Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 264

В.Г. Емельянов

Борьба В.И. Ленина с оппортунизмом и ревизионизмом

 

«Борьба В.И. Ленина с оппортунизмом и ревизионизмом как необходимое условие становления революционной пролетарской партии в России. От I к III съезду РСДРП» Часть 1

 

 

«Всем известно, что ленинизм родился, вырос и окреп в беспощадной борьбе с оппортунизмом всех мастей, в том числе с центризмом на Западе (Каутский), с центризмом у нас (Троцкий и др.). Этого не могут отрицать даже прямые враги большевизма» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.13, стр.85)

 

Материалы к лекции «Борьба В.И. Ленина с оппортунизмом и ревизионизмом как необходимое условие становления революционной пролетарской партии в России. От I к III съезду РСДРП»

                                                            Часть I

 

       Краткая характеристика эпохи возникновения РСДРП (развитие капитализма в России в пореформенную эпоху, вступление России в эпоху империализма)

       Предпосылки возникновения РСДРП (социал-демократические группы, кружки). Рабочее движение, стачки. «Северный союз русских рабочих» (1878г.), «Южнороссийский союз рабочих» (1875 г.)

       «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» - прототип пролетарской партии

 

  I съезд РСДРП (март 1898 г.)

        «Капитализм довел главные отрасли промышленности до стадии крупной машинной индустрии; обобществив таким образом производство, он создал материальные условия новых порядков и в то же время создал новую социальную силу: класс фабрично-заводских рабочих, городского пролетариата. Подвергаясь такой же буржуазной эксплуатации, каковою является по своей экономической сущности эксплуатация всего трудящегося населения России, - этот класс поставлен, однако, в особо выгодные условия по отношению к своему освобождению: он ничем не связан уже со старым, целиком построенным на эксплуатации обществом; самые условия его труда и обстановка жизни организуют его, заставляют мыслить, дают возможность выступить на арену политической борьбы. Естественно, что социал-демократы обратили все свое внимание и все надежды на этот класс, что они свели свою программу к развитию его классового самосознания, направили всю свою деятельность к тому, чтобы помочь ему подняться на прямую политическую борьбу против современного режима и втянуть в эту борьбу весь русский пролетариат» (Здесь и далее цитаты приведены по Полному собранию сочинений В.И. Ленина) (В.И. Ленин, т.1, стр.194)

 

К. Маркс и Ф. Энгельс о партии рабочего класса, политической и экономической борьбе такой партии.

«В своей борьбе против объединенной власти имущих классов рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую всем старым партиям, созданным имущими классами» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., 2-е изд., т.18, стр.143)

«Политическое движение рабочего класса, разумеется, имеет своей конечной целью завоевание им для себя политической власти, а для этого, конечно необходима предварительная организация рабочего класса, достигшая известной степени развития и вырастающая из самой экономической борьбы

С другой же стороны, всякое движение, в котором рабочий класс противостоит как класс господствующим классам и стремится победить их путем давления извне, есть политическое движение. Так, например, стремление с помощью стачек и т.п. принудить отдельных капиталистов на какой-либо отдельной фабрике или даже в какой-либо отдельной отрасли промышленности ограничить рабочее время есть чисто экономическое движение; наоборот, движение имеющее целью заставить издать закон о восьмичасовом рабочем дне и т.д., есть политическое движение. И, таким образом, из разрозненных экономических движений рабочих повсеместно вырастает политическое движение, то есть движение класса, стремящегося осуществить свои интересы в общей форме, то есть в форме, имеющей принудительную силу для всего общества. Если эти движения предполагают некоторую предварительную организацию, то они, со своей стороны, в такой же степени являются и средством развития этой организации.

Там, где рабочий класс не достиг еще достаточного успеха в своей организации, чтобы предпринять решительный поход против коллективной власти, то есть политической власти господствующих классов, его нужно во всяком случае подготовлять к этому путем постоянной агитации против этой власти и заняв враждебную позицию по отношению к политике господствующих классов. В противном случае рабочий класс останется игрушкой в их руках …» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., 2-е изд., т.33, стр.282-283)

 

        В.И. Ленин о классовой борьбе

      «Мы все согласны в том, что наша задача – организация классовой борьбы пролетариата. Но что такое классовая борьба ? Когда рабочие отдельной фабрики, отдельного ремесла вступают в борьбу со своим хозяином или со своими хозяевами, есть ли это классовая борьба ? Нет, это только слабые зачатки ее. Борьба рабочих становится классовою борьбою лишь тогда, когда все передовые представители всего рабочего класса всей страны сознают себя единым рабочим классом и начинают вести борьбу не против отдельных хозяев, а против всего класса капиталистов и против поддерживающего этот класс правительства. Только тогда, когда отдельный рабочий сознает себя членом всего рабочего класса, когда в своей ежедневной, мелкой борьбе с отдельными хозяевами и с отдельными чиновниками он видит борьбу против всей буржуазии и против всего правительства, только тогда его борьба становится классовой борьбой. «Всякая классовая борьба есть борьба политическая» - эти знаменитые слова Маркса неверно было бы понимать в том смысле, что всякая борьба рабочих с хозяевами всегда бывает политической борьбой. Их надо понимать так, что борьба рабочих с капиталистами необходимо становится политической борьбой по мере того, как она становится классовой борьбой. Задача социал-демократии состоит именно в том, чтобы посредством организации рабочих, пропаганды и агитации между ними превратить их стихийную борьбу против угнетателей в борьбу всего класса, в борьбу определенной политической партии за определенные политические и социалистические идеалы» (В.И. Ленин, т.4, стр.187-188)

 

В.И. Ленин о роли революционной теории.

«Мы стоим всецело на почве теории Маркса: она впервые превратила социализм из утопии в науку, установила твердые основания этой науки и наметила путь, по которому должно идти, развивая дальше эту науку и разрабатывая ее во всех частностях» (В.И. Ленин, т.4, стр.182)

«Она научила видеть под покровом укоренившихся обычаев, политических интриг, мудреных законов, хитросплетенных учений – классовую борьбу, борьбу между всяческими видами имущих классов с массой неимущих, с пролетариатом, который стоит во главе всех неимущих. Она выяснила настоящую задачу революционной социалистической партии: не сочинение планов переустройства общества, не проповедь капиталистам и их прихвостням об улучшении положения рабочих, не устройство заговоров, а организацию классовой борьбы пролетариата и руководство этой борьбой, конечная цель которой – завоевание политической власти пролетариатом и организация социалистического общества

     И мы спрашиваем теперь: что же внесли нового в эту теорию те громогласные «обновители» ее, которые подняли в наше время такой шум, группируясь около немецкого социалиста Бернштейна ? Ровно ничего: они не подвинули ни на шаг вперед той науки, которую завещали нам развивать Маркс и Энгельс; они не научили пролетариат никаким новым приемам борьбы; они только пятились назад, перенимая обрывки отсталых теорий и проповедуя пролетариату не теорию борьбы, а теорию уступчивости – уступчивости по отношению к злейшим врагам пролетариата, к правительствам и буржуазным партиям, которые не устают изыскивать новые средства для травли социалистов. Один из основателей и вождей русской социал-демократии, Плеханов, был вполне прав, когда подверг беспощадной критике новейшую «критику» Бернштейна, от взглядов которого отреклись теперь и представители германских рабочих (на съезде в Ганновере).

     Мы знаем, что на нас посыплется за эти слова куча обвинений: закричат, что мы хотим превратить социалистическую партию в орден «правоверных», преследующих «еретиков» за отступление от «догмы», за всякое самостоятельное мнение и пр. Знаем мы все эти модные хлесткие фразы. Только нет в них ни капли правды и ни капли смысла. Крепкой социалистической партии не может быть, если нет революционной теории, которая объединяет всех социалистов, из которой они почерпают все свои убеждения, которую они применяют к своим приемам борьбы и способам деятельности; защищать такую теорию, которую по своему крайнему разумению считаешь истинной, от неосновательных нападений и от попыток ухудшить ее – вовсе еще не значит быть врагом всякой критики. Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России. Поэтому мы охотно будем уделять место в нашей газете статьям по теоретическим вопросам и приглашаем всех товарищей к открытому обсуждению спорных пунктов.

    Каковы же главные вопросы, возникающие при применении к России программы, общей всем социал-демократам ? Мы сказали уже, что суть этой программы состоит в организации классовой борьбы пролетариата и в руководстве этой борьбой, конечная цель которой – завоевание политической власти пролетариатом и устройство социалистического общества. Классовая борьба пролетариата разделяется на экономическую борьбу (борьбу против отдельных капиталистов или против отдельных групп капиталистов за улучшение положения рабочих) и на политическую борьбу (борьбу против правительства за расширение прав народа, т.е. за демократию, и за расширение политической власти пролетариата). Некоторые русские социал-демократы (к числу их, по-видимому, принадлежат те, которые ведут газету «Рабочая Мысль») считают несравненно более важной экономическую борьбу, политическую же чуть ли не откладывают до более или менее отдаленного будущего. Такое мнение совершенно неверно. Все социал-демократы согласны в том, что необходимо организовать экономическую борьбу рабочего класса, что необходимо вести агитацию среди рабочих на этой почве, т.е. помогать рабочим в их ежедневной борьбе с хозяевами, обращать их внимание на все виды и случаи притеснений и разъяснять им таким образом необходимость объединения. Но из-за экономической борьбы забывать политическую – значило бы отступать от основного положения всемирной социал-демократии, значило бы забывать то, чему учит вся история рабочего движения. Завзятые сторонники буржуазии и служащего ей правительства не раз пытались даже организовать чисто экономические союзы рабочих и отвлечь их таким образом от «политики», от социализма. Очень возможно, что и русское правительство сумеет предпринять что-либо подобное, ибо оно всегда старалось бросать народу грошовые подачки или, вернее, лжеподачки, лишь бы отвлечь его от мысли о его бесправии и его угнетении. Никакая экономическая борьба не может принести рабочим прочного улучшения, не может даже вестись в широких размерах, если рабочие не будут иметь право свободно устраивать собрания, союзы, иметь свои газеты, посылать своих представителей в народные собрания, как это делают рабочие Германии и всех других европейских стран (кроме Турции и России). А чтобы добиться этих прав, надо вести политическую борьбу. В России не только рабочие, но и все граждане лишены политических прав. Россия – монархия самодержавная, неограниченная. Царь, один издает законы, назначает чиновников и надзирает за ними. От этого кажется, что в России царь и царское правительство не зависит ни от каких классов и заботится о всех одинаково. А на деле все чиновники берутся только из класса собственников и все подчинены влиянию крупных капиталистов, которые веревки вьют из министров и добиваются всего, чего хотят. На русском рабочем классе лежит двойной гнет: его обирают и грабят капиталисты и помещики, а чтобы он не мог бороться против них, его связывает по рукам и ногам полиция, затыкая ему рот, преследуя всякую попытку отстоять права народа. Всякая стачка против капиталиста ведет к тому, что на рабочих напускают войско и полицию. Всякая экономическая борьба необходимо превращается в политическую, и социал-демократия должна неразрывно связать и ту и другую в единую классовую борьбу пролетариата. Первой и главной целью такой борьбы должно быть завоевание политических прав, завоевание политической свободы. Если одни петербургские рабочие, при небольшой помощи социалистов, сумели быстро добиться от правительства уступки – издания закона о сокращении рабочего дня, то весь русский рабочий класс, руководимый одной «Российской социал-демократической рабочей партией», сумеет добиться упорной борьбой и несравненно более важных уступок.

Русский рабочий класс сумеет и один вести свою экономическую и политическую борьбу, даже если бы он не получал помощи ни от какого другого класса. Но в политической борьбе рабочие не стоят одиноко. Полное бесправие народа и дикий произвол башибузуков-чиновников возмущают и всех сколько-нибудь честных образованных людей, которые не могут помириться с травлей всякого свободного слова и свободной мысли, возмущают преследуемых поляков, финляндцев, евреев, русских сектантов, возмущают мелких купцов, промышленников, крестьян, которым не у кого искать защиты от притеснений чиновников и полиции. Все эти группы населения, взятые отдельно, неспособны к упорной политической борьбе, но когда рабочий класс поднимет знамя такой борьбы, - ему отовсюду протянут руку помощи. Русская социал-демократия встанет во главе всех борцов за права народа, всех борцов за демократию, и тогда она станет непобедимой !» (В.И. Ленин, т.4, стр.182-186)

 

Искровский период

В.И. Ленин о буржуазной либеральной интеллигенции

«Кто не знает, как легко совершается на святой Руси превращение интеллигента-радикала, интеллигента-социалиста в чиновника императорского правительства, - чиновника, утешающегося тем, что он приносит «пользу» в пределах канцелярской рутины, - чиновника, оправдывающего этой «пользой» свой политический индифферентизм, свое лакейство перед правительством кнута и нагайки?» (В.И. Ленин, т.2, стр.456)

«Легальный марксизм»

« … Маркс представлял себе переход от капитализма к новому общественному строю в виде резкого падения, - крушения капитализма под тяжестью постоянно растущих в нем противоречий; но в то же время Маркс один из первых указал на социально-культурное значение фабричного законодательства и постепенного экономического и политического объединения трудящихся масс. С тех пор его последователи неустанно боролись и борются за реформы в интересах промышленного пролетариата. В этой политике заключается признание, что на почве капиталистического строя существует возможность частичного, постепенного улучшения положения рабочего класса.» (П.Б. Струве, «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России», стр.182-183)

«Кто понимает социал-демократию, как организацию, служащую исключительно стихийной борьбе пролетариата, тот может удовлетвориться только местной агитацией и «чисто рабочей» литературой. Мы не так понимаем социал-демократию: мы понимаем ее как направленную против абсолютизма революционную партию, неразрывно связанную с рабочим движением. Только организованный в такую партию пролетариат, этот наиболее революционный класс современной России, в состоянии будет исполнить лежащую на нем историческую задачу: объединить под своим знаменем все демократические элементы страны и завершить упорную борьбу целого ряда погибших поколений конечным торжеством над ненавистным режимом». (В.И. Ленин, т.4, стр.359)

«А то бернштейнианство и «критическое» направление, к которому повально обратилось большинство легальных марксистов, отнимало эту возможность и развращало социалистическое сознание, опошляя марксизм, проповедуя теорию притупления социальных противоречий, объявляя нелепостью идею социальной революции и диктатуры пролетариата, сводя рабочее движение и классовую борьбу к узкому тред-юнионизму и «реалистической» борьбе за мелкие, постепенные реформы.» (В.И. Ленин, т.6, стр.17)

 

 «Credo» (начало 1899 г.)

«Протест российских социал-демократов» (август-сентябрь 1899 г.)

Из «Credo»:

«Изменение это произойдет не только в сторону более энергичного ведения экономической борьбы, упрочения экономических организаций, но также, и это самое существенное, в сторону изменения отношения партии к остальным оппозиционным партиям. Марксизм нетерпимый, марксизм отрицающий, марксизм примитивный (пользующийся слишком схематичным представлением классового деления общества) уступит место марксизму демократическому …» (Из текста «Credo», В.И. Ленин, т.4, стр.167)

«Разговоры о самостоятельной рабочей политической партии суть не что иное, как продукт переноса чужих задач, чужих результатов на нашу почву. Русский марксист – пока печальное зрелище.» (Из текста «Credo», В.И. Ленин, т.4, стр.168)

«Для русского марксиста исход один: участие, т.е. помощь экономической борьбе пролетариата и участие в либерально-оппозиционной деятельности» (Из текста «Credo», В.И. Ленин, т.4, стр.168)

 

 И.В. Сталин об «экономизме»

 «И вот в то время, как одна часть российской социал-демократии считала своим долгом внести в рабочее движение свои социалистические идеи, другая её часть, увлечённая экономической борьбой, борьбой за частичное улучшение положения рабочих (как, например, сокращение рабочего времени и повышение заработной платы), - готова была совершенно забыть свой великий долг, свои великие идеалы.

Как и их западноевропейские единомышленники (так называемые бернштейнианцы), они говорили: «Для нас движение – всё, конечная цель – ничто». Их совершенно не интересовало, для чего борется рабочий класс, - лишь бы была сама борьба. Развилась так называемая грошовая политика. Дело дошло до того, что в один прекрасный день петербургская газета «Рабочая Мысль» объявила: «Наша политическая программа – 10-часовой рабочий день, восстановление праздников, отнятых законом 2 июня» (И.В. Сталин, Собр. соч., т.1, стр.17)

 

 В.И. Ленин об «экономизме»

«Русская социал-демократия переживает период колебаний, период сомнений, доходящих до самоотрицания. С одной стороны, рабочее движение отрывается от социализма: рабочим помогают вести экономическую борьбу, но им вовсе не разъясняют при этом или недостаточно разъясняют социалистических целей и политических задач всего движения в целом. С другой стороны, социализм отрывается от рабочего движения: русские социалисты опять начинают все больше и больше говорить о том, что борьбу с правительством должна вести одними своими силами интеллигенция, ибо рабочие ограничиваются лишь экономической борьбой.

Троякого рода обстоятельства подготовили, по нашему мнению, почву для этих печальных явлений. Во-первых, в начале своей деятельности русские социал-демократы ограничивались одной кружковой пропагандистской работой. Перейдя к агитации в массах, мы не всегда могли удержаться от того, чтобы не впасть в другую крайность. Во-вторых, в начале своей деятельности нам приходилось очень часто отстаивать свое право на существование в борьбе с народовольцами, которые понимали под «политикой» деятельность, оторванную от рабочего движения, которые суживали политику до одной только заговорщической борьбы. Отвергая такую политику, социал-демократы впадали в крайность, отодвигая на второй план политику вообще. В-третьих, разрозненно действуя в местных мелких рабочих кружках, социал-демократы недостаточно обращали внимание на необходимость организации революционной партии, объединяющей всю деятельность местных групп и дающей возможность правильно поставить революционную работу. А преобладание разрозненной работы естественно связано с преобладанием экономической борьбы.

Все указанные обстоятельства породили увлечение одной стороной движения. «Экономическое» направление (поскольку тут можно говорить о «направлении») создало попытки возвести эту узость в особую теорию, попытки воспользоваться для этой цели модной бернштейниадой, модной «критикой марксизма», проводящей старые буржуазные идеи под новым флагом. Лишь эти попытки породили опасность ослабления связи между русским рабочим движением и русской социал-демократией, как передовым борцом за политическую свободу. И самая насущная задача нашего движения состоит в укреплении этой связи.

Социал-демократия есть соединение рабочего движения с социализмом, ее задача – не пассивное служение рабочему движению на каждой его отдельной стадии, а представительство интересов всего движения в целом, указание этому движению его конечной цели, его политических задач, охрана его политической и идейной самостоятельности. Оторванное от социал-демократии, рабочее движение мельчает и необходимо впадает в буржуазность: ведя одну экономическую борьбу, рабочий класс теряет свою политическую самостоятельность, становится хвостом других партий, изменяет великому завету: «освобождение рабочих должно быть делом самих рабочих». Во всех странах был такой период, когда рабочее движение и социализм существовали отдельно друг от друга и шли особой дорогой, - и во всех странах такая оторванность приводила к слабости социализма и рабочего движения; во всех странах только соединение социализма с рабочим движением создавало прочную основу и для того и для другого. Но в каждой стране это соединение социализма с рабочим движением вырабатывалось исторически, вырабатывалось особым путем, в зависимости от условий места и времени. В России необходимость соединения социализма с рабочим движением теоретически провозглашена уже давно, - но практически это соединение вырабатывается лишь в настоящее время. Процесс этой выработки есть очень трудный процесс, и нет ничего особенно удивительного в том, что он сопровождается разными колебаниями и сомнениями.

Какой же урок вытекает для нас из прошлого ?

История всего русского социализма привела к тому, что самой его насущной задачей оказалась борьба против самодержавного правительства, завоевание политической свободы; наше социалистическое движение концентрировалось, так сказать, на борьбе с самодержавием. С другой стороны, история показала, что в России оторванность социалистической мысли от передовых представителей трудящихся классов гораздо больше, чем в других странах, и что при такой оторванности русское революционное движение осуждено на бессилие. Отсюда сама собою вытекает та задача, которую призвана осуществить русская социал-демократия: внедрить социалистические идеи и политическое самосознание в массу пролетариата и организовать революционную партию, неразрывно связанную с стихийным рабочим движением. Много уже сделано в этом отношении русской социал-демократией; но еще больше остается сделать. С ростом движения поприще деятельности для социал-демократии становится все шире, работа все разностороннее, все большее число деятелей движения сосредотачивает свои силы на осуществлении различных частных задач, которые выдвигаются повседневными нуждами пропаганды и агитации. Это явление совершенно законное и неизбежное, но оно заставляет обращать особое внимание на то, чтобы частные задачи деятельности и отдельные приемы борьбы не возводились в нечто самодовлеющее, чтобы подготовительная работа не возводилась на степень главной и существенной работы.

Содействовать политическому развитию и политической организации рабочего класса – наша главная и основная задача. Всякий, кто отодвигает эту задачу на второй план, кто не подчиняет ей всех частных задач и отдельных приемов борьбы, тот становится на ложный путь и наносит серьезный вред движению. Отодвигают же ее, во-первых, те, кто зовет революционеров на борьбу с правительством силами отдельных заговорщических кружков, оторванных от рабочего движения. Отодвигают эту задачу, во-вторых, те, кто суживает содержание и размах политической пропаганды, агитации и организации, кто считает возможным и уместным угощать рабочих «политикой» только в исключительные моменты их жизни, только в торжественных случаях, кто слишком заботливо разменивает политическую борьбу против самодержавия на требование отдельных уступок от самодержавия и недостаточно заботится о том, чтобы эти требования отдельных уступок возвести в систематическую и бесповоротную борьбу революционной рабочей партии против самодержавия.

«Организуйтесь!», повторяет рабочим на разные лады газета «Рабочая Мысль», повторяют все сторонники «экономического» направления. И мы, конечно, всецело присоединяемся к этому кличу, но мы непременно добавим к нему: организуйтесь не только в общества взаимопомощи, стачечные кассы и рабочие кружки, организуйтесь также и в политическую партию, организуйтесь для решительной борьбы против самодержавного правительства и против всего капиталистического общества. Без такой организации пролетариат не способен подняться до сознательной классовой борьбы, без такой организации рабочее движение осуждено на бессилие, и одними только кассами, кружками и обществами взаимопомощи рабочему классу никогда не удастся исполнить лежащую на нем великую историческую задачу: освободить себя и весь русский народ от его политического и экономического рабства. Ни один класс в истории не достигал господства, если он не выдвигал своих политических вождей, своих передовых представителей, способных организовать движение и руководить им. И русский рабочий класс показал уже, что он способен выдвигать таких людей: широко разлившаяся борьба русских рабочих за 5-6 последних лет показала, какая масса революционных сил таится в рабочем классе, как самые отчаянные правительственные преследования не уменьшают, а увеличивают число рабочих, рвущихся к социализму, к политическому сознанию и к политической борьбе.» (В.И. Ленин, т.4, стр.372-375)

« … уже на первом литературном проявлении «экономизма» мы можем наблюдать то в высшей степени своеобразное и крайне характерное для понимания всех разногласий в среде современных социал-демократов явление, что сторонники «чисто рабочего движения», поклонники самой тесной и самой «органической» (выражение «Раб. Дела») связи с пролетарской борьбой, противники всякой нерабочей интеллигенции (хотя бы это была и социалистическая интеллигенция) вынуждены прибегать для защиты своей позиции к доводам буржуазных «только тред-юнионистов» (В.И. Ленин, т.6, стр.37-38)

«А ведь немного надо бы подумать, чтобы понять, почему всякое преклонение пред стихийностью массового движения, всякое принижение социал-демократической политики до тред-юнионистской есть именно подготовление почвы для превращения рабочего движения в орудие буржуазной демократии. Стихийное рабочее движение само по себе способно создать (и неизбежно создает) только тред-юнионизм, а тред-юнионистская политика рабочего класса есть именно буржуазная политика рабочего класса» (В.И. Ленин, т.6, стр.96)

 

Литература:

К. Маркс, Ф. Энгельс, Собрание сочинений (2-ое изд.) М.: Госполитиздат/Политиздат, 1955-1966/1975-1981

В.И. Ленин, Полное собрание сочинений            (5-е изд.); М.: Политиздат, 1967-1975

И.В. Сталин, Собрание сочинений М.: Госполитиздат, 1946-1951

Первый съезд РСДРП (март 1898 года). Документы и материалы; М.: Госполитиздат, 1958

П.Б. Струве, Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России; М.: Модест Колеров, 2020

 

Подготовил В.Г. Емельянов, тел. +79645882296, эл. почта Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

 

 «Борьба В.И. Ленина с оппортунизмом и ревизионизмом как необходимое условие становления революционной пролетарской партии в России. От I к III съезду РСДРП». Часть 2.

 

«Одним из необходимых условий подготовки пролетариата к его победе является длительная и упорная, беспощадная борьба против оппортунизма, реформизма, социал-шовинизма и тому подобных буржуазных влияний и течений, которые неизбежны, поскольку пролетариат действует в капиталистической обстановке. Без такой борьбы, без предварительной полной победы над оппортунизмом в рабочем движении не может быть и речи о диктатуре пролетариата. Большевизм не победил бы буржуазию в 1917-1919 годах, если бы он не научился предварительно, в 1903-1917 годах, побеждать и беспощадно изгонять из партии пролетарского авангарда меньшевиков, то есть оппортунистов, реформистов, социал-шовинистов.» (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т.40, стр.24)

 

Материалы к лекции «Борьба В.И. Ленина с оппортунизмом и ревизионизмом как необходимое условие становления революционной пролетарской партии в России. От I к III съезду РСДРП»

                                                                     Часть II

 

Искровский период (декабрь 1900 г. – октябрь 1903 г.). Оживление стачечного движения, рост крестьянского движения. Обуховская оборона (1901 г.). Ростовская стачка и демонстрация (1902 г.).

 

«Возбуждение, вызванное событиями 1901 года в учащейся молодежи, естественно привело к новому приливу интеллигенции в революционные организации, в частности, и в социал-демократические, особенно, поскольку последние фактически становились на путь непосредственной революционной борьбы с царизмом. Этим, равно, как и переломом настроений в рабочей среде, облегчалась борьба «политического» течения в партии с «экономистами». В продолжение всего года эта борьба велась с большим упорством, подчас вызывая местные организационные расколы. Большинство работников в партийных организациях было постепенно завоевано «политиками», которые получили такое сильное подсобное орудие, как приходившая с лета 1901 года в массах экземпляров «Искра»; но руководители комитетов, пользовавшиеся наибольшим организационным влиянием, сплошь и рядом оставались на стороне прежнего «экономического» и постепенновского направления.» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.53)

«Становясь все более и более руководящим идейным центром для большинства с.-д. работников, «Искра» с неослабной энергией вела борьбу с идеями «экономизма» и с так называемым «организационным кустарничеством» - с примитивностью организационного строя местных отделов партии. Отстаивая крайнюю централизацию партийной работы на основе строго разделения труда, «Искра» в то же время требовала сосредоточения партийной деятельности преимущественно по борьбе с самодержавием в целях вовлечения в движение против него самых широких масс населения.»(Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.56)

«В деле распространения влияния «искровских» идей на широкие партийные круги совершенно исключительную роль сыграла книжка Н. Ленина «Что делать?», вышедшая еще весной 1902 года» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.65)

 

II съезд РСДРП (июль-август 1903 г.). Раскол на фракции – революционную (большевики) и оппортунистическую (меньшевики). Позиция Г.В. Плеханова.

« … «большинство» есть революционное, а «меньшинство» - оппортунистическое крыло нашей партии; разногласия, разделяющие то и другое крыло в настоящее время, сводятся, главным образом, не к программным и не к тактическим, а лишь к организационным вопросам …» (В.И. Ленин, т.8, стр.188)

«Критика» Л. Мартовым ленинских положений максимально централистской организации пролетарской партии - руководящего центра, состоящего из профессиональных революционеров.

«Уже на втором съезде партии – в августе 1903 года – Плеханову пришлось заявить, что в борьбе с «экономистами» Ленин «перегнул палку в другую сторону». В самом деле, обобщая и возводя в принципы специфические условия развития русской социал-демократии, зародившейся в кружках буржуазной (по происхождению) интеллигенции в стороне от рабочего движения, Ленин выставил тезис, согласно которому стихийный ход исторического развития влечет возникающее в рамках капитализма движение пролетариата в сторону буржуазного, по своему содержанию, «трэд-юнионизма» и лишь «извне», из среды интеллигенции, в рабочее движение приносятся формирующие его в самостоятельную политическую силу идеи социализма. Описывая, в сущности, исторический процесс, вместо того, чтобы объяснить его, и игнорируя ту взаимозависимость, которая существует между классовой борьбой пролетариата в самых начальных ее стадиях и движением мысли в той революционно-демократической среде, из которой «извне» вливались в пролетариат оплодотворяющие его движение идеи, Ленин строил схему, которая, по существу своему, больше годилась для санкционирования политики партии социалистов-революционеров, чем политики социал-демократической партии. Но Ленин не преследовал цели теоретического углубления или реформирования марксизма. Он стремился лишь обосновать ту борьбу между стремлениями социал-демократич. меньшинства, каким являлись «искровцы», к организации планомерной революционной борьбы против царизма и проявившимся в то время в шедших за партийными организациями массах тяготением к самозамыканию в вопросах борьбы за условия наемного труда и за частные улучшения. Его книжка давала оправдание ломке сложившейся организации и сложившихся форм организованного движения сверху давлением сплоченного энергичного ядра «профессиональных революционеров». Последним в книжке Ленина создавался настоящий культ, как рычагу, с помощью которого партия может приводить в движение громадные массы и маневрировать, используя борьбу самых различных классов с самодержавием. Этот культ подсказал самые крайние выводы в вопросе о строении партийной организации. Никаких уступок выборному началу в организации и принципу демократического контроля массы партийных членов над руководящими органами. Поскольку в этой вражде к организационному «демократизму» сказывалось подтверждавшееся опытом сознание невозможности в условиях подполья и конспиративной организации копировать строй европейских рабочих партий – к чему были склонны «экономисты» - эти преувеличения были и естественны, и сравнительно безвредны. Они становились опасными, поскольку абсолютная форма, в которой выставлял свои положения Ленин, давала основания делать соответствующие выводы для всякой подлинно революционной рабочей партии при всех исторических условиях. Это сказалось со всей силой, когда, под влиянием самого с.-д. движения, царистский режим стал разлагаться и партийная работа получила возможность более широкого и всестороннего развития: наиболее фанатические приверженцы организационных взглядов Ленина явились и при этих изменившихся условиях ярыми врагами всяких попыток строить партию, как самоуправляющийся массовый рабочий коллектив, и цеплялись не хуже лассальянца Швейцера и его учеников за доведенный до абсурда организационный централизм.

В книжке Ленина этот централизм, находил свое завершение и свое, так сказать, историческое оправдание в фактической диктатуре партийных теоретиков, которым должна была принадлежать высшая власть в партии, как гарантия того, что абсолютно управляющая движением организация профессиональных революционеров не свернет с пути действительных классовых интересов пролетариата. Передача верховного руководства партией группе идейных вождей, блюдущих марксистскую «ортодоксию», должна была заменить собой, таким образом, ту гарантию против шатаний и уклонов, которую европейские рабочие партии ищут в демократизме организации и массовом характере партии.» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.65-67)

 

Большое значение работы В.И. Ленина «Письмо к товарищу», написанной в сентябре 1902 года.

«Свои организационные идеи Ленин уже в 1903 году конкретизировал применительно к постановке работы на местах в брошюре «Письмо к товарищу» («Ереме» - С. Шнеерсону).» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.68)

«В ряде статей и брошюр (отчет Н. Троцкого о лондонском съезде, брошюра Л. Мартова об «осадном положении в РСДРП»), опубликованных меньшевиками, организационное сектантство и опасности крайнего централизма и подчинение партии «духовному ордену» т.н. «профессиональных революционеров» были подвергнуты суровой критике, и взгляды того крыла «искровцев», которое было представлено меньшевиками и к которому теперь примкнул Г.В. Плеханов, были очищены от ряда элементов, представлявших собою плод чрезмерной реакции против тенденции «экономизма» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.80)

«В брошюре «Земская кампания и план Искры» он (В.И. Ленин – В.Е.) обвинил меньшевиков в стремлении навязать пролетариату совершенно оппортунистическую политику, которая-де неизбежно отвлечет рабочих от их действительных задач. План, предложенный «Искрой» («новой» – В.Е.), рассматривается Лениным, как попытка втиснуть революционное движение пролетариата в русло петиций и обращений к правительству, составлявших форму движения буржуазных либерально-демократических слоев общества. Чутьем заговорщика Ленин схватил проявившуюся в меньшевистских предложениях тенденцию вывести движение из рамок подполья, не знающего иных боевых действий, кроме уличных манифестаций и, более или менее, демонстративных политических забастовок, и открыть перед ним в новой политической обстановке начавшегося развала абсолютизма новые перспективы выступления рабочих масс бок-о-бок с другими общественными классами, подымающимися против царизма.» (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.88)

 

Борьба В.И. Ленина против отколовшихся от партии раскольников-дезорганизаторов, за единство партии.

Конференция 22-х большевиков (июль-август 1904 г.), учреждение Бюро Комитетов Большинства (осень 1904 г.), учреждение газеты «Вперёд» (декабрь 1904 г.).

 

III съезд РСДРП (апрель-май 1905 г.)

Важнейшие резолюции III съезда:

о вооруженном восстании;

о временном революционном правительстве;

об отношении к крестьянскому движению;

об отколовшейся части партии;

об отношении к либералам;

о пропаганде и агитации.

 

Утверждение параграфа первого Устава партии в ленинской редакции:

«Членом партии считается всякий, принимающий ее программу, поддерживающий партию материальными средствами и участвующий личной работой в одной из ее организаций». («Третий съезд РСДРП (апрель-май 1905 года). Протоколы», стр.460)

 

Из резолюции «Об отколовшейся части партии»:

«Съезд констатирует, что в РСДРП со времени ее борьбы с экономизмом сохраняются до сих пор в различной мере и в различных отношениях родственные ему оттенки, характеризующиеся общей тенденцией принижать значение элементов сознательности в пролетарской борьбе, подчиняя их элементам стихийности. Представители этих оттенков в вопросе организационном теоретически выставляют несоответствующий планомерно-оформленной работе партии принцип организации-процесса, на практике же проводят в массе случаев систему уклонений от партийной дисциплины, а в других случаях, обращая к наименее сознательной части партии проповедь широкого, не считающегося с объективными условиями русской действительности, применения выборного начала, пытаются подорвать единственно возможные в данное время основы партийной связи. В вопросах тактических они проявляют себя стремлением сузить размах партийной работы, высказываясь против законченно-независимой партийной тактики по отношению к либерально-буржуазным партиям, против возможности и желательности для нашей партии взять на себя организующую роль в народном восстании, против участия партии при каких бы то ни было условиях во временном демократически-революционном правительстве». («Третий съезд РСДРП (апрель-май 1905 года). Протоколы», стр.455)

Организационное укрепление партии.

Из резолюции «О пропаганде и агитации»:

« … исключительную важность приобретает привлечение к роли руководителей движения, - в качестве агитаторов, пропагандистов и особенно в качестве членов местных центров и центра общепартийного, - возможно большего числа сознательных рабочих, как людей, наиболее непосредственно связанных с этим движением и наиболее тесно связывающих с ним партию, - и что именно недостатком таких политических руководителей среди рабочих объясняется наблюдаемое до сих пор сравнительное преобладание интеллигентов в партийных центрах». («Третий съезд РСДРП (апрель-май 1905 года). Протоколы», стр.457)

Из ленинских выступлений на III съезде:

«Далее, указывали на то, что во главе расколов стояли обыкновенно интеллигенты. Это указание очень важно, но оно не решает вопроса. Я давно уже в своих печатных произведениях советовал, чтобы в комитеты вводили рабочих в возможно большем числе. Период времени после II съезда характеризуется недостаточным исполнением этой обязанности, - такое впечатление я вынес из бесед с практиками». (В.И. Ленин, т.10, стр.162)

«Я думаю, что надо взглянуть на дело шире. Вводить рабочих в комитеты есть не только педагогическая, но и политическая задача. У рабочих есть классовый инстинкт, и при небольшом политическом навыке рабочие довольно скоро делаются выдержанными социал-демократами. Я очень сочувствовал бы тому, чтобы в составе наших комитетов на каждых 2-х интеллигентов было 8 рабочих». (В.И. Ленин, т.10, стр.163)

Из «Проекта резолюции об отношениях рабочих и интеллигентов в с.-д. организациях»:

« … со стороны правого крыла нашей партии до сих пор систематически продолжаются начавшиеся еще со времен «экономизма» попытки сеять вражду и недоверие между членами партии – рабочим и интеллигентами, попытки изображать наши партийные организации, как чисто интеллигентские, чем искусно пользуются враги социал-демократии, - попытки обвинять социал-демократические организации в стремлении сковать партийной дисциплиной самодеятельность рабочего класса, - попытки щеголять лозунгом выборного начала, большей частью без серьезных шагов к проведению его в жизнь …». (В.И. Ленин, т.10, стр.171)

Права меньшинства.

«Но тем не менее III съезд, несмотря на отсутствие меньшинства, принял все меры к тому, чтобы меньшинство могло работать вместе с большинством в одной партии. III съезд признал неправильность того поворота к устарелым, отжившим взглядам «экономизма», который наметился в нашей партии, но в то же время съезд создал точные и определенные, закрепленные уставом партии, обязательным для всех членов ее, гарантии прав всякого меньшинства. Меньшинство имеет теперь безусловное, обеспеченное уставом партии, право отстаивать свои взгляды, вести идейную борьбу, - лишь бы споры и разногласия не вели к дезорганизации, не мешали положительной работе, не дробили наших сил, не препятствовали дружной борьбе с самодержавием и с капиталистами» (В.И. Ленин, т.10, стр.206-207)

 

О меньшевизме Г.В. Плеханова.

« … Плеханов не выдержал своей позиции уступок по отношению к ревизионистам и индивидуалистическим анархистам». («Третий съезд   РСДРП (апрель-май 1905 года). Протоколы», стр.666)

« … Плеханов … стал добиваться самыми беззастенчивыми средствами и против воли партии удовлетворения всех требований меньшевиков, что он опустился, в интересах оправдания меньшевиков, до защиты признанной им неправильною принципиальной позиции их и до выдумывания небывалых разногласий с большинством партии». («Третий съезд РСДРП (апрель-май 1905 года). Протоколы», стр.671)

Две тактики: большевизм и меньшевизм.

«Две тактические концепции, таким образом, были противопоставлены друг другу, и борьба двух фракций вышла из сферы чисто-организационных вопросов. С одной стороны, попытка в отсталых общественно-политических условиях России усвоить рабочему движению, в меру возможного, европейские методы самостоятельного политического выступления в каждом конфликте внутри имущего общества, в котором поставлены вопросы общенационального значения, и постепенно вырабатывать из стихийно волнующихся пролетарских масс устойчивую политическую силу, способную к сознательному действию в момент революционного кризиса; с другой – концентрация всех партийных сил на боевом упражнении этих волнующихся масс с тем, чтобы в подходящий момент, используя политическую обстановку, бросить их в генеральное сражение.

Одна тактика учитывала предстоящий постепенный развал царизма и поступательное движение оппозиционных имущих классов к власти, как ряд этапов, способствующих классовому самоопределению пролетариата и формированию из него силы, способной довести начинающуюся революцию до крайних демократических пределов. Другая спекулировала, напротив, на неоформленность и относительную беспомощность непролетарских классов, как на фактор, который должен позволить крайней революционной партии, опирающейся на возбужденные и в боевой школе организованные массы, одним ударом достигнуть своих политических целей. Все тактические разногласия между меньшевиками и большевиками, развернувшиеся в 1905-1907 годах, заключались в зародыше в этом первом споре о тактике». (Л. Мартов, «История российской социал-демократии», стр.89-90)

«Новоискровцы любят упрекать нас в том, что мы игнорируем опасность растворения пролетариата в буржуазной демократии. Мы бы хотели посмотреть на того, кто предпринял бы доказать этот упрек на основании текста резолюций, принятых III съездом РСДРП. Мы ответим нашим оппонентам: социал-демократия, действующая на почве буржуазного общества, не может участвовать в политике, не идя то в том, то в другом отдельном случае рядом с буржуазной демократией. Разница между нами и вами при этом та, что мы идем рядом с революционной и республиканской буржуазией, не сливаясь с ней, а вы идете рядом с либеральной и монархической буржуазией, тоже не сливаясь с ней. Вот как обстоит дело». (В.И. Ленин, т.11, стр.33)

«Конференция (Женевская конференция меньшевиков – В.Е.) своей резолюцией бессознательно опускается до уровня либеральной и монархической буржуазии. Съезд партии своей резолюцией сознательно поднимает до своего уровня способные на борьбу, а не на маклерство, элементы революционной демократии.

Таких элементов больше всего среди крестьянства. Без большой ошибки, при распределении крупных общественных групп по их политическим тенденциям, мы можем отождествить революционную и республиканскую демократию с массой крестьянства, - разумеется, в том же смысле, с теми же оговорками и подразумеваемыми условиями, с какими можно отождествлять рабочий класс с социал-демократией. Мы можем, другими словами, формулировать наши выводы также в следующих выражениях: конференция своими общенациональными политическими лозунгами в революционный момент бессознательно опускается до уровня массы помещиков. Съезд партии своими общенациональными политическими лозунгами поднимает до революционного уровня крестьянскую массу».(В.И. Ленин, т.11, стр.34)

«Таким образом, мы приходим к несомненному выводу, что именно новоискровская тактика, по ее объективному значению, играет на руку буржуазной демократии. Проповедь организационной расплывчатости, доходящей до плебисцитов, до принципа соглашения, до оторванности партийной литературы от партии, - принижение задач вооруженного восстания, - смешение общенародных политических лозунгов революционного пролетариата и монархической буржуазии, - извращение условий «решительной победы революции над царизмом», - все это вместе взятое дает как раз ту политику хвостизма в революционный момент, которая сбивает с толку пролетариат, дезорганизует его и вносит смуту в его сознание, принижает тактику социал-демократии, вместо того, чтобы указывать единственный путь к победе и присоединять к лозунгу пролетариата все революционные и республиканские элементы народа». (В.И. Ленин, т.11, стр.49)

«Едва ли не самым рельефным выражением этой розни между интеллигентски-оппортунистическим и пролетарски-революционным крылом партии явился вопрос: durfen wir siegen? «смеем ли мы победить?» позволительно ли нам победить? не опасно ли нам победить? следует ли нам побеждать? Странный на первый взгляд, вопрос этот, однако, был поставлен и должен был быть поставлен, ибо оппортунисты боялись победы, отпугивали пролетариат от нее, пророчили беды от нее, высмеивали лозунги, прямо зовущие к ней» (В.И. Ленин, т.11, стр.98)

 

Зарождение троцкизма как центристского течения в РСДРП.

«Я считаю, что победоносное развитие русской революции, в силу внутреннего строения нации, ведет нас к рабочему правительству, опирающемуся через пролетариат на народные массы; и если рабочее правительство самым фактом своего существования и всеми теми силами, которыми она будет располагать, толкнет передовые страны Европы на путь социалистической революции, то это крайне сократит этапы политического развития русского пролетариата и упростит его социально-революционную борьбу. Если бы рабочее правительство было для меня абстрактным лозунгом, который я старался бы навязать движению; если бы перманентная революция была для меня отвлеченной идеей, которую я старался бы предпослать нашей тактике; словом если б я действительно был метафизиком-утопистом, каким меня хотят ославить вышеозначенные воробьи, - тогда я обеими руками ухватился бы за Вашу идею широкой рабочей партии. Ибо рабочее правительство несомненно должно будет опираться на широкие политические клубы пролетариата, которые в своей совокупности дадут резко выраженную классовую организацию, на первых порах без определенной партийной программы. Но и «окраска» скоро придет при условии социалистической революции на Западе. В таких обстоятельствах роль российской социалдемократии, той «узкой» партии, к которой мы с Вами принадлежим, будет совершенно незначительна, и у нас не будет оснований опасаться последствий ее растворения в широкой организации класса. Вы, насколько я могу понять, совершенно отрицаете возможность такой перспективы. Я же считаю ее весьма вероятной, - неизмеримо более вероятной, чем перспектива коалиционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства («большинство») или буржуазно-демократической диктатуры с пролетариатом в оппозиции («меньшинство»). Если при всех этих существенных разногласиях я считаю вполне возможной работу рука об руку с меньшевиками и с большевиками, - в чем Вы теперь со мною совершенно сходитесь, - так это потому, что нашу сегодняшнюю тактику мы должны выводить из сегодняшних отношений, а не из более или менее вероятного прогноза дальнейшего хода исторических событий.» (Л. Троцкий, «В защиту партии», стр.56-57)

«Русская буржуазия сдает пролетариату все революционные позиции. Ей придется сдать и революционную гегемонию над крестьянством. При той ситуации, которая создастся переходом власти к пролетариату, крестьянству останется лишь присоединиться к режиму рабочей демократии. Пусть даже оно сделает это не с большей сознательностью, чем оно обычно присоединяется к буржуазному режиму! Но в то время, как каждая буржуазная партия, овладев голосами крестьянства, спешит воспользоваться властью, чтоб обобрать крестьянство и обмануть его во всех ожиданиях и обещаниях, а затем, в худшем для себя случае, уступить место другой капиталистической партии, пролетариат, опираясь на крестьянство, приведет в движение все силы для повышения культурного уровня в деревне и развития в крестьянстве политического сознания.

Из сказанного ясно, как мы смотрим на идею «диктатуры пролетариата и крестьянства». Суть не в том, считаем ли мы ее принципиально-допустимой, «хотим» ли мы или «не хотим» такой формы политической кооперации. Но мы считаем ее неосуществимой – по крайней мере, в прямом и непосредственном смысле.

В самом деле. Такого рода коалиция предполагает, что либо одна из существующих буржуазных партий овладевает крестьянством, либо что крестьянство создает самостоятельную могучую партию. Ни то ни другое, как мы старались показать, невозможно». (Л. Троцкий, «Наша революция», стр.253)

«Каждый новый день будет углублять политику пролетариата у власти и все более и более определять ее классовый характер. И вместе с тем будет нарушаться революционная связь между пролетариатом и нацией, классовое расчленение крестьянства выступит в политической форме, антагонизм между составными частями будет расти в той мере, в какой политика рабочего правительства будет самоопределяться и из общедемократической – становиться классовой». (Л. Троцкий, «Наша революция», стр.254)

«Без прямой государственной поддержки европейского пролетариата рабочий класс России, не сможет удержаться у власти и превратить свое временное господство в длительную социалистическую диктатуру. В этом нельзя сомневаться ни одной минуты. Но с другой стороны, нельзя сомневаться и в том, что социалистическая революция на Западе позволит нам непосредственно и прямо превратить временное господство рабочего класса в социалистическую диктатуру». (Л. Троцкий, «Наша революция», стр.278)

 

«Точно так же неверны, и по той же причине, положения Парвуса, что «революционное временное правительство в России будет правительством рабочей демократии», что «если социал-демократия будет во главе революционного движения русского пролетариата, то это правительство будет социал-демократическим», что социал-демократическое временное правительство «будет целостное правительство с социал-демократическим большинством». Этого не может быть, если говорить не о случайных, мимолетных эпизодах, а о сколько-нибудь длительной, сколько-нибудь способной оставить след в истории революционной диктатуре. Этого не может быть, потому что сколько-нибудь прочной (конечно, не безусловно, а относительно) может быть лишь революционная диктатура, опирающаяся на громадное большинство народа. Русский же пролетариат составляет сейчас меньшинство населения России. Стать громадным, подавляющим большинством он может лишь при соединении с массой полупролетариев, полухозяйчиков, т.е. с массой мелкобуржуазной городской и сельской бедноты. И такой состав социального базиса возможной и желательной революционно-демократической диктатуры отразится, конечно, на составе революционного правительства, сделает неизбежным участие в нем или даже преобладание в нем самых разношерстных представителей революционной демократии.» (В.И. Ленин, т.10, стр.18)

«Классовый антагонизм между сельским пролетариатом и крестьянской буржуазией неизбежен, и мы заранее вскрываем его, разъясняем его, готовимся к борьбе на почве его. Одним из поводов такой борьбы очень может явиться вопрос о том: кому и как отдать конфискованные земли ? И мы не затушевываем этого вопроса, не обещаем уравнительного раздела, «социализации» и т.п., а говорим: там мы еще поборемся, опять поборемся, на новом поприще поборемся и с иными союзниками: там мы будем безусловно с сельским пролетариатом, со всем рабочим классом против крестьянской буржуазии. Практически, это может означать и переход земли к классу мелких хозяев-крестьян, там, где преобладает кабальная, крепостническая крупная собственность, где нет еще материальных условий крупного социалистического производства, и национализацию, при условии полной победы демократической революции, и передачу крупных капиталистических имений ассоциациям рабочих, ибо от революции демократической мы сейчас же начнем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию. Мы не остановимся на полпути. Если мы не обещаем сейчас же и немедленно всяких «социализаций», то именно потому, что мы знаем действительные условия этой задачи и не затушевываем, а разоблачаем зреющую новую классовую борьбу в недрах крестьянства». (В.И. Ленин, т.11, стр.221-222)

«В самом деле, что такое революция с марксистской точки зрения? Насильственная ломка устарелой политической надстройки, противоречие которой новым производственным отношениям вызвало в известный момент крах ее. Противоречие самодержавия всему строю капиталистической России, всем потребностям ее буржуазно-демократического развития вызвало теперь тем более сильный крах, чем дольше это противоречие искусственно удерживалось. Надстройка трещит по всем швам, поддается напору, слабеет. Народу приходится самому, в лице представителей различнейших классов и групп, созидать себе новую надстройку. В известный момент развития негодность старой надстройки становится ясна всем. Революцию признают все. Теперь задача в том, чтобы определить, какие же именно классы и как именно должны построить новую надстройку. Без такого определения лозунг революция в данный момент пуст и бессодержателен, ибо слабость самодержавия делает «революционерами» и великих князей и «Московские Ведомости» ! Без такого определения не может быть и речи о передовых демократических задачах передового класса. А этим определением и является лозунг: демократическая диктатура пролетариата и крестьянства. Этот лозунг определяет и те классы, на которые можно и должно опереться новым «строителям» новой надстройки, и характер ее («демократическая» диктатура в отличие от социалистической) и способ стройки (диктатура, т.е. насильственное подавление насильственного сопротивления, вооружение революционных классов народа). Кто не признает теперь этого лозунга революционно-демократической диктатуры, лозунга революционной армии, революционного правительства, революционных крестьянских комитетов, тот или безнадежно не понимает задач революции, не умеет определить новых и высших, выдвигаемых настоящим моментом, задач ее или же тот обманывает народ, предает революцию, злоупотребляя лозунгом «революция».

Первый случай – тов. Мартынов и его друзья. Второй случай – г. Струве и вся «конституционно-демократическая» земская партия». (В.И. Ленин, т.11, стр.118-119)

«Полная победа теперешней революции будет концом демократического переворота и началом решительной борьбы за социалистический переворот. Осуществление требований современного крестьянства, полный разгром реакции, завоевание демократической республики будет полным концом революционности буржуазии и даже мелкой буржуазии, - будет началом настоящей борьбы пролетариата за социализм. Чем полнее будет демократический переворот, тем скорее, шире, чище, решительнее развернется эта новая борьба. Лозунг «демократической» диктатуры и выражает исторически-ограниченный характер теперешней революции и необходимость новой борьбы на почве новых порядков за полное освобождение рабочего класса от всякого гнета и всякой эксплуатации». (В.И. Ленин, т.11, стр.120-121)

 

И.В. Сталин о сущности троцкизма.

«Поэтому в своей брошюре «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» (декабрь 1924 г.) я расширил эту характеристику и заменил её другой, более полной. Вот что сказано в этой брошюре:

«До сего времени отмечали обычно одну сторону теории «перманентной революции» - неверие в революционные возможности крестьянского движения. Теперь, для справедливости, эту сторону необходимо дополнить другой стороной – неверием в силы и способности пролетариата России».

Это, конечно, не значит, что ленинизм стоял или стоит против идеи перманентной революции, без кавычек, провозглашённой Марксом в сороковых годах прошлого столетия. Наоборот. Ленин был единственным марксистом, который правильно понял и развил идею перманентной революции. Отличие Ленина от «перманентников» состоит в этом вопросе в том, что «перманентники» искажали идею перманентной революции Маркса, превратив её в безжизненную, книжную мудрость, тогда как Ленин взял её в чистом виде и сделал её одной из основ своей теории революции. Следует помнить, что идея перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, данная Лениным еще в 1905 году, есть одна из форм воплощения марксовой теории перманентной революции». (И.В. Сталин, «Вопросы ленинизма», изд.11-ое, стр.114)

« «Перманентная революция» Троцкого есть отрицание ленинской теории пролетарской революции, и наоборот – ленинская теория пролетарской революции есть отрицание теории «перманентной революции»». (И.В. Сталин, «Вопросы ленинизма», изд.11-ое, стр.94)

«Теория «перманентной революции» Троцкого есть разновидность меньшевизма». (И.В. Сталин, «Вопросы ленинизма», изд.11-ое, стр.94)

Меньшевизм и троцкизм – оппортунистические течения в российской социал-демократии, отрицающие ленинское учение о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции и перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую.

 

Литература:

В.И. Ленин, Полное собрание сочинений (5-ое изд.). М.: Политиздат, 1967-1975

И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-ое. М.: Госполитиздат, 1952

Второй съезд РСДРП (июль-август 1903 года). Протоколы. М.: Госполитиздат, 1959

Третий съезд РСДРП (апрель-май 1905 г.). Протоколы. М.: Госполитиздат, 1959

Л. Мартов, История российской социал-демократии. Пг. – М.: Книга, 1923

Л. Троцкий, Наша революция, СПб.: Кн-во Н. Глаголева. 1906

Л. Троцкий, В защиту партии. СПб.: Электропечатня т-ва «Дело», 1907

 

Подготовил В.Г. Емельянов, тел. +79645882296, эл. почта Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.