Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5105

После того как я договорился со старыми и новыми знакомыми о нашей деятельности, я через Л. Н. Радченко и Я. М. Ляховского предложил «старикам» встречу для беседы о наших будущих отношениях. Встреча состоялась где-то в районе Александро-Невской части, на квартире инженера-технолога Г. М. Кржижановского. Кроме меня, Ляховского и хозяина, присутствовали инженер В. В. Старков и В. И. Ульянов. Разговор сразу был поведен в тоне взаимного доверия. Я сказал, что за мной и Ляховским стоит большая группа интеллигентных сил, которые вполне пригодны, чтобы самостоятельно поставить социал-демократическую работу среди петербургских рабочих, но что мы — противники кружкового дробления и предпочли бы слить наши силы с силами наиболее зрелой и старой из уже работающих групп...

Летом 1899 года получил я от В. Ильина (Псевдоним Ленина) письмо, в котором он сообщал, что новые, связанные с бернштейнианством тенденции среди практиков партии наконец нашли свое выражение в одном документе, который ему прислали из-за границы и которого копию он мне присылал 2. Документ этот под заголовком «Credo» («Верую») заключал в себе довольно путаное и сбивчивое изложение взгляда автора или авторов на ход развития рабочего движения в разных странах и ряд выводов для России, из которых основным был тот, что, сохраняя самостоятельное движение как класс в сфере борьбы за свои профессиональные интересы, русский пролетариат должен поддерживать ту политическую борьбу с царизмом, которую уже ведет буржуазное общество, и не пытаться создавать собственной политической партии. По словам Ильина, эта запоздалая попытка втиснуть развитие российского пролетариата в те рамки, в которых за 35 лет до того Шульце-Делич хотел удержать германский пролетариат, связывалась с именем «некоего Прокопо-вича», о личности которого Ильин ничего не мог сообщить, кроме того, что он, по слухам, пишет какую-то «ученую книгу». Но он слышал, что Прокопович и его жена пользовались большим влиянием в эмигрантских кругах и что развивавшиеся в «Сгеао» идеи сыграли свою роль в донельзя обострившемся кризисе заграничной организации, побудившем группу «Освобождение труда», которая осталась в меньшинстве, сложить с себя функцию редактирования изданий «Союза русских социал-демократов за границей». Отныне мы знаем, писал Ильин, во имя чего поднята борьба против «стариков» и под каким флагом идет мобилизация «молодых» практиков, группирующихся в России вокруг «Рабочей мысли» и близких ей групп: это антиреволюционное бернштейнианство, в теории капитулирующее перед буржуазной наукой, и постепеновщина в практике, отвергающая образование самостоятельной социал-демократической партии. С этими тенденциями надо повести решительную борьбу, и почин ее взяли на себя мои минусинские друзья. На собрании 17 ссыльных они выработали нечто вроде манифеста к социалистам, содержавшего обстоятельную критику центральных идей «Credo» и противопоставлявшего им в отчетливой форме основные тезисы революционного марксизма относительно конечных и ближайших задач рабочей партии в России. Предлагая «объявить войну всему кругу идей, нашедшему свое выражение в этом документе», минусинские товарищи предлагали всем марксистским группам выявить свое отношение к поднятым ими вопросам. В своем письме Ильин писал о том, что, отправляя протест за границу, он делает попытку теснее связаться с заграничными «стариками». Мы сейчас же принялись за обсуждение полученных документов и в свою очередь от имени нашей маленькой колонии приняли резолюцию о присоединении к минусинскому протесту и стали снимать копии с него для рассылки по колониям, с которыми у нас была связь. Вскоре получили мы копию протеста, принятого парой десятков ссыльных в г. Орлове Вятской губернии, где находились А. Н. Потресов, В. И. Гуревич, В. Боровский, К. И. Захарова, В. Г. и Е. П. Громан и другие товарищи. Орловский протест с не меньшей, чем минусинский, непримиримостью отвергал бернштейнианство и сделанные из него для России автором «Сгеао» выводы и призывал товарищей к сплочению во имя охраны теоретических ценностей и революционных традиций русского марксизма.

Это взаимное «перекликанье» различных мест ссылки, в которых тогда находились сотни борцов, собиравшихся вернуться к активной работе, сыграло большую роль в ускорении процесса мобилизации социал-демократических сил, со всей силой развернувшегося в ближайшие годы и позволившего создать впоследствии «искровскую» организацию. Резкое выступление В. Ильина и его «колонии», в следующем году только опубликованное Г. В. Плехановым в его книжке «Вадемекум для редакции «Рабочего дела», способствовало уяснению рядовыми работниками тех кардинальных проблем движения, смутное предчувствие которых вызывало в течение предыдущих двух лет разноголосицу и путаницу воззрений как среди «отдыхавших» в ссылке, так и среди занятых активной работой социал-демократов...

Появление «Credo» оживило мою переписку с В. И. Ульяновым и А. Н. Потресовым. Все мы в январе следующего года кончили ссылку, и вопрос о борьбе с новыми тенденциями и о нашей работе в условиях воцарившихся в партии разброда и развала очень нас заботил. Живя за 6000 верст от России, я мог только терпеливо выжидать момента, когда с меня спадут путы полицейского надзора. Мои друзья находились в более выгодных условиях и могли, сговариваясь с единомышленниками, подготовлять кое-что практически. В конце последнего года ссылки я получил поэтому от В. И. Ульянова письмо, в котором он мне глухо предлагал «заключить тройственный союз», в который входил бы, кроме нас двух, еще А. Н. Потресов, для борьбы с ревизионизмом и «экономизмом». Этот союз прежде всего должен соединить свои силы с группой «Освобождение труда». Сквозь строки письма я угадывал какое-то налаживающееся предприятие журнального характера. Я ответил, конечно, полным согласием, предлагая товарищам располагать моими силами и обещая, не медля ни одного дня, отправиться по окончании ссылки туда, куда это будет нужно.

Мартов Л. Записки социал-демократа. М., 1924. С. 263—264, 407—409, 411

 

МАРТОВ Л. (ЦЕДЕРБАУМ) ЮЛИЙ ОСИПОВИЧ (1873—1923) — один из лидеров меньшевизма. В социал-демократическом движении принимал участие с 90-х годов. В 1895 г. участвовал в организации петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В 1896 г. арестован и сослан в Туруханск на 3 года. После ссылки в 1900 г. принимал участие в подготовке издания «Искры», входил в состав ее редакции. На II съезде РСДРП стал во главе «меньшинства» и с тех пор — один из руководителей центральных учреждений меньшевиков и редактор меньшевистских изданий. В годы редакции и нового революционного подъема был ликвидатором, редактировал «Голос социал-демократа», участвовал в антипартийной «августовской» конференции (1912 г.). В период первой мировой войны занимал центристскую позицию. После Октябрьской социалистической революции выступал против Советской власти. В 1920 г. эмигрировал в Германию, издавал в Берлине меньшевистский «Социалистический вестник».