Болтать о культуре, о развитии производительных сил, о поднятии крестьянского хозяйства и т. п.— мы большие мастера и великие любители. Но как только речь зайдет об устранении того камня, который мешает «поднятию» миллионов обнищалого, забитого, голодного, босого, дикого крестьянства,— тут у наших миллионеров прилипает язык к гортани...

Миллионеры нашей промышленности предпочитают делить с Пуришкевичами их средневековые привилегии да вздыхать об избавлении «атечиства» от средневековой антикультурности...»(1911)