Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 29114

Иосиф Сталин

О Ленине

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Ленин как организатор и вождь РКП

Статья к 50-летию со дня рождения Ленина

Существуют две группы марксистов. Обе они работают под флагом марксизма, считают себя "подлинно" марксистскими. И все-таки они далеко не тождественны. Более того: между ними целая пропасть, ибо методы их работы диаметрально противоположны.

Первая группа обычно ограничивается внешним признанием марксизма, его торжественным провозглашением. Не умея, или не желая вникнуть в существо марксизма, не умея, или не желая претворить его в жизнь, она живые и революционные положения марксизма превращает в мертвые, ничего не говорящие формулы. Свою деятельность она основывает не на опыте, не на учете практической работы, а на цитатах из Маркса. Указания и директивы черпает она не из анализа живой действительности, а из аналогий и исторических параллелей. Расхождение слова с делом - такова основная болезнь этой группы. Отсюда разочарования и вечное недовольство судьбой, которая сплошь и рядом подводит ее, оставляет "с носом". Имя этой группы - меньшевизм (в России), оппортунизм (в Европе). Тов. Тышко (Йогихес) на Лондонском съезде1 довольно метко охарактеризовал эту группу, сказав, что она не стоит, а лежит на точке зрения марксизма.

Вторая группа, наоборот, переносит центр тяжести вопроса от внешнего признания марксизма на его проведение, на его претворение в жизнь. Намечение путей и средств осуществления марксизма, соответствующих обстановке, изменение этих путей и средств, когда обстановка меняется, вот на что, главным образом, обращает свое внимание эта группа. Директивы и указания черпает эта группа не из исторических аналогий и параллелей, а из изучения окружающих условий. В своей деятельности опирается она не на цитаты и изречения, а на практический опыт, проверяя каждый свой шаг на опыте, учась на своих ошибках и уча других строительству новой жизни. Этим собственно и объясняется, что в деятельности этой группы слово не расходится с делом, и учение Маркса сохраняет полностью свою живую революционную силу. К этой группе вполне подходят слова Маркса, в силу которых марксисты не могут останавливаться на том, чтобы объяснить мир, а должны итти дальше с тем, чтобы изменить его. Имя этой группы - большевизм, коммунизм.

Организатором и вождем этой группы является В. И. Ленин.

1. Ленин как организатор Российской коммунистической партии

Образование пролетарской партии в России протекало при особых условиях, отличных от условий на Западе, в момент организации там рабочей партии. В то время как на Западе, во Франции, в Германии, рабочая партия вышла из профессиональных союзов в условиях легального существования союзов и партий, в обстановке после буржуазной революции, при наличии буржуазного парламента, когда пробравшаяся к власти буржуазия стояла лицом к лицу против пролетариата, - в России, наоборот, образование пролетарской партии происходило при жесточайшем абсолютизме, в ожидании буржуазно-демократической революции, когда, с одной стороны, партийные организации переполнялись буржуазными "легально-марксистскими"2 элементами, жаждущими использования рабочего класса для буржуазной революции. С другой стороны, лучшие партийные работники вырывались царской жандармерией из рядов партии, между тем как нарастание стихийного революционного движения требовало наличия стойкого, сплоченного и достаточно конспиративного боевого ядра революционеров, могущего направить движение на свержение абсолютизма.

Задача состояла в том, чтобы отделить овец от козлищ, отмежеваться от чужаков, организовать кадры опытных революционеров на местах, дать им ясную программу и твердую тактику, наконец, собрать эти кадры в единую боевую организацию профессиональных революционеров, достаточно конспиративную для того, чтобы устоять против жандармских набегов, но, вместе с тем, достаточно связанную с массами для того, чтобы повести их в нужную минуту на борьбу.

Меньшевики, те самые, что "лежат" на точке зрения марксизма, решали вопрос просто: так как на Западе рабочая партия вышла из беспартийных профессиональных союзов, борющихся за улучшение экономического положения рабочего класса, то в России следует проделать, по возможности, то же самое, т. е. пока ограничиться "экономической борьбой рабочих с хозяевами и правительством" на местах, не создавая общерусской боевой организации, а потом... потом, если не появятся к тому времени профессиональные союзы, созвать беспартийный рабочий съезд и объявить его партией.

О том, что этот "марксистский" "план" меньшевиков, утопический для русских условий, предполагает, тем не менее, широкую агитационную работу, направленную на принижение идеи партийности, уничтожение партийных кадров, оставление пролетариата без своей партии и отдачу рабочего класса на съедение либералам, - об этом едва ли догадывались тогда меньшевики, да, пожалуй, и многие из большевиков.

Величайшая заслуга Ленина перед русским пролетариатом и его партией состоит в том, что он раскрыл всю опасность меньшевистского организационного "плана" еще в тот момент, когда "план" был едва зачат, когда сами авторы "плана" с трудом представляли ясно его очертания, и, раскрыв его, открыл бешеную атаку против организационной распущенности меньшевиков, сосредоточив все внимание практиков на этом вопросе. Ибо речь шла о существовании партии, о жизни и смерти партии.

Поставить общерусскую политическую газету, как центр стягивания партийных сил, организовать стойкие партийные кадры на местах, как "регулярные части" партии, собрать эти кадры воедино через газету и сплотить их в общерусскую боевую партию с резко обозначенными границами, с ясною программой, твердой тактикой, единой волей, - вот какой план развил Ленин в своих знаменитых книжках: "Что делать?", "Шаг вперед, два назад"3. Достоинство этого плана состояло в том, что он вполне отвечал русской действительности и мастерски обобщал организационный опыт лучших практиков. В борьбе за этот план большинство русских практиков решительно пошло за Лениным, не останавливаясь перед расколом. Победа этого плана заложила фундамент той сплоченной и закаленной коммунистической партии, равной которой не знает мир.

Нередко наши товарищи (не только меньшевики!) обвиняли Ленина в чрезмерной склонности к полемике и, расколу, в непримиримой борьбе с примиренцами и пр. Несомненно, и то и другое имело место в свое время. Но нетрудно понять, что наша партия не могла бы избавиться от внутренней слабости и расплывчатости, она не могла бы достичь присущей ей силы и крепости, если бы она не изгнала из своей среды непролетарские, оппортунистические элементы. В эпоху буржуазного господства пролетарская партия может расти и крепнуть лишь в той мере, в какой она ведет борьбу с оппортунистическими, антиреволюционными и антипартийными элементами в своей среде и в рабочем классе. Лассаль был прав, говоря: "партия укрепляется тем, что очищает себя". Обвинители обычно ссылались на германскую партию, где процветало тогда "единство". Но, во-первых, не всякое единство является признаком силы, во-вторых, достаточно взглянуть теперь на бывшую германскую партию, разодранную на три партии4, чтобы понять всю фальшь и мнимость "единства" Шейдемана и Носке с Либкнехтом и Люксембург. И, как знать, не лучше ли было бы для германского пролетариата, если бы революционные элементы германской партии своевременно раскололись с антиреволюционными ее элементами... Нет, Ленин был тысячу раз прав, ведя партию по пути непримиримой борьбы с антипартийными и антиреволюционными элементами. Ибо только в результате такой организационной политики могла создать в себе наша партия то внутреннее единство и поразительную сплоченность, обладая которыми она безболезненно вышла из июльского кризиса5 при Керенском, вынесла на своих плечах октябрьское восстание, без потрясений пережила кризис брестского периода6, организовала победу над Антантой7 и, наконец, достигла той невиданной гибкости, благодаря которой она в состоянии в любой момент перестроить свои ряды и сосредоточить сотни тысяч своих членов на любой большой работе, не внося замешательства в свою среду.

2. Ленин как вождь Российской коммунистической партии

Но организационные достоинства Российской коммунистической партии представляют лишь одну сторону дела. Партия не могла бы вырасти и окрепнуть так быстро, если бы политическое содержание ее работы, ее программа и тактика не отвечали русской действительности, если бы ее лозунги не зажигали рабочие массы и не толкали вперед революционное движение.

К этой стороне дела перейдем сейчас.

Русская буржуазно-демократическая революция (1905 г.) протекала при условиях, отличных от условий на Западе во время революционных переворотов, например, во Франции и в Германии. В то время как революция на Западе разыгралась в условиях мануфактурного периода8 и неразвитой классовой борьбы, когда пролетариат был слаб и малочислен, не имел своей собственной партии, могущей формулировать его требования, а буржуазия была достаточно революционна для того, чтобы внушить рабочим и крестьянам доверие к себе и вывести их на борьбу с аристократией, - в России, наоборот, революция началась (1905 г.) в условиях машинного периода и развитой классовой борьбы, когда сравнительно многочисленный и сплоченный капитализмом русский пролетариат имел уже ряд боев с буржуазией, имел свою партию, более сплоченную, чем буржуазная, имел свои классовые требования, а русская буржуазия, жившая к тому же заказами от правительства, была достаточно напугана революционностью пролетариата для того, чтобы искать союза с правительством и помещиками против рабочих и крестьян. Тот факт, что русская революция вспыхнула в результате военных неудач на полях Манчжурии9, - этот факт лишь форсировал события, ничего, однако, не меняя в существе дела.

Обстановка требовала, чтобы пролетариат стал во главе революции, сплотил вокруг себя революционное крестьянство и повел решительную борьбу против царизма и против буржуазии одновременно, во имя полной демократизации страны и обеспечения своих классовых интересов.

Но меньшевики, те самые, что "лежат" на точке зрения марксизма, решили вопрос по-своему: так как русская революция буржуазна, а в буржуазных революциях руководят представители буржуазии (см. "историю" французской и германской революций), то пролетариат не может быть гегемоном русской революции; руководство должно быть предоставлено русской буржуазии (той самой, которая предает революцию), крестьянство также должно быть предоставлено попечению буржуазии, а пролетариату следует оставаться в положении крайней левой оппозиции.

И эти пошлые перепевы плохоньких либералов выставлялись меньшевиками как последнее слово "подлинного" марксизма!

Величайшая заслуга Ленина перед русской революцией состоит в том, что он вскрыл до корней пустоту исторических параллелей меньшевиков и всю опасность меньшевистской "схемы революции", отдающей рабочее дело на съедение буржуазии. Революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства вместо диктатуры буржуазии, бойкот булыгинской думы10 и вооруженное восстание вместо участия в думе и органической работы в ней, идея "левого блока", после того как дума все же состоялась, и использование думской трибуны для внедумской борьбы вместо кадетского министерства и реакционного "бережения" думы11, борьба с кадетской партией, как контрреволюционной силой, вместо блока с ней, - вот какой тактический план развил Ленин в своих знаменитых брошюрах: "Две тактики", "Победа кадетов"12.

Достоинство этого плана состояло в том, что он, прямо и решительно формулируя классовые требования пролетариата в эпоху буржуазно-демократической революции в России, облегчал переход к революции социалистической, носил в себе в зародыше идею диктатуры пролетариата. В борьбе за этот тактический план большинство русских практиков пошло за Лениным решительно и бесповоротно. Победа этого плана положила фундамент той революционной тактике, благодаря которой потрясает ныне наша партия основы мирового империализма.

Дальнейшее развитие событий, четырехлетняя империалистическая война и потрясение всего народного хозяйства, февральская революция и знаменитое двоевластие, Временное правительство13 как очаг буржуазной контрреволюции и Петербургский совет как форма зарождавшейся пролетарской диктатуры, октябрьский переворот и разгон учредилки, упразднение буржуазного парламентаризма и провозглашение Республики советов, превращение войны империалистской в войну гражданскую и выступление мирового империализма, вкупе с "марксистами" на словах, против пролетарской революции, наконец, жалкое положение меньшевиков, уцепившихся за учредилку14, выброшенных пролетариатом за борт и прибитых волной революции к берегам капитализма, все это лишь подтверждало правильность основ революционной тактики, формулированной Лениным в "Двух тактиках". Партия, имеющая в руках такое наследство, могла плыть вперед смело, не боясь подводных камней.

В наше время пролетарской революции, когда каждый лозунг партии и каждая фраза вождя проверяется на деле, пролетариат предъявляет своим вождям особые требования. История знает пролетарских вождей, вождей бурного времени, вождей-практиков, самоотверженных и смелых, но слабых в теории. Массы не скоро забывают имена таких вождей. Таковы, например, Лассаль в Германии, Бланки во Франции. Но движение в целом не может жить одними лишь воспоминаниями: ему нужны ясная цель (программа), твердая линия (тактика).

Есть и другого рода вожди, вожди мирного времени, сильные в теории, но слабые в делах организаций и практической работы. Такие вожди популярны лишь в верхнем слое пролетариата, и то лишь до известного времени; с наступлением революционной эпохи, когда от вождей требуются революционно-практические лозунги, теоретики сходят со сцены, уступая место новым людям.

Таковы, например, Плеханов в России. Каутский в Германии.

Чтобы удержаться на посту вождя пролетарской революции и пролетарской партии, необходимо сочетать в себе теоретическую мощь с практически-организационным опытом пролетарского движения. П. Аксельрод, когда он был марксистом, писал о Ленине, что он "счастливо соединяет в себе опыт хорошего практика с теоретическим образованием и широким политическим кругозором" (см. предисловие П. Аксельрода к брошюре Ленина: "Задачи русских социал-демократов")15. Что сказал бы теперь о тов. Ленине идеолог "культурного" капитализма г. Аксельрод, - нетрудно догадаться. Но для нас, знающих Ленина близко и могущих смотреть на дело объективно, несомненно, что это старое качество вполне сохранилось в Ленине. В этом, между прочим, нужно искать объяснение того факта, что Ленин, и именно он, является ныне вождем самой сильной и самой закаленной в мире пролетарской партии.

"Правда" N 86, апрель 1920 г.

 


 

Заметки

[Впервые напечатано в иллюстрированном приложении к "Правде" № 215 от 24 сентября 1922 г. Приложение называлось: Тов. Ленин на отдыхе".]

Мне кажется, что не следовало бы писать о "т. Ленине на отдыхе" теперь, когда отдых кончается, и т. Ленин скоро вернется к работе. Кроме того, впечатлений у меня так много и они так ценны, что писать о них в виде маленькой заметки, как этого требует редакция "Правды", не вполне целесообразно. Тем не менее приходится писать, ибо редакция настаивает.

Мне приходилось встречать на фронте старых бойцов, которые, проведя "напролет" несколько суток в непрерывных боях, без отдыха и сна, возвращались потом с боя, как тени, падали, как скошенные, и, проспав "все восемнадцать часов подряд", вставали, после отдыха свежие для новых боев, без которых они "жить не могут". Тов. Ленин во время моего первого свидания с ним в конце июля, после полуторамесячного перерыва, произвел на меня именно такое впечатление старого бойца, успевшего отдохнуть после изнурительных непрерывных боев и посвежевшего после отдыха. Свежий и обновленный, но со следами усталости, переутомления.

- «Мне нельзя читать газеты, - иронически замечает тов. Ленин, - мне нельзя говорить о политике, я старательно обхожу каждый клочок бумаги, валяющийся на столе, боясь, как бы он не оказался газетой и как бы не вышло из этого нарушения дисциплины».

Я хохочу и превозношу до небес дисциплинированность тов. Ленина. Тут же смеемся над врачами, которые не могут понять, что профессиональным политикам, получившим свидание, нельзя не говорить о политике.

Поражает в тов. Ленине жадность к вопросам и рвение, непреодолимое рвение к работе. Видно, что изголодался. Процесс эсеров16, Генуя и Гаага17, виды на урожай, промышленность и финансы - все эти вопросы мелькают один за другим. Он не торопится высказать свое мнение, жалуясь, что отстал от событий, он, главным образом, расспрашивает и мотает на ус. Очень оживляется, узнав, что виды на урожай хорошие.

Совершенно другую картину застал я спустя месяц. На этот раз тов. Ленин окружен грудой книг и газет (ему разрешили читать и говорить о политике без ограничения). Нет больше следов усталости, переутомления. Нет признаков нервного рвения к работе, - прошел голод. Спокойствие и уверенность вернулись к нему полностью. Наш старый Ленин, хитро глядящий на собеседника, прищурив глаз.

Зато и беседа наша на этот раз носит более оживленный характер.

Внутреннее положение... Урожай... Состояние промышленности…  Курс рубля... Бюджет18.

- "Положение тяжелое. Но самые тяжелые дни остались позади. Урожай в корне облегчает дело. Улучшение промышленности и финансов должно притти вслед за урожаем. Дело теперь в том, чтобы освободить государство от ненужных расходов, сократив наши учреждения и предприятия и улучшив их качественно. В этом деле нужна особая твердость, и тогда вылезем, наверняка вылезем".

Внешнее положение... Антанта... Поведение Франции... Англия и Германия... Роль Америки...

- "Жадные они и глубоко друг друга ненавидят. Раздерутся. Нам торопиться некуда. Наш путь верен: мы за мир и соглашение, но мы против кабалы и кабальных условий соглашения. Нужно крепко держать руль и итти своим путем, не поддаваясь ни лести, ни запугиванию".

Эсеры и меньшевики, эмиграция, их бешеная агитация против Советской России.

- "Да, они задались целью развенчать Советскую Россию. Они облегчают империалистам борьбу с Советской Россией. Попали в тину капитализма и катятся в пропасть. Пусть барахтаются. Они давно умерли - для рабочего класса".

Белая пресса... Невероятные легенды о смерти Ленина с описанием подробностей...

Тов. Ленин улыбается и замечает: "Пусть их лгут и утешаются, не нужно отнимать у умирающих последнее утешение".

15 сентября 1922 г.

 


 

 

По поводу смерти Ленина

на II съезде Советов

26 января 1924 г.

Товарищи! Мы, коммунисты, - люди особого склада. Мы скроены из особого материала. Мы - те, которые составляем армию великого пролетарского стратега, армию зов. Ленина. Нет ничего выше, как честь принадлежать к этой армии. Нет ничего выше, как звание члена партии, основателем и руководителем которой является тов. Ленин. Не всякому дано быть членом такой партии. Не всякому дано выдержать невзгоды и бури, связанные с членством в такой партии. Сыны рабочего класса, сыны нужды и борьбы, сыны неимоверных лишений и героических усилий - вот кто, прежде всего, должны быть членами такой партии. Вот почему партия ленинцев, партия коммунистов, называется вместе с тем партией рабочего класса.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам держать высоко и хранить в чистоте великое звание члена партии. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним эту твою заповедь!

25 лет пестовал товарищ Ленин нашу партию и выпестовал ее, как самую крепкую и самую закаленную в мире рабочую партию. Удары царизма и его опричников, бешенство буржуазии и помещиков, вооруженные нападения Колчака и Деникина, вооруженное вмешательство Англии и Франции, ложь и клевета стоустой буржуазной печати, - все эти скорпионы неизменно падали на голову нашей партии на протяжении четверти века. Но наша партия стояла, как утес, отражая бесчисленные удары врагов и ведя рабочий класс вперед, к победе. В жестоких боях выковала наша партия единство и сплоченность своих рядов. Единством и сплоченностью добилась она победы над врагами рабочего класса.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить единство нашей партии, как зеницу ока. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!

Тяжела и невыносима доля рабочего класса. Мучительны и тягостны страдания трудящихся. Рабы и рабовладельцы, крепостные и крепостники, крестьяне и помещики, рабочие и капиталисты, угнетенные и угнетатели, - так строился мир испокон веков, таким он остается и теперь в громадном большинстве стран. Десятки и сотни раз пытались трудящиеся на протяжении веков сбросить с плеч угнетателей и стать господами своего положения. Но каждый раз, разбитые и опозоренные, вынуждены были они отступить, тая в душе обиду и унижение, злобу и отчаяние и устремляя взоры на неведомое небо, где они надеялись найти избавление. Цепи рабства оставались нетронутыми, либо старые цепи сменялись новыми, столь же тягостными и унизительными. Только в нашей стране удалось угнетенным и задавленным массам трудящихся сбросить с плеч господство помещиков и капиталистов и поставить на его место господство рабочих и крестьян. Вы знаете, товарищи, и теперь весь мир признает это, что этой гигантской борьбой руководил товарищ Ленин и его партия. Величие Ленина в том, прежде всего, и состоит, что он, создав Республику Советов, тем самым показал на деле угнетенным массам всего мира, что надежда на избавление не потеряна, что господство помещиков и капиталистов недолговечно, что царство труда можно создать усилиями самих трудящихся, что царство труда нужно создать на земле, а не на небе. Этим он зажег сердца рабочих и крестьян всего мира надеждой на освобождение. Этим и объясняется тот факт, что имя Ленина стало самым любимым именем трудящихся и эксплуатируемых масс.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам хранить и укреплять диктатуру пролетариата. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своих сил для того, чтобы выполнить с честью и эту твою заповедь!

Диктатура пролетариата создалась в нашей стране на основе союза рабочих и крестьян. Это первая и коренная основа Республики Советов. Рабочие и крестьяне не могли бы победить капиталистов и помещиков без наличия такого союза. Рабочие не могли бы разбить капиталистов без поддержки крестьян. Крестьяне не могли бы разбить помещиков без руководства со стороны рабочих. Об этом говорит вся история гражданской войны в нашей стране. Но борьба за укрепление Республики Советов далеко еще не закончена, - она приняла лишь новую форму. Раньше союз рабочих и крестьян имел форму военного союза, ибо он был направлен против Колчака и Деникина. Теперь союз рабочих и крестьян должен принять форму хозяйственного сотрудничества между городом и деревней, между рабочими и крестьянами, ибо он направлен против купца и кулака, ибо он имеет своей целью взаимное снабжение крестьян и рабочих всем необходимым. Вы знаете, что никто так настойчиво не проводил эту задачу, как тов. Ленин.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять всеми силами союз рабочих и крестьян. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы с честью выполним и эту твою заповедь!

Второй основой Республики Советов является союз трудящихся национальностей нашей страны. Русские и украинцы, башкиры и белоруссы, грузины и азербайджанцы, армяне и дагестанцы, татары и киргизы, узбеки и туркмены, - все они одинаково заинтересованы в укреплении диктатуры пролетариата. Не только диктатура пролетариата избавляет эти народы от цепей и угнетения, но и эти народы избавляют нашу Республику Советов от козней и вылазок врагов рабочего класса своей беззаветной преданностью Республике Советов, своей готовностью жертвовать за нее. Вот почему товарищ Ленин неустанно говорил нам о необходимости добровольного союза народов нашей страны, о необходимости братского их сотрудничества: в рамках Союза Республик.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам укреплять и расширять Союз Республик. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы выполним с честью и эту твою заповедь!

Третьей основой диктатуры пролетариата является наша Красная армия, наш Красный флот. Ленин не раз говорил нам, что передышка, отвоеванная нами у капиталистических государств, может оказаться кратковременной. Ленин не раз указывал нам, что укрепление Красной армии и улучшение ее состояния является одной из важнейших задач нашей партии. События, связанные с ультиматумом Керзона и с кризисом в Германии19, лишний раз подтвердили, что Ленин был, как и всегда, прав. Поклянемся же товарищи, что мы не пощадим сил для того, чтобы укрепить нашу Красную армию, наш Красный флот.

Громадным утесом стоит наша страна, окруженная океаном буржуазных государств. Волны за волнами катятся на нее, грозя затопить и размыть. А утес все держится непоколебимо. В чем ее сила? Не только в том, что страна наша держится на союзе рабочих и крестьян, что она олицетворяет союз свободных национальностей, что ее защищает могучая рука Красной армии и Красного флота. Сила нашей страны, ее крепость, ее прочность состоит в том, что она имеет глубокое сочувствие и нерушимую поддержку в сердцах рабочих и крестьян всего мира. Рабочие и крестьяне всего мира хотят сохранить Республику Советов, как стрелу, пущенную верной рукой т. Ленина в стан врагов, как опору своих надежд на избавление от гнета и эксплоатации, как верный маяк, указывающий им путь освобождения. Они хотят ее сохранить, и они не дадут ее разрушить помещикам и капиталистам. В этом наша сила. В этом сила трудящихся всех стран. В этом же слабость буржуазии всего мира.

Ленин никогда не смотрел на Республику Советов, как на самоцель, Он всегда рассматривал ее, как необходимое звено для усиления революционного движения в странах Запада и Востока, как необходимое звено для облегчения победы трудящихся всего мира над капиталом. Ленин знал, что только такое понимание является правильным не только с точки зрения международной, но и с точки зрения сохранения самой Республики Советов. Ленин знал, что только таким путем можно воспламенить сердца трудящихся всего мира к решительным боям за освобождение. Вот почему он, гениальнейший из гениальных вождей пролетариата, на другой же день после пролетарской диктатуры заложил фундамент Интернационала рабочих. Вот почему он не уставал расширять и укреплять союз трудящихся всего мира - Коммунистический Интернационал. Вы видели за эти дни паломничество к гробу товарища Ленина десятков и сотен тысяч трудящихся. Через некоторое время вы увидите паломничество представителей миллионов трудящихся к могиле товарища Ленина. Можете не сомневаться в том, что за представителями миллионов потянутся потом представители десятков и сотен миллионов со всех концов света для того, чтобы засвидетельствовать, что товарищ Ленин был вождем не только русского пролетариата, не только европейских рабочих, не только колониального Востока, но и всего трудящегося мира земного шара.

Уходя от нас, товарищ Ленин завещал нам верность принципам Коммунистического Интернационала. Клянемся тебе, товарищ Ленин, что мы не пощадим своей жизни для того, чтобы укреплять и расширять союз трудящихся всего мира - Коммунистический Интернационал!

 


 

О Ленине

Речь на вечере кремлевских курсантов

28 января 1924: г.

Товарищи! Мне сказали, что у вас тут устроен вечер воспоминаний о Ленине, а я приглашен на вечер в качестве одного из докладчиков. Я полагаю, что нет необходимости представить связный доклад о деятельности Ленина. Я думаю, что было бы лучше ограничиться сообщением ряда фактов, отмечающих некоторые особенности Ленина как человека и как деятеля. Между этими фактами, может быть, и не будет внутренней связи, но это не может иметь решающего значения для того, чтобы получить общее представление о Ленине. Во всяком случае, я не имею возможности в данном случае дать вам больше того, что обещал выше.

Горный орел

Впервые я познакомился с Лениным в 1903 г. Правда, это знакомство было не личное, а заочное, в порядке переписки. Но оно оставило во мне неизгладимое впечатление, которое не покидало меня за все время моей работы в партии. Я находился тогда в Сибири, в ссылке. Знакомство с революционной деятельностью Ленина с конца 90-х годов и особенно после 1901 года, после издания "Искры"20, привело меня к убеждению, что мы имеем в лице Ленина человека необыкновенного. Он не был тогда в моих глазах простым руководителем партии, он был ее фактическим создателем, ибо он один понимал внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии. Когда я сравнивал его с остальными руководителями нашей партии, мне все время казалось, что соратники Ленина - Плеханов, Мартов, Аксельрод и другие - стоят ниже Ленина целой головой, что Ленин в сравнении с ними не просто один из руководителей, а руководитель высшего типа, горный орел, не знающий страха в борьбе и смело ведущий вперед партию по неизведанным путям русского революционного движения. Это впечатление так глубоко запало мне в душу, что я почувствовал необходимость написать о нем одному своему близкому другу, находившемуся тогда в эмиграции, требуя от него отзыва. Через несколько времени, будучи уже в ссылке в Сибири, - это было в конце 1903 года, - я получил восторженный ответ от моего друга и простое, но глубоко содержательное письмо Ленина, которого, как оказалось, познакомил мой друг с моим письмом. Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период. Только Ленин умел писать о самых запутанных вещах так просто и ясно, сжато и смело - когда каждая фраза не говорит, а стреляет. Это простое и смелое письмецо еще больше укрепило меня в том, что мы имеем в лице Ленина горного орла нашей партии. Не могу себе простить, что это письмо Ленина, как и многие другие письма, по привычке старого подпольщика, я предал сожжению. С этого времени началось мое знакомство с Лениным.

Скромность

Впервые я встретился с Лениным в декабре 1905 г. на конференции большевиков в Таммерфорсе (в Финляндии). Я надеялся увидеть горного орла нашей партии, великого человека, великого не только политически, но, если угодно, и физически, ибо Ленин рисовался в моем воображении в виде великана, статного и представительного. Каково же было мое разочарование, когда я увидел самого обыкновенного человека, ниже среднего роста, ничем, буквально ничем не отличающегося от обыкновенных смертных...

Принято, что "великий человек" обычно должен запаздывать на собрания, с тем, чтобы члены собрания с замиранием сердца ждали его появления, причем перед появлением великого человека члены собрания предупреждают: "тсс... тише... он идет". Эта обрядность казалась мне не лишней, ибо она импонирует, внушает уважение. Каково же было мое разочарование, когда я узнал, что Ленин явился на собрание раньше делегатов и, забившись где-то в углу, по-простецки ведет беседу, самую обыкновенную беседу с самыми обыкновенными делегатами конференции. Не скрою, что это показалось мне тогда некоторым нарушением некоторых необходимых правил.

Только впоследствии я понял, что эта простота и скромность Ленина, это стремление остаться незаметным или, во всяком случае, не бросаться в глаза и не подчеркивать свое высокое положение, - эта черта представляет одну из самых сильных сторон Ленина, как нового вождя новых масс, простых и обыкновенных масс глубочайших "низов" человечества.

Сила логики

Замечательны были две речи Ленина, произнесенные на этой конференции: о текущем моменте и об аграрном вопросе. Они, к сожалению, не сохранились. Это были вдохновенные речи, приведшие в бурный восторг всю конференцию. Необычайная сила убеждения, простота и ясность аргументации, короткие и всем понятные фразы,  отсутствие рисовки, отсутствие головокружительных жестов и эффектных фраз, бьющих на впечатление, - все это выгодно отличало речи Ленина от речей обычных "парламентских" ораторов.

Но меня пленила тогда не эта сторона речей Ленина. Меня пленила та непреодолимая сила логики в речах Ленина, которая несколько сухо, но зато основательно овладевает аудиторией, постепенно электризует ее и потом берет ее в плен, как говорят, без остатка. Я помню, как говорили тогда многие из делегатов: "Логика - в речах Ленина - это какие-то всесильные шупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами и из объятий которых нет мочи вырваться: либо сдавайся, либо решайся на полный провал".

Я думаю, что эта особенность в речах Ленина является самой сильной стороной его ораторского искусства.

Без хныкания

Второй раз встретил я Ленина в 1906 году на Стокгольмском съезде21 нашей партии. Известно, что на этом съезде большевики остались в меньшинстве, потерпели поражение. Я впервые видел тогда Ленина в роли побежденного. Он ни на йоту не походил на тех вождей, которые хныкают и унывают после поражения. Наоборот, поражение превратило Ленина в сгусток энергии, вдохновляющий своих сторонников к новым боям, к будущей победе. Я говорю о поражении Ленина. Но какое это было поражение? Надо было поглядеть на противников Ленина, повелителей на Стокгольмском съезде - Плеханова, Аксельрода, Мартова и других: они очень мало походили на действительных победителей, ибо Ленин в своей беспощадной критике меньшевизма не оставил на них, как говорится, живого места. Я помню, как мы, делегаты-большевики, сбившись в кучу, глядели на Ленина, спрашивая у него совета. В речах некоторых делегатов сквозили усталость, уныние. Помнится, как Ленин в ответ на такие речи едко процедил сквозь зубы: "Нe хныкайте, товарищи, мы наверняка победим, ибо мы правы". Ненависть к хныкающим интеллигентам, вера в свои силы, вера в победу, - вот о чем говорил тогда с нами Ленин. Чувствовалось, что поражение большевиков является временным, что большевики должны победить в ближайшем будущем.

"Не хныкать по случаю поражения" - это та самая особенность в деятельности Ленина, которая помогала ему сплачивать вокруг себя преданную до конца и верящую в свои силы армию.

Без кичливости

На следующем съезде, в 1907 году, в Лондоне, большевики оказались победителями. Я впервые видел тогда Ленина в роли победителя. Обычно победа кружит голову иным вождям, делает их заносчивыми и кичливыми. Чаще всего в таких случаях начинают торжествовать победу, почивать на лаврах. Но Ленин ни на йоту не походил на таких вождей. Наоборот, именно после победы становился он особенно бдительным и настороженным. Помнится, как Ленин настойчиво внушал тогда делегатам: "первое дело - не увлекаться победой и не кичиться; второе дело - закрепить за собой победу; третье - добить противника, ибо он только побит, но далеко еще не добит". Он едко высмеивал тех делегатов, которые легкомысленно уверяли, что "отныне с меньшевиками покончено". Ему нетрудно было доказать, что меньшевики все еще имеют корни в рабочем движении, что с ними надо бороться умеючи, всячески избегая переоценки своих сил и, особенно, недооценки сил противника.

"Не кичиться победой" - это та самая особенность в характере Ленина, которая помогала ему трезво взвешивать силы противника и страховать партию от возможных неожиданностей.

Принципиальность

Вожди партии не могут не дорожить мнением большинства своей партии. Большинство - это сила, с которой не может не считаться вождь. Ленин это понимал не хуже, чем всякий другой руководитель партии. Но Ленин никогда не становился пленником большинства, особенно когда это большинство не имело под собой принципиальной основы. Бывали моменты в истории нашей партии, когда мнение большинства или минутные интересы партии приходили в конфликт с коренными интересами пролетариата. В таких случаях Ленин, не задумываясь, решительно становился на сторону принципиальности против большинства партии. Более того, он не боялся выступать в таких случаях буквально один против всех, рассчитывая на то, - как он часто говорил об этом, - что: "принципиальная политика есть единственно правильная политика".

Особенно характерны в этом отношении два следующих факта.

Первый факт. Период 1909 - 1911 гг., когда партия, разбитая контрреволюцией, переживала полное разложение. Это был период безверия в партию, период повального бегства из партии не только интеллигентов, но отчасти и рабочих, период отрицания подполья, период ликвидаторства и развала. Не только меньшевики, но и большевики представляли тогда целый ряд фракций и течений, большей частью оторванных от рабочего движения. Известно, что в этот именно период возникла идея полной ликвидации подполья и организации рабочих в легальную, либеральную столыпинскую партию22. Ленин был тогда единственным, который не поддался общему поветрию и высоко держал знамя партийности23, собирая разрозненные и разбитые силы партии с удивительным терпением и с небывалым упорством, воюя против всех и. всяких антипартийных течений внутри рабочего движения, отстаивая партийность с небывалым мужеством и с невиданной настойчивостью.

Известно, что в этом споре за партийность Ленин оказался потом победителем.

Второй факт. Период 1914 - 1917 гг., период разгара империалистской войны, когда все или почти все социал-демократические и социалистические партии, поддавшись общему патриотическому угару, отдали себя на услужение отечественному империализму. Это был период, когда II Интернационал склонил свои знамена перед капиталом, когда перед шовинистической волной не устояли даже такие люди, как Плеханов, Каутский, Гэд и другие.  Ленин был тогда единственным или почти единственным, который поднял решительную борьбу против социал-шовинизма и социал-пацифизма24, разоблачал измену Гэдов и Каутских и клеймил половинчатость межеумочных "революционеров". Ленин понимал, что он имеет за собой незначительное меньшинство, но это не имело для него решающего значения, ибо он знал, что единственно верной политикой, имеющей за собой будущность, является политика последовательного интернационализма, ибо он знал, что принципиальная политика есть единственно правильная политика.

Известно, что и в этом споре за новый Интернационал Ленин оказался победителем.

"Принципиальная политика есть единственно правильная политика" - это та самая формула, при помощи которой Ленин брал приступом новые "неприступные" позиции, завоевывая на сторону революционного марксизма лучшие элементы пролетариата.

Вера в массы

Теоретики и вожди партий, знающие историю народов, проштудировавшие историю революций от начала до конца, бывают иногда одержимы одной неприличной болезнью. Болезнь эта называется боязнью масс, неверием в творческие способности масс. На этой почве возникает иногда некий аристократизм вождей в отношении к массам, не искушенным в истории революций, но призванным ломать старое и строить новое. Боязнь, что стихия может разбушеваться, что массы могут "поломать много лишнего", желание разыграть роль мамки, старающейся учить массы по книжкам, но не желающей учиться у масс, - такова основа этого рода аристократизма.

Ленин представлял полную противоположность таким вождям. Я не знаю другого революционера, который так глубоко верил бы в творческие силы пролетариата и в революционную целесообразность его классового инстинкта, как Ленин. Я не знаю другого революционера, который умел бы так беспощадно бичевать самодовольных критиков "хаоса революции" и "вакханалии самочинных действий масс", как Ленин. Помнится, как во время одной беседы, в ответ на замечание одного из товарищей, что "после революции должен установиться нормальный порядок", Ленин саркастически заметил: "Беда, если люди, желающие быть революционерами, забывают, что наиболее нормальным, порядком в истории является порядок революции".

Отсюда пренебрежительное отношение Ленина ко всем тем, которые старались свысока смотреть на массы и учить их по книжкам. Отсюда неустанная проповедь Ленина: учиться у масс, осмыслить их действия, тщательно изучать практический опыт борьбы масс.

Вера в творческие силы масс - это та самая особенность в деятельности Ленина, которая давала ему возможность осмыслить стихию и направлять ее движение в русло пролетарской революции.

Гений революции

Ленин был рожден для революции. Он был поистине гением революционных взрывов и величайшим мастером революционного руководства. Никогда он не чувствовал себя так свободно и радостно, как в эпоху революционных потрясений. Этим я вовсе не хочу сказать, что Ленин одинаково одобрял всякое революционное потрясение или что он: всегда и при всяких условиях стоял за революционные взрывы. Нисколько. Этим я хочу лишь сказать, что никогда гениальная прозорливость Ленина не проявлялась так полно и отчетливо, как во время революционных взрывов. В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги: революции, видя их, как на ладони. Недаром говорится: в наших партийных кругах, что "Ильич умеет плавать в волнах революции, как рыба в воде".

Отсюда "поразительная" ясность тактических лозунгов и "головокружительная" смелость революционных замыслов Ленина.

Вспоминаются два особенно характерных факта, отмечающих эту особенность Ленина.

Первый факт. Период перед Октябрьским: переворотом, когда миллионы рабочих, крестьян и солдат, подгоняемые кризисом в тылу и на фронте, требовали мира и свободы; когда генералитет и буржуазия подготовляли военную диктатуру в интересах "войны до конца"; когда все так называемое "общественное мнение", все так называемые "социалистические партии" стояли против большевиков, третируя: их "немецкими шпионами"; когда Керенский пытался загнать в подполье - и отчасти уже успел загнать - партию большевиков; когда все еще могучие дисциплинированные армии австро-германской коалиции25 стояли против наших усталых и разлагавшихся армий, а западно-европейские "социалисты" благополучно пребывали в блоке со своими правительствами в интересах "войны до полной победы"...

Что значило поднять восстание в такой момент? Поднять восстание в такой обстановке - это значит поставить все на карту. Но Ленин не боялся рискнуть, ибо он знал, видел своим ясновидящим взором, что восстание неизбежно, что восстание победит, что восстание в России подготовит конец империалистской войны, что восстание в России всколыхнет измученные массы Запада, что восстание в России превратит войну империалистскую в войну гражданскую, что восстание даст Республику советов, что Республика советов послужит оплотом революционного движения во всем мире.

Известно, что это революционное предвидение Ленина сбылось впоследствии с невиданной точностью.

Второй факт. Первые дни после Октябрьской революции, когда Совет Народных Комиссаров пытался заставить мятежного генерала, главнокомандующего Духонина, прекратить военные действия и открыть переговоры с немцами о перемирии. Помнится, как Ленин, Крыленко (будущий главнокомандующий) и я отправились в Главный штаб в Питере к проводу для переговоров с Духониным. Минута была жуткая. Духонин и Ставка категорически отказались выполнить приказ Совнаркома. Командный состав армии находился целиком в руках Ставки. Что касается солдат, то неизвестно было, что скажет 12-миллионная армия, подчиненная так называемым армейским организациям26, настроенным против Советской власти. В самом Питере, как известно, назревало тогда восстание юнкеров. Кроме того Керенский шел на Питер войной. Помнится, как после некоторой паузы у провода лицо Ленина озарилось каким-то необычайным светом. Видно было, что он уже принял решение. "Пойдем на радиостанцию, - сказал Ленин, - она нам сослужит пользу: мы сместим в специальном приказе генерала Духонина, назначим на его место главнокомандующим тов. Крыленко и обратимся к солдатам через голову командного состава с призывом - окружить генералов, прекратить военные действия, связаться с австро-германскими солдатами и взять дело мира в свои собственные руки"27.

Это был "скачок в неизвестность". Но Ленин не боялся этого "скачка", наоборот, он шел ему навстречу, ибо он знал, что армия хочет мира, и она завоюет мир, сметая по пути к миру все и всякие препятствия, ибо он знал, что такой способ утверждения мира не пройдет даром для австро-германских солдат, что он развяжет тягу к миру на всех без исключения фронтах.

Известно, что это революционное предвидение Ленина также сбылось впоследствии со всей точностью.

Гениальная прозорливость, способность быстро схватывать и разгадывать внутренний смысл надвигающихся событий - это то самое свойство Ленина, которое помогало ему намечать правильную стратегию и ясную линию поведения на поворотах революционного движения.

 


 

Из беседы с первой американской рабочей делегацией

9 сентября 1927 г.

1. Вопросы делегации и ответы т. Сталина

1-й ВОПРОС. Какие новые принципы были практически прибавлены Лениным и компартией к марксизму? Было ли бы правильным сказать, что Ленин верил в "творческую революцию", тогда как Маркс был более склонен ожидать кульминационного развития экономических сил?

ОТВЕТ. Я думаю, что никаких "новых принципов" Ленин не "прибавлял" к марксизму, так же как Ленин не отменял ни одного из "старых" принципов марксизма. Ленин был и остается самым верным и последовательным учеником Маркса и Энгельса, целиком и полностью опирающимся на принципы марксизма. Но Ленин не был только лишь исполнителем учения Маркса - Энгельса. Он был вместе с тем продолжателем учения Маркса и Энгельса. Что это значит? Это значит, что он развил дальше учение Маркса - Энгельса применительно к новым условиям развития, применительно к новой фазе капитализма, применительно к империализму. Это значит, что, развивая дальше учение Маркса в новых условиях классовой борьбы, Ленин внес в общую сокровищницу марксизма нечто новое в сравнении с тем, что дано Марксом и Энгельсом, в сравнении с тем, что могло быть дано в период доимпериалистического капитализма, при чем эго новое, внесенное Лениным в сокровищницу марксизма, базируется целиком и полностью на принципах, данных Марксом и Энгельсом. В этом смысле и говорится у нас о ленинизме, как марксизме эпохи империализма и пролетарских революций. Вот несколько вопросов, в области которых Ленин дал нечто новое, развивая дальше учение Маркса.

Во-первых, вопрос о монополистическом капитализме, об империализме, как новой фазе капитализма. Маркс и Энгельс дали в "Капитале"28 анализ основ капитализма. Но Маркс и Энгельс жили в период господства домонополистического капитализма, в период плавного эволюционирования капитализма и его "мирного" распространения на весь земной шар. Эта старая фаза кончилась к концу XIX и к началу XX столетия, когда Маркса, и Энгельса не было уже в живых. Понятно, что Маркс и Энгельс могли лишь догадываться о тех новых условиях развития капитализма, которые наступили в связи с новой фазой капитализма, пришедшей на смену старой фазе, в связи с империалистической, монополистической фазой развития, когда плавное эволюционирование капитализма сменилось скачкообразным, катастрофическим развитием капитализма, когда неравномерность развития и противоречия капитализма выступили с особой силой, когда борьба за рынки сбыта и вывоза капитала в условиях крайней неравномерности развития сделала неизбежными периодические империалистические войны на предмет периодических переделов мира и сфер влияния. Заслуга Ленина и, стало быть, новое у Ленина состоит здесь в том, что он, опираясь на основные положения "Капитала", дал обоснованный марксистский анализ империализма, как последней фазы капитализма, вскрыв его язвы и условия его неизбежной гибели. На базе этого анализа возникло известное положение Ленина о том, что в условиях империализма возможна победа социализма в отдельных, отдельно взятых, капиталистических странах.

Во-вторых, вопрос о диктатуре пролетариата. Основную идею диктатуры пролетариата, как политического господства пролетариата и как метода свержения власти капитала путем насилия, дали Маркс и Энгельс. Новое у Ленина состоит в этой области в том, что: а) он открыл советскую власть, как государственную форму диктатуры пролетариата, использовав для этого опыт  Парижской Коммуны29 и русской революции; б) он раскрыл скобки в формуле диктатуры пролетариата под углом зрения проблемы о союзниках пролетариата, определив диктатуру пролетариата, как особую форму классового союза пролетариата, являющегося руководителем, с эксплоатируемыми массами непролетарских классов (крестьянства и пр.), являющимися руководимыми; в) он подчеркнул с особой силой тот факт, что диктатура пролетариата является высшим типом демократии при классовом обществе, формой пролетарской демократии, выражающей интересы большинства (эксплоатируемых), - в противовес демократии капиталистической, выражающей интересы меньшинства (эксплоататоров).

В-третьих, вопрос о формах и способах успешного строительства социализма в период диктатуры пролетариата, в период переходный от капитализма к социализму, в стране, окруженной капиталистическими государствами. Маркс и Энгельс рассматривали период диктатуры пролетариата, как период более или менее длительный, полный революционных схваток и гражданских войн, в продолжение которого пролетариат, находясь у власти, принимает меры экономического, политического, культурного и организационного характера, необходимые для того, чтобы вместо старого капиталистического общества создать новое социалистическое общество, общество без классов, общество без государства. Ленин стоял целиком и полностью на почве этих основных положений Маркса и Энгельса. Новое у Ленина в этой области состоит в том, что: а) он обосновал возможность построения полного социалистического общества в стране диктатуры пролетариата, окруженной империалистическими государствами, при условии, что эта страна не будет задушена военной интервенцией окружающих капиталистических государств; б) он наметил конкретные пути экономической политики ("новая экономическая политика"), при помощи которых пролетариат, имея в руках экономические командные высоты (промышленность, землю, транспорт, банки и т. п.), смыкает социализированную индустрию с сельским хозяйством ("смычка индустрии с крестьянским хозяйством") и ведет, таким образом, все народное хозяйство к социализму; в) он наметил конкретные пути постепенного подвода и вовлечения основных масс крестьянства в русло социалистического строительства через кооперацию, представляющую в руках пролетарской диктатуры величайшее средство переделки мелкого крестьянского хозяйства и перевоспитания основных масс крестьянства в духе социализма.

В-четвертых, вопрос о гегемонии пролетариата в революции, во всякой народной революции, как в революции против царизма, так и в революции против капитализма. Маркс и Энгельс дали основные наброски идеи гегемонии пролетариата. Новое у Ленина состоит здесь в том, что он развил дальше и развернул эти наброски в стройную систему гегемонии пролетариата, в стройную систему руководства пролетариата трудящимися массами города и деревни не только в деле свержения царизма и капитализма, но и в деле социалистического строительства при диктатуре пролетариата. Известно, что идея гегемонии пролетариата получила, благодаря Ленину и его партии, мастерское применение в России. Этим, между прочим, объясняется тот факт, что революция в России привела к власти пролетариата. Раньше обычно дело происходило таким образом, что рабочие дрались во время революции на баррикадах, они проливали кровь, они свергали старое, а власть попадала в руки буржуа, которые угнетали и эксплоатировали потом рабочих. Так было дело в Англии и во Франции. Так было дело в Германии. У нас, в России, дело приняло другой оборот. У нас рабочие представляли не только ударную силу революции. Будучи ударной силой революции, русский пролетариат старался вместе с тем быть гегемоном, политическим руководителем всех эксплоатируемых масс города и деревни, сплачивая их вокруг себя, отрывая их от буржуазии, изолируя политически буржуазию. Будучи же гегемоном эксплоатируемых масс, русский пролетариат все время боролся за то, чтобы захватить власть в свои руки и использовать ее в своих собственных интересах, против буржуазии, против капитализма. Этим собственно и объясняется, что каждое мощное выступление революции в России, как в октябре 1905 г., так и в феврале 1917 г., выдвигало на сцену советы рабочих депутатов, как зародыши нового аппарата власти, призванного подавлять буржуазию, - в противовес буржуазному парламенту, как старому аппарату власти, призванному подавлять пролетариат. Дважды пыталась у нас буржуазия восстановить буржуазный парламент и положить конец советам: в августе 1917 г., во время "Предпарламента"30, до взятия власти большевиками, и в январе 1918 г., во время "Учредительного Собрания", после взятия власти пролетариатом, - и каждый раз терпела поражение. Почему? Потому, что буржуазия была уже изолирована политически, миллионные массы трудящихся считали пролетариат единственным вождем революции, а советы были уже проверены, и испытаны массами, как своя рабочая власть, променять которую на буржуазный парламент было бы для пролетариата самоубийством. Не удивительно поэтому, что буржуазный парламентаризм не привился у нас. Вот почему революция привела в России к власти пролетариата. Таковы результаты проведения в жизнь ленинской системы гегемонии пролетариата в революции.

В-пятых, вопрос национально-колониальный. Маркс и Энгельс, анализируя в свое время события в Ирландии, в Индии, в Китае, в странах Центральной Европы, в Польше, в Венгрии, - дали основные, отправные идеи по национально-колониальному вопросу. Ленин в своих трудах базировался на этих идеях. Новое у Ленина в этой области состоит в том, что: а) он собрал воедино эти идеи в стройную систему взглядов о национально-колониальных революциях в эпоху империализма; б) связал национально-колониальный вопрос с вопросом о свержении империализма; в) объявил национально-колониальный вопрос составной частью общего вопроса о международной пролетарской революции.

Наконец, вопрос о партии пролетариата. Маркс и Энгельс дали основные наброски о партии, как передовом отряде пролетариата, без которой (без партии) пролетариат не может добиться своего освобождения ни в смысле взятия власти, ни в смысле переустройства капиталистического общества. Новое у Ленина в этой области состоит в том, что он развил дальше эти наброски применительно к новым условиям борьбы пролетариата в период империализма, показав, что: а) партия есть высшая форма классовой организации пролетариата в сравнении с другими формами организации пролетариата (профсоюзы, кооперация, государственная организация), работу которых призвана она обобщать и направлять; б) диктатура пролетариата может быть осуществлена лишь через партию, как ее направляющую силу; в) диктатура пролетариата может быть полной лишь в том случае, если ею руководит одна партия, партия коммунистов, которая не делит и не должна делить руководство с другими партиями; г) без железной дисциплины в партии не могут быть осуществлены задачи диктатуры пролетариата по подавлению эксплоататоров и перестройке классового общества в общество социалистическое.

Вот в основном то новое, что дал Ленин в своих трудах, конкретизируя и развивая дальше учение Маркса применительно к новым условиям борьбы пролетариата в период империализма.

Поэтому и говорят у нас, что ленинизм есть марксизм империализма и пролетарских революций.

Из этого видно, что ленинизм нельзя ни отделять от марксизма, ни тем более противопоставлять марксизму.

В вопросе делегации сказано далее: "Было ли бы правильным сказать, что Ленин верил в "творческую революцию", тогда как Маркс был более склонен ожидать кульминационного развития экономических сил?"

- Я думаю, что сказать так было бы совершенно неправильно. Я думаю, что всякая народная революция, если она является действительно народной революцией, есть революция творческая, ибо она ломает старый уклад и творит, воздает новый. Конечно, не может быть ничего творческого в таких, с позволения сказать, "революциях", какие бывают иногда, скажем, в Албании31 в виде игрушечных "восстаний" одних племен против других. Но такие игрушечные "восстания" никогда не считались марксистами революцией. Речь идет, очевидно, не о таких "восстаниях", а о массовой народной революции, подымающей угнетенные классы против классов-угнетателей. А такая революция не может не быть творческой. Маркс и Ленин стояли именно за такую революцию, - и только за такую. При этом понятно, что такая революция не может возникнуть при любых условиях, что она может разыграться лишь при определенных благоприятных условиях экономического и политического порядка.

 


 

Отрывки из беседы с немецким писателем  Эмилем Людвигом

15 декабря 1931 г.

Людвиг. Я Вам чрезвычайно признателен за то, что Вы нашли возможным меня принять. В течение более 20 лет я изучаю жизнь и деятельность выдающихся исторических личностей. Мне кажется, что я хорошо разбираюсь в людях, но зато я ничего не понимаю в социально-экономических условиях.

Сталин. Вы скромничаете.

Людвиг. Нет, это действительно так. И именно поэтому я буду задавать вопросы, которые быть может Вам покажутся странными. Сегодня здесь, в Кремле, я видел некоторые реликвии Петра Великого, и первый вопрос, который я хочу Вам задать, следующий: допускаете ли Вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли Вы себя продолжателем дела Петра Великого?

Сталин. Ни в каком роде. Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна.

Людвиг. Но ведь Петр Великий очень много сделал для развития своей страны, для того, чтобы перенести в Россию западную культуру.

Сталин. Да, конечно, Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этим классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры. Что касается меня, то я только ученик Ленина и моя цель - быть достойным его учеником. Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно - рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо национального государства, а укрепление государства социалистического, и значит - интернационального, причем всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной.

Вы видите, что Ваша параллель не подходит.

Что касается Ленина и Петра Великого, то последний был каплей в море, а Ленин - целый океан.

Людвиг. Марксизм отрицает выдающуюся роль личности в истории. Не видите ли Вы противоречия между материалистическим пониманием истории и тем, что Вы все-таки признаете выдающуюся роль исторических личностей?

Сталин. Нет, противоречия здесь нет. Марксизм вовсе не отрицает роли выдающихся личностей или того, что люди делают историю. У Маркса, в его "Нищете философии"32 и других произведениях, Вы можете найти слова о том, что именно люди делают историю. Но, конечно, люди делают историю не так, как им подсказывает какая-нибудь фантазия, не так, как им придет в голову. Каждое новое поколение встречается с определенными условиями, уже имевшимися в готовом виде в момент, когда это поколение народилось. И великие люди стоят чего-нибудь только постольку, поскольку они умеют правильно понять эти условия, понять, как их изменить. Если они этих условий не понимают и хотят эти условия изменить так, как им подсказывает их фантазия, то они, эти люди, попадают в положение Дон-Кихота33. Таким образом, как раз по Марксу вовсе не следует противопоставлять людей условиям. Именно люди, но лишь поскольку они правильно понимают условия, которые они застали в готовом виде, и лишь поскольку они понимают, как эти условия изменить, - делают историю. Так, по крайней мере, понимаем Маркса мы, русские большевики. А мы изучали Маркса, не один десяток лет.

Людвиг. Лет 30 тому назад, когда я учился в университете, многочисленные немецкие профессора, считавшие себя сторонниками материалистического понимания истории, внушали нам, что марксизм отрицает роль героев, роль героических личностей в истории.

Сталин. Это были вульгаризаторы марксизма. Марксизм никогда не отрицал роли героев. Наоборот, роль эту он признает значительной, однако с теми оговорками, о которых я только что говорил.

Людвиг. Ленин провел долгие годы за границей, в эмиграции. Вам пришлось быть за границей очень недолго. Считаете ли Вы это Вашим недостатком, считаете ли Вы, что больше пользы для революции приносили те, которые, находясь в заграничной эмиграции, имели возможность вплотную изучать Европу, но зато отрывались от непосредственного контакта с народом, или те из революционеров, которые работали здесь, знали настроение народа, но зато мало знали Европу?

Сталин. Ленина из этого сравнения надо исключить. Очень немногие из тех, которые оставались в России, были так тесно связаны с русской действительностью, с рабочим движением внутри страны, как Ленин, хотя он и находился долго за границей. Всегда, когда я к нему приезжал за границу - в 1907, 1908, 1912 гг., я видел у него груды писем от практиков из России, и всегда Ленин знал больше, чем те, которые оставались в России. Он всегда считал свое пребывание за границей бременем для себя.

Тех товарищей, которые оставались в России, которые не уезжали за границу, конечно, гораздо больше в нашей партии и ее руководстве, чем бывших эмигрантов, и они, конечно, имели возможность принести больше пользы для революции, чем находившиеся за границей эмигранты. Ведь у нас в партии осталось мало эмигрантов. На 2 миллиона членов партии их наберется 100-200. Из числа 70 членов ЦК едва ли больше 3 - 4 жили в эмиграции

Что касается знакомства с Европой, изучения Европы, то, конечно, те, которые хотели изучать Европу, имели больше возможностей сделать это, находясь в Европе. И в этом смысле те из нас, которые не жили долго за границей, кое-что потеряли. Но пребывание за границей вовсе не имеет решающего значения для изучения европейской экономики, техники, кадров рабочего движения, литературы всякого рода, беллетристический или научной. При прочих равных условиях, конечно, легче изучить Европу, побывав там. Но тот минус, который получается у людей, не бывавших надолго в Европе, не имеет большого значения. Наоборот, я знаю многих товарищей, которые прожили по 20 лет за границей, жили где-нибудь в Шарлоттенбурге или в Латинском квартале и, сидели в кафе годами, пили пиво и все же не сумели изучить Европу и не поняли ее.

 


 

Примечания

1. Лондонский съезд - V съезд РСДРП (Российской социал-демократической рабочей партии) состоялся летом 1907 г. в Лондоне. (В те годы большевики еще назывались социал-демократами.) Съезд был ареной резкой борьбы между революционной линией большевиков и оппортунизмом меньшевиков. Тышко (см. именной указатель) был на съезде одним из руководителей делегации польских социал-демократов, поддерживавшей, правда, непоследовательно, с рядом колебаний и оговорок большевиков. В основном на съезде победила линия большевиков. Протоколы съезда были изданы в 1909 г. в Париже и впервые после этого переизданы Партиздатом в 1933 г.

2. "Легальными марксистами" называлась особая группа русской буржуазной интеллигенции 90-х годов прошлого столетия. Никакого участия в подпольной революционной борьбе рабочих организаций эта группа не принимала.

В своих книгах и статьях они на словах признавали марксизм, но на деле вытравляли революционную душу марксизма, беря от марксизма только одну мысль о том, что в России в те годы неизбежно должен развиться капитализм. Они при помощи извращения этой мысли пытались убедить рабочих отказаться, от классовой борьбы, "признать свою некультурность и пойти на выучку к капитализму".

3. "Что делать?" ("Наболевшие вопросы нашего движения") - написано Лениным осенью 1901 г. - зимой 1902 г. (Ленин, т. IV, изд. 3-е).

"Шаг вперед, два шага назад" ("Кризис в нашей партии") - написано Лениным в феврале - мае 1904 г. (Ленин, т. VI, изд. 3-е).

4. Речь идет здесь о германской социал-демократической партии. Вплоть до империалистической войны эта партия (как почти все другие партии довоенного II Интернационала, кроме большевиков) объединяла оппортунистов с революционными социалистами.

В результате империалистической войны и революции в Германии в 1918 г. старая германская социал-демократическая партия раскололась на германскую социал-демократическую партию (явные оппортунисты), партию независимых социалистов (оппортунисты центра) и германскую коммунистическую партию. Такое положение было и в 1920 г., когда т. Сталин писал данную статью.

Впоследствии (в сентябре 1922 г.) партия независимых и социал-демократическая партия объединились и совместно докатились до социал-фашизма.

5. 3 - 5 июля 1917 г. в Петербурге происходили стихийные демонстрации рабочих и солдат, требовавших перехода власти в руки советов. Наша партия удерживала массы в Петербурге от этого преждевременного выступления, так как в массах трудящихся в провинции и на фронте все еще были сильны мелкобуржуазные настроения. Внутри советов наша партия в тот период еще не имела большинства.

Но раз массы выступили, то партия пошла с ними, руководя их движением.

Буржуазное Временное правительство расстреляло демонстрации. С помощью меньшевиков и эсеров оно повело поход против рабочего класса, революционных солдат и в особенности против большевиков. "Правда" была разгромлена, был издан приказ об аресте Ленина, он должен был скрываться в подполье. Но партия, несмотря на жестокие преследования, сумела в несколько месяцев завоевать большинство трудящихся во всей стране на свою сторону и (c)бросить Временное правительство.

6. На предложение Советского государства после Октябрьской революции ко всем воюющим странам о мире откликнулась империалистическая Германия. Она решила воспользоваться этим предложением и тем, что еще не окрепшая советская власть воевать тогда не могла, чтобы навязать ей грабительские условия мира. Вследствие затяжки переговоров с немцами из-за авантюристической политики Троцкого и "левых", требовавших вести войну и саботировавших немедленное принятие мира, германские войска 18 февраля 1918 г. начали наступление и поставили под угрозу существование советской власти. Но партия под руководством Ленина в решительной борьбе против "левых", угрожавших расколом, провела свою линию и добилась "передышки" для укрепления советской власти и организации Красной армии. Заключенный в Брест-Литовске 3 марта 1918 г. "похабный" мир был отменен спустя 8 месяцев революцией в Германии, что блестяще подтвердило правоту тактики Ленина и партии.

7. Антанта (от французского - согласие) - оформившееся в 1907 г. соглашение империалистических правительств Англии, Франции и царской России. Во время войны 1914 - 1918 гг. Антанта превратилась в союз, при помощи ряда других стран разгромивший империалистическую Германию и ее союзников. После Октября Антанта организовала блокаду Советской республики, интервенцию против нее и поддержку белогвардейского движения.

Попытки Антанты ликвидировать Советскую республику кончились крахом. (См. об этом статью т. Сталина "Новый поход Антанты на Россию", напечатана в "Правде" в мае 1920 г. и перепечатана в 1933 г. в книге С. Рабиновича "История гражданской войны", Партиздат, 1933 г.)

8. Мануфактурный период - переходный период от ремесленной мастерской к капиталистической фабрике (в Западной Европе примерно XVII - XVIII вв.). Мануфактуры - это крупные предприятия, владельцы которых уже начали применять в массовом виде наемный труд, но на основе еще ремесленной, а не машинной техники.

9. Здесь речь идет о поражениях царской армии в русско-японскую войну 1904 - 1905 гг.

10. Под напором революционных событий первой половины 1905 г. напуганное самодержавие попыталось задержать революцию незначительной уступкой в виде объявления об организации при царском правительстве выборного органа - Думы. По положению об этой Думе, которое вырабатывал царский министр Булыгин, в Думу трудящиеся не допускались, а сама Дума имела только совещательные права (т. е. не могла отменять старые законы и издавать новые, а могла только давать правительству советы, на которые то могло и не обращать внимания).

Большевики агитировали за активный бойкот Думы, т. е. за то, чтобы массы не участвовали в выборах в нее, так как выборы отвлекли бы массы от главного - подготовки вооруженного восстания для свержения самодержавия.

11. После того как революция 1905 г. была побеждена и непосредственная подготовка вооруженного восстания была снята с очереди, большевики решили участвовать в выборах в Государственную думу, чтобы работу в ней использовать для революционной организации масс. Большевики во главе с Лениным в выборах в Думу; и в своей работе в ней проводили тактику "левого блока". Эта тактика - заключалась в совместных выступлениях с партиями, отражавшими настроения крестьянства, стремившегося уничтожить самодержавие. Меньшевики же проводили блок с партией кадетов (главная партия российской буржуазии), которые стояли за соглашение буржуазии с самодержавием для привлечения буржуазии к власти и подавления революции. На деле меньшевики лозунги революции и республики подменили лозунгом борьбы за замену царского правительства из помещиков-черносотенцев другим царским же правительством из представителей буржуазии (кадетское министерство).

Усвоили меньшевики и кадетскую тактику "бережения" Думы, т е. не революционной агитации через Думу, а такого смирного поведения в ней, чтобы царь и его министры не рассердились и не разогнали Думы.

12. "Две тактики социал-демократии в демократической революции" написано Лениным в июне - июле 1905 г. (Ленин, т. VIII, изд. 3-е). "Победа кадетов и задачи рабочей партии" - написано Лениным 6 - 10-апреля 1906 г. (Ленин, т. IX, изд. 3-е).

13. Временное правительство - буржуазное империалистическое правительство, образовавшееся после Февральской революции в 1917 г.

Временное правительство организовалось в обстановке двоевластия в стране, когда наряду с ним, "правительством буржуазии, сложилось еще слабое, зачаточное, но все-таки существующее на деле и растущее другое правительство - Советы рабочих и солдатских депутатов" (Ленин), во главе с Петербургским советом.

Но оппортунистические партии меньшевиков и эсеров, имевшие большинство в советах, не боролись за власть советов, а поддерживали Временное правительство.

После перехода большинства в советах к большевикам проведенное под их руководством Октябрьское восстание смело Временное правительство и установило власть советов.

14. Учредилка - насмешливое название Учредительного собрания, избранного в конце 1917 г. и состоявшего в своем большинстве из кадетов, меньшевиков и эсеров. Учредительное собрание пыталось заменить советский строй в России строем буржуазной республики. Учредительное собрание было разогнано советской властью в январе 1918 г.

15. "Задачи русских социал-демократов" - одно из ранних произведений, написанное Лениным в сибирской ссылке в конце 1897 г. (Ленин, т. II, стр. 167 - 190.) Предисловие Аксельрода к этой работе Ленина напечатано в приложении к этому тому, стр. 629.

16. Процесс ряда членов ЦК и активных деятелей партии эсеров происходил в Москве с 7 июля до 7 августа 1922 г. Процесс раскрыл яркую картину контрреволюционной деятельности ЦК партии эсеров, убийства ими рабочих вождей (в том числе ряд попыток убийства Ленина), организации антисоветских восстаний, поддержки империалистской интервенции и т. д.

17. Генуя - "Международная экономическая конференция", созванная в Генуе (Италия) Лигой наций с участием представителей Советской республики для определения взаимоотношений капиталистического мира и Советской республики. Конференция происходила с 10 апреля по 19 мая 1922 г.

Представители капиталистических держав на конференции предъявили советской делегации ряд таких требований, которые вели к превращению Советской республики в колонию мирового империализма.

Эти требования были конечно отклонены советской делегацией. Конференция окончилась безрезультатно, если не считать постановления о созыве новой конференции в июне 1922 г. в Гааге (Голландия). Эта конференция также окончилась безрезультатно.

18. Империалистическая и гражданская войны привели хозяйство России к глубокому упадку. Это отразилось и на финансах страны. Отсутствие доходов государство возмещало все большим и большим выпуском денежных знаков, куре которых непрерывно падал. Финансовый кризис особенно обострился с осени 1921 г.

XI съезд партии в марте: 1922 г. специально обсуждал финансовые вопросы и принял ряд  мер к их упорядочению. В начале 1924 г. Советская власть на основе общего роста народного хозяйства перешла к твердым деньгам.

19. В мае 1923 г. английский министр иностранных дел Керзон (см. именной указатель) от имени английского правительства предъявил советскому правительству ультиматум с требованием отказа от "пропаганды и враждебных актов", компенсации за наказание английских шпионов и т. п. под угрозой принятия английским правительством самых решительных мер против Советской республики.

С этим временем совпало и резкое обострение политической и экономической обстановки в Германии. Уже в конце 1922 г. Германия оказалась не в состоянии уплачивать победившим ее в войне 1914 - 1918 гг. странам наложенную на нее громадную контрибуцию. В ответ на это французский империализм занял своими войсками важнейшую промышленную область Германии - Рурский бассейн. Это резко обострило экономический кризис в Германии и привело к бурному росту революционных настроений рабочих и мелкой буржуазии.

Но германская компартия имела тогда оппортунистическое руководство, не сумевшее использовать положения и давшее германской буржуазии возможность укрепиться и преодолеть кризис за счет усиления эксплоатации германского пролетариата.

20. "Искра" - газета, руководящий орган революционной Российской социал-демократии в 1900 - 1903 гг.; основана была по инициативе Ленина, который и был основным ее руководителем.

Под руководством Ленина "Искра" в эти годы проводила решительную борьбу с оппортунизмом и сыграла величайшую роль - не только пропагандистскую и агитационную, но и организационную, проводя громадную работу по созданию единой революционной социал-демократической партии и подготовив созыв II съезда партии.

В ходе борьбы между большевиками и меньшевиками после II съезда "Искра" перешла в ноябре 1903 г. в руки меньшевиков и потеряла свой революционный характер, получив в отличие от старой, ленинской "Искры" прозвище "новой" "Искры".

21. IV съезд Российской социал-демократической рабочей партии состоялся в апреле - мае 1906 г. в Стокгольме (Швеция). В результате наплыва в партию в 1905 г. массы колеблющихся интеллигентских элементов и разгрома ряда большевистских организаций на съезде большинство имели меньшевики. Это определило весь ход его работ. Съезд принял меньшевистские резолюции и избрал ЦК с резким преобладанием меньшевиков. (Подробнее см. Ленин, Доклад об Объединительном съезде, Соч., т. IX.)

22. Ликвидаторство - основное направление в меньшевизме 1908 - 1914 гг. Ликвидаторы хотели ликвидировать революционную программу и тактику пролетариата и революционную подпольную рабочую партию (отсюда их название), "чтобы усыпить рабочих мечтами о новой открытой легальной партии" (Ленин). Ликвидаторство совершенно естественно вытекало из всей политической линии меньшевиков начиная после II съезда партии.

Ликвидаторы вели в легальных, разрешенных царизмом газетах и журналах яростную травлю большевиков, агитируя против подполья, против революционных стачек и т. п., отстаивая идею создания "широкой" рабочей партии, настолько смирной и послушной, чтобы ее мог разрешить тогдашний глава царского правительства, злейший враг народа - Столыпин (отсюда и название ликвидаторов столыпинской партией).

Ленинское ядро большевиков вело непримиримую борьбу с ликвидаторством и с примиренчеством к нему в рядах большевиков.

В результате этой борьбы ликвидаторы к 1914 г. были выбиты из всех занимавшихся ими позиций в рабочем движении и превратились в оторванную от масс группу интеллигентов.

23. Оценку борьбы Ленина за партийность в этот период т. Сталин дал еще в 1910 г. в известном письме из сольвычегодской ссылки. Присоединяясь к плану временного блока ленинцев с плехановцами, т. е. с группой меньшевиков, стоявшей за сохранение подпольной партии, для борьбы с большинством меньшевиков (ликвидаторами), которые стремились уничтожить партию, Сталин писал: "В плане блока видна рука Ленина. Он мужик умный и знает, где раки зимуют" ("Большевик" № 2 - 3 за 1932 г.).

24. Социал-шовинизм - политическое течение в рядах социал-демократических партий II Интернационала в годы империалистической войны (1914 - 1918 гг.), открыто помогавшее своей буржуазии грабить и душить другие народы. "Социал-шовинизм, - писал Ленин, - есть защита идеи "обороны отечества" в данной войне. Из этой идеи вытекает отказ от классовой борьбы во время войны, голосование за военные кредиты и т. п. Социал-шовинисты проводят буржуазную политику, ибо отстаивают они не "оборону отечества", в смысле борьбы с чуженациональным гнетом, а "право" тех или иных "великих" держав грабить колонии и угнетать чужие народы" (Соч., т. XVIII, стр. 199).

На позиции социал-шовинизма встало большинство руководства .партий II Интернационала, в том числе и вождь французских социалистов Гэд (см. именной указатель).

Союзником социал-шовинистов было возглавлявшееся Каутским (см. именной указатель) течение социал-пацифистов, которое разговорами о вреде войны и пользе мира, о желательности мирного соглашения империалистов воюющих стран пыталось отвлечь рабочих от революционной борьбы против войны.

Социал-пацифистские позиции занимали и межеумочные "революционеры", т. е. в первую очередь Троцкий, которые "призывали" пролетариат к борьбе, но не за пролетарскую революцию и диктатуру пролетариата, которая только одна может ликвидировать угнетение народов и уничтожить все войны, - а только за мир при сохранении власти вызвавших войну империалистов.

25. Австро-германская коалиция - военно-политический союз германской и австро-венгерской монархий во время империалистической войны против России, Франции, Англии и других стран.

26. После Февральской революции вся русская армия покрылась сетью выборных солдатских комитетов - ротных, полковых, дивизионных, армейских и т. п.

Руководящее влияние в этих комитетах после Февраля имели меньшевики и эсеры. В дальнейшем состав комитетов, особенно далеких от солдатских масс комитетов дивизионных, армейских и фронтовых, перестал соответствовать настроениям революционизировавшейся солдатской массы.

Дальнейшее развитие событий показало, что армия и фронты поддержали политику большевиков против своих комитетов, потерявших всякий авторитет.

27. Переговоры Ленина, Сталина и Крыленко с генералом Духониным (см. именной указатель) и радиообращение напечатаны в XXII томе Сочинений Ленина (стр. 69 - 73).

28. "Капитал" - величайшее произведение Маркса, над которым он при помощи Энгельса работал ряд лет. "Капитал" дал глубочайший анализ законов возникновения, развития и гибели капитализма.

29. Парижская коммуна - первая в истории человечества диктатура пролетариата, возникшая 18 марта 1871 г. в результате победного восстания парижских рабочих. Просуществовав 4 месяца, Коммуна пала под напором внутренней и международной контрреволюции.

Несмотря на ряд допущенных ею ошибок и кратковременность ее существования, Коммуна сыграла гигантскую роль в развитии революционного рабочего движения во всем мире и показала на опыте осуществимость диктатуры пролетариата и формы ее осуществления.

30. Временный совет Российской республики (предпарламент) был организован буржуазным Временным правительством в начале октября 1917 г. из представителей различных общественных организаций таким образом, чтобы в нем было обеспечено большинство представителей буржуазии и ее агентов меньшевиков и эсеров.

Предпарламент был создан для борьбы с советами, в которых все более крепло влияние большевиков.

Большевистская фракция предпарламента ушла с первого же его заседания после оглашения своей декларация и в дальнейшем бойкотировала его. Такая тактика была принята в ЦК партии на предложению Ленина и Сталина против оппортунистической позиции Каменева и Рыкова, считавших необходимым работу большевиков в предпарламенте.

31. Албания - небольшая отсталая страна на Балканском полуострове. Ряд стран (Австрия, Италия и др.) пытались сделать из Албании свою колонию. Их борьба за влияние в Албании выражались и в организации войн одних племен с другими, восстаний и т. п.

32. "Нищета философии" - одно из ранних произведений Маркса (впервые вышло в 1847 г.), в котором уже последовательно развиты основы научного коммунизма.

33. Дон-Кихот - герой знаменитого романа "Дон-Кихот" испанского писателя Сервантеса, появившегося в свет в 1605 г. (неоднократно переводился на русский язык). Дон-Кихот - образ человека, чуждого действительности, живущего отжившими представлениями прошлого и пытающегося бороться за всеобщее добро совершенно нереальными, фантастическими способами.

Говоря в другой связи, т. Сталин сравнил с Дон-Кихотом представителей "головокружения от успехов" в нашем колхозном строительстве: "Дон-Кихот тоже ведь воображал, что он наступает на врагов, идя в атаку на мельницу. Однако известно, что он расшиб себе лоб на этом, с позволенья сказать, наступлении".

"Видимо, лавры Дон-Кихота не дают спать нашим "левым загибщикам" ("Вопросы ленинизма", стр. 479).

34. Шарлоттенбург - часть Берлина. Латинский квартал - часть Парижа.

Именной указатель

Аксельрод П. В. (1850 - 1928) - один из первых пропагандистов марксизма в России (в 1883 - 1903 гг.), допустивший однако с самого начала ряд теоретических ошибок. С 1903 г. - один из вождей меньшевиков. После Октябрьской революции стал яростным противником советской власти и проповедовал замену советского строя "культурным" капитализмом.

Бланки Луи-Огюст (1805 - 1881) - известный французский революционер и социалист, активный участник революций 1830 и 1848 гг. Бланки провел в тюрьмах в общем 37 лет. Бланки не был марксистом. Бланки проповедывал захват власти, но не на основе борьбы масс, а при помощи только группки революционеров-заговорщиков. Однако Маркс и Энгельс высоко ценили его практическую революционную деятельность, одновременно резко критикуя его систему взглядов (бланкизм).

Гэд Жюль (1845 - 1922) - один из первых руководителей марксистской организации во Франции. Возглавлял борьбу с оппортунизмом в рабочем движении Франции. С начала империалистической войны 1914 - 1918 гг. Гэд изменил своему прошлому и революционному рабочему движению, пошел на союз с буржуазией и стал министром французского правительства.

Деникин А. И. (род. в 1872 г.) - генерал царской армии. После Октябрьской революции был одним из виднейших руководителей вооруженной борьбы помещиков и капиталистов против советской власти. Войска Деникина занимали юг России, и к осени 1919 г. подходили к Туле, угрожая Москве. Но, несмотря на поддержку Антанты, деникинцы были разгромлены Красной армией в ноябре - декабре 1919 г. С того времени Деникин - белый эмигрант.

Духонин Н. Н. (1876 - 1917) - генерал царской армии. Осенью 1917г. исполнял должность верховного главнокомандующего русскими армиями. После Октябрьской революции - один из организаторов контрреволюции. За отказ подчиниться директивам советского правительства был смещен и заменен т. Крыленко. 3 декабря 1917 г. был убит при занятии его штаба возмущенными его саботажем революционными солдатами.

Каутский Карл (род. в 1854 г.) - немецкий социал-демократ, крупнейший теоретик II Интернационала, считал себя последователем учения Маркса, но на деле его искажал. До Октябрьской революции возглавлял центризм, прикрывавший оппортунизм II Интернационала левой фразой. После Октябрьской революции и в данное время - злейший враг советской власти, призывающий к ее вооруженному свержению. Правый социал-фашист. См. о нем работу Ленина "Пролетарская революция и ренегат Каутский" (т. XXIII).

Керенский А. Ф. (род; в 1881 г.) - адвокат. В 1917 г. после Февральской революции один из вождей партии эсеров и председатель буржуазного Временного правительства. Выдавал себя за социалиста и, пользуясь некоторое время доверием мелкобуржуазных масс, проводил политику империалистической буржуазии. Октябрьская революция смела правительство Керенского. С начала 1918 г. по настоящее время Керенский - белый эмигрант, ярый враг СССР.

Керзон В. (1859 - 1925) - видный английский политик, один из вождей консерваторов - партии земельной аристократии и крупных капиталистов. С 1915 по 1924 г. - министр иностранных дел Англии, отъявленный враг Советской республики, один из вдохновителей военной интервенции в 1918 1919 гг., автор известного ультиматума, предъявленного советской власти в 1923 г. английским правительством.

Колчак А. В. (1873 - 1920) - царский адмирал. После Октябрьской революции - один из виднейших вождей контрреволюции, глава сибирского белогвардейского правительства. Несмотря на поддержку Антанты, колчаковцы были разгромлены в конце 1919 г. Красной армией и сибирскими революционными партизанами. Сам Колчак был захвачен партизанами и расстрелян по постановлению Иркутского ревкома в феврале 1920 г.

Крыленко П. С. (род. в 1885 г.) - старый большевик; в 1917 г. после Февральской революции - один из организаторов работы большевиков в старой армии. После Октябрьской революции был советским правительством назначен верховным главнокомандующим русскими армиями. В настоящее время - народный комиссар юстиции РСФСР.

Лассаль Фердинанд (1825 - 1864) - один из крупнейших деятелей германского рабочего движения после 1848 г. Лассаль не был марксистом. Маркс поддерживал работу Лассаля по организации германских рабочих и в то же время решительно критиковал его оппортунистические ошибки.

Либкнехт Карл (1871 - 1919) - крупный деятель левого крыла II Интернационала. Вождь германского революционного рабочего движения в годы империалистической войны, мужественно боровшийся против своего империалистического правительства и буржуазии, против предательства социал-демократической партии Германии. Был арестован и предан суду за революционную работу среди солдат. Имя Либкнехта было в те годы символом революционной борьбы против империалистической войны. Один из основателей компартии Германии. Был во главе восстания Серлинских рабочих в январе 1919 г. После подавления восстания был убит (как и Р. Люксембург) бандами социал-демократа Носке.

Люксембург Роза (1870 - 1919) - один из вождей и теоретиков левого крыла II Интернационала, затем один из основателей компартии Германии. Вместе о К. Либкнехтом возглавляла восстание берлинских рабочих в январе 1919 г. и была убита после подавления восстания. Ленин высоко ценил Р. Люксембург, но вместе с тем решительно критиковал ее за ряд полуменьшевистских ошибок. (См. об этом письмо т. Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция", "Вопросы ленинизма", стр. 607 - 608.)

Маркс Карл (1818 - 1883) - великий вождь и учитель пролетариата, основоположник научного коммунизма, основатель и руководитель I Интернационала. (См. ответ т. Сталина первой американской рабочей делегации в данном сборнике на стр. 34 и статью Ленина "К. Маркс", Соч., т. XVIII.)

Мартов Л. (1873 - 1923) - в 1901 - 1903 гг. работал вместе с Лениным, будучи одним из редакторов газеты "Искра". С 1903 г. - один из вождей меньшевизма. После Октябрьской революции перешел в лагерь врагов советской власти. В 1920 г. эмигрировал за границу.

Носке Густав (род. в 1868 г.) - германский социал-демократ, крайний оппортунист. В революции 1918 - 1919 гг. в Германии руководил кровавым подавлением восстаний матросов в Киле и рабочих в Берлине и других городах. Германскими рабочими прозван "кровавой собакой". Организатор убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург. Сейчас на пенсии у германских фашистов за свои заслуги по подавлению революционного движения.

Плеханов Г. В. (1856 - 1918) - основоположник и один из главных, теоретиков русского марксизма в период его возникновения. Допустил однако с самого начала ряд отклонений от марксистской теории. С 1904 г. сблизился с меньшевиками, а во время империалистической войны скатился на позицию открытой поддержки войны и буржуазии. После Февральской революции поддерживал буржуазное Временное правительство.

Тышко Лео (Йогихес) (1867 - 1919) - один из основателей польской социал-демократии, сторонник Р. Люксембург. В 1907 г. на Лондонском съезде партии поддерживал большевиков с рядом колебаний и оговорок. Во время империалистической войны вел в Германий революционную работу вместе с К. Либкнехтом. Был одним из основателей компартии Германии. После убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург продолжал их работу, но в марте 1919 г. был арестован по приказу правого социал-демократа министра Шейдемана и убит.

Шейдеман Филипп (род. в 1865 г.) - руководитель германской социал-демократической партии в годы империалистической войны, ярый оппортунист и предатель рабочего движения. После свержения в 1918 г. германской монархии вошел в правительство, в котором боролся всеми средствами против пролетариата и революции. Один из вдохновителей убийства вождей германских рабочих - К. Либкнехта, Р. Люксембург и Л. Тышко.

Энгельс Фридрих (1820 - 1895) - ближайший сподвижник К. Маркса, вместе с ним выработавший теорию научного коммунизма (марксизм) и руководивший революционной борьбой международного пролетариата. (См. о нем статью Ленина "Фридрих Энгельс", Соч., т. I).