Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 7520

П. Е. Дыбенко ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О РЕВОЛЮЦИИ

(весна 1917)

Возвращаясь с Лодейного Поля и проезжая через Петроград, мимоходом заглянул во дворец Кшесинской. Интересно ведь было побывать в апартаментах бывшей любовницы царя, ныне занятых большевиками, наводившими панику на весь Петроград. Кроме того, хотелось, откровенно говоря, повидать и самого Ленина. Уж очень много о нем рассказывали, да и сам я был его поклонником, только не видел его никогда. Когда проезжал он через Финляндию, посылали караул встретить его, но самому так и не пришлось видеть его.

Наружный вид дворца великолепен, манит уставшего путника. Скромно захожу в дом. Должен сознаться, вид дома внутри несколько разочаровал меня: в здании, как видно, только еще несколько дней назад революция произошла, и мебель будто от волнения вся стоит не на своих местах. У нас во флоте уже давно все приведено в порядок, кроме того, мы ведь долго учились, как соблюдать чистоту да порядок. Недаром наш флот считался первым по комфорту и порядку. Разумеется, тут другое: приехали люди из-за границы, усталые, а тут революция, работы сверх головы. Известно, где там до порядка.

Пробираюсь из комнаты в комнату, спрашиваю: можно ли Ленина видеть?

«А вы кто такой?»

«Я председатель Центробалта». В то время уже ходило поветрие: коль не скажешь чина или не покажешь партийного билета, ни за что не пропустят.

Стою, расспрашиваю. Из соседней комнаты выходит человек средних лет, среднего роста, с улыбкой на лице; внимательные с усмешкой глаза.

«Это Ленин».

Подхожу к нему.

«Разрешите получить от вас кое-какие указания и информацию для нашей работы, а то много ходит слухов о готовящемся вооруженном выступлении». Говорю, кто я. Деловито, коротко обмениваемся парой фраз. От Ленина узнал, что никакого выступления не готовится, предполагается демонстрация. «Уж тут следите сами,— сказал Ленин.— Но, смотрите, не набедокурьте, а то я слышал, что вы там с правительством не ладите. Как бы чего не вышло...»

«Ничего, Владимир Ильич, это наговоры, мы люди скромные и вперед батьки в пекло не полезем».

Покидаю дворец Кшесинской, захватив литературы; спешу опять в свой Центробалт.

Приезжаю в Гельсингфорс; только здесь себя чувствуешь как дома. Приехав, сразу за повседневную работу. Пришлось некоторые маленькие недоразумения ликвидировать: комитет и матросы на «Петропавловске» недовольны командиром. Просят утвердить в должности командира корабля капитана первого ранга Зарубаева.

Утвердили Зарубаева и впоследствии даже в бригадные выдвинули его. Казалось, все гладко и спокойно. Даже ревельцы, враждовавшие с «республиканцами» и изорвавшие в Ревеле во время демонстрации наши знамена, сами- прибыли в Гельсингфорс, устроили митинг и дали клятву впредь поддерживать друг друга... С командующим Вердеревским хоть и не совсем, но все же взаимоотношения относительно налаживаются, работать можно. Были случаи, что становился он на дыбы, но тут мы окольным путем обойдем его, и опять все гладко.

Среди знойного лета стали собираться грозные тучи. Тревожное, настороженное настроение нарастало, особенно после известия о готовящемся новом июльском наступлении.

В эти дни Сенатская площадь служила ареной борьбы партий; шла все усиливающаяся борьба с наступательной  политикой Керенского. Борьба завершилась вынесением резолюции недоверия коалиционному правительству и полного непризнания комиссаров последнего. Флот готов был выступить с оружием в руках на защиту своих требований, но ждал указаний и призыва из Петрограда.

Дыбенко П. Е. Мятежники. М., 1923. С. 55—57

 

ДЫБЕНКО ПАВЕЛ ЕФИМОВИЧ (1889—1938) — военный и государственный деятель. Член партии с 1912 г. В революционном движении с 1907 г. Во время первой мировой войны в 1915 г. арестован за организацию антивоенного вооруженного выступления матросов корабля «Император Павел I», отправлен на фронт. После Февральской революции 1917 г.— член Гельсингфорсского Совета, в котором создал большевистскую фракцию. С апреля 1917 г.— председатель Центробалта. В июльские дни арестован и заключен в петроградскую тюрьму «Кресты». Во время Октябрьской революции член Петроградского ВРК. На II съезде Советов утвержден членом комитета по военным и морским делам. Руководил боями в районе Красного Села и Гатчины против контрреволюционных войск Керенского — Краснова. В 1918 г.— нарком по морским делам. Участник гражданской войны. В дальнейшем — на военной и государственной работе. Необоснованно репрессирован. Реабилитирован посмертно и восстановлен в партии.