Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6186

И. И. МЕЖЛАУК

«КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ВЕКСЕЛЬ»

Мне пришлось познакомиться с южной металлургией сейчас же после демобилизации с врангелевского фронта в декабре 1920 года. Война окончилась. Началась борьба за уголь и металл.

Партия назначила меня директором Петровского металлургического комбината, в котором был объединен Петровский завод (теперь завод им. Рыкова) и прилегающий к нему Петровский угольный куст.

В то время жизнь на заводе и на шахтах еле-еле теплилась. Из пяти доменных печей на заводе кое-как работала только самая маленькая домна, «самовар», дававшая не больше 100 тонн в сутки. На шахтах ряд лучших горизонтов был затоплен. Валовая добыча куста составляла около 700 тонн в сутки. Это не давало возможности пустить в ход хотя бы одну большую домну.

Положение было тяжелое. Кругом бродили шайки бандитов. Зачастую приходилось после дневной работы ночью с оружием в руках оборонять завод от налетов. Не случайно Реввоенсовет республики после назначения меня директором завода в Донбасс при демобилизации разрешил мне захватить из армии в Донбасс пехотный батальон. Этот батальон впоследствии вошел в состав донецкой трудовой армии.

Первая наша задача была во что бы то ни стало поднять добычу шахт, с тем чтобы коксующихся углей хватало на пуск двух доменных печей. Для этой цели было необходимо получать со всех четырех шахт 1000 тонн.

Основным звеном для достижения перелома в добыче заводоуправление выбрало правильную организацию тарифной системы и ликвидацию уравниловки в заработной плате, в особенности в ее натуральной части.

В феврале и марте после десятка тарифных конференций с участием представителей ведущих категорий рабочих, в особенности забойщиков, крепильщиков и т. д. (механизмов в то время на круто падающих пластах никаких не было, добыча велась вручную, без отбойных молотков), мы ввели прогрессивно-премиальную систему оплаты труда, резко выделив ведущие профессии, в частности забойщиков, по всем видам натуральной выдачи, и в первую очередь, конечно, хлеба.

Результат последовал быстро. Добыча стала быстро подниматься. В апреле 1921 года мы одержали первую серьезную победу. Суточная производительность забойщика достигла на Петровских шахтах 294 пудов на человека в сутки. (В 1914 году в апреле те же забойщики давали 291 пуд на человека в день.)

Владимир Ильич отметил этот успех горняков специальным письмом. В письме он поздравил их с победой и подчеркнул важность их работы, важность электрификации Донбасса.

С весны 1921 года снабжение Донбасса резко ухудшилось. Наступило голодное лето 1921 года. В июле мы могли выдавать рабочему, работающему на поверхности, а также рабочим неведущих профессий металлургов всего одну восьмую фунта хлеба в день, членам семьи ничего не выдавали.

Лучшие забойщики, дававшие по две нормы в день, в редких случаях могли получать 3—4 фунта хлеба на всю семью. Кроме хлеба, ничего почти не выдавалось.

Но и при этих условиях петровцам удалось удержать фронт борьбы и дать в самый тяжелый месяц — июль — 20 000 тонн угля. Домна не была погашена. В то же время на соседнем Юзовском кусте, более мощном, чем Петровский, добыча упала до 12 000 тонн. Несколько раз приходилось останавливать доменную печь из-за нехватки угля. Весь Донбасс в этот страшный месяц недодал 170 000 тонн угля, то есть почти ничего не дал на сторону.

Но вот наступила осень. Дождались сбора нового урожая. Поспели помидоры. Сельское хозяйство вокруг Донбасса в результате новой экономической политики начало развиваться. И вместе с тем стал подниматься и угольно-металлургический Донбасс.

В августе—сентябре была организована Югосталь, которая вскоре объединила все южные металлургические заводы. Руководителем Югостали был назначен я. Владимир Ильич живо интересовался каждым шагом нового объединения.

Осенью 1921 года1 он задал мне вопрос:

—   Сколько нужно вам денег, чтобы поднять южную металлургию до довоенного уровня?

Надо сказать, что в первой половине 1921 года южная металлургия стояла на необычайно низком уровне. Из 48 доменных печей работало только две.

Ни я, ни все специалисты Югостали дать в то время хотя бы приблизительный ответ на вопрос тов. Ленина не могли. Я так и ответил Владимиру Ильичу.

—     Сколько для этого нужно денег, не знаю... Очень много надо... Но если миллионов десять золотых рублей получили бы, то 6 миллионов пудов чугуна в 1922 году мы взялись бы дать.

—     Ну, что же, идет,— сказал Владимир Ильич.— Давайте подпишем условия. Дайте-ка мне вексель...

И правление Югостали выдало Владимиру Ильичу «коммунистический вексель» на 6 миллионов пудов чугуна. Взамен этого векселя мы получили разное снабжение и 5 миллиардов рублей в совзнаках в качестве долгосрочного займа.

Это позволило в ближайшие же месяцы поднять выплавку больше чем втрое. Этот факт Владимир Ильич впоследствии с удовлетворением отметил с трибуны IX съезда Советов 2.

Несмотря на первые успехи, южная металлургия в те времена очень мало была похожа на современную металлургию. Положение оставалось чрезвычайно тяжелым. Огромное большинство заводов стояли. Лишь на немногих теплилась жизнь. Тяжелое впечатление оставляли особенно крупносортные станы прокатных цехов. Стояли полностью и рельсобалочные станы. Не было никакого спроса на балки и швеллера. Заводы держались на кровельном железе и на мелком торфе. Казалось порой, что нам досталось по наследству такое богатырское вооружение, которое мы еще долго не сможем полностью использовать. Довоенный уровень производства представлялся нам тогда очень далеким.

Были и другие на теперешний взгляд странные трудности. Так, например, в начале 1922 года железные дороги отказались перевозить грузы металлургии бесплатно и предъявили требование о платежах. В то же время вся металлургия еще отдавала всю продукцию бесплатно по плану. Положение получилось сложное. Чтобы найти наиболее легкий выход из этого положения, правлению Югостали удалось добиться того, что я как председатель Югостали был одновременно назначен по совместительству директором Донецких и Екатерининских ж. д.

Но нам все еще не платили за продукцию. Приходилось в газетах агитировать, что за продукцию металлургии нужно платить. Пришлось напечатать в «Правде» статью с основным лозунгом:

«Коли берешь металл, плати монету или давай на худой конец вексель».

К маю 1923 года уже явственно обозначился мощный рост производства металла и угля на юге СССР, который впоследствии привел к еще более славным победам, заставившим забыть о довоенном уровне.

За индустриализацию. 1932. 7 ноября. С. 3

 

Примечания:

1. В. И. Ленин принимал И. И. Межлаука 22 октября 1921 г. Ред.

2 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 319.

МЕЖЛАУК ИВАН ИВАНОВИЧ (1891—1938) — член партии с 1918 г. В годы гражданской войны находился на командной работе в Красной Армии. Затем был директором Петровских металлургических заводов в Донбассе, председателем правления Югостали, секретарем ЦК КП(б) Туркменистана, секретарем Тамбовского окружкома ВКП(б), секретарем СТО и заместителем управделами СНК СССР, председателем Всесоюзного комитета по делам Высшей школы при СНК СССР. Был необоснованно репрессирован. Реабилитирован посмертно и восстановлен в партии.