Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 1160

От авторов сайта: Как тогдашняя "элита", проживающая на Украине (всякие кадеты, буржуи, монархисты и т.п.) описывают свои впечатления о 1917-1920 годах. Отношения к Февралю, отречению (если отречение Ники встретили как долгожданную неизбежность, то отречение Михаила оказалось неприятной неожиданностью), укранизации, большевикам, добровольцам, Антанте, немцам и т.д. Рассказы о войне между беляками, поляками, петлюровцами, махновцами и т.п.  показывают, что даже в случае волшебного исчезновения большевиков, гражданская война не прекратилась бы. Украинскую Директорию наиболее ярко описал ее руководитель - Винниченко. А как он охарактеризовал галичан )))), не каждый украинофоб так обрисует. Познавательна приведенная в конце книги "Летопись событий" на Украине за 1917-1920 г.г.

С. А. Алексеев

Революция на Украине

По мемуарам белых

1930

Читать книгу "Революция на Украине" в формате PDF

 

 

Отрывки из книги:

Содержание

А. А. Гольденвейзер. Из киевских воспоминаний

Д. И. Дорошенко. Война и революция на Украине

С. Сумский. Одиннадцать переворотов

Н. М. Могилянский. Трагедия Украины

А. И. Деникин. Гетманство и Директория на Украине

Г. Игренев. Екатеринославские воспоминания

А. С. Лукомский. Противосоветские организации на Украине и начало гетманства

В. И. Гурко. Политическое положение на Украине при гетмане

В. Мякотин. Из недалекого прошлого

И. Чериковер. Антисемитизм и погромы на Украине в период Центральной рады и гетмана

В. Винниченко. Из истории украинской революции

Арнольд Марголин. Украина и политика Антанты

Летопись событий революции и гражданской войны на Украине

Именной указатель

 

... Был издан и торжественно оглашен на Софийской площади «Универсал», в котором припоминались все преступления московской власти против Украины и который заканчивался призывом к украинскому народу сплотиться вокруг своего органа. Стали созываться украинские войсковые съезды, сначала воспрещенные, а затем в сознании своего бессилия дозволенные Керенским, на которых проповедь сепаратизма раздавалась все громче и громче. «Передайте Киевскому исполнительному комитету,—говорил на одном из таких съездов украинский эсер Ковалевский городскому голове Бурчаку, не впопад появившемуся с приветствием, — что украинский народ признает над собой только одну власть — Центральную раду»... А Исполнительному комитету не оставалось ничего иного, как молча все это выслушивать...

... Крестьянам внушалось, что Центральная рада защитит их от невыгодного общего передела земли с безземельными крестьянами севера. Их yастраивали против Временного правительства, требовавшего от них все новых и новых жертв и настаивавшего на выполнении всех старых повинностей. Им внушали мысль, что не Украина затеяла войну и что поэтому они не обязаны воевать.

Киевские большевики стояли на позиции Каменева - отсюда закономерный результат - власть взяла Центральная рада.

Украинская рада угрожала Временному правительству оголить фронт, отозвав украинские части, временщикам пришлось пойти на условия рады.

... И в тот же вечер, в присутствии Церетели и Терещенко и при участии Винниченко, мы занялись конструированием новорожденной автономной Украины и ее местного правительства. Помню тяжелое впечатление, которое произвело на меня то, с какой легкостью и быстротой «отвалили» Украине десяток губерний.

... Рано утром, по пути к вокзалу, я стал просматривать газету и увидел в ней сенсационное сообщение: Совет народных комиссаров, с самого начала не признававший власти Центральной рады и отделения Украины от России, прервал начатые с Радой переговоры и объявил ей войну.

... Из неукраинских национальностей политики Рады согласны были признавать еврейскую и польскую; «российская» же была под большим подозрением, так как уж слишком трудно было провести демаркационную черту между русскими и украинскими жителями Украины. Это было и небезопасно для украинцев. Не различая на Украине украинцев и «россиян», можно было всех жителей объявить украинцами. В деревне, как я уже упоминал, этот флаг имел большой успех, благодаря чему, например, на выборах во Всероссийское учредительное собрание украинцам удалось провести от нашего края почти исключительно депутатов своего национального блока. Но предоставлять коренному населению право национального самоопределения было все же небезопасно, особенно в городах: это привело бы к большому конфузу для украинцев. Поэтому украинские политики были с своей точки зрения совершенно правы, когда они после некоторых колебаний отказались от мысли создавать особое национальное меньшинство из граждан, причисляющих себя к русской национальности.

Оказывается проводились выборы в отдельное украинское Учредительное собрание, они провалились из-за неявки избирателей.

... Еще более тяжелый характер носили массовые репрессии против крестьян. Были образованы особые комиссии по возмещению убытков, причиненных в революционную эпоху землевладельцам. Установленные комиссиями суммы убытков безжалостно выколачивались у крестьян с применением начала круговой поруки. Деревня отвечала местными восстаниями, подавлявшимися с большой жестокостью.

... Единственное административное мероприятие, которое Директория успела не только декларировать, но и осуществить, было снятие всех имевшихся в городе русских вывесок и замена их украинскими. Центр тяжести приказа лежал не в том (как обычно бывает), чтобы каждый магазин имел обязательно украинскую вывеску, а в том, чтобы русские вывески были обязательно сняты. Русский язык не допускался даже наряду с украинским. Вывески же на иностранных языках не подлежали снятию.

... Время Директории вообще было для города Киева эпохой хулиганства раг ехсеliеnсе [отменного]. Из всех властей, которые царили над нами за эти пестрые четыре года, ни при одной не расцвели таким пышным цветом налеты, грабежи и вымогательства.

... Войска Директории оставили Киев заблаговременно и с преувеличенной поспешностью. Большевики были еще не близко и никак не могли вступить в город тотчас же после его эвакуации. Поэтому между уходом одних и приходом других образовался некоторой вакуум — период безвластия, когда никто нами не володел и никакого начальства в Киеве не было.

Период этот продолжался целую неделю.

... Что бы ни говорить о роли евреев в большевистском движении, изображение большевизма как национального еврейского движения, направленного против всего русского, есть не только клевета, но невежество и глупость. Большевизм не есть национальное движение; напротив, он уничтожает все национальные институты. Большевизм и не направлен специально ни против какой нации; среди его жертв наблюдается полное равноправие национальностей. И если Троцкий и Урицкий—евреи, то евреями же были Дора Каплан и Каннегиссер.

С первых же дней после ухода большевиков начались антиеврейские эксцессы.

... Подобно солдатской массе, крестьянство в свою очередь не кивнуло и пальцем в защиту Центральной рады, когда в январе 1918 года к Киеву подступили большевики.

... Легкость, с какой был осуществлен переворот, показывала, что в Великороссии для восприятия советско-коммунистического строя почва была достаточно подготовлена и сама по себе благоприятна. Далеко не то было на Украине. Элементы, готовые к принятию коммунизма, составляли здесь очень тонкую прослойку, и то лишь в крупных центрах, притом состояли преимущественно из людей неместных, пришлых. Крестьянин в огромной своей массе был настроен строго собственнически, как это было на Украине искони. А главное—здесь с весны 1917 года происходило национальное движение, в той или иной форме и степени находившее себе очень живой отклик в широких кругах населения. Это движение не умели использовать его официальные вожаки, а между тем представлялась полная возможность для Украины устоять против надвигавшейся волны большевизма и в национальном возрождении почерпнуть силы для здорового развития молодой государственности и нормального строительства жизни.

Знаменитая битва при Крутах с точки зрения киевского антисоветчика:

Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их — буквально на убой — навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве не державшие никогда в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих... Путь на Киев был теперь совершенно открыт. Говорят, инициатива отправления на видимую гибель нескольких сотен несчастной молодежи принадлежала военному министру Н. В. Поршу.

... Было что-то нездоровое во всем этом гайдамачестве, и оно было бы смешно и безвкусно, как всегда смешна и безвкусна бывает провинциальная оперетка, играющая для сбора «Короля Лира», если бы у персонажей этой оперетки не было настоящих винтовок, настоящей—не театральной—ненависти и злобы, продукта того разложения и опустошения, которые приносят с собой война и гражданская война.

... Но погромная идеология была не только продуктом разложения в гражданской войне. Надо прямо сказать, что в последовавшей затем резне повинны в полной мере и несут за это полную, моральную, если не юридическую ответственность, руководители и вожди «украинского освободительного движения», люди, все время уверяющие, что они—демократы и социалисты. Они сделали резню орудием своего «освобождения», и одни эпизод, случившийся как раз в эти дни, может служить тому примером.

... Зависимость Украины и полная подчиненность ее германской общей и экономической политике при гетмане не только не ослабли, но даже возросли. Национальный шовинизм и украинизация легли в основу программы и гетманского правительства. Сам гетман в официальных выступлениях торжественно провозглашал самостийность Украины на вечные времена и поносил Россию, «под игом которой Украина стонала в течение двух веков»... Кадетское министерство не отставало в шовинистических заявлениях и в прямых действиях: министр внутр. дел Кистяковский вводил закон об украинском подданстве и присяге; министр нар. просвещения Василенко приступил к массовому закрытию и насильственной украинизации учебных заведений; министр исповеданий Зеньковский готовил автокефалию украинской церкви... Все вместе в формах нелепых и оскорбительных рвали связь с русской культурой и государственностью.

... Украинский хаос как нельзя лучше характеризуется положением злосчастного Екатеринослава, о котором сводка к середине ноября сообщала: «Город разделен на пять районов. В верхней части укрепились добровольческие дружины; в районе городской думы — еврейская самооборона; далее — кольцом охватывают немцы; добровольцев, самооборону и немцев окружают петлюровцы и, наконец, весь город в кольце большевиков и махновцев».

Либерасты тех времен называли монархистов "правыми большевиками". Кстати, а почему для нынешних монархистов граф Келлер не главный герой? Один из немногих выступил против отречения. Всегда открыто выступал за "единую и неделимую", единственный остался верен однажды данной присяге, никуда не сбегал, монархических взглядов не скрывал, родиной не торговал. В то время, когда остальные "херои" бегли из Куева, он остался и погиб на киевских улицах. Хде памятники, памятные доски от блааааародных потомков РКМП? Нету? А почему? Неужели потому, что погиб не от рук большевиков?

...  Одесские осведомители указывали только упорно на тайную совместную деятельность некоторых немецких банков и крупных еврейских финансистов, поддерживавших украинское движение. Эта работа, видными участниками которой называли между прочими Марголина и Вольфзона, находилась в трагическом несоответствии с природой движения, с волной еврейских погромов, поднятой разлагавшимися войсками Директории и прокатившейся по Украине и Новороссии в феврале— марте 1919 г.

... И в первых числах февраля за подписью Петлюры, Швеца, Макаренко и Остапенко французскому командованию была направлена нота следующего приблизительно содержания:

«Директория, признавая сделанные ею ошибки, просит французское командование о помощи в борьбе против большевиков. Директория отдает себя под покровительство Франция и просит представителей Франции взять на себя руководство управлением Украины в областях военной, дипломатической, политической, финансовой, экономической и судебной в течение всего времени, пока будет продолжаться война с большевиками, и, наконец, Директория надеется, что Франция и другие державы Согласия проявят великодушие, когда после окончания борьбы с большевиками возникнут вопросы о территориях и нациях".

... Но прежде чем пришлось в этом убедиться, в Екатеринославе произошло еще одно сражение: бой между петлюровцами и австрийцами. Петлюровцы потребовали у стоявших в городе австрийских частей, чтобы они сдали оружие перед эвакуацией на родину. Немцы категорически отказались и с оружием в руках отстаивали свою воинскую честь. Ожесточенная ружейная и пулеметная стрельба длилась целые сутки. Среди мирных жителей было немало жертв. Победили конечно петлюровцы, ибо австрийцы только оборонялись: у них не было достаточно сильных стимулов для борьбы до конца. Сильное впечатление производило зрелище, как гайдамаки срывали погоны у австрийских офицеров. Гордые оккупаторы, союзники державы, едва не победившей всю Европу, склонялись перед толпой полупьяных украинских стрелков, представлявших совершенный нуль в военном отношении. Так повернулась к ним судьба. Вскоре после своего разоружения немцы исчезли. Тихо и незаметно вышли из Екатеринослава австрийские части, после своего позора не показывавшиеся больше на улицах. Их уход обыватель почувствовал только впоследствии, когда через неделю после их исчезновения на Екатеринослав напал Махно.

Обыватель из Екатеринослава описывает постоянные бои в городе ("опять власть меняется") и страшные разрушения - удивительно, кто и когда все восстановил? По утверждению автора, жертв среди мирных граждан было в разы больше, чем среди воюющих - инфа для тех, кто: "меня политика не интересует".

... Но вскоре обыватель ощутил некоторое облегчение, так как почувствовал организованную армию и твердую власть. По сравнению не только с махновцами, но и с петлюровцами, красноармейцы производили необычайно дисциплинированное впечатление. В общем первые дни прошли так спокойно, что население начало благословлять советский режим, положивший конец естественному состоянию.

... Держал себя Скоропадский с важностью и внешней пышностью, поскольку это дозволяли местные условия. Стремился он одновременно доказать свое «щирое» украинство между прочим усиленным восхвалением украинских знаменитостей—Шевченко и Мазепы — других не нашлось — и совершенно зря клеймя будто бы испытанный Украиной в течение двух с половиной веков русский гнет, без указаний, однако, в чем он состоял.

... Один из наблюдавших настроение крестьян в пункте, который впоследствии прославился рядом погромов, в м. Иванкове Киевской губ., передает следующую любопытную сцену: «В апреле 1918 г. местные украинские деятели устроили празднество в память Шевченко и пригласили также евреев принять участие. Евреи согласились, и в устроенной манифестации участие приняли еврейские обыватели во главе с раввином; кроме них шло всего человек 10 украинцев. Крестьяне отнеслись ко всей этой манифестации с насмешкой, освистали ее, издевались и назвали «жидовской манифестацией»... 4.

... Более открыто выступил тогда орган украинских эсдеков «Робитнича газета»: «Мы знаем, — писала она, — что безответственными лицами делаются попытки среди бессознательной массы представить большевистские события, как власть евреев, как еврейскую интригу. Мы должны самым энергичным образом протестовать против таких слухов и призвать к единению и сотрудничеству с еврейской демократией. Мы должны напомнить этим безответственным лицам, что отношение еврейских партии к большевизму было все время резко отрицательное».

... Эта-то бесконтрольность, самодержавность гражданской и военной власти была основной и изначальной нашей бедой. Это была наша и сознательная, и бессознательная контрреволюция, которая, пользуясь обстоятельствами, захватывала всю власть и оттесняла от нее революционные элементы, не допуская над собой их контроля ни в какой форме, особенно в форме советов.

Чем дальше, тем все больше и больше вся власть переходила в руки атаманов.

... Не зная иных способов борьбы с нежелательными явлениями, атаманщина и во всех сферах своей «политической» деятельности заботилась только о том, чтобы изменить вывески. Ее мещанской психике было не под силу понять то, что капитал и буржуазия говорят и пишут свои вывески на том языке, на каком к ним притекают деньги, что они охотно сами напишут вывески не только на украинском, но и на негритянском языке, когда заметят, что это помогает притоку денег, что покупатель хочет такой вывески. Но атаманщина не замечала, что сами обыватели-украинцы, несмотря на самое искреннее свое желание иметь украинскую власть, стонали и корчились от этого бессмысленного режима. Единственный ответ на все: карательная военная экспедиция на крестьян, на рабочих, на большевиков, на свои украинские партии, на обывателя, на газеты, на лозунги — решительно на все. И все это во имя украинской государственности!

... Украинцы же (все заграничные посольства, миссии, комиссии и т. п. учреждения) расходовали огромные деньги на помещение в европейских газетах статей, телеграмм и заметок, в которых Петлюра изображался в качестве «генералиссимуса» украинской армии, «национального героя», непоколебимого борца за свободу Украины. Его называли и «украинским Гарибальди» и «украинским Леонидом при Фермопилах» и кажется даже «украинским Наполеоном». Чтобы опровергнуть «поклепы» русских и польских врагов, доказывавших Антанте, будто Петлюра большевик и германофил, украинцы с азартом доказывали, что Петлюра вернейший слуга Антанты и наилучший защитник Европы от революции, что тайно он сдерживает своей грудью большевизм и не пускает его в антантовские страны.

На Украине же, противовес агитации большевиков и деникинцев, как партийная, так и не партийная, но патриотическая украинская мелкобуржуазная демократия всеми способами старалась разрисовать возможно более красивыми красками главного атамана, своего «рыцаря», «вождя», «непоколебимого борца, героя», «батьку» и т. п.

Таким образом, без всяких заслуг со стороны этого «лубочного героя» ему раздували популярность, как пузырь.

... Повстанческое движение обессиливало киевскую советскую власть, затрудняло ее экономическое положение и очень вредило ей в борьбе с организованными врагами.

Поэтому украинофильское течение стало все больше и больше одерживать верх как в Москве, так и в Киеве. В силу этого изменилось прежде всего отношение русских коммунистов к национально-украинской культуре. В том же направлении изменилось и отношение киевского советского правительства. Оно стало проявлять известную активность в деле развития украинской культуры, не ограничиваясь сухой принципиальной равноправностью, которая была на самом деле умыванием рук в отношении русификации. Появилась даже инициатива самой власти в направлении помощи развитию национальной культуры, особенно в школьном деле. Рассказы самих украинцев, работавших в киевских советских учреждениях, полны увлечения и даже восхищения перед методами и энергией коммунистов. Некоторые говорили, что за это короткое время (от перемены политики до ухода из Киева, т.е. за три-четыре месяца) коммунистами было сделано для украинской культуры столько, сколько не сделала бы за несколько лет Директория, и что условия работы в национально-культурной области были вне всякого сравнения лучше и продуктивнее, чем при чисто украинской власти. И это восхищение было настолько искренним, что люди, работавшие при киевской советской власти и бежавшие из Киева при занятии его Деникиным в Каменец, не могли уже жить в режиме атаманщины и изо всех сил снова рвались к большевикам.

Блин, для этих выкормышей до сих пор тайна: почему их всесильные боги - интервенты внезапно рванули из страны, бросив их "на растерзание большевикам". Почитайте Ленина, он сразу ответил на этот вопрос.

... Веря в ту силу гипноза, которая еще заключалась в то время для всего населения юга Украины в самом слове «Антанта», я умалял Фреданбера выступить от имени Франции или всей Антанты с печатным протестом и резким осуждением погромов  с указанием на то, что Украина компрометирует и клеймит себя пред всем миром этими варварскими изуверствами. Но последовал отказ, союзники не пожелали «вмешиваться во внутренние дела Украины»...