Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5442

П. Н. Солонко ДВЕ ВСТРЕЧИ С В. И. ЛЕНИНЫМ

Накануне Февральской революции я служил в железнодорожном батальоне 5-й армии Северного фронта, располагавшемся близ г. Режица Витебской губернии (ныне г. Резекне Латвийской ССР). После Февральских событий солдаты избрали меня председателем ротного, затем батальонного комитета, а вскоре я стал председателем Режицкого уездного Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Режица была крупным железнодорожным узлом на подступах к Петрограду. Поэтому в Октябрьские дни 1917 года перед Режицким Советом встала задача — не пропускать контррево-

люционные силы, стягивавшиеся Временным правительством к революционному Петрограду. Нам удалось задержать несколько эшелонов с казачьими отрядами и два эшелона с броневыми автомобилями.

В качестве делегата от Режицкого Совета мне довелось участвовать в работе II Всероссийского съезда Советов. На съезде я впервые увидел В. И. Ленина, слушал его доклады о мире и о земле \ В ночь на 26 октября по решению съезда я был направлен в Гатчину для проведения агитационной работы в казачьих частях, остававшихся верными Временному правительству.

После этого я получил новое назначение — выехать в Витебск в качестве эмиссара Петроградского Военно-революционного комитета.

Выполнив задание, в начале ноября я возвратился в Петроград. В Смольном я встретился с В. Д. Бонч-Бруевичем и Н. П. Горбуновым, которые сообщили В. И. Ленину о приезде представителя Северного фронта. Спустя несколько минут после этого В. И. Ленин принял меня в своем кабинете. Разговор шел о том, как я стал председателем Режицкого Совета, о переходе большинства Совета на сторону большевиков накануне вооруженного восстания в Петрограде, о проводимой Советом борьбе с меньшевиками и эсерами, о захвате крестьянами помещичьих земель в уезде при содействии Совета, о задержании броневиков и казачьих частей в Режице. В. И. Ленин интересовался настроением в войсках Северного фронта, работой среди солдат. Я рассказал ему о своих выступлениях на солдатских митингах.

Готовясь к встрече с В. И. Лениным, я написал себе памятку-вопросник на четвертушке листа. Во время беседы В. И. Ленин взял из моих рук эту записку и внимательно прочитал ее. Потом второй раз стал читать. На него, по-видимому, произвело впечатление краткое и четкое содержание записки, то, как поставлены в ней вопросы.

—   Товарищ Солонко,— сказал он,— в Режице председателем уездного Совета работает юрист. Повезло Режицкому Совету!

И продолжал:

—   Освободитесь от этой работы, товарищ Солонко: в председатели уездных Советов мы будем давать юристов не скоро. Ведь и в центре еще не так уж много образованных работников. Не скоро! — закончил он, как бы подчеркивая значение последних слов.

Действительно, тогда было мало людей, имевших подготовку для работы в государственном аппарате, преданных революции. Но все же слова В. И. Ленина меня озадачили. Как он мог узнать, что я юрист? Об этом я ему не говорил. Видимо, он определил это по моей записке. В. И. Ленин быстро набросал на листке бумаги несколько слов, которые я потом перечитал десятки раз и даже снял копию, прежде чем передать листок по назначению. В записке, адресованной Петроградскому Военно-революционному комитету, содержалась просьба В. И. Ленина предоставить мне работу, наиболее соответствующую моей специальности и практическому опыту.

В заключение беседы В. И. Ленин попросил меня зайти в редакцию «Правды» и передать М. И. Ульяновой содержание нашего разговора для опубликования в газете информации о положении на Северном фронте. Это указание В. И. Ленина я выполнил.

Явившись в Петроградский ВРК, я передал записку Владимира Ильича М. И. Лацису. Мне было предложено принять один из департаментов бывшего министерства внутренних дел и организовать на его базе Народный комиссариат социального призрения. От нового назначения я сразу не отказался, но у меня было право выбора. Следовало правильно оценить свои силы. Решаю выбрать такую работу, чтобы справиться с ней наверняка. Выявилась необходимость назначения комиссара в Витебскую губернию. В случае назначения комиссаром я мог бы использовать имевшийся у меня опыт работы председателем уездного Совета. Об этом я сказал М. И. Лацису и был направлен комиссаром Советского правительства в Витебскую губернию. В этой должности я пробыл до конца 1917 года.

*     *   *

Вновь мне посчастливилось встретиться с В. И. Лениным в 1920 году. Злободневными тогда были уже другие вопросы. Поскольку об этой встрече сохранились документальные данные, то воспользуюсь ими для подкрепления памяти.

В то время я был уполномоченным 14-й армии Южного фронта по железнодорожному транспорту и членом комиссии по разгрузке Брянского железнодорожного узла. Зная об огромном внимании В. И. Ленина к вопросам скорейшей ликвидации царившего в стране топливного кризиса, я, приехав в январе 1920 года по делам в Москву, направил на имя В. И. Ленина следующий документ:

«В Совет Рабоче-Крестьянской Обороны. Бывшего члена разгрузочной комиссии в Брянском жел. узле П. Н. Солонко, представителя от 14-й армии1

ДОКЛАД

В одном из заседаний по вопросу топливного кризиса на железных дорогах и заводах представители бывших мальцевских заводов заявили, что в районе Брянска по Московско-Киево-Воронежской дороге, на расстоянии 3-х и 4-х верст от полотна обнаружили уголь и другие ископаемые блага земли, как-то: сернистый колчедан и белый песок для фарфоровой посуды, который ранее привозился изза границы. Площадь, на которой обнаружен уголь, равна приблизительно 40 верстам в квадрате. Добыча угля может равняться при теперешних средствах и продуктивности труда до 3 500 ООО пудов в год, а если производство поставить хорошо и дать достаточное количество рабочих и всех необходимых материалов для копей, то добыча может быть равна более 10 ООО ООО пудов. Такой клад для исхолодавшейся Республики оставить так нельзя, и нужно предложить кому следует приступить к разработке новых копей немедленно, тем более что уже там мальцевские заводы ведут незначительную работу по добыванию угля и такового добыто до 3000 пудов.

12 января 1920 года, г. Москва.

П. Н. Солонко».

В. И. Ленин написал на этом докладе следующую резолюцию:

«В Главуголь

На срочный ответ: I) знают ли про это?

2) что именно известно?

3)  есть ли литература об этом угле?

4)    что сделано?

5) что делается?

14/1. Ленин».

Конечно, по нынешним масштабам цифры о размерах добычи угля, приведенные мной в докладной записке, невелики. Наша страна шагнула далеко вперед. Но в тех условиях В. И. Ленин внимательно отнесся к моему докладу. 14 января 1920 года Владимир Ильич принял меня в Кремле для обсуждения затронутых в докладе вопросов. Он попросил меня представить ему дополнительные сведения об ископаемых богатствах недр Подмосковья. Известно, что до восстановления Донбасса уголь центральных районов страны играл существенную роль в топливном снабжении Советской республики, а в моей записке речь шла как раз об угольных районах, являвшихся отрогами Подмосковного бассейна.

Забегая вперед, скажу, что по просьбе Владимира Ильича в конце января 1920 года я подготовил для него дополнительную объяснительную записку с приложением документальных материалов. В их числе находились описания геологических изысканий, произведенных накануне первой мировой войны, сметы на производство работ. В записке я писал, что запасы каменного угля, железной руды, огнеупорной глины, кварца, колчедана, известняка, фосфорита, имеющиеся в этом месторождении, могут обеспечить предприятия прилегающего к Брянску района сырьем на десятки лет.

Моя беседа с В. И. Лениным не ограничивалась вопросами, затронутыми в докладе. Мы говорили о программе восстановления железнодорожного транспорта. Владимир Ильич попросил меня в отдельной записке изложить свои мысли по этому вопросу, так как я имел отношение к работе железных дорог (в годы русско-японской и первой мировой войн служил в железнодорожных войсках, а в то время, в 1920 году, участвовал в работе по восстановлению железнодорожных мостов на Украине). Много внимания в нашей беседе было уделено вопросам укрепления трудовой дисциплины, борьбе с бюрократизмом. Фактов волокиты я знал много и о наиболее разительных рассказал тут же в беседе. Владимир Ильич очень остро реагировал на недостатки в работе советского государственного аппарата, давал советы и указания о том, как скорее искоренить волокиту, это зло, доставшееся нам в наследство от эксплуататорского строя.

*  *  *

Вот те воспоминания, которыми я хотел бы поделиться с читателем. Встречи с В. И. Лениным — самые памятные события в моей жизни.

Вопросы истории КПСС. 1964. № 4. С. 88—90

Примечание:

1. На конверте написано: «Председателю Совета Народных Комиссаров Российской Социалистической Федеративной Советской Республики товарищу Владимиру Ильичу Ульянову (Ленину) от П. Н. Солонко». Красными чернилами В. И. Ленин написал на конверте: «От П. Н. Солонко об угле в Малъцевском район с». Ред.

СОЛОНКО ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ (1882—1976) — по профессии юрист, участник русско-японской и первой мировой войн. Делегат Н Всероссийского съезда Советов. В 1917—1918 гг.— председатель Режицкого уездного Совета, комиссар Советского правительства в Витебской губернии, чрезвычайный комиссар в Симбирской губернии, заведующий юридическим отделом Народного комиссариата внутренних дел. В 1919 г.— начале 1920 г.— уполномоченный штаба XIV армии Южного фронта по железнодорожному транспорту.