Печать
Родительская категория: Ленин ПСС
Категория: В. И. Ленин Неизвестные документы (1891-1922)

31

ПИСЬМО ЗАГРАНИЧНОМУ БЮРО ЦК РСДРП

18 (31) января 1911 г.

В 3[аграничное] 6[юро] Ц[ентрального] к[омитета] Р[оссийской] с[оциал]-д[емократической] р[абочей] п[артии]

Уваж[аемые] тов[арищи]!

Мы получили Ваше письмо от 27/1 11 г. Ровно 7 недель (буквально!) Вы потратили на «голосование» вопроса о созыве пленума. И только теперь Вы, наконец, признали, что «предложение большевиков о созыве пленума1* для решения вопроса о деньгах находится в согласии с решением последнего пленума»1. Ваша странная медлительность и оттяжки в течение 2-х месяцев ответа на совершенно ясный и простой вопрос являются тем более преступными, что теперь Вы сами вынуждены были признать, что наше требование находится «в согласии с решением последнего пленума». На каком же, спрашивается, основании Вы позволили голосовцу И[горю] и тем, кто стоит за ним, срывать требование, находящееся «в согласии с решением последнего пленума»? И, далее, — Вы теперь сами признаете, что последнее собрание Центрального] к[омитета] предусмотрело на случай нашей (большевиков) заявки созыв именно пленума, а не, наприм[ер], «узкого состава», о котором Вы пишете двумя строками ниже. А между тем Вы — техническая исполнительная коллегия — берете на себя смелость помогать тем, кто срывает всякий Ц[ентральный] к[омитет], и вместе с ними объявляете созыв пленума (предусмотренный, по Вашим же собственным словам, Ц[ентральным] к[омите]том, исполнительным органом к[ото]рого Вы должны являться) «нецелесообразным»!

За срыв пленума, таким образом, вся ответственность ложится на Вас, и против такого Вашего образа действий мы решительно протестуем, оставляя за собой право бороться против него — прежде всего путем опубликования всей процедуры.

Но вместе с тем предстоящий созыв узкого состава ЦК есть, конечно, очень важное новое обстоятельство. Его нельзя было предусмотреть, когда мы подавали нашу заявку и когда казалось, что усилиями русских и заграничных ликвидаторов ЦК парализован надолго. Решениям хотя бы узкого состава ЦК мы, разумеется, придаем очень большое значение, и мы соглашаемся, поэтому, на то, чтобы 3-х месячный срок (см[отри] резолюцию пленума) считался с момента принятия резолюции ЗБЦК — дабы узкий состав Центрального] к[омитета] не был слишком стеснен во времени2.

Что касается Вашего предложения относительно согласия нашего на заем из «держательских» денег, то мы отвечаем на2* него следующее: «мы согласны на это предложение, понимая это так, что заем будет сделан, разумеется, на тех же началах, как это — без всякого протеста с чьей бы то ни было стороны — было сделано на прошлый месяц, т.е., что: — от «держателей» будет взято взаймы лишь столько, сколько Вам не хватит на расходы по общепартийным предприятиям (русскую работу ЦК, ЦО, ЗБЦК). Изменять же модус займов, особенно в виду предстоящего, по Вашим же словам, в близком будущем созыва Центрального] к[омитета], мы, разумеется, н е согласны.

Просим копию настоящего нашего письма сообщить Ц[ентральному] к[омитету] нашей партии, равно как и центральным комитетам «национальных» организаций.

С товарищ[еским] приветом за себя и по поручению тт. Ленина и Каменева

Г.Зиновьев.

31/I 11 г.

Фонд 17, on. 1, д. 969, л. 1-2 - автограф Г.Е.Зиновьева.

1*Далее зачеркнуто: «нахо[дится]».

2* Далее зачеркнуто: «это».

 

1 Публикуемое письмо — один из документов борьбы большевиков за возврат денег, переданных ими в ЦК РСДРП на пленуме в январе 1910 г. В соответствии с решениями пленума присутствовавшие на пленуме представители большевиков прекратили издание газеты «Пролетарий», заявили о ликвидации Большевистского центра и роспуске большевистской фракции, передали в общепартийную кассу (под контроль «держателей») принадлежавшие им денежные средства, оговорив условия, при которых эти средства могут быть востребованы: «продолжение издания меньшевиками руководящего фракционного органа, сохранение меньшевистской фракционной кассы, отказ содействовать общепартийным центрам в России и за границей». К концу 1910 г., по мнению большевистского руководства, меньшевики не выполнили постановлений пленума и все указанные условия возврата денег были налицо. 5 декабря 1910 г. В.И.Ленин, Л.Б.Каменев и Г.Е.Зиновьев, выступая от себя и по доверенности И.П.Гольденберга (Мешковского), направили в ЗБЦК заявление с требованием немедленного созыва пленума ЦК для решения вопроса о деньгах. В заявлении была ссылка на предусмотренную январским пленумом ЦК процедуру: если представители большевиков потребуют выдачи оставшихся сумм, то этот вопрос в трехмесячный срок решается окончательно «держателями», причем «предварительно созывается для этой цели пленум, который принимает по этому вопросу решение» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 335). Цитируемое Зиновьевым и Лениным письмо ЗБЦК от 27 января 1911 г. является ответом на заявку большевиков от 5 декабря 1910 г.

2 ЗБЦК располагало сведениями о готовящемся заседании русской коллегии ЦК РСДРП. Заседание не состоялось. При попытке его проведения в Туле 26 марта (8 апреля) 1911 г. были арестованы его организаторы-большевики - член ЦК РСДРП В.П.Ногин, кандидат в члены ЦК Г.Д.Лей-Тейзен и ряд других лиц.

 

32

ПИСЬМО К.КАУТСКОМУ

1 (14) февраля 1911 г.

Неггп Karl Кautsку

1 4. Niedstr[asse]. 14.

Friedenau bei Berlin1*.

14/II 11.

Sehr geehrter Parteigenosse!

Ich empfehle Ihnen hiermit bestens meinen Freund, Mitglied der Redaktion der Rabotschaia Gazeta (Arbeiterzeitung = bolschewistisches Organ) und der Redaktion des Zentralorgans, Genossen Zinоwiew.

Mit besten Griissen Ihr N.Lenin.

Wl. Oulianoff.

4. rue Marie Rose. Paris. XIV.

Фонд 2, on. 1, д. 27100 — автограф.

Перевод

14/II 11.

Многоуважаемый партийный товарищ!

Настоящим очень рекомендую Вам моего друга, члена редакции «Рабочей газеты» (большевистского органа) и редакции Центрального органа, товарища Зиновьева.

С наилучшими пожеланиями Ваш Н.Ленин.

В.Ульянов.

1* Адрес написан на конверте

 

33

ПИСЬМО К.КАУТСКОМУ1

Между 4 (17) и 15 (28) июня 1911 г.

Перевод с немецкого языка

Экземпляр № 1 для товарища К.Каутского

Уважаемый товарищ!

Очень сожалею, что мы вынуждены помешать Вашей научной работе и обратиться к Вам, а также к товарищам Мерингу и Кларе Цеткин, с просьбой незамедлительно разрешить наш спорный вопрос. Кризис в нашей партии продолжается уже в течение 1 1/2 лет, и в течение 7 месяцев, с 5 декабря 1910 г., мы требуем [возвратить] имущество нашей фракции, которое мы передали Центральному комитету только на [определенных] условиях2. Мы прилагали все усилия, ждали месяц за месяцем, не отказывались от любой попытки посредничества в нашей организации только для того, чтобы избавить Вас, Меринга и Цеткин от неприятной и хлопотной задачи быть судьями кризиса в нашей партии.

Но все попытки не удались, и мы ни при каких обстоятельствах не можем больше ждать. Мы вынуждены просить Вас срочно вынести третейское решение. Все остановилось, невозможно завершить ни одно партийное дело, Центральный орган больше не выходит, партийная школа вынуждена приостановить свою деятельность3, партийные функционеры не имеют средств к существованию, и все это потому, что в моем распоряжении больше нет ни копейки. Дело непременно должно быть решено в течение одной-двух недель.

А теперь о самом деле.

Первый документ в нашем споре — резолюция пленарного заседания Центрального комитета от января 1910г. Эта резолюция опубликована в № 11 Центрального органа в феврале 1910 г. Его дословный перевод прилагается (см. приложение 1а и 16)4.

На первый взгляд это, конечно, очень странная резолюция. Это договор между Центральным комитетом и фракцией, договор между целым и частью. Конечно, подобное невозможно ни в одной солидной партии.

Но именно то обстоятельство, что в нашей партии было возможно и необходимо заключить такой договор и опубликовать в Центральном органе, доказывает, что мы находимся в исключительном положении и что было бы в высшей степени заблуждением рассматривать обстановку в нашей партии с «европейской» точки зрения.

В нашей партии уже с 1903 г. царит фракционность вследствие раскола, который фактически занял место номинального единства.

Кажущийся таким странным договор формально является договором между Центральным комитетом партии, то есть общим представительством всех фракций, и одной фракцией — а содержание, смысл этого договора таков: роспуск всех фракций.

Наша большевистская фракция заключила с Центральным комитетом договор о том, что мы распускаем нашу фракцию и передаем имущество нашей фракции Центральному комитету при условии, что все фракции сделают то же самое.

Если однажды понять это содержание, этот смысл нашего странного договора, то можно легко объяснить все осложнения в нашей партийной борьбе.

Включив в свое собственное [решение] нашу «Декларацию» о том, что мы потребуем вернуть имущество нашей фракции, если меньшевики будут и дальше издавать свой фракционный орган и не распустят свою фракцию, и опубликовав ее в Центральном органе партии, Центральный комитет признал, что мы имеем право на возвращение имущества нашей фракции, если все другие фракции не будут распущены. То есть: не «осуждение» фракционности — ее уже самым торжественным образом осуждали бесчисленное число раз без видимого результата — а фактический роспуск всех фракций был условием, при котором мы распустили нашу фракцию. Такой роспуск всех фракций был возможен при условии, что большевики отвергают «отзовистов» (т.е. тех, кто хочет отозвать рабочих депутатов из Думы и вообще бойкотировать III Думу), а меньшевики со своей стороны отказываются от «л и квидаторов» (т.е. от тех членов партии, которые хотят ликвидировать, упразднить нынешнюю, старую, революционную партию и заменить [ее] новой, легальной, бесформенной, «открытой» — мы говорим «столыпинской» — рабочей партией).

Из этого следует: мы должны доказать три факта, чтобы обосновать наши претензии на возвращение имущества фракции:

1.   — что другие фракции н е распустились,

2.    — что мы не действовали легковесно, а серьезно сотрудничали с теми меньшевиками, которые борются против ликвидаторства, что мы действительно распустили нашу фракционную организацию и упразднили наш фракционный орган («Пролетарий»),

3.     — что Центральный комитет показал себя бессильным в деле искоренения фракционности и создания вместо нее органов, которые были бы в состоянии взять на себя организационную работу — и это несмотря на все усилия, несмотря на нашу деятельную большевистскую помощь.

Итак, теперь мы переходим к тому, чтобы привести эти доказательства. Хотя нам в этой внутренней борьбе, конечно, не удалось избежать невероятного количества оскорблений и ругани, мы все-таки хотим, и об этом следует сказать заранее, привести только факты, поддающиеся проверке, а не пустые обвинения.

1. Факт нероспуска фракций (меньшевиков-)«ликвидаторов» и (большевиков-)«отзовистов» (группа «Вперед») не подлежит никакому сомнению. Фракционный орган (меньшевиков) ликвидаторов «Голос социал-демократа» («Голос»)5 не был закрыт.

Для доказательства того, что не только большевики, но и те меньшевики, которые боролись с ликвидаторством, считали, что дальнейший выход «Голоса» означает продолжение существования фракции, мы процитируем:

1. — Слова Плеханова, одного из вождей меньшевиков, который выступал против ликвидаторства. Сразу после пленарного заседания Центрального комитета в январе 1910 г., он писал в своем «Дневнике Социал-Демократа»6 буквально следующее: «Голос» — «это их фактический фракционный, и притом безответственный центр»7.

То есть — очевидно, что «Голос» был и остается фракционным центром меньшевиков.

Плеханов в 1910 г. неоднократно открыто указывал в Центральном органе партии на то, что «Голос» и после пленарного заседания совершенно не борется с ликвидаторством, и даже защищает и содействует ему8.

4 апреля 1910 г. антиликвидаторы из меньшевиков (среди них Раппопорт, сотрудник «Neue Zeit»9, которого лично знает товарищ Каутский), опубликовали резолюцию. В ней говорится буквально, что «Голос», если не формально, то во всяком случае по существу является фактическим фракционным центром меньшевиков (пункт 3 резолюции), что сохранение «Голоса» неизбежно должно «повлечь за собою сохранение других фракционных органов» (пункт 4), что «Голос» после пленарного заседания представляет и защищает ликвидаторство еще больше, чем раньше (пункты 5 и 6), что большевики в противоположность этому выполнили решение пленума, «закрыв фракционный "Пролетарий"»10 (пункт 8)11.

Мы полагаем, что эти официальные заявления Плеханова, Раппопорта и товарищей меньшевиков, которых нельзя заподозрить в том, что они симпатизируют большевикам как таковым — достаточно доказывают, что ликвидаторы- меньшевики имеют в своем «Голосе» фракционный центр.

Далее. Объединения заграничных групп русских социал-демократов, которого со всей решительностью и совершенно официально потребовал пленум Центрального комитета, не произошло. Сторонники «Голоса» и после пленарного заседания, как и до него, образуют самостоятельные фракционные группы, которые поддерживают не партию, а ликвидаторский «Голос». Фракционные группы «Голоса» даже объединены во фракционной центральной организации12. То есть фракционность продолжает неизменно существовать.

После пленарного заседания в январе 1910 г. в России делались неоднократные попытки возродить Центральный комитет. Четыре большевистских члена Центрального комитета работали 1 1/2 года после указанного пленарного заседания, чтобы Центральный комитет снова занял достойное положение. Все эти четыре большевистских члена Центрального комитета арестованы: Мешковский, Иннокентий, Макар, Линдов.

Мы полагаем, что нет другого, «лучшего» — sit venia verbo1* — доказательства того, что большевики действительно работали.

Ни один член Центрального комитета от меньшевистской фракции не был арестован во время работы; они остаются на свободе, потому что ничего, то есть ровным счетом ничего не сделали для возрождения Центрального комитета.

Если кто-то захочет оспорить данный факт, то мы вежливо попросим: не слова, а доказательства. У нас есть письма, которые Иннокентий, Макар и другие писали из России, и с помощью этих писем мы можем документально доказать, что эти товарищи действительно работали для возрождения Центрального комитета.

Мы утверждаем, что меньшевики н е могут предъявить подобных писем от своих членов Центрального комитета (Петр и Костров). Мы утверждаем, что Петр ни разу — на протяжении 1 1/2 лет — не выступал на заседании Бюро Центрального комитета!13 Далее, мы утверждаем, что Костров только в 1911 г. — то есть после 1 года абсолютной бездеятельности! — два раза показался в Бюро, не занимался ничем практически. Недавно здесь в Париже на заседании Центрального комитета латыш Мартин совершенно открыто задал вопрос ликвидатору и стороннику «Голоса» Игореву, может ли тот представить письма и другие доказательства того, что Костров действительно осуществил какую-либо работу в интересах Центрального комитета? И Игорев был вынужден отрицательно ответить на эти вопросы (смотри протоколы)14.

Но мало этого. У меньшевиков-ликвидаторов есть в России легальная группа, которая действует в печати и в некоторых легальных рабочих организациях совершенно независимо от партии. Пленарное заседание Центрального комитета в январе 1910 г. поставило предварительным условием роспуска фракций (как «pakte d'unit6» — «соглашение о единстве»), требование, что большевики должны полностью отвергнуть «отзовистов» (попутно следует заметить: мы, большевики, уже летом 1909 г., то есть до пленарного заседания, формально исключили отзовистов из нашей фракции15) и со своей стороны развернуть легальную деятельность, чтобы в нашей партии не осталось места анархистскому отрицанию легальной работы, но с другой стороны, заявило, что всякое отрицание, даже недооценка нелегальной организации только усиливает влияние буржуазии на пролетариат и несовместимо с интересами партии. Для того, чтобы более торжественно и более официально сформировать договор о единстве (pakte d'iinite) пленум постановил назначить господина Потресова, главу легалистской группы, редактором легального партийного журнала, конечно, при условии, чтобы этот господин отмежевался от ликвидаторов и лояльно исполнил решение партии.

А затем произошло невероятное!

Пленарное заседание состоялось в Париже в январе 1910 г. В том же месяце в Петербурге вышел 1-й номер журнала ликвидаторов «Наша заря»16. В феврале, т.е. непосредственно после пленарного заседания, вышел второй номер этого журнала, и господин Потресов коротко и ясно объявил в нем, что центр ликвидаторов — это «фантом», поскольку — да, поскольку нельзя ликвидировать то, что вообще не существует!!! Буквально так («Наша заря», № 2, с. 71)17.

На другой день после пленума глава ликвидаторов издевался над решениями именно этого пленума, отрицал существование партии — защищая Столыпина, который не разрешает нам легально говорить о революционной социал-демократии! Он заявил о полной и абсолютной независимости группы легалистов от партии.

Можно себе представить, какую бурю негодования в рядах партии вызвало это выступление господина Потресова. Мы, большевики, называли отныне этого господина и его группу не иначе как «независимыми легалистами» — разумеется, независимыми от социализма — или героями столыпинской рабочей партии.

Но не только большевики рассматривали выступление господина Потресова как предательство партии. Меньшевик Плеханов, который был настолько искренен, что открыто выступил против ликвидаторства, писал в Центральном органе партии буквально, что господин Потресов «не существует для нашей партии!»18

Мы также представляем данную точку зрения и решительно заявляем, что эта группа легалистов является для нас не социал-демократической организацией, а лишь «столыпинской рабочей партией».

Сторонники «Голоса» не только не порвали с Потресовым и кампанией, но заявили (как Мартов в августе 1910 г.), что «ликвидаторы спасли честь партии» 19.

Далее. К группе Потресова и К° принадлежат меньшевики — члены Центрального комитета М[ихаил], Ю[рий] и Р[оман]. Это хорошо известные всем социал-демократам энергичные люди, которые развили старательную легалистскую деятельность. Можно было не задумываясь сказать: если меньшевики захотят лояльно последовать решениям пленума, тогда именно эти люди (поскольку они являются фактическими руководителями группы легалистов в практической сфере) будут помогать Центральному комитету — и vice versa2*; если эти люди откажут Центральному комитету в своей помощи, тогда будет получено доказательство, что легалисты окончательно отделяются от партии. Именно поэтому российские члены Центрального комитета - большевики сразу после пленарного заседания обратились к этим господам и попросили их принять участие в конституировании Центрального комитета. И что вышло?

М[ихаил], Ю[рий] и Р[оман] отказались и заявили, что они никогда не будут участвовать в заседании Центрального комитета по кооптации новых членов и что они вообще считают существование Центрального комитета вредным.

Это было абсолютное предательство партии. Центральный орган партии опубликовал весной 1910 г. этот ответ господ М[ихаила], Ю[рия] и Р[омана] и объявил их врагами партии20.

Господа М[ихаил], Ю[рий] и Р[оман] молчали целый год. Только потом они опубликовали в «Голосе» «опровержение»21, в котором, однако, сам факт, что они не принимали участия в заседании Центрального комитета, подтверждается!!! Более того. Авторы «опровержения» подтвердили, что к ним подходил большевик3* с предложением участвовать в заседаниях Центрального комитета, и он не только не был слепым приверженцем Ленина (читай: заклятым врагом, bete noire4*, личным врагом ликвидаторов), но даже отрицал «ленинский оттенок» [в партии] и представлял весьма «примирительную» точку зрения!

Тем самым окончательно констатируется, что российские члены Центрального комитета - большевики подходили к переговорам с легалистами с величайшей осторожностью и миролюбием, чтобы побудить их к выполнению решений пленарного заседания. И несмотря на это вожди легалистов отвергли предложение партии и тем самым партию. Так легалистская группа окончательно обосновала свою независимость от партии. Продолжая борьбу с партией, господа М[ихаил], Ю[рий], Р[оман] и К° выступали на легальных собраниях, в которых принимали участие рабочие, и Ремесленном съезде22. Один бундовец вынужден был даже признать на одном частном заседании рабочих делегатов Ремесленного съезда, что М[ихаил], Ю[рий] и Р[оман] занимают антипартийную позицию!!

Чтобы покончить с антипартийной деятельностью ликвидаторов, укажем на еще один важный факт. Социал-демократическая фракция в Думе — без сомнения, один из очень важных факторов в жизни нашей партии. Какова же была позиция этой думской фракции? Ее члены в большинстве своем меньшевики, поэтому невозможно заподозрить, что они симпатизируют большевикам как таковым. И все же думская фракция делом, а не словами, доказала, что она выступала с большевиками против ликвидаторов. Доказательством служит появление легального социал-демократического еженедельника «Звезда»23. Он выходит в Санкт-Петербурге, при участии в редакции членов думской фракции (разумеется, об этом нельзя говорить открыто, потому что иначе депутаты Думы попали бы в тюрьму). Пока вышло 24 номера. То есть почти 1/2 года существования — это очень, очень большой срок для легальной социал-демократической газеты в России!

Что же доказывает эта газета? В ней нет ни одной статьи ликвидаторов, ни одной статьи Троцкого, который фактически поддерживает ликвидаторов, и ни одной статьи сторонников «Голоса». Только статьи большевиков и Плеханова с его друзьями - антиликвидаторами.

Руководитель ликвидаторов и редактор «Голоса» Мартов сам был вынужден публично признать («Наша заря», номер.., страница...), что «Звезда», как и большевистский журнал «Мысль»24, принадлежит к антиликвидаторскому направлению25 .

Итак: легальную работу проводили м ы вместе с Плехановым и думской фракцией без и против ликвидаторов. Решение пленума о работе с Потресовым было отменено ходом событий, поскольку не было никакой возможности работать с ликвидаторами. Из этого следует, что именно ликвидаторы сделали объединение невозможным и что наш теперешний, окончательный разрыв с ликвидаторами не был произвольным, непродуманным, легковесным, а является необходимостью, обусловленной общим положением вещей, состоянием работы, действительным участием в деле социал-демократии.

В нашем большевистском легальном журнале «Мысль» сотрудничали Плеханов и Раппопорт. То есть доказано, что мы осуществили сближение с меньшевиками- антиликвидаторами, что мы выполнили решение пленума.

Плеханов и Раппопорт сотрудничали и в нашей нелегальной большевистской «Рабочей газете»26. Еще одно доказательство, что наша фракция видит теперь свою задачу не в подавлении всех других фракций, а в объединении всех антиликвидаторских элементов.

Основание «Рабочей газеты» вообще является тем обстоятельством, которое проливает ясный свет на фактически существующую фракционность в нашей партии. Пленум постановил поддержать «Правду» Троцкого27 и послать представителя Центрального комитета в редакционную коллегию «Правды». В августе 1910 г. произошел разрыв между Троцким и представителем Центрального комитета!! Троцкий так старательно выступал з а ликвидаторов и отзовистов, что только эти элементы симпатизировали его газете, а меньшевики-антиликвидаторы не принимали в ней участия!! Выступление Троцкого в «Vorwarts»28 во время Копенгагенского конгресса29 побудило Плеханова, польских товарищей как представителей Центрального органа и меня как представителя большевиков в резкой форме заявить протест руководству СДПГ против нелояльной, антипартийной позиции Троцкого30.

Факт: орган Троцкого продолжает существовать без представителя Центрального комитета как фракционный орган, а мы ведем нашу большевистскую «Рабочую газету» вместе с Плехановым и другими. Еще одно доказательство того, что не «фракционная непримиримость и несговорчивость» — в чем упрекают нас противники, — а продолжающееся существование других фракций заставило нас основать большевистский фракционный орган, который работал, однако, на сближение с Плехановым.

Теперь мы перейдем к другим фракциям, к группе «Вперед». Как сказано выше, мы, официальные представители большевистской фракции, исключили их еще д о пленарного заседания [1910 г.], летом 1909 г. из-за «отзовизма». Мы считаем, что во время революционного подъема, когда высоко поднялись волны революционных массовых забастовок в России, бойкот первой Думы в тех условиях был обязанностью революционной социал-демократии. Но теперь, во время контрреволюции, бойкот стал пустой фразой. С июня 1907 г. мы внутри нашей фракции делали все, чтобы доказать ошибочность мысли о бойкоте31. Летом 1909 г. были исключены отзовисты. Пленум января 1910 г. решительно осудил отзовизм и потребовал роспуска всех фракций. Но в противоположность этому группа «Вперед» провозгласила отзовизм «законным оттенком», продолжала действовать как самостоятельная фракция и как раз после пленарного заседания делала все, чтобы укрепить тыл отзовистов. Так, группа «Вперед» организовала в Болонье весной 1910 г. фракционную «школу», школу пропагандистов, что в наших нынешних условиях, в отсутствии оформленных местных организаций в большей части России, фактически очень похоже на конференцию, съезд фракции. Соответствующий партийный орган, созданный пленумом Школьный комитет, резко осудил это обособление и принял решение, что ни один истинный член партии не может участвовать в этой фракционной школе, или если назвать вещи своими именами, в этом центре антипартийной фракции32. Успех этого осуждения, как всегда при нашей фракционности, был совершенно отрицательным. Фракция плевала на решение партии. Меньшевики-сторонники «Голоса» и Троцкий действовали вопреки решению партии. Фракция «Вперед» продолжает существовать с собственной агентурой и кассой, школа в Болонье стоила больше 10 000 франков, это установлено. Фракционная литература группы «Вперед» открыто издевается над всеми партийными органами. Что касается тактики, то у нас до сих пор н е т от этой группы ясного, недвусмысленного заявления з а участие в выборах в IV Думу.

Дело обстоит следующим образом: предстоят выборы в IV Думу. Легалисты, основатели «столыпинской рабочей партии», ведут независимую предвыборную борьбу, и не подлежит никакому сомнению, что они выступят с самостоятельными кандидатами, не заботясь о «не существующей» — конечно, только для них не существующей — партии. Фракция «Вперед» вообще не принимает участия в выборах.

Что может сделать партия, если официальные партийные центры нельзя было созвать ни разу в течение 1 1/2 лет? Должна ли она продолжать игру интриг с этим смехотворным «созывом» [пленума] ликвидаторами33.

Мы так делать не можем. Наше первое решение: мы хотим самостоятельно выступить в защиту выборов, за старую партию и против «столыпинской рабочей партии». После 1 1/2 лет неудачных попыток побудить фракции легалистов и «Вперед» к партийной деятельности, мы должны действовать, мы не можем довольствоваться простым «осуждением». И поскольку старая фракционность снова вызвана к жизни другими, мы считаем своим неоспоримым правом потребовать обратно имущество нашей фракции.

Позволим себе здесь отклониться от темы, чтобы ответить нашим врагам. Нас упрекают в слишком жесткой полемике. Мы охотно признаем жесткость нашей полемики, но одновременно заявляем, что мы всегда будем выступать самым резким образом против фракций, которые попирают решения пленума и проводят либеральную или анархистскую политику. Наш договор как раз предполагал, что все фракции должны были быть распущены и ликвидаторство должно быть преодолено.

Ликвидаторы упрекают нас в причастности к экспроприациям. Мы констатируем, что уже пленарное заседание Центрального комитета проверило это обвинение и единогласно приняло резолюцию, в которой все обвинения объявляются закрытыми. Со времени пленарного заседания мы строго соблюдаем его решения и хотели бы видеть того, кто бы осмелился обвинить нас в нарушении этих решений пленума. 3 а экспроприацию средств царского правительства мы выступали в 1906 и 1907 годах, когда еще шла гражданская война. Мы приобрели твердое убеждение, что теперь такие средства борьбы несвоевременны, и со времени пленарного заседания мы действуем в соответствии с ним. Мы констатируем: тот, кто сейчас еще восстанавливает эти старые обвинения, действует нечестно и злонамеренно, чтобы запутать старые вопросы и пускать пыль в глаза товарищам.

Особенно нечестно действует вождь ликвидаторов Мартов, который сейчас снова выступает с подобными обвинениями перед общественностью и тем самым действует прямо на руку полиции. Русские черносотенные газеты, которые, как известно, поддерживают самые тесные отношения с полицией, с удовлетворением подчеркивают, что Мартов осыпает социал-демократию всеми грязными обвинениями. (Смотри «Земщину», известный погромный листок, «Россию», орган Столыпина и т.д.)34

Было бы неплохо, если бы немецкие товарищи проверили эти обвинения и захотели бы обратиться к принципиальным сторонникам «Голос а», а именно членам «Бунда» и так далее, чтобы услышать, действительно ли дело было объявлено пленумом закрытым.

Нелояльность Мартова доказывается, наконец, убедительнее всего тем, что он берет под защиту и поддерживает группу «Вперед», хотя внутри партии — несуществующий секрет, что эта группа получила деньги и после пленарного заседания [1910 г.] благодаря экспроприациям. Подумать только: Мартов, как и Троцкий, выступает против нас по поводу экспроприации которые прошли д о заседания, и прикрывает экспроприации группы «Вперед», которые были осуществлены как раз после этого заседания. Этот образ действий всеми признается, конечно, как образец политического шантажа чистой воды; но мы охотно готовы, не выступая перед общественностью, представить доказательства правильности наших обвинений против группы «Вперед». У нас в руках письменные доказательства.

Вообще наши противники ведут против нас, как и против Плеханова, ожесточенную личную полемику и представляют нас разбойниками и чудовищами. Но в то же время эти добрые люди хотят, чтобы ликвидаторы имели в центральных партийных инстанциях столько же мест как и мы. Конечно, мы с презрением отвергаем это! К личной полемике всегда прибегает тот, кто не разбирается в принципиальных спорных вопросах, или заинтересован в том, чтобы их запутать. Мы обвиняем наших противников в либерализме (особенно ликвидаторов и столыпинскую рабочую партию) и в анархии (особенно отзовистов и тех, кто объявляет отзовизм «законным оттенком»), вот и все. После буржуазной революции (1905 г.) совершенно неизбежно, что буржуазные попутчики рабочей партии — такими попутчиками — и являются ликвидаторы и отзовисты — снова покидают ее: Как раз с помощью этой «чистки» возникает пролетарская партия, и этот жесткий, часто очень жесткий и жестокий процесс «чистки» нельзя смягчить доброжелательными словами и благочестивыми пожеланиями. Объективные обстоятельства обусловливают ожесточенную борьбу против буржуазных попутчиков, против людей типа господина Струве. (Господин Струве писал в 1898 г. манифест социал-демократической партии, в 1902 г. стал либералом, в 1905 г. — контрреволюционеоом и опубликовал в 1908 г. бранные писания против революции35)5*. Условия развития нашего очень молодого рабочего движения таковы, что подобного рода буржуазные попутчики («герои на час») в состоянии образовать фракции и подчинить своему влиянию небольшие, тайные, разрозненные рабочие кружки. Что толку проповедовать «примирение» в этих условиях? Что толку приводить «пример» большой, уже зрелой немецкой рабочей партии?

Два слова о «примирении». Чтобы показать, насколько смешны были бы сейчас еще попытки примирения, следует привести пример борьбы не между большевиками и меньшевиками, а между двумя меньшевиками. Несколько недель назад сторонник Плеханова Ольгин опубликовал листовку, в которой он утверждал, что ликвидатор Дан якобы сказал: «Мы именно потому хотим перенести Центральный комитет в Россию, чтобы его арестовали»37. Подумайте: там, где дошло до того, что такие конфликты не могут быть улажены никаким судом, поскольку различные фракции никогда не смогут договориться о третейском суде, какая польза говорить о «примирении»?

Возможно, нам возразят: возвращение денег, восстановление фракции означает раскол, который будет иметь еще худшие последствия. Это возражение было бы лицемерием или грубой ошибкой.

Фракционность — это факт, и не возникнет никакого нового раскола, никакого его дальнейшего развития, если наша фракция, которая несет все-таки всю тяжесть партийной работы, обращается непосредственно к партии. Ликвидаторы и отзовисты также обращаются непосредственно к партии, имеют собственную агентуру, основывают собственные группы, так что движение за выборы в IV Думу потеряло всякую твердую почву. Мы должны спасти дело, встряхнуть партию. Какие фракции смогут и захотят пойти вместе, это партия выяснит очень быстро и легко на своей конференции или в худшем случае на местных конференциях. Наш шаг приведет не к окончательному расколу, а к объединению антилиберальных и антианархистских фракций, к усилению основного ядра партии, и все, кто останется вне этого объединения антилиберальных и антианархистских фракций, не имеют ничего кроме слов, пустых фраз и благочестивых пожеланий, они вводят партию в заблуждение и обманывают ее. Это, и ни что иное, доказала вся история партии в течение последних 1 1/2 лет.

Чтобы довести до конца наши доказательства, мы должны обсудить еще два обстоятельства.

Наши враги говорят, что те деньги, которые мы требуем вернуть, изначально принадлежали не большевистской фракции, а партии. Это утверждение уже достаточно опровергается словами резолюции пленарного заседания; все же совершенно невозможно себе представить, чтобы какой-либо пленум мог признать наше право на возвращение денег, если бы существовало малейшее сомнение, что деньги действительно принадлежали большевистской фракции.

Однако, если бы немецкие товарищи пожелали основательно изучить и этот вопрос не только формально, но и по существу, то мы охотно готовы доказать с помощью свидетелей (сестры умершего большевика, который оставил деньги в наследство фракции) и письменных документов, что деньги принадлежат нам38.

Затем наши враги утверждают, что мы, трое нижеподписавшиеся, н е представляем большевистскую фракцию. Но и этот вопрос решается легко. Мы заключили письменный договор с Центральным комитетом, м ы письменно признаны контрагентами. Из пятерых теперь — после арестов — трое находятся за границей, а от четвертого мы имеем письменную доверенность39.

Фактически было бы совершенно необоснованно и смешно оспаривать, что Ленин, Зиновьев и Каменев представляют большевистскую фракцию: вся история фракции с 1903 г. доказывает это.

В соответствии с резолюцией пленума до принятия немецкими товарищами решения о том, кому принадлежат деньги, должны быть созваны или пленум или специальная комиссия40.

Как обстоят дела с этим в нынешних условиях?

Прилагаемый перевод (Вы получите его завтра) опубликованного 17. 6. 11 «Извещения совещания членов Центрального комитета»41 дает недвусмысленный ответ на этот вопрос, который мы должны лишь слегка пояснить.

С 5. 12. 10 Заграничное бюро Центрального комитета — в последнее время ликвидаторы имеют там большинство — вопреки Уставу [ЦК] борется против созыва Центрального комитета. Теперь это противоречащее уставу поведение бюро привело к тому, что часть партии, а именно ведущая часть, порвала с ним.

Совещание членов Центрального комитета положительно и решительным образом признает, что Заграничное бюро виновно в антипартийной фракционной политике.

Вместо Заграничного бюро создается новый орган42. Таким образом у нас сейчас два исполнительных органа.

Что касается созыва пленума, то «Совещание» членов Центрального комитета констатирует, что Заграничное бюро больше не располагает доверием партии, и создается новая комиссия для созыва Центрального комитета43. При этом — чтобы сделать все для объединения — польскими товарищами, стоящими выше всякого подозрения в поддержке большевиков как фракции, вносится компромиссное предложение. В этом компромиссе Заграничному бюро — точнее говоря, бывшему Заграничному бюро — предлагается содействовать созыву пленума.

Товарищ Тышка, польский социал-демократ и член бывшего Заграничного бюро, сам выступил в бюро в пользу компромисса на другой день после Совещания членов Центрального комитета. Заграничное бюро компромисс отвергло. Более того: руководители ликвидаторов, М[ихал], Ю[рий] и Р[оман], не были признаны Совещанием (т.е. большевиками, поляками и частью латышей, короче, превосходящим большинством партии) членами Центрального комитета, а Заграничное бюро (т.е. ликвидаторы) признает их [членами ЦК].

Таким образом, после разрыва с Заграничным бюро — разрыв по вопросу о созыве пленума — два различных органа — Заграничное бюро и Техническая комиссия — созывают различные пленумы. На одном должны быть представлены руководители легалистов, на другом нет.

В этих обстоятельствах легко увидеть, что мы в течение месяцев — самое меньшее в течение месяцев — не сможем созвать пленум, потому что простое оповещение членов, находящихся в сибирской ссылке, требует огромного времени, не говоря уже о самом сборе.

Практическую работу партии и в частности кампанию по выборам невозможно откладывать до созыва Центрального комитета.

«Совещание» признает практическую неосуществимость, если не сказать невозможность, скорого созыва Центрального комитета тем, что создает новый орган, который должен созвать партийную конференцию. Этим новым органом является Организационная комиссия.

Итак: новая работа для того, чтобы восстановить партию. Кроме сторонников «Голоса» к участию в Совещании были приглашены все группы, т.е. фракции партии. Какое более ясное доказательство можно было бы дать тому, что фракционность снова достигла расцвета в отсутствие Центрального комитета?

Говоря чисто формально, сейчас можно было бы требовать созыва специальной комиссии. Но de facto6* это невозможно. Сейчас нет ни одного органа, который признавался бы обеими сторонами. Ни Заграничное бюро, ни Совещание членов Центрального комитета не могли далее существовать без взаимного разрыва. Таким образом события сделали заведомо невозможной совместную комиссию.

Заграничное бюро пало. Ликвидаторы покинули Совещание членов Центрального комитета. Таковы факты. И эти факты свидетельствуют о том, что теперь больше невозможна никакая комиссия.

И Вам тоже теперь не нужна такая комиссия, потому что в бывшем Заграничном бюро Вы найдете конституированной другую сторону. Если больше не принуждать партию соответствовать невозможным задачам, если не тратить бесполезно время, то лучше всего будет, если Вы сейчас же создадите коллегию третейских судей, сформулируете точные вопросы — и особенно questiones facti7*, направите эти вопросы всем участвующим группам или органам (короче, бывшему Заграничному бюро и т.д.) и после получения ответов или, если нужно, личного опроса представителей различных фракций — вынесете третейское решение.

Мы просим Вас, дорогие товарищи, сделать это как можно быстрее, чтобы положить конец невозможному, нетерпимому положению.

Мы повторяем, думая при этом о многообразной клевете бывшего Заграничного бюро, что мы без промедления выплатим деньги тому, кого Вы назовете нам в своем третейском решении.

Для нас важнее всего политическая сторона вопроса. Мы имеем право требовать возврата нашего фракционного имущества. Но наша деятельность при всех условиях — это решено нами окончательно — будет направлена против фракции легалистов («столыпинской рабочей партии») и фракции «Вперед». Реriculum in mora8*, мы должны выступить во главе партии, чтобы указать ей правильный путь между ликвидаторством и отзовизмом. Мы признаны пленумом от января 1910 г. как ведущая фракция, мы 1 1/2 года работали в этой роли. Дальнейшую ответственность за разрушенные партийные центры, за фиктивное единство и фактическую фракционную борьбу внутри всех органов мы на себя не берем. Мы обратимся непосредственно к русским рабочим и их небольшим разрозненным объединениям, вдохнем в них силы и призовем к самостоятельной деятельности.

С партийным приветом Н.Ленин.

Мой адрес: Г-н Вл.Ульянов. 140. Гран Рю, Лонжюмо (Сена-и-Уаза). Франция

Приложение.

Чтобы обобщить мои соображения и более наглядно представить ход моих доказательств, я позволю себе использование следующего метода, объективность которого — самое трудное для меня как для борца именно сохранить объективность! — конечно, нельзя будет оспаривать.

Я просто перечислю все периодические органы нашей партии, которые еще выходят после пленарного заседания в январе 1910 г., т.е. после договора о роспуске всех фракций, и коротко укажу тех, кто, т.е. какая фракция, участвует в этом органе.

Эти данные особенно легко проверить, а сила их доказательства кажется мне особенно решающей и неопровержимой.

Нелегально выходят за границей:

1) «Социал-Демократ», Центральный орган, которым руководим мы, большевики. Его поддерживает меньшевик-антиликвидатор Плеханов, а борются против него меньшевики- ликвидаторы, «Вперед» и Троцкий44.

2) «Дневник социал-демократа» Плеханова, сотрудниками которого являются только меньшевики-антиликвидаторы.

3) «Голос», в котором участвуют только меньшевики-ликвидаторы.

4) «Вперед», который представляет только фракцию «Вперед»45.

5) «Правда» Троцкого, за которой стоит только фракция Троцкого (Басок, один из основателей организации на юге России, покинул редакцию)46.

6) «Рабочая газета», орган большевистской фракции, которая была основана после разрыва Троцкого с представителем Центрального комитета в августе 1910 г. и причисляет к сотрудникам также меньшевиков-антиликвидаторов Плеханова и Раппопорта47.

Разве это простое перечисление недостаточно доказывает, что только большевики выполнили решения пленума? — что все другие (а именно антисоциал-демократические) фракции обособились? Но продолжим.

Легальные журналы не местного значения, которые выходят в России:

7) «Звезда» — еженедельник, которым руководят социал-демократическая фракция Думы, большевики и Плеханов. В 24 номерах нет ни одной статьи ликвидаторов, Троцкого или представителя газеты «Вперед»48.

8) «Наша заря», которая выходит ежемесячно и в которой сотрудничают только ликвидаторы, редко сторонники газеты «Вперед».

9) «Дело жизни», который выходит два раза в месяц и является чисто ликвидаторским49 .

10) «Мысль», выходит ежемесячно, является чисто большевистским и поддерживается Плехановым и Раппопортом, т.е. меньшевиками-антиликвидаторами.

Опубликовано — Geyer D. «Kautskys mssisches Dossier» («Русское досье Каутского»). Франкфурт-на-Майне—Нью-Йорк, 1981, с. 333- 345. Печатается по подлиннику на немецком языке (текст машинописный; правка, подпись и адрес — автограф Ленина), хранящемуся в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме.

Фонд 17, on. 1, д. 1041 — копия с правкой Г.Е.Зиновьева.

1* Да будет позволено мне сказать (лат.).

2* Наоборот (лат.).

3* В.П.Ногин.

4* Пугало (франц.).

5* Далее под строкой вставка В.И.Ленина: «Цитата из последнего (24- го) номера "Звезды". Меньшевик — а не "злой" большевик, — сторонник Плеханова, пишет: "При известных условиях, как это было опять-таки в Англии или в Италии, отчасти во Франции, рабочий класс может всецело находиться под влиянием буржуазии и заниматься буржуазной политикой. Это, заметим кстати, и стараются навязать русскому рабочему классу господа Изгоев, Милюков, Струве, равно как и Кускова, Прокопович, Потресов»36. То есть не только мы ставили Потресова на одну ступень с господином Струве.

6* Фактически.

7* Вопросы, касающиеся фактов (лат.).

8* Опасность в промедлении (лат.).

 

1 Публикуемые в сборнике письма В.И.Ленина и написанные совместно с Г.Е.Зиновьевым и Л.Б.Каменевым (см. док. 39, 43 и 44), адресованы держателям (К.Каутскому, Ф.Мерингу и К.Цеткин). Они посвящены вопросу возвращения большевикам денежных средств, переданных держателям после пленарного заседания Центрального комитета РСДРП в январе 1910 г. Письма дополняют материалы на эту тему, опубликованные в Ленинском сборнике XXXVIII. Полностью переписка лидеров большевиков и других фракций и течений РСДРП с «держателями», а также «держателей» между собой опубликована на языке оригинала в книге «Kautskys russisches Dossier» (Русское досье Каутского). Франкфурт-на Майне-Нью-Йорк, 1981.

2 Речь идет о кризисе в РСДРП после Объединительного пленума ЦК в январе 1910 г. За указанный В.И.Лениным период практическая деятельность ЦК в России не была налажена, резолюция пленума о ликвидации фракций не была выполнена меньшевиками и впередовцами, сохранившими свои печатные органы и организационные центры. 22 ноября (5 декабря) 1910 г. лидеры большевиков — Ленин, Зиновьев, Каменев, за себя и по доверенности Мешковского (И.П.Гольденберга), подали в Заграничное бюро ЦК официальную заявку на возвращение принадлежавших большевистской фракции денежных сумм, переданных в общепартийное пользование на пленуме ЦК (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 335).

3 Перерыв в издании газеты «Социал-Демократ» составил почти полгода: № 21-22 вышел 19 марта (1 апреля), № 23 - 1 (14) сентября 1911 г. В.И.Ленин имеет в виду трудности с финансовым обеспечением партийной школы в Лонжюмо, занятия в ней проходили в мае—августе 1911 г.

4 Упоминается постановление пленума ЦК РСДРП (январь 1910 г.) «О фракционных центрах», составной частью которого является «Декларация большевиков» об условиях передачи в ЦК и возвращении принадлежавших большевистской фракции денежных средств. Оно было опубликовано в газете «Социал-Демократ» № 11, февраль 1910 г. (см.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 358-359). В настоящем сборнике не воспроизводятся.

5См. док. 20, прим. 2.

6 «Дневник Социал-Демократа» — непериодический орган, издававшийся Г.В.Плехановым, выходил в Женеве с марта 1905 г. по апрель 1912 г. Вышло 16 номеров.

7 См. статью Г.В.Плеханова «Последнее пленарное собрание нашего Центрального комитета». Опубликована в: Дневник Социал-Демократа, № 11, март 1910 г.; Плеханов Г.В. Соч., т. XIX, с. 119.

8 Очевидно, имеются в виду следующие статьи Г.В.Плеханова, публиковавшиеся в газете «Социал-Демократ» в 1910 г.: «В защиту подполья» (№ 12, апрель), «О пустяках, особенно о г-не Потресове» (№ 13, май), «О том, что полезно уметь связывать свои мысли» (№ 15-16, сентябрь), «Несколько слов в ответ т. Линдову» (№ 18, ноябрь).

9 «Die Neue Zeit» — теоретический журнал Социал-демократической партии Германии, выходил в Штутгарте с 1883 по 1923 г.

10 См. док. 8, прим. 2.

11 В.И.Ленин цитирует проект резолюции, предложенный меньшевиками-партийцами на собрании парижской меньшевистской группы 22 марта (4 апреля) 1910 г. Был издан отдельной листовкой. В своих статьях 1910 г. Ленин приводит цитаты из проекта (см.: Ленин В.И. Поли, собр. соч., т. 19, с. 233, 296).

12 Имеется в виду Центральное бюро заграничных групп РСДРП (ЦБЗГ) (1908—1914 г.), объединявшее группы меньшевиков-эмигрантов в разных городах Европы. Находилось в Париже.

13 Бюро ЦК РСДРП в России (Русское бюро ЦК) — полномочный орган ЦК, руководило партийной работой в России. Обладало всеми правами ЦК РСДРП.

14 В.И.Ленин подтверждает сказанное ссылкой на протоколы Совещания членов ЦК РСДРП, живущих за границей, проходившего в Париже 28 мая — 4 июня (10-17 июня) 1911 г. В совещании участвовали большевики — В.И.Ленин, Г.Е.Зиновьев и А.И.Рыков, польские социал-демократы — Ян Тышка и Ф.Э.Дзержинский, латышский социал-демократ (как наблюдатель) — М.В.Озолин. Представители меньшевиков и Бунда ушли с совещания, в принятии решения не участвовали. Протоколы совещания сохранились не полностью. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 251-273.

15 Имеется в виду резолюция совещания расширенной редакции «Пролетария» (Париж, июнь 1909 г.) — «Об отзовизме и ультиматизме» (см.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 335-338).

16 См. док. 29, прим. 3.

17 Имеется в виду следующее положение из статьи А. Н. Потресова «Критические наброски. О том, почему пустяки одолели»: «Ибо может ли существовать, спрошу я у читателя, в лето 1909-е, не как фантом в больном воображении, а как подлинная реальность, течение ликвидационное, ликвидирующее то,... чего на самом деле уже нет как организованного целого» (Наша заря, № 2, 1910, с. 61). Полностью приводится В.И.Лениным в статье «Марксизм и "Наша заря"» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 108) и Г.В.Плехановым в статье «О пустяках, особенно о г-не Потресове» (см.: Социал-Демократ, Mb 13, май 1910 г., с. 5).

18 Слова в разрядку — цитата из статьи Г.В.Плеханова «О пустяках, особенно о г-не Потресове» (см. прим. 17).

19 Какую публикацию имеет в виду В.И.Ленин, установить не удалось.

20 Письмо Русского бюро ЦК РСДРП с информацией об отказе Михаила, Юрия и Романа участвовать в работе ЦК РСДРП было приведено в статье В.И.Ленина «"Голос" ликвидаторов против партии» (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 208-210).

21 См. приложение к «Голосу социал-демократа» 24, февраль 1911 г. В.И.Ленин писал об этом в своей статье «Разрушители партии в роли "разрушителей легенд"» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 181-185).

22 Речь идет о 2-м Ремесленном съезде — состоялся в С.-Петербурге в январе 1911 г. В ходе его работы петербургские ликвидаторы провели совещание с группой делегатов-рабочих.

23 См. док. 29, прим. 1.

24 См. док. 29, прим. 2.

25 На какую статью Л.Мартова ссылается В.И.Ленин, установить не удалось.

26 См. док. 30, прим. 1.

27 См. док. 19, прнм. 2.

28 «Vorwlrts» — ежедневная газета, Центральный орган Социал-демократической партии Германии, выходила в Берлине с 1891 г. по 1933 г.

29 В. И.Ленин упоминает Международный социалистический конгресс в Копенгагене (VIII конгресс II Интернационала), проходивший с 15 (28) августа по 21 августа (3 сентября) 1910 г.

30 В.И.Ленин имеет в виду анонимную статью (автор Л.Д.Троцкий) «Die russische Sozialdemocratie» («Русская социал-демократия»), с пометкой редакции: «От нашего русского корреспондента» в ЦО СДПГ газете «Vorwlrts» (№  201 от 28 августа 1910 г. н. ст.). Протест против этой статьи был направлен делегатами VIII конгресса II Интернационала Г.Плехановым, А.Варским, В.Лениным в Правление СДПГ 20 августа (2 сентября) 1910 г. (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 47, с. 296-298).

31 Речь идет о позиции большевиков после разгона II Государственной думы в июне 1907 г. и назначении выборов в III Государственную думу. Против бойкота думы В.И.Ленин выступал на общероссийской конференции РСДРП в г. Котка (Финляндия) в июле 1907 г. За бойкот думы выступал А.А.Богданов. См. также статью Ленина «Против бойкота (Из заметок с.-д. публициста)» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 1-36).

32 Партийная школа в Болонье, созданная группой «Вперед», работала с ноября 1910 г. по март 1911 г. Школьный комитет (Комитет общепартийной школы при ЦК РСДРП) был создан постановлением пленума ЦК РСДРП (январь 1910 г.) в составе 9 человек: от большевиков — 2, от меньшевиков — 2, от группы «Вперед» — 2; по одному от Бунда, СДКПнЛ н СДЛК (см.: КПСС в резолюциях н решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 357). Председателем комитета был большевик Н.А.Семашко. В публикуемом письме ссылка на заявление комитета — «Товарищам-слушателям школы группы "Вперед"» (конец декабря 1910 г.), в котором говорилось: «Школьный комитет при ЦК пришел к единогласному убеждению.., что партийный долг товарищей — отказать во всяком содействии сепаратной школе и работать только на школу, учреждаемую Центральным комитетом». (Исторический архив. 1962, 5, с. 51).

33 В.И.Леннн пишет о постоянном противодействии Заграничного бюро ЦК, в котором большинство составляли меньшевики-голосовцы и их сторонники, созыву пленума ЦК РСДРП, начиная с декабря 1910 г.

В конце мая 1911 г. большинство ЗБЦК в последний раз проголосовало против созыва пленума.

34 Имеется в виду брошюра Л.Мартова «Спасители или упразднители? Кто и как разрушал РСДРП». Издана в Париже, между 12 и 19 мая 1911 г. (н. ст.). В конце июля 1911 г. «держатели» получили ее перевод на немецком языке.

В своей критике брошюры Мартова В.И.Ленин приводит публикации упоминаемых газет в феврале 1910 г. В них со ссылкой на информацию Мартова, содержался намек на использование членами ЦК РСДРП денег, полученных от Пермского революционного партизанского отряда (Лбовской дружины). Эти же публикации цитировались Л.Б.Каменевым в его брошюре «Две партии» (Париж, 1911, с. 152-153).

«Земщина» — ежедневная газета, орган крайне правых депутатов Государственной думы. Выходила в С.-Петербурге с июня 1909 г. по февраль 1917 г.

«Россия» — ежедневная политическая и литературная газета. Выходила в С.-Петербурге в 1905—1914 г. Субсидировалась Министерством внутренних дел.

35 Вероятно, имеются в виду статьи П.Б.Струве «Интеллигенция и революция» (в сборнике «Вехи», март 1909 г.), «Консерватизм интеллигентской мысли» и «Тактика или идея?» (Обе с подзаголовком «Из размышлений о русской революции») — см. «Русская мысль» № 7 и № 8 за 1907 г.

36 В.И.Ленин цитирует статью П.Дневницкого (Ф.О.Цедербаума) «Рутина или прогресс?» (Звезда, № 24, 27 мая (9 июня) 1911 г.).

37 Ольгин приводит высказывание Ф.Дана в листовках от 13 (26) апреля и 5 (18) мая 1911 г., изданных в Париже. Устное выступление Ольгина на эту тему состоялось на собрании в Париже в январе 1911 г. В.И.Ленин использует его в своих письмах Российской коллегии ЦК РСДРП (февраль 1911 г.) и Совещанию членов ЦК, живущих за границей (июнь 1911 г.). (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 159, 254).

38 См.: Ленинский сборник XXXVIII, с. 32-35, 54 и др., настоящее издание док. 14, 17, 18, 45, 46.

39 В.И.Ленин имеет в виду себя, Г.Е.Зиновьева и Л.Б.Каменева, находившихся в июне 1911 г. в Париже, и письменную доверенность И.П.Гольденберга (Мешковского). Пятым подписавшим договор был И.Ф.Дубровинский.

40 В.И.Ленин имеет в виду процедуру возвращения большевикам денежных средств держателями, утвержденную пленумом ЦК РСДРП в январе 1910 г. См. так же док. 25 и прим. 1.

41 В.И.Ленин ссылается на извещение о совещании членов ЦК РСДРП в Париже 28 мая - 4 июня (10-17 июня) 1911 г.

42 Была создана Техническая комиссия, на которую возлагалось исполнение технических функций по организации издательства, транспорта литературы и т.п. и Организационная комиссия — для созыва общепартийной конференции.

43 См. резолюцию совещания членов ЦК РСДРП «О созыве пленума Центрального комитета» (примечание к п. 2) (см.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 364).

44 См. док. 19, прим. 3.

45 «Вперед» — .сборник группы «Вперед», выходил в Женеве с 1910 по 1911 г.

46 См. док. 19, прим. 2.

47 См. док. 30, прим. 1.

48 См. док. 29, прим. 1.

49 «Дело жизни» — легальный журнал, орган меньшевиков-ликвидаторов, выходил в С.-Петербурге в январе — октябре 1911 г. Вышло 9 номеров.

 

34

ЗАПИСКА О НАЛИЧНЫХ СРЕДСТВАХ В КАССЕ БОЛЬШЕВИКОВ НА 23 ИЮНЯ (6 ИЮЛЯ) 1911 г.

23 июня (6 июля) 1911 г.

Налицо 6.VII.11

1) 49 obligfationes] Metro

a 493                                            24 560 у нас осталось

= 24 157 frs                                  от 30 000

24 560 - 24 157 = 403 frs

2) 30 hypottekes, banque de Nonage.

a 485

= 14 550 frs

3) деньгами

50 703.93 - 403.93 = 50 300 frs + 14 550 frs  =  64 850 frs - 20 000 = 44 850

50 703  - 20 000 =  30 703 - 403 = 30 300 frs

14 550 + 30 300 = 44 850 frs1

Фонд 2, on. 1, д. 27102 - автограф.

1* См. док. 35. Проверка находящихся на банковском счете Ленина наличных сумм и ценных бумаг Большевистского центра проводилась в связи с необходимостью передать их по постановлению январского пленума ЦК РСДРП 1910 г. под контроль «держателей».

 

35

ПИСЬМО ДИРЕКТОРУ НАЦИОНАЛЬНОГО УЧЕТНОГО БАНКА ФРАНЦИИ

23 июня (6 июля) 1911 г.

Longjumeau, le 6.VII.11.

Monsieur le Directeur!

Ayez l'obligeance d'envoyer immediatement a Madame Zetkin-Zundel1* Wilhelmshohe. Post-Degerloch bei Stuttgart. Allemagne.

(1)    30 hypothdques banque de Norvfcge.

(2)    La somme de 30 300 frs (trente mille trois cents francs)2*. Vous m'obligerez beaucoup si vous m'informer immediatement par ecrit quand les dits titres et la dite somme seront envoydes. Veuillez agreer, Monsieur, mes salutations, les plus distingu6es.

Wl. Oulianoff.

Мои adresse: 140, Grande Rue. Longjumeau (S. et O.)

Фонд 2, on. 1, д. 26326 — автограф.

Перевод

Лонжюмо, 6.VII.11.

Господин Директор!

Будьте любезны немедленно послать госпоже Цеткин-Цундель1 Wilhelmshohe. Post-Degerloch bei Stuttgart. Allemagne.

(1)    30 закладных Норвежского банка.

(2)   Сумму в 30 300 франков (тридцать тысяч триста франков)2. Я Вам буду очень обязан, если Вы мне немедленно сообщите письменно, когда указанные ценные бумаги и указанная сумма будут высланы.

Примите, господин, мои искренние приветствия.

Вл. Ульянов.

Мой адрес: 140, Grande Rue. Longjumeau (S. et О.)

1 17 (30) июня 1911 г. «держатели» (К.Цеткин, К.Каутский и Ф.Меринг) сообщили В.И.Ленину, что считают необходимым как можно скорее взять в свои руки денежные фонды и все ценные бумаги и просили переслать их по адресу К.Цеткин. Будучи в Париже, В.И.Ленин 22 июня (5 июля) 1911 г. передал директору Национального учетного банка публикуемое письмо.

2 См. док. 34.

 

36

ПИСЬМО В ТЕХНИЧЕСКУЮ КОМИССИЮ РСДРП1

25 июня (8 июля) 1911 г.

У[важаемый] т[овари]щ!

Мы получили Ваше письмо. Мы удивлены: во 1-х, запрашиваемой Вами суммой: по нашим приблизительным] подсчетам — расходы на июнь — июль составляют не 20 т[ысяч], а — меньше половины этой суммы. Во-вторых, Вы — полагаем согласитесь с нами, что мы (6[ольшеви]ки) к[а]к сторона условно передавшая деньги нем[ецким] т[о]в[а]р[ищам] и теперь предъявившие иск о возвращении денег — имеем разумеется право выступать к[а]к соглашательская сторона2 при выработке бюджета.

Ждем В[ашего] ответа

Каменев.

Ленин.

Зиновьев.

8/VII.

Фонд 2, on. 1, д. 23582 — копия, автограф С.Гольденберг.

1 См. док. 33, прим. 42.

В Техническую комиссию были включены М.Ф.Владимирский, М.К.Владимиров и В.Л.Ледер.

2 Так в документе.

 

37

ПИСЬМО К.КАУТСКОМУ, Ф.МЕРИНГУ И К.ЦЕТКИН

4 (17) июля 1911 г.1

Перевод с немецкого языка

Тов. К.Каутскому

Уважаемые товарищи!

В нашем первом письме2, содержавшем обоснование выдачи денег нашей фракции, мы

1)   привели официальный, т.е. опубликованный в Центральном органе партии, текст нашего соглашения с пленумом Центрального комитета;

2)   подробнее осветили значение и смысл этого соглашения как соглашения, целью которого был роспуск всех фракций;

3)   привели доказательства того факта, что ни фракция «Голоса» (ликвидаторское направление), ни фракция «Вперед» (отзовистское направление) не были распущены;

4)   изложили обстоятельства, при которых после этого пленума Центральный комитет ни разу не собирался снова, не провел н и одного заседания и даже не конституировался;

5)   указали на последние компромиссы, предложенные совещанием членов ЦК (17.VI.11), потерпевшие полную неудачу3;

6)   изложили причины, по которым сейчас абсолютно исключается созыв пленума, так же как и учреждение особой комиссии.

Трудно оспаривать то, что сумма приведенных доказательств более чем достаточна для обоснования требования о возвращении имущества нашей фракции — ведь условие, при котором эти деньги были получены Центральным комитетом с целью вручения «держателям», абсолютно не соблюдено. Не требует особых доказательств и то, что после случившегося невозможно более откладывать решение вопроса в долгий ящик.

В настоящий момент решение держателей, согласно которому 20 000 франков, т. е. примерно (1/4) четверть всей суммы, следует передать Технической комиссии, создает новое положение вещей, которое вынуждает нас снова выступить в защиту наших интересов.

Чисто формально с некоторой натяжкой, эти 20 000 франков можно рассматривать как временную передачу спорного имущества третьему лицу д о окончательного решения вопроса. Но это было бы именно чисто внешним, ограниченно- формальным представлением. Де факто передача четверти всей оставшейся суммы [Технической комиссии] на 2 месяца(!) похожа на частичное решение вопроса... в пользу третьего лица. Подобное решение (пусть даже частичное) в пользу третьего лица, по нашему глубочайшему убеждению, в правовом отношении — огромная ошибка, а в политическом — является попыткой навязать нам определенную политическую ответственность, которую мы никогда на себя не брали и никогда не возьмем.

Попробуем подробнее проанализировать здесь вопрос с обеих точек зрения, правовой и политической.

Как обстоит дело в правовом отношении? Ясный и недвусмысленный ответ на это дает нам текст нашего соглашения с пленумом Центрального комитета. Приведем существенный абзац из него1*: «Если представители большевистского течения... заявят требование о выдаче им оставшейся к этому времени суммы, то этот вопрос во всем его объеме, т. е., выдать ли и кому именно (большевистским членам ЦК и ЦО или Центральному комитету) решается окончательно этими держателями...»4

Этот текст соглашения ясен и не допускает различных толкований. Он устанавливает границы, в рамках которых вопрос решают держатели («в полном объеме», т. е. какой из двух партий следует выдать деньги — так звучит это место). В этом варианте текст нашего соглашения был передан вам, товарищи, делегатами ЦК в январе 1910 г. после пленума, и, заявив о своей готовности взять на себя роль держателей, вы одновременно приняли на себя [обязательство] строго придерживаться текста именно этого нашего формального соглашения в случае, если понадобится принимать третейское решение. Точный смысл этого соглашения состоит только в одном: либо Центральный комитет, либо представители большевистского течения, — третьей инстанции, которая могла бы претендовать на спорное имущество, н е существует. А держатели, немецкие товарищи, призваны на роль третейских судей, чтобы решить, кому из этих двух контрагентов следует выдать деньги. Существует только одно соглашение, формально признанное всеми, подписанное и опубликованное в Центральном органе: соглашение между Центральным комитетом и нашей фракцией. Какого-то другого соглашения не существует, а вывести из единственно существующего какие бы то ни было права для третьего лица — невозможная вещь.

Это правовое следствие неоспоримо, и еще менее можно оспорить политическое следствие. Мы заключили с Центральным комитетом, т.е. коллективным органом, который представляет все фракции, договор о том, что все фракции должны быть распущены (ликвидированы). Если произойдет слияние всех фракций, то мы теряем всякие права на деньги. Если этого не происходит, то деньги нам возвращаются. Мы пошли на этот договор ни с кем иным, как с пленумом Центрального комитета и ни на каком ином условии, кроме условия роспуска всех фракций. 5 декабря 1910 г. мы объявили этот договор недействительным5. Никто не может заставить нас заключить новый. Прямо и категорически мы заявляем, что теперь мы не приложим руки ни к какому договору, о чем мы сказали уже в нашем первом письме. И как мы подчеркнули там же, для нас важна политическая сторона вопроса. Пусть даже деньги попадут туда или сюда, — мы хотим иметь политическую ясность и добьемся ее любой ценой. Другими словами: наши деньги мы отдали только пленуму ЦК и только при условии, что все фракции будут распущены; в настоящий момент, поскольку это условие не было соблюдено, мы снова получили полную свободу действий, и м ы не берем на себя ответственность за выдачу денег какому-то третьему лицу. Мы считаем себя совершенно в праве настаивать на том, что немецкие товарищи во избежание ошибки, которую затем потребуется исправлять, должны формально установить, какая, собственно, группа или фракция и на основе какого догов о- р а может заявлять претензии на наши деньги. В настоящее время процесс решения денежного вопроса породил в нашей партии, особенно среди заграничных фракций, групп и группок, своего рода охоту за деньгами: число претендентов, как это можно видеть из обсуждений в партии, растет не по дням, а по часам. Иногда достаточно немногих фраз преимущественно «примирительного» характера (которые ничего не стоят и ни к чему не обязывают), чтобы обосновать «права» новых претендентов. До сих пор мы как фракция заключали и будем заключать и впредь временные блоки с различными другими фракциями, как, например, с плехановской фракцией (литературное соглашение), с Технической комиссией, Организационной комиссией, с поляками, «примиренцами» (фракцией настроенных примиренчески)6 и др. На блоки такого рода мы можем пойти и на конференции7. Но никакого соглашения, которое касалось бы денежных вопросов, никогда не заключалось, и, следовательно, какой-либо другой фракции было бы довольно трудно юридически обосновать претензии на спорные деньги.

Здесь было бы уместно коротко подчеркнуть два пункта, находящихся в тесной связи с вопросом, который необходимо изучить; это:

1)   финансы различных фракций;

2)    отношение между фракциями после совещания (17 июня 1911 г.).

Согласно договору от января 1910 г. большевики обязались больше не вести собственную кассу фракции, и мы действительно не вели ее (если это утверждение неверно, то деньги должны быть выданы Заграничному бюро ЦК — а если оно верно, тогда единственно только нам). Все большевистские группы сдавали свои суммы только в руки ЦК.

После разрыва Троцкого с представителем ЦК мы основали нашу «Рабочую газету»8 (с редакцией, состоящей исключительно из большевиков) — это было в августе 1910 г. — и привлекли в качестве сотрудников ряд верных партии меньшевиков. 5 декабря 1910 г. мы выставили требование о возвращении денег.

Меньшевики не закрыли свой «Голос социал-демократа»9 и вели сборы для него, т.е. для своей фракции. Согласно отчету в самом «Голосе» они получили за 1 1/2 года около 14 500 франков. ЦК они не отдали ничего. В своем легальном органе они работают при содействии либералов — какого-л ибо отчета в ЦК они не представили.

У группы «Вперед» уже после пленума (мы предлагаем свои услуги, чтобы доказать это) было сначала поступление от размена за границей 500-рублевых купюр, имеющих своим источником тифлисскую экспроприацию 1907 года, а затем 85 000 рублей (т.е. 200 000 франков!) от экспроприации в Миассе10. И от всего — ни гроша Центральному комитету!

Плехановцы издавали свой собственный орган, «Дневник Социал-Демократа»11 — Центральный комитет не видел ни гроша от этого, и ни одной строчки отчета.

Поляки, как и остальные национальные организации, не дали Центральному комитету ни пфеннига.

В этих условиях мы имеем полное право требовать возвращения наших фракционных денег — поскольку существовала исключительная договоренность: все помогают ЦК и только ЦК. Разумеется, это не должно означать, что после получения нашего фракционного имущества мы прекратим поддерживать общие партийные центры и предприятия, мы были фракцией до пленума и все-таки помогали ЦК, Центральному органу, так же как, например, и польской социал-демократии.

Далее, после совещания (17.VI.lt) никто и нигде не предпринимал ни малейшего усилия для роспуска фракций. Так, например, на просьбу вступить в члены Организационной комиссии Плеханов ответил ее делегату: «пусть лучше существуют двенадцать фракций — тогда русские рабочие скорее найдут выход, чем два постоянных блока и раскол между ними»12.

Эти слова кажутся парадоксальными, но они очень точно освещают фактическое положение вещей: у нас было не двенадцать, а всего 5-6 русских фракций и различные блоки среди них. Так, например, ликвидаторы, поддерживая «Партийную школу» группы «Вперед»13 и публикуя их декларации в прессе, заключили с ними блок — совсем как во Франции эрвеисты и жоресисты против марксистов14. И мы будем заключать блоки — как на выборах, так и в наших органах прессы, — с принципиально стоящими близко к нам фракциями (плехановцами, примиренцами и т.д.) — но обособленное существование фракций вследствие этого не ликвидируется, так же как и и х права на их собственное имущество.

Подводя итоги сказанному, мы настаиваем на том, что денежный вопрос должен быть решен на строгой основе договора от января 1910 г., что не существует и не может возникнуть других правовых источников, что другие претенденты, кроме упомянутых в договоре, не допускаются.

С партийным приветом

Н.Ленин.

P.S. Эти строки уже были написаны, когда пришло ваше послание от 9/7/1115. Характер этого послания заставляет нас ограничиться следующим кратким заявлением:

1)    Мы подчиняемся вашему требованию отказа от права на соглашение с Т[ехнической] комиссией при составлении бюджета. Это подчинение мы считаем необходимым, поскольку данный вопрос, хотя и косвенно, связан с вопросом о деньгах, который Вы должны решить согласно определению пленума.

2)    Мы протестуем против упрека в том, что оказывали «финансовое давление» [на Техническую комиссию] и т.д. Этот упрек можно объяснить только недостаточной информированностью об истинном положении вещей.

3)    Мы доводим до вашего сведения, что оба органа, созданные на совещании, т.е. Организационная комиссия и Тех[ническая] комиссия, приняли решение, по которому они признают за нами как за контрагентами право на соглашение [с ними] при составлении бюджета. Соглашение на два месяца было уже действительно достигнуто — без малейшего разногласия во мнениях. Мы доводим до вашего сведения, что нам неизвестно, сообщил ли вам об этом факте тов. Тышка, так же как и о том, что польский представитель в Центральном органе вышел из его редакции после того как редакция от[казалась] принять один из его «ультиматумов» (сейчас этот представитель пол[ьской] соц[иал]-демократии опять вернулся в редакцию ЦО)16.

4)    Мы просим вас известить нас о сроке, когда следует ожидать вашего окончательного решения.

В заключение позвольте нам, товарищи, еще раз выразить наше сожаление по поводу того, что мы отнимаем у вас драгоценное время и отвлекаем ваше внимание от вашей научной работы на наши прозаические дела.

Опубликовано — Geyer D. «Kautskys russisches Dossier» («Русское досье Каутского»). Франкфурт-на-Майне - Нью-Йорк. 1981, с. 399- 403. Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме.

 

1* «Смотри наше первое письмо, приложение 1 6. Страница 3» — примечание В.И.Ленина.

 

1 Датировано по дню отправки рукописи письма на перепечатку (см. указ. издание, легенду, с. 403).

2 См. док. 33.

3 См. док. 33, прим. 14.

4 См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 359.

5 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 335.

6 Имеются в виду примиренчески настроенные большевики А.И.Любимов, С.А.Лозовский, М.К.Владимиров и другие.

7 Упоминается общепартийная конференция, подготовкой которой занималась Организационная комиссия, сформированная совещанием членов ЦК РСДРП в июне 1911 г.

8 См. док. 30, прим. 1.

9 См. док. 20, прим. 2.

10 Речь идет об экспроприации в Тифлисской конторе Российского государственного банка, проведенной группой боевиков под руководством С.А.Тер-Петросяна (Камо) 13 (26) июня 1907 г. (номера захваченных 500-рублевых банкнот были сообщены российским и зарубежным банкам, поэтому их размен удался лишь частично), и экспроприации уральских боевиков на железнодорожной станции Миасс в августе 1909 г.

11 См. док. 33, прим. 6.

12 Делегатом Организационной комиссии, посетившим Г.В.Плеханова, был А.И.Рыков.

13 См. док. 33, прим. 32.

14 Имеются в виду сторонники Г.Эрве, возглавлявшего в Объединенной социалистической партии Франции направление левого толка, близкого к анархо-синдикализму, и Ж.Жореса — лидера правого крыла, уклонявшегося к реформизму. Марксистами В.И.Ленин называет течение во главе с Ж.Гедом и П.Лафаргом.

15 Письмо «держателей» В.И.Ленину от 9 июля 1911 г. (н. ст.) (см. издание в легенде, с. 381-383), являлось ответом на письмо В.И.Ленина, датированное между 4 (17) и 15 (28) июня 1911 г. (см. док. 33).

16 Имеется в виду В.Ледер. В июне 1911 г. после выхода из редакции Ю.Мартова и Ф.Дана, он настаивал на введении в редакцию двух других меньшевиков. Несогласие В.И.Ленина и Г.Е.Зиновьева вызвало временный отказ Ледера исполнять редакторские функции.

 

38

ЗАЯВЛЕНИЕ Г.Е.ЗИНОВЬЕВА, В.И.ЛЕНИНА И Л.Б.КАМЕНЕВА1

Не ранее 19 июля (2 августа) 1911 г.

Мы неоднократно получали запросы из России с указанием на необходимость систематического изложения принципиальных разногласий, разделяющих Р[оссийскую] с[оциал]-д[емократическую] р[абочую] п[артию] и партию легалистов-независимцев2, ведущих ожесточенную борьбу с революционной социал-демократией.

Приближение избирательной кампании делает эти запросы особенно настоятельными. Предлагаемая читателям брошюра является ответом на эти требования русских товарищей.

Выход брошюры г. Мартова3 заставил нас присоединить к основному тексту брошюры ряд дополнений фактического характера, а также дать место разъяснениям затронутых г. Мартовым товарищей.

Подписи: Григорий.

Ленин.

Каменев.

Июль 1911 г.

Брошюра издана на специально собранные средства.

Фонд 2, on. 1, д. 23584 - автограф Л.Б.Каменева.

1 Речь идет о брошюре Л.Б.Каменева «Две партии» с предисловием В.И.Ленина от 2 августа 1911 г. (н. ст.) (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 295-298). Ленин ознакомился с корректурой брошюры, предложил вставку (см. там же, с. 299) и некоторые поправки (см. письмо Ленина Каменеву — там же, т. 48, с. 36). Как распространялось заявление — установить не удалось.

2 Так называл В.И.Ленин группы меньшевиков, занимавших ярко выраженные ликвидаторские позиции. Их лидерами в России большевики считали А.Н.Потресова и вышедших из ЦК РСДРП Михаила, Романа и Юрия.

3 Речь идет о брошюре Л.Мартова «Спасители или упразднители? (Кто и как разрушал РСДРП)». Изд. «Голоса социал-демократа». Париж, 1911.

Г.В.Плеханов в «Дневнике Социал-Демократа» № 15, октябрь 1911 г. опубликовал отзыв К.Каутского на брошюру Мартова: «В действиях Ленина мы видели только ответ на отвратительную брошюру Мартова против него, которая являлась бы прямо бессмысленной, если бы не преследовала цели принудить к расколу».

 

39

ПИСЬМО Л.Б.КАМЕНЕВУ

8 (21) сентября 1911 г.

Mr. Rosenfeld

Pension de la Colline. Chailly sur Clarens. Suisse.

Дорогой Л[ев] Б[орисович]!

В субботу, 23, я буду в Цюрихе в 2 час[а] дня: собрание Межд[ународного] с[оциалистического] бюро.

М[ожет] б[ыть] можно бы [повида]ться в Вашим «citoyen Incognito»1*. Пусть он напишет мне тотчас на адрес (Неrrn Lenin. Mitglied der I[nternationale] Soz[ialistische] Bureau. Zurich. VоIkshaus)2* так, чтобы в субботу письмо (или телегр[амма]) были в Цюрихе, пусть он мне даст свой адрес для ответа [или] телефон1.

Про Вас услышал, ч[то] Вы в понед[ельник] уже в Париже будете. Верно ли?

Я думаю, в Цюри[хе] 2-3 дня не больше задержусь.

Au revoir

Ваш Ленин

Фонд 2, on. 1, д. 2764 — автограф, сверен с копией Л.Б.Каменева — ф. 323, оп. 2, д. 150, л. 38.

1* «Гражданин инкогнито» (франц.).

2* (Господину Ленину, члену Международного социалистического бюро. Цюрих. Народный дом)

 

1 С кем В.И.Ленин должен был встретиться, установить не удалось. Судя по письму Ленина Л.Б.Каменеву от 24 сентября (7 октября) 1911 г. речь идет о человеке, которому была сделана операция по поводу базедовой болезни. Этой болезнью страдала Н.К.Крупская (см. док. 41).

10-11 (23-24) сентября 1911 г. Ленин был в Цюрихе (Швейцария), участвовал в заседании Международного социалистического бюро.

 

40

ПИСЬМО Г.Е.ЗИНОВЬЕВА, В.И.ЛЕНИНА И Л.Б.КАМЕНЕВА К.ЦЕТКИН, Ф.МЕРИНГУ И К.КАУТСКОМУ

16 (29) сентября 1911 г.

Перевод с немецкого языка

Париж, 29/9/11.1

Уважаемые товарищи!

К нашему сожалению мы должны еще раз побеспокоить вас по нашему денежному вопросу. Около двух месяцев прошло с тех пор, как мы обратились к вам с просьбой указать нам самый крайний срок, когда вы намереваетесь хотя бы начать генеральный процесс по решению о принадлежности нам денег. К сожалению, мы до сегодняшнего дня не получили от вас этого ответа2. Более того, из сообщений товарища Шацкого о состоявшихся в Йене переговорах, мы узнаем, что дело генерального процесса ни на шаг не продвинулось вперед3. В ответ на это, товарищи, мы должны самым решительным образом заявить протест. Ведь с юридической стороны дело совершенно ясное и абсолютно бесспорное. Деньги принадлежат нам и должны быть выданы нам незамедлительно, так как условия, на которых мы согласились на передачу этих денег Центральному комитету, как вам известно, не были соблюдены. Все остальные фракции располагают довольно значительными денежными средствами и могут использовать их по своему усмотрению. А мы, единственная фракция, которая уважает и соблюдает партийные решения, лишены возможности до конца защищать интересы партии и развивать ту возросшую меру энергии, которую требует настоящий момент.

Товарищи! Мы требуем только того, что гарантировано нам решениями пленума Центрального комитета: чтобы вы начали генеральный процесс и выдали принадлежащие нам деньги. И мы просим хотя бы дать нам знать, каковы же препятствия, стоящие на пути начала этого процесса? Мы считаем, что имеем право претендовать на исполнение подобной просьбы.

Далее: до нас дошел слух, что фракция ликвидаторов и их верные подручные Аксельрод и Троцкий имеют наглость требовать у Вас деньги для оплаты редакторов, вышедших из Центрального органа, так же как и газета «Правда», которая порвала с Центральным комитетом и изгнала оттуда его представителя4 и т.д. Мы самым решительным образом заявляем, что мы никогда не согласимся, чтобы в руки этим людям попал хотя бы один пфенниг из наших денег и что мы сочли бы подобное использование наших денег верхом беззакония. Вам, товарищи, принадлежит право установить в ходе генерального процесса, кому должны быть присуждены деньги: нам, большевикам, или Центральному комитету,— так, как это решил пленум. Мы дали наше согласие на временную меру с целью созыва партийной конференции5. Эта конференция — на пути к осуществлению. Около 10 организаций в России приняли на себя работу по ее подготовке. Мы хотим, чтобы Организационная комиссия и Техническая комиссия также считались законно действующими, хотя мы составляем там меньшинство и находимся в оппозиции6. Но, если Аксельрод и Троцкий (которые, между прочим, располагают значительно большими средствами, чем мы) столь циничным образом протягивают руки, чтобы заполучить «кусок шкуры неубитого медведя», то настоящим посланием мы официально заявляем: мы не даем на это нашего согласия, и товарищи-держатели, как вам известно, ни в малейшей степени не были уполномочены на это пленумом ЦК.

Сегодня мы просим дать нам подтверждение:

1)  что деньги первоначально находились у тов. Ленина по вашему распоряжению;

2)  что 20 000 франков были переданы тов. Лениным Технической комиссии по вашему письменному распоряжению;

3)   что тов. Ленин по вашему первому требованию выслал вам все находившиеся в его распоряжении «деньги держателей»7.

Такое подтверждение с вашей стороны нам совершенно необходимо перед лицом темных слухов, которые раздуваются в реакционной прессе (как, например, в «Новом времени»8 и т.д.), а также чтобы положить конец сплетням, которые распространяются ликвидаторами. И мы имеем полное право рассчитывать на то, чтобы вы дали нам это требуемое подтверждение.

Как и наш представитель товарищ Шацкий, мы просим вас во избежание недоразумения в приемлемой для вас форме проверить передачу денежных фондов товарищем Лениным (возможно, учредить контрольную комиссию).

Мы ждем вашего ответа и просим извинить обоснованные помехи.

С партийным приветом!

От имени товарищей Ленина, Каменева и Зиновьева

Г.Зиновьев

Опубликовано — Geyer D. «Kautskys russisches Dossier» ( « Русское досье Каутского » ). Франкфурт-на-Майне — Нью- Йорк, 1981, с. 531-533. Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме.

Фонд 2, on. 1, д. 2770, письмо — машинописная копия, подпись — автограф Г.Е.Зиновьева, пометка — автограф В.И.Ленина.

1 На копии письма имеется пометка В.И.Ленина: «П[ись]мо З[иновьева] (Ленина и К[аменева] от 29.IX. И с просьбой проверить сумму, внесенную] Л[ени]ным».

2 См. док. ЗЗ.

3 Имеется в виду процедура принятия решения о возврате большевикам денежных сумм, переданных в распоряжение ЦК РСДРП на основании резолюции пленума ЦК в январе 1910 г.

Шацкий (Г.Е.Зиновьев), будучи представителем большевиков на съезде Социал-демократической партии Германии в Йене (10-16 сентября 1911 г. (н. ст.)) вел с «держателями» переговоры по этому вопросу.

4 См. док. 19, прим. 2. Представителем ЦК РСДРП в редакции газеты «Правда» (венская) был Л.Б.Каменев, он был удален из редакции в августе 1911 г. Из редакции ЦО в июне 1911 г. вышли меньшевики Л.Мартов и Ф.Дан.

5 Имеется в виду согласие большевиков на передачу части держательских сумм в бюджет Технической комиссии для подготовки общепартийной конференции.

6 Организационная комиссия состояла из 5 членов: 3 большевика (из них — 2 ленинца, 1 — примиренец), 2 — польских социал-демократа; Техническая комиссия состояла из 3 членов: 1 большевика-ленинца, 1 — большевика-примиренца, 1 — польского социал-демократа.

7 Деньги Большевистского центра находились на счете В.И.Ленина в Национальной учетной конторе в Париже. К ним также имел доступ секретарь и кассир БЦ А.И.Любимов (см. док. 16). После январского пленума ЦК (1910 г.) деньги, поступившие под контроль «держателей», продолжали по их просьбе оставаться на счете В.И.Ленина. «Как я Вам уже писал однажды, — говорилось в письме Ленина К.Каутскому от 24 мая (6 июня) 1911 г., — я в любой момент охотно откажусь от неприятного поручения хранить эти деньги и готов переслать их Вам» (Ленинский сборник XXXVIII, с. 41). 17 (30) июня 1911 г. «держатели» предложили Ленину все ценные бумаги перевести на счет К.Цеткин (Там же, с. 43, прим. 1). По распоряжению Ленина от 23 июня (6 июля) 1911 г. Национальный учетный банк в Париже (см. док. 35) переслал деньги и ценные бумаги К.Цеткин.

8 «Новое время» — ежедневная политическая и литературная газета, выходила в С.-Петербурге —Петрограде с 1868 г. по 1917 г.

 

41

ПИСЬМО Л.Б.КАМЕНЕВУ 1

24 сентября (7 октября) 1911 г.

М-mе Кеmmеrer (для Каменева)

[Дорогой] Л[ев] Б[орисович]!

К сожалению я не видал в Женеве нашего «инкогнито», который почему-то не остановился в условленном отеле. Так и не свиделся с ним, а это мне крайне необходимо. Постарайтесь узнать его адрес 1) либо через Люб[овь] Вас[ильевну], либо 2) зайдите к Роз[алии] Марковне (жене Плеханова — m-me Bograde, 6, rue Candolle или телефонируйте ей1* и попросите, не знает ли она, где он, у какого хирурга он был.

«Инкогнито» должен быть сохранен инкогнито: не забывайте этого и не говорите о нем ни единому человеку.

Au revoir

[Ваш Ленин]

P.S. Нет ли у Вас2*

[Повидай]тесь с Гориным и с Мининым: рассейте (осторожно) их «примиренчество» и условьтесь о будущих рефератах.

Фонд 2, on. 1, д. 2771 — автограф; сверен с копией Л.Б.Каменева — фонд 323, оп. 2, д. 150, л. 42.

1* Номер телефона не удалось разобрать. Документ поврежден

2* Далее несколько слов прочитать не удалось.

1 См. также док. 39.

 

42

ПИСЬМО Г.Е.ЗИНОВЬЕВА И В.И.ЛЕНИНА В.Л.ЛЕДЕРУ

6 (19) октября 1911 г.

Члену редакции Ц[ентрального] о[ргана]1 З.Ледеру

Член Тех[нической] к[омиссии] 2 т. Камский сообщил нам, что Технич[еская] к[омис]сия большинством голосов приняла два явно незаконных решения:

1)   Задержать набор Ц[ентрального] о[ргана] до выхода в свет какого-то «Бюллетеня» 3, издание к[ото]рого не предусмотрено не только пленумом, но даже и совещанием цекистов.

2)    Узурпировать права редакции Ц[ентрального] о[ргана] и выбранного ею секретаря и передавать в типографию рукописи Ц[ентрального] о[ргана] только через Леву.

Ввиду этих незаконных решений, мы предлагаем принять следующие решения от имени редакции Ц[ентрального] о[ргана]:

«Редакция Ц[ентрального] о[ргана] постановляет:

а) сдать нем[едленно] номер Ц[ентрального] о[ргана]4 в набор в частную типографию; в) ни одной рукописи Ц[ентрального] о[ргана] Леве не пересылать; с) принять все меры для разоблачения незаконных действий большинства Технич[еской] к[омиссии]1*».

Прошу Вас немедленно сообщить мне как Вы голосуете по этому вопросу.

За себя и т. Ленина Григорий

19/Х И г.

Фонд 17, on. 1, д. 2256 - автограф Г.Е.Зиновьева.

1* Далее зачеркнуто: «d) для оплаты расходов по набору номера предпринять сбор денег».

1 Центральный орган РСДРП — газета «Социал-Демократ». См. док. 19, прим. 3.

2 См. док. 35, прим. 1.

3 «Информационный бюллетень» — издание Технической комиссии. Печатался в Париже. Вышло два номера (28 июля (11 августа) и 15 (28) октября 1911 г.).

В письме говорится о X? 2 «Бюллетеня». Отзыв В.И.Ленина о нем см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 354.

4 Речь, по-видимому, идет о № 24 газеты «Социал-Демократ», вышедшем 18 (31) октября 1911 г.

 

43

ПИСЬМО Г.Е.ЗИНОВЬЕВУ

13 (26) октября 1911 г.

26.Х.11. 3 часа.

Сейчас послал Вам телеграмму о доброй вести.

Телеграмма (из того города, куда Вы телеграфировали вчера) гласит: «Скоро будет Ольга К-на»1.

Ясно, что это означает выезд с полномочиями и — что при таком положении наше дело вполне обеспечено. Во всяк[ом] случае «давать» теперь нельзя.

Как последнюю предосторожность, могу рекомендовать лишь такую меру: если индийский петух2 согласен на договор, заключите его условно. Я де — скажите ему — должен снестись с коллегами и, ежели они согласны, Вы (петух) получите в понедельник такую-то телеграмму.

При таком варианте мы обеспечиваем себе возможность еще раз uberligen1*.

Но я думаю, что депеша Ольги решает дело в нашу пользу окончательно и бесповоротно: бояться нечего2*.

P.S. У нас в руках теперь 4 письм[енных] документа, доказывающих] образование ОК и отъезд сюда; для любого суда это решает.

PPS. К судье советую все же съездить.

Фонд 2, on. 1, д. 2772 — автограф.

1* Обдумать (нем.).

2* Далее подпись Ленина — росчерк

1 Речь идет о приезде в Париж представителя Российской организационной комиссии Г.К.Орджоникидзе. Предполагалось, что, имея полномочия от российских подпольных комитетов на созыв конференции, удастся получить деньги у «держателей».

Российская организационная комиссия возникла в конце сентября 1911 г., главной ее задачей являлась подготовка конференции РСДРП. Комиссия свою задачу выполнила, уже в декабре 1911 г. из России стали приезжать делегаты на конференцию (Пражская конференция РСДРП, работавшая с 5 (18) по 17 (30) января 1912 г.).

2 Адвокат Дюко де ля Ай. Оказывал большевикам юридическую помощь в получении денег от «держателей».

 

44

ПИСЬМО К.КАУТСКОМУ

20 октября (2 ноября) 1911 г.

Перевод с немецкого языка

Париж. 2. 11. 1911.

Дорогой товарищ!

Только что я получил телеграмму от тов. Цеткин, что она предпринимает «переговоры» с Вами1. Не возвращаясь снова к тому, что произошло, в данных обстоятельствах, высоко оценивая Ваши теоретические работы, чтобы избавить Вас от крупных неприятностей и «участия» в судебном процессе — я считаю своей обязанностью сразу же официально сообщить Вам, что после письменных заявлений Меринга и Вашего для нас нет пути назад. После этих заявлений коллегия третейских судей для нас больше не существует и не может быть реставрирована2.

Н.Ленин.

P.S. Поскольку В ы сообщили мне о сложении с себя должности Мерингом, я вынужден просить Вас в случае необходимости предъявить это письмо и тов. Мерингу.

Вл. Ульянов

4. rue Marie Rose, Paris XIV.

Опубликовано — Geyer D. «Kautskys russisches Dossier» («Русское досье Каутского»). Франкфурт-на-Майне-Нью-Йорк, 1981, с. 569. Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме.

1 Телеграмма К.Цеткин В.И.Ленину не разыскана.

2 Ф.Меринг отказался исполнять обязанности «держателя» в августе 1911 г. по болезни, К.Каутский — 5 (18) октября 1911 г. К.Цеткин сообщила о сложении с себя этих обязанностей в письме руководителям большевиков 3 (16) ноября 1911 г.

В письме В.И.Ленину и Заграничному бюро ЦК РСДРП от 5 (18) ноября 1911 г. К.Каутский и К.Цеткин заявили, что вопрос о деньгах, «держателями» которых они являются, остается спорным и может быть решен только с общего согласия большевиков, с одной стороны, и всех других фракций, участвовавших в январском 1910 г. пленуме ЦК, — с другой. Пока такое соглашение не будет достигнуто, деньги останутся в том банке, куда их поместили «держатели» (см. «Kjuitskys russisches Dossier», s. 574-575). Дальнейшие усилия большевиков добиться возврата денег с помощью юристов не имели успеха.

См, также док, 33.

 

45

ПИСЬМО В.И.ЛЕНИНА, Г.Е.ЗИНОВЬЕВА И Л.Б.КАМЕНЕВА Ел.П.ШМИТ И В.К.ТАРАТУТЕ1

5 (18) ноября 1911 г.

18/XI И г.

Уважаемые товарищи!

Сейчас только нам сообщили, что т[ак] наз[ываемая] «Технич[еская] к[омиссия]»2 обратилась к Вам с письм[енным] требованием внести деньги (долг Ваш — Б[ольшевист]ской фракции) либо ей («Технич[еской] к[омиссии]»), либо т, К.Цеткиной.

Мы считаем необходимым, ввиду этого, подтвердить свое требование, изложенное в письме от 16/XI 11 г.3, и осветить роль наших противников, к[ото]рые осрамили себя этим последним выступлением, как никогда, и не спрячутся теперь никуда от партийной ответственности за свое интриганство. Можно только приветствовать открытое выступление «Технич[еской] к[омиссии]», окончательно разоблачившее их,

В самом ответе, теперь Вы имеете перед собой два формальных, т.е. письменных, точных требования на деньги. Перед Вами два и только два противника — до сих пор Вы ни разу не имели перед собой 2-х претендентов: от Вас требовали деньги разные учреждения накануне их распада и ни одно не поддержало своих требований.

Посмотрим же на требование «Т[ехнической] к[омиссии]». Нашим противником выступает учреждение, которому прямым постановлением (в России напечатанным) Российской орган[изационной] к[омиссии] запрещен ы «литературные и иные» выступления без ведома Р[оссийской] орган[изационной] к[омиссии]4.

Выступая после этого без всякого «ведома и согласия» Р[оссийской] орган[изационной] к[омиссии], господа Лева и Станислава, изображающие из себя «Техни[ческую] к[омиссию]», поступают как шантажисты. Получив прямое desaveu1* от созданного в России центра и ожидая завтра еще большего осуждения от российской] конференции (к[ото]рая, вероятно, исключит подобных интриганов из партии), эти господа не опираются теперь ровно ни на кого!!5 Завтра они сбегут и пропадут без следа, — так же как явились они без всякой тени серьезной опоры литературной, организационной или иной какой.

Предостеречь Вас от вступления в переговоры с такими субъектами мы считаем своим долгом: такие переговоры или руководство (хотя бы в той или иной степени) их мнением ничего кроме разочарований и неприятностей принести Вам не может.

Но этого мало. Герои интриги в лице Левы и Станиславы, обращаясь к Вам, не дождались даже пришедшего сегодня к Ленину (адресовано ему с надписью: б[ольшевистской] фракции) письма Цеткиной. В этом письме ни слова не говоря ни о типогр[афии], ни о долге, — Цеткина явно отступает, ибо — умалчивая об отдаче денег, прячась за уклончивые фразы о «sicherstellung»2* денег (у нее находящихся) — Цеткина заявляет «оffiziеll»3*, во-1-х, что она «ни одного часа» не могла и не хотела оставаться «депозитером» после ухода Каутского (а К[аут]ский ушел 15/Х !!), а, во-2-х, что и она «складывает с себя должность депозитера»6.

Какова же осведомленность или какова наглость господ Левы и Станиславы, если они требуют от Вас теперь возврата денег «депозитеру», сложившему свою должность!!

Ввиду попыток подобных субъектов запутать и затормозить дело, еще более выясненное уходом Цеткиной (хотя дело ясно было и до ее ухода), мы считаем долгом подтвердить требование и заявить, что ждем получения вполне удовлетворительного ответа от Вас в течение ближайших же дней.

С товарищ[еским] приветом

Н.Ленин

Григорий

Ю.Каменев.

Фонд 2, on. 1, д. 27106 - автограф Г.Е.Зиновьева, подписи — автографы В.И.Ленина и Л.Б.Каменева.

1* Непризнание, опровержение (франц.).

2* Гарантии (нем.).

3* Официально (нем.).

1 См. также док. 14, 17, 18, 46.

2 См. док. 35.

3 Письмо от 3 (16) ноября 1911 г. не найдено.

4 См. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд., т. 1, с. 371.

5 В ноябре 1911 г. в Технической комиссии осталось два члена — большевик-примиренец М.К.Владимиров (Лева) и представитель СДКПиЛ С.Гольденберг (Станислава). Представитель большевиков-ленинцев М.Ф.Владимирский вышел из нее после отказа Станиславы и Левы подчиниться решениям Российской организационной комиссии. В январе 1912 г. Техническая комиссия прекратила работу.

6 5 (18) ноября 1911 г. В.И.Ленин получил от К.Цеткин письмо от 3 (16) ноября 1911 г., в котором она сообщала, что снимает с себя обязанности «держателя». Ленин тотчас же ответил ей письмом, в котором подчеркнул: «Вы теперь не имеете абсолютно никакого права продолжать держать деньги у себя и безусловно обязаны вернуть их мне, т.к. Вы получили деньги от меня лишь с целью вынесения вопроса на решение третейского суда тремя определенными лицами», и далее, что вынужден обратиться в гражданский суд, «т.к. Ваше молчание означает, что Вы отклоняете мое мирное предложение» (Ленинский сборник XXXVIII, с. 49).

 

46

РАСПИСКА В ПОЛУЧЕНИИ ДЕНЕГ ОТ Ел.П.ШМИТ1

14 (27) ноября 1911 г.

Согласно протоколу о приеме имущества X, Y, Z от ....... 09 г.

осталось выплатить большевикам следующее:

1)    7739 рублей, составляющих личное пожертвование Ел[изаветы] П[авловны] в покрытие судебных по делу пошлин и

2)    3840 руб[лей], за 3 1/7 пая, приобретенных Е[лизаветой] П[авловной], согласно предложению Б[ольшевистского] ц[ентра], а всего 11 579 рублей (одиннадцать тысяч пятьсот семьдесят девять рублей).

После этого выяснилось, согласно письмам адвоката от 6 ноября 1909 г. и 14 января 1910 г., что имеется еще неразделенное между наследниками имущество отца в размере 11 707 рублей. Согласно предлож[ению] Е[лизаветы] П[авловны] раздел этого наследства был произведен на таких началах, чтобы большевики могли получить все то, что в этом наследстве принадлежало покойному Н[иколаю] П[авловичу]. Из этих 11 707 руб. большевики должны получить 1/4 часть (согласно завещанию отца эта сумма должна была быть разделена поровну между 4-мя его наследниками], в том числе и покойный Н[иколай] П[авлович]). За смертью Н[иколая] П[авловича] деньги были разделены между 3-мя наслед[никами], при чем Алексей отказался от излишка, образовавшегося ввиду смерти Н[иколая] П[авловича], и таким образом вся доля покойного была разделена между двумя сестрами Ел[изаветой] П[авловной] и Ек[атериной] П[авловной]. В виду этого кроме 2-х вышеупомянутых сумм Е[лизавета] П[авловна] имеет заплатить большевикам еще третью сумму, которая равна половине доли покойного из вышеуказанного наследства отца, т.е. 1462 руб., а всего 13 041 руб., а по курсу дня (265) = 34 558 fr. 65 ct.

Уплату своего личн[ого] пожертв[ования] (7739 руб.) Ел[изавета] П[авловна] приурочила к моменту реализации ее имущ[ества] и перевода его за границу и не позднее весны 1910 года. Но по независящим от нее обстоятельствам и без протеста с чьей бы то ни было стороны реализация эта произоша и деньги были переведены за границу лишь в июле 1911 г., когда Ел[изавета] П[авловна] обратилась к нам с заявлением о своей готовности передать эти деньги.

Е[лизавета] П[авловна] считает себя обязанной с июля 1911 г. начислять % на вышеуказанную сумму (не считая 7739 руб. личного пожертв[ования]). Но мы полагаем, что эти % покрываются теми расходами (размен Москва — Женева, Женева — Париж; пересылка для надписи паев Москва —Женева, Женева — Москва; почтов[ые] и телеграфн[ые] расходы), которые понесены Е[лизаветой] П[авловной]. Остается получить лишь сумму чистого капитала, что составляет 34 558 fr. 65 ct. Эту сумму нижеподписавшиеся и получают в чем и выдают соответствующую расписку.

27/XI 11г.

Paris.

Г.Зиновьев.

Н.Ленин.

Фонд 2, on. 1, д. 27111 - подлинник, подписи - автографы Г.Е.Зиновьева и В.И.Ленина.

1 См. также док. 14, 17, 18, 45.