Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 24

«ОТВЕТСТВЕННАЯ ОППОЗИЦИЯ» И УЧАСТИЕ К.-Д. В СОВЕЩАНИИ ПЕРВОГО МАРТА

Газеты много уже говорили по поводу совещания представителей правительства с некоторыми депутатами Думы первого марта. Но значение этого совещания с точки зрения положения и задач «оппозиции» в Думе освещено далеко недостаточно.

Припомним, что как раз перед первым марта в целом ряде органов либеральной печати, и в Петербурге, и в Москве, и в провинции, поднят был и усиленно обсуждался общий вопрос о мертвом затишье в Думе, о бессилии и безжизненности ее, о бегстве депутатов из Думы, о задачах оппозиции и т. д.

Как раз перед первым марта виднейшие вожди «конституционно-демократической» партии, гг. Милюков и Шингарев, выступали в печати обеих столиц и против г-на Струве за его призывы к «оздоровлению власти» и против правого кадета В. Маклакова за его «пессимистически-оптимистические» призывы к соглашению с октябристами. Как раз перед первым марта г. Милюков изо всех сил старался показать себя противником «вехизма», т. е. последовательных и откровенных идей контрреволюционного либерализма.

Состав и характер совещания первого марта еще и еще раз доказали, что все эти оговорочки вождей партии к.-д. против Струве и В. Маклакова, все эти усилия изобразить себя «левее» названных политиков — одно лицемерие и обман демократии. На деле торжествовала на этом совещании именно политика «вехи-


«ОТВЕТСТВ. ОППОЗИЦИЯ» И УЧАСТИЕ К.-Д. В СОВЕЩАНИИ 373

стов» среди либералов, именно политика гг. Струве и В. Маклакова, а не официальных вождей и дипломатов к.-д. партии, гг. Милюкова, Шингарева и Ко.

Участвовали в совещании только представители правительственных партий и либерально-буржуазной оппозиции, — ни социал-демократы, ни трудовики (буржуазная демократия) не были приглашены (будто бы потому, что они «принципиальные антимилитаристы и голосуют всегда против всех военных кредитов», а на деле — по нежеланию получить мотивированный и публичный отказ, который был обеспечен по крайней мере со стороны социал-демократов).

Когда депутаты оппозиции, — по высоко-официальному сообщению «Речи» — «сделали попытку возбудить вопрос и о нашей внутренней политике», им было заявлено, что речь должна идти только о военных кредитах и что «в настоящем совещании представители правительства не считают возможным выступать с объяснениями по вопросам внутренней политики».

«Тем не менее, — писала «Речь», — некоторые депутаты, в том числе И. Н. Ефремов, А. И. Шингарев и другие, затрагивали в своих речах вопросы и о нашем внутреннем положении».

Тем более — придется сказать по поводу этого заявления — неуместна, смешна, нелепа и недостойна была роль кадетских, конституционно-демократических депутатов. Если бы партия их называлась умеренной либерально-монархической партией, — т. е. носила название, правильно выражающее классовую сущность и действительную политическую природу, — то тогда поведение депутатов к.-д. было бы партийно-нормально! Но людям, которые хотят, чтобы их считали демократами, людям, из которых даже наиболее правые, вроде В. Маклакова, объявляют публично, что они утратили веру «в возможность найти выход из тупика без революционных взрывов и катастроф» (именно так излагал взгляды В. Маклакова сам г. Шингарев в № 55 «Речи» 26 февраля, — в том же духе писал сам г. Милюков в номере от 25 февраля), — таким людям участие


374 В. И. ЛЕНИН

в совещании с правыми и октябристами наносило публичную пощечину.

Господа к.-д. сами нанесли себе пощечину. Они публично отрекались — своим участием — от своих слов насчет «утраты веры». Они публично демонстрировали свою готовность доказать живость своей веры, равносильную готовности служить и прислуживать.

Ибо — кто другой, а кадеты-то уж превосходно понимают и связь неразрывную внутренней политики с внешней и значение «ассигновки» кредитов...

«Путь Правды» № 36, 14 марта 1914 г.

Печатается по тексту газеты «Путь Правды»