Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 10631


В последнее время модно "обнаруживать новые документы", "подтверждающие” факт "кровожадности" Ленина. В частности, в журнале "НЛО" от 26.6.99г.(с.5) утверждается, что Ленин на сообщении о том, что в районе Новочеркасска и в городах Шахты и Каменске содержится около миллиона пленных, наложил резолюцию: "Расстрелять всех до одного". и дата: "30 декабря 1919 года". Сразу настораживает ошеломляющая цифра военнопленных в небольшом районе страны, да еще уместившихся в трех небольших городках. Еще более настораживает то, что Ленин требует расстрелять "всех до одного", т.е. без разбора, включая и тех, кто добровольно сдался в плен. Как можно явно или тайно расстрелять такую огромную массу людей, да еще захоронить на небольшом участке земли? Наивно полагать, что Ленин был настолько недальнозорким, что не сообразил, каковы могут быть негативные последствия такой бессмысленной бойни и в плане дальнейшего отношения к Советской власти крестьян, из которых в основном рекрутировались солдаты, и в международном плане: ведь расстрел "просто так" целого миллиона "всех до одного" сдавшихся в плен солдат вопреки международному праву неминуемо привело бы к серьезным международным осложнением, а соответственно и к краху всех попыток, усилий, которые в то время прилагала Советская власть, добиваясь международного признания Советского государства. А утаить от общественности сам факт расстрела миллиона людей, да еще и скрыть вещественные доказательства этого расстрела просто невозможно. И вопрос о таком отношении к пленным, вопреки международному праву могли бы задать Ленину те же самые буржуазные журналисты, с которыми Ленин беседовал в тот период. А ведь достаточно прочитать официальные документы именно этого периода, чтобы убедиться в том, что всё это коренным образом противоречит действительному положению вещей, истинной позиции Ленина.

Здесь же утверждается, что Ленин предписал Дзержинскому: "Необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады". И дата: 1 мая 1919 года". Всякий, кто хоть немного знаком с позицией Ленина (как и марксизма вообще) в отношении к религии и церкви, без какого-либо труда разглядит в этом "документе" обычную фальшивку. И в этом нетрудно убедиться, познакомившись с работами Ленина ("Социализм и религия", "Об отношении рабочей партии к религии", "О значении воинствующего материализма" и т.д.), равно как и с официальными документами этого периода: письмами, распоряжениями, декретами (в частности, см. об этом в сборнике "Отношение Советской власти к религии и церкви").

Отношение Ленина к верующим и церкви проявилось, например, в подписанном им Декрете “Об отделении церкви от государства и школы от церкви” от 23 янв. 1918 года (т.е. уже в самом начале существования Советской власти). Сформулированный самим Лениным 13 пункт этого Декрета гласил: “Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ”. В циркуляре, связанном с вопросом об отделении церкви от государства (обратите внимание: речь все время идет как раз о том периоде, когда Ленин, якобы, предписал Дзержинскому расстреливать всех попов, а церкви превращать в склады) подчеркивается, что необходимо быть крайне корректным по отношению к служителям культа: не привлекать их к трудовой повинности в виде очищения улиц и т.д. Здесь же оговаривается в каких случаях подлежат “закрытию и использованию в других целях… здания, предназначенные в религиозных целях”. В резолюции YIII съезда РКП(б) (1919г.) подчеркивалось: “Необходимо решительно ликвидировать какие бы то ни было попытки борьбы с религиозными предрассудками, мерами административными, вроде закрытия церквей, мечетей, молитвенных домов, костелов и т.д.” (“КПСС в резолюциях и решениях”, т.3, с.84-85).

Для большей убедительности можно привести и парочку конкретных примеров реализации Лениным этих постановлений и декретов. В 1919г. (опять тот же период!) на запрос Бахвалова: как поступить с недостроенным в провинции (в связи с революционными событиями) храмом, Ленин написал ему: “Окончание постройки храма, конечно, разрешается” (ПСС, т.50, с.273). В 1920г. Ленин писал Орджоникидзе: “Еще раз прошу действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам”. (ПСС, т.51, с.175). Точно так же Ленин в своем письме в Петроград писал о недопустимости некорректного отношения к сектантам. В 1921г. в связи с опубликованием в газете по случаю 1-го мая лозунга: ”Разоблачать ложь религии”, Ленин писал: “Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать безусловно всякого оскорбления религии” (ПСС, т.52, с.140).

А что касается репрессий то, как подчеркнул патриарх Тихон (тот самый, который 19 янв. 1918г. предал анафеме Советскую власть, но которого не расстреляли) его преследовали не за религиозную, а исключительно за антисоветскую деятельность. Убедившись, что Советская власть пользуется поддержкой всего народа, Тихон в своем завещании (он умер 7.04.1925г.) призвал верующих к сотрудничеству с Советской властью (см. БЭС, т.25, с.59). При этом на него никто давление в связи с этим не оказывал: умирал он в кругу очень близких ему служителей культа и им передал свое завещание. Разумеется, не обошлось и без необоснованных репрессий по отношению к служителям культа и закрытия церквей, но это уже вопреки позиции Ленина, вопреки марксистскому учению.

А что касается "новых документов", то в прессе уже было наглядное разоблачение подобного рода фальшивок, связанных, в частности, и с вопросом отношения Ленина к церковникам (вопрос изъятия церковных ценностей для спасения голодающих Поволжья). В этом отношении характерно и вскрытие фальсификации "документа", согласно которому Сталин был "тайным агентом царской охранки". На "документе" были и соответствующие печати, и подпись, и прочие "доказательства" истинности "документа". Речь идет о письме высокопоставленного чиновника начальству Туруханского края, в котором этот чиновник пишет, чтобы со Сталиным относились как со своим человеком. Невольно возникает вопрос: если Сталин был агентом царской охранки, то какой смысл отправлять его в ссылку в глушь, не целесообразнее ли было его использовать по назначению в местах революционной активности, причем, в самый опасный для царизма момент? (Сталин находился в ссылке с февр. 1913г. до марта 1917г., то есть до победы февральской буржуазной революции). А о том, что это была простая подделка, свидетельствует тот факт, что то высокопоставленное лицо, которое подписало это "письмо", в это время уже не занимало должность в этом департаменте. Да и обороты речи данного "письма" явно свидетельствуют о том, что оно было написано не до революции, а значительно позднее, когда появилась потребность в "разоблачении". (Кстати, "документы", приводимые журналом "НЛО", изобилуют словами и оборотами, совершенно не свойственными Ленину: "херня", "педераст", "дегенератка", пусть даже со ссылкой двух последних слов на Сталина).

А что касается уличения Ленина в особой жестокости, то достаточно обратить внимание на его рекомендацию относительно проекта постановления, согласно которому контрреволюционная деятельность карается расстрелом. Ленин пишет: "Добавить право замены расстрела высылкой за границу, по решению ВЦИКа (на срок или бессрочно)". (ПСС, т.45, с.189). Более того, выступая против беззакония, с целью предупреждения произвола со стороны должностных лиц, Ленин в своих набросках тезисов постановления о точном соблюдении законов, требует составлять в случае конфликтной ситуации или возникновения трений непременно протокол, копию которого передавить жалующемуся гражданину. "Отказ о выдаче протокола с ясно написанной фамилией должностного лица является тяжким преступлением". (ПСС, т.37, с.129. Документ датируется 2.11.1918г.).

Наконец, вспомним слова М. Горького: “Мне часто приходилось говорить с Лениным о жестокости революционной тактики и быта”. И вместе с тем он писал: “Нередко меня очень удивляла готовность Ленина помочь людям, которых он считал своими врагами, и не только готовность, а и забота о будущем их. Так, например, одному генералу, ученому, химику, угрожала смерть” и Горький стал уверять Ленина, что этот генерал не виноват. Ленин попросил Дзержинского, чтобы тот разобрался в этом вопросе. Через несколько дней Ленин позвонил Горькому в Петроград и сказал ему: “- А генерала вашего – выпустим,- кажется уже и выпустили. Он что хочет делать?” Горький сказал: “- Гомоэмульсию”. “- Да, да – карболку какую-то! Ну вот, пусть варит карболку. Вы скажите мне, чего ему надо… Через несколько дней он снова спрашивает: “- А как – генерал? Устроился?”. (М. Горький “В. И. Ленин”, М., 1980, сс.69,72-73). И еще: “Много писали и говорили о жестокости Ленина. Разумеется, я не могу позволить себе смешную бестактность защиты его от лжи и клеветы. Я знаю, что клевета и ложь – узаконенный метод политики мещан, обычный прием борьбы против врага. Среди великих людей мира сего едва ли найдется хоть один, которого не пытались бы измазать грязью. Это – всем известно”. И Горький приводит слова Ленина: “Мы, в идеале, против всякого насилия над людьми”. (Там же, сс.51-52, 82).

И позиция эта не случайна, она закономерна. Вот почему как Ленин, так и Сталин неоднократно решительно пресекали всякие попытки не в меру ретивых местных органов власти в том числе и коммунистов, "когда они, в погоне за высоким процентом коллективизации, стали применять к середняку насилие, лишая его избирательного права", забывая требование Ленина о том, что "Насилие, по отношению к среднему крестьянству представляет из себя величайший вред. Действовать здесь насилием, значит погубить все дело... Нет ничего, глупее, как самая мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянина", "Ленинизм, - продолжает Сталин, - учит, что убедить крестьян в преимуществах коллективного хозяйства можно лишь в том случае, если будет показано им и доказано на деле, на опыте, что колхоз лучше единоличного хозяйства, что он выгоднее единоличного хозяйства, что колхоз даёт выход крестьянину, бедняку и середняку, из нужды и нищеты... всякая попытка навязать силой колхозное хозяйство, всякая попытка насадить колхозы в порядке принуждения может дать лишь отрицательные результаты, может лишь оттолкнуть крестьян от колхозного движения". (См. Сталин, соч. т. 12, сс.198, 203, 204, 205 и др.).

Поэтому не следует верить утверждению в газете "Совершенно секретно" (1993, №7), согласно которому "У истоков террора стоял Ленин, предлагавший в одном из секретных циркуляров сто тысяч за каждого повешенного кулака, попа и помещика". Кстати, власти предлагают вознаграждение именно за поимку личности тогда, когда сами поймать его не могут. А попов и кулаков не было надобности разыскивать: все они были "на виду". Поэтому арестовать, а за тем повесить их можно было без каких-либо дополнительных затрат на вознаграждение. Столь же невероятно выглядит "лимит на репрессии", согласно которому, скажем в Омской области репрессии подлежит 3000 человек (не больше и не меньше, и независимо от количества антисоветских элементов).

В связи с публикованием в печати секретных документов, в печати появилось даже такое сообщение:
Из комментария редакции "Экономической газеты" № 52 дек. 2001 г.

"Теперь можно сказать, что, пожалуй, поставлен большой-большой крест на самом главном обвинении против Сталина - относительно реп­рессий 1937 года.

Недавно публике были представлены несколько томов секретных донесе­ний агентов ЧК-КГБ о морально-политической обстановке в СССР в 20-30 годы... в донесениях отмечались большие злоупотребления со стороны советских, партийных и хозяйственных органов. Злоупотребления таковы, что директор института-издателя документов А. Сахаров воскликнул: мол, теперь-то я понимаю, почему Сталин столь жёстко действовал в 1937 году, откуда растут ноги пресловутых репрессий. Пресечь, злоупотребления партийной, советской и экономической властей...". В заключение сказано, что "невинных репрессированных"... было не так уж много. На их совести - причинение зла "простым" людям. Скорее всего, в данном случае, как говорят, «палку» перегнули в другую сторону, но, тем не менее…

"Иосиф Сталин повернул историю. Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой, - говорил в памятной парламентской речи один из главных врагов России и Сталина - Уинстон Черчилль, гово­рил с уважением и завистью".

("Экономическая газета? № 52, дек. 2001г.)

"После моей смерти на мою могилу нагромоздят кучу лжи, клеветы и измышлений. Но беспощадный ветер истории непременно раз­веет этот мусор и обнажит правду Иосиф Сталин".

(цит. по "экономич. газете", .№52, дек. 2001).

Модная сейчас патологическая страсть напакостить, изобличая Ленина в разного рода непристойностях, порой просто фантастична. То по телевизору вдруг сообщается, что Ленин не сам писал свои труды: их писал какой-то немец, который по причине конспирации не мог их публиковать, а поэтому он передавал их Ленину, которому оставалось только поставить свою подпись под ними и дело с концом. И так, видимо все более чем пятьдесят томов сочинений. При этом почему-то не сообщается, почему бы этому загадочному немцу не подписать свои труды псевдонимом.

То с самым серьезным видом в газете утверждается, что Ленин был германским (=немецким) шпионом, воскресшая фальшивка сфабрикованная еще начальником контрразведки Временного правительства, над нелепостью которой посмеялся Керенский, а более высокая инстанция контрразведки в лице Батюшкина ее просто отвергла, и не случайно: для немецкого военного командования Ленин не представлял абсолютно никакой ценности как шпион: ведь он не обладал (да и не мог обладать) какими-либо военными или государственными тайнами, секретными сведениями и получить он их никак не мог, не вращаясь в сфере царских генералов или министров, у которых можно было бы выведать эти сведения и передать их германскому командованию.

В газете появилось и сообщение о том, что участие Ленина в коммунистическом субботнике ограничилось тем, что он дернул за веревку, чтобы свалить колокол и после этого сразу ушел. (разумеется, со ссылкой на "свидетеля"). Но художнику, который рисовал картину "Ленин на коммунистическом субботнике" показалось неприличным изобразить Ленина, дергающего за веревку и поэтому он изобразил Ленина, несущего бревно, явно пойдя на искажение истины. Апофеозом гневного "разоблачения" "фальсификации" послужила фраза автора статьи : "Ну скажите: откуда в Москве, да еще в Кремле бревна?! Это явный абсурд!". А ведь "ниспровергатель" явно не в ладах с фактами: ему следовало бы учитывать, что до революции в Московском Кремле находились купеческие торговые ряды, которые зимой необходимо было отапливать, да и после установления Советской власти в Кремле было дровяное отопление, дома, где проживали члены правительства отапливались дровами. Вместе с тем, разоблачитель сознательно или непреднамеренно упустил тот факт, что имеются фотографии на которых изображен Ленин, несущий бревно с курсантами, причем сама поза Ленина явно свидетельствует, что это не просто сфабрикованная фотошутка: присогнутые ноги, сгорбленность и т.д. свидетельствует о том, что так, «в присядку» человек без бревна не ходит. Ведь при этом сразу же вспоминается габровский анекдот:

Путешествующий спрашивает у экскурсовода-габровца; показывая на
скульптурное изображение генерала:
- Почему этот генерал изображен в такой странной позе: он как бы присел?
- Все дело в том, - отвечает экскурсовод, - что первоначально предполагалось
изобразить этого генерала на коне, но из соображения экономии, решили не
субсидировать средства на коня. Из соображений экономии не стали
переделывать и скульптурное изображение всадника.

Таким образом, сопоставляя буржуазную и социалистическую демократии, мы вольно или невольно, но непременно с неизбежностью (если, разумеется, не будем "кривить душой"), прийдем к выводу о том, что социалистическая демократия, в том числе и "советская демократия", несмотря на все ее недостатки и отступления от принципов социализма, безусловно предпочтительнее буржуазной, поскольку она служит интересам подавляющего большинства населения, интересам развития всего общества и направлена против тех, кто препятствует реализации этих интересов.

Источник: "Демократия"