Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6279

Год с небольшим хозяйничали колчаковцы в Челябинске, но какие страшные следы оставили они после себя. Отступая под натиском Красной Армии, эти «спасители России» нанесли огромный ущерб железным дорогам. На второй версте от станции бесформенной грудой валялись «мертвые» паровозы, остовы сожженных вагонов. Колчаковцы рассчитывали надолго вывести из строя Челябинский железнодорожный узел.

Но враг просчитался. На востоке от станции еще гремела канонада, а Военно-революционный комитет уже взялся за восстановление железнодорожного узла. В цехи паровозного и вагонного депо пришли рабочие. Но чтобы производить ремонт, требовались материалы, детали, оборудование, инструмент, а всего этого не было. Тогда паровозники депо высказались за то, чтобы на первых порах собирать из двух негодных локомотивов один годный. Городская партийная организация поддержала усилия железнодорожников. Из предприятий города для паровозного депо выделили два станка. Рабочие принесли из дому собственные инструменты, и в цехах депо закипела работа.

Постепенно один за другим стали подыматься с «кладбища» паровозы. Все больше поездов начало проходить через Челябинск, но обстановка, положение в стране требовали от железнодорожников новых героических усилий.

В. И. Ленин, обеспокоенный состоянием транспорта, выступая на конференции железнодорожников Московского узла 5 февраля 1920 года, сказал, что «сейчас железнодорожный транспорт висит на волоске». Он указал, что «необходимы героические усилия рабочих масс, чтобы поддержать транспорт и облегчить борьбу с голодом и холодом»

Железнодорожники Урала приняли близко к сердцу ленинские слова, призывавшие к решительному наступлению на транспортную разруху. К этому времени на предприятиях и узлах широкое распространение получили коммунистические субботники.

Большой трудовой праздник состоялся у рабочих Челябинского депо 4 апреля 1920 года. У сверкающего свежей краской паровоза собрались на митинг железнодорожники. Я работал тогда слесарем депо, и по моему предложению этот по тем временам мощный локомотив был поднят с «паровозного кладбища» и отремонтирован во внеурочное время. Более ста рабочих под руководством партийной ячейки трудились над его восстановлением.

И вот паровоз «ожил», загудело пламя в топке. Локомотив вышел из депо.  Железнодорожники  назвали  его «Коммунар».

«Вперед без страха и сомнения, «Коммунар»!» — призывала надпись на паровозе. Рабочий-художник изобразил герб Советской республики, нарисовал на тендере картину, любовно выписал революционные лозунги.

В связи с тем что приближалось пятидесятилетие Владимира Ильича Ленина, челябинские железнодорожники решили отправить возрожденный их руками локомотив в подарок дорогому Ильичу.

В местной газете «Советская правда» сообщалось: «Общее собрание служащих, мастеровых и рабочих станции Челябинск, на котором присутствовало свыше двух тысяч человек, постановило: принимая во внимание острый недостаток Центра в перевозках, мы, рабочие станции Челябинск, желая оказать помощь нашим товарищам, шлем в ознаменование пятидесятилетия великого и дорогого вождя пролетариата тов. Ленина созданный своим коммунистическим упорным трудом паровоз «Коммунар».

В.   И.   Ленину   была   послана   приветственная телеграмма.

Железнодорожники Южного Урала знали, что в Петрограде и Москве рабочие получают очень маленький паек хлеба. И вот паровозники Златоуста проявили замечательную инициативу, хотя им самим жилось несытно. Получив 200 пудов хлеба за сверхурочный ремонт нескольких паровозов, они решили отправить заработанный хлеб населению Москвы и Петрограда. Их примеру последовали другие предприятия. И когда, сопровождая паровоз «Коммунар», в Москву отправилась делегация железнодорожников Челябинска, она повезла с собой целый маршрут хлеба — подарок от трудящихся города и деревни. Я был членом этой делегации. В начале мая 1920 года маршрутный поезд отправился в дальний путь.

Медленно продвигались поезда в то время: станции были забиты эшелонами, а главное — не хватало топлива. Нашей делегации пришлось преодолеть немало препятствий. В Уфе, например, нам сообщили, что нет угля. Тогда комиссар поезда, взяв с собой двух делегатов, пошел на топливный склад, где удалось наскрести немного угля. Когда во время различных затруднений делегаты рассказывали железнодорожникам, что они везут подарок Ленину, рядовые работники станции делали все от них зависящее, чтобы быстрее отправить поезд.

Членам делегации челябинских железнодорожников приходилось не только спорить с начальниками станций, самим таскать в тендер ведрами уголь и воду, но днем и ночью бдительно охранять хлебный состав.

Благодаря усилиям делегации и паровозной бригады поезд шел по тем временам довольно быстро.

Через четверо суток маршрут из Челябинска прибыл на Казанский вокзал столицы. Видимо, Владимиру Ильичу сообщили о прибытии нашего маршрута, потому что на другой день нас пригласили в Кремль. От рабочих депо поехало двое — я и слесарь Гундарев.

Принял нас управляющий делами Совета Народных Комиссаров Бонч-Бруевич. После беседы он созвонился с Лениным, и мы пошли к нему !. Владимир Ильич поблагодарил за подарок — паровоз и привезенный для трудящихся хлеб. Затем Ленин спросил, как долго  мы добирались до Москвы.

—    Четверо суток,— ответили мы.

—    Только четверо суток? — переспросил Владимир Ильич, и в его вопросе послышались нотки удивления и глубокой заинтересованности. Он тотчас же повернулся к присутствовавшему на приеме Бонч-Бруевичу:

—    Владимир Дмитриевич, вы слышите? С Урала до Москвы можно, оказывается, привести маршрут за четверо суток. А меня наши товарищи из Наркомпути убеждают, что на это требуется не менее десяти-одиннадцати дней. Запишите, Владимир Дмитриевич: поставить на коллегии вопрос о скоростном продвижении маршрутов с хлебом. Надо, чтобы все поезда с хлебом продвигались возможно быстрее...

—    Расскажите, как вам удалось так быстро доехать,— снова обратился к нам Ленин.

—    Всяко приходилось, Владимир Ильич,— ответили мы и рассказали о своих дорожных приключениях.

Внимательно выслушав и еще раз поблагодарив делегацию за подарок, Ленин извинился, что, к сожалению, не может продолжать беседу, так как ему нужно ехать на митинг.

Уходя, он попросил Бонч-Бруевича позаботиться об уральцах. Наша делегация пробыла в Москве два дня. Перед отъездом нам вручили скромные подарки и письмо управляющего делами Совнаркома Бонч-Бруевича, адресованное «товарищам Муранову и Гундареву, прибывшим с поездом хлеба из Челябинска». В письме удостоверялось, что «поезд с хлебом с громадным паровозом «Коммунар» прибыл в Москву своевременно в полной исправности». Далее говорилось о горячей благодарности, которую В. И. Ленин передал через нас всем товарищам сибирякам за присланный хлеб.

Вернувшись домой, мы рассказали, как нас принимал Владимир Ильич. Это сообщение вызвало новую волну трудового энтузиазма среди железнодорожников. К середине 1920 года половина разрушенного локомотивного парка депо уже была поставлена на колеса.

Из нашей по тем временам быстрой поездки Владимир Ильич сделал вывод о возможности ускорить доставку жизненно необходимых грузов. Как мы узнали, вскоре Советом Народных Комиссаров были приняты практические меры по более быстрому продвижению поездов с хлебом и топливом.

 

1 Встреча В. И. Ленина с дебатами от рабочих Челябинского паровозного депо состоялась 12 мая 1920 г. Ред.

 

 

Встречи с Лениным: Воспоминания железнодорожников М., 1962. С. 197 -200