Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 74002

В.И. ЛЕНИН В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Материалы Второй ежегодной Международной научно-практической конференции

Разлив, 22 апреля 2008 г.

 

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ


ВОЛОВИЧ Василий Николаевич,
заведующий кафедрой политической экономии Санкт-Петербургского государственного горного института им. Г.В. Плеханова (технического университета),
доктор экономических наук, профессор

ЛЕНИНСКАЯ ТЕОРИЯ ИМПЕРИАЛИЗМА И СОВРЕМЕННОСТЬ

Известно, что наиболее полное и глубокое определение империализма дал В.И Ленин, прежде всего в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», которая была написана в 1916 году. Ленинская пятипризнаковая теория империализма не только не устарела, но находит свое теоретическое подтверждение и воплощение в нынешних условиях функционирования как национального капитализма в рамках той или иной страны, так и глобального (всемирного) капитализма. Остановимся на характеристике отдельных признаков империализма применительно к сегодняшнему этапу его развития, как высшей стадии капитализма.

Важнейшим признаком империализма по Ленину является признак, который характеризует в первую очередь его экономическую сущность — господство монополий. В основе монополизации капиталистической экономики лежит концентрация производства, которая как раз и приводит к образованию весьма крупных предприятий и их объединений, которые и получили название монополий. Как известно, перерастание мелкотоварного капиталистического производства в монополистическое произошло в конце девятнадцатого века. Особенно этот процесс бурно происходил в двадцатом веке. Можно с уверенностью сказать, что современное мировое капиталистическое производство в основе своей — монополистическое производство. Именно монополии управляют современным капиталистическим производством, а, следовательно, определяют не только экономическую, но и социально-политическую стратегию развития мирового сообщества. О том, что в нынешних условиях развития и функционирования капитализма монополии выступают как господствующая экономическая сила, говорят следующие статистические данные. Во всех развитых рыночных странах более 80% производимой продукции уже приходится на монополии. Абсолютное господство монополий (прежде всего транснациональных корпорацией) наблюдается и в рамках мировой экономики, а, следовательно, и на мировом рынке.

Если учесть тот факт, что из 500 крупнейших корпораций мира около 200 имеют американскую прописку — отсюда и проблема глобализации по-американски — проблема господства США на мировом рынке и в международной политике.

Монополизация экономики имеет место и в современной капиталистической России. В нынешних условиях российской экономикой управляют свои отраслевые и межотраслевые монополии (корпорации). Можно сказать, что 100 российских монополий управляют отечественной экономикой. Восемь из 100 российских монополий уже вошли в число 500 крупнейших корпораций мира. На первом месте среди российских монополий находится Газпром, стоимостная оценка активов которого составляет 255 миллиардов долларов. Общая же капитализация только восьми крупнейших российских компаний равна 643 миллиардов долларов, что равно половине объема ВНП России. Особую роль в российской экономике играют так называемые естественные монополии не только с точки зрения специфики производимой ими товарной продукции, но и того огромного влияния, которое естественные монополии оказывают на развитие других отраслей народного хозяйства, а, следовательно, национальной экономики в целом. Дело в том, что потребителями продукции и материальных услуг естественных монополий являются в той или иной мере все отрасли общественного производства, а также домашние хозяйства.

Проблемой номер один в нынешней российской экономике является бесконтрольный рост цен (тарифов) на продукцию и услуги естественных монополий, что тормозит развитие национальной экономики как таковой.

Говоря об актуальности Ленинского учения об империализме в современных условиях, нельзя не упомянуть и о таких признаках империализма, как переплетение и слияние банковского и промышленного капиталов, что приводит к образованию финансового капитала и финансовой олигархии. Современной мировой экономикой управляет мировая финансовая олигархия. Так, в настоящее время в мире насчитывается свыше 1100 долларовых миллиардеров-олигархов. Из них около 100 — олигархи России. В руках олигархов находятся по существу все отрасли экономики — и не только экономики. Какую роль финансовая олигархия играет не только в мировой экономике, но и в жизни того или иного народа, хорошо видно на примере нашей страны. Совокупное богатство российских олигархов — миллиардеров исчисляется в 715 миллиардов долларов, что равно двум ежегодным бюджетам страны.

Безусловно, в нынешних условиях не потеряли своей актуальности и такие ленинские признаки империализма как вывоз капитала, раздел мира союзами капиталистов.

Исходя из экономического анализа монополистического капитализма, В.И. Ленин вполне обоснованно пришел к выводу о неизбежности перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм, что мы и наблюдаем в нынешних условиях — особенно на примере США.

Все вышеизложенное со всей убедительностью говорит о несомненной актуальности ленинской теории империализма в современных условиях.


ГАВРИЛОВ Виктор Иванович,
профессор Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина

В.И. ЛЕНИН О РАЗВИТИИ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ

Из анализа развития экономики России конца XIX — начала XX века Ленин сделал вывод: «... этот период был периодом усиленного роста капитализма снизу и насаждения его сверху» (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т. 20, стр. 38). В течение этого периода следы крепостного права, его прямые пережитки, насквозь проникали собой всю хозяйственную (особенно деревенскую) и всю политическую жизнь страны.

В чём, по мысли В.И. Ленина, сказывались пережитки крепостного права? Это выражалось, прежде всего, в том, что в России «земледелие было за это время (1861-1905 г.г.) в руках разорённых, обнищалых крестьян, которые вели устарелое первобытное хозяйство на старых крепостных наделах, урезанных в пользу помещиков в 1861 году». В.И.Ленин делает вывод, что Россия того времени — это страна по преимуществу земледельческая. Если земледелие было в руках крестьянства, с одной стороны, то «с другой стороны, земледелие было в руках помещиков, которые в Центральной России обрабатывали земли трудом крестьян, крестьянской сохой, крестьянской лошадью за «отрезанные земли», за покосы, за водопои и т.д.».

Это положение нередко распространялось и на экономическую политику царского правительства, хотя оно было непосредственной желательной целью этой политики, а капитализм был вынужденным средством достижения этой цели. Сами термины «капитализм», «капиталистический строй» вообще долго не употреблялись в применении к России. Впервые, по исследованию Шепелева Л.Е. «Царизм и буржуазия», выражение «капиталистический строй» для промышленности в России стало употребляться в официальных документах лишь с 1890-х годов.

В.И. Ленин определяет Россию того периода как старую патриархальную Россию, «которая после 1861 года стала быстро разрушаться под влиянием мирового капитализма» (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т. 20, с.39). Результатом этого стала быстрая миграция крестьян в города, которые забрасывали землю. В это время «усиленно строились железные дороги, фабрики и заводы, благодаря «дешёвому труду» разорённых крестьян. В России развивался крупный финансовый капитал, крупная торговля и промышленность» (там же).

Капитализм как буржуазный общественный строй в широком понимании не мог быть непосредственной целью царского правительства по классовым соображениям, т.к. политически оно опиралось на дворян — помещиков. Капиталистическая система хозяйства — вот то единственное, что принималось правительственной политикой в качестве полезного элемента — средства достижения развития крупной промышленности в России. При этом предполагалось, что политика правительства призвана не допустить появления таких негативных явлений капитализма как экономические кризисы, спекуляции, конфликты между трудом и капиталом.

Итак, «насаждение капитализма сверху» было не целью торговопромышленной политики правительства, а её средством и органическим следствием, причём во многих отношениях не желательным для самодержавия. Интересна оценка политико-экономической ситуации в России, данная Энгельсом, который считал, что царское правительство вообще не вполне отдавало отчёт себе в неизбежных последствиях развития капитализма в России. В 1892 году он писал: « Я убеждён, что консерваторы России, насаждавшие в России капитализм, будут в один прекрасный день потрясены последствиями своих собственных дел» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т.38, с.401). Отмечая одну из особенностей развития капитализма в России, К.Маркс говорил, что «буржуазию, особенно промышленную, стали буквально выращивать посредством щедрой государственной помощи, субсидий, премий и покровительственных пошлин» (К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т.22, с.261).

В 1899 году отдельной книгой вышло произведение В.И. Ленина «Развитие капитализма в России», над которым он трудился три года — с 1896 по 1899. Сложная политическая ситуация в России, наличие множества политических течений, по-разному трактующих экономическое развитие России, ставило перед русскими марксистами задачу оценки экономики страны. По сути, это произведение было ответом на политику либеральных народников, «легальных марксистов» и изложением программных положений революционного марксизма и их применением в конкретных условиях России. На титульном листе книги под основным названием её было указано «Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности». Поэтому в предисловии к первому изданию В.И. Ленин указывает, что рассматривается «вопрос о развитии капитализма в России исключительно с точки зрения внутреннего рынка, оставляя в стороне вопрос о внешнем рынке и данные о внешней торговле». Давая теоретическое обоснование развитию капитализма в России, В.И. Ленин останавливается на вопросах марксистской политэкономии об общественном разделении труда, простом товарном хозяйстве и неизбежном превращении его в капиталистическое хозяйство. Основой товарного хозяйства является общественное разделение труда, которое в свою очередь порождает увеличивающееся количество «отдельных и самостоятельных отраслей промышленности... Этот прогрессивный рост общественного разделения труда и является основным моментом в процессе создания внутреннего рынка для капитализма» (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т.3, с.22). Этим выводом Ленин даёт отпор народникам, которые объявляли процесс развития товарного хозяйства и капитализма «результатом искусственных мер, результатом «уклонения с пути» и пр. и пр., старались затушевать факт общественного разделения труда в России или ослабить значение этого факта» (там же, с. 22). Развитие товарного производства в России приводит к тому, что рост промышленного населения резко увеличивается на счёт земледельческого. «Нельзя себе представить капитализма без увеличения торгово-промышленного населения на счёт земледельческого, и всякий знает, что это явление самым рельефным образом обнаруживается во всех капиталистических странах» (там же, с. 25).

Анализ развития капитализма в России В.И. Ленин начинает с характеристики капиталистической эволюции сельского хозяйства и разложения крестьянства. В работе «Пятидесятилетие падения крепостного права» (1911 г.) он писал: «Крестьян «освобождали» в России сами помещики, помещичье правительство самодержавного царя и его чиновники. И эти «освободители» так повели дело, что крестьяне вышли «на свободу» ободранные до нищеты, вышли из рабства у помещиков в кабалу к тем же помещикам и их ставленникам... Помещики не только награбили себе крестьянской земли, не только отвели крестьянам худшую, иногда совсем не годную землю, но сплошь да рядом понаделали ловушек, то есть так размежевали землю, что у крестьян не осталось то выпасов, то лугов, то леса, то водопоя Ни в одной стране в мире крестьянство не переживало и после «освобождения» такого разорения, такой нищеты, таких унижений и такого надругательства, как в России» (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т.20, с.140).

Процесс распадения мелких земледельцев на сельскохозяйственных предпринимателей и рабочих явился основной задачей экономического исследования. В.И.Ленин с этой целью использует «Земско-статистические подворные переписи». Эти переписи, подчинённые главным образом налоговым требованиям, получили большое распространение в 80-х годах XIX века. Такая статистика зачастую неправильно обрабатывалась статистами, большую часть которых составляли народники. Анализу земско-статистических данных В.И.Ленин посвящает вторую главу книги. Таврическая, Херсонская, Екатеринославская, Самарская, Саратовская, Пермская, Орловская, Воронежская, Нижегородская, Новгородская, Черниговская, Иркутская, Енисейская, Калужская, Тверская губернии — вот тот не полный список губерний, по которым был выполнен анализ развития капитализма в сельском хозяйстве. Предметом анализа являются крестьянские дворы, количество душ обоего пола, работники мужского пола на один двор, средний размер посевов на один двор, общая площадь посевов, десятины пашни на один двор надельной, купчей, арендованной, количество скота всего и на один двор, хозяйства с батраками и многие другие показатели, на основе которых В.И.Ленин делает следующие выводы:

- «Общественно-экономическая обстановка, в которую поставлено современное русское крестьянство, есть товарное хозяйство, . крестьянин вполне подчинён рынку, от которого он зависит и в личном потреблении в своём хозяйстве»;

- Строй общественно-экономических отношений в крестьянстве показывает наличность всех тех противоречий, которые свойственны всякому товарному хозяйству и всякому капитализму: конкуренцию, борьбу за хозяйственную самостоятельность, перебивание земли, сосредоточение производства в руках меньшинства, выталкивание большинства в ряды пролетариата, эксплуатацию его со стороны меньшинства торговым капиталом и наймом батраков;

- русское общинное крестьянство — не антагонист капитализма, а, напротив, самая глубокая и самая прочная основа его;

- совокупность всех экономических противоречий в крестьянстве и составляет то, что мы называем разложением крестьянства (раскрестьянивание). Этот процесс означает коренное разрушение старого патриархального крестьянства и создание новых типов сельского населения. Эти типы — сельская буржуазия (преимущественно мелкая) и сельский пролетариат, класс товаропроизводителей в земледелии и класс сельско-хозяйственных наёмных рабочих;

- сельская буржуазия — это самостоятельные хозяева, ведущие торговое земледелие во всех его разнообразных формах, затем владельцы торговопромышленных заведений, хозяева торговых предприятий и т.п.;

- сельский пролетариат — это класс наёмных рабочих с наделом. К представителям сельского пролетариата должно отнести не менее половины всего числа крестьянских дворов, т. е. всех безлошадных, и большую часть однолошадных крестьян;

- промежуточным звеном между этими пореформенными типами крестьянства является среднее крестьянство. Оно отличается наименьшим развитием товарного хозяйства.

Ленин в своей работе даёт анализ употребления машин в сельском хозяйстве и развития сельскохозяйственного машиностроения. Он выделяет четыре периода наиболее интенсивного внедрения машин в сельскохозяйственные работы: 1860-1862 г.г.; конец 70-х годов - 1885г., 1885 г. - начало 90-х годов, 1890 год - 1894 год. Средний годовой ввоз сельскохозяйственных машин из-за границы увеличился с 259,4 тысячи пудов в 1869 году до 864,8 тысяч пудов в 1896 году, что в стоимостном значении составило 787,9 тысячи рублей в 1869 году и 4 млн. 868 тыс. руб. в 1896 году. О производстве сельскохозяйственных машин в России к тому времени не было точных и полных данных. «За 18 лет потребление сельскохозяйственных машин возросло более чем в 3,5 раза, и произошло это главным образом на счёт роста внутреннего производства, которое увеличилось более чем в 4 раза». Ленин отмечает, «Если в 70-х годах главным центром земледельческого капитализма в России были губернии западной окраины, то в 1890-х годах создались ещё более выдающиеся районы земледельческого капитализма в чисто русских губерниях» (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т.3, с.216). Основными видами машин и механизмов, потребляемыми в сельском хозяйстве, были плуги, молотилки, веялки, мельницы, жнейки, зерноочистительные машины, льномялок, зерносушилки.

Применение машин охватывает все отрасли земледельческого производства и все операции по производству отдельных продуктов. Применение машин имело большое общественно-экономическое значение в целом по России: «с одной стороны, именно капитализм является фактором, вызывающим и расширяющим употребление машин в сельском хозяйстве; с другой стороны, применение машин к земледелию носит капиталистический характер, т.е. ведёт к образованию капиталистических отношений и к дальнейшему развитию их». (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т.3, с.222).

Ленинский труд является и сегодня актуальным для изучения России, для восприятия того социально-экономического процесса, который происходит в нашей стране.


ГАВШИН Борис Николаевич,
ветеран МВД, полковник милиции, кандидат экономических наук

О СОХРАНЕНИИ ЛЕНИНСКОГО ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

В 2007 году Музейный комплекс федерального значения «Сарай» и «Шалаш» В.И. Ленина в Разливе направил в Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга письмо на разрешение оформления границ землепользования в пределах ранее существующей и никем до сих пор не отмененной охранной зоны, сформированной вокруг музейного объекта «Место, где в 1917 году В.И. Ленин скрывался от Временного правительства»

В ответ было получено разрешение на оформление границ землепользования лишь на двух отдельных участках: первый — практически лишь по линии фундамента здания каменного павильона музея «Шалаш», второй — небольшая площадь вокруг гранитного памятника «Шалаш». В предоставляемые границы даже не было включено место, на котором располагается еще один музейный объект — «Зеленый кабинет». Предложенные Комитетом по градостроительству и архитектуре границы землепользования несовместимы с ведением нормальной повседневной хозяйственной деятельности в музее: уборкой и охраной территории, обслуживанием инженерных сетей, находящихся на балансе музея, а также с реализацией проекта создания музея под открытым небом.

На территории данного объекта необходимо в самое ближайшее время восстановить мелиоративную систему в связи с неблагоприятным температурно-влажностным режимом, сложившимся на сегодня в здании, где расположена экспозиция; также необходимо провести чистку лесопарковой зоны от сухих и сломанных деревьев, восстановить освещение, привести в порядок дорожки и осуществить еще многие виды работ, обозначенные в архитектурнореставрационном задании Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.

Все перечисленные выше работы невозможно проводить на территории, не закрепленной за музеем.

Администрация Курортного района Санкт-Петербурга, Комитет по культуре Правительства Санкт-Петербурга, Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры поддерживают музей в решении проблемы оформления границ землепользования. На сегодняшний день Администрация района, заручившись поддержкой двух Комитетов, повторно обратилась за разрешением оформления границ землепользования в Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга в рамках существующей охранной зоны. Ответ еще не получен.

Надеемся, этот вопрос будет решён положительно, и нам не придётся обращаться в Москву, к Правительству и Президенту России.


ГЕРАСИМОВ Иван Михайлович,
кандидат технических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного политехнического университета

В.И. ЛЕНИН И РАБОЧИЙ КЛАСС

Политика — это отношение между классами. Политик должен четко осознавать, в интересах какого класса он действует. Добиться победы в конечном счёте можно, лишь связав себя с передовым классом, выражающим интересы общественного развития.

Что такое классы? Классификация в науках в современном смысле этого слова берет начало в XVIII-XIX веках. Именно тогда были созданы классификация видов Линнея и таблица Менделеева. Тогда же Смит ввел в политэкономию, а Рикардо развил понятие общественных классов, хотя в несколько наивной форме. Наиболее полное на сегодняшний день понятие классов дано Лениным в работе «Великий почин»: "...большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства".

Развитый Марксом, Энгельсом, Лениным классовый подход к анализу общественных явлений стал мощнейшим инструментом познания тенденций общественной жизни, прогнозирования общественных процессов, изменения общественного строя.

Вопросы справедливого переустройства общества издавна волновали многих людей. Подход Бланки — свержение эксплуататоров есть дело небольшого числа благородных, подготовленных умственно и физически людей. На примере своего брата Ленин ещё в молодые годы увидел бесперспективность такого пути. И пришёл к тому, что позже сформулировал в работе «Проект и объяснение программы социал-демократической партии»: «примкнуть к движению рабочих, внести в него свет, помочь рабочим в борьбе, которую они уже сами начали вести». Ленин очень четко осознал роль передовой интеллигенции, вставшей на позиции рабочего класса: не командовать рабочими, не призывать их реализовывать привнесенные извне, нередко надуманные лозунги, а просвещать, помогать организоваться в борьбе за свои интересы — сначала за насущные, потом — за коренные.

Переехав в 1993 году в Петербург, Ленин устанавливает связи с передовыми рабочими (Иваном Васильевичем Бабушкиным, Василием Андреевичем Шелгуновым и др.), руководит рабочими кружками, разъясняет необходимость перехода от кружковой пропаганды марксизма к революционной агитации в широких пролетарских массах.

Касаясь взаимодействия рабочих и революционно настроенных интеллигентов, Ленин писал: «Сознательный рабочий давно уже вышел из тех пеленок, когда он чурался интеллигента, как такового. Сознательный рабочий умеет ценить тот более богатый запас знаний, тот более широкий политический кругозор, который он находит у социал-демократов интеллигентов. Но по мере того, как складывается у нас настоящая партия, сознательный рабочий должен научиться отличать психологию воина пролетарской армии от психологии буржуазного интеллигента, щеголяющего анархической фразой, должен научиться требовать исполнения обязанностей члена партии не только от рядовых, но и от «людей верха».

Подобная практика принесла свои плоды. Работая в нелегальных условиях, немногочисленная большевистская партия, руководимая Лениным из-за границы, сумела завоевать огромное влияние в русском рабочем классе. Большевиками так или иначе направлялись действия почти всех легально действующих рабочих организаций — профсоюзов, просветительских кружков, потребительских обществ, касс взаимопомощи и т.д. Подтверждением этого влияния можно считать тот факт, что все 6 депутатов IV государственной думы, избранные от рабочей курии, были большевиками.

Подтверждением авторитета большевиков среди рабочих являются и выборы в Учредительное собрание, проведенные осенью 1917 г. Большевики получили полную поддержку практически всех промышленных центров. И хотя формально за счет крестьянских голосов большинство получила мелкобуржуазная партия эсеров, последующая победа большевиков в Гражданской войне убедительно показала руководящую роль рабочего класса по отношению к крестьянству.

После победы в гражданской войне главная угроза коммунистическому строительству стала исходить от переродившихся членов партийного руководства, которые в условиях разделения труда во многом монополизировали управленческую деятельность. Их основным лозунгом стала замена диктатуры рабочего класса диктатурой партии, пусть даже коммунистической по названию. Борьба с этой тенденцией, имевшая форму борьбы с партийной оппозицией, до середины 50-х годов велась успешно. Но затем была неоправданно свёрнута, что и привело к «августу 91-го».

Сам же Ленин до последнего вздоха оставался верен рабочему классу.


ДЕМИДОВА Валентина Ивановна,
заведующая отделом «Музей печати» Государственного музея истории Санкт-Петербурга

РОЛЬ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» В ПОДГОТОВКЕ ОКТЯБРЬСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ

Владимир Ильич Ленин называл газету «коллективным пропагандистом, агитатором и организатором». Эти функции взяла на себя в 1917 г. газета «Правда» — Центральный орган партии. Большевики через «Правду» разъясняли массам смысл происходящих событий, призывали их сплачивать свои силы вокруг партии, готовить социалистическую революцию.

После Февральской революции партия большевиков вышла из подполья и впервые получила возможность вести свою работу в легальных условиях. В первую очередь партия поставила задачу укрепления своих рядов, а для этих целей нужно было возобновить выпуск своего боевого массового органа — газеты «Правда».

В.И. Ленин придавал особое значение возрождению «Правды». Сразу после Февральской революции — 16 марта — В.И. Ленин писал А.М. Коллонтай в Стокгольм для передачи Русскому бюро ЦК: «Главное теперь, — печать, организация рабочих в революционную с.-д. партию».

3 марта 1917г. временный ПК принял решение немедленно приступить к изданию «Правды» и к организации партийного издательства.

4 марта 1917г. в издательство «Сельский вестник», находившееся на наб. р. Мойки, в доме № 32, явилась группа рабочих и солдат во главе с уполномоченным Центрального и Петроградского комитетов РСДРП (б) Н.С. Григорьевым и членом редакции «Правды» К.С. Еремеевым.

О занятии этой типографии полулегальным-полуявочным порядком — с мандатом Исполнительного комитета и с группой солдат, сочувствующих большевикам, говорится в ряде воспоминаний.

Одновременно с типографией была занята и принадлежавшая «Сельскому вестнику» квартира № 4, вернее, ее часть. В воспоминаниях С. Закс-Гладнева говорится: «Явившись в редакцию, мы потребовали управляющего. предоставить нам помещение редакции и права печатания «Правды» на бумаге и машинах «Сельского вестника». Первый номер возрожденной «Правды» вышел в свет 5 марта 1917г. Газета была направлена на предприятия города, в армию, на флот и там распространена бесплатно. Со второго номера «Правда» стала платной — 5 копеек за номер. Была объявлена подписка на газету. Стоимость подписки составляла на месяц 1 рубль. Первый номер газеты был подготовлен очень оперативно. М.И. Ульянова вспоминала: «Небольшая группа работников во главе с К.С. Еремеевым составляла этот номер. Составляла наспех: материал еще не успели собрать, не успели наладить и связи с фабриками, заводами, полками. Это делалось уже потом, в последующие дни, когда петербургские рабочие увидели возродившуюся «Правду» и потянулись со своими резолюциями, запросами, с подпиской».

Сразу же после выхода газеты В. И. Ленин в марте пишет для нее серию статей «Письма из далека». Первое письмо «Первый этап революции» было написано 7 марта и сразу же направлено в Россию. Ленин, еще находясь в эмиграции, пытается вооружить партию программой, которая была бы творческим развитием существующей и признанной революционной теории.

После возвращения в Россию 3 апреля 1917 г. Ленин непосредственно возглавил руководство ЦК партии и редакцию «Правды». 5 апреля он был введен в состав редакции. Об этом газета известила своих читателей 6 апреля. С этого времени Ленин бывал в редакции на Мойке, 32 почти ежедневно. Редактировал газету, писал статьи для «Правды». С апреля по октябрь 1917г. им было написано более 200 статей.

Отсутствие собственной типографии тормозило выход «Правды». Типография «Сельского вестника» не имела нужного оборудования. Нужно было быстро собрать деньги для покупки новой типографии. 13 апреля в «Правде» было опубликовано обращение с призывом собрать деньги на приобретение типографии. Собранные деньги дали возможность приобрести типографию «Труд» на Кавалергардской улице, 40.

Газета испытывала постоянные гонения со стороны Временного правительства. В документах и мемуарах обращают на себя внимание отголоски напряженной политической обстановки вокруг «Правды»: буржуазно-обывательские выпады, провокации и в итоге — разгром редакции и типографии большевистской газеты 5 июля 1917 г. Но большевики, накопившие немалый опыт борьбы за рабочую печать в условиях репрессий, уже на другой день, 6 июля, выпустили «Правду» под новым названием — «Листок Правды». В дальнейшем газета неоднократно меняла свое название, но продолжала проводить линию большевистской партии.

27 октября 1917 г. Центральный орган партии вышел под своим старым названием «Правда». Под этим названием в скобках в течение пяти дней указывалось — «Рабочий путь». Таким образом, впервые была официально раскрыта преемственность «Правды».

27 октября в «Правде» была опубликована статья «Под старым знаменем». В ней говорилось, что контрреволюция в июльские дни надеялась убить «Правду», а затем и ее преемниц — газеты «Рабочий и солдат», «Пролетарий», «Рабочий», «Рабочий путь». «Но теперь с лица земли стерта власть Керенского, пролетарско-крестьянская революция торжествует. Отныне мы будем продолжать борьбу под старым знаменем «Правды», в которой трудовые массы давно привыкли видеть выражение своей революционной мысли и воли».


ЕЛЬМЕЕВ Василий Яковлевич,
доктор философских наук, доктор экономических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации,
профессор Санкт-Петербургского государственного университета

В.И. ЛЕНИН О ПОЛИТЭКОНОМИИ ТРУДА

Политическая экономия, как наука, в ныне действующих государственных образовательных стандартах не значится. Она заменена «макро» и «микро» экономиксами, отрицающими политическую экономию как науку о производственных отношениях, образующих общественную форму экономики. Это — не первый случай отрицания политэкономии как общей науки. Было время, когда отечественные экономисты (М.И. Туган-Барановский, П.Б. Струве и др.) считали её теорией только товарно-стоимостного, капиталистического производства. Что же касается социализма, то многие экономисты того времени полагали, что он не нуждается в этой науке. К такому выводу пришли участники дискуссии в 1925 году. Лишь И.И. Скворцов-Степанов настаивал на сохранении политической экономии в её широком смысле в условиях социализма.

Положение изменилось после опубликования критических замечаний В.И. Ленина на книгу Н.И. Бухарина «Экономика переходного периода», в которой её автор утверждал, что конец капиталистически-товарного общества будет концом и политической экономии. В.И. Ленин подверг эту точку зрения серьёзной критике, настаивая на том, что нет никаких оснований пересматривать известное определение Ф.Энгельса предмета политической экономии в её широком смысле, включающего все формации. Даже в «чистом коммунизме», по мнению В.И. Ленина, экономика остаётся объектом политэкономического анализа, в частности, таких проблем как отношение I (v + m) к II с, накопление1. Авторитет В. И. Ленина как теоретика послужил основанием для восстановления политической экономии, получившей название «Политическая экономия социализма».

В настоящее время преподавание политической экономии социализма отменено. Не везёт и политической экономии капитализма, хотя страна встала на путь капитализма. А ведь капитализма не понять без политэкономии «капиталистически товарного общества», без «Капитала» К.Маркса. В этих условиях возникает необходимость в восстановлении политической экономии. Вопрос лишь в том, в каком виде её можно и надо восстанавливать: если как политическую экономию капитализма (капитала), то она разработана и может быть пущена в работу. Новой же творческой задачей экономической науки может стать разработка политической экономии в её широком смысле, т.е. разработка её общих основ, пригодных для всех формаций, особенно если иметь в виду перспективы развития общества. Пока об этом мало кто из экономистов заботился. Появились даже авторы, которые заговорили о «постэкономическом обществе», не нуждающемся вообще в экономической науке (В.И. Иноземцев). Иногда и К.Марксу приписывается ограничительная точка зрения на предмет политической экономии: он якобы считал её теорией только товарного производства (С.Г. Кара-Мурза).

Чтобы правильно и научно решить поставленный вопрос, необходимо обратиться к работам В.И. Ленина, посоветоваться с ним. Он ещё в начале своей теоретической деятельности, в рецензии на «Краткий курс экономической науки» А.А. Богданова поддержал последнего в том, что политическую экономию нельзя ограничивать только изучением капиталистического способа производства, она — учение о всех укладах общественного производства2. Соответственно, её предметом является, как писал Ф. Энгельс, условия производства, обмена и распределения, что характеризует политическую экономию в её широком смысле.

Позднее, анализируя источники и составные части марксизма, в частности, политическую экономию, В.И. Ленин истолковал производственные отношения как отношения между людьми «по участию в общественном труде»3. В этом случае производство и труд рассматриваются как однопорядковые понятия, а производственные отношения трактуются как общественная форма труда или производства. Соответственно, будущее социалистическое общество было представлено В.И. Лениным как победа труда над капиталом. Политическая экономия этого нового общества не могла быть ничем иным как учением о труде, т.е. политической экономией труда. Об этом говорилось ещё в Учредительном манифесте международного товарищества рабочих. В нём выражалась уверенность в предстоящей, ещё более значительной победе «политической экономии труда над политической экономией капитала»4.

После победы Октябрьской социалистической революции, когда обсуждался вопрос о коммунизме, В.И. Ленин неоднократно определял коммунизм как высшую производительность труда добровольных, сознательных, объединённых, использующих передовую технику рабочих. «Формулы настоящего коммунизма, — писал он, — отличаются от пышного, ухищрённого, торжественного фразерства Каутских, меньшевиков, эсеров с их милыми «братцами» из Берна именно тем, что они сводят всё к условиям труда»5. Великий пролетарский писатель и мыслитель М.Горький видел в труде реализацию человека как высшей ценности. «Именно в труде, и только в труде, — писал он,— велик человек, и чем горячей его любовь к труду, тем более величественен сам он, тем продуктивнее, красивее его работа»6.

Не следует думать, что труд составляет основу политической экономии (в её широком смысле) только применительно к социализму. В условиях социализма труд приобретает адекватную себе общественную форму, которая превращает его из «вещи в себе» в «вещь для себя». Но и при капитализме, если бы стоимость не имела своим источником труд, то не была бы возможна научная политическая экономия капитализма. Именно трудовая теория сыграла решающую роль в познании экономической сущности капитала, как превращённого в капитал труда.

Без теории труда невозможно создать научную картину всего исторического процесса и всех исторических общественных систем как формационных, так и цивилизационных. Историю развития труда вполне обоснованно Ф. Энгельс назвал ключом к пониманию всей истории. Общество и человек в своём возникновении и развитии обязаны человеческому труду. Казалось бы, и социалистическое общество своё развитие должно было базировать на теории труда. К сожалению, применительно к СССР этого не случилось. Политическая экономия социализма не сумела своевременно перейти с трудовой теории стоимости на трудовую теорию потребительной стоимости и поэтому не удалось выполнить указание В.И. Ленина о преодолении товарного производства, о превращении результатов производства в продукт, идущий на общественное потребление не через рынок. В.И. Ленин был и остался принципиальным противником совмещения рыночной экономики с социализмом. В.И. Ленин до конца своей жизни был убеждён, что рыночное производство и обмен неизбежно порождают капитализм, что без построения нового социалистического экономического фундамента (производства продуктов, идущих на общественное потребление не через рынок) силы капитализма могут отнять назад все наши завоевания. Он не уставал предупреждать об опасности возрождения капитализма, которая заключалась в НЭПе7. Суждение о том, что насаждавшееся у нас товарное производство никак не могло развиться в капиталистическое производство и ему, якобы, суждено было обслуживать совместно с его «денежным хозяйством» (Сталин И. В.) дело развития и укрепления социалистического производства, не оправдалось.

Что же делать нам, сторонникам В.И. Ленина, сегодня? Как защищать и развивать марксистско-ленинскую концепцию труда? Представляется, что на современном этапе необходимо обратиться к разработке политической экономии в её широком смысле, т.е. политической экономии, предметом которой явилось бы производство, распределение и потребление благ, предназначенных для производства и воспроизводства общества и человека, начиная с первобытной эпохи и заканчивая современным обществом. При этом отправным пунктом должно служить то, что фундаментальной основой жизни всякого общества является жизнеобеспечивающий труд. Соответственно, политической экономией в её широком смысле может служить политическая экономия труда.

Известно, что классическая политическая экономия в работах А. Смита, Д. Рикардо, К. Маркса и других была и остаётся теорией товарного производства, его высшей формы — капиталистического товарного производства. Она является теорией труда постольку, поскольку трудом производится товар, стоимость и капитал. Поэтому К. Маркс назвал её политической экономией капитала.

Противоположностью и отрицанием трудовой основы экономической науки выступает маржинализм, который противопоставил трудовой теории стоимости теорию предельной полезности. Вклад и заслуга маржинализма в экономическую науку состоит в том, что он исходным в экономике представил человека с его потребностями. Однако сделал это на субъективной основе — свёл решение экономических проблем к поведению и субъективным предпочтениям человека. Но маржинализм был и остаётся политической экономией капитала. Противоположность трудовой теории и полезностной есть основное противоречие двух парадигм — стоимостной и полезностной, попытки её разрешения и составляют содержание известной нам истории политической экономии и её сегодняшнего состояния. Это противоречие остаётся неразрешённым и является по существу противоречием между трактовкой труда как созидателя стоимости и созидателя потребительной стоимости.

С нашей стороны в качестве новой парадигмы политической экономии должна предлагаться политическая экономия труда, но труда, производящего потребительную стоимость. Она является отрицанием маржиналистской теории субъективной полезности и возвращением к трудовой основе политической экономии. Но вместо трудовой теории стоимости, пригодной для объяснения одной формации, предлагается трудовая теория потребительной стоимости, которая может составить основу политической экономии в широком смысле, пригодной для анализа всех общественно-экономических формаций.

Для этого надо существующую теорию труда поднять с отраслевого, микроэкономического, прикладного уровня на политэкономический уровень. Задача, однако, сводится не просто к тому, чтобы найти и установить перечень политэкономических проблем труда, а создать вместо политической экономии капитала политическую экономию труда — и в смысле новой политико-экономической науки, и в смысле её служения народу. Начавшееся движение за новую экономическую науку на Западе и у нас создаёт благоприятные условия для этого.

Можно сказать, что объяснение движения сегодняшнего товарного мира на основе труда остаётся условием его научного понимания. Подтверждаются выводы, содержащиеся в «Капитале» К. Маркса.

Вместе с тем как классическая стоимостная, так и полезностная парадигмы оставили без разрешения многие крупные проблемы и противоречия экономической науки, которые до сих пор не перестают её «трясти», загоняя из одного кризисного состояния в другое. К ним можно отнести следующее.

Если всё то, что полезно, объявляется товаром, имеющим стоимость, то как быть с полезностью труда, как её определить, тем более если труду приписывается отрицательная полезность (Джевонс). Этот вопрос в маржинализме остался нерешённым.

Если меновая стоимость продукта труда эквивалентна содержащемуся в продукте общественно необходимому рабочему времени, то меновая стоимость самого этого рабочего времени должна быть равна меновой стоимости его продукта. Почему же тогда оплата этого рабочего времени не равняется стоимости его продукта? Если это так, то по какому критерию распределяются продукты труда, нужные для удовлетворения потребностей работника? По труду, по его потребительной стоимости, предельной полезности или по стоимости рабочей силы работника?

Если цена товаров есть выражение их стоимости, которая определяется рабочим временем, то почему их рыночная цена определяется их спросом и предложением, т.е. категориями движения потребительных стоимостей, противоположными стоимостным категориям?

Если природные силы не содержат в себе затраченного труда, то откуда возникает их меновая стоимость? Почему стали возможными суждения об энергической стоимости, о тождестве стоимости и потребительной стоимости?

Почему такие общественные блага, как знания, научные открытия, результативность которых в десятки раз превышает общественно необходимые затраты на их получение, стали считаться стоимостью и товаром?

Все эти проблемы и противоречия в конечном счёте сводятся к противостоянию производящего потребительную стоимость труда выражению труда в стоимости. Их необходимо решить.

Чтобы понять, зачем нужна политическая экономия труда, достаточно первоначально поставить вопрос следующим образом: если стоимость определяется общественно необходимым трудом, то чем определяется сам этот труд? Какими должны быть его количество и качество, его мера?

Попытка А. Смита определить стоимость самого труда (живого) посредством стоимости его продукта (второе определение стоимости) оказалась безуспешной: обнаружилась её тавтологичность, неспособность вывести это определение труда из логического круга.

Поэтому создание политической экономии труда становится исторической задачей для современных марксистских авторов. Мы полагаем, что её можно решить на основе новой экономической парадигмы — трудовой теории потребительной стоимости.

Примечания:

1 Ленинский сборник. Т. XI. М-П. 1929. С.349.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.4. С.35-36.

3 Там же. Т.7. С.45.

4 Там же. Т.23. С.46.

5 Там же. Т.39. С.22.

6 Горький М. Собрание сочинений в 30 томах. Т.17. С.190. М.,1952

7 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.45. С.78.


ЕРЁМЕНКО Владимир Иванович,
доктор философских наук, советник председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ДЕМОКРАТИИ: ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА

Представления о форме политического режима в России после победы социалистической революции складывались у В. Ленина под воздействием ряда факторов.

В. Ленин безоговорочно принял марксистское обоснование сущности государства, демократии, диктатуры пролетариата. Более того, он ставит задачу защитить марксизм от искажений со стороны буржуазии и оппортунистов внутри рабочего движения, восстановить истинное учение Маркса о государстве.

Наряду с марксизмом в его политической теории присутствуют идеи народничества, крестьянского социализма. Огромное влияние на формирование мировоззрения В. Ленина оказал роман Н. Чернышевского «Что делать?». Прочитав книгу еще в гимназическом возрасте, после казни старшего брата, В. Ленин отметил, что русский революционный демократ всего его «перелопатил».

Ленин практически не использовал труды представителей либеральной политической философии. Дж. Локк интересовал В. Ленина исключительно как непоследовательный материалист. Политическая философия Локка, его обоснование республики, либерализма, разделения властей не привлекали В. Ленина, уверовавшего исключительно в марксизм.

Имя Монтескье в полном собрании сочинений В. Ленина воспроизводится лишь однажды, да и то в цитате из Маркса. Можно предположить, что известная работа Монтескье «О духе законов», в которой обобщались современные взгляды на разделение властей, систему сдержек и противовесов, принципы демократического правления, либо была неизвестна В. Ленину, либо он не считал ее полезной при разработке собственной политической доктрины.

А. де Токвиль, автор знаменитой «Демократии в Америке», вышедшей в свет в 1835 г., в работах В. Ленина не упоминается вовсе. В указанном труде много интересных рассуждений о демократии, свободе, политическом равенстве, в том числе и весьма критических. Например, А. де Токвиль пишет, что большинство может ошибаться, может пользоваться своей властью тиранически. Но если не удастся установить мирную власть большинства, то общество попадет под гнет тирании отдельных лиц.

Сегодня кажется странным, что фундаментальные исследования представителей европейского политического либерализма XVIII и XIX веков оказались неиспользованным даже в качестве критического анализа, что несомненно сужало теоретическую базу ленинской концепции демократии.

Революционная практика, на основании которой делались теоретические обобщения, состояла из революционных потрясений в Европе XIX века. Особенное место в этом ряду отводилось опыту Парижской Коммуны, которую В. Ленин считал одной из величайших пролетарских революций.

Теоретически подытоживая этот опыт, В. Ленин приходит к ряду важных выводов. Парижская Коммуна — это наиболее полное и последовательное воплощение пролетарской демократии. Она устраняет классовое господство, уничтожает постоянное войско и заменяет его вооруженным народом. Государство уже не есть собственно государство, подавляющим органом в обществе выступает само большинство народа, поэтому особой силы (государства) для подавления уже не надо.

В. Ленин также полагает, что опыт Парижской Коммуны доказывает необходимость уничтожения института парламентаризма и разделения властей. Коммуна должна быть не парламентской, а работающей корпорацией, она разрабатывает законы и сама их исполняет.

Таким образом, весьма кратковременный опыт организации власти в рамках одного города, просуществовавший 72 дня, В. Ленин предполагал распространить на всю Россию.

На наш взгляд, целевой установкой, которой руководствовался В. Ленин, являлось создание самобытной формы демократии, не имеющей аналогов в истории и ничего общего с буржуазной демократией.

Очень часто на формирование теоретических установок накладывают отпечаток особенности личности автора. В. Ленин фанатично верил в созидательный характер насилия, в то, что насилие является тем орудием, посредством которого общественное движение пролагает себе дорогу и ломает омертвевшие политические формы. Он верил также в то, что в короткое время, прежде всего с помощью политических методов можно создать новый человеческий материал, с новыми привычками, сознанием, культурой и т. д.

На наш взгляд, абсолютизация насилия — контрпродуктивна. Применение государством насильственных методов допустимо в исключительных случаях и на основании закона. Насилие вне рамок закона, использованное при создании новых форм политической, экономической и духовной жизни в советской России, заложило множество отложенных во времени противоречий и конфликтов, с которыми общество сталкивается по сей день (жертвы политических репрессий, раскол православной церкви, маргинализация крестьянства и др.).

Одним из самых сложных вопросов в ленинской концепции демократии представляется соотношение диктатуры и демократии в политической системе пролетарского государства.

Любое государство состоит из классов. Наличие классов предполагает борьбу между ними, в ходе которой один из классов захватывает власть и устанавливает диктатуру по отношению к другим классам. «Формы буржуазных государств, — пишет Ленин, — чрезвычайно разнообразны, но суть их одна: все эти государства являются так или иначе, но в последнем счете обязательно диктатурой буржуазии».

Научное понятие диктатуры, по мнению Ленина, означает не ограниченную никакими законами, никакими абсолютно правилами непосредственно на насилие опирающуюся власть. Субъектами диктаторской власти могут выступать классы, партии, вожди. Диктатура отдельных лиц, полагает Ленин, выступает проводником диктатуры революционных классов. Личная диктатура вполне совместима с советским демократизмом.

Демократия, уверен Ленин, — организация для систематического использования насилия одним классом против другого, одним слоем населения против другого. Таким образом, демократия в таком понимании отождествляется с диктатурой и приобретает своеобразные черты. Это демократия переходного периода, демократия в условиях классовой борьбы и гражданской войны. Здесь нет места свободе для буржуазных классов, нет равенства всех граждан перед законом (не может быть равенства с эксплуататором при его свержении).

В процессе принятия решения голосованием по большинству участвуют все, за исключением эксплуататоров и колеблющихся. Демократия при диктатуре пролетариата — это отрицание демократии для угнетающего класса и расширение ее для угнетенного (съезды, собрания, местное самоуправление, решение волей трудящихся и т. д.).

Возникает вопрос: как можно строить демократию в условиях отсутствия политических свобод, равенства избирательных прав, систематического применения насилия (часто вне закона и вне суда)? На наш взгляд, здесь имеют место неточности в использовании понятия «демократия», отождествление политической системы и политического режима.

Прошло почти столетие с того времени, когда формировалась ленинская концепция демократии. Что с позиций сегодняшнего дня воспринимается как актуальное, помогающее лучше понять природу политической власти, суть политического режима, то, что является органической частью любой формы демократии вне зависимости от ее «возраста» и национальных особенностей»? А что безнадежно устарело или изначально являлось ошибочным в представлениях о демократии и что должно быть переосмыслено?

Вся политическая концепция у Ленина носит классовый характер и это, безусловно, распространяется на методологию исследования любого политического процесса, в том числе и политического режима. Ленин прав и сегодня, когда утверждает, что демократия тесно связана с природой государства и наличием в нем классов.

Эта методология вполне уместна для анализа современных обществ, которые, на наш взгляд, по-прежнему носят классовый характер, несмотря на известные изменения в классовых структурах, в названии и содержании самих классов. В современном классовом обществе класс, который имеет доступ к власти и богатству, неизбежно пользуется преимуществом в социальном статусе и имущественном положении. С помощью денег правящий класс расставляет своих людей в органах власти и государственного управления или становится частью самой власти. С помощью денег он проводит через парламент нужные ему законы или решения, защищает свои экономические и политические интересы.

Сложнее обстоит дело с ленинским отношением к парламентаризму. Ленин фактически отрицает парламентаризм как один из принципов демократии. Говоря о буржуазной демократии, он следующим образом характеризует суть парламентаризма: раз в несколько лет решать, какой член господствующего класса будет подавлять, раздавлять народ в парламенте.

Настоящую работу, говорит Ленин, делают за кулисами и выполняют департаменты, канцелярии, штабы. В парламентах только болтают со специальной целью надувать «простонародье».

Отрицание парламентаризма не снимает другой проблемы, если речь идет о демократии: народное представительство должно быть как-то оформлено.

При Петре I в России уже сложилась сословная структура, права и роль каждого сословия в государстве были закреплены в законодательстве. При этом понятно, что Петра I интересовали в первую очередь армия и флот, а не парламент.

Екатерина II проявила больший интерес к парламентаризму, и к идее созыва представителей различных сословий для выработки оптимального политического устройства страны. Были приняты соответствующие решения о направлении в Москву 518-580 депутатов, о гарантиях их деятельности. В частности, депутаты освобождались от смертной казни, пыток и телесных наказаний. Имения депутатов не подлежали конфискации, за исключением случаев погашения долга.

При Александре I и Александре II были проведены реформы, в результате которых в России постепенно складываются общественные и государственные институты представительства, формируются основы избирательного права, в деятельности государственных органов можно обнаружить признаки разделения властей. На рубеже 19 и 20 веков возникают элементы парламентской культуры, в том числе в среде русских крестьян (например, крестьянские сходы), зафиксированные и детально описанные в «Этнографическом бюро» князя В.Н. Тенешева.

Таким образом, в указанный период, как нам кажется, сложились предпосылки российского парламентаризма как разновидности социокультурной инновации, возникшей в результате естественных процессов и «революций сверху» одновременно. Не заметить их было невозможно, но Ленин искал новую, самобытную форму политического режима, ни в чем не похожую на буржуазную демократию, ни по форме, ни по содержанию.

При этом Ленин не отметает идею народного представительства, он лишь отрицает парламентаризм как практику буржуазного общества и разделение властей в функционировании институтов политической власти. Выход из парламентаризма, утверждает Ленин, конечно, не в уничтожении представительных учреждений и выборности, а в превращении представительных учреждений из говорилен в «работающие учреждения».

Под влиянием опыта Парижской Коммуны он предлагает следующий вариант деятельности представительных учреждений в условиях пролетарской демократии.

Парламентарии, делегированные предприятиями, должны сами работать, сами исполнять свои законы, сами проверять то, что получается в жизни. Представительные учреждения остаются, но парламентаризма, как особой системы, как разделения труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения депутатов, при пролетарской демократии нет. Без представительных учреждений мы не можем, говорит Ленин, представить пролетарской демократии, без парламентаризма можем и должны.

Соединение в рамках представительных органов исполнительной и законодательной власти противоречит основополагающему принципу свободы. Политическая система советского типа, основанная на ленинском понимании демократии, к примеру, законодательно закрепляла за министрами, членами правительства право быть одновременно депутатами нескольких уровней. Это давало возможность исполнительной власти проводить через советы (представительные учреждения) решения, законы, которые ей были выгодны и удобны в исполнении. На практике исполнительная власть принимала законы и их исполняла, что является заветной мечтой любого правительства.

В современной России исполнительная власть время от времени на различных уровнях инициирует принятие решений, в соответствии с которыми она получила бы право принимать нормативные акты, равносильные законам. Пока это не получается, поэтому исполнительная власть постоянно стремится отнять у представительных учреждений полномочия и предметы ведения и перераспределить их в свою пользу.

Таким образом, политический режим, основанный на игнорировании парламентаризма, всеобщего избирательного права, разделения властей ограничивает суверенную волю народа и право граждан на контроль за деятельностью власти. Он может быть каким угодно, но только не демократическим, поскольку исключает базовые принципы демократии.

Было бы неправильным полагать, что ленинская концепция демократии являлась абсолютно чуждой для России и внедрялась в политическую практику исключительно насильственно. Власть опиралась на поддержку большинства, поскольку новый политический режим (как минимум - авторитарный) больше соответствовал ментальности и политической культуре русского народа, нежели принципы и ценности западной демократии.

В основе этой культуры — восприятие целого, а не манипулирование частностями; собирание, а не разделение.

Стремление к политической целостности на протяжении веков шло через централизацию властных функций и персонификацию политических институтов. Сильная центральная власть на протяжении веков собирала, скрепляла и развивала огромную страну, проводила все значимые реформы.

Наличие могущественного властного центра и сегодня понимается большинством как гарантия сохранения целостности России, ее духовного и территориального единства.

Сегодня важно сохранять и развивать эти объективные тенденции, сложившиеся под воздействием исторических обстоятельств, гибко взаимодействовать с другими культурами и политическими режимами в рамках целого и единого мирового пространства. Политический режим должен опираться на национальные особенности, традиции и обычаи, соответствовать реалиям российского общества, отвечать вызовам XXI века. При этом он должен опираться на базовые принципы современной демократии.

Именно с этих позиций, как нам кажется, должна рассматриваться и оцениваться ленинская концепция демократии.


ЕСИПОВ Виктор Ефимович,
заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор,
зав. кафедрой «Ценообразования и оценочной деятельности» Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

В.И. ЛЕНИН — СОЗДАТЕЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ КОММУНИЗМА

В Манифесте коммунистической партии, опубликованном почти 200 лет назад, было отмечено, что объективные законы развития общественного производства уничтожают раздробленность средств производства, собственность населения, усиливают централизацию производства и концентрацию собственности, появляется политическая централизация и создается как бы одна нация с общим правительством и общим законодательством, с общими интересами, одной таможенной границей и общей территорией. Создание мирового общественного управляемого производства товаров и услуг, распределения и перераспределения доходов становится основой развития человеческой цивилизации. Современная глобализация мировой экономики и появление новых ТНК еще больше усиливает эту тенденцию.

В СССР создавалось коммунистическое общество. Коммунистический (социалистический) способ производства основывается на общественной собственности на средства производства и на регулировании общественного производства и ставит целью обеспечение такого уровня производительных сил, который создавал бы условия для удовлетворения основных потребностей всех трудящихся масс, исходя из научно-обоснованных норм потребления. В.И. Ленин выдвинул лозунг: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны», практическая реализация данного лозунга происходила в СССР в условиях жесткой борьбы и порождала необходимость использования различных форм собственности, в том числе и частной.

Требовалось, опираясь на формы советской демократии, создать равенство всех членов общества по отношению к владению средствами производства, равенство труда и заработной платы, обеспечить реализацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа (доступ к основным материальным и духовным благам, обеспечивающим основу жизнедеятельности).

В.И. Ленин понимал, что на первых ступенях развития нового общества обеспечить полное равенство для всех его членов невозможно. Требуется длительный путь развития, который приведет к тому, чтобы основные функции по управлению обществом из политических (государственных) превратились в общественные, тогда будет зарождаться и развиваться свободная ассоциация всесторонне развитых членов общества, где разум и общие нормы и правила жизни, созданные на основе международных и национальных законов, станут добровольно принятыми всем человечеством, и тогда появится эпоха, как называл ее Карл Маркс, «положительного гуманизма» на основе функционирования общего коммунистического способа производства.

Болезнь и преждевременная смерть не дали В.И. Ленину завершить работу по созданию полноценной теории политической экономии коммунизма. Под руководством В.И. Ленина была проделана большая работа в этом направлении. На основе национализации частных предприятий стали зарождаться первые социалистические предприятия. Появилась новая система оплаты труда. Многоукладность экономики порождала объективную необходимость кооперации и взаимодействия с различными формами собственности и в том числе частной. Мелкая (трудовая) частная собственность с передачей земли крестьянам получила мощный толчок для своего функционирования. Создание нового государственного аппарата управления стало школой для подготовки новых менеджеров, способных руководить общественными предприятиями.

Особенно велика была роль В.И. Ленина в развитии коммунистической партии как будущего органа коммунистического управления. Под руководством КПСС стали быстро развиваться и другие формы общественных организаций (комсомол, профсоюзы, кооперация, женские и детские организации и др.). Строительство коммунистического общества в СССР привлекало к себе внимание широкой мировой демократической общественности. Стали зарождаться и функционировать международные общественные организации, которые и в настоящее время играют большую роль во всех странах мира.

Но международный капитал и его политические силы при опоре на внутренний капитал, зародившийся в СССР в ходе перестройки, ликвидировали СССР, и сегодня нужно искать новые формы и методы строительства будущей человеческой цивилизации. Коммунистические идеалы — это синтез высших ценностей жизни и они смыкаются с принципами христианской этики и в особенности православной, так как генетически были закреплены в сознании народа за весь период развития человеческой цивилизации. Народы различных стран будут сами выбирать модели своего развития. Необходимо создать на базе ООН новый международный механизм, обеспечивающий мирное и деловое сотрудничество различных стран и народов в решении главной задачи — обеспечения достойной жизни для всего населения земного шара. Накопленные материальные и денежные ресурсы в мире позволяют это сделать. Нужно ликвидировать военные союзы, прекратить войны, производство и продажу оружия. Международный стандарт справедливости, принятый всеми странами мира, будет служить людям. Поэтому в современных условиях идеи В.И. Ленина о создании коммунистического общества приобретают особую новую актуальность и требуют глубокого научного изучения.


ИВАНОВА Наталья Леонидовна,
кандидат исторических наук, доцент Государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ

Этот год — год семьи. Я родилась в Разливе и стала историком благодаря истории своей семьи. По пропуску моего деда, Иванова Константина Петровича, заводского рабочего, скрывался Владимир Ильич. И вот через 60 лет после смерти деда (а он умер в 1925 году совсем еще молодым) я назвала своего только что родившегося сына Константином в его честь. Сила каждого общества — это знание своей истории и любовь к своей истории. Я рассказываю ребятам, учащимся в Университете, о Ленине, о нашем оружейном заводе. А они говорят: надо же, Наталья Леонидовна, а мы ведь этого и не знали! Молодежь очень хочет знать о Ленине достоверную историческую информацию. Но сейчас отменен даже экзамен по истории. Чем меньше будут знать историю — тем проще управлять такими людьми? Мы должны знать и любить свою историю, историю семьи, историю своего края.


ИЗМОЗИК Владлен Семенович,
доктор исторических наук, профессор Северо-Западного государственного заочного технического университета (Санкт-Петербург)

ЛЕНИН В 1917 ГОДУ: СИЛА И СЛАБОСТЬ ПОЛИТИКА

1. Ленин остается, несомненно, одной из самых крупных политических фигур в истории России. При изучении его деятельности особенно необходим принцип историзма. Это предполагает умение видеть всю сумму фактов. В результате это отличает позицию ученого как от людей, не желающих замечать серьезные просчеты в теоретических построениях и деятельности Ленина, так и от антикоммунистов, перечеркивающих всю деятельность этого человека.

2. Все большее число исследователей считают события 1917-1921 или 1917-1922 гг. единым процессом второй (Великой) российской революции, в котором Февраль и Октябрь 1917 г. были его отдельными этапами. Само же наименование «Великая Октябрьская социалистическая революция» является одним из важнейших советских идеологических стереотипов, сохранение, которого является серьезной помехой в деле научного изучения и понимания событий того времени.

3. На Ленина надо посмотреть, как на «зеркало» не только российской революции, но и общемировых процессов. Годы второй российской революции - это «звездные часы» Ленина.

4. В.И.Ленин выдвинул, по сути, новую национальную идею — идею непосредственного перехода к социалистическому обществу. Первая мировая война породила кризис всей европейской цивилизации. В этой ситуации от политиков требовался качественно новый масштаб мышления. Российская политическая элита в подавляющем большинстве оказалась к этому неспособной. Основные политические партии ограничивались предложением «заплат» на российское «рубище»: от продолжения войны до победы до ожидания Учредительного собрания с весьма неясными перспективами. В этой ситуации идея коренного переустройства общества, несомненно, привлекала значительную часть активных граждан; внушала им веру в возможность ее реализации.

Ленинская идея углубляла, усиливала социальный раскол, но она была способна увлечь на время огромные массы, не видевшие ясной перспективы, истерзанные тяготами войны, прекрасной мечтой.

5. Ленин оценил глубину социально-культурного раскола России.

6. Понимание важности национального вопроса и готовность решать его с учетом реальных настроений разноплеменных народов. Это проявилось в его высказывании: «И мы ... хотим ... свободной и независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства, а не на унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий ... экономическое процветание и быстрое развитие Великороссии требует освобождения страны от насилия великороссов над другими народами»1.

7. Решение вопросов о земле и мире представало преддверием социализма, а сама идея борьбы за создание будущего прекрасного социалистического общества позволяла объединить на какой-то период различные потоки социальных и национальных движений.

8. Ленин продемонстрировал умение крайне быстро отказываться от неработающих лозунгов, соединяя утопию и крайний прагматизм: государство-коммуна и переход к единоначалию, лозунг «диктатуры пролетариата» и реальная «диктатура партии», заключение Брестского мира и т.д.

9.Наличие у Ленина черт мессианства. Он был искренне убежден в собственной правоте, в праве большевистской партии выступать от имени большинства народа, «вести весь народ к социализму, ... быть учителем, руководителем, вождем всех трудящихся и эксплуатируемых»2.

10. В эти годы Ленин сумел направить исторический процесс, сломавший старые государственные рамки, в определенное русло, удержать его под контролем. Конечно, террор играл определенную роль, но неверно сводить все к террору.

Но в эти же годы Ленин допустил в своих построениях ряд стратегических просчетов, которые и стали в будущем одним из серьезнейших факторов не неизбежного, но закономерного крушения советской цивилизации.

11. Уверенность в том, что переход к социалистическому этапу второй российской революции станет началом мировой, а точнее европейской, пролетарской революции. 6 ноября 1920 г., выступая на пленуме Московского Совета, В.И. Ленин напомнит: «мы и начали наше дело исключительно в расчете на мировую революцию»3.

12. Недооценка возможных последствий гражданской войны.

В.И. Ленин в 1917 г. уверял, что фраза «о «потоках крови» в гражданской войне» может вызвать лишь смех всех сознательных рабочих и якобы «никакие «потоки крови» во внутренней гражданской войне не сравнятся даже приблизительно с теми морями крови, которые русские империалисты пролили» летом 1917 г.4

13. Идея государства-коммуны. Утопизм Ленина ярко проявился в тогдашнем понимании им будущего пролетарского государства. Ему казалось, что сам переход власти в руки рабочих подорвет основы бюрократизма. В работе «Государство и революция» он писал: «Рабочие, завоевав политическую власть, разобьют старый бюрократический аппарат, сломают его до основания, ... заменят его новым, состоящим из тех же самых рабочих и служащих, против превращения коих в бюрократов будут приняты тотчас меры, подробно разобранные Марксом и Энгельсом: 1) не только выборность, но и сменяемость в любое время; 2) плата не выше платы рабочего; 3) переход немедленный к тому, чтобы все на время становились «бюрократами» и чтобы поэтому никто не мог стать «бюрократом»5.

14. Проблема стимулов к труду в пролетарском государстве.

По сути, В.И. Ленин впервые всерьез задумался над этой проблемой в конце декабря 1917 г. Он противопоставляет конкуренции, частной предприимчивости идею социалистического соревнования, которое даст возможность большинству трудящихся «развернуть свои способности, обнаружить таланты. В результате, государственная собственность на деле создала тупиковую экономику, лишенную внутренних стимулов к саморазвитию, нуждавшуюся в постоянном внешнем подхлестывании, соединении энтузиазма с подневольным трудом.

Таким образом, сила Ленина как политика на этапе, прежде всего, задачи взятия власти сочеталась одновременно с серьезнейшими стратегическими просчетами. Это, в определенной степени, обусловило проблемы 1920-х гг., вставшие перед партийно-государственной элитой того времени. События 1921 г. показали, что Ленин был готов ради конечной цели к резким социальноэкономическим поворотам.

Примечание:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.26, с.108-109.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.33, с.26.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.42, с. 1.

4 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.34, с.224, 226.

5  Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.33, с.109.


КАЗЁННОВ Александр Сергеевич,
доктор философских наук, профессор Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина

ЛЕНИНСКОЕ ПОНИМАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Как ни парадоксально, слово «справедливость» — редчайшее в лексиконе В.И. Ленина. Показательно, что этого слова нет в предметном указателе к Полному собранию его сочинений. В текстах оно встречается всего несколько раз. Причем только в одном месте оно используется как понятие при рассмотрении проблемы справедливости. Этот факт кого-то может поставить в тупик: как же так, ведь мы знаем В.И. Ленина как выдающегося борца за справедливость, отдавшего жизнь за справедливость для всех трудящихся, строившего коммунистическое общество как общество социальной справедливости. И тем не менее.

Парадокс разрешается просто. Справедливость — это понятие, включающее два основных момента: момент равенства людей в правовом или экономическом отношении и момент неравенства в этих же отношениях. Что касается права, то эта сторона жизни в Европе была, в основном, решена в эпоху буржуазных революций ХVIII-ХIХ веков — построенное в тот период гражданское общество признавало всех своих членов гражданами, равными перед законом, т.е. равными в юридическом отношении. Собственно, это была главная цель буржуазных революций, проходивших под лозунгом «свобода, равенство, братство». Однако после достижения своей главной цели — свободы от феодального юридического неравенства — буржуазия еще больше увеличила экономическое неравенство граждан. Более того, она защищала справедливость такого неравенства, а частную собственность, как основу экономического неравенства, объявила священной. Собственно, то же самое произошло и в России: партия Ельцина выступала сначала против экономических и политических привилегий госаппарата, а потом, после победы, установила такое неравенство, какого нет даже в западных странах.

Против экономического неравенства выступали уже в ХIX веке тысячи выдающихся личностей, партий и политических группировок. Но только марксизм выдвинул цель: уничтожение частной собственности и покоящихся на ней классовых отношений как основы неравенства. Таким образом, марксизм дополняет правовое равенство и правовую справедливость экономическим равенством и справедливостью. Он выступает за полное равенство. А поскольку источником неравенства является частная собственность, то она подлежит уничтожению. Поэтому равенство понимается марксизмом как уничтожение отношений эксплуатации. Вот на этой позиции и стоит В.И. Ленин.

Для него, следовательно, как и для К. Маркса, путь решения проблемы сводится к трем основным моментам:

1) экономическая справедливость сводится к проблеме равенства (с учетом естественных различий между людьми);

2) само равенство сводится к уничтожению классов;

3) следовательно, справедливость также сводится к уничтожению классов.

Но ведь вся деятельность В.И. Ленина была направлена на уничтожение классов и построение общества без классов, общества действительно равных и свободных людей. А это и есть, по его мысли, путь к полной социальной справедливости. В этом ключе он и решает проблему равенства и справедливости применительно к коммунистическому обществу. Рассматривая коммунистическое общество в его первой фазе, он делает вывод: «Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать ещё не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность» (Ленин В. И. Полн.собр.соч., т.33, с.93).

Ленин считал, что в первой фазе коммунизма неравенство останется, а, следовательно, останется и несправедливость, поскольку экономическое неравенство не может быть справедливым.

В этом пункте точке зрения рабочего класса противостоит позиция буржуазии: она воспринимает неравенство как справедливость. Почему? Потому, что в ситуации неравенства рабочих и буржуа последние находятся в выгодном положении. И они защищают, стараются сохранить это своё выгодное положение, а в случае необходимости и защищать с оружием в руках. Эту сторону дела хорошо разъяснил Ф.Энгельс в работе «К жилищному вопросу». Анализируя «справедливость», он пишет, что она представляет собой перенос существующих экономических отношений в идейную сферу и рассматривание их либо с консервативной, либо с революционной стороны. Кто рассматривает отношения рабочих и буржуа с консервативной стороны? Конечно, буржуа: в ситуации неравенства они хотят сохранить (conservation) своё выгодное экономическое положение. А кто смотрит на существующие экономические отношения с революционной стороны? Естественно, рабочие и все, кто в ситуации неравенства занимает невыгодное социальное положение, кто вынужден выживать от зарплаты до зарплаты. Сегодня это почти все наемные работники, за исключением, может быть, крупных управленцев. При этом рабочие находятся в самом невыгодном положении, а потому более ясно сознают своё социальное положение, острее чувствуют неравенство и несправедливость. Именно их социальное положение заставляет их более последовательно и упорно бороться против капиталистической эксплуатации, за построение общества социальной справедливости.

В.И. Ленин возглавлял эту борьбу в самом начале, он не знал ещё её результатов. Мы, в начале ХХI века, имеем возможность сравнить цели и результаты борьбы Ленина и рабочего класса в предыдущем периоде. В.И. Ленин, прогнозируя развитие общества, писал в 1917 году, что первая фаза коммунизма «не может дать равенства и справедливости». И это, в целом, правильно. Но мы сегодня понимаем и другое — по сравнению с нынешним буржуазным обществом, социалистическое общество было обществом равенства и справедливости. И этот вывод также правилен, хотя отчасти и противоположен ленинскому тезису. Они оба правильны, но оба неистинны. Это противоречие отражает противоречивую природу социалистического общества. Противоречие это Ленин видел, но в то время, летом 1917 года, не было ни времени, ни особого смысла подробно на нем останавливаться. Поэтому он и пишет здесь же: «Политически различие между первой или низшей и высшей фазой коммунизма со временем будет, вероятно, громадно, но теперь, при капитализме, признавать его было бы смешно и выдвигать его на первый план могли бы разве лишь отдельные анархисты.» (Там же, с.98).

Политика есть концентрированное выражение экономики. В экономике, поэтому, мы видим то же противоречие, которое присуще обществу в целом.

Первая фаза коммунизма есть также коммунизм, но неполный, неразвитый, несущий на себе массу отпечатков и пережитков капитализма. Как коммунизм это общество справедливое, поскольку в нем решена главная задача — ликвидирована основа несправедливости: частная собственность и покоящаяся на ней эксплуатация человека человеком. Но поскольку это общество не достигло пока высшей фазы, в нем остаются явления неравенства и несправедливости. В том числе (и главным образом) та несправедливость, что сохраняется буржуазное право и равная мера при оценке разных людей, что создает неравенство условий воспроизводства разных людей.

С другой стороны, как социалистическое общество оно сохраняет равную зарплату за равный труд и платит разным работникам по-разному. Но поскольку оно значительно продвинулось к высшей фазе, к полному коммунизму, важнейшие продукты и услуги оно уже распределяет по потребности, а не по труду. То есть в зависимости от особых условий жизнедеятельности работника, а не только в зависимости от его труда. Например, такие важнейшие продукты и услуги, как жилище, места в яслях и детсадах, путевки в санатории и курорты, образование, медицина распределялись, фактически, по потребностям: у кого больше детей — тому больше квартира, больше почти бесплатных мест в яслях и детсадах, наполовину бесплатных путевок в санатории, бесплатных мест (плюс приличных стипендий) в техникумах и вузах, медицинских услуг (при прочих равных условиях).

Да, явления неравенства сохранялись, но основной была тенденция к равенству, к распределению всех продуктов по потребностям, в том числе через общественные фонды потребления. Она была такой сильной, что многие профессора (А.Собчак, Г.Попов и др.) и академики (Т.Заславская и др.) пугали слабонервных лидеров КПСС и обывателей «уравниловкой» как главным тормозом развития. Как показали первые годы контрреволюции, трудящихся обманывали обещанием равенства: Ельцин, в показном рвении борьбы с привилегиями, с неравенством, сам с женой и авоськой ездил в трамвае по магазинам за простыми советскими сосисками как простые советские люди. Конечно, явления уравнительности были, но разрушался советский строй усилением тенденции «разделиловки», которую верхушка КПСС навязывала посредством рыночных «реформ» 1960-1980-х г.г. А с доведением до разделения общества на классы разрушилось и само общество: рухнула Россия в исторической форме СССР — наиболее образованная, благоустроенная и сытая Россия за всю её многовековую историю.

Поэтому вопрос о справедливости для нас — это не только вопрос моральный или юридический, не только вопрос экономический или даже политический, а вопрос исторический, национальный, вопрос бытия и небытия самой России. И надо быть благодарными В.И. Ленину, который так бережно и так глубоко и точно поставил его и предложил решение в начале ХХ века. Нужно учиться у Ленина так смело и принципиально ставить и решать вопросы.


МУТАГИРОВ Джемал Зейнутдинович,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

ЛЕНИНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРАВА НАРОДОВ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И МИРОВОЕ РАЗВИТИЕ В ХХ ВЕКЕ

Социально-политический прогресс человечества имеет, как известно, несколько могучих потоков или двигателей: движение за социальное равенство или борьба классов, движение за равноправие полов и движение за равноправие народов. Марксизм впервые соединил эти потоки освободительного движения человечества воедино, справедливо полагая, что социально-классовое неравенство является основой существования и всех других форм неравенства, вражды и социально-политических конфликтов. Победа рабочего класса означает преодоление всех национальных и иных конфликтов, которые при эксплуататорском строе порождают вражду между народами, считали К. Маркс и В.И. Ленин, а потому победа пролетариата станет сигналом к освобождению всех угнетенных наций.

В.И. Ленин был одним из первых, кто предложил распространить лозунг свободы наций на «все народы и на все колонии». Интернационализм — писал он — это не отрицание наций, а «слияние всех наций в высшем единстве»1.

Сегодня много говорится о расизме, расовой нетерпимости, ксенофобии, нетерпимости и т.д. В основе всех их лежит социальная и национальная вражда. Предлагают бороться с ними путем их осуждения, призывами к терпимости. Между тем, В.И. Ленин не только указал самый верный и эффективный путь достижения равноправия народов и наций, а также преодоления вражды, но и практически решил эту задачу. Это — единство трудящихся всех наций, в котором не будет места ни для одной привилегии, ни для малейшего угнетения человека человеком. «Ни одной привилегии ни для одной нации, ни для одного языка! Ни малейшего притеснения, ни малейшей несправедливости к национальному меньшинству! — вот принципы рабочей демократии»2.

Право на самоопределение В. И. Ленин понимал как право на политическое самоопределение, на государственную самостоятельность, на образование своего национального государства3, право на независимость в политическом смысле, «на свободное политическое отделение от угнетающей нации». При этом в реализации права на самоопределение он видел осуществление полной демократии, полное равноправие людей и народов4. Союз народов должен быть добровольным, основанным на полном доверии друг к другу и на добровольном согласии.

В соответствии с этим правом была признана государственная независимость Польши, Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии, а возможность создания своей государственности в разных формах предоставлена почти всем народам бывшей Российской империи.

Это не могло не оказывать влияние и на остальной мир, который после Октябрьской социалистической революции и начала практической реализации права народов на самоопределение также вынужден был признать его.

На Московской конференции министров иностранных дел стран «Большой Тройки» в октябре 1943 г. СССР настоял на признании принципа равноправия народов — членов планируемой ООН. В соответствии с этим Устав ООН провозглашает «равенство прав больших и малых наций». Он призывает «проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи», «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». В. И. Ленину человечество обязано Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой по настоянию СССР Генеральной Ассамблеей ООН в 1960 г. Мирные и дружественные отношения между народами, способные обеспечивать в мире условия стабильности и благосостояния, должны основываться на уважении к принципам равных прав и самоопределения всех народов, соблюдения прав человека и фундаментальных свобод всех людей без различия расы, пола, языка или религии, провозглашает она. Признаются законность стремления всех зависимых народов к свободе и их решающая роль в достижении и поддержании своей независимости.

Декларация исходила из того, что отрицание права многих народов на самоопределение и обусловленный этим колониализм мешают экономическому, социальному и культурному развитию не только зависимых, но и свободных народов, поскольку препятствуют международному экономическому сотрудничеству. Народы могут и должны свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами в их собственных целях. Они имеют неотъемлемое право на полную свободу осуществлять их суверенитет над их национальной территорией и обеспечивать ее целостность.

Подтверждалось право всех народов на самоопределение. «В силу этого права они свободно определяют свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие» (пункт 2). «Недостаточная политическая, экономическая, социальная или образовательная подготовленность» не должна служить предлогом для отсрочки предоставления независимости. Любые вооруженные действия или репрессивные меры всех видов, направленные против зависимых народов должны быть прекращены с тем, чтобы позволить им осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость и целостность их национальной территории. В подопечных и несамоуправляющихся территориях предлагалось незамедлительно принять меры для передачи всей власти народам этих территорий в соответствии с их свободно выраженной волей и желанием, без каких бы то ни было условий. Любая попытка, направленная на частичное или полное разрушение национального единства и территориальной целостности признавалась несовместимой с целями и принципами Устава ООН. В последующем, в Декларации о праве на развитие самоуправление будет названо предварительным условием интегрального развития любого народа. В результате реализации провозглашенного в этой декларации права народов на самоопределение образовались и стали членами ООН 142 новых государства.

В. И. Ленину же обязаны народы мира признанием их суверенного права распоряжаться своими природными богатствами и ресурсами5. Это было сделано по инициативе СССР 14 декабря 1962 г. принятием ГА ООН специальной резолюции 1803 (XVII) под названием «Постоянный суверенитет над природными ресурсами». В ее 8 пунктах изложено понимание содержания права на суверенитет над природными богатствами и ресурсами в то время.

Суверенитет над природными ресурсами должен осуществляться в интересах национального развития и благосостояния населения стран, на территории которых эти богатства и ресурсы располагаются. Открытие, развитие и размещение этих ресурсов, а также вложения иностранного капитала в этих целях должны происходить в соответствии со свободно установленными самими народами правилами и условиями. Соглашения об инвестициях иностранного капитала реализуются в соответствии с национальным и международным правом. Полученная прибыль должна быть распределена в размерах, согласованных государством-реципиентом и инвестором. Это ни в коем случае не должно вести к ослаблению суверенитета государства над его естественными богатствами и ресурсами. Национализация, конфискация или реквизиция могут быть основаны на соображениях общественной целесообразности, безопасности или национального интереса, которые очевидным образом стоят выше индивидуальных или частных интересов, независимо от того, являются они внутренними или иностранными. Эти права были закреплены позже в Декларации о социальном прогрессе и развитии, принятой ГА ООН в декабре 1969 г., а также в общей для двух международных пактов о правах человека первой статье6.

Самоопределение, равноправие и основанный на них добровольный союз народов открыли отставшим в своем развитии народам возможность ускоренного развития с помощью более развитых. Первоначально такая задача поставлена и частично решена в рамках СССР и социалистической системы, где слаборазвитые республики, получая всестороннюю помощь от более развитых и богатых природными ресурсами республик, действительно развивались более высокими темпами. Так, если взять общий объем продукции промышленности СССР и союзных республик в 1940 г. за 1, то в 1982 г. он возрос: в СССР — в 22 раза, в РСФСР — в 20, в Белоруссии — в 32, в Казахстане — в 33, в Киргизии — в 40, в Латвии — в 47, в Армении и в Эстонии — в 50, в Молдавии — в 57, в Литве - в 66 раз7.

Такие страны, как Венгрия, Болгария, Польша, опираясь на политику специализации и кооперирования в рамках Совета Экономической Взаимопомощи, не только догнали СССР по производству на душу населения, но и опередили его. Выравнивание уровней их социально-экономического развития было определено как стратегическая задача СЭВ. К сожалению, эта благородная задача по вине руководства СССР решалась не совсем верными методами. Вместе того, чтобы способствовать всестороннему развитию первой социалистической республики и наглядно демонстрировать преимущества новой системы, Россию и СССР превратили в постоянного донора не только для стран, вставших на путь социалистического развития, но и тех, которые заявляли о своем желании развиваться по некапиталистическому пути развития.

После распада СССР и начавшейся огульной критики коммунистической теории и практики право народов на самоопределение оказалось под серьезной угрозой. Крупные государства и господствующие в них классы, рассматривая вошедшие когда-то в их состав народы как свою собственность, договариваются между собой об увековечении существующих государственных границ, о том, чтобы объявить всякое движение за самостоятельность «сепаратизмом», «терроризмом», «угрозой» целостности этих государств, миру и безопасности.

Право на самоопределение не может стать предметом торга или шантажа. Оно не зависит и не должно зависеть от отношений между государствами и их руководящими кругами, что особенно наглядно демонстрируется в настоящее время на примерах Абхазии, Косово, Нагорного Карабаха, Южной Осетии, Приднестровья, Северного Кипра, страны Басков и Каталонии и т. д. Все эти народы имеют право на самоопределение, но объем и формы реализации этого права в каждом случае могут быть разными. В одном случае это право на самостоятельное существование, в другом — право разделенных народов на воссоединение, в третьем – право на самоопределение, возникшее как закономерное следствие ошибок политического руководства страны на определенном этапе. Но формы, степень его реализации определяется каждым народом самостоятельно.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 24, с. 131; т. 26, с. 284.

2 Там же, т. 23, с. 150.

3 Там же, т. 25, с. 263.

4 Там же, т. 27, с. 252, 255.

5 1515 (XV) от 15 декабря 1960 г.

6 Она гласит: «1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.

2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не должен быть лишен принадлежащих ему средств существования.

3. Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

7 СССР в цифрах в 1982 г. Краткий статистический сборник. М.. 1983. С. 98.


НАЛИВКИН Леонид Александрович,
кандидат исторических наук, заведующий филиалом Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда

ЛЕНИН И МИЛЮКОВ: «ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕВЕРАНСЫ» 1917-го

Многие, даже профессиональные историки, нередко в соответствующих ситуациях говорят: «до 1917 года» или «после 1917 года». Тем самым подсознательно — или осознанно — нивелируется качественное различие февральских и октябрьских событийных этапов Второй русской революции. Но в любом случае историческая логика возлагает ответственность исключительно на большевиков. (Вот почему немалое количество абитуриентов вузов искренне верит в то, что «самодержавие свергли большевики»).

Окунемся в мартовские перипетии 1917-го. К слову, довольно долгое время при Советской власти одним из общероссийских праздников был День свержения самодержавия, который отмечался по новому стилю 12 марта.

Если еще в январе 1917 года Ленин находился во власти пессимистических настроений, считая, что до революции «5, 10 и более лет», и говоря, что «мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв . грядущей революции», то свержение самодержавия снова разбудило его активность. Владимир Ильич наметил стратегию и тактику большевиков в новых условиях в «Письмах из далека» (март 1917 года). Для возвращения в Россию Ленин избрал, по договоренности с германским правительством, путь через Германию и скандинавские страны, так как правительства стран Антанты отказались разрешить проезд русских политэмигрантов через свою территорию. Но отложим в сторону те условия, которые выставила Германия для пропуска в Россию политических эмигрантов. Это с достаточно емкой правовой логикой объяснил по приезде сам Ленин. (Кстати, заметим: передвижение в марте 1917 года по Балтийскому морю было тоже далеко не безопасно: к примеру, один корабль с русскими эмигрантами именно тогда, согласно газетным сообщения, был потоплен на Балтике немецкой подводной лодкой). Однако надо было еще получить «добро» и от Временного правительства. Кто же его дал?

Сделано это было министром иностранных дел первого правительственного кабинета П.Н. Милюковым. По сути, именно к его голосу прислушивались члены Временного правительства во главе с Г.Е. Львовым, поскольку первый правительственный состав был сформирован Конституционно-демократической партией, а председателем Центрального комитета кадетской партии и был тогда Милюков.

Сведения о вышеназванном разрешении имеются в весьма объемном следственном деле «Ленин»: содержащее 22 пухлых тома, оно было заведено вскоре после июльских событий 1917 года в Петрограде и отражает не только деятельность Ленина и других лидеров большевистской партии в период июльских и других событий в столице, начиная с приезда Ленина в Петроград, но и роль во всем происшедшем представителей государственной власти. ... Да, тогда, в марте 1917-го, П.Н. Милюков, этот удивительно прозорливый политик, пожалуй, единственный раз в жизни оплошал — недооценил своего будущего визави.

Впрочем, Павел Николаевич на этапе Февральской революции 1917 года недооценивал не только одного В.И. Ленина. По словам Э. Пети, представителя французского правительства в России того периода, Милюков даже в середине октября 1917-го — то есть менее чем за две недели до штурма Зимнего — при встрече с Пети выражал убежденность в том, что большевизм не представляет слишком большой угрозы и что в России существуют лишь две партии: «партия порядка» во главе с Корниловым и «партия распада» во главе с Керенским. (Только здесь может возникнуть резонный вопрос: что это была за «партия порядка», если 2 сентября 1917 года Корнилов был арестован и находился в Быхове? — быть может, это была принята за действительное так называемая «Быховская программа» арестованных участников корниловского мятежа, одним из авторов которой был Лавр Георгиевич?)

Но вот что произошло далее. Согласно отечественным энциклопедическим данным, причем постсоветского периода, 1993 и 1996 годов, Милюков «октябрьскую революцию не принял, уехал в Москву, чтобы организовать сопротивление большевикам». (По другой энциклопедической версии: «Октябрьский переворот встретил, естественно, враждебно. Сразу уехал из Петрограда в Москву»). На самом деле был опущен немаловажный нюанс: в Москву Милюков уехал вечером 24 октября (по старому стилю) — иначе говоря, не сразу после переворота, а за сутки до него. Боялся ли он за свою жизнь? В какой-то степени — да. Но не это было главной причиной его отъезда в Москву (Павел Николаевич был не робкого десятка и не раз это доказывал). Очевидно, он понял бесперспективность борьбы с большевиками в Петрограде, — что, кстати, оправдалось: если в «северной столице» большевики взяли власть в считанные часы, причем практически бескровно (к примеру, при штурме Зимнего погибло с обеих сторон всего шесть человек), то в Москве противоборство оказалось довольно жестким: Московский ВРК одержал победу только 13 ноября.

Какую роль сыграл непосредственно Милюков в московских событиях октября-ноября 1917 года — ответить трудно. Автор специально не занимался этим вопросом, а отечественная историография отвечает на него весьма обтекаемо: «Большевистское правительство во главе с Лениным, — читаем мы в монографии «Черчилль и Милюков против Советской России», — справилось и с ожесточенным военным сопротивлением в Москве, и с казачьими войсками генерала Краснова на подступах к Петрограду, и с огромным по масштабу чиновничьим саботажем, руководимым кадетской партией». О роли Милюкова — ни слова. Тем не менее, он, как председатель кадетского ЦК, не мог оставаться в стороне от московских событий. Вот почему 13 ноября следственная комиссия военного отдела Исполкома Петросовета обратилась в ВРК с просьбой выдать ордер на его арест. Но вот незадача: 14 ноября П.Н. Милюкова избирают депутатом Учредительного собрания — причем от Петрограда. Решение о его аресте в этой ситуации могло иметь далеко идущие политические последствия, ибо Учредительное собрание потенциально являлось высшим органом государственной власти (отсюда исходил принцип личной неприкосновенности его членов). И тогда данный вопрос ставится на повестку дня одного из ближайших заседаний СНК, 16 ноября: «11. О предложении ареста Милюкова. 11. [Решение] Не арестовывать».

Чуть позже, 28 ноября 1917 года, был утвержден написанный В.И. Лениным Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции, объявивший кадетскую партию, как партию котрреволюционного мятежа, партией «врагов народа». Эта формула, заимствованная из арсенала Великой французской революции и печально знаменитая впоследствии, в 1930-х годах, была впервые применена к кадетам! «Члены руководящих учреждений партии кадетов, как партии врагов народа, — говорилось в данном декрете, — подлежат аресту и преданию суду революционного трибунала. На местные Советы возлагается обязательство особого надзора за партией кадетов ввиду ее связи с корниловско-калединской гражданской войной против революции».

В тот же день, 28 ноября, были арестованы руководящие деятели кадетского ЦК, в том числе и избранные, как П.Н. Милюков, в Учредительное собрание: Шингарёв, Кокошкин, Долгоруков, Степанов.

... Однако П.Н. Милюкова среди них не было.

При обсуждении декрета на XII пленуме ВЦИК второго созыва в ночь на 8 декабря 1917 года декрет был «продавлен» большевистской фракцией ВЦИК во главе с В.И. Лениным: 150 членов ВЦИК проголосовали за то, чтобы считать кадетов врагами народа (против было 98).

Кадетская партия была объявлена вне закона. Но опять Павла Николаевича Милюкова обходят молчанием ... (Правда, скорее всего потому, что в декабре 1917-го он уже был на Дону, где положение Добровольческой армии генерала Алексеева было довольно прочным).

Вероятнее всего, это и была «дань вежливости» Ленина Милюкову.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), Москва. Ф. 1826. Оп. 1. Дд. 3, 4. 7, 8, 9, 12-а, 12-б; Ф. 130. Оп. 1. Д. 20. Л.4.

2. Политические деятели России 1917: Биографический словарь. М., 1993.

3. Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века.: Энциклопедия. М., 1996.

4. Великая Октябрьская социалистическая революция: Энциклопедия. М., 1977.

5. Думова Н.Г., Трухановский В.Г. Черчилль и Милюков против Советской России. М.,

1989.


ОГОРОДНИКОВ Владимир Петрович,
доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Петербургского государственного университета путей сообщения

В.И. ЛЕНИН — ЕДИНСТВО ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТИКИ

Система сил, определяющих развитие общества, как показал Владимир Ильич Ленин, может быть раскрыта только на основании диалектического и исторического материализма, определивших как всеобщие законы развития проявляют себя в развитии общества. Ленин последовательно и неотступно применял философию марксизма к исследованию конкретных ситуаций политической борьбы и получал при этом блестящие результаты, успешно внедряемые им самим в революционную практику. С другой стороны, Ленин использовал эту практику для значительного уточнения и развития основных постулатов философии марксизма.

Таким образом, философия, политическая теория и революционная практика рассматривались и использовались Ильичем как неразрывное целое, единая система, деформация отдельных элементов которой неминуемо приводит к ее разрушению.

Аргументы для подтверждения этого тезиса находятся буквально в каждой работе Владимира Ильича — большой и малой, теоретической и сугубо практической. Попытаемся рассмотреть, как В.И. Ленин связывает философию и политику в самых известных своих работах.

Уже в первом крупном труде «Развитие капитализма в России» (1899 г.) Ленин не только демонстрирует свое блестящее владение марксисткой теорией, но и развивает последнюю, применив ее к исследованию экономики и социально-классовой структуры России последней трети XIX века.

Рассматривая мелкое товарное производство, существовавшее в России в виде различных промыслов, как исходную стадию, Ленин на большом статистическом материале показал, что капитализм стал «... основным фоном хозяйственной жизни России»1. Особенность её экономики составляло существование всех трёх стадий развития капитализма в промышленности. Ленин своим исследованием ещё раз подтвердил, что в России происходил процесс капиталистического развития, тенденции которого совпадали с общими тенденциями развития капитализма, раскрытыми Марксом. Это было решающим в опровержении народнической доктрины.

В борьбе за создание партии нового типа выдающееся значение имела ленинская работа «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» (1902 г.). Именно здесь Ленин впервые остро поставил вопрос о единстве теории и практики в революционной борьбе, подразумевая под теорией философию марксизма в единстве диалектического и исторического материализма: «Без революционной теории не может быть и революционного движения, ... Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией»2.

Рассмотрев с позиций диалектического и исторического материализма проблему соотношения стихийности и сознательности в революционном процессе, Ленин показал, что «экономисты» (С.Н. Прокопович, Е.Д. Кускова) являют собой вариант оппортунизма Эдуарда Бернштейна. Преклоняясь перед стихийностью в рабочем движении, выдвигая на первое место экономическую форму классовой борьбы пролетариата и трактуя политическую борьбу по-реформистски, «экономисты» всячески принижали роль социалистического сознания, руководящую роль партии в рабочем движении.

В.И. Ленин убедительно доказал, что в области теории бернштейнианство во всех его формах явилось попыткой идейно разоружить пролетариат, подменить диалектический материализм идеализмом неокантианского толка, экономическое учение К. Маркса — вульгарной апологетикой капитализма, догмами, заимствованными у либеральных экономистов, революционный социализм — «теорией» медленного врастания капитализма в социалистическое общество.

В качестве главной задачи рабочего движения бернштейнианство выдвигало осуществление мелких реформ, а в качестве основного средства борьбы — парламентскую деятельность. По словам В.И. Ленина, Бернштейном и его последователями «отрицалась возможность научно обосновать социализм и доказать, с точки зрения материалистического понимания истории, его необходимость и неизбежность; отрицался факт растущей нищеты, пролетаризации и обострения капиталистических противоречий; объявлялось несостоятельным самое понятие о “конечной цели” и безусловно отвергалась идея диктатуры пролетариата; отрицалась принципиальная противоположность либерализма и социализма; отрицалась теория классовой борьбы, неприложимая будто бы к строго демократическому обществу, управляемому согласно воле большинства, и т.д.»3

Насколько прав был Ленин в такой оценке показала дальнейшая история - бернштейнианство вылилось в соглашательство и приспособление к буржуазной политике, к принятию от буржуазии подачек в виде министерских постов, «тёпленьких местечек» и тому подобное. Сегодняшний день российской политики ярко демонстрирует актуальность ленинского анализа.

Наиболее полно связь философии и политики продемонстрирована В.И. Лениным в его фундаментальном труде «Материализм и эмпириокритицизм» (1909 г.). Вспомним, что политическая обстановка России того периода характеризуется разгулом реакции после поражения первой русской революции 1905-1907 гг. В этой ситуации работа Владимира Ильича над философской книгой казалась многим участникам революционной борьбы не только несвоевременной, но и неуместной. Даже ближайшие сподвижники Ленина, не понимая связи «абстрактных», как им представлялось, философских споров с животрепещущими проблемами политической жизни, резко отрицательно отнеслись к его философским дискуссиям — как устным, так и письменным, видели в этом чуть ли не отход Владимира Ильича от революционной борьбы. «Когда начался спор Ильича с Богдановым по поводу эмпириомонизма, — вспоминал старый большевик, известный историк, академик АН СССР М.Н.Покровский, - мы руками разводили. Момент критический, революция идет на убыль. Стоит вопрос о какой-то крутой перемене тактики, а в это время Ильич погрузился в Национальную библиотеку, сидит там целыми днями и в результате пишет философскую книгу»4.

Действительно, в «Материализме и эмпириокритицизме» нет ни слова о конкретных проблемах революционной борьбы. Однако Ленин видел величайшую опасность в смене материалистического мировоззрения на идеализм. Это означало потерю методологического основания стратегии и тактики революции. Сегодня некоторые коммунисты также считают, что в культивируемом сверху религиозном, субъективно-идеалистическом, мистическом, откровенно обскурантистском мировоззрении нет ничего опасного. Мало того, предполагается, что все эти формы мракобесия можно использовать в пропаганде некоторых коммунистических идей и идеалов. Именно в подобных проявлениях субъективного идеализма в революционном движении и видел сто лет тому назад основную опасность В.И. Ленин. Русские махисты А. Луначарский и А. Богданов на основании поддерживаемого ими субъективного идеализма выдвинули теорию «богостроительства», полагая, что марксистское учение будет легче усваиваться массами через религиозную форму. При этом религия объявлялась неким нравственным и эстетическим идеалом, способным стать организующей силой социализма.

Значительная часть русских махистов, во главе с А. Богдановым, отстаивала в дальнейшем, в период Великой Октябрьской революции, оппортунистические, соглашательские в отношении старого режима позиции, подтверждая тем самым связь идеализма с оппортунизмом.

Ленин убедительно показал, что идеалистическое мировоззрение всегда является основой не только ухода от революции — оппортунизма, но и методологией всякой апологетики буржуазного строя. Знакомство с сегодняшними объективно и субъективно идеалистическими концепциями развития общества представляет яркие аргументы в пользу этого ленинского положения.

«Материализм и эмпириокритицизм» представляет собой развитие и углубление философии марксизма во всех ее элементах.

Особенный вклад внес В.И. Ленин в развитие фундаментальных положений исторического материализма:

1) разоблачил реакционную сущность биологических теорий общества и показал, что претенциозно-пустой энергетической и биологической словесностью махисты хотели затушевать непримиримость классовых противоречий в капиталистическом обществе и доказать, что это общество придёт к полному миру и благополучию в силу якобы присущей людям «психологической тенденции к устойчивости»;

2) показал нелепость «теории» Богданова о тождестве общественного бытия и общественного сознания, подверг резкой критике Суворова, который назвал классовую борьбу явлением отрицательным, противообщественным, подчеркнул, что в философии марксизма, «вылитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи»5;

3) блестяще продемонстрировал прямую связь философского мировоззрения с классовыми интересами — партийность философии, доказав, что «новейшая философия, так же партийна, как и две тысячи лет тому назад. Борющимися партиями по сути дела... являются материализм и идеализм»6, показав, что марксистская философия является боевой наукой о революционном преобразовании общества, она выражает коренные интересы рабочего класса.

Развивая учение о партийности философии, Владимир Ильич убедительно и ярко показал, что борьба основных направлений в философии, в конечном счете, отражает борьбу классов, составляющих действительную материальную основу столкновения всех противоположных сил и тенденций в области политики и идеологии. Эта мысль получила веское подтверждение и в идеологической борьбе наших дней. Захлестнувшая страну мутная волна мировоззренческого “плюрализма” обернулась на деле соскальзыванием миллионов людей на идеалистические мировоззренческие установки: от ренессанса религиозного сознания до примитивного, прямо-таки пещерного суеверия.

В чем же тут проявляются классовые интересы? Секрет в том, что идеализм во всех своих вариантах выступает в качестве апологии правящего, эксплуатирующего класса. Так, объективный идеализм, постулируя генетическую первичность по отношению к объективному миру некоторого идеального начала (бога, мировой воли, мирового проекта, абсолютной идеи и тому подобного), снимает тем самым ответственность за свои деяния и поступки как с отдельных людей, так и с их достаточно больших групп.

Развал государства, его разворовывание, беспрецедентное обнищание граждан, физическое вымирание и нравственную деградацию нации выгодно списать на неисповедимые пути Господни, действие безличной мировой воли, осуществление проекта Абсолютной идеи. Либо (с позиций субъективного идеализма) на недомыслие, нерадивость, нечестность отдельных лиц, которых можно в связи с этим отправить на почетный отдых, выдвинув из того же класса новых руководителей, не успевших лично себя скомпрометировать, но готовых проводить ту же политику защиты экономических интересов своего класса.

Ленин отметил характернейшую черту буржуазной философии — склонность представлять себя как «свободную», «беспартийную» науку.

«Беспартийность философии, — писал он по этому поводу, — есть только презренно-прикрытое лакейство перед идеализмом и фидеизмом». В справедливости этих слов мы убеждаемся сегодня, знакомясь с мировоззренческими перлами «свободной демократической прессы», сплошь состоящими из слегка подновленных, «онаученных» средневековых мистических воззрений.

Борьба материализма и идеализма как борьба двух непримиримых партий в философии, отражающая борьбу противоположных по своим интересам и социальным целям классов, продолжается. Идеализм сегодня оброс большим количеством новых «измов»: постпозитивизм, неореализм, неотомизм, неофрейдизм, критический реализм, постструктурализм, персонализм, постмодернизм, эпистемологический анархизм, интуитивизм и интуиционализм — всего, пожалуй, не перечислить.

Однако научные принципы критики всех этих школ и школок идеализма, разоблачения их общей философской и классовой сущности, разработанные В. И. Лениным при анализе давно ушедшего с научной арены эмпириокритицизма, сохраняют свою актуальность, являются сильнейшим оружием в борьбе с буржуазной философией, во всей современной идеологической борьбе.

Эти принципы могут с успехом быть применены и в критике современных фальсификаций марксистской философии.

А как актуально звучат сегодня слова Ленина о том, что «...“беспристрастной” социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе... Ожидать беспристрастной науки в обществе наемного рабства — такая же глупенькая наивность, как ожидать беспристрастия фабрикантов в вопросе о том, не следует ли увеличить плату рабочим, уменьшив прибыль капитала»7.

Дальнейшее развитии Лениным марксисткой философии в ее приложении к практике революционной борьбы осуществляется в его знаменитых «Философских тетрадях», представляющих глубинный философский анализ фундаментальных произведений Гегеля, Маркса, Фейербаха, Дицгена, Плеханова и других авторов.

Ленин проводит здесь идею воинствующего материализма, разоблачая суеверие и мистику, свойственные идеализму, критикуя Гегеля за фальсификацию им истории философии. Он формулирует принципы диалектико-материалистической критики идеализма, отмечая недостатки критики и оценки Плехановым и некоторыми другими марксистами кантианства, махизма и т.д. «Марксисты критиковали (в начале XX века) кантианцев и юмистов более по-фейербаховски (и по-бюхнеровски), чем по-гегелевски»8. Конспектируя «Святое семейство» Маркса и Энгельса, Ленин прослеживает процесс перехода их на позиции научного социализма и выделяет главные моменты этого процесса: 1) подход «к идее общественных отношений производства»; 2) критика филантропических теорий социализма и осознание революционной роли пролетариата; 3) анализ того направления французского материализма, которое подводит к социализму.

В полной мере использовал В.И. Ленин отстаиваемый им принцип связи философии и политики в работе «Государство и революция» (1917 г.), являющейся, по существу, перспективным планом построения социалистического государства.

Ленин обосновывает необходимость диктатуры пролетариата на весь исторический период перехода от капитализма к социализму: «Марксист лишь тот, — подчёркивает Ленин, — кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма»9.

Дальнейшее развитие Лениным марксистской теории государства заключается в анализе классовой сущности современного буржуазного государства, в раскрытии путей и средств завоевания диктатуры пролетариата, создания и упрочения пролетарского государства, в определении его целей и задач, в обосновании руководящей и направляющей роли Коммунистической партии в социалистическом строительстве, в разъяснении предпосылок отмирания государства. Ленин отмечает, что в условиях государственно-монополистического капитализма происходит «...необыкновенное усиление “государственной машины”, неслыханный рост ее чиновничьего и военного аппарата...»10 (Нетрудно заметить как это актуально! В.О.). Он развеивает мелкобуржуазные иллюзии о возможности постепенного преобразования капиталистического общества в социалистическое без революции. Создание государства социалистического типа Ленин неразрывно связывает с завоеванием пролетарской демократии, обеспечивающей привлечение самых широких масс трудящихся во главе с рабочим классом к управлению государством. Обобщая опыт революционной борьбы российского пролетариата, Ленин раскрывает классовую сущность Советов, которые в ходе социалистической революции превращаются в органы государственной власти.

В другой своей программной работе, статье «О значении воинствующего материализма» (1922 г.), Ленин, используя выражение И. Дицгена, показывает, что «профессора философии в современном обществе представляют из себя в большинстве случаев на деле не что иное, как «дипломированных лакеев поповщины»11.

Далее Владимир Ильич раскрывает определяющую роль диалектического материализма в интерпретации открытий современного естествознания и в борьбе против буржуазного мировоззрения: «..Мы должны понять, что без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом, естественник должен быть  диалектическим материалистом»12.

И тут же Ленин блестяще демонстрирует применение диалектического материализма в развенчании буржуазной демократии:«... Так называемая «современная демократия»... представляет из себя не что иное, как свободу проповедовать то, что буржуазии выгодно проповедовать, а выгодно ей проповедовать самые реакционные идеи, религию, мракобесие, защиту эксплуататоров и т.п.»13. Сказанное в полной мере, без всяких уточнений определяет сущность «демократии» в современной России.

Примечания:

1 В.И.Ленин Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1, с. 105

2 Там же, т. 6, с. 24, 25.

3 Там же, с. 7.

4 Под знаменем марксизма, 1924, №2, с. 69.

5 Ленин В.И.Полн. собр. соч., т.18, с.346

6 Там же, с. 380

7 Там же, т.23, с.40

8 Там же, т.29, с. 161.

9 Там же, т. 33, с. 34.

10 Там же, с. 33.

11 Там же, т. 45, с. 24.

12 Там же, т. 45, с. 30.

13 Там же, т. 45, с. 28.


ПОПОВ Михаил Васильевич,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, действительный член Петровской академии наук и искусств

АКТУАЛЬНОСТЬ ЛЕНИНСКОЙ ИДЕИ ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА

Идея диктатуры пролетариата, как известно, — главная в марксизме. Сам Маркс отмечал, что учение о классах разработали еще французские буржуазные историки, а то, что он сделал в науке, сводится к тому, что вся человеческая история после первобытного коммунизма есть история борьбы классов, что эта борьба классов неизбежно ведет к диктатуре пролетариата и что сама эта диктатура есть переход к обществу без классов — к коммунизму.

В.И. Ленин в «Синей тетради» — подготовительных материалах к написанной в Разливе книге «Государство и революция» — и в самой этой книге убедительно показывает, что К.Маркс и Ф. Энгельс настаивали на том, что между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит так называемый переходный период и что государство этого переходного периода не может быть ничем иным, как диктатурой пролетариата.

В то же время оставался не раскрытым вопрос о государственности первой фазы коммунизма, то есть социализма. Этот вопрос прояснил В.И. Ленин в «Государстве и революции» и особенно в статье «Великий почин». В ней говорится: «Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что: только определенный класс, именно городские и вообще фабричнозаводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов.

А что это значит «уничтожение классов»?...

Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это — дело очень долгое» (В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 14-15).

Следовательно, период полного уничтожения классов охватывает не только переходный от капитализма к коммунизму период, но и всю первую фазу коммунизма — социализм, и государство при социализме является по своей сущности государством диктатуры пролетариата. Диктатура пролетариата — это орудие, средство, которое используют рабочий класс и руководимые им другие слои трудящихся в борьбе за то, чтобы обеспечить перерастание социализма в полный коммунизм, и это сама эта борьба, поддержанная силой государственной власти. В книге «Детская болезнь левизны в коммунизме» В.И.Ленин подчеркивал: «Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества» (В.И. Ленин. Полн.собр.соч., т. 41, стр.27).

На ХХ и ХХ11 съездах КПСС руководство партии отказалось от главного в марксизме — от диктатуры пролетариата. В Программе КПСС, принятой на ХХ11 съезде КПСС, было записано, что диктатура пролетариата с построением социализма якобы выполнила свои задачи, исчерпала себя. Это отступничество от марксизма-ленинизма, то есть ренегатство, закрепилось в нелепом тезисе об общенародном государстве, а отказ от борьбы за развитие социализма в полный коммунизм позднее нашел свое развернутое воплощение в ревизионистской концепции развитого социализма. Эта идейная демобилизация перешла в практическую плоскость, предопределив разрушение социализма в СССР и распад нашего великого государства. История подтвердила, что без диктатуры пролетариата невозможно не только построение социализма, но и перерастание социализма в полный коммунизм. И этот вывод имеет интернациональное значение. Руководить процессом полного уничтожения классов может только тот класс, который в этом наиболее полно и последовательно заинтересован.


РИВКИН Борис Еремеевич,
директор музея «Сестрорецкий курорт»

ЕМЕЛЬЯНОВЫ В РАЗЛИВЕ

Сестрорецк — это уникальный, удивительный населенный пункт. Образован Петром как рабочее поселение Сестрорецкого оружейного завода, поэтому с тех времен население имеет почти поголовную грамотность.

Деятельность социал-демократической партии с 1905 по 1917 год в Сестрорецке не замирала никогда. И наших рабочих называли ленинской гвардией. Сестроретчане принимали активное участие в деятельности боевой технической группы ЦК на Карельском перешейке. Это участие было обусловлено особенностями нашего Сестрорецка — наши заводчане могли свободно переходить через границу и на заводе работала тьма «финляндских уроженцев». Этим обстоятельством активно пользовались большевики.

В Сестрорецке с первого дня Февральской революции была создана Сестрорецкая большевистская республика. Наши рабочие взяли сразу же власть в свои руки. Членом фабрично-заводского комитета стал Николай Александрович Емельянов. Потом партия прислала своих активистов: Творогов, Худяк, Бушуев, Зов, Восков Семен Петрович и Шотман. Восков был избран председателем фабрично-заводского комитета и именно этот комитет и организовывал летом 1917 года подполье В.И. Ленина.

В то время еще никто не мог и представить себе всей величины Ленина как теоретика, ученого, практика и великого революционера.

Проезд Ленина в апреле 1917 года по финской территории до ст. Белоостров организовывал начальник штаба Корпуса русской армии в Финляндии подполковник Свешников. В Белоострове Ленина встречали наши сестроретчане — 400 вооруженных бойцов Красной Гвардии. Потом его передали петроградцам. Именно поэтому охранка тогда не смогла арестовать Ленина.

Поэтому и летом 17-го было принято решение укрыть Ленина в Сестрорецке. Когда в Белоостров прибыла карательная экспедиция во главе со штабс-капитаном Гвоздевым и два дня ждала подкрепления, то Емельянов спрятал Ленина и Зиновьева за Разливом.


РУБИКС Альфред Петрович,
председатель Социалистической партии Латвии

ЛЕНИН И ЛАТЫШСКИЕ СТРЕЛКИ

Латышские стрелковые части как национальное вооружённое формирование были созданы в царской армии России в 1915 году по инициативе национальной буржуазии Латвии с целью защиты своих классовых интересов. По социальному составу полки латышских стрелков были пролетарскими: 80 процентов составляли рабочие, батраки, безземельные крестьяне, 90 процентов составляли латыши.

В 1917 году перед и во время февральской революции в России часть латышских стрелков поддержали ленинский курс на вооружённое восстание. О революционном потенциале трудового народа Латвии говорит то, что в сентябре 1905 года в статье «От обороны к нападению» В.И. Ленин назвал их «героями революционного рижского отряда», «застрельщиками народной революционной армии», которые могут служить примером «для социал-демократических рабочих во всей России».

За установление Советской власти выступали широкие массы трудящихся Латвии, солдаты Северного фронта, который размещался на территории Латвии. Этот фронт во взаимодействии с Балтийским флотом приобрёл особо важное значение, так как прикрывал подступы к Петрограду. Солдатские массы Северного фронта и особенно наиболее крупной 12-й армии, в составе которой находились латышские стрелковые полки (8 действующих и один запасной), стали решающей силой революции. Соратник В.И. Ленина П.И. Стучка отмечал, что «латышский стрелок — это вооружённый рабочий».

12-17 мая 1917 года в Риге состоялся II съезд латышских стрелков, который принял резолюцию, осуждающую политику буржуазного Временного правительства и выдвинул ленинский лозунг: «Вся власть Советам!» Резолюция 17 мая означала решительный переход латышских стрелков под знамя пролетарской революции. С этого дня появились Красные латышские стрелки.

Самую лучшую оценку роли и значения революционных стрелков в тот период дал В.И. Ленин, высказав своё мнение о них как о «борцах пролетарской революции, защитниках её победы».

В революционном вооружённом восстании В.И. Ленин полагался и на латышских красных стрелков.

Осенью 1917 года созрели все условия для победы социалистической революции и 25 октября (7 ноября) 1917 года социалистическая революция победила.

Являясь надёжной опорой Советского правительства, красные латышские стрелки участвовали в политических и экономических мероприятиях Советской власти, выполняли сложные боевые задачи. 25 ноября 1917 года в Петроград прибыл 6-й полк, а 26 ноября — Сводная рота красных латышских стрелков. Их посты были выставлены во многих местах. Стрелкам Сводной роты была поручена внутренняя и внешняя охрана Смольного, Советского правительства, кабинета В.И. Ленина.

К середине 1918 года свыше 9 тысяч латышских стрелков принимали участие в вооружённой борьбе с контрреволюцией вне территории Латвии. Они внесли свой вклад в борьбу революционных сил за упрочение Советской власти в Петрограде, участвовали в разгроме контрреволюционных мятежей в Белоруссии и на Дону.

Направив основной удар на Петроград, немецкая армия 18 февраля 1918 года перешла в наступление по всему фронту. 20 февраля В.И. Ленин выступил с речью о войне и мире на собрании латышских стрелков в Смольном, в которой выразил твёрдую уверенность в победе Советской власти и в том, что «германский империализм будет вынужден отказаться от всех своих завоеваний». После захвата немцами Пскова и Торошино из Петрограда на помощь Красной армии подоспели значительные силы красноармейцев и части 6-го латышского полка. Начальником Гдовско-Торошинского укреплённого района, по поручению В.И. Ленина, был назначен славный сын латышского народа Ян Фабрициус.

Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено.

Батальон стрелков латышей-коммунистов прибыл из Петрограда в Москву после переезда туда Советского правительства 12 марта 1918 года. С прибытием пятисот латышских стрелков был сформирован ещё один полк — 9-й. Он нёс в 1918 году охрану Кремля и выполнял различные боевые задачи. В составе Красной Армии были созданы Советские латышские стрелковые полки. Приказом по Красной Армии от 13 апреля 1918 года было произведено объединение всех латышских полковых частей в Латышскую Советскую стрелковую дивизию.

Впереди было ещё много сражений за установление Советской власти в Латвии.

В.И. Ленин постоянно следил за боевыми действиями красных латышских стрелков, нередко упоминал их в своих работах и выступлениях, давал указания об их использовании при защите революционных преобразований и защите Советской власти. Заслуги красных латышских стрелков в победе Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года в России велики.

В советское время, когда в Латвии была Советская власть и она находилась в составе СССР, в Риге был сооружён и в 1970 году открыт Мемориальный музей-памятник Красным латышским стрелкам, а годом позже — в 1971 году был открыт памятник красным латышским стрелкам, исполненный из красного гранита. Весь этот ансамбль был филиалом Музея революции Латвийской ССР. После выхода Латвии из состава СССР экспозиции музея были разграблены, уничтожены и частично переданы на хранение в другие музеи, а вместо Музея красным латышским стрелкам в 1993 году был открыт Музей оккупации. О нём в «Энциклопедии независимой Латвии» сказано, что в нём «.экспонируются материалы о первой советской оккупации 1940-41 годов и второй советской оккупации 1944-1991 годов». Музей оккупации включён в программу обязательного посещения всеми официальными иностранными делегациями.

О латышских красных стрелках официальная пропаганда и историки Латвии вспоминают редко или вообще не говорят, обзывая их «войсками большевиков», «подручными большевиков» и т.п.

В печально известной книге историков независимой Латвии, изданной в 2005 году «История Латвии. ХХ век» красные латышские стрелки вообще не упоминаются.

В учебнике истории для средней школы (2000 г.) говорится только о создании латышских стрелковых батальонов 1 августа 1915 года, но нет ни одного слова о латышских красных стрелках. О латышских стрелках вообще там сказано, что «... в начале 1918 года ... большая часть латышских стрелков в результате большевистской агитации покинули родину и выполняли различные боевые задания в России, как «наёмники» большевиков».

От подобных оценок роль латышских красных стрелков как защитников революции, как людей, ставших на защиту более прогрессивного общественного строя, лишь возрастает и увеличивается.

Что же касается подобных «историков», то их заключения далеки от научных, проникнуты духом реванша и неспособностью взвешенно, исторически объективно и диалектически оценивать историю. Один из них, некий Хенрик Стродс недавно «доизыскался» до того, что «нужно пересмотреть решения Нюрнбергского трибунала, в которых осуждаются только нацистские преступления».

В атмосфере таких идей воспитывается сегодняшняя молодёжь Латвии, не жившая в СССР, не знающая что такое Советская власть, что она дала рабочему человеку.

Довести до сознания молодёжи правдивую историю, знания, которые накопило человечество за годы борьбы с античеловеческими идеями и теориями - в этом наша задача, задача подобных сегодняшней конференций.


СИДОРОВ Виктор Александрович,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

ЛЕНИН О СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРЕССЫ

Журналистика и СМИ включены в любой тип политического процесса, находятся в любом его характеризующем способе проявления в жизни общества. Следовательно, нужны точные координаты этих общественных феноменов, отчего не обойтись без их дифференциации — что есть журналистика и что есть СМИ. Представление о социальной сущности каждого феномена, его функциональных связях с миром политики позволит достоверно выяснить закономерности включения журналистики и СМИ в политический процесс.

Практика массмедиа обнаруживает определенное доминирование журналистики и СМИ в политическом процессе — даже слово писателя или слово философа приобретает свое сильное звучание, только будучи разнесенным прессой в пространствах общественной мысли. Особенно в периоды общественных брожений, бурной трансформации социума, когда возвращаются из небытия былые представления о якобы имеющейся у СМИ власти.

К примеру, одного автора занимает бесконечно тиражируемая, от постоянного употребления стершаяся и «безнадежно усталая метафора «власть СМИ». Властям хочется иметь СМИрные массмедиа. Для непослушных — СМИрительные одежки. Журналистику обхаживают, презирают, ненавидят. С ней судятся и расправляются. За журналистикой одна только привилегия сохранена: с ней не могут не считаться»1. Фактура верная при идеалистической трактовке. Власти и СМИ, продолжает автор, в равной степени должны (?) стремиться к партнерству. Цель подобного партнерства — формирование общественного мнения2. Другой исследователь полагает, что СМИ — оппоненты власти. Поэтому всегда был и будет конфликт интересов власти и СМИ, с чем нужно смириться и научиться достигать консенсуса3. Однако оппонировать друг другу не означает иметь конфликтующие между собой интересы! Налицо подмена понятий. Конфликт интересов — основание классового анализа прессы; оппонирование власти со стороны прессы — в ведении анализа структурно-функционального, подразумевающего не классовый антагонизм, а взаимодействие всех социальных групп общества на основе культурных стандартов. Так что выбор метода анализа функционирования прессы далеко не всегда может быть нейтральным актом, он во многом отражает позицию исследователя.

Сказанное несет в себе понимание, почему вдруг сегодня привлекают к себе внимание теоретические положения о прессе, высказанные теперь уже век назад В. И. Лениным. Речь не о том, что «Ленин предвидел, разглядел, указал» - эти словеса былого псевдонаучного дискурса в аналитике неуместны и не приближают они к искомому — построению социальной теории журналистики третьего тысячелетия. Сегодня не оценки важны, актуальна примененная 100 лет назад методология. И в этом ее исторические уроки.

1. Свои идеи В. И. Ленин высказывает конкретно, а не в расчете на все времена. И о газете — революционно-демократической — тоже конкретно, для текущего момента, когда решительно противопоставил ее военным действиям в любой их форме: «должна быть постановка общерусской политической газеты»4. Следовательно, и сама газета увязана со своим временем не менее, чем экстремальные формы политической борьбы. Вчера — газета, сегодня — телевидение, Интернет, а завтра?..

2. Сто лет назад были сформулированы представления о норме взаимодействия двух типов журналистов с аудиторией: у одного — глубина для дальнейших размышлений читателя; у другого — убежденность в его недоразвитости5. И сегодня водораздел все тот же, хотя и более маскируемый.

3. Век назад среди закономерностей воздействия журналистики на социальную реальность, естественно, во фразеологии эпохи, очерчивался путь от работы газетчика к работе профессионального революционера6. Сегодня говорится об эффективности журналистской деятельности, изменяющей политическое сознание и поведение людей.

4. Среди теоретических опор понимания функционирования современных массмедиа важнейшее место должен занять выведенный в начале прошлого века закон деятельности политической прессы в классовом обществе: «политическая газета есть одно из основных условий для участия любого класса современного общества в политической жизни страны вообще, а в частности и для участия в избирательной кампании»7. Пониманию справедливости сказанного по инерции еще сопротивляются теоретики, однако политическая практика с неизбежностью приводит научную мысль к уже испытанным положениям.

Примечания:

1 Прозоров В. В. Власть современной журналистики, или СМИ наяву. Саратов, 2004. С. 8-9.

2 Там же. С. 27.

3 Власть и пресса - оппоненты или союзники? // Парламентская газета. 2002. № 233.

4 Ленин В. И. С чего начать? // Полн. собр. соч. Т. 5. С. 9.

5 Ленин В. И. О журнале «Свобода» // Полн. собр. соч. Т. 5. С. 358.

6 Ленин В. И. Что делать? // Полн. собр. соч. Т. 6. С. 171.

7 Ленин В. И. Итоги полугодовой работы // Полн. собр. соч. Т. 21. С. 434.


ТЮЛЬКИН Виктор Аркадьевич,
депутат Государственной Думы Российской Федерации четвертого созыва

ЛЕНИН КАК ПОЛИТИК

Масштаб политика обычно определяется размером его воздействия на ход событий.

С этой точки зрения нет нужды доказывать, что В.И. Ленин — фигура всемирно-исторического масштаба, поскольку повлиял и влияет сегодня на судьбы народов всего мира. Мы остановимся лишь на некоторых ленинских подходах, звучащих особенно актуально для наших российских условий пока еще легальной оппозиционной работы.

1. Ленин исходил из того, что настоящая политика начинается там, где идет влияние на миллионные массы (особенно для России). С одним авангардом победить нельзя.

2. Для того, чтобы эти массы привести в движение, нужна организация авангарда — понимающего меньшинства, способная перевернуть мир — партия нового типа, организация революционеров.

3. Эта организация руководствуется научной теорией, исходя из объективного положения вещей, а не просто из благих пожеланий. Учение Маркса всесильно, потому что оно верно.

4. Политика — дело сугубо классовое. «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» (т.23, стр.46). Ленин — выразитель интересов пролетариата всегда, везде, последовательно, полно, бескомпромиссно.

5. Организация пролетариата в класс для себя, развитие его борьбы во всех формах вплоть до революции и гражданской войны — ленинская стратегия победы. Практический политический опыт масс необходим. В любом случае крупная стачка важнее парламентской деятельности всегда. Слиться с повседневной жизнью трудящихся масс — задача партии рабочего класса. Первая программа РСДРП — это в том числе программа очень понятных, подробных экономических требований.

6. В парламентской борьбе участвовать необходимо, но она носит подчинённое значение. Готовых рецептов нет. Парламентский кретинизм — типичная болезнь старых партий. Дело не только в парламентаризме, а и в негодной практике и в негодных вождях.

7. Главная опасность — оппортунизм, в том числе в международном масштабе. Буржуазия всегда будет поддерживать ту оппортунистическую партию, которая по названию, фразеологии, форме наиболее похожа на революционную партию. Всегда посылала и будет посылать провокаторов в рабочие партии.

8. Отношение к классовой войне как к настоящей войне, где бывают и поражения и отступления. Даже если ход борьбы отбросит нас на какое-то время назад к буржуазному парламентаризму, ...мы не откажемся от него, но в любом случае мы будем вести борьбу ... за Советскую республику.

9. Полнейшая самоотдача. «Бывают моменты в истории, когда гибель любого количества вождей лучше, чем деморализация соглашательством».

10. Знать, что строить. Если нашли форму организации, рожденную борьбой, не потерять. Тезисы Советской власти. Международное значение Советов в узком смысле слова (Ленин В.И., Полн. собр. соч., т.41, стр.75).

11. Понимание того, что с революционным переворотом борьба не кончается. Диктатура пролетариата — это в том числе борьба против сил и традиций старого общества, против страшной силы привычки десятков миллионов.

12. Принципиальная политика — самая лучшая политика. Коммунисты должны знать, что будущее во всяком случае принадлежит им.


УСЫСКИН Григорий Самойлович,
доктор исторических наук

СЮДА НЕ ЗАРАСТЕТ НАРОДНАЯ ТРОПА

Впервые я попал сюда более 40 лет назад со школьниками и краеведами. В то время здесь ещё работал экскурсоводом брат Емельянова, который рассказал нам много интересного.

Более 25 лет я работал заведующим отделом туризма и краеведения в Ленинградском Дворце пионеров и мы решили разработать туристические маршруты в музейный комплекс в Разливе, обжить это место. В первый поход прошли отсюда прямо до Ленинграда, до Комендантского аэродрома. Ходили отсюда до Дибунов и обратно в Разлив по маршруту, которым Ленин с товарищами ушел из Разлива. Сюда приходили десятки, сотни групп. Была даже тропа от Дибунов для слепых туристов, они тоже хотели побывать на этом историческом месте.

Я написал две книги: «Здесь жил Ильич» и «Былое для грядущего» — о памятных ленинских местах. Во второй книге опубликованы фотографии, которые дал архитектор, который строил комплекс в Разливе. Очень сложно было доставить стройматериалы, построить комплекс на болоте. Открытие комплекса состоялось 15 июня 1928 года. Здесь был большой праздник. Приходили рабочие из Сестрорецка и Питера. Ленинградцы от Тарховки шли пешком демонстрацией.

Очень хорошо, что все здесь сохранено. Надеюсь, что и в будущем это место будет таким же замечательным, каким оно было, когда его открыли в 1928 году.


ХАННУ ХАРЬЮ,
Генеральный секретарь Коммунистической Рабочей Партии Финляндии

ИДЕИ ЛЕНИНА И НАША ЭПОХА

Уважаемые участники семинара, дорогие товарищи!

Мы хотим приветствовать всех участников семинара в Разливе, которые сегодня считают нужным обсудить творческое наследие Ленина. Мы с чувством глубокого уважения к Ленину хотим высказать: да здравствуют идеи Ленина в нашей эпохе.

Наше время — эпоха перехода от капитализма к социализму, хотя социализм временно сделал шаг назад.

Самые сознательные люди и организации рабочего класса всего мира ведут борьбу против милитаристских сил за экономическую, социальную и культурную справедливость. И народам приходится вести борьбу за свое право на самоопределение против империалистического капитализма. Мы в Финляндии ведем борьбу за отделение Финляндии от Европейского Союза и против присоединения Финляндии к НАТО.

Когда мы сегодня ставим перед собой вопрос: что делать, то с помощью Ленина находим правильные ответы и нужные методы действия, которые помогают нам решать вопросы, связанные с нашей целью — социализмом.

Ленин еще до революции имел весьма близкие связи с финским рабочим движением. Русское революционное рабочее движение во главе с Лениным вело борьбу против царского самодержавия и буржуазии и к этой борьбе присоединилось и финское рабочее движение.

И на основе пролетарского интернационализма мы в день рождения В.И. Ленина 2008 года пожелаем семинару успеха в своей работе, чтобы достигнуть цели.


ЯБРОВА Тамила Иосифовна,
кандидат экономических наук, доцент, главный редактор журнала «Марксизм и современность», Киев, Украина

ИМПЕРИАЛИЗМ УСТУПИТ МЕСТО СОЦИАЛИЗМУ

Я, к сожалению, давно уже не практикую в студенческой среде, потому что у нас на Украине в Киеве уже в 1993 году запретили преподавание политэкономии, ликвидировали кафедру политэкономии. Ученый совет Киевского Политехнического университета, председателем которого был бывший зам. секретаря парткома Киевского Политехнического института, и ректор, который проработал 19 лет, курирующий кафедру общественных наук, выступили с заявлением, что политэкономии как науки нет, это политика, и все мои коллеги, 90 человек с 23 кафедр промолчали, по существу согласившись с этим. И вот, товарищи, все эти годы приходится доказывать, что политэкономия — наука настоящая. Как когда-то говорилось: «А все-таки она вертится». Настоящая марксистская и ленинская наука — марксизм — он всегда современен, и я бы сказала, что то, что сейчас происходит — это воспоминание о будущем, скажем так, потому что социализм, коммунистическая формация, которая придет, пришла, придет во всем мире — это будущее человечества.

Начало мая 2008 года — это 190 лет со дня рождения Карла Маркса, это 160 лет Коммунистическому манифесту, это, действительно, празднование весны человечества.

А теперь по сути. Поскольку я как всегда последняя по алфавиту, поэтому я теперь хочу прорваться в первые ряды выступающих и оттолкнутся от того, с чего начиналось наше первое выступление на конференции. Вот товарищ Волович, мой дорогой коллега, давал характеристику бессмертной работы Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» и очень хорошо остановился на значимости ленинского анализа империализма, говоря об основных признаках империализма. Ленинская работа «Империализм как высшая стадия капитализма» задачей имеет анализ базисных отношений, основных экономических признаков империализма в их развитии. Посмотрите, как провидчески работал Ленин как теоретик, ибо и сегодня все эти черты в полной мере, скажем, с определенной спецификой, дают о себе знать и подтверждаются. Но, вместе с тем, товарищи, не забывайте, что вторая часть этой работы на базе анализа экономического империализма как новейшей стадии капитализма — это анализ и вывод об исторической неизбежности гибели капитализма и необходимости социалистической революции.

Эта работа — вершина экономического анализа Лениным капитализма конца XIX — начала XX века, а ведь фактически Ленин работал по проблемам империализма давно, начиная с работы «Развитие капитализма в России». Пятая глава этой работы чему посвящена? Концентрации, централизации производства в России, где Ленин говорит, что в России много медвежьих углов, но в центрах определенных концентрация производства, а значит база для монополизации, господства монополии, выше даже чем в Германии и США — самых передовых капиталистических странах. А это доказательство того, что Россия была страной империалистической, правда специфического империализма, военно-феодального империализма, где узел противоречий был особенно туго стянут и где вопрос о революционном преобразовании этого загнивающего строя стоял на повестке дня рабочих острее, чем в любой другой стране. И в этом было и продолжение учения Маркса и Энгельса о социалистической революции, и новаторство. Я имею в виду учение Ленина о победе, о возможностях победы социалистического революции первоначально в одной отдельно взятой стране.

Ленин стоял на позициях Маркса в вопросе о мировой социалистической революции. Та часть работы Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», которая посвящена анализу исторического места империализма, ведь она сугубо революционно-политическая, которая особенно ярко демонстрирует величие Ленина как теоретика и одновременно революционного практика, Ленин как ученый и как революционер неразделимы.

У нас сейчас опять много новаторов появилось, которые под видом развития по существу выступают развеивателями марксизма и ленинизма. Ленин доказал, что империализм — это канун социалистических революций. При всех отступлениях, при зигзагах, при спиралях развития, вектор развития один — империализму суждено сойти с исторической арены и уступить место социализму. «Империализм как высшая стадия капитализма» — это гениальный ленинский труд. Это вершина исследования империализма. Вспомним ещё маленькую работу Ленина «О лозунге соединенных штатов Европы». В ней Ленин совершенно по новому, по революционному, но продолжая идеи Маркса, ставит вопрос о социалистической революции в условиях империализма. Вывод такой, что в условиях нового характера действия закона неравномерности развития империализма социалистическая революция может победить первоначально в одной отдельно взятой стране. Ленин продолжает исследование в области империализма. 1916 год — работа «Военная программа пролетарской революции». Вывод Ленина, что в нынешних условиях империализма тенденция неравномерности развития усиливается, революция не может победить одним ударом одновременно во всех странах. Она будет побеждать путем прорыва цепи империализма во все новых и новых звеньях. Вот, товарищи, революционный потенциал, вот вам единство Ленина теоретика и революционного практика.

У Маяковского есть такая фраза: «Я себя под Лениным чищу, чтобы плыть в революцию дальше». И все программы, которые мы будем разрабатывать, и вся наша практическая работа должны идти под этим знаменем.


СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ О ВТОРОЙ ЕЖЕГОДНОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «В.И. ЛЕНИН В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ»

«Минуты века» №13(147), 8 мая 2008 г.

ЛЕНИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В МУЗЕЕ «ШАЛАШ»

Вторая ежегодная конференция «Ленин в современном мире» прошла, как и положено, 22 апреля — при поддержке Комитета по культуре, администрации Курортного района, краеведов. Прошла в ленинском «Шалаше», за которым КГА закрепил землю, но в урезанных границах — так что коттеджи могут подобраться к самому «зелёному кабинету». Однако бывший депутат ЗакСа Ерёменко, ныне работающий советником Тюльпанова, передал всем привет от своего шефа — хотя и заявил, что ленинское марксистско-народническое представление о демократии устарело (за это из публики его назвали «предателем»). Мол, хотел подавлять большинством меньшинство, быстро воспитывать нового человека, заменить парламенты Советами, избираемыми по производственному признаку. Но с классовым пониманием демократии Ерёменко согласился. Как политик, Ленин также использовал такие российские традиции, как идеализация, централизация и персонификация власти.

Выступившие на конференции учёные-марксисты констатировали, что ленинское идейное наследие продолжает оставаться актуальным: монополии, как и сто лет назад, управляют мировой экономикой, своими тарифами тормозя её развитие, в России у олигархов миллиардов в два раза больше, чем в бюджете РФ, страну грабят. Смена форм собственности не дала экономического эффекта в плане НТП и НИОКР. Государство не участвует в развитии сельского хозяйства, но и капитал этого не делает, он предпочитает вывозить нашу продукцию на Запад, а потом ввозить как импортную. Вообще зря ликвидировали кафедры политэкономии, наука эта нужная, причём как политэкономия капитализма, так и политэкономия социализма. Многие ленинцы расходятся со Сталиным в важном пункте: в отличие от Иосифа Виссарионовича они считают, что на товарном производстве и законе стоимости социализм не построишь, нужна политэкономия труда.

Коллега Измозик отметил, что Ленин дал России советскую власть и социализм как новую национальную идею. Являясь одновременно прагматиком и утопистом, дирижируя партией, Ленин учёл и важность национального вопроса (а вот РФ не подписала в прошлом году декларацию о правах коренных народов), и социокультурный раскол страны. Обещание земли и мира — проявление черт мессианства, но именно этот лозунг обеспечил большевикам социальную поддержку масс. Однако Измозик отметил и просчеты Ленина: ставка на мировую революцию (не оправдалась), недооценка серьёзности гражданской войны, неумение справиться с бюрократизмом, непонимание слабости стимулов к труду в условиях госсобственности (соцсоревнование не помогло) и неумения измерять производительность труда. Проживи Ленин дольше — стал бы он советским Дэн Сяопином?

Измозику возражали, упомянув о государстве Советов, формируемых по производственному принципу (существовало до 1936 года), о том, что социалистическая госсобственность не равна госкапитализму и не есть тупиковая ветвь развития. Необходимо также учитывать народные представления о естественной справедливости, которая не исключает неравенства, но связывает его лишь с трудом.

В завершение конференции латышский коммунист-ветеран Рубикс (просидел в латышской тюрьме более 6 лет после запрета Компартии Латвии) вручил другому коммунисту, Тюлькину, и прочим докладчикам (кроме Ерёменко) значки красных латышских стрелков, которые Рубиксу последний красный стрелок передал перед смертью.

Революция продолжается?

В. Свободный

 

«Вести Курортного района» №23, май 2008 г.

МУЗЕЙ «ШАЛАШ В.И.ЛЕНИНА»: НОВЫЙ ВИТОК ИНТЕРЕСА

22 апреля состоялась Вторая международная научно-практическая конференция в обновленном музее «Шалаш В.И.Ленина». Ее название — «Ленин в современном мире»

Комитет по культуре городского правительства прислал приветствие участникам конференции, где, в частности, было сказано: «Интерес к В.И. Ленину как к революционеру, как к мыслителю, как к практику строительства нового государства, как к пионеру реального социального переустройства общества будет всегда и не только среди ученых мужей. Потому что история, если в ней объективно разбираться, дает ответы на многие современные вопросы и оберегает от повторения совершенных, часто трагических промахов и ошибок, за которые приходится расплачиваться миллионами человеческих жизней».

О важности строго научно-исторического подхода говорила и директор музея «Шалаш В.И.Ленина» Елена Гладкова: «История пишется со слов победителей, а проигравшие придумывают еще худшие и фантастические истории. И только честный ученый пытается объективно разобраться в исторических датах и перипетиях».

Начальник отдела культуры Администрации Курортного района Нина Петровна Савватеева в своем приветственном слове просила обратить внимание на выступления двух краеведов Курортного района — доцента педагогического университета им. Герцена Натальи Ивановой и директора музея в «Сестрорецком курорте» Бориса Ривкина.

О том, что интерес к личности Ленина не затихает, говорит очень представительная программа конференции: двадцать докладов ученых, большинство из которых доктора экономических и философских наук. Ее почтили вниманием депутаты Государственной Думы и Законодательного собрания Санкт- Петербурга. Среди международных гостей — Альфред Рубикс — председатель социалистической партии Латвии, Тамила Иосифовна Яброва — главный редактор журнала «Марксизм и современность», выходящего в Киеве, член коммунистической партии Финляндии, зачитавший приветствие от ее лидера Ханну Харью. Когда в Латвии сменился режим, Альфред Рубикс шесть с половиной лет отсидел в тюрьме по политическим убеждениям. Его доклад был о латышских стрелках, участвовавших во взятии Зимнего дворца. Он рассказал, что последний из оставшихся в живых латышский стрелок после выхода из застенков передал ему два десятка памятных знаков, выпущенных в 1967 году к 50-летию передового отряда революции. И эти самые раритеты Альфред Рубикс преподнес каждому из докладчиков.

Все с удовольствием слушали выступление сестроречан. И если личность Натальи Ивановой, очень похожей на своего предка, под именем которого В.И. Ленин скрывался в Разливе, была интересна сама по себе, то доклад Бориса Ривкина прямо-таки всколыхнул публику.

- Плох тот кулик, который не хвалит свое болото, — начал Борис Еремеевич и поделился мало известными широкой публике сведениями. Например, о том, что когда В.И. Ленин возвращался из Финляндии в апреле 1917 года, то царская охранка не могла арестовать его в Белоострове, потому что лидера большевиков вышло встречать «400 штыков» — вооруженных рабочих Сестрорецкого оружейного завода.

Уже вторая по счету конференция в очередной раз показала, что ее тема из разряда политического переросла в научно-исторический и будет волновать общество всегда, пока люди стремятся к социальной справедливости.

Лариса Голубева

 

Подробный отчет о Конференции — на сайте Фонда Рабочей Академии по адресу http://rpw.ru/Lenin/Rysev.html