Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5162

А. Н. Винокуров МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Это было в то время, когда контрреволюция высоко подняла голову в своем наступлении на Советскую власть и ее вождей.

Чехословаки наступали на Волгу. За Волгой открылась эсеровская учредилка, англичане и другие империалисты заняли Архангельск, белогвардейцы подняли восстание в Ярославле, эсеры убили Урицкого и Володарского и подготовляли покушения на других наших вождей.

Советская власть и Коммунистическая партия переживали великое напряжение сил. Ее величайший вождь Владимир Ильич лично участвовал в митингах на фабриках и заводах, разъясняя рабочим все предательство эсеров, меньшевиков и других врагов рабочего класса и крестьянства.

На одном из таких митингов, на заводе бывшем Михельсона1 теперь имени Владимира Ильича, и совершено было покушение на жизнь вождя мирового пролетариата эсеркой Каплан.

Владимир Ильич был ранен несколькими пулями, из них двумя очень опасно. Я в это время был в Совете Народных Комиссаров в Кремле, ожидая открытия заседания. Владимир Ильич обычно аккуратно, без опоздания, являлся на заседания Совнаркома, и мы были удивлены, почему его так долго нет.

Вдруг меня вызывают из зала заседания в квартиру Владимира Ильича (квартира находилась рядом с залом заседания Совнаркома) для оказания ему медицинской помощи (я врач).

Когда я пришел в спальню Владимира Ильича, я нашел его раздевающимся у кровати. Он имел столько сил и выдержки, что сам поднялся на третий этаж, дошел до кровати и стал сам раздеваться.

Он был бледен как полотно. Я немедленно уложил его в постель, снял с него сюртук, жилет и рубашку и, оказав ему первую помощь (наложил асептическую повязку, дал возбуждающих капель и др.), немедленно велел вызвать наркомздрава тов. Семашко и заведующего Мосздравотделом Обуха.

В то время подошла, насколько помню, ныне покойная Вера Михайловна Бонч-Бруевич (тоже врач). Ввиду того что положение Владимира Ильича было очень тяжелое, пульса у него почти не было, были сильные боли, мы немедленно, не ожидая консилиума, сделали подкожное впрыскивание морфия и затем для поднятия пульса подкожное впрыскивание камфары. Все это подняло силы Владимира Ильича.

Вскоре явились Семашко и Обух, а за ними и специалисты (хирург Минц и терапевт Туманов), которые осмотрели ранение и установили диагноз.

Одна пуля раздробила Владимиру Ильичу плечевую кость, произведя перелом кости. Другая пуля вошла сзади со стороны лопатки, пробила легкое, вызвав сильное кровотечение в плевру, и засела спереди шеи под кожей.

Особенно опасно было второе ранение. Пуля прошла мимо самых жизненных центров: шейной артерии, шейной вены, нервов, поддерживающих деятельность сердца. Ранение одного из этих органов грозило неминуемой смертью, и каким-то чудом-случаем пуля не задела их. Здесь же проходит пищевод, и было опасение, не ранен ли он, что также грозило большой опасностью для жизни нашего вождя...

Несколько дней Владимир Ильич был между жизнью и смертью. Но вскоре он стал быстро поправляться и уже через несколько недель опять приступил к своим делам, несмотря на все протесты друзей, товарищей и врачей.

В течение этих нескольких недель я мог наблюдать, какой силой воли, какой выдержкой, каким самообладанием и скромностью обладал Владимир Ильич. За все время он не издал ни стона, ни жалобы.

Как только ему стало немножко лучше, он уже шутил с докторами, и лишь только силы немного позволили ему, он уже сам стал обслуживать себя... Как трудно было удержать его лишний день в кровати, а затем от занятий в кабинете и Совнаркоме. Никакие уговоры на него не действовали. Он рвался к работе. Нам приходилось прибегать к различным хитростям, чтобы освободить его от занятий в Совнаркоме. Так, мы либо снимали вопросы за неподготовленностью с повестки, либо потихоньку уходили с заседания друг за другом, пока не срывали кворума, и Владимир Ильич должен был закрывать заседание, грозя оставшимся пальцем.

Вождь пролетариата был спасен и еще более пяти лет работал на своем посту. Гениальной стратегией и тактикой он провел корабль пролетарской революции через все подводные камни. Эсеровщина и меньшевизм были сокрушены, интервенция империалистов и белогвардейцев отражена, и Советская власть стала маяком для трудящихся других стран и угнетенных народов.

Красная газета, 1924. 30 августа. С. 2

Примечания:

1. Митинг происходил 30 августа 1918 года. Ред

2. Ф. Е. Каплан за покушение 30 августа 1918 года на жизнь В. И. Ленина постановлением ВЧК приговорена к высшей мере наказания — расстрелу. Сообщение об исполнении приговора опубликовано в газете «Известия ВЦИК» (1918. 4 сент.). Ред.

ВИНОКУРОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ (1869—1944) — член партии с 1893 г., по профессии врач. Один из руководителей страхового рабочего движения. После Октябрьской социалистической революции — первый председатель Петроградской городской думы, председатель совета врачебных коллегий, член коллегии Наркомтруда, затем нарком социального обеспечения. С 1921 г.— член Президиума ЦК помощи голодающим, с 1924 г.— председатель Верховного суда СССР. В последующие годы работал в Наркомздраве СССР. Был членом ВЦИК и ЦИК СССР.