Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 2395

Сборник

Революционные латышские стрелки

(1917—1920)

1980

 

Читать книгу "Революционные латышские стрелки" в формате PDF

От авторов сайта: Существует очень много мифов об участии латышских стрелков в Октябрьской революции и гражданской войне, поэтому рекомендуем почитать выложенные книги. Понятно, что латышских стрелков, как элитные и немногочисленные боеспособные части КА, бросали  на самые опасные участки разных фронтов, а не баб по селам грабить (как думают идиоты от РКМП).

В конце книге представлено огромное количество иллюстраций

 Книга на ту же тему:

 http://leninism.su/revolution-and-civil-war/4582-latyshskie-strelki-na-strazhe-zavoevanij-oktyabrya.html

 

Отрывки из книги:

... II съезд делегатов латышских стрелковых полков открылся 12 мая в Риге. ... Командование XII армии и Искосол, которых тревожил стремительный процесс революционизирования стрелков, пытались бороться против влияния большевиков на делегатов съезда. С этой целью на съезд прибыл генерал Р. Димитриев и выступил с патриотической речью. Но его льстивые восхваления «героев латышей» и горячие призывы продолжать империалистическую войну не произвели на стрелков впечатления. Адъютанта военного министра Временного правительства А. Керенского Ильина, который пытался уговорить стрелков идти в наступление, делегаты прогнали с трибуны.

... Командир 43-го корпуса генерал В. Г. Болдырев, который в начале июля посетил позиции I-й латышской бригады, в своем дневнике писал о латышских стрелках: «Все они сплошь большевики и, конечно, за мир без аннексий и контрибуций и т. д.»

... На съезд стрелков были приглашены также представители казачьих частей с целью разъяснить им позиции латышских стрелков и убедить казаков не верить контрреволюционной агитации и не поддаваться натравливанию против стрелков. ... Они добились того, что казаки решили присоединиться к позиции латышских стрелков и действовать совместно с ними.

... Это открыто признал генерал Клембовский на совещании главнокомандующих фронтами, состоявшемся 16 июля: «Что может помочь? Смертная казнь? По разве можно казнить целые дивизии? Предать суду? По тогда половина армии окажется в Сибири. Солдат каторгой не испугаешь».

... 21 августа немецкая армия заняла Ригу, из которой отступили последние русские воинские части, предварительно взорвав мосты через Даугаву.

Героизм латышских стрелков, проявленный в боях у Малой Юглы, были вынуждены признать в официальных сообщениях ... комиссары Временного правительства. Так, в донесении Искосола военному министру, Центральному Исполнительному комитету Советов и комиссару Северного фронта отмечалось, что латышские стрелки героически сражались, понеся огромные потери.

... Большие потери понесли латышские стрелковые полки — всего около 5500 стрелков, т. е. на долю этих полков пришлось более пятой части всех потерь XII армии, ... Тяжелее всего пострадал в этих боях 5-й Земгальский полк, который потерял из своего боевого состава 80% офицеров и 67% стрелков, а 1-я и 5-я роты этого полка были уничтожены почти полностью.

... Один из лидеров российской буржуазии, Родзянко, выступая на съезде «общественных деятелей» в Москве, не постеснялся высказаться за сдачу Петрограда, заявив: «Опасаются, что в Петрограде погибнут центральные учреждения. На это я возражал, что очень рад, если все эти учреждения погибнут, потому что, кроме зла, России они ничего не принесли... После сдачи Риги там водворился такой порядок, какого никогда не видели; расстреляли 10 человек главарей, вернули городовых» {29}.

Героическое сопротивление латышских стрелков и других частей XII армии под Ригой заставило германское командование отказаться в это время от планов быстрого продвижения на Петроград ...

После падения Риги буржуазная печать начала травлю солдат Северного фронта и большевиков, обвиняя их в преднамеренной сдаче города. Но факты свидетельствовали о другом. Вся тяжесть боев под Ригой легла на плечи революционных солдат XII армии. Наибольшие потери понес именно ряд революционных соединений. ... Это были вынуждены признать даже представители контрреволюционного Временного правительства. По свидетельству одного из них, «без помощи солдатских комитетов наша армия, сбитая с позиций под Ригой, не сохранила бы свои силы и не удержалась бы на венденских позициях». ... Большевистские организации частей XII армии потеряли в этих боях почти 2000 человек, причем число членов СДЛ в латышских полках после падения Риги сократилось с 3000 до 1430 человек. В то же время нельзя было скрыть, что Ригу в соответствии с заранее разработанным планом сдали реакционные генералы во главе с Корниловым. Это подтверждается и телеграммой румынского посланника Диаманди главе своего правительства. Сообщая о разговоре с Корниловым, посланник отмечал, что генерал «рассчитывает также на впечатление, которое взятие Риги произведет в общественном мнении в целях немедленного восстановления дисциплины в русской армии», т. е. в целях подавления революционных сил.

... Партийная организация латышских стрелковых полков во время зашиты Риги уменьшилась более чем на 52%.

... «6-й Тукумский латышский стрелковый полк... когда в Финляндии вспыхнуло контрреволюционное восстание белой гвардии, ... без малейшей задержки выделил из себя отряд, по численности превышающий отряды других полков гарнизона, и послал в Финляндию. Действовавший против белой гвардии отряд сделал уже самые блестящие успехи, но вследствие понесенных в боях потерь потребовал подкреплений... 6-й Тукумский полк вновь постановил послать на поддержку товарищей один батальон... Латышские национальные полки... спешили на помощь своим товарищам в борьбе за лозунг: «Вся власть народу»»

... 9 июня Президиум ВЦИК санкционировал решение о создании Латышской стрелковой дивизии. В тот же день на 1 Всероссийском съезде военных комиссаров комиссар Латышской дивизии К. Петерсон заявил: «Мы не связываем своих действий с какой-нибудь территорией, но за долгие месяцы ожесточенной борьбы за социализм, за Советскую Россию спаялись в одну целую семью... Нас обзывают советскими жандармами — пусть! Ничьим отдельным интересам мы не служим. Наши силы отданы на борьбу за Советскую власть, за идеалы Интернационала; от борьбы с международным капиталом и нашей внутренней контрреволюцией мы не уходим и не уйдем никогда и всех призываем с собой на борьбу и победу».

... В Латышскую дивизию вступали люди различных национальностей, социального положения и возраста, все, кто, привлеченные славой латышских стрелков, хотели сражаться в их рядах за Советскую власть под знаменем пролетарского интернационализма.

Добровольцы принимались в Латышскую дивизию Исколастрелом и полковыми стрелковыми комитетами. Они должны были представить рекомендации партийных или советских учреждений или нескольких членов партии и стрелков. Вступающие обязывались прослужить в дивизии не менее 6 месяцев и получали оклад, как и во всей Красной Армии, 150 рублей в месяц.

... Во вновь сформированных частях дивизии (кавалерии, артиллерии, инженерных частях) в конце 1918 года было много русских и лиц других национальностей. В кавалерийском полку и в мортирном дивизионе преобладали русские. В Латышской дивизии служили также украинцы, белорусы, эстонцы, башкиры, татары, венгры, немцы и представители других национальностей.

 

О 18 июле 1918 года по Екатеринбургом (для РКМП)

... Утром 18 июля противник начал наступление 3 цепями по обе стороны железной дороги при поддержке бронепоезда. Его атаки на фланги и в центр были отбиты. Успешно действовал против вражеского бронепоезда блиндированный поезд латышских стрелков (3 вагона, защищенных мешками с песком, и 2 платформы, на которых были установлены траншейная 37-миллиметровая скорострельная пушка, миномет и 2 станковых пулемета). Выдвинутый впереди цепи поезд наносил противнику большие потери своим огнем до тех пор, пока не были ранены все пулеметные расчеты и убит наводчик пушки.

Во второй половине дня противник окружил латышских стрелков со всех сторон. Кончались боеприпасы. В этот критический момент стрелки, разбившись на группы, прорвали 4 цепи противника и вышли из окружения. Полковое и стационарное имущество и раненых вывезли на блиндированном поезде. Саперная команда полка взорвала железнодорожный путь. Помощник командира полка Е. Элтерманис рапортовал командиру 3-й латышской бригады: «... было сделано все возможное. Стрелки держались сверх всякой похвалы... В плен ни один из стрелков не сдавался, ... раненые застреливались сами...» В бою был убит командир полка К. Еерцберг.

Упорное сопротивление латышских стрелков у Арасланова, причинившее врагу тяжелый урон, разрушение мостов и железной дороги задержали продвижение белочехов, сорвали их попытку отрезать Екатеринбург и позволили провести эвакуацию города.

Белым затем удалось прорвать заслон советских войск западнее Екатеринбурга у станции Кузино. Для ликвидации прорыва туда были посланы латышские и эстонские стрелки и сформированная Уральским обкомом РКП(б) партийная дружина. Противник был отброшен.

 

Совершенно справедливо беляки ненавидели латышских стрелков. Потому как латышские стрелки били всех хваленных белогвардейских героев: и каппелевцев, и казаков, и корниловцев, и марковцев, и дроздовцев. Сами стрелки больше всего пострадали от Слащева.

... 5 августа флотилия белых неожиданно появилась у Казани. Для десантной операции они выделили свои лучшие части: 1-й чехословацкий полк и белогвардейский отряд Каппеля — всего около 2000 штыков, 4 орудия,  6 вооруженных пароходов и 15 вспомогательных судов. Командовал группой полковник Швец.

Вечером противник высадил десант у пристани, но контратакой 3-й роты 5-го латышского полка большая часть белых была уничтожена, а остальные бежали, оставив 4 пулемета. Один из пароходов врага был подожжен артиллерийским огнем и затоплен. Стрелки потеряли всего 6 человек, в том числе командира роты, который был тяжело ранен. В тот же вечер к пристани была направлена 6-я рота. Попытка белых с хода взять Казань не удалась.

... 20 августа главком И. Вациетис направил комиссару Латышской дивизии К. Петерсону телеграмму: «Пострадавшие в боях латышские полки, в том числе 4-й, будут отведены в глубокий тыл для укомплектования и приведения в боевую готовность, но не на отдых. Его в эту минуту решительной схватки быть не может. Или умирать, или сражаться через силу, поэтому не следует подготовлять войсковые части к переходу на отдых.

Ведите сильно и энергично агитацию, чтобы латыши поступали в наши полки. Время понять, что латышские полки должны сделаться центром боеспособности Красной Армии. На стороне наших противников — чехословаки, с нашей стороны будем мы, латыши. Я глубоко уверен, что победителями останемся мы».

В конце августа противник под Казанью последний раз попытался перехватить инициативу. 27 августа началось наступление лучших каппелевских частей (200 штыков, 340 сабель и 14 орудий) на правобережную группу. Правая колонна противника повела наступление на позиции 1-го и 6-го латышских полков, но была разбита и отброшена. Средняя колонна, выйдя в тыл V армии, 27 августа взяла станцию Тюрлема, вечером 28 августа — город Свияжск, но у станции Свияжск была разбита.

Стрелки проявили в боях высокие политические и боевые качества. В бюллетене Военно-политического отделения Наркомата по военным делам от 4 сентября отмечалось: «Настроение частей правобережной группы в большинстве случаев хорошее, особенно этим отличаются латышские части, эти войска выносят на себе наиболее ответственные поручения...»

... По воспоминаниям Ю. Бутевица, командир полка Я. Кришьянис, которому донесли, что в селе расположены крупные силы врага, применил в атаке военную хитрость: приказал подавать командирам взводов команды «батальонам» и «ротам». Команды повторялись на латышском, польском и венгерском языках, и каждый взвод с криком «вперед» на родном языке атаковал противника в ночной тьме. Успех операции был полный, враг в панике бежал.

... 3 июня начальник оперативного отдела Народного комиссариата по военным делам С. И. Аралов дал распоряжение Военному комиссариату Москвы: «По приказанию Председателя Совнаркома тов. Ленина предписывается Вам сегодня же к 6 часам вечера приготовить отряд в числе 400 человек, из которых должно быть 100 человек обязательно латышских стрелков, для отправления в г. Астрахань с тов. Сталиным». Отряд латышских стрелков под командованием В. Галвиня выехал в Царицын на следующий день. Стрелки подавили мятеж белоказаков в станице Александровской, восстановили Советскую власть от Камышина до Красного Яра, возобновили прерванное сообщение между Балашовым и Камышиным.

В начале октября на поворинском участке Южного фронта разгорелись упорные бои. Белоказаки прорвали фронт у станции Алексиково. По распоряжению главнокомандующего И. Вациетиса сюда была направлена 3-я бригада Латышской стрелковой дивизии.

... В ноябре начальник 14-й дивизии Ф. К. Миронов обследовал части поворинского участка и представил командованию доклад, в котором говорилось: «Мне выпало на долю ехать в Курземский полк... Стоит полк в пяти верстах от ближайших строений и занимает позицию на совершенно открытом поле. Нет ни деревца, ни кустика; окопов тоже нет. У каждого вырыта кротовая нора (иначе назвать это сооружение нельзя), в которую входить можно только ползком, в которой он ночует, разводя в холодное время костер. Вид у товарищей красноармейцев ужасный — все черны как уголь. Умываться, видно, не приходится, так как вода привозится из хуторов в бочках и ее еле хватает для питья... В таких условиях полк, выдерживая натиск противника и сам неоднократно переходя в наступление, бессменно стоит на передовых позициях, не имея резервов, пять месяцев. Это — богатыри, это действительно люди, решившие все до последней капли крови отдать за революцию... День был проведен в беседах с товарищами красноармейцами, которые изъявили согласие еще стоять на передовой линии, сколько потребуется, всегда наступать, когда прикажут, на удлинение боевого участка тоже согласились и, кажется, нет ничего, на что не согласились бы они во имя революции».

... В рапорте начальнику Латышской дивизии командир бригады Е. Штейн 15 декабря отмечал: «Хотя в составе частей бригады много лиц, проявивших личный героизм, представить их отдельно к награде я не могу, так как они категорически отказываются принять какие-либо индивидуальные награды» {100}.

 

Антанта использовала немецких солдат проигравшей Германии, как наемников, против Советской власти.

... Противник продолжал отступать, сознавая, что, если в ближайшее время не подойдет подкрепление, придется покинуть пределы Латвии. В этом случае части немецких войск, несомненно, должны были бы отойти в Восточную Пруссию. Силы Балтийского ландесвера предусматривалось эвакуировать морским путем в Таллин и использовать для укрепления сил контрреволюции в Эстонии. Однако этого не произошло. В расположение антисоветских сил, оттесненных к Лиепае, усиленно стали прибывать подкрепления. Из Германии прибыли завербованные там наемники, разные авантюристические элементы, считавшие войну своей профессией. Их привлекали хорошее жалованье, обещанное буржуазным временным правительством гражданство Латвии и еще ранее данные баронами обязательства снабдить колонистов землей. За это ландскнехты XX века выразили готовность бороться против Советской власти в Латвии.

... После усиленной артиллерийской подготовки, в ходе которой применялись также химические снаряды, ранним утром 22 мая на фронте 3-го стрелкового полка и частей олайнского боевого участка в наступление перешла «железная дивизия».

 

Подробное описание разгрома деникинских войск

... Район, в котором разыгралось решающее Орловско-Кромское сражение, занимал около 10 тыс. кв. км с населением до 600 тыс. человек и охватывал южную часть Орловского округа с Орловским, Дмитровским, Малоархангельским и Севским уездами Брянской губернии.

... Подготовка к контрнаступлению проходила в обстановке ожесточенных боев, когда противник продолжал продвигаться вперед, удерживая инициативу в своих руках. К 10 октября фронт на юге растянулся более чем на 1130 километров, центр его был обращен в сторону Москвы. На курско-орловском направлении действовал армейский корпус генерала Кутепова, состоявший из отборных белогвардейских дивизий — Корниловской, Дроздовской и Марковской. Левый фланг корпуса прикрывал конный корпус генерала Юзефовича, в котором числилось до 4000 сабель. За правым флангом корпуса в районе Воронежа находились кавалерийские корпуса Мамонтова и Шкуро. В корпусе Кутепова в это время было около 25 тыс. штыков и сабель.

... 1-й полк бригады червонного казачества стремительной атакой разгромил батальон Самурского полка белых, взяв в плен 120 белогвардейцев, среди которых было 70 офицеров. 2-й полк бригады червонного казачества имел бой с противником в районе деревень Саськова — Мартьянова, где разбил неприятельские пехотные части.

... В ночь на 18 октября 200 кавалеристов из бригады червонного казачества и 1 рота латышских стрелков после предварительной разведки напали на деревню Рыжково, в которой ночевал 2-й дроздовский офицерский батальон, и уничтожили его.

... В течение 19 и 20 октября на орловско-кромском участке развернулись упорные бои, которые должны были решить судьбу не только Орла, но и всего Южного фронта. Противник бросил в бой свои лучшие силы. Латышские стрелки дрались упорно, хладнокровно, отважно. Так же как и червонные казаки, они в плен не сдавались, раненые застреливались, если не было надежды попасть к своим.

... Атаки противника оставались весьма упорными. Участник боев на Южном фронте Н. Истенайс в своих воспоминаниях пишет: «Белогвардейцы ходили в штыковую атаку по 5—6 раз ежедневно. Шли колоннами, поротно, повзводно, с командирами впереди, размахивая саблями под крики «ура!». Распаленные непрерывной стрельбой, стволы пулеметов начинали плавиться. Для охлаждения пулеметов стрелки носили воду в брезентовых ведрах, держа ведра с водой в руке, подбирались к пулеметам ползком на животе». 22 октября в 4-м латышском полку из строя вышло 6 пулеметов и от чрезвычайного накала испортилось значительное количество винтовок. Потери противника были громадны. Первые цепи деникинцев буквально скашивались ружейным и пулеметным огнем стрелков. О силе огня можно судить по расходу патронов. За день боя (22 октября) стрелками и пулеметчиками 4-го полка было израсходовано около 110 тыс. патронов. Но и потери стрелков были немалые. За 22 октября полки 2-й бригады потеряли убитыми и ранеными 220 человек.

... О мужестве латышских стрелков в орловско-кромских боях бывший командующий Южным фронтом А. И. Егоров писал: «В самый тяжелый период нашей гражданской войны, в октябре 1919 года, когда самому существованию Советской страны угрожала опасность, банды Деникина, заняв Орел, имели устремление и приказ Деникина захватить Москву, латышские стрелки своим героическим натиском и беззаветной преданностью делу пролетарской революции сломили упорство врага и положили начало разгрому сил всей южной контрреволюции.  Удар латышских стрелков под Орлом является для Страны Советов и завоеваний Октябрьской революции одним из наиболее героических подвигов, занимавшим одну из первых страниц в истории нашей Красной Армии».

 

Рейды красных конников по тылам деникинцев в 1919 году

... Перед рассветом 3 ноября 1-я и 3-я латышские бригады под командованием К. Стуцки стремительно атаковали деникинцев юго-восточнее Дмитровска. Латышские стрелки, замаскировавшись плащами, незаметно по выпавшему снегу приблизились к заставам противника, которые они сняли без единого выстрела, и лавиной бросились на дроздовцев. Завязалась ожесточенная борьба, которая длилась около получаса. В результате боя фронт противника в районе между деревнями Чернодье и Чернь был прорван, через пробитую брешь вихрем пронеслась конница.

Рейд конницы был нелегким. Наступали холода, дороги обледенели, что крайне затрудняло передвижение кавалерии. Как видно из воспоминаний В. М. Примакова, конная группа, углубившись на 74 км в тыл противника, поручила Кубанскому кавалерийскому полку занять Фатеж. Значительная часть конников напала на станцию Поныри, а латышский кавалерийский полк — на станцию Возы. Кубанские казаки, совершив налет на Фатеж, захватили 2 танка и 2 тяжелых орудия, уничтожили местный гарнизон и освободили из тюрьмы около 400 пленных красноармейцев, из которых была создана рота бойцов, последовавшая за конницей Примакова.

На станции Поныри конница захватила несколько эшелонов с военным снаряжением, взорвала станцию и изрубила до 300 корниловцев. Латышский кавалерийский полк, напав на станцию Возы, уничтожил несколько вражеских эшелонов, взорвал станцию и склады с военным имуществом, а 5 ноября в бою под Сабуровкой совместно со 2-м казачьим полком под общим командованием Я. Кришьяниса разбил 2-й и 3-й корниловские полки, захватив орудия, пулеметы и пленных. Янис Кришьянис сам водил конников в атаку, и его подвиг был отмечен в приказе Реввоенсовета Республики.

Рейд красной конницы в тыл противника продолжался около 3 суток. За это время конники уничтожили более 6 рот вражеской пехоты, захватили поезд с обмундированием, разгромили тыловые базы и несколько штабов, в 15 местах взорвали полотно железной дороги Курск — Орел, сильно дезорганизовали тыл врага и к концу рейда разбили 2-й и 3-й корниловские полки.

Кавалерийский рейд расстроил задуманное противником контрнаступление. 3 ноября, после того как конники прорвались через линию обороны неприятеля, дроздовцы ликвидировали прорыв фронта и снова развернулись упорные бои. Но скоро противник, дезорганизованный рейдом конницы, отступил. Комбинированные действия пехоты с фронта и кавалерии с тыла заставили врага отойти в курском направлении. В ночь на 7 ноября, когда красная конница уже возвращалась после рейда, навстречу ей двинулись колонны корниловцев, преследуемые латышскими стрелками. У села Сабуровка отходящая Корниловская дивизия была зажата в тиски латышскими стрелками и конницей Примакова. Завязался ожесточенный бой, в результате которого были разгромлены 5 батальонов корниловцев и взяты большие трофеи. Через штаб Латышской стрелковой дивизии 6 ноября прошло более 2000 пленных и перебежчиков.

... Под командованием Ф. Лабренциса 6-й латышский полк взял в плен 3-й корниловский полк в полном составе и завершил очищение Харьковского района от белогвардейцев. В руки Красной Армии перешли четыре английских орудия, 21 пулемет и много боеприпасов. За эту выдающуюся операцию в 1920 году приказом по XIV армии Фрицис Лабренцис был награжден орденом Красного Знамени, а 6-й латышский полк — вторым Боевым Красным знаменем.

... Блестящими победами под Новочеркасском и Ростовом-на-Дону был завершен решающий этап в борьбе с белогвардейской армией Деникина. Красная Армия вышла на побережье Азовского моря, и деникинские войска окончательно распались на 3 обособленные части. Самая крупная из них, состоявшая из остатков Добровольческого корпуса, Донской и Кавказской армий, отошла на Северный Кавказ. Эта группа имела около 29 тыс. штыков и 25 тыс. сабель. Вторая группа, намного слабее первой, имевшая около 5000 штыков и сабель, под командованием генерала Слащева отходила в Крым, ее преследовала утомленная в боях 46-я стрелковая дивизия. Третья часть, действовавшая на правом берегу Днепра, под командованием генерала Шиллинга отступала к Одессе.

 

В книге малоизвестный факты о гражданской войне, не только о латышских стрелках, и о червонных казаках. Для примера стоит почитать о боях против Юденича под Петроградом.

... 26 августа в Риге в помещении английской миссии состоялось совещание, на котором присутствовали представители английской, французской и американской миссий, военные представители Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, представитель Юденича и Бермонт-Авалов. ...Совещание разрешило в составе Русской западной армии оставить немецкие войска, составлявшие ее большинство.

...24 октября 5-й особый латышский полк сосредоточился в деревне Большое Кошелево. Противник понимал, что потерянный им район Павловск — Детское Село является весьма важным стратегическим участком, и срочно перебросил туда войска — с гатчинского участка Семеновский гвардейский полк и танки. Стремясь вернуть потерянные позиции, он готовил контрнаступление с помощью танков. Латышские стрелки получили задание занять сильно укрепленную белыми деревню Поповка и совместно со 188-м и 189-м полками продолжать громить врага. ... Противник упорно сопротивлялся и к вечеру на широком участке фронта развернул мощное контрнаступление с помощью танков и бронепоездов. Белые возлагали большие надежды на английские танки. Красноармейцы на петроградском фронте впервые встретились с танками, и эти стальные черепахи, двигавшиеся впереди наступательных пехотных частей, действительно в первые минуты вызвали страх и замешательство на отдельных участках фронта. Это дало возможность белогвардейцам в некоторых местах добиться частичных успехов. ... Но в то же время в центре группы, в направлении Катлино — Кошелево — Павловск, 5-й особый латышский полк нанес войскам Юденича серьезное поражение.

Это произошло следующим образом. Командование белых бросило против 5-го латышского полка отборные части пехоты и 2 танка с намерением выбить полк из деревни Большое Кошелево и отбросить за Павловск. Приближающиеся танки сопровождали цепи пехоты. С приближением танков стрелки открыли по пехоте, идущей за танками, пулеметный и ружейный огонь, чтобы отсечь ее от танков, а по танкам артиллерийский огонь. Первый танк, подбитый артиллерией, остановился, из него вылез водитель, чтобы починить машину, но меткая пуля стрелка сразила его. Второй танк под шквальным артиллерийским и пулеметным огнем повернул обратно. Помощник командира полка В. Павар в своих воспоминаниях пишет: «Когда мы ... приблизились к подбитому танку, то увидели, что у него подбиты гусеницы, увидели убитого водителя танка в английской форме. Этот первый подбитый танк рассеял распространившиеся среди воинов нашего и соседних полков слухи о неуязвимости танков вообще».

Подбитый латышскими стрелками белогвардейский танк приезжали смотреть представители Петроградского верховного командования. Его отправили в Петроград и выставили на одной из площадей города.

Весть о победе латышских стрелков над танком быстро распространилась по всему фронту, и красноармейцы повсюду начали их уничтожать. По свидетельству штаба Юденича, рабочие отряды, матросские батальоны и курсанты дрались как львы. Они лезли на танки и стойко защищали свои позиции.

... Заключить мир эстонское буржуазное правительство побудило развернувшееся в Эстонии антивоенное движение, требовавшее прекращения участия Эстонии в войне против Советской России. В городах Эстонии росло стачечное движение, проходили демонстрации. 30—31 августа в Таллине состоялся съезд профсоюзов Эстонии. На съезд прибыли 417 делегатов, представлявших около 40 тыс. организованных рабочих. По вопросу о мире съезд принял резолюцию, требовавшую прекратить интервенцию против Советской России и немедленно начать мирные переговоры. Эстонская буржуазия разогнала съезд и жестоко расправилась с его участниками. Арестованные на съезде 25 видных представителей эстонских рабочих во главе с А. Аннусом — председателем Центрального Совета профсоюзов Эстонии — без всякого суда были убиты под Изборском.

В ноябре вспыхнула всеобщая забастовка таллинских рабочих. Антивоенными настроениями были охвачены также эстонские солдаты под Псковом и в других местах. Некоторые эстонские полки под Псковом отказались идти в наступление.

 

Судя по этой книге, лучшим командиром у белых был Слащев

... В начале апреля верховным главнокомандующим белогвардейскими войсками в Крыму вместо обанкротившегося Деникина был избран барон П. Н. Врангель. В это время на английских судах с Северного Кавказа в Крым переправлялись 35—40 тыс. бывших деникинских солдат и офицеров.

... «Танки и броневики, — писал генерал Врангель впоследствии в своих мемуарах, — двигались впереди наших частей, уничтожая проволочные заграждения. Красные оказывали отчаянное сопротивление. Особенно упорно дрались латышские части. Красные артиллеристы, установив орудия между домами в деревнях Преображенка и Перво-Константиновка, в упор расстреливали танки. Несколько танков было разбито..."

... С утра 26 июля бой в степи разгорелся с новой силой. Латышские стрелки и венгры отбивали одну атаку за другой. Сражение то и дело переходило в рукопашные схватки. Кавалерия противника полностью окружила оставшиеся полки. ... Днем 26 июля окруженные полки попытались вырваться из кольца. Но было уже поздно. Силы окруженных частей оказались недостаточными, чтобы пробиться через боевые ряды противника. Завязался последний решительный бой. Латышские стрелки и венгры стояли насмерть. Сомкнув ряды, они отбивали атаку за атакой. Наконец конница противника ворвалась в расположение полков. Началась последняя отчаянная рукопашная схватка. Вместе с уходящим днем бой окончился. Дважды краснознаменный, овеянный легендарной славой 5-й особый латышский полк погиб. Вместе с ним погиб и венгерский полк, выполнив до конца свой интернациональный пролетарский долг.

... После боя 4-й полк стал отходить в северном направлении. В 19 часов 30 минут, после целого ряда безуспешных фронтальных атак, врангелевцы обошли левый фланг полка, а затем кольцо вокруг него сомкнулось. Стрелки держались до последнего патрона, нанося противнику огромные потери. Отчаянная рукопашная борьба продолжалась и после того, как ряды стрелков смешались с врангелевскими всадниками. Остатки полка — около 120—150 израненных и измученных стрелков — были захвачены в плен, загнаны на скотный двор и расстреляны из пулемета.

... 2 часа длился неравный бой. Стрелки 6-го полка отчаянно сопротивлялись. 2-я батарея 2-го легкого артиллерийского дивизиона под командованием К. Заула прямой наводкой расстреливала густые колонны противника. В борьбе с превосходящими силами противника 6-й латышский полк геройски погиб. На поле боя пали 29 командиров и 394 стрелка. В последнюю минуту успели ускакать артиллеристы вместе с орудиями, тачанками и конные разведчики.

Помощник командира полка П. Бернхард отказался от поданной ему лошади и вместе с кучкой раненых бойцов попал в руки врага. Врангелевцы его расстреляли первым. «Да здравствует социалистическая революция!» — были последние слова этого замечательного командира. Вместе с П. Бернхардом зверски были расстреляны и другие стрелки и коммунисты, попавшие в руки противника.

... Около 48% личного состава Латышской стрелковой дивизии были латыши (свыше 8000 человек), остальные — русские, украинцы, эстонцы и представители других национальностей. Боевой состав дивизии на 65% состоял из латышей.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. Латышские стрелки в период подготовки и проведения Октябрьской революции

  1. Создание революционных организаций в латышских стрелковых полках
  2. Переход латышских стрелков на сторону Коммунистической партии
  3. Сплочение и укрепление революционных сил в латышских стрелковых полках
  4. Сдача Риги в августе 1917 года. Участие латышских стрелков в разгроме корниловщины
  5. Подготовка вооруженного восстания в районе XII армии
  6. Участие латышских стрелков в Октябрьской социалистической революции

Глава II. В первых рядах Красной Армии

  1. Латышские стрелки в борьбе за упрочение Советской власти
  2. Создание Латышской стрелковой советской дивизии
  3. Партийно-политическая работа

Глава III. Боевая деятельность латышских стрелков (апрель — декабрь 1918 года)

  1. Против внутренней контрреволюции
  2. На Восточном фронте
  3. На Северном и Южном фронтах

Глава IV. В борьбе за Советскую Латвию

  1. Освобождение территории Латвии в декабре 1918 и январе 1919 года
  2. Обострение борьбы в Латвии в зимние месяцы 1949 года

Глава V. Дальнейшая борьба латышских стрелков на Западном фронте (апрель 1919—июнь 1920 года)

  1. Защита Советской власти в Латвии в апреле и мае 1919 года
  2. Борьба латышских стрелков в Латгале, Псковской области и Белоруссии во второй половине 1919 года

Глава VI. Участие латышских стрелков в разгроме армии Деникина

  1. Общая обстановка на Южном фронте летом 1919 года
  2. Латышские стрелки в Орловско-Кромском сражении
  3. Разгром армии Деникина после Орловско-Кромского сражения

Глава VII. Участие латышских стрелков в разгроме армии Юденича

  1. Обстановка на Северо-Западном фронте осенью 1919 года
  2. 5-й особый латышский стрелковый полк в боях под Петроградом
  3. Преследование армии Юденича

Глава VIII. Латышская стрелковая дивизия на врангелевском фронте весной и летом 1920 года

  1. Возникновение врангелевского фронта
  2. Латышские стрелки в боях против Врангеля в апреле — июле 1920 года

Глава IX. Латышские стрелки в боях за освобождение Северной Таврии и Крыма (август — ноябрь 1920 года)

  1. Латышская дивизия в боях за создание каховского плацдарма
  2. Защита каховского плацдарма и борьба за инициативу в Северной Таврии
  3. Участие Латышской стрелковой дивизии в освобождении Северной Таврии
  4. Участие латышских стрелков в штурме юшуньских позиций и освобождении Крыма