Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 19

ЮБИЛЕЙНОМУ НОМЕРУ «ΖΙΗΝΑ»121

Когда делегированный Центральным Комитетом социал-демократии Латышского края товарищ122 на пленарном заседании Центрального Комитета РСДРП делал отчет о состоянии работы в социал-демократии Латышского края (этот отчет вкратце был изложен в № 12 Центрального Органа нашей партии), у нас осталось впечатление об особенно «нормальном», безболезненном развитии латышской социал-демократии в переживаемое нами тяжелое время. Это впечатление было создано тем, что социал-демократия Латышского края, будучи по своему составу наиболее пролетарской и руководимая преимущественно самими рабочими, уже совершила требуемый объективными обстоятельствами переход к выработке особой тактики и разрешению организационных задач затянувшегося периода контрреволюции. Во время революции латышский пролетариат и латышская социал-демократия занимали одно из первых, наиболее видных мест в борьбе против самодержавия и всех сил старого строя. Небезынтересно, между прочим, отметить, что официальная статистика стачек за 1905 год (изданная министерством торговли и промышленности)123 показывает, что Лифляндская губерния стоит на первом месте по настойчивости пролетарской стачечной борьбы. В 1905 г. в Лифляндской губернии насчитывалось всего 53 917 фабрично-заводских рабочих, а число стачечников — 268 567, т. е. почти в пять раз (4,98 раза) больше!


306 В. И. ЛЕНИН

Каждый фабрично-заводской рабочий в Лифляндской губ. бастовал в среднем 5 раз в этом году. За Лифляндской губ. следует Бакинская губ., где каждый фабрично-заводской рабочий бастовал 4,56 раза, Тифлисская губерния — 4,49 раза, Петроковская губерния — 4,38 раза и Петербургская — 4,19. В Московской губ. в 1905 г. бастовавших рабочих числилось 276 563, то есть немного больше, чем в Лифляндской губ., в то время как общее количество фабрично-заводских рабочих в Московской губ. в 5 раз больше, чем в Лифляндской губ. (285 769 против 53 917). Из этого видно, насколько сознательнее, единодушнее и революционнее выступал латышский пролетариат. Но известно также, что его руководящая роль авангарда в наступлении на абсолютизм не ограничивалась забастовочной борьбой: он шел в авангарде вооруженного восстания, он больше всех содействовал поднятию движения на наивысшую ступень, то есть на ступень восстания. Он больше, чем кто-либо другой, втянул в великую революционную борьбу против царизма и помещиков латышский сельскохозяйственный пролетариат и латышское крестьянство.

Будучи одним из передовых отрядов российской социал-демократии во время революции, латышская рабочая партия оказалась впереди и в тяжелый период контрреволюции. Из упомянутого выше отчета нам стало известно, что у латышской социал-демократии не народилось особого течения ни от увлечения революционной фразой (вроде наших «отзовистов»), ни от увлечения легальными возможностями (вроде наших ликвидаторов, которые отрицают нелегальную партию, махают рукой на задачи восстановления и укрепления РСДРП). Латышские социал-демократические рабочие сумели поставить работу по использованию всяческих легальных возможностей: легальных союзов, различных рабочих обществ, думской трибуны и т. д.; причем они ничуть не «ликвидировали» нелегальную, революционную социал-демократическую партию, а, наоборот, сохранили везде партийные нелегальные рабочие ячейки, которые будут защищать и развивать тради-


ЮБИЛЕЙНОМУ НОМЕРУ «ΖΙΗΝΑ» 307

ции великой революционной борьбы, настойчиво и неуклонно подготовляя все более и более широкие и сознательные массы борцов из молодых поколений рабочего класса.

Несомненно, что среди тех причин, которыми объясняются успехи латышской социал-демократии, необходимо поставить на первое место более высокую ступень развития капитализма как в городе, так и в деревне, большую ясность и определенность классовых противоречий, обострение их национальным гнетом, концентрацию латышского населения и более высокую ступень его культурного развития. Во всех этих отношениях обстановка, при которой приходится развиваться и действовать русскому рабочему классу, значительно менее развита. Эта неразвитость и порождает теперь более острый кризис в русской части РСДРП. Мелкобуржуазная интеллигенция в нашем движении играет большую роль, принося вместе с плюсами и минусы: вместе с разработкой вопросов теории и тактики она приносит «разработку» каждого отклонения от социал-демократического пути в особое «направление», как, например, «отзовизм» и «ликвидаторство».

Мы позволяем себе высказать надежду, что латышская социал-демократия, которая имеет полное основание гордиться своими успехами, не будет столь надменной, что махнет рукою на эти больные вопросы РСДРП.

Чем сознательнее пролетариат, тем яснее представляет он себе свои социал-демократические цели, тем энергичнее борется он против всяких мелкобуржуазных извращений в рабочем движении, тем более заботится он об освобождении своих менее развитых товарищей рабочих от влияния мелкобуржуазного оппортунизма.

Ликвидаторское направление в РСДРП есть продукт российских мелкобуржуазных отношений. Либеральная буржуазия вся становится против революции, отказывается от нее, проклинает тактику 1905 г., которая, мол, «кровава и бесплодна», пресмыкается перед власть имущими, призывает народ держаться


308 В. И. ЛЕНИН

только одних методов легальной борьбы. И находящаяся в нашей партии мелкобуржуазная интеллигенция поддается влиянию контрреволюционного либерализма. Издается история революции в пяти томах («Общественное движение в России в начале XX века», под редакцией Маслова, Мартова и Потресова), и в этой истории фактически пропагандируется учение ренегатов, что пролетариат «переоценил» свои силы, «недооценил» силы буржуазии и т. д. На самом деле массы пролетариата недооценили предательство буржуазии, переоценили силы буржуазии в борьбе за свободу, недооценили своих собственных сил, — сил наступления миллионов угнетенных и эксплуатируемых.

Издаются легальные журналы («Наша Заря» и «Возрождение»), в которых проповедуется, что восстановление и укрепление нелегальной партии, нашей старой, испытанной годами РСДРП, есть «реакционная утопия». В нелегальном меньшевистском органе — «Голосе Социал-Демократа» — защищаются тому подобные господа и провозглашается лозунг: «борьба за легальность». Один из наиболее видных вождей меньшевизма, Плеханов, выходит из редакции и из состава сотрудников всех этих изданий, объявляя им войну и призывая меньшевиков-партийцев поддерживать и укреплять революционную, нелегальную партию пролетариата — РСДРП.

Таким образом, наша партия вступила в решающий бой против групп независимых легалистов, которые (т. е. легалисты) неправильно именуют себя социал-демократами. В действительности же они разрушают дело социал-демократов, разрушают социал-демократическую организацию рабочего класса, разменивают ее на бесформенные легальные группы, которые не имеют никаких принципов и которые фактически делают рабочий класс зависимым от либеральной идеологии и либерального политического руководства.

Лет десять тому назад наша партия провела борьбу против так называемого «экономизма», который весьма родственен теперешнему «ликвидаторству». Теперь борьба труднее, поскольку все силы контрреволюции —


ЮБИЛЕЙНОМУ НОМЕРУ «ΖΙΗΝΑ» 309

не только старой, но и новой (современной), либерально-буржуазной контрреволюции — направлены на то, чтобы уничтожить в пролетариате традиции 1905 г., чтобы уничтожить его нелегальную социал-демократическую партию. Но рабочий класс, который умел быть вождем в революции 1905 г., несомненно, преодолеет все эти отклонения от социал-демократического пути. До революции 1905 г. социал-демократы работали 20 лет в совершенно нелегальных кружках и построили партию, которая ведет миллионы на штурм самодержавия. После революции мы можем — и, следовательно, мы должны — не только продолжать работу нелегальных ячеек, но в десятки раз ее усилить, окружать эти ячейки густою сетью легальных организаций, использовать для нашей агитации трибуну черной Думы, внедрять в рабочие массы уроки, полученные в революционной борьбе, и создать социал-демократическую партию, которая поведет десятки миллионов на новый штурм самодержавия.

Напечатано в июле 1910 г. в газете «Zinna» №100
Подпись: Η. Ленин

Печатается по тексту газеты
Перевод с латышского