Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6801

С В. И. Лениным я познакомился в конце 1912 года, когда вместе с другими большевиками — депутатами IV Государственной думы участвовал в совещании ЦК партии с партийными работниками в Кракове (совещание, как известно, было из конспиративных соображений названо «Февральским»). Председателем совещания был избран В. И. Ленин.

Мы, рабочие депутаты, были поражены скромностью и простотой Владимира Ильича, на квартире которого работало совещание и где мы также обедали (готовила Н. К. Крупская, помогали ей женщины — участницы совещания). Изумило нас и то, как хорошо знал В. И. Ленин, хотя он долго находился в эмиграции, настроения рабочих России, как внимательно вникал во все вопросы, имеющие отношение к рабочему движению, как глубоко он обобщал отдельные явления, приучая к этому и нас, революционеров-практиков.

Вот характерный пример. После совещания Владимир Ильич беседовал с депутатами Думы, с каждым в отдельности, расспрашивая о работе в их избирательных округах. Беседуя со мной, он интересовался состоянием рабочего движения на юге в 1912 году по сравнению с 1897—1900 годами, когда в Екатеринославе работал Бабушкин. Я отвечал, что тогда сознательные рабочие на заводах насчитывались единицами, а теперь на каждом заводе десятки, а бывает, и сотни сознательных рабочих.

— А как,— спросил Владимир Ильич,— относятся рабочие теперь, после полосы реакции, к требованию демократической республики? Наверно, робеют, побаиваются, ежатся?

Я был изумлен: откуда Ленин знал об этих явлениях? Я подтвердил то, что сказал мне Владимир Ильич. Действительно, когда я на нескольких рабочих собраниях делал доклады, то при словах «надо бороться за демократическую республику» рабочие как-то робели. Ленин объяснил, что это результат годов реакции и репрессий, результат разлагающей работы меньшевиков, которые прививали рабочим боязнь, робость.

Далее я информировал В. И. Ленина о распространении «Правды». Владимир Ильич спросил: а что, если при газете «Правда» выпускать вкладные листки под названием «Донецкий шахтер», «Уральский рабочий»?

Руководя работой большевистской партии, В. И. Ленин в эти годы с предельной ясностью предвидел надвигавшуюся первую мировую войну и прозорливо предсказал неизбежность пролетарской революции. Подтверждением этого могут служить следующие события.

Дело было в мае — июне 1914 года. В Петербург приехал тогда председатель II Интернационала Вандервельде. Прикрываясь разговорами о необходимости установления единства рабочего класса, он хотел «устранить» раскол между большевиками и меньшевиками, подчинить меньшевикам революционное рабочее движение в России.

Легальным центром большевистской партии была тогда наряду с «Правдой» большевистская фракция IV Государственной думы. Наряду с «шестеркой» большевистских депутатов, избранных от рабочей курии, в Думе было семь депутатов-меньшевиков, прошедших голосами мелкобуржуазных избирателей. Вандервельде заявил, что в его задачу входит изучить, за какой фракцией идет большинство российского пролетариата. На самом деле он намеревался объединить рабочих депутатов-большевиков с депутатами-меньшевиками и в случае возникновения империалистической войны добиться, чтобы объединенная социал-демократическая фракция голосовала в Думе за поддержку империалистической войны, за военные кредиты.

В. И. Ленин предвидел этот политический ход лидеров II Интернационала. Находясь за границей, он руководил деятельностью большевистской фракции IV Государственной думы. Узнав о приезде Вандервельде в Петербург, В. И. Ленин предложил нам, большевикам-депутатам, принять Вандервельде и показать ему, за кем идет рабочий класс в столице и во всей России. Мне было поручено пригласить Вандервельде в редакцию газеты «Правда». Здесь перед председателем II Интернационала прежде всего выступили депутаты-большевики. Они нарисовали правдивую картину состояния рабочего движения в России. В помещение «Правды» приходили председатели и секретари правлений профессиональных союзов и знакомили Вандервельде с состоянием дел в профсоюзах, с их численностью, средствами и т. д. Представители профсоюзов говорили, что массы рабочих и сами профсоюзы стоят на позиции «Правды», т. е. большевиков.

На объединенном заседании большевиков и меньшевиков — депутатов Государственной думы мы высказались за осуществление единства рабочего движения на основе принципов, излагаемых «Правдой». Мы указали на то, что принципиальные разногласия с меньшевиками исключают возможность объединения с ними. После этого заседания Вандервельде побывал в правлениях некоторых профсоюзов. Под влиянием фактов он вынужден был признать, что преобладающее влияние в рабочем движении России было у большевиков. Вандервельде уехал ни с чем.

То, что рабочие массы шли за большевиками, показывает такой факт, как выборы делегатов на конгресс II Интернационала, собрать который предполагалось в Вене. Подавляющее большинство мандатов на конгресс получили «правдисты». Меньшевикам-плехановцам не достался ни один мандат. Они просили у нас, большевиков, хотя бы один мандат для Плеханова. Мы ответили: дадим мандат, если Плеханов будет защищать платформу нашей партии. Вскоре Петербургский комитет и депутаты-большевики поручили мне направиться за границу к Ленину для разрешения ряда важных вопросов партийной работы, в частности для информации его о пребывании Вандервельде в Петербурге. Я повез Ленину материалы о позиции профсоюзов и других массовых организаций рабочих. В. И. Ленин жил тогда в Поронине, где снимал небольшую квартирку в крестьянском домике. На веранде этого домика происходили все наши совещания.

Я сообщил Ленину, как мы встретили Вандервельде. Владимир Ильич одобрил все, что нами было проделано в связи с приездом Вандервельде, и заметил, что я прибыл весьма кстати. Дело в том, что в это время происходило Брюссельское совещание, созванное Бюро II Интернационала, на котором обсуждался вопрос об объединении большевиков с меньшевиками. Меньшевики распространяли слухи, будто и Ленин находился в Брюсселе, но не хотел являться на совещание.

На Брюссельском совещании, происходившем 16—18 июля (новый стиль) 1914 года, были представлены: ЦК РСДРП (большевики), Организационный комитет (меньшевики), плехановская группа «Единство» и другие. От ЦК большевистской партии на совещании были М. Ф. Владимирский, Инесса Арманд и И. Ф. Попов. Лидеры II Интернационала отнеслись к нашим товарищам крайне неблагожелательно, и наша делегация сообщала Ленину о сложившейся для нее неблагоприятной обстановке.

Под видом «примирения» большевиков с ликвидаторами и установления «мира» в партии лидеры II Интернационала требовали от большевиков прекращения критики соглашательской политики ликвидаторов и объединения с ними. Большевики не шли на уступки меньшевикам и отклоняли попытки оппортунистов II Интернационала вмешиваться во внутреннюю жизнь партии. Ленин из Поронина руководил работой большевистской делегации. Он написал доклад

ЦК РСДРП, который был оглашен на совещании Инессой Арманд (на французском языке), а также инструктивные указания для представителей ЦК на совещании.

Заслушав мою информацию, Владимир Ильич предложил послать все материалы и газеты, привезенные мною из Петербурга, в помощь нашей делегации в Брюсселе. Так и было сделано. За подписью Ленина и моей была послана телеграмма Международному социалистическому бюро, в которой сообщалось, что почтой им отправляются материалы, связанные с поездкой Вандервельде в Петербург. Копия этой телеграммы была послана нашей делегации. Наши материалы произвели на совещании большое впечатление и сослужили большую службу в деле разоблачения измышлений меньшевиков.

В связи с Брюссельским совещанием Владимир Ильич дал оценку тогдашним событиям, политике лидеров II Интернационала, стремившихся принять решение об объединении большевиков с меньшевиками и этим парализовать влияние большевиков в рабочем движении. В. И. Ленин отмечал, что еще много придется поработать, пока положение в международном рабочем движении изменится и во главе социалистического Интернационала встанут люди, преданные рабочему классу и пролетарской революции. Ленин был глубоко убежден в победе русской и всемирной революции.

В это время в России уже вспыхивали зарницы революции. Волна рабочих забастовок прокатилась по всей России. Мощные стачки происходили в Донбассе. В Петербурге забастовочное движение переросло в открытые столкновения с полицией и казаками. На Выборгской стороне появились баррикады. Волны революции все сильнее подмывали основы царского режима. Высказывая мысль о близкой победе революции, В. И. Ленин предложил мне быстрее закончить работу за границей и возвратиться в Россию, ибо, как говорил Владимир Ильич, депутат-большевик должен быть на своем посту. Нагрузившись нелегальной литературой, я выехал из Поронина в Россию и, приехав в Петербург, еще застал баррикады на Выборгской стороне.

После Октябрьской революции, когда В. И. Ленин стал главой Советского правительства и его имя стало известно миллионам трудящихся во всем мире, он продолжал оставаться скромным, чутким товарищем, с величайшим вниманием относившимся к мнениям других работников. Выработав принципы коллективности руководства партией, Ленин сам следовал им.

Вот яркий пример, рисующий облик В. И. Ленина. 5 апреля 1920 года делегаты IX съезда партии чествовали В. И. Ленина в связи с приближавшимся пятидесятилетием со дня его рождения. После выступления двух ораторов Владимир Ильич сказал, что этого вполне достаточно, и предложил поговорить о насущных вопросах партии и советского строительства. Однако делегаты съезда не согласились с этим: они хотели выразить свои чувства, свою горячую любовь к В. И. Ленину. Тогда Владимир Ильич ушел. Это было чрезвычайно характерно для него: он не терпел хвалебных речей по своему адресу. Подошла моя очередь председательствовать на заседании. Мне сказали, что Владимир Ильич вызывает меня к телефону. Он спросил, что происходит на съезде. Я ответил: «Продолжаются выступления о пятидесятилетии Владимира Ильича Ленина». Владимир Ильич настойчиво потребовал от меня, как председателя, прекратить эти выступления. Но сделать это было невозможно.

Владимир Ильич учил нас, коммунистов, скромности, учил тому, что на первом месте должны быть интересы партии и рабочего класса, которым мы служим.

Воспоминания о В. И. Ленине. М., 1954. С. 93 — 98

ПЕТРОВСКИЙ ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ (1878—1958) — член партии с 1897 г., большевик. Участник революции 1905—1907 гг. Депутат IV Государственной думы от рабочих Екатеринославской губернии, входил в большевистскую фракцию Думы. В ноябре 1914 г. был арестован вместе с другими депутатами-большевиками и сослан в 1915 г. на поселение в Туруханский край. Будучи в ссылке, продолжал революционную работу. После Октябрьской социалистической революции — на ответственной партийной и государственной работе: нарком внутренних дел РСФСР, в 1919—1938 гг.— председатель ВУЦИК.