Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 132

От авторов сайта: люблю документы. Много документов, касающихся Ленина. Есть про Николая 2. Документы Временного правительства о расследовании июльских событий 1917 г. Документы большевиков на ту же тему. Про комиссаров КА: обязанности, обеспечение, права, организация.

Большевизация Петроградского гарнизона

Сборник материалов и документов

1932

Читать книгу "Большевизация Петроградского гарнизона" в формате PDF

 

 

Отрывки из книги:

... Следует напомнить, что только в Петрограде в февральские дни „пропало" свыше 40.000 винтовок. Эта цифра Главного артиллерийского управления и вряд ли особенно преувеличена.

... По словам распропагандированных нижних чинов на Рижском фронте в настоящее время имеется уже до 3000 нижних чинов, хорошо инструктированных представителями названного комитета. Нижние чины эти должны организовать революционные ячейки среди войсковых частей на фронте и убеждать людей в гибельности и бессмысленности затеянной правительством войны.

Отнюдь не все предали царя, полиция защищала его до конца, вплоть до войны с армией. В книге на стр. 23 список солдат только  одного батальона, попавших под пулеметный обстрел полиции.

... Список солдат запасного батальона гвардии Кексгольмского полка, снявших пулеметы с крыш и чердаков в революционные дни. 7 апреля 1917 г.

... Дознание о действиях офицеров Волынского полка, принимавших участие в подавлении революционного восстания.

... 9 мая нижеподписавшиеся к перечисленные лица показали: 26 февраля в воскресенье штабс-капитан барон Тизенгаузен, командуя 2-й пулеметной командой и занимая выход с малого Невского проспекта на Знаменскую площадь, около 2 часов дня, во время натиска толпы, со стороны малого Невского проспекта, приказывал людям стрелять в толпу, однако от этой стрельбы убитых не было. Позднее сам штабе капитан барон Тизенгаузен, по показанию рядового Зиновия Баранова, рядового Тихона Лихачева и рядового Ильи Беликова (все пулеметной команды) выхватил винтовку у одного из солдат учебной команды и, ставши на колено, стал стрелять и ранил барышню, стоявшую на Гончарной улице.

Далее по показанию рядового Степана Барышникова и ефрейтора Алексея Талапина, выводя свою команду со двора на улицу, ударил встретившегося ему мальчика необнаженной шашкой по голове и разбил в кровь голову этого мальчика. Рядовой Степан Прокуренко и ефрейтор Алексей Талапин показали, что одна женщина, желающая пройти с 1-й Рождественской ул. на Николаевский вокзал, настоятельно просила разрешения у шт.-капитана барона Тизенгаузена, чтобы он разрешил ей пройти, однако барон ей этого не дал, а на ее просьбы приказал рядовому Степану Прокуренко колоть эту женщину; приказание же это не было исполнено, тогда барон, выхвативши револьвер, хотел застрелить эту женщину, однако вмешательством одного случайно здесь оказавшегося офицера (постороннего) и усилиями Степана Прокуренко эта женщина была уведена, а офицер же этот был арестован и отведен в Северную гостиницу и там был связан.

... 1917 г. мая 17 дня, при опросе ефрейтора учебной команды Михаила Миронова, который показал, что 26 февраля в бытность его, Миронова, на Знаменской площади, штабс-капитан барон Тизенгаузен взял у меня винтовку и стрелял из нее в мальчика, танцующего на Гончарной улице, выстрелив в него до 8 патронов, но не убил. Больше показать ничего не имею. В чем и подписуюсь. Михаил Миронов.

... 1917 г. мая 17 дня, опросив младшего унтер-офицера Ефима Слизкоухого, который показал, что в бытность его при заставе на Знаменской площади, где прапорщик. Воронцов-Вельяминов заставлял подчиненных стрелять по публике, собравшейся на Знаменской плошали. Ослушникам грозил оружием и команда его подчиненными не исполнялась, после чего прапорщик Воронцов-Вельяминов вырвал у рядового Павлова винтовку и застрелил одну барышню и одного Георгиевского кавалера, которые просили хлеба. После чего об ослушании своих подчиненных доложил ту т же находившемуся батальонному командиру полковнику Висковскому и повел на Гончарную улицу, где, предупредив предварительно, что если и здесь не будете стрелять, то вы будете расстреляны. На улице действительно была публика, которая просила хлеба. Прапорщик Воронцов-Вельяхинов заставлял стрелять, и солдаты стреляли.

... 1917 г. мая 18 дня, опросив ефрейтора 1-й роты Степана Савинова, который показал, что 26 февраля при личном моем присутствии шт.-капитан барон Тизенгаузен на Знаменской площади из револьвера убил одного человека в штатском платье. Также бил сам рукояткой револьвера людей, проходивших чрез заставу на Знаменскую площадь.

... 1917 г. мая 18 дня, опросив ефрейтора 2-й роты Ивана Голкова, который показал, что в его присутствии барон Тизенгаузен на Знаменской площади ударил прикладом винтовки по голове женщину, проходившую по заставе, которая упала без сознания. Осталась ли жива женщина, это мне неизвестно.

 

О драках в армии на национальной почве между украинцами и великороссами стр. 55

... № 46

Из протокола заседания полкового комитета 2-го пулеметного Национального полка. 24 апреля 1917 г.

В виду нападок и травли на Ленина товарищ Кирюхин по постановлению 11-й роты предлагает устроить лекцию-митинг, на который пригласить тов. Ленина. Товарищ Коробейников, соглашаясь на устройство этого митинга, предлагает пригласить вместе .с Лениным Чернова и Чхеидзе.

Постановлено: устроить митинг приблизительно 29 апреля, на который поручить тов. Кирюхину пригласить Ленина, а тов. Коробейникову, Глацковскому и Васюкову пригласить В. М. Чернова и Н. С. Чехеидзе. Кроме того, просить через членов полкового комитета товарищей Коробейникова, Глацковского и Васюкова Исполнительный комитет дать для этого митинга помещение.

* (По подл., в фонде 2-го запасного пулеметного полка, св. 65, дело: .Книга протоколов полкового комитета", № 1, л. 62).

... № 156

ЦК большевиков об июльских днях

(Из доклада т. Сталина на II Петроградской партконференции)

Сталин от имени ЦК докладывает о том, что предпринято ЦК с 3 (16) июля.

Нашу партию, в особенности ЦК нашей партии, .обвиняют в том, что она не только вызвала, но и организовала выступление 3—4 (16—17) июля с целью вынудить Ц.И.К. взять власть в свои руки, а если не хотят, захватить ее самим. Обвинение оформлено только в той части, что мы являемся моральными подстрекателями выступления. Прежде всего я должен опровергнуть эти обвинения. 3 (16) июля два представителя пулеметного полка ворвались на заседание конференции и заявили о выступлении 1-го пулеметного полка.

Вы помните, как вы заявили делегатам, что члены партии не могут итти против постановления своей партии, и как рассердились представители полка и заявили, что они лучше выйдут из партии, но не пойдут против постановления полка. ЦК считал выступление при настоящем положении невыгодным, так как было ясно, что затеянное выступление есть авантюра, что солдаты, не зная, за какие цели их ведут, в наступление не пойдут. Мы хотели, чтобы удары за срыв выступления пали не на нас, а на истинных виновников этой авантюры. Но выступление началось. Пулеметчики разослали по заводам делегатов. Часам к 6 (вечера) мы стояли перед фактом выступления. Часов в 5 на заседании Ц.И.К. я официально от имени ЦК и конференции заявил, что мы решили не выступать. Обвинять нас после этого в организации выступления есть ложь, достойная наглых клеветников. Выступление разыгралось, имела ли партия право умыть руки в выступлении пролетариата и солдат и уйти в сторону? Мы учитывали возможность еще более серьезных результатов выступления, чем они есть налицо. Умыть руки мы не имели права; как партия пролетариата мы должны были вмешаться в его выступление и придать ему мирный и организованный характер, не задаваясь целью вооруженного захвата власти. Напомню вам аналогичные случаи из истории нашего рабочего движения. 9 (22) января 1905 г., когда Гапон вел массы, никто не отказывался итти за массой, хотя знали, что идут чорт знает куда. Теперь, когда движение шло не под лозунгами Гапона. а под нашими лозунгами, мы тем более не могли уйти от движения. Мы должны были вмешиваться как регулятор, как партия сдерживающая, чтобы охранить движение от возможных ужасов расправы. Меньшевики и эсеры претендуют на руководство рабочим движением, но они ушли от рабочих в этом их выступлении. Их нападки на пас изобличают в них полное непонимание обязанностей партии рабочего класса. По отношению к последнему выступлению рабочих они рассуждают, как люди, порвавшие с рабочим классом. Ночью Ц. К., П. К., военная организация решили вмешаться в это стихийное движение солдат и рабочих. Это решение делает нашей партии большую честь. Буржуазия организовала провокационные выстрелы, омрачившие ход мирной демонстрации. Меньшевики и эсеры, видя, что за нами идут 400.030 солдат и рабочих, что почва у них из-под ног ускользает, объявили наше выступление выступлением против Советов. Я утверждаю, что в день 4 (17) июля вечером, когда нас объявили изменниками революции, меньшевики и эсеры предали революцию, заключив союз с контрреволюцией. Нанося удары, они наносили удары себе, 5 (18) июля объявлено военное положение, организовали штаб и все передано военной клике. Мы, борясь за полновластие Советов, попали в положение вооруженного противника Советов. Создали такую картину: войска большевиков против войск Совета. Нам принимать бой при таком положении было бы безумным. Мы говорили им: ка-деты ушли, блокируйтесь с рабочими, пусть власть будет ответственна перед Советами, но они сделали вероломный шаг, они выставили против нас казаков, юнкеров и громил и некоторые полки, обманув их, что мы идем против Советов. Само собой разумеется, мы не могли принять при таких условиях боя, на который толкали нас меньшевики и эсеры, и решили не оказывать сопротивления. 5 (18) июля состоялись переговоры с Ц.И.К. в лице Либера. Либер поставил условия: мы снимаем броневые автомобили от дворца Кшесинской, матросы уезжают в Кронштадт; мы согласились на том условии, что Совет охраняет наши партийные организации от возможного разгрома. Либер от имени Ц.И.К. уверил, что наши условия будут Ц.И.К. исполнены, что дворец Кшесинской будет в нашем распоряжении до тех пор, пока нам не будет предоставлено постоянное помещение. Мы выполнили свои обещания. Броневые автомобили были сняты, кронштадтцы согласились уехать обратно, но только с оружием в руках. Ц.И.К. же ни одного своего обязательства не выполнил. 6 (19) июля Козьмин по телефону к (во дворец) Кшесинской передал требование, чтобы через 3—4 часа дворец Кшесинской и Петропавловская крепость были очищены, в противном случае Козьмин грозил двинуть вооруженные силы. ЦК решил всеми силами избегать кровопролития, ЦК делегировал меня в Петропавловскую крепость, где удалось уговорить присутствующих матросов не принимать боя, так как положение повернулось таким образом, что мы стоим против контрреволюции, против правого крыла демократии. В качестве представителя Ц.И.К. я еду с Богдановым к Козьмину. У него все готово к бою: артиллерия, кавалерия, пехота. Мы уговариваем его не применять вооруженной силы. Козьмин недоволен, что штатские своим вмешательством всегда ему мешают, и неохотно соглашается подчиниться настоянию Ц.И.К. Для меня очевидно, что правое крыло хотело крови, чтобы дать „урок" рабочим, солдатам и матросам. Мы помешали им выполнить их желание. Контрреволюция пошла в наступление: разгром „Правды" и „Труда", избиения и убийства наших товарищей, закрытие наших газет и т. п. Во главе' контрреволюции стоят  Ц.К. ка-детской партии, за ними военный штаб и лица командного состава армии—та буржуазия, которая хочет вести войну, наживаясь на ней. День за днем, час за часом, контрреволюция укреплялась. Каждый раз после вашего обращения в Ц.К. за разъяснениями мы убеждались, что он не в силах предотвратить эксцессы, что власть не (удержать) в руках клики, задающей тон контрреволюции. Министры летят, как куклы, Ц.И.К. хотят подменить чрезвычайным совещанием в Москве, на котором 280 членов Ц.И.К. потонут, как мухи в молоке. Ц.И.К., напуганный большевиками и контрреволюцией, заключает постыдный союз с контрреволюцией, удовлетворяя ее требования: выдача большевиков, арест Балтийской делегации, разоружение революционных солдат и рабочих. Устраивается все это очень просто: посредством провокационных выстрелов они создают повод и приступают к разоружению; так было с сестрорецкими рабочими, не принимавшими участия в выступлении. Первый признак всякой контрреволюции — разоружение рабочих и солдат. У нас черную контрреволюцию проделали руками Церетели и других (этих „министр-социалистов из Ц.И.Ка). В этом вся опасность для нас. „Правительство спасения революции" укрепляет революцию посредством удушения революции. Наша задача — собрать силы, укрепить существующие организации и удержать массу от преждевременного выступления. Контрреволюции выгодно нас сейчас на бой вызвать, но мы не должны поддаваться сейчас на провокацию и проявлять максимум революционной выдержки. Это общая тактическая линия Ц.К.

... № 341

Резолюция гарнизонного совета Петропавловской крепости

3 января 1918 г.

Узнав о том, что на представителей рабочей и крестьянской власти предполагается целый ряд покушений и ужена одного из народных вождей тов. Ленина поднялась преступная рука, гарнизонный совет Петропавловской крепости заявляет, что на всякий вызов он ответит борьбою, на террор ответит террором и террором самым беспощадным по отношению тех лиц и партий, кто отдельным убийством из-за угла думает убить социалистическую революцию. В борьбе с врагами советской власти мы не остановимся перед зверством, мы заявляем, что террористические акты против советской власти могут вызвать даже повторение сентябрьских убийств. Вместе с тем ставим на вид Центральному исполнительному комитету и Петроградскому Совету раб. и солд. деп. необходимость провозгласить кровавый террор по отношению к активным врагам нового строя — Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, ибо террор в обстановке, создавшейся после покушения, является единственным средством раз навсегда покончить с нашими врагами.

Приветствуем Совет народных комиссаров.

Да здравствует власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов,

 

СОДЕРЖАНИЕ

  1. КАНУН 1917 года
  2. Петербургский комитет большевиков и армии в 1916—1917 гг .
  3. Солдатские настроения перед Февральской революцией
  4. II. ПЕТРОГРАДСКИЙ ГАРНИЗОН ОТ ФЕВРАЛЯ ДО АПРЕЛЬСКИХ ДНЕЙ
  5. Гарнизон в февральские дни 1917 года
  6. Военная работа партии большевиков
  7. Борьба за создание солдатских комитетов
  8. Настроение петроградского гарнизона до апрельских дней

III. БОРЬБА ЗА СОЛДАТСКИЕ МАССЫ

  1. Апрельская манифестация
  2. ИЮЛЬСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ И НАСТУПЛЕНИЕ НА ФРОНТЕ
  3. Военная организация большевиков в мае—июне 1917 г.
  4. Борьба против декларации „бесправия"
  5. Предъиюньское настроение гарнизона
  6. Июньская демонстрация
  7. Наступление на фронте и петроградский гарнизон
  8. Петроградский гарнизон и кронштадтские моряки в июльском выступлении 1917 года
  9. К ОКТЯБРЮ
  10. Военная организация большевиков после июльских дней
  11. Гарнизон в борьбе с корниловщиной
  12. Рост большевизации гарнизона после корниловщины
  13. ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  14. Гарнизон перед Октябрем
  15. Солдатские массы в Октябрьской революции
  16. Организация сил контрреволюции
  17. Гарнизон в борьбе с Керенским — Красновым

VII. БОЛЬШЕВИКИ И АРМИЯ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ

  1. Гарнизон после Октября
  2. В борьбе за Красную армию.