Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 3754

Ярослав Козлов

О «знатоках» интимной жизни В. И. Ленина и семьи Ульяновых. Ч. 1

Ч. 1 Поэтесса Лариса Васильева - популяризатор слухов о В. И. Ленине и семье Ульяновых

окончание, начало здесь http://yroslav1985.livejournal.com/161016.html , http://yroslav1985.livejournal.com/161031.html и http://yroslav1985.livejournal.com/161346.html

Интересно, а что же думают историки по поводу того, что пишет Л. Н. Васильева в своих книгах «Кремлевские жены» и «Дети Кремля» о В. И. Ленине и семье Ульяновых?

Давайте обратимся к мнению известных профессиональных историков, которые долгие годы изучали жизнь семьи Ульяновых.

Кандидат исторических наук Раиса Павловна Поддубная, в своей работе говорит о публикации Л. Н. Васильевой в журнале «Огонек» статьи «Тайна детей Марии Бланк».

Отмечу, что именно главой под названием «Тайна детей Марии Бланк», начинается книга «Дети Кремля».

Р. П. Поддубная пишет: «… известная специалистка по развенчанию «бывших», автор многих некорректных публикаций об интимной жизни вождей Лариса Васильева… откровенно называет свои «источники» познания истории семьи Ульяновых. Ее рассуждения на тему «Тайна детей Марии Бланк» с большим количеством фотографий царских семей и среди них всем известная семейная фотография Ульяновых опубликована в «Огоньке» No17 за 1996 г. Она пишет: «Весной 1991 г. в одной интеллектуальной компании услыхала я малоправдоподобную легенду: будто бы мать Ленина, Мария Бланк, до замужества некоторое время была при царском дворе чуть ли не фрейлиной, завела роман с кем-то из великих князей, чуть ли не с будущим Александром II, забеременела и была отправлена к родителям, где ее срочно выдали замуж за скромного учителя Илью Ульянова, пообещав ему повышение по службе, что он регулярно получал в течение всей жизни. Мария родила сына Александра - первого своего ребенка, потом еще много детей уже от мужа, а спустя много лет Александр Ульянов узнал тайну матери и поклялся отомстить царю за ее поруганную честь, став студентом, связался с террористами и покушался на жизнь царя, который и был его подлинным отцом».

Второй источник Васильевой - «Именно автор пьесы «Семья» драматург Иван Попов, друг моего отца на даче... сказал мне (в середине 50-х годов - Р.П.), что Анна у Марии Александровны прижитая. Она как будто дочь кого-то из великих князей».

Третий источник - некая Наталия Николаевна Матвеева из Петербурга, которая сообщила Васильевой свои «достоверные сведения» о рождении детей Ульяновых: «Александр Ульянов родился в 1866 г. от Дмитрия Каракозова, бывшего ученика Ильи Николаевича Ульянова в Пензенской гимназии». А Владимир, - повествует Васильева, пересказывая письмо Матвеевой, - родился от домашнего врача Ивана Сергеевича Покровского, на это даже в его аттестате зрелости имеется намек: «В аттестате Владимира Ильича вместо Ильич было написано Иванович» , а раз так, то от Ивана Покровского. Дмитрий тоже от Покровского, потому, что он стал врачом.

Вот уже поистине три источника осквернения, заляпывания грязью известных не только в России, но и во всем мире людей.

Но Васильева не была бы Васильевой, если бы не продемонстрировала читателю и свое «внимательное» прочтение воспоминаний А. И. Ульяновой - Елизаровой, из которых, как ей кажется, она кое-что все-таки выудила.

Некорректно, глумливо касается она состояния Ульяновых, вызванного тяжелой утратой - внезапной кончиной И.Н. Ульянова. Сколько путаницы, яда в одном только абзаце: «Александр Ульянов был студентом Петербургского университета. Он изучал кольчатых червей и не собирался менять их на революцию. Отец его умер в январе 1886 г. Александр на похороны не поехал - по воспоминаниям Анны Ильиничны, мать не хотела травмировать (?) его и не советовала приезжать, но сама Анна Ильинична на похороны отца приехала. Лето этого года Александр провел с матерью в имении Алакаевка. И, вернувшись в Петербург, стал готовиться к покушению. Что повлияло на него?».

Для чего всё это написано? Чтобы намекнуть читателю, что Александр не сын И.Н. Ульянова. А чей? Пусть сам догадывается, так как в одном месте Васильева пишет, что он сын одного «из великих князей, чуть ли не будущего Александра II», в другом - сын Дмитрия Каракозова, а в третьем - «Александра III». Александр II, как известно из дореволюционных, документальных источников, вступил на престол 19 февраля 1855 г., т.е. за одиннадцать лет до рождения Александра Ульянова. Не был отцом Александра Ульянова и Каракозов - выпускник Пензенской гимназии, знакомый И.Н. Ульянова по Пензе. Учился в Казанском университете, затем перешел в Московский университет. Ульяновы, т.е. Илья Николаевич с Марией Александровной, не жили «тогда в Пензе». Если Мария Бланк в 1861 г. и могла познакомиться с Дмитрием Каракозовым, то это совсем не повод утверждать, что родившийся в 1866 г. Александр - сын Каракозова.

Что касается аттестата зрелости Владимира Ульянова, то в нем, как и во всех аттестатах отчества нет, записано: «Дан сей Владимиру Ульянову православного вероисповедания, сыну чиновника, родившемуся в г. Симбирске, 1870 года, апреля 10 числа, обучавшемуся восемь лет в Симбирской гимназии».

Ульяновы переехали в Симбирск 25 сентября 1869 г. А когда же они познакомились с Покровским? Жаль, что Васильева забыла или не знала, что с марта 1879 г. под гласным надзором полиции в Симбирске находился еще один врач, А.А. Кадян, среди пациентов которого были и члены семьи Ульяновых.

Несколько уточнений в связи с кончиной И.Н. Ульянова. 7 декабря 1885 г. он отправился с проверкой в Сенгилеевский и Сызранский уезды. После осмотра школ в Сызрани, встретился с дочерью Анной, едущей из Петербурга на рождественские каникулы в Симбирск. От Сызрани до Симбирска ехали сутки.

Домой прибыли в среду, 25 декабря на Рождество. Первые дни Нового года напряженно работал над составлением отчета о состоянии народных училищ губернии за 1885 год. 10 января Илья Николаевич заболел. Утром 12 января Анна читала ему служебные бумаги, но заметив, что отцу плохо, убедила прекратить работу. В пятом часу дня вызванный врач Лекгер не успел оказать помощь: Илья Николаевич умер. Три дня нескончаемым потоком шли люди к дому Ульяновых, чтобы проститься с выдающимся педагогом и просветителем и высказать слова сердечного соболезнования. 15 января огромная процессия провожала его в последний путь на кладбище Покровского монастыря. Анна Ильинична, видя тяжелое состояние матери, решила не ехать в Петербург. Когда сказала об этом Марии Александровне, та возразила: «Поедешь. Надо, Анечка». Родственникам написали в Петербург: «Подготовьте его», т.е. Сашу. Поезд в это время от Петербурга до Симбирска шел более 3-х суток.

Лето 1886 г. Ульяновы не могли проводить в Алакаевке, так как они и не знали о её существовании. Хутор близ деревни Алакаевка М.А. Ульянова через М.Т. Елизарова, жениха А.И. Ульяновой, купила только в декабре 1888 г., а впервые приехала туда 4 мая 1889 г., проводила там все летние месяцы с 1889 по 1893 гг. Александра казнили 8 мая 1887 г.»( Поддубная Р.П. Роль экспозиции и тематических выставок мемориальных музеев в достоверном освещении биографии В.И. Ленина. // Историческая истина и «момент гипотетичности» в мемориальном музее. Материалы научно-практической конференции, посвященной 60-летию Дома-музея В.И. Ленина в г. Самаре: Самара, 21-22 декабря 1999 г. Самара, 2001. С. 8-11)

Доктор исторических наук Владимир Ефимович Мельниченко, говоря о публикациях 90-х годов посвященных В. И. Ленину, в своей книге пишет:

«Подавляющее большинство из них имело конъюнктурный, неглубокий характер, явилось переложением известных на Западе сведений. а также домыслов и сплетен. Наиболее заметной в этом ряду стала книга Ларисы Васильевой «Кремлевские жены», в которой повествование об отношениях Ленина и Арманд построено на бытующих слухах и легендах, о чем, впрочем, автор предусмотрительно предупредила читателей в подзаголовке книги. Ничего предосудительного в этом нет, если бы только автор не забывала, что история вообще, как и наших героев в частности, не может быть извлечением из слухов и сплетен...» (Мельниченко В. И. "Я тебя очень любила--": правда о Ленине и Арманд. М. Воскресенье. 2002. С. 43)

Кандидат исторических наук Жорес Александрович Трофимов в своей статье отмечает, что Л. Васильева «… наслышавшаяся различных скабрезных "легенд интеллектуалов", поместила в своей книге "Кремлевские жены" байку о том, что мать Ленина в молодости была фрейлиной императорского двора и отцом ее первенца был «кто-то из великих князей»(1) . И хотя Васильева призналась читателям, что "по историческим бумагам" не смогла найти подтверждения этой легенде, дело было сделано: нашлись люди, которые стали приводить новые доводы в пользу васильевской версии о том, что Мария Александровна была сторонницей "свободной любви".

В книге «Дети Кремля» она пишет, что некая Наталия Николаевна Матвеева прислала ей из Санкт-Петербурга письмо с сообщением, что Александр Ульянов родился в 1866 году "от Дмитрия Каракозова, бывшего ученика Ильи Николаевича Ульянова в Пензенской гимназии", стрелявшего 4 апреля 1866 года в Александра II. "Мария Александровна, - писала Матвеева, - очень боялась последствий поступка Каракозова для своей семьи и столкнула годовалого Александра с самого высокого нижегородского откоса - семья жила одно время в Нижнем Новгороде, - после чего у ребенка был переломан позвоночник. Александр Ульянов на всю жизнь остался горбатым. У него на правой руке было шесть пальцев, что считается дьявольской метой… Долгие годы в семье Ульяновых был врач, Иван Сидорович Покровский, друг дома, о котором весь Симбирск знал как о любовнике Марии Александровны. В аттестате Владимира Ульянова вместо "Ильич" даже написано было "Иванович", потом исправлено... Третий сын Ульяновых, Дмитрий, рожден от Покровского - Дмитрий тоже стал врачом... Друг семьи Ульяновых, провинциальный драматург Валериан/18/ Назарьев написал пьесу "Золотые сердца", где были черты истории семьи Ульяновых. Пьеса шла в 80-х годах прошлого века на сцене Малого театра..."(2).

Все эти нелепые измышления легко можно опровергнуть с помощью популярной литературы. Достаточно взять книгу "И.Н.Ульянов в Пензе" (Саратов, 1973), написанную мной в соавторстве с пензенским писателем О.Савиным, чтобы убедиться, что Илья Николаевич в Пензе преподавал не в гимназии, а в дворянском институте и, следовательно, Д.Каракозов не был его учеником. Что касается Марии Александровны, то она никогда и нигде не общалась с Каракозовым. И только человек с больным воображением мог додуматься до того, чтобы обвинить мать в попытке детоубийства. Впрочем, Л.Васильева вынуждена была отвергнуть сообщенный Матвеевой эпизод на нижегородском откосе и назвать его "нелепицей". И тем не менее, поэтесса ухватилась за другую, выглядевшую, как ей показалось, более правдоподобно, байку о любовной связи М.А.Ульяновой с доктором И.С.Покровским.

1. Васильева Л.Н. Кремлевские жены. – М.: Вагрус; Мн.: Выш. Шк., 1993, с. 33-35.

2. Васильева Л.Н. Дети Кремля. – Информационное Содружество «Атлантида», ООО «Издательство АСТ», 1997, с. 28-29.

(Трофимов Ж.А.Так творится клевета на В. И. Ленина и семью Ульяновых // Вестник Музея-мемориала В. И. Ленина. Выпуск 7. Ульяновск. 2005. С. 18-19)

В 2004 г. выходит книга Михаила Гиршевича Штейна «Ульяновы и Ленин. Семейные тайны», который на тот еще момент был кандидатом исторических наук. В этой книге М. Г. Штейн посвятил целую главу «Вспоминает Лариса Васильева» разбору того, что написала о В. И. Ленине и семье Ульяновых Л. Н. Васильева. Ввиду того, что у меня к сожалению в настоящий момент, нет данной книги, я приведу выдержки из этой главы по источнику - Штейн М. Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2007.