машиностроения, станкостроения и т.д. Все это требует больших количеств металла.

Значительная работа проделана нами и в других отраслях тяжелой индустрии. Химическая промышленность выходит на широкую дорогу. К комбинатам – Хибиногорскому, Калийному и прочим – присоединен Сталиногорский, не говоря уже о ряде коксохимических установок, из которых каждая в отдельности представляет громадный химический завод, например, Макеевка.

Такова же картина и на участке общего машиностроения. Укажу хотя бы, что к Уральскому заводу крупного машиностроения прибавлен новый собрат – Краматорский.

Нельзя обойти молчанием освоение мощных паровозов Луганским паровозостроительным заводом, а также освоение полной мощности Челябинским тракторным заводом и заводами текстильного машиностроения, выполнившими заказы Туркстроя. Наше машиностроение выходит на международную арену. Не знаю, какое впечатление производит это на вас, меня же, как ни стремлюсь держаться в пределах скромности, все же охватывает чувство гордости.

Я хочу оттенить работу по цветным металлам, она пока что еще слаба, далека от выполнения плана и в особенности по меди. Правительство в этом году также обращало очень большое внимание на этот слабый участок, и у меня есть большая надежда на то, что общими силами и в особенности с помощью партии в будущем году и этот участок нашей работы мы вытащим. Но было бы несправедливо не указать и положительные факторы в области цветной металлургии. Алюминиевая промышленность работает хорошо, никелевая растет. Произведены значительные разведки и таких дефицитных металлов, как олово. Я, разумеется, привожу только один – два примера, но успехи наши в этой отрасли значительные. Например, золотая промышленность выполняет и даже перевыполняет свой план.

Несколько слов о капитальном строительстве. Его размах велик. Чтобы иметь некоторое наглядное представление, достаточно привести Метрострой в Москве и канал Волга – Москва. Когда идет плановое распределение материалов и москвичи в стремлении получить материалов больше мотивируют грандиозностью данных работ, обычно они встречают реплику тов. Орджоникидзе о том, что эти работы у нас не являются самыми грандиозными. И действительно, взять хотя бы сверхмагистраль Москва – Донбасс. Из этого простого сопоставления можно понять величину производимых нами капитальных сооружений.

Легкая промышленность работает в значительной степени непосредственно на удовлетворение нужд населения. С этой стороны она имеет особенное значение. В основном ее лимитом является сырье: хлопок, шелк, шерсть и т.п. Все-таки ее работа еще слаба и количественно и качественно, несмотря на то, что мы даем ей хороший хлопок. Что касается искусственного шелка, то он не занял у нас еще того действительного места, какое он должен был бы занимать. Стекло, фарфор, фаянс, спички – предметы, которые не лимитируются сырьем и которые требуются в огромном количестве, – производятся в количестве, не удовлетворяющем спроса. А между тем, выросшая культура в быту требует всего этого в огромных количествах как в городе, так и в деревне. Ибо все эти предметы являются и предметами домашнего обихода, а также и предметами культуры. Особенно мы слабы в использовании суррогатов. Здесь еще непочатый край работы исследовательских институтов.

Укажу и на некоторые успехи в легкой промышленности. У нас значительно выросло производство трикотажа, котонина; выпуск обуви доведен до 57,8 млн. пар; выпуск резиновой подошвы с 1931 г. увеличился в 10 раз. Но все это по существу – капля в море, все это есть лишь начало размаха.

Железные дороги дали некоторый сдвиг в работе, но они все же не выполняют еще плана перевозки, хотя в текущем году перевезено грузов больше прошлого года. За 9 месяцев 1934 г. среднесуточная погрузка вагонов выразилась в 55.307 против 50.473 вагонов за такое же время в 1933 г. Тем не менее план текущего года выполняется на 90,7 проц. Правда, в весовом выражении железные дороги в текущем году план выполнили, они погрузили 233.162 тыс. тонн, планом было намечено погрузить 231.300 тыс. тонн. Таким образом, если подойти к выполнению железными дорогами плана перевозок в тонно-километрах, то получается перевыполнение: задание было в 150.700 млн. тонно-километров на 9 месяцев, а выполнено за это время 160.094 млн., т.е. на 106,2 проц.

Правительство уделяет очень большое внимание проблеме подъема железнодорожного транспорта. Очевидно, и предстоящий год в этой отрасли потребует большой работы. И не только в области технического улучшения и лучшей организации оперативной работы, но и такого планирования, которое бы с максимальной производительностью использовало и другие виды транспорта, как, например, водный. Перевозки гигантски растут: если взять только автотракторную промышленность – ее готовую продукцию, то и для этого нужно очень много транспорта. Ясно, что тракторы и автомашины необходимо перевозить также водой, не говоря уже о хлебе, овощах и т.д.

Теперешнее состояние трактов и межселенных дорог дальше становится нетерпимым. Места должны уделить дорожному строительству исключительное внимание, ибо наши дороги непроизводительно поглощают огромное количество труда и тягловой силы.

В области сельского хозяйства оканчивающийся год подтвердил, показал, так сказать, в практической жизни, насколько коллективное хозяйство выше и производительнее индивидуального. Этот вегетационный год был в высшей степени капризным. Вы знаете, что урожай во всех европейских странах в этом году гораздо ниже среднего по сравнению с рядом предыдущих лет. У нас весной очень долго не было дождя в южных районах, а в степной Украине и в особенности в Днепропетровской и в восточной части Одесской области дождей было меньше, чем в 1921, засушливом году. Засухой охватило и часть Азово-Черноморского края. Крестьяне-колхозники проявили исключительную энергию в борьбе с засухой.

При поддержке правительства все погибшие площади пересевались поздними культурами, почти повсюду сохранились огородные культуры. Таким образом, урожай овощей в этих местах удовлетворительный, он был вырван у природы настойчивостью колхозников. Что характерно, у людей совершенно отсутствовала паника, все были увлечены борьбой за урожай. Этому помогла и хорошая предварительная обработка почвы.

Все это вместе взятое дало людям возможность выскочить сравнительно благополучно из угрожавшего большого бедствия в этих неблагополучных по осадкам районах. Здесь колхозы оправдали себя полностью. Что удивительно, это то, что в лучших колхозах урожай был все же средний, а в отдельных и выше среднего. Это доказывает, насколько урожай зависит от организованности и воли людей. В остальной части территории Союза урожай во всяком случае не ниже среднего, а на Востоке и в Западной Сибири – отличный.

Уборка хлебов в Союзе происходила в общем в благоприятных условиях, но восточные районы с очень хорошим урожаем имели ряд трудностей. Несвойственные этим районам частые дожди, позднее созревание хлебов, ранний снегопад, – все это требовало от местных властей повышенного руководства, лучшей маневренности, а от колхозников – огромной напряженности в работе для того, чтобы в короткий срок и с меньшими потерями убрать урожай. Правительство вовремя обратило особое внимание на эти районы, туда было послано значительное количество ответственных работников. Местные органы как следует встряхнулись и в конечном результате с работой по уборке урожая справились удовлетворительно.

Подводя итоги сельскохозяйственного года, можно с полной уверенностью сказать, что организованность, маневренность, труддисциплина и производительность колхозов в целом выросли по сравнению с прошлым годом. В соответствии с этими показателями вырос и урожай всех продуктов выше прошлогоднего. Практика настоящего года очень наглядно показывает, что хороший урожай – дело рук колхозника и руководства колхозом.

Хлебозаготовки настоящего года в целом прошли организованнее, быстрее и с меньшими потерями сил и продуктов, чем это было во все предыдущие годы. Они имели ту особенность, что на Украине в связи с плохим урожаем в ее юго-восточной части был дан заниженный план: значительной части колхозников полагающиеся с них по закону поставки хлеба отсрочены на будущий год, а также отсрочена и семссуда. Само собой разумеется, что это уменьшило общую сумму хлебопоставок. Зато хороший урожай в других частях Союза значительно увеличил поступление хлеба от усиленной работы МТС, и правительство развернуло через кооперацию вольную закупку хлеба, чем и перекрыт план настоящего и прошлого года.

Надо вам сказать, что стоимость закупленного хлеба гораздо выше, чем по хлебопоставкам, ибо покупные цены выше на 20 – 40 проц. Конечно, и хлеб, полученный за работу МТС, принимая во внимание все расходы, которые несет государство на них, тоже будет дороже.

Если проанализировать все операции по заготовкам хлеба в этом году, невольно вспоминаешь слова товарища Сталина, сказанные им на одном из совещаний: «В хлебозаготовках государства с каждым годом будет расти роль МТС и закупки кооперации». Хлебозаготовки настоящего года подтвердили это полностью. А ведь это значит, что в области хлебозаготовок торговля также начинает играть все большую роль, ибо уплата хлебом за работу МТС – это, товарищи, есть одна из выгодных продаж хлеба колхозами. Недаром спрос колхозов на организацию у них МТС превышает возможности его удовлетворения. Очевидно, что и распределение хлеба среди потребителей должно измениться в сторону торговли, в сторону уничтожения карточной системы. Во всяком случае жизнь ставит теперь этот вопрос перед правительством на практическую почву и требует соответствующего решения.

В этом году значительно продвинулась вперед государственная и кооперативная торговля. Находясь в непосредственном общении с потребителем, она должна стать толкачом в улучшении качества продуктов.

Я не хочу, товарищи, развивать перед вами в числовых выражениях поступательное развитие всех народов Союза ССР. Напомню лишь о важнейших событиях, имеющих для нас, для нашего народа большое значение. Полеты в стратосферу, эпопея челюскинцев, съезд писателей, переход «Литке» из Владивостока в Мурманск, победа наших спортсменов за пределами Союза, – одно перечисление этих событий, имеющих место в этом году, показывает рост культуры в нашей стране.

* * *

 Работа нашей дипломатии в этом году была интенсивной и напряженной. Наши политические, торговые и культурные международные отношения богаты событиями. Я постараюсь хоть скупо остановиться на них.

Нами заключен ряд пактов о взаимном ненападении как с нашими соседями, так и с рядом великих держав. Их общеполитическое значение, целесообразность и полезность для сторон не вызывает сомнения.

В этом году мы вошли в Лигу наций. Некоторые зарубежные политики видят в этом нашу непоследовательность. Товарищ Сталин предвосхитил этот аргумент, когда он беседовал с корреспондентом американской газеты «Нью-Йорк Таймс» г. Дюранти еще 25 декабря 1933 г. Вот что говорил товарищ Сталин о возможном вхождении СССР в Лигу наций: «Несмотря на уход Германии и Японии из Лиги наций – или может быть именно поэтому – Лига может стать некоторым фактором для того, чтобы задержать возникновение военных действий или помешать им. Если это так, если Лига сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя несколько затруднить дело войны и облегчить в некоторой степени дело мира, то тогда мы не против Лиги. Да, если таков будет ход исторических событий, то не исключено, что мы поддержим Лигу наций, несмотря на ее колоссальные недостатки».

Эта краткая мотивировка мне кажется столь убедительной, что целыми томами аргументов ее не опровергнешь, если действительно дорожишь миром.

Что можно сказать о дальневосточных событиях, которыми по вполне понятным причинам глубоко интересуется население советской страны? Непосредственно касающееся нас – это переговоры о продаже Китайско-Восточной железной дороги. Уже второй год по этому поводу ведутся переговоры. В настоящий момент эти переговоры значительно продвинулись вперед, я думаю, что это можно считать положительным фактом.

Товарищи, вряд ли хоть одна страна ведет столь последовательную политику, как Союз Советских Социалистических Республик. Суть этой политики – борьба за мир. Прочитайте все выступления советских представителей на международной арене, проанализируйте заключенные советским правительством акты с другими странами – в них красной нитью проходит защита мира. Надо признаться, и меня это крайне удивляет, что общественное давление в капиталистических странах против воинственных элементов крайне слабо. За пределами Союза ССР военные настроения господствуют не только в правительственных сферах, но и на общественной арене. Очевидно, что среди широких слоев населения начинают забываться ужасы войны, чем хотят воспользоваться владельцы акций военных предприятий.

Бряцание оружием во многих странах стало считаться доблестью, национальным патриотизмом. Казалось бы, против этого должен ополчиться весь мир, ведь это ведет к величайшим бедствиям народов и наживе кучки авантюристов. Природа капиталистического строя раскрывается во всей своей наготе: народная бойня – кризис, кризис – народная бойня.

Наша дипломатия, выполняя волю своего правительства и коммунистической партии, честно, в интересах всех трудящихся работает за сохранение и укрепление мира. Никакие темные силы не в состоянии помешать или скрыть от народов эту самую полезную работу.

Мы не бряцаем оружием, хотя пройденная, длительная история нашей борьбы и условия сегодняшнего дня научили нас его высоко ценить. Нигде, ни в одной стране не любят так своих военных, как наш народ любит свою Красную Армию. (Аплодисменты). Народ не ошибается, ибо она является оплотом его спокойствия и работы.

Товарищи, у нас начались выборы в местные советы и подготовка к VII съезду Советов Союза ССР. При самой скромной, придирчивой оценке за время с VI по VII Съезд Советов Союза мы сделали многое и основательно, построен крепко фундамент социализма. Мы создаем бесклассовое общество, мы проводим в жизнь идеи Ленина, идеи его партии.

Одиннадцатый год рулевым партии, вождем всех трудящихся в этой великой битве за рабочий класс стоит товарищ Сталин.

Под его руководством с максимальными политическими результатами проведем выборы в советы, пойдем к новым победам. (Бурные аплодисменты, «Интернационал»).

 

1935

 Торжественное заседание Моссовета совместно с ударниками московских предприятий, представителями Красой армии, науки и искусства состоялось 6 ноября в Большом театре.

Президиум: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Андреев, Микоян, Рудзутак, Сулимов, Акулов, Хрущев, Шверник, Филатов, Кульков, Булганин, Марголин.

Председатель Моссовета Булганин открыл заседание вступительной речью.

На заседании с докладом выступил председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР тов. М.И. Калинин, встреченный горячими и долго несмолкаемыми рукоплесканиями.

Текст доклада приводится по изданию: М.И. Калинин. От VII к VIII съезду Советов СССР: Статьи и речи. М., Партиздат, 1936, с. 67 – 74.

 

М.И. Калинин.
 18 лет Великой пролетарской революции в СССР

 Товарищи, сегодня мы можем поздравить себя с совершеннолетием советского строя. (Аплодисменты.) Этим как бы символизируется и возросшая мощь Союза Советских Социалистических Республик. (Аплодисменты.)

Я не буду долго останавливаться на роли нашей страны в международной политике. В данный момент она особенно видна широким массам трудящихся. Каждому человеку понятно, что она исходит из сущности пролетарского строя. Возьмем борьбу за мир. Ни одна капиталистическая страна не борется за мир так, как Союз Советских Социалистических Республик. Природа капиталистического государства ведет к захвату, к подавлению слабых народов более сильными. Ясно, что говорить о международной устойчивости, длительном мирном сожительстве капиталистических стран не приходится.

Капиталистическому миру особенно ненавистен Советский Союз. По нашему адресу несутся угрозы как с Востока, так и с Запада. Но ведь происхождение Союза Советских Социалистических Республик пролетарское, не избалованное и не изнеженное жизнью. Вы знаете, что отцом нашего строя является пролетариат, а его акушерами были наша партия, ее вожди Ленин и Сталин.

Появление на свет пролетарского ребенка, сирень первого советского государства, государства рабочих и трудового крестьянства, вызвало ликование в мире трудящихся и бешенство, скрежет зубовный в капиталистическом стане. Первые желали новорожденному здоровья, роста, силы. Вторые, разумеется, хотели быть счастливыми иродами. Но это им не удалось. Я думаю, товарищи, это им никогда и не удастся. (Аплодисменты.)

Под руководством Ленина, а затем Сталина Союз Советских Социалистических Республик достиг по советским законам совершеннолетия, что сегодня и празднуют народы нашей страны. Надо признаться, что, пожалуй, наша страна является единственной в мире, где так рано наступает совершеннолетие. (Аплодисменты.)

Поскольку развитию Советского Союза всегда сопутствовала опасность и огромные трудности в прошлом, ясно, что угрозы империалистов в настоящее время нас уже сильно не пугают. За 18 лет существования наша страна основательно обстреляна. Это вовсе не означает, что мы не должны с еще большей силой поднимать и укреплять обороноспособность своей родины.

Наше положение среди других стран, а также наши достижения в международной политике иллюстрируются присутствием Советского Союза в Лиге наций, заключением пактов о ненападении и взаимной помощи с рядом стран, в том числе с такими, как Франция. С какой бы стороны к этим фактам ни подойти, каждому ясно, что это есть результат признания мощи нашей страны.

Огромный интерес в массах сейчас вызывает итало-абиссинская война. Наше отношение к ней полностью выражено в неоднократных выступлениях т. Литвинова в Лиге наций. Наша печать освещает ее соответствующим образом, так что, я думаю, у меня нет оснований специально останавливаться на этой теме.

Что нового дал нам в жизни восемнадцатый год пролетарской революции?

Если присмотреться к особенностям этого года, то, прежде всего, бросаются в глаза успехи нашего железнодорожного транспорта. Железнодорожный транспорт является одним из самых важных элементов хозяйственной жизни страны. В течение ряда лет он тормозил до известной степени поступательное движение нашей промышленности. В прошлогоднем докладе на торжественном пленуме Московского совета я указывал о том исключительном внимании, которое уделяет Центральный комитет партии железнодорожному транспорту, и выражал уверенность, что усилия Центрального комитета и партии несомненно дадут свои положительные результаты. Эта уверенность оправдалась: вот уже несколько месяцев железнодорожный транспорт не только выполняет, но и перевыполняет свои планы перевозок, что, разумеется, положительно влияет на развитие всего хозяйства страны.

Если еще нельзя сказать, что транспорт полностью удовлетворяет нужды страны, то все же, поскольку лед тронулся, можно не сомневаться, что железнодорожники выполнят свои обещания товарищу Сталину и железнодорожный транспорт наравне с передовыми отраслями промышленности займет подобающее ему место в развитии хозяйства и культуры Советской страны.

Вторым важнейшим фактором текущего года я считаю борьбу за рентабельность, которую развернула тяжелая промышленность. Эта борьба уже вышла за пределы тяжелой индустрии и начинает охватывать всю промышленность, проникая и в сельское хозяйство.

Борьба за рентабельность, помимо непосредственных материальных интересов, имеет глубоко принципиальное значение. В. противовес капиталистическим стимулам она выдвигает новые, присущие только социалистическому строю способы поднятия производительных сил. Кроме того, она влечет за собой улучшение работы органов управления, рост организованности и несомненно будет содействовать дальнейшему техническому прогрессу.

Нельзя также обойти молчанием успехи производства стали, проката, цветных металлов, золота. Химия встречает восемнадцатую годовщину Великой пролетарской революции тоже большими успехами. Выполнение годового плана производства искусственного каучука дает нам полную уверенность не только в рентабельности этого вида производства, но и в том, что наши производственники начнут извлекать из отходов производства те ценнейшие химические продукты, которые пока еще остаются совершенно не использованными.

Легкая промышленность сделала шаг вперед. Целый ряд фабрик значительно повысил свою производительность и заметно улучшил качество продукции. Излишне говорить об успехах пищевой промышленности: они известны всем. Достаточно напомнить о значительном росте добычи рыбы и производства сахара. Вообще-то говоря, пищевая промышленность произвела у себя полную революцию. Но об этом я говорил здесь, в Большом театре, в прошлом году.

Крупные победы одержало в этом году наше сельское хозяйство. Выполнен план хлебозаготовок. Ряд республик – Таджикистан, Грузия, Туркмения – выполнил план заготовок хлопка. Есть все основания предполагать, что план заготовок хлопка будет успешно выполнен по всему Союзу. Столь же успешно происходят и заготовки сахарной свеклы. Успехи сельского хозяйства являются результатом общего трудового подъема колхозных масс, планомерного воздействия партии и правительства на сельскохозяйственное производство. Насыщение полей тракторами, комбайнами, пропашниками и другими сельскохозяйственными орудиями, выросшая организованность колхозов – все это не могло не сказаться на повышении урожайности и уменьшении потерь при уборке.

Но помимо этих организационно-технических мероприятий исключительно важную роль в развитии и укреплении колхозного строя сыграло постановление Второго всесоюзного съезда колхозников-ударников о закреплении за колхозами земли на вечное пользование. Это постановление, несомненно, значительно повысило старания колхозников в борьбе за хороший урожай.

На местах сейчас происходит вручение колхозам государственных актов на вечное пользование землей – документа с очерченным планом земли, закрепленной за колхозом на вечные времена. Это исключительно большая и трудная работа. Ведь надо окончательно размежевать землю между колхозами, урегулировать их взаимные споры и окончательно утвердить земельные участки за каждым колхозом. Это, повторяю, большая и исключительно важная политическая работа. В колхозных массах она вызывает новый прилив творческой энергии, она упрочивает основу их существования. Один колхозник блестяще выразил отношение крестьян к этому мероприятию советской власти: «Теперь, – сказал он, – душа на место встала». Излишне что-либо добавлять к этим словам колхозника. Одно несомненно: в этом году сельское хозяйство поднялось еще на одну ступень. И как бы выражением этого подъема является снижение цен на хлеб.

К важнейшим, событиям нынешнего года надо отнести лозунг товарища Сталина: «Кадры решают все».

«Мы должны прежде всего научиться ценить людей, ценить кадры, ценить каждого работника, способного принести пользу нашему общему делу. Надо, наконец, понять, что из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры».

Эти слова товарища Сталина не только прояснили мозги многих руководителей предприятий, учреждений, но и воодушевили работников всех профессий, открыли им перспективу, толкая их на смелые дерзания. Эти слова, сказанные вождем, в кратчайшее время дошли до низовых производственных ячеек: фабрики, завода, учреждения, машинно-тракторной станции и колхоза. С невероятной быстротой распространяясь по огромной стране, они все глубже внедряются в сознание масс, поднимая в них чувство гордости за нашу партию, за нашу могучую родину. Ясно, что сталинский лозунг «кадры решают все», сталинская забота о людях являются мощным фактором поднятия производительности труда как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

Мне кажется, что корни этого лозунга дали растение, именуемое стахановским движением.

Это движение называется по имени донбасского шахтера Алексея Стаханова, поднявшего знамя борьбы за увеличение производительности труда на базе сравнительно небольших рационализаторских мероприятий. Стахановское движение сейчас распространяется по всей советской земле. В каждой отрасли народного хозяйства находятся свои инициаторы применения стахановских методов работы: Александр Бусыгин – в автотракторной промышленности; машинист Кривонос – на железнодорожном транспорте; вичугская работница Евдокия Виноградова – в текстильной промышленности; Николай Сметанин – в кожеобувной промышленности и т.д. В целом ряде отраслей народного хозяйства движение стахановцев уже дало свои положительные результаты. На примерах стахановского движения особенно наглядно показано, какая неисчерпаемая творческая сила таится в недрах рабочего класса и всех трудящихся нашей страны.

Стахановское движение – это борьба рабочих за увеличение производительности труда. Каждому понятно, что рационализаторские предложения, более или менее значительное увеличение производительности на одном участке ломают старую систему всего процесса производства, требуют нового приспособления всех остальных звеньев производства, а это, в свою очередь, встречает сопротивление отстающих, не приспособившихся к новым условиям работы людей.

Стахановское движение есть чисто советская форма борьбы за увеличение производства. Оно возможно только в социалистическом государстве, где рабочие уже вполне понимают, что благосостояние всей страны и их личное зависит от степени интенсивности и производительности их труда. Оно невозможно в условиях капитализма, где высокая производительность труда ведет к кризису, к безработице.

Задача партии и всех трудящихся Советского Союза – всемерно поддерживать и развивать стахановское движение. Огромную помощь этому движению могут оказать инженеры, техники, организаторы производства. Результаты стахановского движения могут опрокинуть самые смелые ожидания.

К этой же категории я отношу и развернувшуюся в колхозах борьбу за высокий урожай, за более высокую производительность труда. Можно было бы привести тысячи ярких примеров этой борьбы колхозных масс. Но я ограничусь лишь общеизвестным фактом. Сейчас в Москве находятся колхозницы-пятисотницы, знаменитые ударницы свекловичных плантаций – Мария Демченко, Марина Гнатенко и др. Своим упорным трудом они добились рекордных урожаев сахарной свеклы – свыше 500 ц с гектара. Их пока немного, но будут тысячи. Их замечательным примерам последуют многие и многие ударницы колхозных полей. Движение пятисотниц является также особенностью нынешнего года.

Излишне распространяться о росте культуры. Один факт постройки 72 новых школьных зданий в Москве в этом году говорит о размахе нашего культурного строительства больше и ярче всяких цифр и диаграмм. Буквально нет ни одной области культуры (наука, литература, театр, кино, живопись и другие виды искусства), где бы мы не имели значительных успехов и достижений.

Нельзя также не отметить больших ассигнований сверх бюджета на народное здравоохранение.

Эти успехи есть результат совместной работы всех национальностей и народов, населяющих нашу страну. Можно смело сказать, что у нас нет такой республики, такой области, где не росли бы хозяйство и культура. Народы, сбросившие в Великую Октябрьскую революцию оковы рабства, с исключительным энтузиазмом куют свое собственное счастье, счастье свободных людей.

* * *

 Товарищи, я кончаю свой краткий доклад. Меня могут упрекнуть в том, что я не остановился на имеющихся у нас недостатках. Я позволил себе эту вольность потому, что ведь сегодня мы именинники и в присутствии вождя партии, вождя народов Советского Союза товарища Сталина (бурные аплодисменты; все встают; раздаются возгласы: «Да здравствует товарищ Сталин!») можем же обозреть хоть одну сотую долю того, что сделано за этот год трудящимися Союза Советских Социалистических Республик. (Бурные аплодисменты, овации. «Интернационал».)

 

1936

 Торжественный пленум Московского Совета с участием центральных и московских партийных, профсоюзных и советских организаций, рабочих-стахановцев и ударников состоялся 6 ноября в Большом Академическом театре Союза ССР.

Пленум начался в 18 часов 20 минут.

Президиум: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Орджоникидзе, Андреев, Микоян, Чубарь, Рудзутак, Ежов, Хрущев, Антипов, Межлаук, маршалы Советского Союза Егоров и Буденный, председатель Московского Совета Булганин.

Вел заседание председатель Московского Совета Булганин, открывший пленум вступительной речью.

На пленуме с докладом выступил председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик Михаил Иванович Калинин.

Текст доклада приводится по газетной публикации.

 

М.И. Калинин.
19-я годовщина Октябрьской социалистической революции

 Товарищи, приветствую вас с XIX годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. (Бурные аплодисменты).

Весь советский народ с чувством законной гордости обозревает результаты своей работы за 19-й год советского строя. Я позволю себе остановиться на некоторых его особенностях.

Руководители фашистских стран проявили исключительную активность и шумливость в рекламировании своих целей, и вместе с этим они вели и ведут крайне вызывающую внешнюю политику, сознательно обостряя и создавая напряженное состояние в международных отношениях, особенно заостряя эту политику против Советского Союза. Их целью является желание сколотить обще-фашистский международный фронт.

В странах же, так называемой, буржуазной демократии идет дальнейшее углубление классовых противоречий. В целях самосохранения, капитализм мобилизует все свои средства, все силы и в первую очередь фашистов для борьбы против рабочего класса. Фашисты разжигают гражданскую войну, стремясь захватить власть. В распоряжение фашистов (в этом их сила) банкиры, фабриканты и купцы предоставляют громадные материальные средства. Им сочувствуют и помогают полиция, верхушка армии, крупные чиновники. По существу фашисты представляют собой военную организацию финансового капитала, задачей которой является разгром коммунистических партий, всех рабочих и демократических организаций. Финансовый капитал этим расчищает себе путь к беспредельной эксплуатации рабочих, к разорению крестьян, к ограблению мелких собственников.

Хотя борьба с фашизмом в некоторых странах и развернулась довольно широко, все же широкие массы населения еще не вполне понимают суть демагогической политики фашизма, не вполне понимают, что фашизм – явление не случайное и вытекает из современного положения капиталистического общества, когда социальные противоречия выросли до огромных размеров. Отношение труда с капиталом оголилось, и господствующие силы буржуазии и помещиков чувствуют себя не обеспеченными формами буржуазной демократии. Боясь пролетарской революции, они все больше переходят к прямому, неприкрытому насилию, используя фашизм, как свое любимое убежище. Есть страны, где капитализм держится лишь фашистским террором и расчетами на внешние империалистические агрессии.

В противовес фашизму в некоторых странах создался и значительно окреп единый народный фронт, объединяющий всех, кому дорог мир (ибо фашизм – это война), кому дороги демократия и свобода. За этот год идея народного фронта нашла свое отражение даже в таких странах, как Англия, где особенно сильны традиции и трудно пробить брешь в руководстве профессиональными союзами и рабочей партией. В Японии, несмотря на полицейский произвол, также есть стремление создать народный фронт. Позиции единого народного фронта все больше укрепляются и уже дают весьма чувствительные результаты в борьбе против фашизма.

Товарищи, в последнее время два события приковали внимание широких масс мира: это завоевание Италией Абиссинии и гражданская война в Испании.

Итало-абиссинская война, как известно, закончилась поражением Абиссинии. Италия уже приступила к освоению этой африканской страны, к внедрению в нее европейской «культуры». Колониальные поработители всегда идут к порабощенным со своей «культурой». Ярким образцом в этом отношении может служить хотя бы Манчжурия, которую японцы «культивируют» уже в течение пяти лет.

По существу в Абиссинии идет малая война, итальянцы расправляются с абиссинскими партизанами. Но в Европе это уже считается внутренним делом Италии. Для правящего мира европейских капиталистических держав вопрос об Абиссинии считается решенным. Во всем мире нашлась единственная страна, которая прямо и последовательно выступила против порабощения абиссинского народа, – это наш Советский Союз, дипломатия которого положила не мало труда в защиту Абиссинии.

Очень поучительны испанские события.

В Испании на выборах потерпели поражение все реакционные партии, в том числе и фашисты. К власти пришел народный фронт с буржуазно-демократической программой, которая, кстати сказать, ни на какие капиталистические основы не покушалась. Тем не менее самый факт прихода к власти правительства единого фронта вызывает мятеж верхушки армии, ее офицерского состава. Используя военную дисциплину, мятежные генералы вовлекли в борьбу против республики почти всю армию, в особенности ее колониальные части. Поддерживаемые всеми реакционными слоями Испании – банкирами, крупными промышленниками, помещиками, церковью, располагая почти всей военной техникой, главари мятежа думали свергнуть законное испанское правительство в несколько дней, но встретили сильное и общенародное сопротивление. Свыше трех месяцев испанский народ геройски защищает свою независимость и свободу, и есть все основания думать, что фашизм в Испании будет разгромлен. (Аплодисменты).

Сила мятежников не в них самих, а в тех, кто стоят за их спиной. Мятежники давно были бы разгромлены, если бы некоторые фашистские страны не оказывали им помощь вооружением и людьми.

Нет надобности особо разъяснять наше отношение к испанским событиям. Народы Советского Союза протянули братскую руку трудящимся Испании и, как известно, помогают им продовольствием, закупаемым на добровольно собранные средства. (Аплодисменты). Наша дипломатия неустанно борется за то, чтобы воюющие стороны были поставлены, по меньшей мере, в одинаковые условия в смысле приобретения снаряжения в других странах. Как вам известно, советская дипломатия встречает в этом огромное сопротивление не только со стороны фашистских (это естественно), но и буржуазно-демократических стран.

Товарищи, перед всем миром, на глазах миллионов трудящихся, происходит издевательство над международным правом, издевательство над небольшой европейской страной и ее народом, издевательство над здравым смыслом, над интересами буржуазно-демократических стран, и все это в угоду фашизму, в угоду контрреволюции.

Значение борьбы испанского народа выходит далеко за пределы Испании. В своей телеграмме Секретарю Центрального Комитета Коммунистической партии Испании тов. Хосе Диас товарищ Сталин писал, что «освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а – общее дело всего передового и прогрессивного человечества». (Бурные аплодисменты). Но если вы спросите меня, насколько эффективно реагируют рабочий класс, демократия европейских стран на испанские события, то я должен ответить: фашисты этих стран помогают мятежникам более энергично, чем европейская демократия испанскому народу.

Под флагом фашизма против испанского народа объединилась вся контрреволюция. На удушение героических защитников Испанской республики направляются колоссальные средства, и все же испанский народ оказывает исключительное сопротивление. Это показывает, какие могучие силы в нем таятся. Фашисты сеют ветер, пожнут же они бурю, которая рано или поздно сметет режим капитализма и его оголтелых защитников. (Аплодисменты).

Чтобы покончить с международной частью своего доклада, я несколько слов хочу сказать о внешней политике советского правительства. В этом году еще и еще раз доказано, что наша внешняя политика принципиальна, последовательна и своей целью, как и раньше, ставит развитие и укрепление мирных отношений между всеми странами. Мы считаем, что это одна из самых важных задач международной политики, в которой кровно заинтересованы народные массы. Несмотря на ожесточенное сопротивление сторонников насилия, эта политика все больше и больше завоевывает и сплачивает защитников мира во всех странах. Однако, это не значит, что опасность войны миновала или стала меньше. Наоборот, предвоенные тучи все больше сгущаются. Очаги военной опасности, в свое время указанные товарищем Сталиным, продолжают свое смертоносное дело. Эту опасность войны трудящиеся массы Советского Союза должны постоянно иметь в виду и делать из нее все необходимые выводы.

Товарищи, 19-ю годовщину Октябрьской революции народы Советского Союза встречают новыми успехами социалистического строительства. Значительно продвинулось вперед наше хозяйство. Достаточно напомнить, что валовая продукция союзных промышленных наркоматов в этом году выросла на 33% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. За январь – сентябрь годовой план выполнен на 74,1%. Про нашу промышленность можно сказать, что она продвинулась вперед не только значительно, но больше, чем значительно.

Впереди идет тяжелая промышленность. Она выполнила свой годовой план на 76%. В последнем квартале ей осталось выполнить 24%. Мы не сомневаемся, что это задание будет перевыполнено. В последнее время вперед вырвалось производство стали и проката. Если теперешнее среднесуточное производство будет закреплено, то в будущем году наша тяжелая промышленность займет по производству стали первое место в Европе. (Аплодисменты).

Автотракторная промышленность увеличила свое производство на 35,3%, хотя за девять месяцев годовой план ею выполнен на 71,8%. Сельскохозяйственное машиностроение выполнило годовой план на 67,1%. Оно идет выше уровня прошлого года на 62,4%. Химия выполнила свой годовой план на 80,3%.

Значительно увеличила выпуск продукции легкая промышленность. По сравнению с прошлым годом производство ее поднялось на 36,7%. За многие годы это первое столь значительное увеличение продукции Наркомлегпрома. Сейчас можно с уверенностью сказать, что рост легкой промышленности обеспечен, и удовлетворение потребности населения будет полнее, чем это было до сих пор. Задачей работников легкой промышленности является дальнейшее расширение ассортимента продукции, повышение ее качества и усиление суррогатного производства, особенно обуви.

Слабо идет развитие лесной промышленности. По сравнению с прошлым годом она дает рост на 17,9%. Годовой план она выполнила на 69,7%. Сам по себе рост не плохой, но потребность в древесине у нас огромная. Эта потребность далеко не удовлетворяется. Я думаю, что нам надо во что бы то ни стало развивать заготовки леса на Востоке, в бассейнах сибирских рек.

С большим удовлетворением вся наша страна отмечает в этом году достижения железнодорожного транспорта. (Аплодисменты). Погрузка наших железных дорог в этом году увеличилась на 32,4% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Отрадным успехом транспорта является также рост электрифицированных железных дорог. Только за один нынешний год вводится в эксплуатацию 632 километра электрифицированных путей. Общая сеть электрифицированных железных дорог к концу этого года составит 1.658,9 километра.

Транспорт перестал быть узким местом народного хозяйства. Победа армии железнодорожников отняла у врагов Советского Союза еще одну надежду на наши внутренние затруднения. Железнодорожный транспорт Советской страны поднимается на уровень передовых отраслей народного хозяйства. (Аплодисменты).

Я не останавливаюсь на работе других отраслей промышленности, поскольку она идет в основном в соответствии с установленным планом. Предприятия Наркомпищепрома план перевыполняют. Не буду говорить также о росте культуры – этот рост очевиден, скажу лишь, что за один этот год мы построили свыше тысячи школьных зданий. Это лучше всяких слов говорит о размахе культурного строительства в нашей стране.

Некоторые итоги мы можем уже сейчас подвести сельскохозяйственному году. Если прошлый год мы называли годом капризной погоды, то этот год по климатическим условиям оказался отнюдь не лучшим. В ряде районов Поволжья, центральных и северо-восточных областей с весны очень долго стояла жаркая, засушливая погода. Во многих местах в течение мая – июня не было ни одного дождя. И несмотря на столь неблагоприятные условия погоды, в общем мы закончили этот год не хуже, чем в прошлом году. Общий валовой сбор зерна и технических культур в ценностном выражении будет, безусловно, выше, чем в 1935 году.

Особенно заметных успехов добилось сельское хозяйство в производстве технических культур. В него было вложено много труда. Весь сезон колхозы напряженно соревновались друг с другом, в результате уровень прошлого года по техническим культурам будет значительно перекрыт. Хлопка, вероятно, будет собрано миллионов 40 пудов. Наши земельные органы думают собрать до 42 млн. пудов. Но я поставил в своем докладе, на всякий случай, 40 млн. (Смех, аплодисменты). Огромная энергия колхозников была развита по уходу за свеклой, и есть полная уверенность, что прошлогодний уровень будет и здесь перекрыт. То же самое и по льну.

Отличный урожай зерновых на юге и на юго-востоке, т.е. на Украине, в Азово-Черноморском крае, а также в части районов Северного Кавказа в значительной мере достигнут хорошей обработкой полей. Однако, надо сказать, что настоящей борьбы за зерновые культуры у нас все же мало. Повышенные урожаи являются главным образом следствием колхозного владения землей, внедрения машинной техники в обработку полей, сокращения времени сева, прополочных работ. Чтобы выполнить лозунг товарища Сталина о доведении сбора зерновых до 7 – 8 миллиардов пудов, надо развернуть энергичную и всестороннюю борьбу за повышение урожайности.

19-й год советского строя ознаменован новым подъемом творческих сил народных масс. Он ознаменован большим количеством героических поступков и рекордов. Перелеты Чкалова, Байдукова и Белякова, Леваневского, арктические полеты Молокова, рекордные полеты в высоту Коккинаки, Юмашева, Алексеева, отважная работа советских полярников, победа Ботвинника на международном шахматном турнире, – все это говорит о том, что мы воспитали кадры замечательных людей, достойных сынов социалистической родины.

Стахановское движение все глубже проникает в нашу промышленность и сельское хозяйство. Почти ежедневно наша печать сообщает о рекордах стахановцев. Среди стахановцев есть не мало людей, имена которых известны всему Союзу. Я назову вам некоторые из них.

Вот сталевар Мариупольского завода имени Ильича Макар Мазай. Он снимает с одного квадратного метра пода мартена до 15 тонн стали. В среднем же по Союзу снимается 4,5 тонны. Или вот забойщик Донбасса Грушко. Он дает за смену 620 тонн угля, тогда как средняя выработка одного забойщика Донбасса не превышает 20 тонн.

Не менее интересны рекорды стахановцев в сельском хозяйстве. Колхозник Наманганского района Узбекистана Ибрагим Рахматов уже сдал 85 центнеров хлопка-сырца (американского), обещает дать 100 центнеров с гектара. Средняя урожайность хлопка по Узбекистану 14 центнеров.

Или вот рекорд по льну. Председатель колхоза «Первая весна второй пятилетки» Рузского района Московской области Е.П. Михайлова дала с гектара 17 центнеров 23 килограмма льноволокна высокого качества. Средний урожай по Московской области 3 – 4 центнера.

Комбайнер Маякской машинно-тракторной станции (Челябинской области) Ф. Маликов на сцепе 2-х комбайнов убрал свыше 3 тысяч га зерновых. Средняя выработка по Союзу на один комбайн 344 га. Не менее интересны рекорды трактористов. Например, бригада Суханина Кораблинской машинно-тракторной станции, Московской области, дала на каждый трактор ХТЗ 2.530 га. Средняя выработка трактора по Союзу 440 га.

Рекорды известных машинистов железнодорожного транспорта Кривоноса, Огнева также значительно превышают средние нормы.

Эти рекорды стахановцев промышленности, транспорта и сельского хозяйства заслуживают не только того, чтобы быть выявленными. Их надо подробно описывать с тем, чтобы на них могли учиться все рабочие и колхозники стахановским методам работы, чтобы в промышленности они были использованы, как примеры борьбы за высокую производительность труда, в сельском хозяйстве – за высокие урожаи.

Одновременно эти рекорды показывают, какие огромные резервы таятся в нашем хозяйстве. Дальнейшее развертывание стахановского движения поможет нам включить в дело социалистического строительства эти резервы. Но для этого требуется перестроить работу всего организационно-технического аппарата, подчинив ее интересам развития и углубления стахановского движения. Задача инженерно-технического персонала обеспечить распространение стахановских методов работы не только на отдельный участок, но на весь комплекс производственного процесса.

Возьмем для примера машиниста врубовой машины: сегодня он поставил рекорд – вырубил массу угля. Кто-то должен этот уголь своевременно выдать на-гора, кто-то должен подготовить новую лаву на завтра, одним словом, так провести подготовку по всей линии, чтобы она не только не тормозила работу врубовой, но содействовала поднятию ее производительности. Отсюда особое значение стахановских бригад.

Стахановская бригада есть первый шаг от рекордистов к подъему всего производства, к подтягиванию среднего уровня производительности. Эту задачу в полном объеме может решить только руководство и организационно-технический аппарат предприятия. Ведь когда завод выпускает улучшенный или новый тип своего изделия, он прибегает к особой опытной мастерской. Этой работой загружена заводская лаборатория. Технический отдел разрабатывает соответствующие новому типу изделия технологические процессы. Достижения стахановцев достойны такого же внимания. Разве нельзя выделить шахту, мастерскую, железнодорожный участок, где бы эти достижения не только фиксировались, но лучшими инженерами организационно-технически внедрялись бы в нормальное производство, имея обоснованные и на практике проверенные расчеты. Стахановское движение этот вопрос ребром поставило перед руководителями предприятий.

Товарищи, 19-я годовщина Октябрьской социалистической революции совпала с обсуждением и принятием проекта Сталинской Конституции. Миллионы людей города и деревни не только обсуждают, но детально изучают этот замечательный документ нашей эпохи. Рабочие, колхозники, советская интеллигенция вносят тысячи различных предложений и дополнений к проекту Конституции. Всенародное обсуждение этого проекта, я уверен, обогатило, расширило и углубило политические мысли народов советской страны. Меньше чем через месяц этот проект будет обсуждаться VIII Чрезвычайным Съездом Советов. Надо ли говорить, с каким воодушевлением принимает наш народ свой новый основной закон, инициатором и творцом которого является товарищ Сталин. (Горячие аплодисменты).

В заключение я хочу остановиться на недавно состоявшемся процессе главарей троцкистско-зиновьевского блока. Развернувшаяся на судебном заседании картина вызвала чувство глубочайшего возмущения и негодования буквально у всех советских граждан. Да иначе и быть не могло. Трудно подыскать более сильные слова, чем те, которыми клеймили обвиняемые свои поступки.

Предатели партии, изменники социалистической родины связались со злейшими врагами советского государства, выполняли задания иностранной разведки, участвовали в диверсиях и вредительстве, организовали ряд покушений на вождей пролетариата, убили тов. Кирова, а на другой день после убийства писали сочувственные некрологи, стояли в почетном карауле, перед окружающими выражали свою фальшивую горесть.

Финал – судебный процесс, где один обвинял другого, а все вместе каялись перед народом в своих злодеяниях. Но и здесь они обманывали суд, обманывали народ, как бы наложили печать подлости на последние дни своей жизни.

Невольно встает вопрос – каким образом люди докатились до жизни такой? Когда-то Ленин говорил, что всякая оппозиция, если она вовремя не одумается, неумолимо скатится в объятия контрреволюции.

На судебном процессе троцкистско-зиновьевские преступники старательно пытались доказать, что у них нет платформы, нет программы своей деятельности, что у них было лишь голое стремление к власти, что, обезглавив советскую власть, они продолжали бы ее политику. Это ли не сказки для детей? Кто поверит тому, что люди, изменившие марксизму, ставшие агентами фашистской разведки, хотят ограничить свою преступную деятельность лишь устранением ненавистных им людей?! Эти сказки нужны были им, как дымовая завеса, за которую они хотели спрятать свою контрреволюционность, свою политическую программу действий, направленных против социализма, против народа.

В самом деле, кто поверит, что у Троцкого и иже с ним не было программы? У троцкистско-зиновьевской шайки программа была и есть, но ее нельзя показать народу, нельзя огласить, ибо ее оглашение открыло бы каждому, самому неопытному в политике человеку, что это махровая контрреволюция. Контрреволюция не впервые прячется в левые покрывала.

Ищут письменного документа – напрасное занятие. Старая пословица говорит: скажи, с кем ты водишься, и я скажу, кто ты такой. Связь троцкистов с фашистами, фашистские методы борьбы – разве это не документ? В том-то и дело, что такие документы не пишутся на бумаге, а оформляются с глазу на глаз, принимаются с полуслова, а сущность их – реставрация капиталистического строя в нашей стране. От этого Троцкому не удастся отвертеться, как бы его буржуазные сторонники ни обеляли его в Европе, ни замазывали того факта, что троцкисты являются боевым отрядом международной контрреволюции, отрядом, способным на любую подлость, на любую гнусность против социализма.

Врагам советского народа не удалось и никогда не удастся расстроить ряды нашей партии, выбить из ее рук победное знамя марксизма-ленинизма. Как бы ни бесновались наши враги – они бессильны задержать могучую поступь социализма. Партия Ленина – Сталина сильна и монолитна, как никогда. Она твердо ведет страну к радостной, счастливой жизни. Имея такую партию, наш советский народ непобедим и сумеет отстоять свои интересы, кто бы на них ни покушался. (Аплодисменты).

Успехи, которыми встречает Советский Союз 19-ю годовщину Октября, являются результатом того, что наша партия твердо идет по ленинскому пути и крепко хранит свою большевистскую ортодоксальность. Вождем, вдохновителем партии является товарищ Сталин. (Бурные аплодисменты. Овации).

Вот почему враги трудового народа пылают ненавистью к этому имени. По этому же самому рабочие и крестьяне, все честные граждане Советского Союза и мы в том числе считаем большим счастьем, революционной честью бороться за дело народа, за коммунизм в армии Сталина. (Бурные аплодисменты. Все встают. В зале раздаются возгласы в честь товарища Сталина. Оркестр исполняет «Интернационал»).

 

1937

 Торжественное заседание пленума Московского Совета с участием центральных и московских партийных, советских и профсоюзных организаций, рабочих-стахановцев и ударников состоялось 6 ноября в Большом театре.

Заседание началось в 18 часов 15 минут.

Президиум: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Микоян, Чубарь, Ежов, Димитров, Хрущев, Межлаук, Шкирятов, Шверник, Егоров, Буденный, Булганин, Сидоров.

Председатель Моссовета тов. Сидоров открывает торжественное заседание краткой речью.

На заседании с докладом выступил председатель Совета Народных Комиссаров СССР товарищ В.М. Молотов.

Текст доклада приводится по изданию: «Под знаменем марксизма», 1937, № 10, с. 1 – 17.

 

В.М. Молотов.
 К двадцатилетию Октябрьской революции

I. Значение нашей победы

 Товарищи!

Сегодня трудящиеся Советского Союза с сознанием великой гордости празднуют двадцатилетие Октябрьской революции. (Бурные аплодисменты).

Те из нас, кто начал свою сознательную жизнь до 1917 года, представляют по собственному опыту вызванные Октябрьской революцией коренные изменения в нашей жизни. Поколение, выросшее в последние двадцать лет, участвовало в окончательном разгроме сил старой, буржуазно-помещичьей России и в создании нового, социалистического строя. В эти дни во всех наших городах и деревнях, в каждом живом уголке страны, мысли трудящихся прикованы к событиям великого двадцатилетия социалистической революции, к ее славным завоеваниям и к раскрывшемуся перед нами светлому будущему.

Не только рабочие и крестьяне Советского Союза, но также трудящиеся капиталистических стран и колоний переживают в эти дни радостное чувство по случаю победы Октябрьской революции. (Бурные аплодисменты). В неуклонном росте сил Советского Союза, в происходящем на их глазах расцвете этих сил, они видят, чего могут достигнуть трудящиеся, овладев государственной властью. Что бы ни делали наши враги, враги Октябрьской революции, что бы они ни выдумывали для умаления ее значения, правда о нашей революции, – безыскусная, неприкрашенная правда о Советском Союзе, – проникает всюду, проникает далеко за пределы СССР и завоевывает на свою сторону все сознательное, все способное к борьбе против капитализма. (Бурные аплодисменты).

Великая сила и международное значение Октябрьской революции заключается в том, что она осуществила сокровенные мечты трудящихся об освобождении от гнета эксплуататоров и от рабского труда у капиталистов и помещиков. Она осуществила то, о чем мечтали лучшие люди человечества на протяжении многих, многих веков.

Прошло не одно тысячелетие до так называемой «новой эры». Прошло еще свыше 1900 лет «новой эры», когда, наконец, нашлась сила, нашлась революционная организация, которая повела трудящихся в бой против капитала, против власти буржуазии и помещиков. В 1917 году рабочие вместе с крестьянами разгромили своих угнетателей, захватив власть в свои руки, установив диктатуру пролетариата в нашей стране.

Ускорила социалистическую революцию первая всемирная империалистическая война. Она довела до отчаяния рабочих и народные массы не только России. Однако, наиболее слабым звеном мирового капитализма оказалась в это время старая, царская, буржуазно-помещичья Россия. С другой стороны, наиболее революционным классом во всем мире оказался рабочий класс нашей страны, создавший большевистскую партию под руководством великого Ленина. (Аплодисменты).

Затянувшаяся империалистическая война сначала привела к гибели царизма. Она настолько истощила силы России, что государству стал угрожать полный крах, развал. Весь народ требовал мира, передышки. Стоявшие же у власти кадеты, эсеры и меньшевики, которых поддерживала российская буржуазия и англо-французские империалисты, вопили о продолжении войны «во что бы то ни стало». Эта власть хотела сохранить капитализм и господствующее положение буржуазных классов. Она не считалась с тем, что многомиллионная масса крестьянства свергала царизм для того, чтобы обеспечить переход помещичьей земли в свои руки. Вместо передачи земли крестьянам кадетско-эсеровско-меньшевистская власть кормила их пустыми обещаниями. Положение рабочих и других трудовых слоев города ухудшалось с каждым днем, а правительство Керенского все больше обнаруживало свою полную неспособность изменить положение. Вопрос о свержении буржуазной власти встал ребром. Тогда большевистская партия обратилась к рабочим и крестьянской бедноте с призывом встать на путь революции, которая, по выражению Ленина,

«даст победу над эксплуататорами, даст землю крестьянам, даст мир народам, откроет верный путь к победоносной революции всемирного социалистического пролетариата».

Так определял Ленин цели революции перед Октябрьским восстанием. Эти цели делали нашу революцию непохожей на другие революции.

В силу всей внутренней и внешней обстановки Октябрьская революция приобрела особый характер, отличный от других революций. Подводя первые итоги Октябрьской революции на Всероссийском съезде Советов в январе 1918 года, Ленин говорил:

«Все великие революции стремились всегда смести до основания старый капиталистический строй, стремились не только завоевать политические права, но и вырвать самое управление государством из рук господствовавших классов, всяких эксплуататоров и угнетателей трудящихся, чтобы раз на всегда положить предел всякой эксплуатации и всякому угнетению. Великие революции именно и стремились сломить этот старый эксплуататорский государственный аппарат, но до сих пор это не удавалось завершить до конца. И вот Россия, в силу особенностей своего хозяйственного и политического положения, теперь первая достигла этого перехода государственного правления в руки самих трудящихся. Теперь мы, на расчищенном от исторического хлама пути, будем строить мощное, светлое здание социалистического общества, создается новый, невиданный в истории, тип государственной власти, волей революции призванной очистить землю от всякой эксплуатации, насилия и рабства». (Взрыв аплодисментов).

В этих словах Лениным указано решающее отличие нашей революции от всех других революций.

Все другие революции, даже в лучшем случае, дальше некоторого расширения политических прав и временного облегчения положения трудящихся не шли, если исключить Парижскую Коммуну с ее кратковременным успехом, когда власть находилась в руках трудящихся. Все эти революции оставляли власть в руках эксплуататоров и угнетателей трудящихся. Одних эксплуататоров сменяли у власти другие, но привилегированные классы не лишались своего господствующего положения. При всех этих революциях буржуазии удавалось сохранять свою власть, буржуазную диктатуру.

Все это не могло не привести к известному разочарованию трудящихся, участвовавших в буржуазных революциях. Трудящиеся участвовали в этих революциях со своими целями, со своими стремлениями и надеждами освободиться, наконец, от гнета власть имущих классов. Но все буржуазные революции приводили к тому, что эти стремления и надежды разбивались о сопротивление эксплуататорских классов, сохранявших власть за собой. Все эти революции кончались тем, что народ чувствовал себя неудовлетворенным, не достигнувшим цели. Это порождало в массах разочарование в революции, недоверие трудящихся к своим силам, что было на руку угнетательским классам.

В октябре 1917 года произошел всемирно-исторический поворот от прежних революций, от революций буржуазного типа к революции нового, социалистического, типа. Впервые в истории власть эксплуататоров была свергнута, победила диктатура рабочего класса, государственное управление перешло в руки трудящихся. Из рабов, из угнетенных, из эксплуатируемых трудящиеся превратились в свободных людей и в полных хозяев своей судьбы. Рабочие и трудящиеся крестьяне, став у власти, впервые получили возможность устроить жизнь так, как они сами хотят. Решив коренной вопрос, вопрос о власти, рабочий класс вместе с крестьянством начал новую жизнь, приступил к строительству «светлого здания социалистического общества».

С победой Октябрьской революции сбылись мечты трудящихся и всех лучших представителей человечества. С этого времени началось соревнование двух миров, основанных на противоположных принципах, соревнование нового общества со старым, соревнование социализма с капитализмом. К этому соревнованию приковано внимание во всех странах.

Основой старого общества была частная собственность, когда все средства производства принадлежали капиталистам, богачам. На этом держалась власть капиталистов, на могуществе капитала. Советская власть ликвидировала капиталистическую систему хозяйства и отменила частную собственность на орудия и средства производства, установив социалистическую систему хозяйства и социалистическую собственность. Средства и орудия производства стали принадлежать либо социалистическому государству, либо нашим, социалистическим колхозам и кооперации. В том и другом случае они стали служить не интересам наживы отдельных лиц за счет других, а интересам народа, интересам трудящихся. Это не маленькое изменение, а коренное переустройство общества, коренная переделка его экономической основы.

Отмена частной собственности на землю, отмена частной собственности на фабрики и заводы, отмена частной собственности на железные дороги и жилые дома в городах и другие меры такого рода привели к полной ликвидации капиталистических классов и всех паразитических, нетрудовых элементов в нашей стране. У нас не стало ни капиталистов, ни помещиков, ни кулаков, ни купцов, ни других захребетников народа. Наши законы не стали допускать их существования и нового появления каких-либо паразитов. Наш общественный строй основан на дружественных отношениях рабочих и крестьян, которые через советы трудящихся управляют страной и строят свою новую жизнь.

Не в этом ли и заключались основные цели Октябрьской революции? Безусловно, в этом. Значит, рабочий класс вместе с трудящимися крестьянами, взяв власть в свои руки, действительно воспользовался ею, чтобы осуществить основные цели Октябрьской революции. С какими громадными успехами осуществлялись эти цели, что уже нами завоевано, а теперь уже и записано в нашем основном законе, – обо всем этом простыми, но огненно-яркими словами говорит принятая Советским Союзом – Сталинская Конституция. (Аплодисменты). Сталинская Конституция говорит о победоносном успехе Октябрьской революции, о том, что наша революция на деле добилась основной своей цели и расчистила себе путь к новым великим завоеваниям.

Отсюда рост международного значения Октябрьской революции и созданного ею нового строя.

Основой нового строя является участие трудящихся масс в государственном управлении. Без этого ни о каких успехах советской власти не могло бы быть и речи. Только благодаря тому, что в нашей стране победила диктатура пролетариата и осуществлен демократизм высшего типа, демократизм социалистический, открывающий неограниченные возможности для участия всех трудящихся в государственном управлении, только благодаря этому существует и неуклонно крепнет советское государство. (Аплодисменты).

Этот демократизм не похож на демократизм буржуазных государств. Кто этого не понял, тот – не социалист, не пролетарский революционер, тот не может быть сознательным сторонником освобождения трудящихся от гнета капитала.

В буржуазных государствах демократического типа провозглашают формальное равенство прав граждан, но одни из них как были, так и остаются эксплуатируемыми и угнетенными, а другие – эксплуататорами и угнетателями своего народа! Даже в самой демократической буржуазной стране демократия для трудящихся ограничена узкими рамками и терпится лишь постольку, поскольку это не нарушает господствующего положения эксплуататорских классов. В буржуазных странах демократизм используется господами положения в своих интересах, а всякое расширение политических прав трудящихся натыкается на упорное сопротивление.

Наш строй основан на другом. Наш строй становится тем крепче, чем активнее и всестороннее трудящиеся участвуют в государственном управлении.

Сталинская Конституция дала новое доказательство тому, что мы стоим на почве всестороннего развития демократизма трудящихся, что мы идем по пути всемерного усиления участия трудящихся в делах государства и во всей нашей общественной жизни. Демократизм нашего строя характеризуется не только устранением всяких ограничений в избирательных правах для всех граждан Советского Союза, не только полным равноправием женщины с мужчиной, не только полным равноправием всех народов СССР и усиленной государственной помощью отсталым национальностям. Демократизм нашего строя характеризуется, кроме того, тем, что наша Конституция говорит о таких правах трудящихся, как право на труд, право на отдых, право на бесплатное образование, вплоть до высшего для всех трудящихся. (Аплодисменты). Ни о чем подобном не знают конституции буржуазных государств, включая и самые демократические из них. О таких правах трудящихся говорит только Сталинская Конституция, Конституция победившего социализма, Конституция социалистического демократизма. (Аплодисменты).

Посмотрите не только на Конституцию. Возьмите простые факты. Возьмите такой факт, как общественное отношение к простым людям труда, хотя бы к тем, кого мы называем стахановцами фабрик, заводов, колхозов. В нашей стране простые рабочие и работницы, простые колхозники и колхозницы, давшие хорошие образцы работы на производстве, получают всеобщую известность и почет. В какой стране возможно, чтобы вчера еще никому неизвестные стахановцы из простых рабочих и крестьян, только потому, что они дали хорошие образцы труда на фабрике или в другом общественном хозяйстве, становятся известнейшими именами и любимцами народа? (Аплодисменты). Разве что-нибудь подобное возможно в буржуазных странах, где самим трудом рабочего собственно никто не интересуется, а хозяин, на которого работает рабочий, интересуется только одним – прибылью, получаемой от этого труда.

Ни в одной буржуазной стране невозможно представить такого положения, чтобы простые люди труда за свою хорошую работу стали известны всему народу. А у нас это вошло в обыкновение. Всем нам известно, что это происходит не в ущерб людям науки и искусства, не в ущерб строителям хозяйства и культуры. Выдающиеся представители всех отраслей нашего строительства и всех видов творческой деятельности, вся наша трудовая интеллигенция, окружены вниманием общества и активной поддержкой государства. Работая для народа, честно руководя той или иной отраслью дела, наши руководители «имеют все основания пользоваться доверием и любовью народа», как указал на это товарищ Сталин. (Аплодисменты). Такой строй, где трудящиеся стоят у власти и где человеку труда принадлежит почетное место в обществе, не может не привлекать сочувствия трудящихся всех стран. Международное значение нового, советского, строя растет на наших глазах.

Дальше. Известна также роль советского государства в международных отношениях. Основанный на великой дружбе народов, СССР занимает особое положение среди других государств в крупнейших международных событиях.

Достаточно сказать о позиции Советского Союза по отношению к борющемуся за свои демократические права и свободу испанскому народу. Советский Союз не только не прятал своего сочувственного отношения к республиканской Испании, но открыто заявил, что считает дело Испанской демократической республики близким себе делом, делом всего прогрессивного человечества. (Аплодисменты. Возглас: «Виват камрад Сталин!». Бурные аплодисменты. Возгласы: «Да здравствует республиканская Испания! Ура!»). Насколько же далеки от этой честной позиции поддержки испанской демократии правительства тех государств, которые, однако, не прочь выдавать себя за демократические страны.

Или возьмите события в Китае. Свое сочувствие китайскому народу и отношение к японской агрессии Советский Союз выразил уже заключением советско-китайского пакта о ненападении. (Аплодисменты). Но еще неизвестно ни одного шага, который бы сделали другие государства для противодействия неслыханной агрессии против китайского народа. И здесь Советский Союз выделяется из хора держав своей особой позицией, своим честным отношением и искренними симпатиями к народу, подвергшемуся иностранной агрессии. (Аплодисменты).

Международная политика Советского Союза была неизменной за все эти годы. Более верного и последовательного сторонника мира никто не укажет. Будет правильно, если сказать, что в последовательном проведении политики мира и в стремлении к укреплению мирных международных отношений находит свое выражение уверенность нашей страны в своих силах. (Аплодисменты). У нас идет неуклонный рост народного хозяйства, неуклонный подъем культурного строительства и у нас нет никакой нужды во внешних авантюрах. Пусть этим занимаются другие, если уж у них так горит под ногами. (Смех, аплодисменты). Но не скрою, мы заботимся о Красной Армии и ее мощи (бурные аплодисменты) и не забываем о возможности авантюр, особенно со стороны фашистов.

Но самое важное, в чем сказывается сейчас международное значение СССР, это особое политическое влияние Советского Союза на умы и настроения трудящихся других стран.

Если прежние революции порождали у трудящихся разочарование в революционной борьбе, порождали неверие в свои силы, то наша революция и ее славное двадцатилетие имеют другое, прямо обратное влияние. Теперь уже не нужно доказывать, что трудящиеся могут обойтись без капиталистов и помещиков, что власть трудящихся самая великая сила в наше время. (Аплодисменты). Сомневавшиеся в этом могут теперь своими руками пощупать новый строй и его завоевания под властью советов. Найдена жизненная форма власти трудящихся, раскрыто и ее социалистическое содержание. Много сделали буржуазные революции для того, чтобы подорвать доверие в свои силы у трудящихся. Но, спросим мы, разве мало сделала Октябрьская революция и наш советский строй для того, чтобы разбить это недоверие и поднять дух трудящихся во всем мире?

Могло иногда казаться, что у трудящихся мало сил, что этих сил нехватит для того, чтобы вырваться из плена капитализма. Буржуазия все сделала для того, чтобы привить такого рода предрассудки, чтобы привить это неверие в свои силы и для этого набрала себе в услужение всякого рода «социалистов» с фальшиво-социалистическим билетом в кармане. Между тем дело, конечно, не в недостатке сил у трудящихся. Дело только в недостатке организованности масс, а главное – в недостатке классовой сознательности.

Советский Союз с его великими социалистическими завоеваниями бьет по всем этим предрассудкам, внушая веру в свои силы рабочим и крестьянским массам. Не будем заниматься пророчествами, а напомним лишь один факт. Много ли было людей в нашей стране, уверенных в победе Октября, хотя бы всего за несколько месяцев до октябрьского восстания? Не так уж много. Положение с тех пор сильно изменилось. Нечего и говорить о том, что победа социализма в СССР подрывает корни неверия в свои силы среди трудящихся всего мира. Она во многих отношениях облегчает положение трудящихся, мечтающих об освобождении от капиталистического гнета. Нельзя сомневаться, что эта мысль быстро зреет среди трудящихся многих стран. Недоверие трудящихся к своим силам будет теперь исчезать все быстрее и быстрее. Вспомним же, как Ленин учил нас еще в предоктябрьские дни, что «самое главное внушить угнетенным и трудящимся доверие в свои силы».

На опыте двух десятилетий Октябрьской революции миллионы рабочих и крестьян научились многому новому, начали по-другому относиться к своим силам, стали расставаться с предрассудками недоверия в возможность своей победы – в этом главное, и действительно международное, значение нашей победы.

II. Соревнование с капитализмом

 Чтобы понять успехи социализма в нашей стране, надо сравнить Советский Союз наших дней с дореволюционной Россией. Чем была наша страна и чем она стала?

В дореволюционной России у власти стояли капиталисты и помещики во главе с царем, которого в народе звали «первым помещиком России». Россия была отсталой страной, по преимуществу земледельческой. Промышленность была развита слабо и во многом отставала от промышленности других государств. Ленин сказал о тогдашней России, что она была «невероятно, невиданно отсталой страной, нищей и полудикой, оборудованной современными орудиями производства вчетверо хуже Англии, впятеро хуже Германии, вдесятеро хуже Америки». Особенно отставала тяжелая промышленность, которая дает такую нужную продукцию, как уголь, нефть, руду, железо, машины, химические продукты. Богатейшие недра земли разрабатывались плохо. И при всем этом в крупнейших отраслях промышленности главными хозяевами были не русские, а иностранные капиталисты. Оборудование для своих фабрик и заводов в большинстве случаев закупалось за границей. Во всем сказывалась промышленная отсталость страны.

В деревне полностью господствовали помещики и кулаки, урядники и земские начальники. Говоря словами Ленина, мы имели следующее:

«Около 70 миллионов десятин земли у 30.000 крупнейших помещиков и приблизительно столько же у 10 миллионов крестьянских дворов – таков основной фон картины».

Несколько миллионов крестьян оставалось вовсе без земли и без посева. Большинство крестьян страдало от малоземелья. Две трети деревни состояли из голодной бедноты. Подавляющая масса бедноты и середняков обрабатывала клочки своей и арендованной у помещика земли стародедовскими способами при помощи сохи. Во многих местах в деревне была распространена барщинная система, т.е. обработка помещичьей земли крестьянами их же скудным инвентарем.

Октябрьская революция произошла на четвертый год империалистической войны, которая разорила народное хозяйство и довела тягость положения народных масс до крайности. К этому вскоре добавились новые бедствия, так как помещики и капиталисты, при поддержке иностранных интервентов. навязали нам длительную гражданскую войну, которая тоже отняла три с лишним года. Гражданская война потребовала от нас громадных жертв. К концу гражданской войны упадок промышленности, железных дорог и сельского хозяйства дошел до последнего предела. Сельское хозяйство давало каких-нибудь две трети довоенной продукции. Промышленность упала еще ниже и давала в 1920 году меньше одной шестой от довоенной продукции.

При такой разрухе советская власть приступила к восстановлению народного хозяйства, к подъему сельского хозяйства и промышленности, транспорта и торговли. Казалось, нужны будут долгие годы. Враги большевиков злорадствовали. А что в конце концов вышло? Вышло так, что трудящиеся нашей страны победоносно справились с этой задачей в короткий срок.

Если продукция всей крупной промышленности (в ценах 1926/27 г.) составляла в 1913 г. 11 миллиардов рублей, а в 1920 году, скатилась до 1,7 миллиарда рублей, то в текущем 1937 году она достигнет свыше 90 миллиардов рублей. Это значит, что против довоенного уровня промышленная продукция увеличилась уже больше чем в 8 раз. Добавьте к этому еще одно – указанного довоенного уровня промышленной продукции мы достигли только в 1926 году. Таким образом, увеличение промышленной продукции больше чем в восемь раз против довоенного уровня произошло лишь за последние 11 лет. Во всех отраслях промышленности теперь развернута работа полным ходом. Во многих отраслях проведена коренная реконструкция на основе современной передовой техники. Ряд крупнейших промышленных отраслей создан заново: по машиностроению, химии, металлургии и т.д. Промышленность дореволюционной России стояла на пятом месте среди других стран, на четвертом – в Европе. Теперь только Соединенные Штаты Америки по валовой продукции промышленности стоят впереди СССР. Промышленность Советского Союза вышла на первое место в Европе. (Аплодисменты).

В бытовых условиях рабочих произошла крутая перемена. Еще 10 лет тому назад мы насчитывали полтора миллиона безработных. Но вот уже несколько лет, как у нас нет безработицы, нет безработных. И это в то время, когда в Соединенных Штатах Америки 9 – 10 миллионов безработных, в Германии больше 3 миллионов безработных, в Англии – 2 миллиона безработных. К десятилетию Октябрьской революции советская власть провозгласила переход промышленных рабочих на семичасовой рабочий день, и это решение было проведено в жизнь, не говоря уже о том, что на подземных и некоторых других трудных работах у нас всегда был шестичасовой рабочий день. Ни в одной стране рабочие не могут при капитализме мечтать о таком коротком рабочем дне. Число занятых в промышленности рабочих и их заработная плата в нашей стране неуклонно растет. Еще в 1928 г. общий фонд заработной платы составлял немного больше 8 миллиардов рублей, а в текущем 1937 г. он составит свыше 80 миллиардов рублей, т.е. увеличился примерно в 10 раз. (Аплодисменты).

Вы знаете о том, что в связи с двадцатой годовщиной Октябрьской революции опубликован декрет правительства о повышении заработной платы низкооплачиваемых рабочих, для чего специально ассигновано 100 миллионов рублей на последние 2 месяца этого года и 600 миллионов рублей на 1938 год. (Аплодисменты). Между тем, во всех странах капитализма: и в Германии, и в Италии, и в Японии, и в Соединенных Штатах, и в Англии за последние годы произошло не увеличение, а снижение заработной платы рабочих.

Все это красноречиво говорит о том, что успехи роста промышленности Советского Союза, как и другие успехи социализма, ведут к коренному улучшению положения рабочих масс.

В нашем сельском хозяйстве произошла настоящая революция в технике и в организации дела. За последние несколько лет сельское хозяйство перестроилось, как крупное социалистическое хозяйство, на основе колхозов и совхозов. Окончательно победил колхозный строй. Машинно-тракторные станции обслуживают своими машинами все колхозы, за малым исключением. Количество тракторов в колхозном и совхозном хозяйстве достигло 450 тысяч, а мощность их составляет теперь больше 8 миллионов лошадиных сил. Комбайнов на полях уже свыше 120 тысяч. Кроме того, до 120 тысяч грузовых автомобилей работают в колхозах и совхозах.

Сверх тех земель, которые раньше находились в руках крестьян, советская власть передала крестьянам больше 150 миллионов гектар бывших помещичьих, казенных и монастырских земель. Растет урожайность колхозных и совхозных полей. В этом году мы собрали около 7 миллиардов пудов зерна (аплодисменты), чего еще наша страна никогда не знала. Значительно поднялась урожайность хлопка и свеклы. По всему сельскохозяйственному фронту идет борьба за повышение урожайности, за увеличение производительности сельскохозяйственного труда.

В дореволюционной России большинство крестьянства состояло из голодной бедноты. Еще 10 лет тому назад мы считали, что не меньше одной трети деревни составляет беднота. Теперь у нас уже нет больше бедноты в деревне. Бедняки вместе со всей трудящейся деревней строят в колхозах новую, действительно зажиточную и действительно культурную, жизнь. (Аплодисменты).

Забота советской власти о колхозном крестьянстве в этом году выразилась в ряде новых специальных мер. Не говоря уже о недавно опубликованных льготах для колхозников по сдаче молока государству, в этом году сильно понижены нормы сдачи государству по зернопоставкам и по натуроплате работы МТС. Это снижение норм достигает свыше 20% против прошлого года. Списаны также ссуды по хлебу, оказанные государством колхозам в прошлые годы. Все эти льготы по зерну в одном только этом году составляют около 600 миллионов пудов, которые остались теперь у самих колхозов и колхозников. Что-то мы не слыхали, чтобы в капиталистических странах проявлялась такая же забота о благополучии крестьянства.

Пусть же крестьяне и рабочие сравнивают, на чьей стороне правда в соревновании, идущем между социализмом и капитализмом. Пусть рабочие и крестьяне делают из этого свои выводы. Должно быть, эти выводы будут не в пользу капитализма, но зато в пользу нашего строя. (Аплодисменты).

Общее выражение хозяйственного роста Советского Союза мы видим в росте народного дохода страны. Известно, что в царской России девять десятых населения состояло из малоимущей и неимущей массы, в руки которой поступала примерно одна четверть народного дохода. Иначе говоря, десятая часть населения, состоящая из богатых людей, загребала в свои карманы остальные три четверти народного дохода. С тех пор положение круто изменилось. Теперь весь народный доход поступает в руки трудящихся, причем 99 процентов народного дохода поступает в руки рабочих, служащих и крестьян, занятых в социалистическом хозяйстве, и только одна сотая доходов приходится на долю трудящихся из единоличников и некооперированных кустарей. По сравнению с довоенным временем общий размер народного дохода увеличился в этом году в пять раз. Таковы факты, о которых нужно знать.

Несколько слов о культурном росте нашей страны.

Вот наиболее важные цифры. Общее число учащихся во всех учебных заведениях с 8 миллионов в 1914 году возросло до 38 миллионов в прошлом году. Увеличение, таким образом, в 4,7 раза. В таких республиках, как Узбекская, Таджикская, Туркменская, Киргизская, количество учащихся возросло в десятки раз. Начальной школой теперь охвачены все дети. Количество учащихся в средних школах возросло в 18 раз по сравнению с дореволюционным временем. Количество учащихся в высших учебных заведениях возросло почти в пять раз. Теперь в наших вузах обучается 540 тысяч студентов. При этом, кроме бесплатного обучения во всех школах, в том числе и в высших школах, свыше 440 тысяч студентов высших учебных заведений и около 600 тысяч учащихся специальных средних школ (техникумов, рабочих факультетов и т.п.), т.е. свыше 1 миллиона учащихся высших и средних школ получает государственные стипендии. Широко развернулись общеобразовательные школы взрослых, где учится около 9 миллионов человек. Сверх указанных 38 миллионов учащихся на различных специальных курсах для рабочих и колхозников обучалось 6,3 миллиона человек и в дошкольных учреждениях проходило подготовительное обучение 4,3 миллиона детей.

Количество газет, выпуск книг и их тиражи возросли во много раз. Особенно быстро растет тираж газет и издание книг на национальных, языках. При советской власти начался настоящий расцвет национальных культур, находившихся раньше в тяжелом забитом положении. О громадном подъеме культурного строительства говорит рост наших расходов на просвещение. За последние 10 лет расходы на просвещение, взятые в целом, увеличились в 33 раза. (Аплодисменты). Они достигают в текущем 1937 году свыше 18 миллиардов рублей.

Пусть потягаются с этими фактами буржуазные страны. (Аплодисменты). Ни одна из этих стран не может противопоставить этим цифрам сколько-нибудь заметного улучшения дела в области культуры, зато найдется не мало таких, которые за последние 10 – 20 лет пошли не вперед, а назад в своем культурном строительстве.

На чем основаны эти успехи советского строя?

На том же, на чем основаны и все другие успехи Октябрьской революции. Они основаны, прежде всего, на правильной политике партии большевиков, руководящей всем социалистическим строительством. (Аплодисменты). Во всех успехах социализма, во всех наших победах, мы видим всепобеждающую силу ленинизма. (Аплодисменты). Мы победили верностью ленинизму! (Аплодисменты). Этому учил и учит нас товарищ Сталин. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

Партия Ленина – Сталина вела нас от победы к победе: в дни октябрьского восстания; в период, когда нужно было вырваться из огня империалистической бойни; в героические годы гражданской войны и вооруженного отпора интервентам; при переходе к нэпу, когда мы переходили, так сказать, на новые рельсы; при развертывании социалистической индустриализации страны; при переходе крестьянства на путь коллективизации; в годы окончательной победы социализма в нашей стране. Мы прошли через большие трудности и перенесли не мало лишений. Мы должны были отбивать позицию за позицией, рассчитывая только на свои собственные силы. Путеводной звездой во всей нашей политике была ленинская идея укрепления пролетарской диктатуры на основе союза с крестьянством. Мы всегда помнили великий завет Ленина в 1921 году:

«10 – 20 лет правильных соотношений с крестьянством и обеспечена победа в всемирном масштабе (даже при затяжке пролетарских революций, кои растут), иначе 20 – 40 лет мучений белогвардейского террора».

Мы потому с таким успехом проводили в жизнь эти ленинские заветы, что всем нашим делом, всей нашей работой руководил достойный продолжатель дела Ленина, которому принадлежит заслуга развития ленинских идей о социалистической революции – наш Сталин. (Бурные продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают. Возгласы: «Да здравствует товарищ Сталин!», «Ура!»).

Успехи нашего дела мы отвоевывали в боях с врагами революции, с врагами ленинизма.

Пробравшиеся в партию чужаки и всякие буржуазные перерожденцы, провокаторы и шпионы, вроде Троцкого, Рыкова, Бухарина, вели ожесточенные атаки для того, чтобы сбить нас с правильной линии, чтобы привести партию к капитуляции перед трудностями первой пролетарской революции. Таковы были не только троцкисты, но и все эти правые, леваки, зиновьевцы, бухаринцы и другие антиленинские группки.

Прежде чем изгнать их метлой из большевистских рядов, нам пришлось в течение ряда лет вести громадную разъяснительную работу в партии и в рабочем классе, принимать не мало мер для охраны партийного единства и очистки наших рядов от всех этих агентов буржуазии. Революция показала, что в партию залезло не мало таких чужаков, а кое-кто из них был и прямо заслан в наши организации еще царской охранкой, а также иностранными разведками.

Перед нами стояла такая главная задача: сохранить союз рабочего класса с крестьянством, обеспечив при этом такие темпы подъема социалистической индустрии, являющейся ведущей силой всего социалистического строительства, чтобы в кратчайший срок вывести страну из глубокой отсталости, из отсталости экономической, из отсталости технической, из отсталости культурной и военной. Это прямо диктовала нам внутренняя и в особенности международная обстановка. Сегодня, в двадцатую годовщину Октябрьской революции, мы можем твердо, без хвастовства, сказать: в основном эту задачу мы успешно решили. (Аплодисменты). В противном случае мы не имели бы теперь возможности сказать, что мы уже справились с установленным в свое время планом технической реконструкции в решающих отраслях народного хозяйства. У нас не было бы и победы колхозного строя, представляющей собою самое крупное завоевание второго десятилетия нашей революции.

Это не значит, однако, что вопрос о соревновании с капитализмом для нас уже решен. Этот вопрос не только не решен, – его и нельзя полностью решить без победы социализма в других странах.

Марксизм учит нас тому, что после свержения эксплуататоров классовая борьба не только не ослабляется, а, наоборот, приобретает гораздо более острые формы. Тем более это относится к первому государству, строящему социализм во враждебном капиталистическом окружении. Кажется, не трудно понять, что враждебные социализму силы в этом случае питаются всем этим внешним окружением и каждой капиталистической страной в отдельности.

Не только мы сравниваем свое развитие с положением в странах капитализма. Это делают и наши враги из лагеря империализма. Из этого сравнения мы делаем свои практические выводы, а они делают другие выводы, противоположные. Одно ясно, капитализм сам не сложит оружия перед успехами социализма в нашей стране. Эти успехи вызывают в лагере буржуазии бешеную злобу, переходящую в злобу отчаяния. Мы должны с этим считаться, как с фактом.

Теряя все новые и новые позиции в открытом, так сказать, в мирном соревновании с победоносным социализмом, буржуазия и особенно ее фашистские громилы пускаются на все и всякие подкопы, на все и всякие подлости из-за угла. Это наглядно видно на примере троцкизма, превратившегося уже давно в шпионо-троцкизм, в ораву шпионов, вредителей, провокаторов и террористов. Товарищ Сталин блестяще раскрыл сущность теперешнего троцкизма. Это не политическое течение, которое должно иметь свою программу и не прятать своего лица перед массами. Шпионо-троцкизм – это банда разведчиков, убийц и вредителей, с которой надо поступать так, как поступают со злейшими врагами народа. (Аплодисменты). Всей этой дряни, сколько бы ее ни нанимали на службу иностранные разведки, мы, конечно, прижмем хвост…

В этом мы видим одно из условий, от которых зависит спокойная работа и успех нашего соревнования с капитализмом на главных фронтах.

Сегодня главное соревнование с капитализмом идет в хозяйственной области, и потому главным критерием (мерилом) в этом соревновании является производительность труда. Мы и здесь помним ленинское указание, что «производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя».

Мы не можем еще сказать, что в этом деле мы имеем достаточные успехи, хотя у нас есть заводы и фабрики, образцово справляющиеся со своим делом. В целом ряде важных отраслей промышленности мы еще отстаем от передовых по технике капиталистических стран, особенно от Америки. Мы еще во многом не сумели использовать опыта стахановцев для того, чтобы по-большевистски поднять на ноги заводы и фабрики, целые отрасли промышленности.

Но нельзя пройти мимо первых существенных успехов в этой области, особенно, когда мы сравниваем Советский Союз с другими странами. Вот уже 7 – 8 лет крупнейшие капиталистические страны, такие, как Америка, Германия, Англия, топчутся почти на одном месте по размерам годовой выработки на одного рабочего. Между тем за этот же период, т.е. с 1929 года, производительность труда рабочего в нашей промышленности увеличилась больше, чем в два раза.

За один лишь 1936 год – первый год после начала стахановского движения – производительность труда в нашей крупной промышленности увеличилась на 21 процент. В нашей стране, где отсутствуют кризисы, нет препятствий к постоянному росту производительности труда. Напротив, только теперь мы можем сказать, что кадры рабочих на заводах, выстроенных в последнее годы, уже прошли известный срок технической учебы и теперь могут дать настоящий подъем производительности труда. Эти ожидания вполне оправдаются, если наши хозяйственные, инженерно-технические и профсоюзные кадры по-настоящему поймут свои задачи, сломают тормозящие дело бюрократические препоны и возьмутся всерьез за организацию труда стахановцев.

Велики возможности и нашего сельского хозяйства. Теперь в колхозах не мало людей, хорошо освоивших не только трактор, но и комбайн. Достаточно сказать, что еще четыре года тому назад среднегодовая выработка комбайна в МТС была всего 70 гектар, тогда как уже в прошлом году она достигла 350 гектар, т.е. за 3 года увеличилась в пять раз.

Сделаем из всего этого практические выводы и, прежде всего, признаем, что у нас по-социалистически работает только тот завод, который дает хорошей продукции не меньше, а больше, чем такой же завод за пределами СССР. Наши кадры уже сделали большие успехи в овладении техникой. Эти успехи надо воплотить на фабриках и завозах в высокую производительность труда, достойную социалистического общества. Тогда будет решен исход борьбы на главном фронте соревнования с капитализмом.

По-большевистски развернуть борьбу за высокую производительность труда в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве – такова решающая задача.

III. О перспективах

 С самого начала Октябрьской революции не только враги, но и многочисленные фальшивые «друзья» пророчили ей близкую гибель. Особенно часто пускался в ход такой довод, что пролетарская революция в России несвоевременна, что социализм не может победить в одной стране. Этому жалкому буржуазному предрассудку Ленин противопоставил научный, марксистский, взгляд на социалистическую революцию, с учетом особенностей империализма. Еще в 1916 году Ленин в статье «Военная программа пролетарской революции» писал:

«Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной ила нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными».

Это научно доказанное Лениным теоретическое положение полностью подтверждено и практически, подтверждено миллионами славных строителей социализма в нашей стране.

Мы живем в эпоху общего кризиса капитализма, когда противоречия в капиталистическом лагере уже достигли крайней остроты. Обострением этих противоречий была вызвана первая всемирная империалистическая война. Октябрьская революция знаменовала собой начало разрушения мирового капитализма, иначе говоря, начало международной пролетарской революции.

Итак, мировая революция уже началась. Но она началась не путем крушения сразу всей цепи, а путем распада отдельных звеньев капитализма. Первым таким звеном оказалась буржуазно-помещичья Россия, на смену которой пришло социалистическое государство.

С этих пор пролетарская революция, как самое передовое явление нашего времени, стала опорой всех действительно прогрессивных движений народных масс, хотя бы и не чисто коммунистических. В ней находит теперь опору и борьба за демократические права трудящихся против фашистов и борьба за национальную независимость слабых стран против империалистических агрессоров. Среди капиталистических стран уже нет таких, которые являлись бы надежной опорой прогресса. Прогрессивное делается все более чуждым одряхлевшему капитализму. Виднейшее место в защите интересов всего прогрессивного, в защите интересов культуры и национальной свободы принадлежит теперь первой социалистической революции. (Бурные аплодисменты). Все прогрессивное, все честно-демократическое тянется в эту сторону, окончательно теряя надежды на капитализм. Так, ходом исторического развития капитализм идет к своему концу, уступая место нарастающей социалистической революции. (Бурные аплодисменты).

В нашей стране социализм победил полностью в политической области еще в октябрьские дни 1917 года. Об окончательной победе социализма в экономике страны мы можем говорить со времени поворота крестьянских масс на путь колхозов, т.е. уже 7 – 8 лет. Об окончательной победе социализма в области культуры говорить еще рано. С этим связан тот факт, что у нас еще так много работы по изживанию пережитков капитализма в сознании людей. Их можно успешно изживать только широким подъемом социалистической культуры. Но зато каждый шаг по пути действительно социалистической культуры не только дает свои немедленные результаты, но и создает предпосылки перерастания социализма в коммунизм.

Разбирая значение стахановского движения, товарищ Сталин говорил о том, что «оно подготовляет условия для перехода от социализма к коммунизму». Товарищ Сталин так развивал эту мысль в той же речи:

«Разве не ясно, что стахановцы являются новаторами в нашей промышленности, что стахановское движение представляет будущность нашей индустрии, что оно содержит в себе зерно будущего культурно-технического подъема рабочего класса, что оно открывает нам тот путь, на котором только и можно добиться тех высших показателей производительности труда, которые необходимы для перехода от социализма к коммунизму и уничтожения противоположности между трудом умственным и трудом физическим?»

Поэтому задача «подъема культурно-технического уровня рабочего класса до уровня работников инженерно-технического труда», вместе с подъемом культурности всей массы трудящихся, – та основная задача, от решения которой зависят главные наши успехи.

Коммунизм начал проникать в нашу жизнь со времени победы советской власти. С тех пор прошло 20 лет социалистической переделки страны. К чему же мы пришли? Каков общий итог?

Мы создали социалистическое общество, в котором нет места эксплуататорам, нет места эксплуатации. Создано общество нового, высшего, типа. В отношениях между двумя классами нашего общества, между рабочими и крестьянами-колхозниками не только нет вражды и непримиримых противоречий, но, наоборот, происходит процесс сближения по условиям жизни, по культурному развитию, по их стремлениям к коммунизму.

Наш народ живет по-новому, так как социализм проник во все поры нашего строя. Эта новая жизнь окрыляет трудящихся, рождает в них новые и новые силы. Из молодежи, из наших детей, растет то поколение, которое с успехом справится с гигантскими и все растущими задачами социалистического общества.

Мы не можем сказать, что все народное уже стало социалистическим. Но на наших глазах действительно социалистическое становится народным, близким народным массам. С другой стороны, каждый может видеть, что трудящиеся массы нашей страны воспринимают как антинародное, как чуждое народу, все антикоммунистическое, будь то в практических делах или в научно-творческой области. У нас стало привычным, что врагов коммунистической партии и советской власти считают врагами народа. Начавшаяся же недавно политическая кампания по выборам в Верховный Совет превратилась в дело нового мощного сплочения трудящихся вокруг коммунистической партии и советской власти. (Аплодисменты).

Что все это означает? Это означает, что в нашей стране создалось невиданное раньше внутреннее моральное и политическое единство народа, моральное и политическое единство социалистического общества. (Аплодисменты).

Такого единства народа не знала и не знает ни одна капиталистическая страна. Капиталистическое общество раздирается внутренними противоречиями. Там господствующее меньшинство, эксплуататорская верхушка, всегда отделено и противостоит народу, противостоит эксплуатируемым массам. Буржуазия обыкновенно широко использовывает внешнюю опасность для скрепления своего строя. Но и этот кафтан трещит у нее в наше время по всем швам. У всех на глазах капитализм катится в пропасть.

Счастье нашей страны в том, что, не испугавшись трудностей, она вырвалась из капиталистического гниющего общества. И вот двадцать лет, как мы идем своею новою дорогою, идем к коммунизму, сознавая, что на нашу долю выпало счастье проложить верный путь к светлой жизни всего человечества. Это поднимает сознание масс нашей страны и сплачивает трудящихся.

Моральное и политическое единство народных масс Советского Союза выковано в испытаниях героической борьбы с буржуазно-помещичьими классами и иностранными интервентами. Оно окрепло на основе союза рабочих и крестьян в деле подъема народного хозяйства. Но только после создания социалистического общества, в котором закрыты все двери для эксплуататоров и для всякой эксплуатации человека человеком, стало сказываться то новое морально-политическое единство народа, которое представляет величайшую силу. Такое моральное и политическое единство, проникнутое глубоким интернационализмом, окончательно сплотит в одно целое народы и народности Советского Союза. В нем будут видеть прообраз своего будущего и народы других стран.

Морально-политическое единство народа в нашей стране имеет и свое живое воплощение. У нас есть имя, которое стало символом побед социализма. Это имя вместе с тем символ морального и политического единства советского народа. Вы знаете, что это имя – Сталин! (Аплодисменты. Все встают. Возгласы: «Ура товарищу Сталину!»).

Говоря о наших перспективах, мы имеем в виду, прежде всего, мирное развитие нашей страны. Ну, а если мир будет нарушен, если собака сорвется с цепи и бросится на нас, на наш дом, что мы скажем на это? Мы ответим: пусть враг испытает силу морального и политического единства социалистического общества! (Взрыв аплодисментов).

В эти дни наши чувства и мысли лучше всего выразить простыми, понятными трудящимся всех стран словами:

Да здравствует Октябрьская революция!

Выше знамя Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина!

(Все встают. Бурные аплодисменты. Возгласы: «Ура товарищу Сталину!»).

 

1938

 Торжественное заседание Московского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов с участием центральных и московских партийных, профсоюзных и советских организаций, рабочих-стахановцев и ударников состоялось 6 ноября в Большом театре.

Заседание началось в 18 часов.

Президиум: Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Андреев, Микоян, Ежов, Димитров, Булганин, Шверник, Мехлис, Маленков, Буденный, Щербаков, Попов, Ефремов.

Вел заседание тов. А.И. Ефремов.

На заседании с докладом выступил Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР товарищ В.М. Молотов.

Текст доклада приводится по изданию: «Под знаменем марксизма», 1938, № 11, с. 1 – 16.

 

В.М. Молотов.
21-я годовщина Октябрьской революции

 Товарищи! Год назад мы с гордостью праздновали двадцатилетие Великой Октябрьской Революции. За эти 20 лет создалась хорошая традиция: неуклонно, из года в год, продвигаться вперед в развитии нашего народного хозяйства, в подъеме благосостояния и культуры народных масс и во всех других отраслях социалистического строительства.

21-й год Октябрьской Революции хорош тем, что, придерживаясь этой славной традиции, он сделал новый крупный шаг вперед в деле роста всех внутренних сил социалистического государства и в деле дальнейшего укрепления международного авторитета Советского Союза.

Вырвавшись 21 год тому назад из цепей капитализма, рабочие и крестьяне нашей страны получили неограниченные возможности, чтобы создать для себя свободную, обеспеченную, культурную, счастливую жизнь. Это происходит в такой период, когда в странах капитализма гнет буржуазии, террористическая диктатура насильников-фашистов и разжигание новой империалистической войны приобретают все больший размах, все большую опасность.

21-я годовщина Октябрьской социалистической революции говорит своими делами, своими новыми победами в стране социализма о том, что не только для нашего народа, но и для народов других стран, социалистическая революция является единственно верной дорогой к освобождению от гнета капитализма, от гнета фашизма, от новых кровавых империалистических войн. Как бы ни был силен гнет фашизма, как бы рабочие и все трудящиеся ни были придавлены фашистским сапогом, можно с уверенностью сказать, что и здесь, в странах фашизма, в странах капитализма, среди широких масс трудящихся все больше зреет мысль о правильности нашего советского пути к свободе, миру и счастливой жизни. (Аплодисменты).

I. Внутреннее развитие СССР

 За это говорит, прежде всего, весь ход внутреннего развития СССР.

Куда ни посмотришь, в нашем народном хозяйстве идет продвижение вперед. Это не значит, что у нас нет отсталых отраслей хозяйства. Есть и такие. Нам приходится принимать специальные меры в отношении отстающих отраслей. Но основная линия нашего развития в народном хозяйстве говорит сама за себя – она отражает неуклонный подъем и могучий рост сил Советского Союза.

Как известно, вредители все делали для того, чтобы подорвать подъем нашей промышленности и транспорта. Они знали, что бьют по самому чувствительному нерву государства. Поэтому иностранные разведки так настойчиво толкали своих агентов на это дело.

Однако, если им и удалось затормозить там или тут нашу работу, то остановить подъем нашей промышленности и транспорта не в их силах. Факты на этот счет говорят самым убедительным образом.

В этом году за первые 10 месяцев, по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, мы имеем, подъем крупной промышленности на 12,5 процентов. Это означает, что с января до ноября текущего года, против соответствующих 10 месяцев прошлого года, мы получили прирост продукции только по крупной промышленности на 7 миллиардов 150 миллионов рублей. Сравните этот факт с тем, что среднегодовой прирост промышленной продукции за период первой пятилетки достигал всего 5 с половиной миллиардов рублей. Таким образом, успешное продвижение нашей промышленности вперед совершенно очевидно. Мы должны постараться, чтобы за оставшиеся 2 месяца этого года увеличить этот прирост еще на пару миллиардов рублей.

Если наша промышленность свободна от кризисов и с каждым годом делает все новые шаги вперед, то нельзя этого сказать о промышленности капиталистических стран. Достаточно указать на то, что за последние 8 лет промышленность капиталистических стран переживает второй кризис. Первый кризис продолжался с середины 1929 до конца 1933 года, то есть больше чем 4 года, захватив, хотя и весьма неравномерно, все капиталистические государства. Прошло всего 3 года после окончания этого тягчайшего кризиса и в 1937 году начался новый кризис в промышленности ряда капиталистических стран. Он продолжается и в этом году, захватив, хотя и в разной мере, большинство капиталистических стран. Уровень всей капиталистической промышленности даже в 1937 году, когда новый кризис только начался, превышал всего на 3% уровень этой промышленности в 1929 году. Это в то время, как продукция промышленности Советского Союза в 1937 году почти в 4 раза превышала размеры продукции нашей промышленности в 1929 году.

Эти факты дают представление о том, насколько различно положение промышленности в капиталистических странах по сравнению с положением промышленности в Советском Союзе.

Октябрьская Революция вывела нашу промышленность на такую дорогу, о которой может только мечтать любящий родину гражданин другой страны.

Это значит, что никакие вредители не могли и не могут помешать подъему нашей промышленности и ее расцвету. Это значит, что наши стахановки и стахановцы, наши честные хозяйственники и инженерно-технические работники знают куда вести дело, умеют бороться за подъем социалистической промышленности, умеют преодолевать все и всякие препятствия на этом пути.

Наше сельское хозяйство в этом году встретилось с известными трудностями, в связи с летней засухой в Поволжье и в некоторых прилегающих областях.

Несмотря на это, валовой сбор зерновых выше, чем в 1936 и 1935 годах и лишь немногим меньше валового сбора прошлого года, когда мы имели рекордно высокий урожай.

Насколько окрепло наше сельское хозяйство, видно также из следующего: заготовки зерна в этом году идут на уровне прошлого года, когда у нас был высокий урожай во всех районах. Могу заверить вас, товарищи, что наше государство настолько обеспечено хлебом и наши запасы настолько велики, что теперь нам не страшны никакие засухи и никакие другие неожиданности. (Бурные аплодисменты).

Не только по зерну, но и по хлопку, и по свекле, и по другим сельскохозяйственным культурам мы с полной уверенностью обеспечиваем теперь все потребности государства.

В нашей стране колхозы, колхозный строй со всей его новой техникой и новой организацией, создали такие условия для подъема сельского хозяйства и для улучшения жизни колхозников, о которых прежний крестьянин не мог и мечтать. Недаром в нашей промышленности и на стройках теперь часто сказывается недостаток рабочих. Жизнь в деревне, по сравнению с прошлым, стала гораздо более обеспеченней, во много раз культурней и привлекательней.

Подъем народного хозяйства, подъем промышленности и колхозного производства составляет основу роста благосостояния масс Советского Союза. Об этом говорит и рост товарооборота.

За первые 10 месяцев 1938 года против соответствующего периода прошлого года наш товарооборот возрос на 8,5%. Это составляет увеличение товарооборота почти на 9 млрд. рублей. Рост не маленький. И все же мы не можем сказать, что это достаточный для нас рост.

Каждый знает, что в отношении продовольственных продуктов у нас теперь недостатка нет, как это еще было несколько лет тому назад. С этой задачей мы справились и справляемся все более успешно.

Другое дело насчет других промышленных товаров. Здесь у нас еще есть немалая нехватка. Мы упорно работаем над тем, чтобы поскорей справиться и с этой важной задачей.

Но интересно и здесь сравнить наше наложение с положением дел в капиталистических государствах.

Вы уже слышали, что с 1929 года до 1937 года промышленная продукция во всех капиталистических странах, вместе взятых, увеличилась всего на 3 проц., а в этом году, ввиду растущего экономического кризиса, уровень производства промышленных товаров за пределами СССР значительно ниже даже 1929 г. И все же буржуазная печать за границей не пишет о нехватке там товаров. Нетрудно понять, почему это происходит. Если бы заработок трудящихся рос, а не падал, там неизбежно возрос бы спрос и была бы нехватка товаров. Но этого там нет. Там растет армия безработных, там буржуазия урезывает заработную плату рабочих, там сокращаются доходы простых тружеников деревни и поэтому вместо нехватки товаров капиталистические страны переживают недостаток спроса и кризис сбыта товаров.

В нашей стране мы имеем обратное положение. Заработки рабочих и доходы крестьян быстро растут. Мы не поспеваем с производством промышленных товаров за растущим спросом. Это, конечно, для нас не оправдание. Мы должны научиться поспевать за этим спросом, мы должны гораздо быстрее развивать нашу промышленность, гораздо быстрее увеличивать производство товаров широкого потребления, должны развивать не только крупные и средние, но и мелкие, а также кустарные предприятия, которые увеличат количество нужных промышленных товаров. Мы должны лучше организовать производство промышленных товаров в городе и деревне. Тогда рост заработков рабочих и служащих и рост доходов колхозников не будет вызывать нехватки на наших рынках. Мы можем и должны справиться с этой задачей в непродолжительный срок.

Но кто не знает, что в капиталистических государствах, где нет разговоров о недостатке товаров в торговле, – это не показатель благосостояния трудящихся, а напротив – это показатель бедности и обнищания трудящихся масс.

У нас – другое дело. В нашей стране только за прошлый год заработки рабочих увеличились на 10,5 миллиардов рублей. Растут и доходы колхозников. Мы можем радоваться росту благосостояния рабочих и крестьян в нашей стране. Но из этого следует, что нашей задачей является: навстречу этим растущим доходам трудящихся двинуть расширенное производство, как промышленных, так и продовольственных товаров.

Наше внутреннее развитие находит свое замечательное выражение и в политической области.

21-й год Октябрьской Революции был в этом отношении особенно показателен. Достаточно вспомнить о выборах в Верховный Совет Союза и в Верховные Советы республик. Блок коммунистов и беспартийных одержал на этих выборах блестящую победу, великое значение которой нам всем понятно. Этот блок под знаменем партии Ленина – Сталина собрал всю массу трудящихся: 98 – 99% всего народа (Бурные аплодисменты).

Выборы в Верховные Советы республик, происходившие через полгода после выборов в Верховный Совет Союза, показали, что политический подъем в нашей стране не ослабевает, а растет.

Мы говорили о том, что к двадцатилетию Октябрьской Революции сложилось прочное моральное и политическое единство нашего народа, строящего социализм. Мы видим, что за истекший год моральное и политическое единство нашего народа окрепло и стало великой силой. (Бурные аплодисменты).

Этим объясняется, что среди трудящихся города и деревни растут ряды славных стахановцев и стахановок, что из молодежи и из новых слоев советской интеллигенции все быстрее растут замечательные работники культуры, техники, науки и искусства. Надо нам только научиться лучше организовывать их работу, лучше поддерживать всех передовых работников промышленности, сельского хозяйства, культурного строительства, техники и науки, всячески помогать развитию их инициативы.

Наши дни богаты замечательными примерами героизма в труде, в завоевании природы, в защите родины. Такие люди, как Папанин и папанинцы, замечательные летчики – Коккинаки и Бряндинский, изумившие всех своей отвагой, такие замечательные летчицы, как Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова, славные защитники Советского Приморья, имена которых стали всем нам самыми близкими именами – все они стали любимцами народных масс. (Бурные аплодисменты).

А сколько сердец зажгли эти люди своим примером, своей преданностью родине, своим беззаветным героизмом мы узнаем только позже, в событиях завтрашнего дня!

И замечательные стахановцы, герои социалистического труда, и славные герои Арктики и авиации, и герои – защитники родины, и сам рост их числа, и заразительность их примера среди широких слоев трудящихся – все это говорит о том, что народы Советского Союза живут новой, действительно, замечательной жизнью.

Эту жизнь создала Великая Октябрьская социалистическая революция.

Народ прославляет все новые имена своих героев, которые своим трудом, знаниями и подвигом прославляют нашу родину.

И во всем этом видна ведущая и вдохновляющая воля нашей великой большевистской партии и ее вождя – товарища Сталина. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

II. Международное положение и СССР

 Перехожу к международным делам.

Все основное, необходимое для понимания современной международной обстановки, вы найдете в последней главе только что вышедшей в свет «Истории ВКП(б)». Там это сказано метко и бьет прямо в цель.

Там указано, как последние экономические кризисы обострили противоречия между буржуазией и пролетариатом в странах капитализма и как усилились попытки агрессивных государств возместить потери от экономического кризиса внутри страны за счет других, слабо защищенных, стран. Там указано, как в 1935 году фашистская Италия напала на Абиссинию и поработила ее. При этом имелась в виду не только сама Абиссиния, но и Англия, удар по ее интересам, по морским путям Англии из Европы в Индию, в Азию. Там указывается на то, как фашистские страны, Германия и Италия, в 1936 году начали военную интервенцию против Испанской республики. Под предлогом борьбы с «красными» в Испании, германские и итальянские фашисты ввели свои воинские части в Испанию, расположившись в тылу у Франции и, вместе с тем, перехватив морские пути Англии и Франции к их колониальным владениям в Африке и Азии. Там указывается и на то, как фашистская Германия насильственно захватила в 1938 году Австрию. Этим германские фашисты прокладывают себе путь не только в районе реки Дуная и на юге Европы, но и вообще обнаруживают свое стремление к гегемонии в Западной Европе.

Все это создало целый ряд узлов империалистической войны в странах Европы. Не видит этого только тот, кто ничего в международных делах не хочет видеть.

Кроме того, там указывается на то, как в 1937 году японская военщина захватила Пекин и Шанхай, вторглась в Центральный Китай и раскинула свой империалистический захватнический план на захват и подчинение всего Китая. Это значит, что интересам Англии и США, которые ведут большую торговлю с Китаем, Япония стремится нанести серьезный удар и уже добилась известных результатов. События последних дней лишь обостряют положение в Китае. Это также создает базу для развязывания войны между империалистическими державами.

Из всего этого в «Истории ВКП(б)» делается следующий вывод:

«Все эти факты показывают, что вторая империалистическая война на деле уже началась. Началась она втихомолку, без объявления войны. Государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту второй империалистической войны. Начали войну в разных концах мира три агрессивных государства, – фашистские правящие круги Германии, Италии, Японии. Война идет на громадном пространстве от Гибралтара до Шанхая. Война уже успела втянуть в свою орбиту более полмиллиарда населения. Она идет в конечном счете против капиталистических интересов Англии, Франции, США, так как имеет своей целью передел мира и сфер влияния в пользу агрессивных стран и за счет этих так называемых демократических государств.

Отличительная черта второй империалистической войны состоит пока что в том, что ее ведут и развертывают агрессивные державы, в то время как другие державы, „демократические“ державы, против которых собственно и направлена война, делают вид, что война их не касается, умывают руки, пятятся назад, восхваляют свое миролюбие, ругают фашистских агрессоров и… сдают помаленьку свои позиции агрессорам, уверяя при этом, что они готовятся к отпору».

В «Истории ВКП(б)» дается марксистское объяснение такого положения. Дело вовсе не в военной или экономической слабости «демократических» государств. Дело – совсем в другом. Дело в том, что отсутствует единый фронт «демократических» государств против фашистских держав, дело в том, что «демократические» государства, не одобряя «крайностей» фашистских государств и боясь усиления последних, «еще больше боятся рабочего движения в Европе и национально-освободительного движения в Азии, считая, что фашизм является „хорошим противоядием“ против всех этих „опасных“ движений».

Обо всем этом надо помнить, чтобы судить о внешней политике Советского Союза и о всех международных событиях последнего времени.

Возьмем события в Советском Приморье, в районе озера Хасан. Сейчас нет нужды восстанавливать детали этих событий. Они происходили в конце июля и начале августа, и у всех остались в памяти.

Суть дела здесь в следующем. Как говорится, среди белого дня японская военщина сделала попытку оторвать кусок советской территории на Дальнем Востоке. За мотивами в таких случаях японские фашисты далеко не ходят. Вопреки очевидным фактам, вопреки международным договорам, они объявили было часть советской территории в районе озера Хасан территорией Манчжоу-Го, иначе говоря, японской территорией, а после этого пустили в ход не только свою «испытанную» в таких делах дипломатию, но и японские войска. Разумеется, этот захват советской территории им не удался и не мог удасться. Они просто не поняли, с кем имеют дело. (Аплодисменты). Пришлось убеждать доступными для них аргументами. Если японским фашистам требовалось, чтобы убедительно заговорила наша артиллерия и наша авиация, то они этого добились. Получив хороший отпор, а, пожалуй, и хороший урок, японские войска отошли на свою территорию, и советская граница полностью была восстановлена. (Аплодисменты).

Теперь несколько слов о смысле этих событий.

Нам теперь точно известно, что вопрос о захвате горы Заозерной (Чанкуфын) и, значит, весь вопрос о событиях в районе озера Хасан решался, собственно, не в Токио, а в другом месте – где-то в Европе, а скорее всего в Берлине. Японская военщина должно быть хотела поддержать своих фашистских друзей в Германии и, не раскинув умом, попалась на удочку каких-то своих мелких агентов. Если господа японские и германские фашисты хотели испытать, во-первых, твердость нашей внешней политики и, во-вторых, боевые качества Красной Армии, то по обоим этим вопросам они получили ясный и вразумительный ответ. (Бурные аплодисменты).

Они хорошо знали, что нами провозглашен принцип: «Ни одной пяди чужой земли не хотим. Но и своей земли, ни одного вершка своей земли не отдадим никому». (Аплодисменты). Однако, у японских империалистов в Китае вошло в привычку грубое нарушение права другого народа. С другой стороны, германским фашистам это не раз уже удавалось в отношении народов Европы. Видимо, на этом основании японо-германские участники «антикоммунистического пакта» решили эту империалистическо-захватническую практику перенести и на СССР. Попытались перенести, но… просчитались. (Бурные аплодисменты).

Японское нападение в Советском Приморье дало нам повод продемонстрировать не только японским империалистам, но и всему миру, что Советский Союз до конца верен своим заявлениям, своей внешней политике и что с ним опасно шутить. (Бурные аплодисменты).

Через своих плохих разведчиков японские и германские фашисты были, видно, сильно обмануты и насчет боевых качеств наших пограничников и красноармейцев. В этом они убедились, получив крепкий отпор. Теперь для самоутешения им ничего не остается, как распространять всякие небылицы о слабости Красной Армии и советской авиации через всяких проходимцев, через всяких Линдбергов. Но пусть верит, кто хочет, наемным агентам, вроде шпика Линдберга. Мы предпочитаем верить фактам. И даже нашим врагам не советуем забывать о таких фактах, как геройские дела красноармейцев у Хасана. Мы знаем, что как у японских, так и у германских фашистов не было желания популяризировать Красную Армию, но независимо от своих желаний они добились того, что красноармейские части в Советском Приморье продемонстрировали свои прекрасные боевые качества и силу советского патриотизма.

Непреклонная верность СССР своей мирной внешней политике и готовность до конца отстоять советские границы от всяких нападений, – вот итог событий у Хасана, имеющий большое международное значение.

Перейдем к последним событиям в Европе.

Уроки последних событий, связанных с Чехословакией, во многом поучительны. Руководители английского и французского правительств охотно изображают Мюнхенское соглашение Англии, Германии, Франции и Италии как большую победу дела мира, а себя – великими миротворцами. Правда, далеко не все этому верят и, пожалуй, имеют на это серьезные основания.

В самом деле, как развивались события вокруг Чехословакии? Кто в этих событиях был действительным победителем и кто побежденным? Всмотритесь в действительные факты и станет ясным, что здесь надо говорить, по крайней мере, о двух «победах».

Первым решающим событием в чехословацком вопросе надо признать «победу», одержанную совместными усилиями правительств Англии и Германии не над кем-либо, а… над правительством Франции. Два правительства – правительство Англии и правительство Германии – «победили» правительство Франции, добившись отказа Франции от договора о поддержке Чехословакии. Такова была первая «победа» в ходе этих событий.

Это уже предрешало и последний этап в решении вопроса о Чехословакии. Оставалось нетрудное дело, оставалось правительствам 4-х государств – Англии, Германии, Франции и Италии – сговориться и «победить» правительство Чехословакии. 4 наиболее сильных империалистических государства Европы без особого труда действительно «победили» и маленькую Чехословакию. Сговор фашистских и, так называемых, «демократических» держав Европы в Мюнхене состоялся и «победа» над Чехословакией была одержана полная.

Все остальное пошло, как по маслу. Германский империализм отхватил от Чехословакии больше, чем он сам мог рассчитывать. Поживилась Польша, как союзник германского фашизма по расчленению Чехословакии. С жадностью откусила солидный кусок Венгрия. Это не значит, что аппетиты малых и больших хищников Европы удовлетворены. Напротив, их, эти аппетиты, только разожгли еще больше и возбудили усиленную борьбу вокруг новых разделов не только Чехословакии, но и некоторых других европейских стран.

Советский Союз не участвовал и не мог участвовать в сговоре империалистов фашистских и, так называемых, «демократических» правительств за счет Чехословакии. Советский Союз не участвовал и не мог участвовать и в расчленении Чехословакии для удовлетворения аппетито