Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4919

И. К. ЕЖОВ

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О РАБОТЕ С ВЛАДИМИРОМ ИЛЬИЧЕМ

1921-1922

Я хочу поделиться своими воспоминаниями о работе в государственной промышленности и о том, как на нее влиял Владимир Ильич.

Я работал тогда по металлической промышленности. В металлах была страшная нужда, и ясно, что каждый орган хотел получить больше другого. Но так как всех удовлетворить было невозможно, то представители всевозможных заводов и учреждений шли на все средства, лишь бы получить для себя как можно больше. И вот одним из последних средств, а, к великому нашему горю, иногда и не из последних — было обратиться к Владимиру Ильичу, чтобы он позвонил, попросил или побранил, кого следует, и через его содействие получить или сделать, что нужно. Таких случаев было без конца. Раздается звонок или самого Владимира Ильича, или его секретаря: в двух словах нужно дать объяснение, исполнить и сообщить.

На государственных складах были непорядки: материалы на сотни миллионов золотых рублей хранились в плохих условиях и расхищались. Заметил это Владимир Ильич и через Петра Алексеевича Богданова привлек меня к этой работе, обязав перед ним лично ежемесячно отчитываться. Когда имущество на складах было учтено и приведено в порядок — его оказалось около 10 миллионов пудов,— Владимир Ильич призвал меня к себе и сказал: «Вот ты с этой работой справился, материал учел. Что бы ты сделал с этим материалом, если бы я тебе сказал, что ты сегодня полный хозяин этого материала?» Я, подумавши немного, ответил: «90 процентов готового материала отправил бы на крестьянский рынок, 10 процентов оставил бы городу, а весь сырой материал переработал бы на фабриках и поступил бы так же». Владимир Ильич быстрыми шагами подошел ко мне и крепко меня поцеловал, говоря: «А ты парень не глупый. Меня вот занимает этот вопрос уже несколько дней, и я пришел примерно к этому же выводу».

Владимир Ильич несколько раз говорил мне: «Ты, голубчик, когда тебя будет заедать волокита, напиши мне или сообщи как-нибудь иначе, только пиши коротко, и я тебе помогу». Конечно, я этим пользовался редко, ибо знал, как перегружен был Владимир Ильич, но все же приходилось иногда прибегать к его помощи. У меня была тяжба с НКПС из-за одного крупного складского предприятия. Я долго не хотел беспокоить по этому вопросу Владимира Ильича, но он и про эту тяжбу узнал, вызвал меня через Петра Алексеевича Богданова, потребовал объяснений, почему я так долго ему не говорил об этом, изругал и погрозил пальцем. После этого вопрос со складским предприятием был разрешен самым справедливым образом. Только Владимиром Ильичем вопрос был разрешен. По этому поводу он мне написал личное письмо на целых четырех страницах. Вот что он пишет в этом письме:

«Т. Ежов! Получил и просмотрел бумаги о складе1.

Передача в ВСНХ теперь решена.

Буду ждать от Вас кратких, но точных сообщений о том, достигается ли на деле какое-либо улучшение в складском хозяйстве? как идет борьба с хищениями? относительно данного склада и других складов?»

О   борьбе с волокитой Владимир Ильич пишет мне следующее: «Конституцию РСФСР и устав РКП Вы знаете. До конца значит:

до сессии ВЦИКа (раз нет съезда Советов). По партии — до пленума ЦК.

Вы ни разу не довели до конца.

1)   Краткое, «телеграфное», но ясное и точное заявление членам ЦК,— членам Президиума ВЦИКа;

2)   статья в печати;

3)   почин местной или соседней ячейки РКП, ее отзыв, ее запрос в Московском Совдепе —

— вот три мероприятия, обязательные в борьбе с волокитой.

Эта борьба трудна, слов нет.

Но трудное не есть невозможное...

Складское дело требует гораздо более настойчивой борьбы с волокитой — проверки «с низов» и «низами»,— огласки в прессе,— еще и еще проверки и т. д.

Хотелось бы надеяться, что, имея теперь тяжелый и печальный, но полезный опыт, Вы за эту борьбу с волокитой возьметесь так, чтобы доводить в самом деле «до конца».

От времени до времени надо знать итоги этой борьбы.

С ком. приветом Ленин

P. S. Не пришлете ли как-нибудь, вместе с краткими, совсем краткими сведениями о ходе борьбы (с волокитой) краткие сведения о Вашем аппарате (число людей, из них коммунистов, квалификации: ответственных, чисто исполнительской, канцелярской и т. п.) и краткий план Ваших работ.

Пишите кратко, телеграфным стилем, выделяя особо приложения, если надо. Длинного я вовсе не прочту, наверное.

Если есть практические предложения, выделить их в особый листок, архикраткий, как телеграмму, с копией секретарю.

Ленин».

Однажды для пользы дела мне нужно было выдать теплую одежду складским работникам. Но для получения ее нужна была волокита месяца на три. Я начал было хлопотать через соответствующие органы, так как мне не хотелось беспокоить Владимира Ильича. Но через месяц убедился, что дело затягивается, и я пришел к нему и сказал, что мне нужно. Он мне ответил: «Ты, брат, белье возьми, а мне напиши бумажку, что, мол, я взял ввиду такой-то необходимости, все». Я так и поступил.

Владимир Ильич успевал все охватывать, всех подгонять, давать каждому точные, ясные и дельные указания. Только болезнь Владимира Ильича раскрыла нам, как мы перегружали его работой во всех отраслях жизни страны, не учтя своевременно, что это подрывает его силы, а о сбережении их он сам совершенно не заботился.

У великой могилы. М., 1924. С. 165

 

Примечания:

1. Речь идет о Симоновском складе № 8. И. Е.

ЕЖОВ ИВАН КАЛИННИКОВИЧ (1885—1976) — член партии с 1918 г. После Октябрьской социалистической революции был начальником эвакуации Архангельского военного порта. В 1918—1924 гг.— начальник Центрального управления государственных складов ВСНХ. С 1924 г. находился на руководящей инженерно-технической и партийной работе в строительных организациях.