Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 19

ПОЕЗДКА ЦАРЯ В ЕВРОПУ И НЕКОТОРЫХ ДЕПУТАТОВ ЧЕРНОСОТЕННОЙ ДУМЫ В АНГЛИЮ29

Полвека тому назад за Россией прочно укреплена была слава международного жандарма. Наше самодержавие в течение прошлого века сделало не мало для поддержки всяческой реакции в Европе и даже для прямого военного подавления революционных движений в соседних странах. Достаточно вспомнить хотя бы венгерский поход Николая I и неоднократные расправы с Польшей, чтобы понять, почему вожди международного социалистического пролетариата, начиная с 40-х годов, неоднократно указывали европейским рабочим и европейской демократии на царизм, как на главный оплот реакции во всем цивилизованном мире.

Революционное движение в России, начиная с последней трети XIX века, понемногу изменило это положение дела. Чем сильнее колебался царизм под ударами растущей революции в его собственной стране, тем слабее становился он в качестве врага свободы в Европе. Но в Европе вполне сложилась к этому времени международная реакция буржуазных правительств, видевших восстания пролетариата, сознавших неизбежность борьбы не на живот, а на смерть между трудом и капиталом и готовых приветствовать каких угодно авантюристов и разбойников на троне ради совместной борьбы против пролетариата. И когда в начале XX века японская война и революция 1905 года нанесли сильнейшие удары царизму, международная


ПОЕЗДКА ЦАРЯ В ЕВРОПУ И НЕКОТОРЫХ ДЕПУТАТОВ В АНГЛИЮ 53

буржуазия бросилась на помощь ему, поддержала его миллиардными займами, приложила все усилия для локализации революционного пожара, для восстановления «порядка» в России. Услуга за услугу. Царизм помогал не раз контрреволюционным буржуазным правительствам Европы во времена их борьбы с демократией. Теперь буржуазия Европы, ставшая контрреволюционной по отношению к пролетариату, помогла царизму в его борьбе с революцией.

Союзники празднуют победу. Николай Кровавый едет в Европу приветствовать монархов и президента французской республики. Монархи и президент неистовствуют и готовятся чествовать вождя черносотенной контрреволюции в России. Но победа далась этим благородным рыцарям черносотенной и буржуазной реакции не благодаря уничтожению их врага, а благодаря раздроблению его сил, благодаря неодновременному созреванию пролетариата в разных странах. Победа далась объединенным врагам рабочего класса ценою отсрочки решительной битвы, ценою расширения и углубления того источника, который — может быть, более медленно, чем мы бы того желали, но неуклонно — умножает число пролетариев, увеличивает их сплоченность, закаляет их в борьбе, приучает к операциям против объединенного врага. Этот источник — капитализм, разбудивший некогда патриархальную «вотчину» дворян Романовых и будящий теперь одно за другим азиатские государства.

Союзники празднуют победу. А каждое празднество Николая Кровавого и вождей буржуазных европейских правительств провожает, точно эхо, голос революционных рабочих масс. Мы задавили революцию, — восклицают Николай и Вильгельм, Эдуард и Фальер, протягивая друг другу руки под охраной густой сети солдат или длинного ряда военных судов. Мы свергнем вас всех вместе, — отвечает, как эхо, революция устами вождей сознательного пролетариата всех стран.

Николай Кровавый едет из России. Его провожают слова социал-демократического депутата черносотенной Думы, который провозглашает республиканские


54 В. И. ЛЕНИН

убеждения всех сознательных рабочих России и напоминает о неминуемом крахе монархии30. Николай едет в Швецию. Его чествуют во дворце. Его приветствуют солдаты и шпионы. Его встречает речь вождя шведских рабочих масс соц.-демократа Брантинга, который протестует против опозорения его страны визитом палача. Николай едет в Англию, во Францию, в Италию. Его готовятся чествовать короли и придворные, министры и полицейские. Его готовятся встретить рабочие массы: митингом протеста в Англии, демонстрацией народного негодования во Франции, всеобщей забастовкой в день омрачения страны его приездом в Италию. Социалистические депутаты всех этих трех стран — Торн в Англии, Жорес во Франции, Моргари в Италии — последовали уже призыву Международного социалистического бюро31 и заявили перед всем миром о той ненависти, о том презрении, с которыми относится рабочий класс к Николаю-Погромщику, к Николаю-Вешателю, к Николаю, давящему теперь персидский народ и наводняющему теперь русскими шпионами и провокаторами Францию.

Буржуазная, «солидная», пресса всех этих стран неистовствует от бешенства, не зная, какое еще подыскать ругательство против выступлений социалистов, как еще поддержать своих министров и президентов, которые обрывали социалистов за их речи. Но это бешенство не помогает, ибо нельзя заткнуть рта парламентским представителям пролетариата, нельзя помешать митингам в действительно конституционных странах, нельзя скрыть ни от себя, ни от других, что русский царь не смеет показаться ни в Лондоне, ни в Париже, ни в Риме.

Торжественное празднество вождей международной реакции, празднество по поводу подавления революции в России и Персии сорвано единодушным и мужественным протестом социалистического пролетариата всех европейских стран.

И на фоне этого протеста социалистов от Петербурга до Парижа и от Стокгольма до Рима, протеста против царского самодержавия, протеста во имя революции


ПОЕЗДКА ЦАРЯ В ЕВРОПУ И НЕКОТОРЫХ ДЕПУТАТОВ В АНГЛИЮ 55

и ее лозунгов, с особенной наглядностью вырисовывается презренное лакейство перед царизмом наших российских либералов. Несколько депутатов черносотенной Думы, начиная от умеренно-правых и кончая кадетами32, с председателем Думы во главе, гостят в Англии. Они гордятся тем, что представляют большинство Думы, ее истинный центр — без крайних правых и крайних левых. Они корчат из себя представителей «конституционной» России, они восхваляют «обновленный» строй и обожаемого монарха, «даровавшего народу» Думу. Они топорщатся и надуваются, как крыловская лягушка, изображая себя победителями черносотенной реакции, которая-де хочет отмены «конституции» в России. Вождь «конституционно-демократической» (не шутите!) партии г. Милюков провозгласил в своей речи за завтраком у лорд-мэра: «пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией Его Величества, а не Его Величеству» (телеграмма СПБ. агентства от 19 июня старого стиля). Орган октябристской партии «Голос Москвы»33 в передовой статье от 21 июня, носящей хлестаковское заглавие «Европа и обновленная Россия», горячо приветствует выступление лидера кадетов и заявляет, что его «умеренно-конституционная» речь «может быть, знаменует поворотный момент в кадетской политике, отказ от неудачной тактики делания оппозиции ради оппозиции».

Полицейская «Россия»34 (от 23-го июня) посвящает передовицу речи Милюкова и, воспроизведя «знаменитую» фразу об оппозиции Его Величества, заявляет: «г. Милюков взял на себя в Англии известное обязательство за русскую оппозицию и если он выполнит это обязательство, он окажет такую услугу родине, за которую ему простится не мало прежних прегрешений». Дослужились, гг. кадеты: «Вехи»35 вообще и Струве, в частности, одобрен Антонием Волынским, «владыкой» черносотенных изуверов; вождь партии Милюков одобрен полицейски-продажной газеткой. Дослужились!


56 В. И. ЛЕНИН

Нам остается только напомнить, что октябристскую природу кадетов мы разоблачали еще с 1906 года, когда трескучие думские «победы» кружили головы многим и многим корыстно-наивным и бескорыстно-наивным людям.

Нам остается напомнить, что суть обнаружившейся теперь особенно наглядно игры царизма в III Думе мы разоблачили более 20-ти месяцев тому назад, говоря в №№ 19— 20 «Пролетария» (ноябрь 1907 года) об итоге выборов в III Думу. В III Думе — говорили мы и говорила резолюция Всероссийской конференции РСДРП в ноябре 1907 года36 — возможны два большинства: черносотенно-октябристское и кадетско-октябристское и оба эти большинства — контрреволюционны. «Такое положение в Думе, — гласит тогдашняя резолюция СПБ. соц.-дем. организации (№ 19 «Пролетария») и резолюция III Всероссийской конференции РСДРП (№ 20 «Пролетария»), — чрезвычайно благоприятствует двойной политической игре и со стороны правительства и со стороны кадетов»*.

Эта характеристика положения подтвердилась теперь полностью, обнаружив недальновидность тех, кто готов был провозглашать паки и паки «поддержку» кадетов социал-демократами.

Кадеты воюют с октябристами не как принципиальные противники, а как конкуренты. Нужно «завоевывать» избирателя — мы провозглашаем себя партией «народной свободы». Нужно доказать свою «солидность» — мы двигаем в III Думе Маклаковых, мы заявляем перед Европой через Милюкова, что мы «оппозиция Его Величества». А верному слуге черносотенного царизма, Столыпину, только того и надо. Пусть черносотенная царская шайка на деле хозяйничает в стране вовсю, пусть она и только она решает все действительно важные вопросы политики. А октябристско-кадетское большинство «нам» нужно для игры, для «представительства» в Европе, для облегчения добывания займов, для «исправления» крайностей

__________

* См. Сочинения, 5 изд., том 16, стр. 136, 172. Ред.


ПОЕЗДКА ЦАРЯ В ЕВРОПУ И НЕКОТОРЫХ ДЕПУТАТОВ В АНГЛИЮ 57

черной сотни, для надувания простаков «реформами»,.. исправляемыми Государственным советом.

Его Величество знает свою оппозицию. Оппозиция кадетов знает своего Столыпина и своего Николая. И наши либералы и наши министры без труда переняли нехитрую науку европейского парламентского лицемерия и надувательства. И те и другие успешно учатся приемам европейской буржуазной реакции.

И тем и другим объявляет неуклонную революционную войну социалистический пролетариат России, сплачивающийся все теснее с социалистическим пролетариатом всего мира.

«Пролетарий» № 46, 11 (24) июля 1909 г.

Печатается по тексту газеты «Пролетарий»