Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6218

Г. Е. Зиновьев

ПОКУШЕНИЕ НА т. ЛЕНИНА

(Страничка воспоминаний)

30-го августа 1918 года я ехал с собрания на Васильевском острове. У Дворцового моста смятение и тревога.

В чем дело?

Сию минуту убит Урицкий.

Всего несколько недель тому назад, едучи с Государственного завода № 3, я таким же образом подъехал к месту убийства Володарского, где застал его бездыханное, но еще теплое тело.

Из Смольного позвонил Владимиру Ильичу. С волнением он выслушал сообщение о гибели Урицкого. «Я попрошу сегодня же тов. Дзержинского выехать к вам в Петроград». Через несколько минут Владимир Ильич позвонил сам и настоятельно потребовал, чтобы были приняты особые меры охраны других наиболее заметных питерских работников.

А вечером того же дня Я. М. Свердлов позвонил мне из Москвы и сообщил о тяжелом ранении самого Владимира Ильича. Мы условились с ним о том, что через каждые полчаса он будет звонить о состоянии здоровья — выехать в Москву для меня было совершенно невозможно. Положение раненого с каждым часом становилось все хуже и хуже. При каждом новом звонке волнение Якова Михайловича увеличивалось, и его покидала обычная невозмутимость. А в моем кабинете сидела, как приговоренная к смерти, группа ближайших товарищей и с трепетом ждала этих тревожных звонков.

6 сентября. Заседание Петроградского Совета. Внимание напряжено до последней степени. «Товарищи, в моих руках телеграмма, писанная уже самим товарищем Лениным»,— говорю я. Совет разражается ураганом восторженных аплодисментов. Телеграмма эта подана сегодня в 1 час 10 мин. дня из Кремля. Это, по-видимому, первая телеграмма товарища Ленина после начала его выздоровления. Товарищ Ленин дает нам некоторые деловые указания и заканчивает телеграмму следующими словами: «Дела на фронте идут хорошо, не сомневаюсь, что пойдут еще лучше...»1 Таким образом, товарищи, ясно одно, что товарищ Ленин будет жить на страх врагам коммунизма и на радость пролетариям-коммунистам.

Буре восторгов, казалось, не будет конца. Такая же радость за выздоравливающего вождя, за лучшего учителя и друга пронеслась по всей стране. В каждой рабочей казарме, в каждой хижине крестьянина, куда донеслась эта весть, она вызвала радость.

 

Прошло еще несколько дней. Тревоги в Петрограде улеглись. Я в Москве. С Я. М. Свердловым мы едем к Владимиру Ильичу, который живет и поправляется от раны за городом. Похудел, осунулся, но как бы помолодел. Рука повязана. По поводу покушения и состояния своего здоровья не хочет распространяться, только пару шутливых слов. Через минуту переходим к деловым разговорам, связанным, увы, с Брестским миром.

 

Как мать еще более горячо полюбит сына после постигшей его большой опасности, так страна наша — да и рабочие всего мира — еще больше, еще беззаветнее полюбила Владимира Ильича после той опасности, которая угрожала ему в первые дни сентября 1918 года.

Прожектор. 1923. № 14. С. 7

Примечания:

1. См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 6. С. 120.

ЗИНОВЬЕВ (РАДОМЫСЛЬСКИЙ) ГРИГОРИЙ ЕВСЕЕВИЧ (1883—1936) — партийный и государственный деятель. В партию вступил в 1901 г. В 1906—1907 гг.— член Петербургского комитета РСДРП. Участвовал в работе IV и V съездов РСДРП. С 1908 по апрель 1917 г. находился в эмиграции; входил в редакции большевистских газет «Пролетарий» и «Социал-демократ», печатался в «Правде». Участник Копенгагенского конгресса II Интернационала (1910), Циммервальдской (1915) и Кин-тальской (1916) международных социалистических конференций; член бюро Циммервальдской левой, Заграничного бюро ЦК. После Февральской революции входил в Петроградский Совет. На VII (Апрельской) Всероссийской конференции и VI съезде РСДРП (б) избирался членом ЦК партии. Выходил из ЦК из-за несогласия по вопросу о составе правительства. С декабря 1917 г.— председатель Петроградского Совета. До 1926 г. возглавлял Петроградскую (Ленинградскую) партийную организацию. В 1907—1927 гг.— член ЦК партии, в 1919—1921 гг.— кандидат в члены Политбюро, в 1921—1926 гг.— член Политбюро, член ВЦИК и ЦИК СССР. В 1919— 1926 гг.— председатель Исполкома Коминтерна. В 1927 и 1932 гг. исключался из партии, а затем восстанавливался в ее рядах. В 1934 г.— вновь исключен из партии. Был необоснованно репрессирован. Реабилитирован посмертно.