Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 2241

В. Хохлов

Тактические разногласия среди большевиков в 1917 г.

1931

 

Читать книгу "Тактические разногласия среди большевиков в 1917 г." в формате PDF

От авторов сайта: Книга раскрывает позицию различных большевиков в течении 1917 года. Как пример можно рассмотреть позицию Богдатьева, который до апрельской конференции выступает на стороне правых во главе с Каменевым с поддержкой временного правительства, а после резко качнулся левее Ленина с лозунгом немедленного свержения временного правительства.

 Отрывки из книги:

...В своих письмах из-за границы Ленин неоднократно указывал на приближение революционного взрыва. Особенно по письмам к т. Шляпникову можно проследить, как Ленин готовил партию к революции. На основе этих директив Бюро ЦК в России принимает в конце 1916 г. решение о переходе от руководства отдельными стачками к подготовке всеобщей стачки и к организации уличных движений и демонстраций. ПК и МК, следуя этим указаниям, решают устроить первый массовый смотр, который по одному Петрограду дает более 200 тыс. бастовавших рабочих.

...Ленин отчетливо представлял себе возможность двух путей развертывания революции — мирного и насильственного. В первом случае власть переходит к существующим советам и партия внутри советов борется за свое влияние. Во втором случае власть остается в руках временного правительства, советы объективно прикрывают его, а сами никаким влиянием не пользуются и только путем свержения временного правительства буржуазии, когда созреют для этого благоприятные условия, будет осуществлена диктатура пролетариата и беднейшего крестьянства. Ленин исходил из этих двух возможных путей развития революции в течении всего первого периода (до июльских дней), пока ход событий окончательно не доказал невозможность первого вариант. Но и в том и в другом случае в основном ленинская тактика сохранялась одна - она состояла в борьбе большевиков за советы, в отвоевании политической армии у меньшевиков и эсеров, в изоляции этих мелкобуржуазных партий от широких трудящихся масс.

...Особенно ярко эту точку зрения выразил старый сторонник каменевской платформы Ногин. «Я был уверен,—говорил он на заседании Исполкома Московского совета 8 ноября,—что во время Октябрьской революции, как это было и в Феврале, все социалисты будут в одном лагере, что другие партия не изменят нам, не предадут нас, оставив итти нас одинокими под расстрел. Я был убежден, что на съезде советов все партия постараются объединиться и найти общий язык». Из такой же установки исходил и ряд других товарищей, расходившихся с Лениным и с ЦК. Когда со съезда советов вынуждены были уйти, потерпев полное поражение, меньшевики-оборонцы, бундовцы и эсеры, то этот факт настолько напугал «старых большевиков» типа, Каменева —Зиновьева, что они немедленно встали на платформу меньшевика Мартова с требованием образования «общедемократического правительства".

...ЦК предъявило меньшинству, возглавлявшемуся Каменевым и Зиновьевым, резкий ультиматум, в котором говорилось: «Вчера на заседаний ЦИК большевистская фракция, при прямом участии членов ЦК, из состава меньшинства, отрыто голосовала против постановления ЦК (по вопросу о численном и персональном представительстве нашей партия в составе правительства). Такое неслыханное нарушение дисциплины, совершенное членами ЦК за спиной ЦК, после многочисленных прений в ЦК, вызванных этими же самыми представителями оппозиции, делает для нас очевидным, что оппозиция намерена брать партийные учреждения измором, саботируя работу партии в такой момент, когда от ближайшего исхода этой работы зависит судьба партии, судьба революции.

Обращаясь к меньшинству ЦК с настоящим заявлением, мы требуем категорического ответа в письменной форме на вопрос, обязуется ли меньшинство подчиняться партийной дисциплине и проводить ту политику, которая формулирована в принятой ЦК революции Ленина». И дальше в ультиматуме было оказано: «Мы не сомневаемся, что партия добрит единственно возможную революционную линию, выраженную во вчерашнем решении ЦК,—и тогда партия должна решительно предъявить требование представителям оппозиции, перенести свою дезорганизаторскую работу за пределы нашей партийной организации. Иного исхода нет и быть не может. Разумеется, раскол был бы фактом крайне прискорбным. Но честный открытый раскол сейчас лучше внутреннего саботажа срывания своих собственных решений, дезорганизации и прострации».

...Правые, в лица Каменева, Зиновьева, Рыкова, Милютина и Ногина, в ответ на этот ультиматум заявили, что они выходят из ЦК. Они писали тогда в ЦК партии: «ЦК РСДРП (большевиков) 1 ноября принял резолюцию, на деле отвергающую соглашение с партиями, входящими в Совет Р. и С. депутатов, для образования социалистического советского правительства.

Мы считаем, что только немедленное соглашение на указанных нами условиях дало бы возможность пролетариату и революционной армии закрепить завоевания Октябрьской революции, укрепиться на новых позициях и собрать силы дальнейшей борьбы за социализм...

Мы складываем поэтому с себя звание членов ЦК, чтобы иметь право откровенно сказать свое мнение массе рабочих и солдат и призвать их к поддержке. Наш клич: «Да здравствует правительство из советских партий! Немедленное соглашение на этом условии».

Правые этим ответом не только не соглашались на выполнение требований ЦК, но заранее обеспечивали себе возможность борьбы против линии партии. Разногласия переносились за пределы ЦК в широкие массы. В этой борьбе правые не гнушались и такого испытанного уже ими средства, как блокирование с другими партиями, в данном случае с левыми эсерами. На заседании ВЦИК 17 ноября после декларации левых эсеров об отказе от сотрудничества с большевиками, Ногин от группы большевиков, членов Совнаркома, огласил декларацию об уходе их со всех ответственных по слов. «Мы стоим на точке зрения необходимости образования социалистического правительства из всех советских партий, - писали они. — Мы полагаем, что вне этого, есть только один путь: сохранение чисто большевистского правительства средствами политического террора. На этот путь вступил совет народных комиссаров. Мы на него не можем и не хотим вступать. Мы видим, что это ведет к отстранению массовых пролетарских организаций от руководства политической жизнью, к установлению безответственного режима и к разгрому революции и страны. Нести ответственность за эту политику мы не можем и потому слагаем с себя перед ЦИК звание народных комиссаров».

В ответ на такую антипартийную деятельность правых ЦК мог лишь еще раз в самой категорической форме поставить перед товарищами вопрос о возможности пребывания их в партии.

«ЦК уже предъявил однажды ультиматум виднейшим представителям вашей политики (Каменеву и Зиновьеву),— говорилось в новом решении ЦК,—требуя полного подчинения решениям ЦК и его линии, полного отказа от саботажа его работы и от дезорганизаторской деятельности.

Уходя из ЦК, но оставаясь в партии, представители вашей политики взяли на себя тем самым обязательство подчиняться постановлениям ЦК. Между тем вы, не ограничиваясь критикой внутри партии, вносите колебания в ряды борцов незаконченного еще восстания и продолжаете нарушая партийную дисциплину, срывать вне рамок нашей партии, в советах, в муниципальных учреждениях, в профессиональных союзах и т. п., решения ЦК и тормозить его работу.

Ввиду этого ЦК вынужден повторить свой ультиматум и предложить вам или немедленно в письменной форме дать обязательство подчиняться решениям ЦК и во всех ваших выступлениях проводить его политику, либо отстраниться от всякой публичной партийной деятельности и покинуть все ответственные посты в рабочем движении впредь до партийного съезда.

Отказ дать одно из этих двух обязательств поставит ЦК перед необходимостью поставить вопрос о немедленном вашем исключении из партии».

... В составе Московского областного бюро имелась группка товарищей, не только разделявших платформу правых, но и шедших далее Каменева. Они (Владимирский, Ногин и др.) предлагали сконструировать правительство, включив в него даже правых эсеров и народных социалистов. Была заражена каменевскими настроениями и незначительная часть других организаций—в большинстве своем непролетарских. Абсолютное же большинство организаций находилось на линии ЦК партии; часть из них даже выносила более «левые» решения, чем решения ЦК; так, например, Московское областное бюро сразу поставило перед ЦК вопрос об исключении всех ушедших с ответственных постов из партии.

Ленин, после фактов дезорганизаторской фракционной деятельности правых, от имени ЦК поместил в печати специальное обращение «от Центрального комитета РСДРП ко всем членам партии и ко всем трудящимся массам России» по доводу дезертирства нескольких членов руководящих органов партии и советской власти. Мы приведем полностью и это обращение, подводящее итог всей раскольнической деятельности правых в 1917 г.

«Товарищи! Несколько членов ЦК нашей партии и Совета народных комиссаров, Каменев, Зиновьев, Ногнн, Рыков, Милютин и немногие другие, вышли вчера, 4 ноября, из ЦК вашей партии и три последних—из Совета народных комиссаров»...

«Припомните, товарищи, что двое из дезертиров, Каменев а Зиновьев, уже перед восстанием в Петрограде выступили как дезертиры и как штрейкбрехеры ибо они не только не голосовали на решающем собрании ЦК 10 октября 1917 г. против восстания, но и после состоявшегося решения ЦК выступили перед партийными работниками с агитацией против восстания.

Все знают, что газеты, боящиеся стать на сторону рабочих и тянувшиеся больше на сторону буржуазии ..., подняли тогда вместе со всей буржуазной печатью шум и крик о «развале» нашей партии, о «провале восстания" и т. д. Но жизнь опровергла быстро ложь и клевету одних, колебания и трусость других. «Буря», которую хотели поднять по поводу шагов Каменева и Зиновьева к срыву Петроградского восстания, оказалась бурей в стакане воды, и великий подъем масс, великий героизм миллионов рабочих солдат и крестьян в Питере и Москве, на фронте, в окопах и в деревнях, отодвинул дезертиров с такой же легкостью, с какой железнодорожный поезд отбрасывает щепки..."

... B ответ на ультиматум ЦК Зиновьев 20 ноября послал в ЦК и опубликовал в «Правде" письмо с готовностью "подчиниться дисциплине и воссоединиться с нашими старыми товарищами по борьбе». Каменев же был отстранен от председательствования во ВЦИК. Лишь через 3 недели Каменев и его группа подали заявление с попыткой вернуться в ЦК. Но в этом заявления они ничего не сказали о сделанных ими ошибках, и потому ЦК, по предложению Ленина, отказался возвратить их.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

I. Партия накануне Февральской революции

Партия в годы войны

Оценка политического момента Лениным

Разногласия среди большевиков в годы войны

Объединительные настроении

Состав организаций

II. Партия в февральско-мартовские дни

Роль партии в февральской революции

Оценка Февральской революции Лениным

Оценка положения Русским бюро ЦК

Линия ЦК и ПК после привода Каменева

Примиренчество в рядах большевиков

III. Апрельские тезисы Ленина и Апрельская конференция

Приезд Ленива в Россию и оценка момента

Каменевская оценка момента и задач партии

Борьба Каменева с Лениным

Петроградская и Всероссийская партийные конференции

Выработка новой партийной ориентировки

IV. Партия в период революционной мобилизации масс (май август)

Содержание периода

Апрельская демонстрация

Июньская демонстрация

Июльские дни

Дни корниловщины

Выработка новой тактики. VI съезд

V. Партия накануне Октября

Общие черты периода

Разногласия вокруг демократического совещания

Вопрос о подготовке и организации восстания

  1. Партия в Октябрьские дни

Организация восстания в оценка его Троцким

Разногласия в партии после Октября