Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4291

Л. Н. Сталь РАБОТНИЦА В ОКТЯБРЕ

Величайшая пролетарская революция, являющаяся прологом мировой революции, совершилась в России при участии и сочувствии большинства пролетариата города и деревни и самых отсталых слоев его — женского пролетариата.

В этой заметке я хочу коснуться только одного из эпизодов Октябрьской революции и отношения к нему работниц Петрограда, работниц совершенно неорганизованных, среди которых велась до Октября только массовая работа.

После Февральской революции делались попытки наладить организацию работы среди женского пролетариата по примеру германской социал-демократии, но эти попытки разбивались о сопротивление районных работников нашей партии. Они находили, что ведение специальной работы среди женщин очень пахнет феминизмом, что не для чего разделять партийной работы среди пролетариев обоего пола. Попытки ПК организовать общепетроградский центр для работы среди женского пролетариата поэтому не удавались. Единственным объединяющим центром для такой работы являлся орган Центрального Комитета «Работница».

Этот журнал пытался заводить связи на фабриках и заводах для того, чтобы иметь постоянных корреспондентов из жизни работниц. И вот по инициативе редакции «Работница» и группы работниц из районов, с разрешения Петербургского комитета была созвана первая беспартийная конференция работниц города Петрограда.

Работа велась очень интенсивно, с большим подъемом, в атмосфере нарастающей Октябрьской революции. Буквально не была пропущена ни одна фабрика, ни один завод. Было избрано 600 делегаток, приблизительно от 80 тысяч работниц. Конференция назначена была на 25 октября. Инициаторы ее не предполагали, что как раз в этот день рабочие и солдаты Петрограда будут осаждать Зимний дворец, охраняемый юнкерами и ударницами из буржуазного класса. Понятно, что в этот важный момент, когда лишали полномочий предательское правительство Керенского, конференцию пришлось отложить. Она состоялась 6 ноября. В это время наша революция переживала один из своих критических моментов. Оппортунистические вожди Викжеля и Почтово-телеграфный союз требовали организации власти из представителей всех социалистических партий. Это вызвало раскол и в среде партии большевиков. Часть наших товарищей, в том числе Зиновьев и Каменев, высказывались за коалицию всей демократии; три большевика вышли из состава народных комиссаров, настаивая на том же самом. В момент революционного действия, когда необходимо единство воли и концентрация энергии в одном направлении, организация власти на таких коалиционных началах грозила погубить результаты первой победы.

Высказалась по этому вопросу и беспартийная женская конференция. Центральной фигурой ее была Александра Михайловна Коллонтай, бывшая тогда комиссаром социального обеспечения. Она увлекала работниц своим горячим словом, она разжигала их революционный энтузиазм. К концу второго дня конференции работницы уже разбирались в той гигантской классовой борьбе, которую зажег Октябрь; они ясно поняли роль каждой партии в этой революции. Стоило Александре Михайловне появиться на конференции, как работницы все подымались, встречая ее долго не смол-каемыми аплодисментами. Тем более характерно отношение работниц к ее предложению избрать делегацию в Смольный, чтобы примирить разногласия в нашей партии по вопросу об организации власти и высказаться в духе соглашения с другими социалистическими партиями. Странно было делать беспартийную пролетарскую массу арбитром в партийном вопросе. Но Октябрьская революция делалась массами, и дальнейший ее успех зависел от сознательного отношения и поддержки пролетариата, поэтому автор этих строк нашел нужным выступить с противоположным предложением: приветствовать политику Центрального Комитета нашей партии, руководимого Лениным и Троцким, и призвать товарищей, вышедших из Совета Народных Комиссаров и ЦК партии, прекратить свою дезорганизующую работу и, подчинившись большинству, занять свои посты. Это предложение, поддержанное Клавдией Николаевой и еще несколькими ораторами, было принято единогласно конференцией.

Поздно ночью выбранная конференцией делегация направилась в Смольный.

Темная осенняя ночь. Костры, разведенные вокруг Смольного, освещающиеся многочисленные патрули произвели на нас сильное впечатление. Ряд темных коридоров — и мы наконец в комнате, отделяющей нас от заседания Петроградского Совета. Каменев и Зиновьев были заняты на заседании. Нас повели в другую комнату, и мы увидели вождей революции, Ленина и Троцкого. Троцкий был совершенно спокоен; лицо Ленина было очень утомленное, на нем отражались следы ряда бессонных ночей. Взгляд Владимира Ильича как будто спрашивал нас: для чего вы пришли? наше время нам так дорого!

Когда тов. Николаева своим звучным и внушительным голосом заявила: мы пришли приветствовать вас от имени 80 тысяч петроградских работниц; мы всецело поддерживаем вашу политику в вопросе об организации власти, и мы порицаем тех товарищей, которые внесли раскол в такую трудную минуту, то бледное лицо Владимира Ильича озарилось улыбкой, как солнечным лучом.

Я не могу восстановить в памяти, что отвечали нашей делегации Ленин и Троцкий; помню, что Ленин был краток, а Троцкий сказал длинную и красивую речь. Надо, чтобы питерские работницы восстановили в своей памяти этот момент и сказанные нашими вождями слова.

Происходившая затем беседа с Каменевым и Зиновьевым затянулась до рассвета. Зиновьев употребил все свое красноречие, чтобы убедить работниц в правильности своей позиции. Получилась целая дискуссия, в которой приняли участие все члены делегации. Но красноречие и эрудиция товарища Зиновьева не могли победить здорового классового инстинкта, и работницы остались при своем мнении, что Совет Народных Комиссаров должен быть организован из представителей той партии, которая свергла правительство Керенского, которая стоит за беспощадную борьбу с капиталистическим режимом и с идеей коалиции с буржуазией.

Эта твердая убежденность вдохновляла работниц Питера в защите революции, давала им силу переносить всякие испытания в борьбе с буржуазией всего мира и помогла власти Советов дожить до пятой годовщины своего существования.

Пролетарская революция.  1922. № 10. С. 299—301

 

СТАЛЬ ЛЮДМИЛА НИКОЛАЕВНА (1872—1939) —член партии с 1897 г. В 1905 г.— член Московского комитета РСДРП, с 1906 г.— член Петербургского комитета, работала в Петербургской военной организации большевиков. В 1907—1917   гг. жила в эмиграции. После Февральской революции 1917 г.— агитатор и организатор ПК. Активная участница Октябрьской социалистической революции. В годы гражданской войны — на военно-политической работе. С 1921 г.— на ответственной партийной и советской работе.