Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 40

РЕЧЬ НА IV КОНФЕРЕНЦИИ ГУБЕРНСКИХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ КОМИССИЙ52
6 ФЕВРАЛЯ 1920 г.

Товарищи, вам придется вести теперь работу в условиях перехода к новой полосе деятельности Советской России. Вы, конечно, все знаете, что эти условия переходного времени вызваны одинаково и международными и внутренними условиями, т. е., вернее, переменой положения, как международного, так и внутреннего фронта, которое произошло за последнее время.

Коренное изменение состоит в том, что главные силы белогвардейской контрреволюции сломаны после поражения Юденича и Колчака и после победы над Деникиным. Хотя в этом отношении надо быть осторожным, так как в последнее время произошла заминка под Ростовом, в Новочеркасске, что создает опасность, что Деникин может оправиться. Но тем не менее основные победы создают новое положение. Ясно, что буржуазия не может уже серьезно рассчитывать на поворот в ее пользу, и это тем яснее, что международное положение также очень изменилось, так изменилось, что Антанта была вынуждена снять блокаду. Нам удалось заключить мир с Эстонией. В этом отношении мы достигли основного успеха, что очень укрепило наше положение и, по всей вероятности, мы добьемся мира со всеми остальными окраинными государствами, а тогда никакое нашествие Антанты практически не будет возможно.

Таким образом, первый острый момент борьбы с контрреволюцией, с белогвардейской вооруженной силой как скрытой, так и явной, этот первый острый


114 В. И. ЛЕНИН

период, по-видимому, проходит. Но более чем вероятно, что попытки тех или иных контрреволюционных движений и восстаний будут повторяться и, кроме того, опыт русского революционного движения показывает, что попытки чисто террористического свойства часто сопровождаются массовой вооруженной борьбой и поэтому естественно ожидать, что офицерская вооруженная контрреволюционная сила, которая представляет собой элемент едва ли не наиболее привыкший к владению оружием и употреблению его, надо ожидать, что она не откажется от употребления этого оружия в свою пользу.

Так что, хотя по инициативе т. Дзержинского после взятия Ростова и была отменена смертная казнь, но в самом начале делалась оговорка, что мы нисколько не закрываем глаза на возможность восстановления расстрелов. Для нас этот вопрос определяется целесообразностью. Само собой разумеется, что Советская власть сохранять смертную казнь дольше, чем это вызывается необходимостью, не будет, и в этом отношении отменой смертной казни Советская власть сделала такой шаг, который не делала ни одна демократическая власть ни в одной буржуазной республике.

Вы знаете, что значительное большинство рабочих и крестьян всех окраинных местностей, которые были под игом белогвардейцев, чем больше они там были, тем прочнее перешли на нашу сторону. И поэтому мы знаем, что все попытки буржуазии заранее осуждены на неуспех. Но что эти попытки могут быть, это мы наблюдали за два года на практике Советской власти. Мы видели, как десятки тысяч офицерства, помещичьего элемента шли на какие угодно преступления, заключали договоры о взрыве мостов с агентами империалистических иностранных держав. И мы говорим, что такого рода попытки не прекратятся. Учитывая новое общегосударственное положение, мы тем не менее безусловно должны остаться на страже и помнить, что период вооруженной борьбы в большом историческом масштабе хотя и оканчивается, но это ни в каком случае не исключает того, что мы должны быть наготове.


РЕЧЬ НА IV КОНФЕРЕНЦИИ ГУБЕРНСКИХ ЧРЕЗВЫЧ. КОМИССИЙ 115

Перед органами подавления контрреволюции, перед органами ЧК был и остается вопрос довольно сложный и трудный. С одной стороны, надо понять, учесть переход от войны к миру, с другой стороны, все время надо быть на страже, поскольку мы не знаем, как скоро придется достичь прочного мира; мы должны учесть, как отразится на буржуазных слоях применение этого нового способа, нужно иметь в виду, нужно испытать на деле, что дадут эти изменения, и только считаясь с этим, на основании этого практического опыта внести те или иные изменения.

Одним словом, нам по-прежнему надо сохранять полную боевую способность к отражению врага. Возможно, что будут попытки нашествия, возможно, что Деникин укрепится, чтобы продолжать гражданскую войну, возможно, что со стороны групп контрреволюционеров будут попытки террора, и сохранение боевой готовности для нас является обязанностью. Сохраняя эту боевую готовность, не ослабляя аппарата для подавления сопротивления эксплуататоров, мы должны учитывать новый переход от войны к миру, понемногу изменяя тактику, изменяя характер репрессий.

Я думаю, что этот вопрос в ваших обсуждениях играл не малую роль и, конечно, у вас есть несравненно больше данных для практических конкретных решений, чем у меня. Я не сомневаюсь, что вы этот материал постараетесь конкретно и практически изучить. Вы должны продумать, в каком отношении меняется деятельность органов для подавления контрреволюции в недавно освобожденных частях России, в Сибири, на Украине, каким образом сообразно с этим нам видоизменить свою деятельность. Учитывать все это в деталях, останавливаться долго я на этом не буду, потому что я не мог ознакомиться с фактическим материалом, но я повторяю, что самое важное — это учесть конкретные данные, которые проявились в действительности у каждой ЧК. Кроме того, задача таких съездов состоит в том, чтобы такие фактические данные возможно более детально обсудить, чтобы каждый местный работник не зарывался в своем узком кругу,


116 В. И. ЛЕНИН

а благодаря обмену мнений мог бы выработать более прочную, надолго установившуюся тактику.

В особенности мне хотелось бы обратить внимание на вопрос, который становится перед органами подавления контрреволюции, перед органами борьбы со шпионажем и спекуляцией, на бескровный фронт труда, который теперь выдвигается на первый план с точки зрения строительства Советской власти, с точки зрения укрепления рабоче-крестьянской власти и восстановления разрушенного хозяйства.

Вы знаете, что задача борьбы против Колчака, Юденича и Деникина, поддерживаемых Антантой, задача борьбы против контрреволюционных помещиков и капиталистов, которые до сих пор были уверены, что дело победы им обеспечено, ибо на их стороне стояли богатейшие державы всего мира, это была та задача, которая требовала от нас напряжения всех сил в стране, потому что у нас стоял вопрос отстоять существование самой Советской республики.

Можно сказать, что за эти два года Советской власти сделано то, что может быть названо чудом, потому что в борьбе против международного капитала удалось одержать такую неслыханную, невероятную победу, которой не видывал мир. Это произошло потому, что у нас была сплоченность всех сил, действительное осуществление диктатуры пролетариата в том смысле, что передовой авангард, лучший, честный авангард рабочего класса за эти два года существования Советской власти проявил невероятное геройство и решительность, а все колеблющиеся элементы из менее развитой части рабочего класса и крестьянства, проделавшие неслыханно большие колебания, они чем больше колебались, тем больше склонялись на нашу сторону. Чем больше у них было испытаний, тем скорее они переходили на нашу сторону.

Чтобы достигнуть такого сосредоточения сил, нам приходилось прибегать к мерам принуждения вопреки всем воздыханиям, сетованиям и жалобам. Мы до и после Октябрьской революции стояли на той точке зрения, что рождение нового строя невозможно без


РЕЧЬ НА IV КОНФЕРЕНЦИИ ГУБЕРНСКИХ ЧРЕЗВЫЧ. КОМИССИЙ 117

революционного насилия, что всякие жалобы и сетования, которые мы слышим от беспартийной мелкобуржуазной интеллигенции, представляют собой только реакцию. История, которая движется благодаря отчаянной классовой борьбе, показала, что когда помещики и капиталисты почувствовали, что дело идет о последнем, решительном бое, то они не останавливались ни перед чем.

История показала, что без революционного насилия невозможно достигнуть победы. Без революционного насилия, направленного на прямых врагов рабочих и крестьян, невозможно сломить сопротивление этих эксплуататоров. А с другой стороны, революционное насилие не может не проявляться и по отношению к шатким, невыдержанным элементам самой трудящейся массы.

Если мы были свидетелями громадной победы Красной Армии, то, оборачиваясь на два пережитые года Советской власти, думая, как мы шли к этим победам, мы не можем не вспомнить, что начиналась Октябрьская революция при полном разложении армии, при полном отсутствии военной организации. Мы не имели армии, мы должны были долгим, трудным путем сколотить, сплачивать, собирать, заново создавать эту армию. И в этом создании новой, дисциплинированной Красной Армии приходилось прибегать к революционному насилию. И это революционное насилие совершенно правильно применялось к элементам шкурническим. В то время, как передовая часть отдавала все свои силы на борьбу с контрреволюцией, в то время, как она с величайшим самопожертвованием тысячами ложилась на полях сражений, в это время отсталая часть крестьянства, получившая землю, и отсталая часть рабочих работала только на себя. В это время передовой части приходилось создавать, укреплять новую дисциплину, которая держалась путем революционного насилия и которая могла держаться только потому, что вся сознательная часть рабочих и крестьян, всех трудящихся масс сочувствовала этому насилию, сознавала, что без этой железной дисциплины мы не создали бы


118 В. И. ЛЕНИН

Красной Армии, не выдержали бы два года борьбы и вообще не могли бы устоять против организованного, объединенного капитала. И в этом отношении задачи воспитания дисциплины, поддержания дисциплины, сплочения наших сил, чтобы устоять в дальнейшей борьбе, эти задачи теперь постепенно видоизменяются. Сначала мы все силы бросали на войну, все силы разоренной страны. Этим вся страна осуждалась на большее разорение.

Никто два года тому назад не верил, что Россия — страна, разоренная 4-летней империалистической войной, могла выдержать еще два года гражданской войны. Да и, вероятно, если бы нас в конце октября 1917 г. спросили, а выдержим ли мы два года гражданской войны против всемирной буржуазии, то не знаю, многие ли бы из нас ответили утвердительно. Но события показали, что энергия, которую развивали рабоче-крестьянские массы, оказалась больше, чем предполагали люди, осуществлявшие Октябрьскую революцию. И мы в результате получили, и внутренние фронты нам показали, что источник новой силы гораздо больше, чем мы рассчитывали. В то же время этот источник показал, что Красная Армия, умеющая побеждать на военных фронтах, встречает новое препятствие на внутренних фронтах — особенно это сказывается теперь на транспорте. Конечно, у нас теперь тяжело и с продовольствием, голод и холод у нас теперь больше, чем когда-либо, но в силу того, что у нас освобождены наиболее хлебные губернии, положение с продовольствием улучшается, и главный кризис у нас сейчас — транспортный. И надо отметить, что этот кризис такой же и во всех богатейших странах, которые не видали такой беспрерывной войны. Даже и эти страны страдают от недостатка вагонов. Можно же представить себе, что делается у нас в России, которая шесть лет вела войну, в которой подверглись сознательному разрушению мосты и паровозы.

Наше положение в этом отношении, конечно, очень тяжелое, и задача транспортных отделов ЧК, всего их организма, всей массы сознательной революционной


РЕЧЬ НА IV КОНФЕРЕНЦИИ ГУБЕРНСКИХ ЧРЕЗВЫЧ. КОМИССИЙ 119

силы устремляется в том направлении, чтобы помочь выйти из этого критического положения, которое можно назвать без преувеличения близким к катастрофе. И надо еще отметить, что в феврале месяце положение транспорта после зимы, в силу снежных заносов, всегда и в обыкновенное время бывает хуже, чем в какое-либо другое время года. В настоящее время наш транспортный кризис доходит до того, что железные дороги грозят полной остановкой. В последнее время запасы хлеба в Москве были на три дня, а десятки поездов остановились, потому что не хватало топлива и его не могли подвезти.

Мы хорошо знаем те приемы борьбы с этим катастрофическим положением, которые мы за два года войны применяли. Эти приемы борьбы — повышение сознательности масс и открытое обращение к ним. В каждом таком безвыходном случае мы считали своим долгом обращаться к рабоче-крестьянским массам и описывать им то тяжелое положение, которое создалось. Мы обращались к ним и указывали, от кого зависит спасение Советской России и какое напряжение энергии необходимо, чтобы бросить все силы на одну определенную задачу. Эти задачи не раз менялись в то время, когда Советская власть боролась со своими врагами, и все понимание государственного положения состоит в том, чтобы правильно учесть те задачи, за которые надо ухватиться, чтобы осилить разруху и перейти к нормальному строительству. Так и теперь вы знаете, что больше всего внимания было обращено на то, чтобы объяснить рабочим и крестьянам критическое положение транспорта. Тут нужно напряжение всех сил пролетариата и крестьянства. Такая вещь, как подвоз топлива — это задача трудная, она совершенно не осуществима, если со стороны рабоче-крестьянского населения не будет подъема, не будет коллективного массового труда, который был осуществляем в лучшее время побед Красной Армии. Сейчас, например, подвоз топлива, очистка железнодорожных путей затруднялись тем, что целый ряд был обещаний по возмещению крестьянам продуктов. Естественное дело, что подвоз


120 В. И. ЛЕНИН

требует конной силы, и крестьянство там не в состоянии этого сделать, оно относится очень неохотно и недружелюбно, так как не получает вознаграждения в виде определенного количества товаров; а мы, в силу полного застоя транспорта, не в состоянии дать хотя какое-нибудь количество товаров. И мы говорим, что крестьяне должны сделать это в ссуду своему рабоче-крестьянскому государству, чтобы спасти голодных рабочих и восстановить промышленность. Крестьяне должны дать это в ссуду, потому что, например, в некоторых местах крестьянство страшно страдает от недостатка соли, а у нас есть огромнейшие запасы этой соли, но только мы не можем ее подвезти, так как транспорт не справляется с задачами перевоза абсолютно необходимого количества хлеба.

Вот при каком положении требуется еще дисциплина, требуется пропаганда и агитация, которая просвещает и объединяет всех рабочих и крестьян. А применяемое революционное насилие превращает эту дисциплину в реальность, в действительность, которая показывает, что сознательный рабочий класс поставил твердую практическую задачу, которую мы доведем до конца. Так же как в эпоху самой трудной борьбы с Юденичем, Колчаком и Деникиным, мы выдвигали в первые ряды коммунистов, ответственных работников, приносили огромные жертвы, отдавая жизнь этих лучших бойцов и в то же время создавали дисциплину, карали шкурников — мы достигали максимума напряжения народной энергии, и мы побеждали. И такой же цели, теми же испытанными приемами мы во что бы то ни стало должны добиться и сейчас, чтобы спасти транспорт.

У нас есть хлеб, соль, у нас есть достаточное количество сырья, топлива, мы можем восстановить промышленность, но это требует много месяцев напряженной борьбы, и в этой борьбе органы ЧК должны стать орудием проведения централизованной воли пролетариата, орудием создания такой дисциплины, которую мы сумели создать в Красной Армии.

И я уверен, что после этого совещания на практике ваши органы в своей работе и вы здесь договоритесь,


РЕЧЬ НА IV КОНФЕРЕНЦИИ ГУБЕРНСКИХ ЧРЕЗВЫЧ. КОМИССИЙ 121

какую роль играют УТЧК, как они должны будут сорганизоваться, как они должны будут выдвигать из своей среды новых работников, чтобы бороться со спекулянтами и саботажниками, которых в мире железнодорожников больше, чем в другом. Это задача вашего практического опыта, это задача, которую вы путем обмена мнений должны будете выполнить. Железнодорожная среда отличается тем, что мы имеем там большинство рабочих, стоящих на уровне рабочих, и меньшинство, которое принимает участие в спекуляции, и здесь задача ТЧК добиться правильного распределения труда, добиться ответственности при экономии рабочей силы, добиться всего этого усилиями коммунистического элемента железнодорожников. И только опираясь на эти лучшие массы, мы сможем создать такую силу, которая победит эту стихию спекуляции, победит эти элементы, набранные в худшие времена царизма. Чтобы победить эту силу, силу, оставшуюся нам в наследие от капитализма, у нас есть одно средство: это до максимума развить дисциплину и революционную энергию. ЧК должны опираться на коммунистические ячейки, на профсоюзы — объединить свою работу с пропагандой и агитацией, вызвать в массе железнодорожников сознательное отношение к борьбе. И я уверен, что при помощи организации, учитывая наш прошлый опыт, мы достигнем в нашей новой работе таких же побед, каких мы достигли в области вооруженной борьбы. (Громкие, продолжительные аплодисменты.)

Впервые напечатано в 1957 г. в журнале «Коммунист» № 5

Печатается по стенограмме