Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 47

Письма: октябрь - декабрь 1909 г.

Содержание

 

160

А. И. ЛЮБИМОВУ

Дорогой Марк!

Насчет школы действительно начинается игра и Вы правы, что надо тщательно обдумать ответ205. Предлагаю проект, а на случай, что сношения со всеми членами ПК (Исполнительная комиссия БЦ) займут немало времени (сношения надо вести, по-моему, через одно лицо, то есть через Вас), советую секретарю БЦ ответить «Совету Школы», что письмо получено и переслано членам Исполнительной Комиссии, ответ от коих и решение коих теперь, мол, займет некоторое время, ибо все в отсутствии. Надо только написать им с некоторой ядовитостью: дескать, мне известно, что Исполнительной комиссии школы ответили уже за себя Гр., Инок и Ленин, а Совету Школы ответ приходится давать всей коллегии.


ПРОЕКТ ОТВЕТА НА ПИСЬМО СОВЕТА ШКОЛЫ НА КАПРИ 211

Имею к Вам просьбу. Пришлите мне письмо в редакцию «Пролетария» за подписью Марк или другой Вашей кличкой. Содержания примерно такого: «по поводу печатного выступления тов. Домова с обвинениями против редакции «Пролетария» за раскол, за несоставление популярных брошюр, за предательство большевизма, за сближение с Плехановым, за «думизм» и прочее и прочее считаю полезным ознакомить товарищей по партии с теперешними взглядами тов. Домова. В присутствии т. Максимова, Лядова и моем он заявил: «есть теперь два вредных предрассудка: первый — что у нас есть партия, второй — что в России предстоит революция». Я на реферате перед парижскими большевиками огласил уже это перед т. Максимовым, который не мог оспорить верности факта. Пусть же знают товарищи, кто идет теперь в поход на «Пролетарий»»206.

Право, надо разоблачить эту компанийку! Напечатаем Ваше письмо и ответим им как следует.

Жму руку. Ваш Ленин

Написано в октябре, не ранее 2, 1909 г. в Париже (местное)

Печатается впервые, по рукописи

161

ПРОЕКТ ОТВЕТА НА ПИСЬМО СОВЕТА ШКОЛЫ НА КАПРИ

Предлагаю ответить:

«Уважаемые товарищи! Ввиду явно издевательского характера вашего письма от 28.9.09 в ответ на наше предложение «передать фактическую организацию и руководство делом постановки за границей пропагандистской школы Центральному Комитету партии или расширенной редакции «Пролетария»», мы считаем излишним отвечать на него и можем предложить вам только одно: напечатайте ваше письмо»207.

Написано в октябре, не ранее 2, 1909 г. в Париже

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXV

Печатается по рукописи


212 В. И. ЛЕНИН

162

*ЗАГРАНИЧНОМУ КОМИТЕТУ ВСЕОБЩЕГО ЕВРЕЙСКОГО РАБОЧЕГО СОЮЗА (БУНДА)

10. X. 09.

Уважаемые товарищи!

Получил сегодня Ваше письмо от 7.X. К сожалению, я решительно не имею никакой возможности выехать сейчас из Парижа и потому не в состоянии принять участие в организуемом Вами суде208.

С товарищеским приветом

Н. Ленин

Послано из Парижа в Женеву

Печатается впервые, по рукописи

163

Ф. М. КОЙГЕНУ

Личное Ионову

10/Х.09

Ув. товарищ! В Женеве сейчас находится (временно) Иннокентий. Найдите его через Минина (заведующего библиотекой, Bibliotheque russe, I. Rue Dizerens) — я адреса Ин. не знаю. Поговорите с ним о деле, о котором Вы мне пишете, ибо письменные сношения тут не удобны, а Ин. гораздо лучше меня осведомлен обо всех организационных делах и более способен разобраться в них209.

Кстати: получил приглашение от Заграничного комитета Бунда в суд. Должен отказаться, к сожалению, решительно. Надеюсь, не затрудню этим Вашего важного предприятия (т. е. суда), — к участию в котором Вы могли бы пригласить Иннокентия, да и вообще не затруднитесь найти мне заместителя.

С тов. приветом

Н. Ленин

Послано из Парижа в Женеву

Печатается впервые, по рукописи


СЕКРЕТАРЮ РЕДАКЦИИ «ПРОЛЕТАРИЯ». 19 ОКТЯБРЯ 1909 г. 213

164

В. А. КАРПИНСКОМУ

Дорогой К.!

Сообщите, пожалуйста, как решили с библиотекой210. Правда ли, что переговоры с студенческим обществом еще не кончены?

Или правда, что Вы окончательно решили не ехать?

Не Виктор ли Вас поколебал? Я на него немного сержусь за то, что он переехал один, лишив нас здесь помощи полезнейшего администратора, каким я его считаю. Он теперь «за Женеву». Думаю, что напрасно: мы в Женеву не поедем.

Есть ли у Вас каталог бековской (бончевской) библиотеки?211 Пожалуйста, пришлите, если есть.

Жду ответа поточнее о Вашем переезде. У нас в редакции говорят о перевозе одной бончевской библиотеки. Надо выяснить дело точно — и поскорее.

Привет Ольге, Ник. Ив. и другим друзьям.

Жму руку. Ваш Ленин

Написано в первой половине октября 1909 г.
Послано из Парижа в Женеву

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

165

СЕКРЕТАРЮ РЕДАКЦИИ «ПРОЛЕТАРИЯ»*

Прочтите и верните мне!!

А корреспонденцию из Питера предлагаю в ЦО212.

Написано 19 октября 1909 г. в Париже (местное)

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXV

Печатается по рукописи

_________

* Надпись на конверте письма В. А. Карпинского. Ред.


214 В. И. ЛЕНИН

166

УЧЕНИКАМ КАПРИЙСКОЙ ШКОЛЫ213

Дорогие товарищи! Получили оба ваши письма о начавшемся расколе «школы». Это — первые товарищеские письма единомышленников, пришедшие к нам с Капри, чрезвычайно всех нас обрадовали. От всей души приветствуем ясную размежевку в школе.

Для того, чтобы обнаружился истинный характер школы, как нового центра новой фракции, нужно было, конечно, время. Мы ни минуты не сомневались, что наиболее сознательные рабочие с.-д. разберутся рано или поздно в положении вещей и выберутся на верную дорогу. Из Москвы нам пишут, что там получены письма ярых «богдановцев» из числа учеников школы, агитирующих открыто за каприйский центр и чрезвычайно помогающих всем с.-д. рабочим понять истинное значение каприйской школы.

Теперь ближе к делу. Вам надо, товарищи, хорошенько вдуматься в новое создавшееся положение, чтобы мы вместе с вами могли обсудить его и предпринять правильные шаги, правильно выбрать для них время. Вы понимаете, конечно, что раскол школы теперь неизбежен: вы сами пишете, что вам не ужиться в такой школе. На единое действие с ярыми «богдановцами» вы, конечно, сами не рассчитываете. А раз пришло дело к тому, что раскол школы неизбежен, надо ясно понять значение этого раскола, ясно представить себе, какая борьба вытекает из раскола, как будут стараться богдановцы всех вас «обезвредить» (т. е. лишить возможности провести свое влияние и рассказать правду о школе), всех вас скомпрометировать (кличка: «агент Большевистского Центра», пущенная, по вашим словам, Алексинским, есть только начало; это — цветочки, ягодки впереди будут) и т. д. и т. д.

Вы должны хорошо обдумать все это и действовать твердо, решительно, обдуманно, как на сражении: вы сами пишете, что в школе идут ««сражения» из-за плат-


УЧЕНИКАМ КАПРИЙСКОЙ ШКОЛЫ. ОКТЯБРЬ 1909 г. 215

формы». Это — начало сражений против вас везде и всюду, куда проникнут богдановцы.

Начать надо с того, чтобы определить точно ваше число. Сколько решительных противников «богдановской» платформы? Может это число быть увеличено или нет? Если да, то как и в какое время. Если нет, то каково поведение «нейтральных»? Надо обдумать, какое поведение должно быть у вас при неизбежном расколе школы для того, чтобы по возможности завоевать себе этих нейтральных или на худой конец не отдать их целиком в лапы богдановцам.

Далее. Как думаете вы обставить свой выход из школы? Как простой отъезд или как выход из-за борьбы по платформам? Разумеется, если у вас борьба развивалась так же быстро, как можно было думать по двум первым вашим письмам, тогда раскол, может быть, уже налицо, т. е. вас, может быть, богдановцы уже вышибли, просто-напросто вышибли, тогда нечего уже и говорить ни о чем. Если еще этого нет, — обдумайте хорошенько, как вам обставить свой уход. Вы должны дать ответ всем русским организациям. Вы должны будете опровергнуть точно и ясно, с фактами в руках, все те нападки, которые на вас теперь посыпятся тысячами со стороны «богдановцев». Вы должны подготовиться к защите своих взглядов и на школу и на «платформу» богдановцев214.

Если встанет вопрос о вашем отъезде, вы должны добиться выдачи всем вам средств на то, чтобы доехать в Россию. Это — обязанность школы, точно так же, как до раскола беков обязанность Большевистского Центра была дать денег на отъезд в Россию (после Декабрьской партийной конференции 1908 г.) и Лядову и Всеволоду и Станиславу. Они тогда с нас стребовали средства и получили.

Разумеется, мы вам поможем и насчет паспортов и насчет нашего свидания (в Париже или где-нибудь в маленьком городке, чтобы было конспиративнее и чтобы вам меньше пришлось терять времени, чтобы дешевле было). Место нашего свидания мы особо обсудим еще и выберем впоследствии. Финансы у нас


216 В. И. ЛЕНИН

не блестящи, и помощь мы сможем оказать лишь скромную.

Все это я пишу вам для выяснения дела и для обмена мнений. По получении от вас более точных ответов, по выяснении всех вопросов нашей перепиской мы соберем Исполнительную комиссию расширенной редакции «Пролетария», и тогда вырешится размер помощи, время и место нашего свидания и прочее.

Отвечайте подробнее. Не можете ли дать нам прямой адрес к вам?

Привет. Секретарь «Пролетария»

Написано в октябре 1909 г.
Послано из Парижа на о. Капри (Италия)

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXV

Печатается по рукописи

167

ХОЗЯЙСТВЕННОЙ КОМИССИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА

Чтобы систематически следить за хозяйством и иметь возможность систематически же сокращать расходы, надо

1) составлять месячные отчеты по рубрикам, сравнимым между собой и отделяющим наиболее существенное и наименее поддающееся изменениям от наиболее случайного и наиболее сократимого (изд. газеты от помощи; квартиру экспедиции и расходы типографии от цен на бумагу и жалованье наборщикам и т. д.).

2) Постараться составить за довольно большой промежуток времени (например, за 1/2 года) рациональный сводный отчет с вычислением среднего расхода на каждую статью. (Диеты отдельно; помощь отдельно; случайные расходы и легкий транспорт не должны быть смешаны; расход на газету рассчитан по статьям: наборщики — бумага — квартира — жалованье экспедитору — типография и т. д.). Затем по каждой статье надо обдумать сокращения уже не примерные, не на


Письмо В. И. Ленина Хозяйственной комиссии Большевистского Центра. 1909 г.


ХОЗЯЙСТВЕННОЙ КОМИССИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА 217

глаз, а на основании точных предположений (сократить то-то и так-то; купить бумаги дешевле или снять квартиру дешевле и т. д. и т. п.; сократить расходы на «оказии» и легкий транспорт и т. п.).

  1909 Месяцы (ст. ст.) Σ* Среднее в месяц (округленно)
VI VII VIII IX
а Диеты 2560 1055 1930 1505 7050 1762
б Помощь товарищам 359.2 553.70 208.35 653.35 1774.60 444
в Национальным организациям 400 475 600 600 2075 519
г Транспорт 730 1064.65 1615 1760 5169.65 1292
д Наследство 300 265 [21000] 1135 22700 5675
а Экспедиция 1501 2705 800 1080.90 6086.90 1522
а Гонорар 454.5 66.50 77.30 103.50 701.80 175
а Случайные 207 169.75 185.10 380 941.85 235
а Секретариат и почта 26.7 47.70 118.15 136.20 328.75 82
е Нелегальные издания (протоколы) 1725 1545 3270 817
ж Конференция 2258 2258 566
з В Россию 5947.55 4648.75 933.40 6562.70 18092,40 4523
д Возврат старых долгов 4012.40 300 4312.40 1078
I Разное 1000 1000 250
Итого 16468.95 16608.45 28467.30 14216.65 75761.35 18940

240 : 36 = 6,666...

__________________

* — Summa — сумма. Ред.


218 В. И. ЛЕНИН

    Примерно:

Возможные сокращения тысяч

?
minimum
minimum maximum
а) Расходы на заграничные организации и газету 3776 2.5 —3.0 2.5
5) Помощь товарищам 444 0.3 —0.5 0.2
в) Национальным организациям 519 0.2 —0.3 0.1 (только латышам)
г) Транспорт 1292 0.6 —0.8 0.5
д) Расходы по получению Σ и долги [6753]
е) Нелегальное партийное изд-во 817 0.3 —0.5
ж) Конференции 566 0.6 —0.6 0.5
з) В Россию 4523 2.5 —3.5 2.5 (только ЦК, без местных)
i) Разное 250 0.1 —0.2
  18940 7.1 —9.4 6.3

18940 – 6753 = 12187

Написано в 1909 г., не ранее октября, в Париже (местное)

Печатается впервые, по рукописи

168

*ТОВАРИЩУ СЕКРЕТАРЮ РЕДАКЦИИ ЦО

Уважаемый товарищ!

Прошу поместить в ближайшем номере ЦО мою резолюцию, отклоненную двумя голосами против двух при одном воздержавшемся, и заявление мое о выходе из редакции ЦО215, а также прислать мне копии моей, мартовской и принятой резолюции с результатами голосований.

С с.-д. приветом Н. Ленин

Париж, 4 ноября 1909 года.


А. М. ГОРЬКОМУ. 16 НОЯБРЯ 1909 г. 219

P. S. Я просил бы также редакцию ЦО ответить мне, примет ли она для ближайшего номера ЦО мою дискуссионную статью по вопросу о методах укрепления нашей партии и ее единства.

Впервые напечатано в 1933 г. в Ленинском сборнике XXV

Печатается по рукописи

169

А. М. ГОРЬКОМУ

16. XI. 09.

Дорогой Алексей Максимович! Я был все время в полнейшем убеждении, что Вы и тов. Михаил — самые твердые фракционеры новой фракции, с которыми было бы нелепо мне пытаться поговорить по-дружески. Сегодня увидал в первый раз т. Михаила, покалякал с ним по душам и о делах и о Вас и увидел, что ошибался жестоко. Прав был философ Гегель, ей-богу: жизнь идет вперед противоречиями, и живые противоречия во много раз богаче, разностороннее, содержательнее, чем уму человека спервоначалу кажется. Я рассматривал школу только как центр новой фракции. Оказалось, это неверно — не в том смысле, чтобы она не была центром новой фракции (школа была этим центром и состоит таковым сейчас), а в том смысле, что это неполно, что это не вся правда. Субъективно некие люди делали из школы такой центр, объективно была она им, а кроме того школа черпнула из настоящей рабочей жизни настоящих рабочих передовиков. Вышло так, что кроме противоречия старой и новой фракции на Капри развернулось противоречие между частью с.-д. интеллигенции и рабочими-русаками, которые вывезут социал-демократию на верный путь во что бы то ни стало и что бы ни произошло, вывезут вопреки всем заграничным склокам и сварам, «историям» и пр. и т. п. Такие люди, как Михаил, тому порукой. А еще


220 В. И. ЛЕНИН

оказалось, что в школе развернулось противоречие между элементами каприйской с.-д. интеллигенции.

Из слов Михаила я вижу, дорогой А. М., что Вам теперь очень тяжело. Рабочее движение и социал-демократию пришлось Вам сразу увидать с такой стороны, в таких проявлениях, в таких формах, которые не раз уже в истории России и Западной Европы приводили интеллигентских маловеров к отчаянию в рабочем движении и в социал-демократии. Я уверен, что с Вами этого не случится, и после разговора с Михаилом мне хочется крепко пожать Вашу руку. Своим талантом художника Вы принесли рабочему движению России — да и не одной России — такую громадную пользу, Вы принесете еще столько пользы, что ни в каком случае непозволительно для Вас давать себя во власть тяжелым настроениям, вызванным эпизодами заграничной борьбы. Бывают условия, когда жизнь рабочего движения порождает неминуемо эту заграничную борьбу и расколы и свару и драку кружков, — это не потому, чтобы рабочее движение было внутренне слабо или социал-демократия внутренне ошибочна, а потому, что слишком разнородны и разнокалиберны те элементы, из которых приходится рабочему классу выковывать себе свою партию. Выкует во всяком случае, выкует превосходную революционную социал-демократию в России, выкует скорее, чем кажется иногда с точки зрения треклятого эмигрантского положения, выкует вернее, чем представляется, если судить по некоторым внешним проявлениям и отдельным эпизодам. Такие люди, как Михаил, тому порукой.

Жму крепко руку и Вам и Марии Федоровне, ибо теперь у меня есть надежда, что нам с Вами придется встретиться еще не врагами.

Ваш Ленин

Wl. Oulianoff.
4. Rue Marie-Rose. 4.
Paris. XIV.

Послано на о. Капри (Италия)

Впервые напечатано 15 октября 1924 г. в «Красной Газете» № 236

Печатается по рукописи


А. М. ГОРЬКОМУ. НОЯБРЬ 1909 г. 221

170

А. М. ГОРЬКОМУ

Дорогой А. М.! Насчет приезда — это Вы напрасно. Ну, к чему я буду ругаться с Максимовым, Луначарским и т. д.? Сами же пишете: ершитесь промеж себя — и зовете ершиться на народе. Не модель. А насчет отталкиванья рабочих тоже напрасно. Вот коли примут наше приглашение и заедут к нам, — мы с ними покалякаем, повоюем за взгляды одной газетины*, которую некие фракционеры ругают (давно я это от Лядова и др. слышал) скучнейшей, малограмотной, никому не нужной, в пролетариат и социализм не верящей.

Насчет нового раскола некругло у Вас выходит. С одной стороны, оба — нигилисты (и «славянские анархисты» — э, батенька, да неславянские европейцы во времена вроде нашего дрались, ругались и раскалывались во сто раз почище!) — а с другой, раскол будет не менее глубок, чем у большевиков и меньшевиков. Ежели дело в «нигилизме» «ершей», в малограмотности и пр. кое-кого, не верящего в то, что он пишет, и т. п., — тогда, значит, не глубок раскол, и даже не раскол. А ежели глубже раскол, чем большевики и меньшевики, — значит, дело не в нигилизме и не в не верящих в свои писания писателях. Некругло выходит, ей-ей! Ошибаетесь Вы насчет теперешнего раскола и справедливо** говорите: «людей понимаю, а дела их не понимаю».

То, что Вам и Максимову кажется неискренностью и никчемностью и проч. в «Пролетарии», объясняется совсем иной точкой зрения на весь современный момент (и на марксизм, конечно). Мы почитай-что два года топчемся на месте, жуя те вопросы, которые Максимову все еще кажутся «спорными», которые давно

_________

* Речь идет об органе Большевистского Центра — газете «Пролетарий». Ред.

** Добавление насчет «справедливо»: оговариваюсь. Не понимая дел, нельзя понять и людей иначе, как... внешне. Т. е. можно понять психологию того или другого участника борьбы, но не смысл борьбы, не значение ее партийное и политическое.


222 В. И. ЛЕНИН

решила жизнь. И ежели бы продолжали мы «спорить» о них, мы бы и сейчас топтались зря. А разойдясь, мы покажем рабочим ясно, прямо, определенно два выхода. Выбор рабочие социал-демократы сделают легко и быстро, ибо тактика хранения (в консервах) революционных слов 05—06 года вместо применения революционного метода к новой, иной обстановке, к измененной эпохе, требующей иных приемов и иных форм организации, эта тактика мертвая. К революции пролетариат идет и придет, — но не так, как до 1905 года: тем, кто «верит», что идет и придет, но не понимает этого «не так», — тем наша позиция должна казаться неискренней, никчемной, скучной, на неверии в пролетариат и социализм основанной и т. д. и т. д. Вытекающее отсюда расхождение, несомненно, достаточно глубоко, чтобы сделать раскол — по крайней мере, заграничный — неизбежным. Но даже и отдаленно не приближается он к глубине раскола большевиков и меньшевиков, если говорить о глубине раскола партии, социал-демократии, марксистов.

Вы удивляетесь, как я не вижу истеричности, недисциплинированности (не вам бы говорить, не Михаилу бы слушать) и прочих злокачеств Михаила. Да вот я на малом его имел случай проверить: я думал, что беседы у нас с Вами не выйдет, что писать не к чему. Под впечатлением разговора с Михаилом написал сразу, сгоряча, не перечитав даже письма, не отложив до завтра. Назавтра думаю: сглупил, поверил Михаилу. А оказалось, что, как бы Михаил ни увлекался, а постольку прав он вышел, ибо беседа у нас с Вами все же получилась, — не без задоринок, конечно, не без изничтожения «Пролетария», ну, да ведь чего уж тут поделаешь!

Жму крепко руку. Н. Ленин

Написано в ноябре, не ранее 20, 1909 г.
Послано из Парижа на о. Капри (Италия)

Впервые напечатано 15 октября 1924 г. в «Красной Газете» № 236

Печатается по рукописи


И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ. 2 ДЕКАБРЯ 1909 г. 223

171

И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ

Дорогой друг! Получил Ваше письмо от 20.IX.09 и чрезвычайно обрадовался вести от Вас. Жаль, что раньше не было вестей от Вас — мы здесь страшно оторваны теперь, пробовали связаться с Вами и Вяч., но не удалось. Годы действительно адски-трудные, и возможность сношений с старыми друзьями вдесятеро ценнее поэтому. Буду Вам отвечать по порядку. Вы видели газету до XII.08. С тех пор много воды утекло.

С так наз. «левыми» у нас полный раскол, закрепленный весной 1909. Если Вам случится увидеть мою книжку по философии (книгу эту я Вам послал тотчас по выходе, т. е. в начале лета 1909) и газету за 1909 г., то навряд ли Вы скажете, что мы делаем уступки лево-глупистам. С Максимовым и максимовцами полный и формальный раскол. Драка вовсю. Возможно, что они создадут свой орган, — возможно, что нет. Мутят они в С.-Петербурге и в Одессе, но силой стать не могут: это — агония «отзовизма-ультиматизма», по-моему. Раскол с Максимовым и К0 отнял у нас немало сил и времени, но я думаю, что он был неизбежен и будет полезен в конце концов. Зная Ваши взгляды, думаю, даже уверен, что тут мы согласны.

Но вот насчет того, что пора «ликвидировать веру во второе пришествие общедемократического натиска», решительно с Вами не согласен. Этим Вы сыграли бы только на руку отзовистам (очень склонным к такому «максимализму»: буржуазная революция позади, — впереди — «чисто пролетарская») и крайним правым меньшевикам-ликвидаторам. (Кстати: знаете ли Вы о расколе у меков? Плеханов вышел из редакции их газеты «Голос Социал-Демократа» и из редакции коллективного их труда: «Общественное движение в России XX в.». В августе 1909 он выпустил «Дневник» № 9, где обозвал меков пособниками ликвидаторов, а Потресову прописал, что он-де мне не товарищ, что Потресов перестал быть революционером и пр. У нас идет дело на сближение с меньшевиками-плехановцами в целях


224 В. И. ЛЕНИН

укрепления партии.) Но главное, по-моему, это то, что такой взгляд теоретически неверен. «Немецкие рельсы» возможны — слов нет. И мы это прямо признали в начале еще 1908 года. Но эта возможность превратится в действительность не иначе, как через ряд «общедемократических» натисков (или подъемов, или кризисов и т. п.) — подобно тому, как Франция пришла к концу «общедемократических» натисков не после 1789— 1793, а после 1871 (т. е. после 1830, 1848 и 1871), — Германия не в 1849—1850, а также после 1871, т. е. после Verfassungsstreit* 60-х годов. Струве, Гучков и Столыпин из кожи лезут, чтобы «совокупиться» и народить бисмарковскую Россию, — но не выходит. Не выходит. Импотентны. По всему видно, и сами признают, что не выходит. Аграрная политика Столыпина правильна с точки зрения бисмарковщины. Но Столыпин сам «просит» 20 лет, чтобы ее довести до того, чтобы «вышло». А двадцать лет и даже меньший срок невозможен в России без 30—48—71 гг. (ежели по-французски) и 63— 65 гг. (ежели по-немецки). Невозможен. А все эти даты (и 30—48—71 и 63—65) и есть «общедемократический натиск».

Нет, мы не можем «ликвидировать» идею «общедемократического натиска»: это было бы коренной ошибкой. Мы должны признать возможность «немецких рельсов», но не забывать, что их пока нет. Нет и нет. Мы не должны связывать судьбу пролетарской партии с удачей или неудачей буржуазной революции, — это бесспорно. Мы должны работу поставить так, чтобы она при всяком ходе событий была прочным, неотъемлемым приобретением, — это верно. Но мы обязаны исполнить свой долг руководителей демократического, «общедемократического», движения до конца, до русского 1871 года, до полного поворота крестьянства на сторону Ordnungspartei**. А до этого поворота в России еще, ой-ой, как не близко! Мы не можем отрицать возможность «немецкого», сиречь «гнилого» разрешения «общедемократических» вопросов, но мы обязаны все

__________

* — конституционного конфликта. Ред.

**— партии порядка. Ред.


ОБРАЩЕНИЕ-ПРОСЬБА К СТАТИСТИКАМ. 9 ДЕКАБРЯ 1909 г. 225

сделать, обязаны долго и упорно работать над тем, чтобы это решение было не «гнилое», не немецкое, а французское, т. е. по типу 30—48—71, а не по типу 63—65 (только «конституционный» кризис). Ручаться невозможно, выйдет ли у нас наш 63—65 «гнилым» или успешным, но наше дело, дело рабочей партии, все сделать, чтобы из «гнилого» развилось успешное, из немецкого Verfassungsstreit — французская хорошенькая передряга. И таких законов истории нет, чтобы гнилой кризис не мог превратиться в хорошенькую передрягу. Нет таких законов. Все зависит от обстоятельств, от нищей массы крестьян (коих Столыпин придавил, но не удовлетворил), от силы рабочей партии, от условий, трений и конфликтов между Гучковым и «сферами» и т. д. и т. д. Мы должны заботиться о том, чтобы мы были сильнее (и мы будем сильнее к нашему 63— 65, чем немцы тогда), — чтобы крестьяне послушались тогда нас, а не либералов. Только борьба решит, насколько это удастся. Будем требовать всего в смысле «общедемократического натиска»: при успехе получим все, при неуспехе — часть; но, идя на бой, ограничиваться требованием части нельзя. По-новому строиться, по-новому организоваться, по-новому идти к кризису — такова суть момента — но поддержать и развить, усилить все старые лозунги, требование «всего». Крепко, крепко жму руку и желаю здоровья и бодрости.

Весь Ваш Старик

Написано 2 декабря 1909 г.
Послано из Парижа в Петербург

Впервые напечатано в 1922 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 5

Печатается по машинописной копии (перлюстрация)

172

ОБРАЩЕНИЕ-ПРОСЬБА К СТАТИСТИКАМ ЗЕМСКИХ, ГОРОДСКИХ И ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

В. Ильин, работая над продолжением своего сочинения по аграрному вопросу вообще и сельскохозяйственному капитализму в России в частности, убедительно


226 В. И. ЛЕНИН

просит статистиков при земских, городских и правительственных учреждениях о высылке ему статистических сведении и т. п. 216

Париж. 9/ХII.

В. Ульянов

Написано 9 декабря 1909 г.
Послано в Москву

Впервые напечатано в 1929 г. в журнале «Пролетарская Революция» №11

Печатается по тексту, написанному рукой неизвестного

173

И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ

16. XII. 09.

Дорогой коллега! Получил Ваш ответ и берусь за перо для продолжения беседы.

Вы хотите перенести вопрос побольше на теоретическую (а не тактическую) почву. Согласен. Напомню только, что исходный пункт у Вас был тактический: Вы ведь отвергали «классическую постановку» основного тактического положения. Это тактическое решение Вы намечали (не договаривая тактических выводов из него) в связи с отрицанием «возможности американской». Поэтому я не считаю правильным изложение наших разногласий, которое Вы даете словами: «Вы (т. е. я) подчеркиваете факт движения крестьянства. Я признаю факт движения пролетаризирующегося крестьянства». Не в этом разногласие. Не отрицаю же я в самом деле, что крестьянство пролетаризируется. Разногласие в том, утвердился ли в России настолько буржуазный аграрный строй, чтобы сделать объективно невозможным крутой переход от «прусского» развития аграрного капитализма к «американскому» развитию аграрного капитализма? Если да, тогда «классическая» постановка основного вопроса тактики падает. Если нет, она сохраняется.

И вот, я стою за то, что она должна быть сохранена. Я не отрицаю возможности «прусского» пути; я при-


И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ. 16 ДЕКАБРЯ 1909 г. 227

знаю, что марксист не должен ни «ручаться» за один из этих путей, ни связывать себя только с одним из них; я признаю, что политика Столыпина делает еще шаг вперед по «прусскому» пути, и что на этом пути на известной ступени может наступить диалектический перелом, снимающий с очереди все надежды и виды на «американский» путь. Но я утверждаю, что сейчас этот перелом, наверное, еще не наступил и что поэтому абсолютно недопустимо для марксиста, абсолютно неверно теоретически отказываться от «классической» постановки вопроса. Вот в чем наши разногласия.

Теоретически они сводятся к двум, если я не ошибаюсь, главным пунктам: 1) Ваш «союзник» В. Ильин должен быть уничтожен мной, чтобы оправдать мою позицию. Другими словами, эта позиция противоречит итогам марксистского анализа предреволюционной экономики России. 2) «Классическая» постановка может и должна быть сопоставляема с аграрным оппортунизмом ревизионистов (Давида и К0), ибо нет никакой существенной, принципиальной, коренной разницы между постановкой вопроса об отношении рабочего к «мужичку» в России и в Германии.

Оба эти положения я считаю глубочайше неверными.

Ad 1) (Чтобы не касаться «тактики», отстраню мартыновский набег на Ильина217 и перейду только к Вашей постановке теоретического вопроса.)

Что доказывал и доказал Ильин? Что развитие аграрных отношений в России идет капиталистически и в помещичьем хозяйстве и в крестьянском, и вне и внутри «общины». Это раз. Что это развитие уже бесповоротно определило не иной путь развития, как капиталистический, не иную группировку классов, как капиталистическую. Это два.

Из-за этого был спор с народниками. Это надо было доказать. Это было доказано. Это остается доказанным. Вопрос сейчас ставится (и движением 1905—1907 гг. поставлен) иной, дальнейший, предполагающий решение вопроса, Ильиным (и не им одним, конечно) решенного, но предполагающий не только это, а нечто большее,


228 В. И. ЛЕНИН

более сложное, нечто новое. Кроме вопроса, решенного окончательно и верно решенного в 1883—1885, в 1895—1899 гг., история XX века в России поставила нам дальнейший вопрос, — и нет ничего ошибочнее теоретически, как пятиться от него назад, отделываться, отмахиваться от него ссылкой на решенное раньше. Это значило бы вопросы второго, так сказать, т. е. высшего, класса сводить к вопросам низшего, первого класса. Нельзя оставаться при общем решении вопроса о капитализме, когда новые события (и события всемирно-исторической важности, каковы 1905—1907 гг.) поставили вопрос более конкретный, более детальный, вопрос о борьбе двух путей или методов капиталистического аграрного развития. Когда мы боролись с народниками за доказательство того, что этот путь неизбежно и бесповоротно — капиталистический, мы были вполне правы и мы не могли не сосредоточить всей силы, всего внимания на вопросе: капитализм или «народное производство». Это было и естественно, и неизбежно, и законно. Но теперь этот вопрос решен и теорией и жизнью (ибо мелкобуржуазность трудовика en masse* доказана новейшей русской историей), а на очередь поставлен другой, высший вопрос: капитализм типа α или капитализм типа β? И, по моему крайнему разумению, Ильин был прав, когда в предисловии ко второму изданию книги указал, что из нее вытекает возможность двух видов капиталистического аграрного развития и что историческая борьба этих видов еще не кончена**.

Особенность русского оппортунизма в марксизме, т. е. меньшевизма в наше время, состоит в том, что он связан с доктринерским упрощением, опошлением, извращением буквы марксизма, изменой духу его (так было и с рабочедельством и с струвизмом). Воюя с народничеством, как с неверной доктриной социализма, меньшевики доктринерски просмотрели, прозевали исторически реальное и прогрессивное историческое содер-

_______

* — в массе. Ред.

** См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 3, стр. 13—17. Ред.


И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ. 16 ДЕКАБРЯ 1909 г. 229

жание народничества, как теории массовой мелкобуржуазной борьбы капитализма демократического против капитализма либерально-помещичьего, капитализма «американского» против капитализма «прусского». Отсюда их чудовищная, идиотская, ренегатская идея (насквозь пропитавшая и «Общественное движение»), что крестьянское движение реакционно, что кадет прогрессивнее трудовика, что «диктатура пролетариата и крестьянства» (= классическая постановка) противоречит «всему ходу хозяйственного развития» (стр. 661 меньшевистского «Общественного движения»). «Противоречит всему ходу хозяйственного развития» — это ли не реакционность?

Я стою на том, что борьба с этим чудовищным извращением марксизма была основой «классической постановки» и основой верной, хотя, к сожалению, в силу естественных условий эпохи велась эта борьба очень усердно тактически и недостаточно усердно теоретически. Впрочем, сожаление тут неверное слово, которое надо выкинуть!

Вот этот аграрный вопрос и есть теперь в России национальный вопрос буржуазного развития. Вот чтобы не впасть в ошибочное (механическое) перенесение к нам во многом верного и во всех отношениях крайне ценного немецкого образца, надо ясно себе представить, что национальным вопросом вполне утвердившегося буржуазного развития Германии было объединение и т. п., но не аграрный вопрос, а национальным вопросом окончательного утверждения в России буржуазного развития является именно аграрный (даже уже: крестьянский) вопрос.

Вот — чисто теоретическая основа отличия в применении марксизма к Германии 1848—1868 (примерно) и к России 1905—19?? годов.

Чем могу я доказать, что у нас национальное значение для буржуазного развития получил аграрный вопрос, а не другой какой-нибудь? Я не знаю даже, нужно ли это доказывать. Я думаю, это бесспорно. Но именно здесь теоретическая основа, и именно сюда надо свести все частные вопросы. Ежели спор


230 В. И. ЛЕНИН

будет, укажу вкратце (пока вкратце), что именно ход событий, факты, история 1905—1907 годов и доказали указанное мной значение аграрного (крестьянского и, конечно, мелкобуржуазно-крестьянского, а не общинно-крестьянского) вопроса в России. Это же доказывает теперь и закон 3.VI.1907, и состав, и деятельность III Думы, и — частность — 20.XI.1909218 — и (важное особенно) аграрная политика правительства.

Если мы согласимся в том, что новейшая история России, история 1905—1909 годов доказала коренное, первостепенное, национальное (в этом смысле) значение аграрного вопроса в утверждении буржуазной эволюции определенного типа в России, то мы можем идти дальше. Если нет, то нет.

Буржуазное развитие России к 1905 году было уже вполне зрело для того, чтобы требовать немедленной ломки устаревшей надстройки — устаревшего, средневекового землевладения (Вы, конечно, понимаете, почему я здесь из всей надстройки беру одно землевладение). Мы живем в эпоху этой ломки, которую разные классы буржуазной России стараются довершить, доделать по-своему: крестьяне (+ рабочие) путем национализации ((я очень рад, что мы согласны с Вами насчет полной нелепости муниципализации; цитаты из Theorien liber Mehrwerth* в пользу национализации я уже привел в одной своей работе, напечатанной частицей по-польски))**, — помещики (+ буржуазия старая, жирондистская буржуазия) путем 9.XI.1906 и т. д. Национализация земли = крестьянская ломка старого землевладения есть экономическая основа американского пути. Закон 9.XI.1906 = помещичья ломка старого землевладения есть экономическая основа прусского пути. Наша эпоха, 1905—?? годы, есть эпоха революционной и контрреволюционной борьбы этих путей, — подобно тому, как 1848—1871 гг. в Германии были эпохой революционной и контрреволю-

_______

* — Теории прибавочной стоимости. Ред.

** См. В. И. Ленин. «Аграрная программа социал-демократии в русской революции» (Сочинения, 5 изд., том 17, стр. 148 —173). Ред.


И. И. СКВОРЦОВУ-СТЕПАНОВУ. 16 ДЕКАБРЯ 1909 г. 231

ционной борьбы двух путей объединения (= решения национальной проблемы буржуазного развития Германии), пути через великогерманскую республику и пути через прусскую монархию. Только к 1871 году второй путь окончательно (вот куда относится мое «вполне») победил. И тогда Либкнехт отказался от бойкота парламента. И тогда умер спор лассальянцев с эйзенахцами. И тогда умер вопрос об общедемократической революции в Германии, — а Науман, Давид и К0 стали в 90-х гг. (двадцать лет спустя!) оживлять труп.

У нас еще идет борьба. Еще не победил один из двух аграрных путей. У нас при всяком кризисе нашей эпохи (1905—1909—?? гг.), выступит, обязательно выступит «общедемократическое» движение «мужичка», и игнорирование этого было бы коренной ошибкой, на деле приводящей к меньшевизму, хотя бы в теории спор ставили на иную плоскость. Не я «свожу» спор к «меньшевизму», а история нашей эпохи сводит игнорирование пролетариатом национальной задачи буржуазного развития России к меньшевизму, ибо в этом суть меньшевизма и состоит.

Nebenbei*: Читали у Череванина в «Современном положении» об оппортунизме «классической постановки» вопроса большевиков? Прочтите!

Ad 2) В сущности, я почти все ad 2 уже сказал. В Германии поддержка рабочим пожелания «мужичка» получить себе (т. е. мужичку) землю крупного помещика, юнкера — реакционна. Не так ли? Не правда ли? В России реакционен в 1905—1909—?? гг. отказ от этой поддержки. Hie Rhodus, hie salta!** Тут либо отказ от всей аграрной программы и переход... почти что к кадетизму, — либо признание принципиальной разницы в постановке вопроса в Германии и в России, принципиальной не в смысле того, чтобы у нас была некапиталистическая, а в смысле того, что совсем иные, принципиально иные эпохи капитализма:

_______

* — Между прочим. Ред.

** — Здесь Родос, здесь прыгай! Ред.


232 В. И. ЛЕНИН

эпоха до окончательного утверждения национального пути капитализма и эпоха после такого утверждения.

Пока кончаю. Постараюсь послать Вам вырезки на тему наших бесед. Пишите, когда улучите свободную минуту.

Жму крепко руку.

Ваш Старик

Послано из Парижа в Петербург

Впервые напечатано в 1924 г. в журнале «Пролетарская Революция» № 5

Печатается по рукописи