Печать
Родительская категория: Ленин ПСС
Категория: Том 15

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 15

КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ61

Написано 19 марта (1 апреля) 1907 г.; «Вместо послесловия» — между 19 и 25 марта (1 и 7 апреля) 1907 г.

Напечатано в апреле 1907 г. в сборнике II «Вопросы тактики». С.-Петербург, изд. «Новая дума»
Подпись:Н. Ленин

Печатается по тексту сборника


91

Нельзя не поблагодарить тт. меньшевиков за опубликование в № 47 «Русской Жизни» (24 февраля) первого проекта резолюции (выработанного тт. Даном, Кольцовым, Мартыновым, Мартовым, Негоревым и др. при участии группы практиков). (Есть также издание отдельным листком.) Чтобы серьезно готовиться к партийному съезду, необходимо заранее печатать проекты резолюций и обстоятельно разбирать их.

Посвящена резолюция отношению к Государственной думе.

Пункт 1-й:

«в настоящее время, после семимесячного господства самой необузданной диктатуры, не встречавшей организованного противодействия терроризованных народных масс, деятельность Госуд. думы, пробуждая внимание этих масс к политической жизни страны, может и должна способствовать их мобилизации и развитию их политической активности».

Что хотели этим сказать? что Дума лучше бездумья? Или это подход к тому, что нужно «беречь Думу»? Видимо, мысль авторов именно такова. Но она не выражена. На нее есть только намек. Резолюцию нельзя писать намеками.

Пункт 2-й:

«воздвигающаяся (вероятно, опечатка вместо: выдвигающаяся) на центральное место в русской революции задача непосредственной борьбы за власть сводится при настоящем соотношении общественных сил, главным образом, к вопросу о борьбе за народное представительство».


92 В. И. ЛЕНИН

Этот пункт недаром удостоился похвал «Речи» (передовая от 27 февраля: «для российской социал-демократии это огромный шаг вперед»... «успех политического сознания»). Это, действительно, прямо чудовищный пункт.

Как это задача борьбы за власть может сводиться к вопросу «о борьбе за представительство»?! Что значит «борьба за народное представительство»?? Какое это «настоящее соотношение общественных сил»?? В предыдущем пункте говорилось только, что «семимесячное господство самой необузданной диктатуры не встречало организованного противодействия терроризованных народных масс». Неужели отсутствие организованного отпора масс в течение 7 месяцев при явном и громадном полевении масс, сказавшемся в конце этих семи месяцев на выборах, говорит что-либо о «соотношении общественных сил»??

Это — какая-то почти невероятная неясность политической мысли.

Соотношение общественных сил явно изменилось за последние полгода в том смысле, что ослаблен «центр», либералы; окрепли и усилились крайности: черносотенники и «левые». Выборы во вторую Думу неопровержимо доказали это. Значит, соотношение общественных сил вследствие обострения политических противоречий (и экономических тоже: локауты, голодовка и т. д.) стало более революционным. Каким чудом могли наши меньшевики прийти к обратному выводу, заставившему их ослаблять революционные задачи («борьба за власть»), принижая их до каких-то либеральных задач («борьба за народное представительство»)?

«Необузданная диктатура» и левая Дума, — ясно, что отсюда вытекает обратный вывод: либеральная задача бороться на почве народного представительства или за сохранение его есть мещанская утопия, ибо в силу объективных условий такая задача невыполнима без «непосредственной борьбы за власть».

Меньшевистская политическая мысль двигается вперед подобно раку.

Вывод из второго пункта: меньшевики сбились с позиции революционных с.-д, на позицию либералов.


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 93

Заключительная «туманность» второго пункта («борьба за народное представительство») на деле выражает идею либеральной буржуазии, которая сваливает свою «терроризованность» революцией на «терроризированность народных масс» и под этим предлогом спешит отказаться от борьбы революционной («непосредственная борьба за власть») в пользу борьбы якобы легальной («борьба за народное представительство»). Столыпин скоро научит, должно быть, меньшевиков тому, что такое «при настоящем соотношении общественных сил» «борьба за народное представительство»!

Пункт 3-й:

«Выборы во 2-ю Думу, давшие значительное количество последовательных сторонников революции, показали, что в народных массах назревает сознание необходимости этой борьбы за власть».

Что это? Как это? Во 2-м пункте из настоящего соотношения общественных сил выводилась замена борьбы за власть борьбой за представительство, а теперь из итогов выборов выводится назревание в массах сознания необходимости «этой» борьбы за власть!

Путаница это, товарищи. Надо бы переделать примерно так: пункт второй: «Выборы во вторую Думу показали, что в народных массах назревает сознание необходимости непосредственной борьбы за власть». Пункт третий: «Поэтому стремление либеральной буржуазии ограничить свою политическую деятельность борьбой на почве данного народного представительства выражает с идейной стороны безнадежное тупоумие наших либералов, а с материальной стороны их (неосуществимое в данный момент) стремление прекратить революцию путем сделки с реакцией». Если бы вдобавок к этому наши марксисты в 1-м пункте постарались определить, какие экономические причины вызвали обострение политических крайностей в народе, то тогда могло бы получиться нечто связное.

Затем, что это такое «последовательные сторонники революции»?? Очевидно, тут имеется в виду мелкобуржуазная демократия, главным образом, крестьянская, т. е. трудовики (в широком смысле, включая и


94 В. И. ЛЕНИН

н.-с. и с.-р.), ибо отличие второй Думы от первой именно таково. Но, во-первых, это опять намек, а резолюции не пишутся намеками. А во-вторых, это же неверно, товарищи! За наименование трудовиков «последовательными сторонниками революции» мы вас формально должны обвинить в зверствующей ереси. Последовательным (в строгом смысле слова) сторонником буржуазной революции может быть только пролетариат, ибо у класса мелких производителей, мелких хозяев неизбежны колебанья между стремлениями хозяйскими и стремлениями революционными, — например, у с.-р. на выборах в Петербурге между стремлением продаться кадетам и стремлением идти в бой против кадетов.

Поэтому вы согласитесь, вероятно, с нами, товарищи, что надо выразиться осторожнее, — примерно в том духе, как составлена большевистская резолюция (см. «Новый Луч» от 27 февраля):

«... трудовые партии... более или менее близко выражают интересы и точку зрения широких масс крестьянства и городской мелкой буржуазии, колеблясь между подчинением гегемонии либералов» (выборы в Петербурге, выбор кадета в председатели Думы) «и решительной борьбой против помещичьего землевладения и крепостнического государства...»*.

Кстати, нельзя не отметить, что в этой резолюции т. Кольцов (вместе с другими меньшевиками) относит трудовиков к последовательным сторонникам революции, а в № 49 «Русской Жизни» тот же Кольцов относит трудовиков к сельской демократии, которая в отличие от городской (т. е. от кадетов) «будет в очень многих случаях отстаивать старые изжитые формы производства и общественности». Некругло ведь это выходит, товарищи!

Пункт 4-й:

«наличность в составе Думы таких последовательных сторонников революции, поднимая и укрепляя доверие народных масс к этому учреждению, облегчает ему возможность стать действительным центром общенародной борьбы за свободу и власть».

_________

*См. настоящий том, стр. 6. Ред.


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 95

Вывод «симпатичный», что и говорить. Но логика опять хромает. Этим пунктом меньшевики заканчивают всю мотивировочную часть резолюции. Больше по этому вопросу они вообще не говорят в резолюции ни слова. И вывод получается хромой.

Если «последовательные сторонники революции» составляют в Думе не большинство, а только «значительное количество» (как говорит — и совершенно правильно говорит — пункт 3-й), то ясно, что есть еще и противники революции и непоследовательные сторонники революции. Значит, есть «возможность», что Дума в целом «станет действительным центром» непоследовательной демократической политики, а вовсе не «общенародной борьбы за свободу и власть».

В этом случае получилось бы одно из двух: (1) Либо доверие народных масс к этому учреждению стало бы не подниматься и не укрепляться, а понижаться и ослабляться. (2) Либо политическое сознание народных масс было бы развращаемо вследствие того, что политика непоследовательных сторонников революции была бы воспринимаема массами, как последовательная демократическая политика.

Отсюда совершенно ясно, что из сделанных меньшевиками посылок неизбежно вытекает почему-то опущенный ими вывод: партия пролетариата, как последовательного сторонника революции, должна неуклонно добиваться того, чтобы сторонники революции, не совсем последовательные (например, трудовики), шли за рабочим классом против непоследовательных сторонников революции и особенно против заведомых сторонников прекращения революции (например, кадетов).

Отсутствие у меньшевиков этого вывода приводит к тому, что у них совершенно не сходятся концы с концами. Выходит так, что по случаю значительного количества в Думе «последовательных сторонников революции» следует голосовать... за заведомого сторонника прекращения революции!

Совсем нехорошо выходит, товарищи!

Заключительная часть разбираемой резолюции гласит (берем пункт за пунктом) так:


96 В. И. ЛЕНИН

«Соц.-дем. — разоблачая иллюзорные представления о Гос. думе, как о действительно законодательном учреждении, выясняет народным массам, с одной стороны, истинный характер Думы, которая фактически является учреждением законосовещательным, а с другой, — возможность и необходимость использовать это учреждение, как бы несовершенно оно ни было, в целях дальнейшей борьбы за народовластие, принимает участие в законодательной работе Думы, руководствуясь при этом следующими положениями...»

Это — ослабленное выражение той мысли, которая сильнее выражена в резолюции 4-го (Объединительного) съезда в словах о «превращении» Думы в «орудие революции», о доведении масс до сознания «полной непригодности Думы» и т. д.

«... I а) Соц.-дем. подвергает своей критике, с точки зрения интересов городского и сельского пролетариата и последовательного демократизма, предложения и законопроекты всех непролетарских партий и противопоставляет им свои требования и предложения, связывая в этой работе ближайшие политические задачи с социально-экономическими нуждами пролетарских масс и с запросами рабочего движения во всех его формах.

Примечание. Когда это требуется обстоятельствами, соц.-дем. поддерживает, как меньшее зло, те из законопроектов других партий, которые, будучи проведены в жизнь, могут стать в руках народных масс орудием революционной борьбы за достижение действительной демократической свободы...»

В этом примечании выражена мысль о необходимости участия с.-д. в буржуазно-реформаторской работе на почве Думы. Не рано ли, товарищи? Не сказали ли вы сами об иллюзорности представления о Думе, как о действительно законодательном учреждении? Вы хотите поддерживать такие буржуазные законопроекты, которые, будучи проведены в жизнь, могут принести пользу в дальнейшей борьбе.

Подумайте над этим условием: «будучи проведены в жизнь». Цель вашей поддержки — способствовать проведению в жизнь «меньшего зла». Но ведь проводит-то в жизнь не Дума, а Дума плюс Гос. Совет62, плюс верховная власть! Значит, гарантий того, что своей поддержкой вы содействуете проведению «меньшего зла» в жизнь, никаких нет. А поддерживая «меньшее зло», голосуя за него, вы, несомненно, берете этим


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 97

на себя, на пролетарскую партию, частицу ответственности за половинчатое буржуазное реформаторство, за комедиантскую, в сущности, — и вами самими признанную за комедиантскую! —законодательную работу Думы!

Из-за чего же проделывать эту рискованную «поддержку»? Ибо она рискует непосредственно ослабить революционное сознание масс, к которому вы сами апеллируете, а практическая польза ее «иллюзорна»!

Вы пишете резолюции не о реформаторской работе вообще (тогда пришлось бы только сказать, что с.-д. от нее не зарекаются), а о второй Думе. Вы уже сказали, что в этой Думе есть значительное число «последовательных сторонников революции». Значит, вы имеете в виду уже определившийся партийный состав Думы. Это факт. Вы знаете, что в данной Думе не только есть «последовательные* сторонники революции», но и «непоследовательные сторонники реформ», не только левые и трудовики, но и кадеты, причем последние сами по себе сильнее правых (кадетов и примыкающих к ним, народовцы в том числе, около 150 против 100 правых). При таком положении дел в Думе, вам ради проведения в жизнь «меньшего зла» нет надобности его поддерживать, вам достаточно воздержаться при борьбе реакции с «непоследовательными сторонниками реформ». Практический результат (в смысле проведения законопроектов в жизнь) будет при этом тот же, а в смысле идейно-политическом несомненно, что вы выигрываете цельность, чистоту, выдержанность, убежденность своей позиции, как партии революционного пролетариата.

Разве может революционный с.-д. пренебрегать этим обстоятельством?

Меньшевики смотрят на верхи, вместо того, чтобы смотреть на низы. Они смотрят больше на осуществимость «меньшего зла» путем сделки «непоследовательных сторонников реформы» с реакцией (ибо именно таково действительное значение проведения в жизнь

_____________

* Прошу читателя всегда иметь в виду необходимость сделанной мной выше к этому слову поправки.


98 В. И. ЛЕНИН

законопроектов), чем на развитие сознания и боевой способности у «последовательных сторонников революции», которых в Думе, по их словам, «значительное число». Меньшевики смотрят сами и приучают народ смотреть на соглашение кадетов с самодержавием (проведение в жизнь «меньшего зла», реформ), а не на обращение более или менее «последовательных сторонников революции» к массе. Это не пролетарская, а либеральная политика. Это значит на словах провозглашать иллюзорность законодательных прав Думы, а на деле укреплять в народе веру в законодательные реформы через Думу и ослаблять веру в революционную борьбу.

Будьте последовательнее и честнее, товарищи меньшевики! Если вы убеждены, что революция кончилась, если из этого вашего (может быть, научным путем полученного?) убеждения вытекает отсутствие веры в революцию, тогда нечего и говорить о революции, тогда надо свои непосредственные задачи сводить к борьбе за реформы.

Если же вы верите в то, что вы говорите, если вы действительно считаете «значительное количество» депутатов второй Думы «последовательными сторонниками революции», тогда на первый план вы должны поставить не поддержку (никчемную практически, вредную идейно поддержку) реформ, а прояснение революционного сознания у этих сторонников, укрепление в них посредством давления пролетариата революционной организованности и решимости.

А то ведь у вас выходит верх нелогичности и путаницы: во имя развития революции рабочая партия ни словом не определяет своих задач по отношению к более или менее «последовательным сторонникам революции», посвящая зато особое примечание задаче поддерживать «меньшее зло», непоследовательных сторонников реформ!

«Примечание» надо бы переделать примерно так: «Ввиду того, что в Думе есть значительное количество более или менее последовательных сторонников революции, с.-д. в Думе должны при обсуждении тех


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 99

законопроектов, которые хотят провести в жизнь непоследовательные сторонники реформ, обращать главное внимание на критику половинчатости и ненадежности этих законопроектов, на заключающееся в них соглашение либералов с реакцией, на выяснение более или менее последовательным сторонникам революции необходимости решительной и беспощадной революционной борьбы. При голосовании же таких законопроектов, которые представляют из себя меньшее зло, с.-д. воздерживаются, предоставляя либералам одним «побеждать» реакцию на бумаге и отвечать перед народом за проведение в жизнь «либеральных» реформ при самодержавии».

«... б) Соц.-дем. пользуется обсуждением как различных законопроектов, так и государственного бюджета, чтобы вскрывать не только отрицательные стороны существующего режима, но и все классовые противоречия буржуазного общества...»

Очень хорошая цель. Чтобы вскрывать классовые противоречия буржуазного общества, надо сводить партии к классам. Надо бороться с духом «беспартийной», «единой» «оппозиции» в Думе и беспощадно вскрывать классовую узость тех же, например, кадетов, которые всего больше претендуют на затушевывание «классовых противоречий» посредством клички якобы «народной свободы».

Пожелаем, чтобы меньшевики не только говорили о вскрывании классовых противоречий буржуазного общества (а «не только» гнусностей самодержавия), но и делали это...

«... в) В бюджетном вопросе соц.-дем. руководится принципом: «ни копейки безответственному правительству»...»

Прекрасный принцип, который был бы совсем хорош, если бы вместо: «безответственному» стояло иное слово, указывающее не на ответственность правительства перед Думой (это фикция при данной «конституции»), а на «ответственность» его перед верховной властью (это не фикция, а реальность, ибо действительная власть не у народа, и сами меньшевики говорят о назревании «борьбы за власть»).


100 В. И. ЛЕНИН

Надо было сказать: «ни копейки правительству, пока вся власть не будет в руках народа».

«II. Соц.-дем. пользуется правом запросов для разоблачения перед народом истинного характера существующего правительства и полного противоречия всех его действий с интересами народа; для выяснения положения рабочего класса в городе и деревне и условий его борьбы за улучшение своего политического и экономического положения; для освещения той роли, какую играют по отношению к рабочему классу как правительство и его агенты, так и имущие классы и представляющие их политические партии...»

Очень хороший пункт. Жаль только, что до сих пор (19 марта) мало пользовались наши думские соц.-дем. этим правом запроса.

«... III. Поддерживая на почве этой работы самое тесное общение с рабочими массами и стремясь, в своей законодательной деятельности, быть выразительницей их организованного движения, соц.-дем. содействует организации их, как и вообще народных масс, для поддержки Думы в ее борьбе со старым режимом и создания условий, которые дали бы возможность Думе выходить в своей деятельности за пределы сковывающих ее основных законов...»

Во-первых, о «законодательной» деятельности социал-демократов говорить не приходится. Надо было сказать: «думской деятельности».

Во-вторых, лозунг «поддержки Думы в ее борьбе со старым режимом» совершенно не вяжется с посылками резолюции и является, по существу, неправильным.

В мотивах резолюции говорится о революционной борьбе за власть и о наличности в Думе «значительного количества последовательных сторонников революции».

Почему же здесь вполне ясная, революционная категория «борьба за власть» подменена расплывчатой «борьбой со старым режимом», т. е. выражением, прямо включающим реформаторскую борьбу? Не переделать ли мотивы в том духе, что вместо «иллюзорной» борьбы за власть воздвигается «задача борьбы за реформы»?

Почему здесь речь идет о поддержке «Думы», а не о поддержке «последовательных сторонников революции» массами? Выходит ведь, что меньшевики зо-


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 101

вут массы поддерживать непоследовательных сторонников реформ!! Нехорошо выходит, товарищи.

Наконец, слова о поддержке «Думы» в ее борьбе со старым режимом, по существу, плодят прямо неверные мысли. Поддерживать «Думу», значит поддерживать большинство Думы. Большинство, это — кадеты плюс трудовики. Значит, вы implicite, т. е., не говоря этого прямо, дали характеристику кадетов: они «борются со старым режимом».

Такая характеристика неверна и неполна. Таких вещей не говорят полунамеком. Их надо говорить прямо и ясно. Кадеты не «борются со старым режимом», а стремятся реформировать, подновить этот самый старый режим, преследуя уже теперь вполне ясно и открыто соглашение со старой властью.

Умалчивать об этом в резолюции, оставлять это в тени, значит сбиваться с пролетарской точки зрения на либеральную.

«... IV. Содействуя этой своей деятельностью развитию народного движения, направленного на завоевание учредительного собрания, социал-демократия будет поддерживать, как этап в этой народной борьбе, все усилия Гос. думы подчинить себе исполнительную власть, расчищая таким образом почву для перехода всей государственной власти в руки народа...»

Это — самый важный пункт резолюции, содержащий пресловутый лозунг «думского» или «ответственного» министерства. Надо разобрать этот пункт и с точки зрения формулировки и затем по существу.

Крайне странно формулирован этот пункт. Меньшевики не могут не знать, что вопрос этот из самых важных. Они не могут не знать далее, что такой лозунг уже выставлялся однажды Центральным Комитетом нашей партии, именно во время первой Думы, и что тогда партия не приняла этого лозунга. Это до такой степени верно, что даже думская с.-д. фракция первой Думы, состоявшая, как известно, только из меньшевиков и имевшая лидером такого выдающегося меньшевика, как тов. Жорданию, — даже эта фракция не приняла лозунга «ответственное министерство», ни разу ни в одной речи в Думе не выставив его!


102 В. И. ЛЕНИН

Казалось бы, этого слишком достаточно для особенно внимательного отношения к вопросу. А вместо этого мы видим перед собой самый небрежно составленный пункт в резолюции, вообще недостаточно обдуманной.

Почему вместо ясного лозунга «ответственное министерство» (Плеханов в «Русской Жизни») или «министерство из думского большинства» (резолюция ЦК в эпоху первой Думы) выбрана новая, гораздо более туманная, формулировка? Есть ли это только пересказ того же самого «ответственного министерства» или нечто иное? Разберемся в этих вопросах.

Каким образом могла бы Дума подчинить себе исполнительную власть? Либо легально, на почве данной (или слегка измененной) монархической конституции, либо нелегально, «выходя за пределы сковывающих ее основных законов», свергая старую власть, превращаясь в революционный конвент, во временное правительство и т. п. Первая возможность означает именно то, что принято выражать словами: «думское» или «ответственное» министерство. Вторая возможность — активное участие «Думы» (т. е. большинства Думы) в непосредственно-революционной борьбе за власть. Других путей «подчинения» Думе исполнительной власти быть не может, а частного вопроса о том, как бы могли переплестись между собой различнейшие пути, здесь ставить не приходится: перед нами не научно-академический вопрос о том, какие ситуации вообще возможны, а практически-политический вопрос о том, что именно должна социал-демократия поддерживать и чего не должна.

Вывод отсюда ясен. Новая формулировка как бы нарочно придумана для сокрытия существа спорного вопроса, для сокрытия истинной воли съезда, выражением которой должна стать резолюция. Лозунг «ответственное министерство» вызвал и вызывает резкие споры среди с.-д. Поддержка революционных шагов Думы не вызывала и не вызывает не только резких, но, пожалуй даже, никаких разногласий среди с.-д. Что сказать после этого про людей, которые предложили резолюцию, затушевывающую разногласия


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 103

посредством объединения спорного и бесспорного под одной общей расплывчатой формулой? Что сказать про людей, предложивших запечатлеть решение съезда в таких словах, которые ничего не решают, давая возможность одним разуметь под этими словами революционные шаги Думы, «выходящей за пределы» и пр., другим — разуметь под этим сделку Милюкова со Столыпиным о вступлении кадетов в министерство?

Про людей, поступающих так, самое мягкое, что может быть сказано: они отступают, набрасывая флер на некогда ясную, некогда открыто выраженную, программу поддержки кадетского министерства.

И в дальнейшем, поэтому, мы оставим в стороне эту запутанную и безнадежно запутывающую вопрос формулировку. Будем говорить только о существе вопроса, о поддержке требования «ответственного» (или, что все равно, кадетского) министерства.

Чем мотивирует резолюция необходимость поддерживать требование думского или ответственного министерства? Тем, что это — «этап в народной борьбе за учредительное собрание», что это — «почва для перехода всей власти в руки народа». Это — вся мотивировка. Мы ответим на нее кратким резюме наших доводов против поддержки социал-демократией требования думского министерства.

1) Совершенно недопустимо для марксиста ограничиваться абстрактно-юридическим противопоставлением «ответственного» министерства «безответственному», «думского» самодержавному и т. п., как делает Плеханов в «Русской Жизни» и как делали меньшевики всегда при разборе ими этого вопроса. Это либерально-идеалистическое, а не пролетарски-материалистическое рассуждение.

Надо разобрать классовое значение обсуждаемой меры. Кто сделает это, тот поймет, что содержание ее — сделка или попытка сделки самодержавия с либеральной буржуазией для прекращения революции. Объективно-экономическое значение думского министерства именно таково. Поэтому большевики имели полное право и основание говорить: думское или


104 В. И. ЛЕНИН

ответственное министерство, это на деле — кадетское министерство. Меньшевики сердились и кричали о подмене, подтасовке и пр. Но сердились они потому, что не хотели понять довода большевиков, сводивших юридическую фикцию («ответственно»-то будет думское министерство больше перед монархом, чем перед Думой, больше перед либеральными помещиками, чем перед народом!) к классовой основе. И как бы ни сердился т. Мартов, как бы ни кричал о том, что теперь даже Дума не кадетская, — он ни на йоту не ослабит этим непререкаемого вывода: по существу дела речь идет именно о кадетском министерстве, ибо гвоздь именно в этой либерально-буржуазной партии. Возможный смешанный состав думского министерства (кадеты плюс октябристы, плюс «беспартийные», плюс даже плохенький «трудовик» или якобы «левый» и т. п.) нисколько не изменил бы этого существа дела. Обходить это существо дела, как поступают меньшевики и Плеханов, значит обходить марксизм.

Поддержка требования думского или «ответственного» министерства есть, по существу дела, поддержка кадетской политики вообще и кадетского министерства в частности (как и сказано в первом же проекте большевистской резолюции к V съезду). Кто боится признать это, тот тем самым признает уже слабость своей позиции, слабость аргументов в пользу поддержки социал-демократией кадетов вообще.

Мы всегда стояли и стоим на том, что социал-демократия не может поддерживать сделки самодержавия с либеральной буржуазией, сделки, направленной к прекращению революции.

2) Меньшевики всегда рассматривают думское министерство, как шаг к лучшему, как облегчение дальнейшей борьбы за революцию, и разбираемая резолюция ясно выразила эту мысль. Но тут меньшевики делают ошибку, впадая в односторонность. Марксист не может ручаться за полную победу данной буржуазной революции в России: это значило бы впадать в буржуазно-демократический идеализм и утопизм. Наше дело — стремиться к полной победе революции, но мы не вправе


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 105

забывать, что бывали раньше и могут быть теперь неоконченные, половинчатые буржуазные революции.

Меньшевики же формулируют свою резолюцию так, что думское министерство оказывается обязательным этапом в борьбе за учредительное собрание и т. д. и т. д. Это прямо не верно. Марксист не вправе рассматривать думское министерство только с этой стороны, игнорируя объективную возможность двух типов экономического развития России. Буржуазно-демократический переворот в России неизбежен. Но он возможен при сохранении помещичьего хозяйства и постепенной трансформации его в юнкерски-капиталистическое (столыпинская и либеральная аграрная реформа), возможен также при уничтожении помещичьего хозяйства и передаче земель крестьянству (крестьянская революция, поддерживаемая социал-демократической аграрной программой).

Марксист обязан рассматривать кадетское министерство не с одной, а с обеих сторон: как возможный этап борьбы за учредительное собрание и как возможный этап ликвидации буржуазной революции. По намерениям кадетов и Столыпина, думское министерство должно сыграть вторую роль; по объективному положению вещей, оно может сыграть и вторую и первую роль*.

Забывая о возможности (и об опасности) либерального ограничения и прекращения буржуазной революции, меньшевики сбиваются с точки зрения классовой борьбы пролетариата на точку зрения либералов, прикрашивающих и монархию, и выкуп, и две палаты, и прекращение революции, и пр., и пр.

3) Переходя от экономически-классовой к государственно-правовой стороне вопроса, надо сказать, что меньшевики рассматривают думское министерство, как шаг к парламентаризму, как реформу, усовершенствующую конституционный строй и облегчающую пролетариату использование его для своей классовой борьбы.

__________

* Мы делаем самое лучшее для Плеханова и меньшевиков предположение, именно: что кадеты выставят требование думского министерства. Вероятнее, что этого не будет. Тогда Плеханов (и меньшевики) будет так же смешон с своей «поддержкой» не выдвигаемого либералами лозунга, как был он смешон с «полновластной Думой».


106 В. И. ЛЕНИН

Но это опять-таки однобокая точка зрения «отрадных явлений». В акте назначения министров из думского большинства (именно такого назначения добивались кадеты в первой Думе) нет одной, весьма существенной, черты реформы, нет законодательного признания известной общей перемены в конституции. Это — акт до известной степени единичный, даже персональный. Он опирается на закулисные сделки, переговоры, условия. Недаром «Речь» признала теперь (в марте 1907 года!), что в июне 1906 года были переговоры к.-д. с правительством, оглашению еще не (!) подлежащие. Даже кадетский подголосок «Товарищ» признал недопустимой эту игру в прятки. И неудивительно, что Победоносцев (по газетным известиям) мог предложить такую меру: назначить либеральных, кадетских, министров, а потом разогнать Думу и сменить министерство! Это не было бы отменой реформы, изменением закона, это было бы вполне закономерным, «конституционным актом» монарха. Поддерживая кадетские стремления к думскому министерству, меньшевики на деле, вопреки своей воле и сознанию, поддерживали закулисные переговоры и сделки за спиной народа.

Никаких «обязательств» при этом меньшевики с кадетов не брали и не могли брать. Они им дарили свою поддержку, давали ее в кредит, внося смуту и развращение в сознание рабочего класса.

4) Сделаем еще одну уступку меньшевикам. Допустим наилучший возможный случай, именно, что акт назначения думских министров окажется не только персональным актом, не только обманом народа и показной сделкой, а первым шагом действительной конституционной реформы, действительно улучшающей условия борьбы пролетариата.

Даже и в этом случае никак нельзя оправдать выставления социал-демократией лозунга о поддержке требования думского министерства.

Это — этап к лучшему, почва для дальнейшей борьбы, говорите вы? Допустим. А разве не было бы, наверное, этапом к лучшему всеобщее, но не прямое избирательное право? Почему же не объявить, что


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 107

социал-демократия поддерживает требование всеобщего, но не прямого избирательного права, как «этап» в борьбе за «4-членную формулу», как «почву для перехода» к этой формуле? Тут бы с нами были не только кадеты, но и педераки63 и часть октябристов! «Общенациональный» этап к народной борьбе за учредительное собрание — вот что значит поддержка социал-демократией всеобщего, но не прямого и не тайного голосования.

Решительно никакой принципиальной разницы нет между поддержкой требования думского министерства и поддержкой требования всеобщего, но не прямого и не тайного голосования.

Оправдывать выставление лозунга «ответственное министерство» тем, что это — этап к лучшему и т. п., значит не понимать основ в вопросе об отношении социал-демократии к буржуазному реформаторству.

Всякая реформа лишь постольку и является реформой (а не реакционной и не консервативной мерой), что она означает известный шаг, «этап» к лучшему. Но всякая реформа в капиталистическом обществе имеет двойственный характер. Реформа есть уступка, которую делают правящие классы, чтоб задержать, ослабить или затушить революционную борьбу, чтобы раздробить силу и энергию революционных классов, затемнить их сознание и т. д.

Поэтому революционная социал-демократия, нисколько не отказываясь использовать реформы в целях развития революционной классовой борьбы («мы принимаем уплату и по частям», wir nehmen auch Abschlagszahlung — говорил Фридрих Энгельс64), ни в каком случае не «делает своими»* половинчатых буржуазно-реформистских лозунгов.

Поступать так, значит действовать вполне по Бернштейну (Плеханову придется реабилитировать Бернштейна, чтобы защитить свою теперешнюю политику! Недаром орган Бернштейна, «Sozialistische Monatshefte»65, не нахвалится на Плеханова!), значит

____________

* Плеханов в «Русской Жизни»: «... с.-д. депутаты не могут не сделать указанное требование («ответственное министерство») своим в интересах народа, в интересах революции...».


108 В. И. ЛЕНИН

превращать социал-демократию «в демократически-социалистическую партию реформ» (известное изречение Бернштейна в знаменитых его «Предпосылках социализма»).

Социал-демократия рассматривает реформы и использует реформы, как побочный продукт революционной классовой борьбы пролетариата.

И тут мы подходим к последнему нашему доводу против разбираемого лозунга:

5) Чем может социал-демократия на деле приблизить осуществление всяких реформ вообще, конституционных реформ в России в частности, думского министерства и его полезных для пролетариата результатов, в особенности? Тем ли, что она будет «делать своими» лозунги буржуазных реформистов, или тем, что она будет решительно отказываться «делать своими» подобные лозунги, продолжая неуклонно вести революционную классовую борьбу пролетариата под знаменем полных, неурезанных лозунгов? Ответ на этот вопрос не труден.

«Делая своими» всегда половинчатые, всегда урезанные, всегда двуличные лозунги буржуазного реформаторства, мы на деле не усиливаем, а ослабляем вероятность, возможность и близость осуществления реформы. Ибо действительной силой, порождающей реформы, является сила революционного пролетариата, его сознательности, сплоченности, непреклонной решимости в борьбе.

Эти качества массового движения мы ослабляем и парализуем, пуская в массы буржуазно-реформаторские лозунги. Обычный буржуазный софизм состоит в том, что, уступая кое-что из своих революционных требований и лозунгов (ставя, например, «думское министерство» вместо «самодержавия народа» и учредительного собрания, как «этап» и т. д.), мы усиливаем вероятность осуществления такой ослабленной меры, ибо за нее, дескать, будет стоять и пролетариат и буржуазия в той или иной ее части.

Это — буржуазный софизм, говорит международная революционная социал-демократия. Напротив, мы


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 109

ослабляем этим вероятность осуществления реформы, ибо в погоне за сочувствием буржуазии, всегда делающей уступки лишь против воли, мы ослабляем революционное сознание масс, развращаем, затемняем его. Мы подделываемся к буржуазии, к ее сделке с монархией, принося этим вред развитию революционной борьбы масс. В результате всегда получается то, что реформы при такой тактике либо отсутствуют, либо оказываются чистым обманом. Единственная прочная опора реформ, единственная серьезная гарантия их нефиктивности, их использования для блага народа, это — самостоятельная революционная борьба пролетариата, не принижающего своих лозунгов.

Меньшевики, начиная с июня 1906 г., пускают в массы лозунг поддержки требования думского министерства. Этим они ослабляют и затемняют революционное сознание масс, принижают размах агитации, уменьшают вероятность осуществления этой реформы и возможность ее использовать.

Надо усиливать революционную агитацию в массах, бросать шире, развивать яснее наши полные, неурезанные лозунги, — этим мы приблизим, на хороший конец, полную победу революции, а на худой конец, вырвем какие-нибудь половинчатые уступки (вроде думского министерства, всеобщего, но не прямого, избирательного права и т. п.) и обеспечим себе возможность превратить их в орудие революции. Реформы — побочный продукт классовой борьбы революционного пролетариата. Делать «своим» делом получение побочного продукта, значит впадать в либерально-буржуазный реформизм.

* * *

Последний пункт резолюции:

«V. Рассматривая деятельность в Думе, как одну из форм классовой борьбы, с.-д. фракция в Думе сохраняет полную самостоятельность, входя в каждом отдельном случае в соглашения для агрессивных действий с теми партиями и группами, задачи которых в данный момент совпадают с задачами пролетариата, для оборонительных действий, направленных к охране самого народного представительства и его права — с теми партиями, которые


110 В. И. ЛЕНИН

заинтересованы в борьбе со старым режимом за торжество политической свободы».

Насколько хороша тут первая часть (до слова «входя»), настолько же плоха и прямо несуразна вторая.

Что это за смешное различие «агрессивных» и «оборонительных» действий? Не вспомнили ли наши меньшевики язык «Русских Ведомостей»66 90-х годов прошлого века, когда либералы доказывали, что либерализм в России «охраняет», а реакция — «агрессивна»? Подумайте только: марксисты вместо «старых» делений политических действий на революционные и реформистские, на революционные и контрреволюционные, на парламентские и на внепарламентские — преподносят нам новую классификацию: «оборонительные» действия «охраняют» данное; «агрессивные» идут дальше! Побойтесь бога, товарищи меньшевики! До какой степени надо было потерять всякое чутье революционной классовой борьбы, чтобы не заметить пошлого привкуса в этом различении «оборонительного» и «агрессивного»!

И как забавно, точно предмет в вогнутом зеркале, отражается в этой беспомощной формулировке та горькая (для меньшевиков) истина, которую им не хочется признать открыто! Меньшевики привыкли говорить о партиях вообще, боясь точно назвать и ясно разграничить их, привыкли накидывать флер общего наименования: «оппозиционно-демократические партии» и на кадетов и на левых. Теперь они чувствуют, что наступает перемена. Они чувствуют, что либералы в сущности способны теперь только охранять (посредством коленопреклонения, как «Русские Ведомости» «охраняли» земство в 80-х годах!) теперешнюю Думу и теперешнюю нашу, простите за выражение, «конституцию». Меньшевики чувствуют, что идти дальше (быть «агрессивными» — бывают же такие гнусные термины!) либеральные буржуа не могут и не хотят. И это смутное сознание правды меньшевиками отразилось в забавной и донельзя путаной формулировке, по буквальному значению которой выходит, что с.-д. способны когда-нибудь входить в соглашения для дей-


КАК НЕ СЛЕДУЕТ ПИСАТЬ РЕЗОЛЮЦИЙ 111

ствий, «задачи которых» не совпадают с задачами пролетариата!

Этот заключительный аккорд меньшевистской резолюции, эта смешная боязнь сказать прямо и ясно правду — именно, что либеральные буржуа, к.-д., перестали совершенно помогать революции, — выражает великолепно весь дух всей разобранной нами резолюции.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Предыдущие строки были уже написаны, когда я получил резолюции февральской (1907 г.) конференции «Союза Эстонского края» РСДРП67.

На этой конференции выступали (должно быть, как делегаты от ЦК) товарищи меньшевики М. и А. При обсуждении вопроса о Гос. думе они, видимо, внесли ту самую резолюцию, которую я разбирал выше. И вот крайне поучительно посмотреть, какие изменения внесли в эту резолюцию товарищи эстонские социал-демократы. Приводим принятую конференцией резолюцию полностью:

ОБ ОТНОШЕНИИ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

«Для удовлетворения народных нужд Гос. дума не имеет никакой власти и силы, так как вся власть находится по-старому в руках врагов народа — царского самодержавия, бюрократии и кучки помещиков. Поэтому социал-демократия должна беспощадно уничтожать иллюзорные надежды на законодательную силу нынешней Гос. думы и разъяснять народу, что только полновластное всенародное учредительное собрание, свободно избираемое вслед за уничтожением царского самодержавия самим народом, в состоянии удовлетворить народные требования.

В целях же развития классового самосознания пролетариата, политического воспитания народных масс, развития и организации революционных сил социал-демократия должна использовать и эту бессильную, немощную Гос. думу. Ввиду этого социал-демократия принимает участие в деятельности Гос. думы на следующих основаниях:

I. Социал-демократия, исходя из интересов городского и сельского пролетариата и из принципов последовательного демократизма, критикует все предложения и законопроекты правительства и буржуазных партий и государственный бюджет и противопоставляет им свои требования и законопроекты, постоянно


112 В. И. ЛЕНИН

исходя при этом из требований и нужд широких народных масс, разоблачая такой своей деятельностью негодность существующего строя и классовые противоречия буржуазного общества.

II. Социал-демократия пользуется правом запроса для того, чтобы обнажать сущность и натуру нынешнего правительства и показать народу, что вся его деятельность направлена прямо против интересов народа, чтобы выяснить бесправное положение рабочего класса и освещать ту роль, которую играют правительство и господствующие классы и опирающиеся на них партии по отношению к рабочему классу. Между прочим, социал-демократия должна бороться против соглашательской и предательской партии кадетов, разоблачая их половинчатость и лицемерный демократизм, чтобы тем самым освободить из-под их гегемонии и влияния революционную мелкую буржуазию, заставляя ее идти за пролетариатом.

III. Как партия пролетарского класса, социал-демократия должна в Гос. думе выступать всегда самостоятельно. Никаких постоянных соглашений или договоров, стесняющих свободу действий социал-демократии с другими революционными и оппозиционными партиями в Гос. думе, социал-демократия заключать не должна. В отдельных случаях, когда задачи и шаги других партий совпадают с задачами и шагами социал-демократии, — с.-д. может и должна вступать в переговоры с другими партиями относительно этих шагов.

IV. Так как у народа не может быть никаких соглашений с нынешним крепостническим правительством и только полновластное учредительное собрание в состоянии удовлетворить народные требования и нужды, то конференция не считает задачей пролетариата бороться за ответственное перед нынешней бессильной Думой министерство. Пролетариат должен бороться не под флагом ответственного министерства, а под флагом учредительного собрания.

V. Борясь таким образом, социал-демократическая фракция в Гос. думе должна связать себя самым тесным образом с пролетарскими и широкими народными массами вне Думы и, содействуя организации этих масс, создавать революционную армию для ниспровержения самодержавия».

Комментарии излишни. В своей статье я пытался показать, как не следует писать резолюций вроде разобранной. В своей резолюции эстонские революционные социал-демократы показали, как следует исправлять непригодные резолюции.