Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4417

Г. И. КРУМИН

ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ И «ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ»

В смысле отношения Владимира Ильича к «Экономической жизни» чрезвычайно характерно то, что тов. Рыков рассказывал на редакционном собрании в день пятилетия «Экономической жизни»: Владимир Ильич, оказывается, советовал ему ежедневно прочитывать всю газету и считать это своей важнейшей обязанностью, потом уже выслушивать доклады наркомов и т. д. Здесь, на этом примере, как в капле воды отражается Владимир Ильич, стремившийся первым делом к тому, чтобы знать и быть в курсе реальных жизненных процессов. Он же в первом написанном им проекте знаменитого наказа местным экосо ставил два пункта, касающиеся «Экономической жизни»: во-первых, о том, чтобы все местные органы СТО, вплоть до сельсоветов, выписывали «Экономическую жизнь» в двух экземплярах и, во-вторых, чтобы один экземпляр сохранялся и комплект в сшитом виде хранился в доступном для всех месте. Эти пункты остались и в окончательной редакции наказа.

Владимир Ильич смотрел на орган СТО как на важнейшего помощника в деле управления и руководства хозяйством. Владимир Ильич стремился к тому, чтобы в лице «Экономической жизни» иметь орудие безжалостной критики ошибок, промахов и недочетов и изучения, суммирования опыта, особенно местного, нашего хозяйственного строительства. Он руководил газетой, сколько ему позволяло время. Под руководством его мне пришлось работать вскоре после установления новой экономической политики и до конца 1922 года, с некоторыми перерывами во время его болезни.

«Экономическая жизнь» обязана Владимиру Ильичу чрезвычайно и чрезвычайно многим. В конце 1921 года (1 сентября) он дал широко набросанную программу работы газеты Владимир Ильич, как всегда, сжато и ярко выдвинул основные задачи газеты: «Газета должна стать боевым органом, не только дающим регулярные и правдивые сведения о нашей экономике, во-первых, но также анализирующим эти сведения, обрабатывающим их научно для получения правильных выводов в целях управления промышленностью и проч. (во-вторых), и наконец, подтягивающим всех работников экономического фронта, добивающимся пунктуальной отчетности, одобряющим успешную работу и выносящим на общий суд неаккуратных, отсталых, неумелых работников данного предприятия, или учреждения, или отрасли хозяйства и т. п., в-третьих»1. Вскоре после этого программного письма Владимир Ильич во время заседания СТО прислал мне записку, помещаемую в настоящем номере, об освещении в газете «отдельных делянок, отдельных лесных рубок и т. п.». Записка эта крайне характерна. Владимир Ильич желал в газете видеть реальную жизнь и молекулярные хозяйственные процессы, зарождающиеся в глубинах на необъятном пространстве Советского Союза. Газета должна была сигнализировать нарождающиеся опасности, выдвигающиеся новые проблемы. Реальная жизнь — вот что нужно было этому гениальному рулевому.

Не раз при разборе того или иного вопроса, при докладе того или иного наркома Владимир Ильич «записочкой» запрашивал меня: «А каковы объективные выводы по данному вопросу газеты?» Очень часто я не был в состоянии дать ответ, ибо вопрос-то, на мой взгляд, часто являлся подвопросом какого-нибудь не столь уж важного (снова — с моей точки зрения) вопроса. Да и время было такое, когда новая экономическая политика в промышленности только начиналась, когда, следовательно, кроме главкистских материалов, добыть что-либо было очень трудно, когда транспортная и телеграфная связь действовала крайне слабо. Во всяком случае, совершенно бесспорно, что в этом направлении, предуказанном Владимиром Ильичем, «Экономической жизни» предстоит еще долгая и упорная работа.

Владимир Ильич «крепко» поддерживал газету в ее довольно частых столкновениях с наркоматами, хозяйственными органами и учреждениями. Нередко во время заседаний СТО, когда обнаруживалась никчемная отчетность того или иного органа, он запрашивал меня «записочкой», был ли этот орган помещен в газете на черную доску, и оставался очень доволен в тех случаях, когда получал утвердительный ответ.

Владимир Ильич умел подчеркивать громадное значение газеты. Ваша задача, говорил он мне, помогать «прочищать» наркоматы; «если я, председатель СНК, не могу иногда добиться ответа в 48 часов, то этого обязаны добиться вы, как редактор газеты».

Временами приходилось буквально изумляться чрезвычайно чуткому отношению Владимира Ильича к тому, что писалось в газете. Я помню случай, когда по поводу одной из моих передовиц я получил запрос: «А каковы цифры за следующий месяц?» (В передовой я привел цифры только за первые 3 месяца года.)

Владимир Ильич принимал также ближайшее участие в установлении программы нашего ежемесячного журнала (ныне «Экономическое обозрение»). В его письме нашему журналу отведено достаточно видное место. Он выслушивал подробные доклады о том, как протекает работа по подготовке журнала, какова конкретно его программа и т. д. Особенно его интересовал вопрос о ведении в журнале «Jndex Numbers». По вопросу об индексах он прямо-таки заставил меня прочесть только что полученную им из Германии книжку, если не ошибаюсь, Гофмана, в которой перечислялись все индексы чуть ли не всего мира, методы их вычисления и т. п. Ежемесячные цифры о производстве, добыче и т. д., публикуемые в журнале, а также и в газете, Владимир Ильич старательно записывал в маленькую карманную книжку по определенной системе.

Владимир Ильич за этот период был идейным вдохновителем и руководителем газеты. Но он учил нас также — как работать. Мне помнится случай с таблицей, в которой был представлен ход построения мелких электрических станций. После неоднократных запросов его секретариата, будет ли таблица помещена в завтрашнем номере, внесена ли в таблицу присланная поправка и т. д., ночью в типографию позвонил сам Владимир Ильич и задал ряд вопросов: кто ответственное лицо ночной редакции, разборчива ли таблица для набора, не представляет ли ее набор технических затруднений, и просил ночного редактора самого проследить, чтобы в таблице не было корректурных ошибок и чтобы поправка была внесена. Владимир Ильич обнаруживал даже интерес к маленькому бюро вырезок в составе редакции, интересовался его работой, обещал проверить, в состоянии ли оно на самом деле (как я ему говорил) в 5 минут подобрать для него весь опубликованный по данному вопросу материал. Он придавал, очевидно, большое значение выпускаемому редакцией «Систематическому указателю» газетных и журнальных материалов, и первый номер мне пришлось буквально вырвать из типографии, чтобы поскорее послать ему. Владимир Ильич всегда требовал четкости и точности в работе и ясного отчета об исполнении...

В лице Владимира Ильича «Экономическая жизнь» потеряла незабываемого руководителя, учителя и чуткого товарища в полном смысле слова.

В дни скорби. 21 января — 27 января 1924 г. М., 1924. С. 121 — 123

 

Примечания:

1. Письмо Владимира Ильича полностью напечатано в юбилейном номере «Экономической жизни» — № 31 от 6 ноября 1923 г. (см.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 112—114). Ред.

КРУМИН (КРУМИНЬШ) ГЕРАЛЬД ИВАНОВИЧ (1894—1943) — член партии с 1909 г. Партийную работу вел в Риге, Петербурге, Москве. В 1918 г. был редактором журнала «Народное хозяйство», с 1919 по 1929 г.— ответственный редактор газеты «Экономическая жизнь». С 1935 г. работал заместителем редактора Большой Советской Энциклопедии и ответственным редактором журнала «Проблемы экономики». Делегат XIV—XVII съездов ВКП(б). На XVI съезде избран членом Центральной ревизионной комиссии. Был необоснованно репрессирован. Реабилитирован посмертно.