Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 31

О ЗАДАЧАХ РСДРП В РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ41

АВТОРЕФЕРАТ

Реферат Ленина, продолжавшийся 2 1/2 часа, состоял из двух частей. В первой части Ленин дал очерк тех исторических условий, которые могли и должны были породить такое «чудо», как падение царской монархии в 8 дней. Главное место среди этих условий занимает «великий мятеж» 1905—1907 годов, столь поносимый теперешними господами положения, Гучковыми и Милюковыми, которые в восторге от «славной революции» 1917 года. Но если бы действительно глубокая революция 1905 года не «взрыла почвы», не показала друг другу в действии все классы и партии, не обнажила царской шайки во всей ее дикости и зверстве, то быстрая победа 1917 г. не была бы возможна.

Совершенно исключительное сочетание условий позволило в 1917 г. объединить удары против царизма, направляемые самыми разнородными общественными силами. Во-1-х, англо-французский финансовый капитал, больше всего господствующий над всем миром и грабящий весь мир, в 1905 г. был против революции и помог царизму (заем 1906 года) задушить ее. Теперь он участвовал непосредственно в революции самым активным образом, организуя прямой заговор гг. Гучковых, Милюковых, части верхнего командного состава армии для смещения Николая II или принуждения его пойти на уступки. С точки зрения мировой политики и всемирного финансового капитала, правительство Гучкова-Милюкова просто приказчики банковой фирмы:


О ЗАДАЧАХ РСДРП В РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 73

«Англия и Франция», орудия продолжения империалистской бойни народов. Во-2-х, поражения царской монархии смели старый командный состав армии и заменили его новым, молодым, буржуазным. В-3-х, вся русская буржуазия, которая усиленно организовалась с 1905 по 1914 г. и еще быстрее с 1914 по 1917, объединилась с помещиками в борьбе против сгнившей царской монархии, желая обогатиться грабежом Армении, Константинополя, Галиции и пр. В-4-х, к этим силам империалистского характера прибавилось глубокое и могучее пролетарское движение. Пролетариат делал революцию, требуя мира, хлеба и свободы, не имея ничего общего с империалистской буржуазией, и он повел за собой большинство армии, состоящее из рабочих и крестьян. Превращение империалистской войны в войну гражданскую началось.

Отсюда основное противоречие данной революции, делающее из нее лишь первый этап первой революции, рожденной войною. Гучковско-милюковское, помещичье и капиталистическое правительство не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы. Это — правительство продолжения разбойничьей войны, объявившее прямо, что оно верно международным договорам царизма, а договоры эти — сплошь грабительские. Это правительство сможет в лучшем для него случае оттянуть кризис, но избавить страну от голода не сможет. Оно не может дать и свободы, как бы много «обещаний» (обещания дешевы) оно ни давало, ибо оно связано интересами помещичьего землевладения и капитала, оно сразу начало сделки с династией для восстановления монархии.

Всего глупее поэтому тактика «поддержки» нового правительства в интересах будто бы «борьбы с реакцией». Для такой борьбы нужно вооружение пролетариата — единственная серьезная, реальная гарантия и против царизма и против стремления Гучковых и Милюковых восстановить монархию.

Прав поэтому депутат Скобелев, сказавший, что Россия «накануне второй, настоящей (wirklich), революции».


74 В. И. ЛЕНИН

И народная организация для этой революции есть и растет. Это — Совет рабочих и солдатских депутатов, который недаром поносят агенты англо-французского капитала, корреспонденты «Times» и «Le Temps».

Изучая имеющиеся в газетах сведения о Совете рабочих депутатов, Ленин пришел к выводу, что в нем есть три течения. Первое — ближе всего к социал-патриотам. Оно выражает доверие Керенскому, герою фразы, пешке в руках Гучкова и Милюкова, худшему представителю «луиблановщины»42, который кормит рабочих пустыми обещаниями, говорит звонкие фразы в духе европейских социал-патриотов и социал-пацифистов à la Каутский и К0, а на деле «примиряет» рабочих с продолжением разбойничьей войны. Устами Керенского империалистская буржуазия России говорит рабочим: мы дадим тебе республику, 8-часовой рабочий день (он уже введен в Петербурге), обещаем свободы — все ради того, чтобы ты помог нам ограбить Турцию, Австрию, отнять у немецкого империализма его добычу, удержать добычу англофранцузского империализма.

Второе направление — ЦК нашей Российской социал-демократической рабочей партии. В газетах напечатано извлечение (Auszug) из «Манифеста» нашего Центрального Комитета. Манифест вышел в СПБ. 18/III. Он провозглашает требования демократической республики, 8-часового рабочего дня, конфискации помещичьих земель в пользу крестьян, конфискации хлебных запасов, немедленного начала переговоров о мире не правительством Гучкова и Милюкова, а Советом рабочих и солдатских депутатов. Этот Совет, для Манифеста, есть настоящее революционное правительство. (Ленин добавил, что и корреспондент «Times» говорит о двух правительствах в России.) Переговоры о немедленном мире должны вестись не с буржуазными правительствами, а с пролетариями всех воюющих стран. Манифест зовет всех рабочих, крестьян и солдат выбирать делегатов в Совет рабочих депутатов.

Такова единственная действительно социалистическая, действительно революционная тактика.


О ЗАДАЧАХ РСДРП В РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 75

Третье направление — Чхеидзе и его друзей. Они колеблются, что явно отражается в отзывах «Times» и «Le Temps», то хвалящих, то бранящих Чхеидзе. Когда Чхеидзе отказался войти во 2-ое Временное правительство, когда он объявил войну империалистской с обеих сторон и т. п., он вел пролетарскую политику. Когда Чхеидзе входил в 1-ое Временное правительство («Думский комитет»), когда он в § 3 своего воззвания требовал «ausreichende Teilnahme der Vertreter der russischen Arbeiterschaft an der Regierung» (участие интернационалистов в правительстве империалистской войны!!), когда он (и Скобелев) это империалистское правительство звал к началу переговоров о мире (вместо разъяснения рабочим той истины, что буржуазия связана по рукам и ногам интересами финансового капитала, не могущего избавиться от империализма), когда друзья Чхеидзе, Туляков и Скобелев, по поручению правительства Гучкова и Милюкова ездят «успокаивать» солдат, восстающих против либеральных генералов (убийство Непенина (Admiral Nepenin), оплакиваемое даже немецкими империалистами!!) — тогда Чхеидзе и его друзья впадают в худшую «луиблановщину», ведут политику буржуазии, вредят делу революции.

Ленин напал также на социал-пацифистское воззвание Горького и выразил сожаление, что великий художник берется за политику, повторяя предрассудки мелкой буржуазии.

Во 2-ой части Ленин поставил своей задачей показать, какова должна быть тактика пролетариата. Он обрисовал своеобразие исторической ситуации данного момента, как момента перехода от первого этапа революции ко второму, от восстания против царизма к восстанию против буржуазии, против империалистской войны или к Конвенту, коим может сделаться Учредительное собрание, если правительство исполнит свое «обещание» созвать его.

Специальная задача момента, соответствующая этому переходному состоянию, есть организация пролетариата. Но не шаблонная организация, которой довольствуются изменники социализма, социал-патриоты и


76 В. И. ЛЕНИН

оппортунисты всех стран, а также каутскианцы, а революционная организация. Эта организация должна быть, Во-1-х, всенародной; во-2-х, соединять военные и государственные функции.

Оппортунисты, господствовавшие во II Интернационале, исказили учение Маркса и Энгельса о государстве революционного периода. Каутский в своей полемике с Паннекуком (1912) тоже покинул точку зрения Маркса43. Маркс учил, учась из опыта Коммуны 1871 г., что рабочий класс «die Arbeiterklasse nicht die fertige Staatsmaschine einfach in Besitz nehmen und sie für ihre eigene Zwecke in Bewegung setzen kann». Das Proletariat soll (muß?) diese Maschine (Armee, Polizei, Bureaukratie) zerbrechen44. Das ist, was die Opportunisten (Sozialpatrioten) und Kautskianer (Sozialpazifisten) entweder bestreiten oder vertuschen. Das ist die wichtigste praktische Lehre der Pariser Kommune und der russischen Revolution von 1905.

Wir unterscheiden uns von den Anarchisten dadurch, daß wir die Notwendigkeit des Staates für die revolutionäre Umwälzung anerkennen. Wir unterscheiden uns aber von den Opportunisten und Kautskianer dadurch, daß wir sagen: wir brauchen nicht die «fertige» Staatsmaschinerie, wie sie in den demokratischsten bürgerlichen Republiken existiert, sondern unmittelbare Macht bewaffneter und organisierter Arbeiter. Das ist der Staat, den wir brauchen. Das sind, ihrem Wesen nach, die Kommune von 1871, und die Arbeiterdelegiertenräte von 1905 und 1917. Auf diesem Fundament müssen wir weiter bauen* . Не дать восстановить полиции! Создать

________

*— «Рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и заставить ее служить его собственным целям». Пролетариат должен разбить эту машину (армию, полицию, бюрократию). Это — то, что оппортунисты (социал-патриоты) и каутскианцы (социал-пацифисты) или оспаривают или затушевывают. Это важнейший практический урок Парижской Коммуны и русской революции 1905 года.

Мы отличаемся от анархистов тем, что признаем необходимость государства для совершения революционного переворота. Но мы отличаемся от оппортунистов и каутскианцев тем, что говорим: нам требуется не «готовая» государственная машина, как она существует в самых демократических буржуазных республиках, а непосредственная власть вооруженных и организованных рабочих. Это το государство, какое нам требуется. Таким государством по существу была Коммуна 1871 г. и Советы рабочих депутатов 1905 и 1917 годов. На этом фундаменте мы должны строить дальше. Ред.


О ЗАДАЧАХ РСДРП В РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 77

из народной милиции действительно всенародную, руководимую пролетариатом, милицию, «наше государство», с тем, чтобы капиталисты платили рабочим за дни, посвящаемые службе в милиции. Дополнить «чудеса пролетарского героизма», которые пролетариат проявил вчера в борьбе с царизмом и проявит завтра в борьбе с Гучковыми-Милюковыми, «чудесами пролетарской организованности». Вот лозунг момента! Вот залог успеха!

На этот путь толкают рабочих объективные условия: голод, необходимость распределять хлеб, неизбежность «Zivildienstpflicht»*, необходимость добиться мира. Наши условия мира — говорил Ленин — такие: 1) Совет рабочих депутатов, как революционное правительство, заявил бы тотчас, что никакими договорами ни царизма ни буржуазии он не связан; 2) он опубликовал бы тотчас эти подлые, грабительские договоры; 3) он открыто предложил бы всем воюющим перемирие тотчас; 4) он предложил бы мир на условии освобождения всех колоний и всех неполноправных народов; 5) он заявил бы, что не доверяет буржуазным правительствам и зовет рабочих всех стран свергнуть их; 6) он заявил бы, что долги на войну заключала буржуазия и пусть капиталисты платят их.

Вот та политика, которая привлекла бы на сторону Совета рабочих депутатов большинство и рабочих и беднейших крестьян. Конфискация помещичьих земель была бы обеспечена. Это не был бы еще социализм. Это была бы победа рабочих и беднейших крестьян, обеспечивающая мир, свободу, хлеб. За такие условия мира и мы согласны вести революционную войну! Ленин напомнил, что в «Социал-Демократе» № 47 (от 13.X.1915) было уже заявлено, что от революционной войны такого рода не зарекается социал-демократия**. Помощь социалистического пролетариата всех стран

_________

*— «обязанности гражданской службы». Ред.

** См. Сочинения, 5 изд., том 27, стр. 50—51. Ред.


78 В. И. ЛЕНИН

была бы обеспечена. Подлые призывы социал-патриотов (вроде позорного письма Геда: «Сначала победа, потом республика») разлетелись бы, как дым.

Да здравствует русская революция! — закончил референт. — Да здравствует начавшаяся всемирная рабочая революция!

Написано 16 или 17 (29 или 30) марта 1917 г.

Напечатано 31 марта и 2 апреля 1917 г. в газете «Volksrecht» №№ 77 и 78

На русском языке впервые напечатано в 1929 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 10

Печатается по рукописи