Печать
Родительская категория: Ленин ПСС
Категория: Том 46

 Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 46

Письма 1900 г.

Содержание

 

1900 г.

14

Η. К. КРУПСКОЙ

Давненько уже собираюсь написать тебе о делах, но все разные обстоятельства мешают. В сутолоке я живу довольно-таки изрядной, даже чрезмерной — и это (ΝΒ) несмотря на сугубые, сверхобычные меры предохранения от сутолоки! Почти, можно сказать, в одиночестве живу — и сутолока тем не менее! Положим, это неизбежная, неотвратимая при всякой новизне положения сутолока и на бога грех бы роптать, благо я далеко не так нервен, как наш милый книгопродавец*, впадающий в черную меланхолию и моментальную прострацию под влиянием этой сутолоки. Есть много и хорошего наряду с сутолокой! Ну, порасскажу теперь о делах в заграничном «Союзе русских социал-демократов», порасскажу на основании фактов и рассказов другой стороны...

Во-первых, совершенно неверное представление о Vademecum'e** господствует в России под влиянием россказней сторонников «Рабочего Дела». Послушать их, — это сплошной натиск на личности и т. п., сплошное генеральство и раздувание пустяков из-за оплевания личностей, сплошное употребление «недопустимых» приемов etc. A на деле в этой вещи преобладает, в громадной степени преобладает принципиальная сторона,

__________

* По-видимому, речь идет об А. Н. Потресове. Ред.

**— Путеводителе. Ред.


Η. Κ. КРУПСКОЙ. АВГУСТ 1900 г. 35

и нападки на личностей — лишь придаток, неизбежный придаток при тех запутанных и донельзя обостренных отношениях, которые постарались создать «молодые». Vademecum — это — вопль, прямо-таки вопль против пошлого экономизма, против «стыда и позора» социал-демократии. «Я никогда не думал, что мне суждено пережить такой стыд», — восклицает Плеханов в конце предисловия к опубликовываемым им документам. «Нам надо выйти из этого хаотического и позорного положения во что бы то ни стало. Горе партии, терпеливо переносящей подобную путаницу!» И против всяких обвинений, направленных на Плеханова, надо прежде всего решительно установить, что вся суть его брошюры — именно объявление войны «позорным» принципам «кредизма» и «кусковщины», именно принципиальный раскол, а раскол и «драка» в «Союзе» — лишь побочный результат этой принципиальной розни.

Если принципиальный раскол соединился с такой «дракой» (на апрельском (1900) съезде заграничного «Союза русских социал-демократов» дело доходило буквально до драки, до истерик и проч. и проч., что и вызвало уход Плеханова), — если это вышло так, то вина в этом падает на молодых. Именно с точки зрения экономизма вели молодые систематическую, упорную и нечестную борьбу против группы «Освобождение труда» в течение 1898 года, — «нечестную» потому, что они не выставили открыто своего знамени, что они огульно взваливали все на «Россию» (замалчивая анти-«экономическую» социал-демократию России), что они пользовались своими связями и своими практическими ресурсами для того, чтобы оттирать группу «Освобождение труда», для того, чтобы ее нежелание пропускать «позорные» идеи и позорное недомыслие объявлять нежеланием пропускать всякие «молодые силы» вообще. Эта борьба против группы «Освобождение труда», это оттирание ее велось втихомолку, под сурдинкой, «частным» образом, посредством «частных» писем и «частных» разговоров, — говоря просто и прямо: посредством интриг, потому что вопрос о роли группы «Освобождение


36 В. И. ЛЕНИН

труда» в русской социал-демократии никогда не был, никогда не будет и никогда не может быть частным делом. «Новые» воззрения провозглашали молодые против старых, но молодые так искусно и дипломатично припрятывали эти воззрения (доказывая тем, что для них и самый вопрос о воззрениях был частным делом), что изложение споров пришлось давать старикам. «Мы послали в СПБ. изложение наших споров с молодыми», — пишет Плеханов (стр. XLVII Vademecuma'a). Таким образом, еще в 1898 году группа «Освобождение труда» доказала, что для нее весь вопрос состоит именно в принципиальном шатании молодых, способных падать до полного отрицания социализма, — еще в 1898 году группа «Освобождение труда» выступила с воззванием к русской социал-демократии против шатания мысли34, — но это воззвание оказалось гласом вопиющего в пустыне, так как после провалов летом 1898 г. все выдающиеся деятели партии были сметены с поля битвы, и в ответ на воззвание раздался голос одних «экономистов».

Неудивительно, что группа «Освобождение труда» вышла после этого из редакции, неудивительно, что открытая война против «экономизма» становилась все более и более настоятельной и неизбежной. Но тут на помощь к лицам «экономического» направления пришли люди, которых соединяла с этими экономистами старинная вражда к группе «Освобождение труда», и эти люди не остановились перед попыткой дать поблажку «экономизму», не вынося сор из избы, дать возможность «экономизму» продолжать — и еще с несравненно большим удобством — тактику «частной» пропаганды своих идей под флагом социал-демократизма и под прикрытием двусмысленных заявлений новой редакции, желающей подражать тому ласковому теленку, который двух маток сосет.

Новая редакция в первом же номере «Рабочего Дела» заявила, что она «не знает, о каких молодых товарищах говорит П. Б. Аксельрод», выступая против «экономистов»; — она заявила это несмотря на то, что борьба с «молодыми» составляла всю историю заграничного


Η. Κ. КРУПСКОЙ. АВГУСТ 1900 г. 37

Союза за последние годы, она заявила это несмотря даже на то, что в составе редакции «Рабочего Дела» состояло лицо, само придерживающееся «экономического» направления (г. В. И—н). Человеку, стоящему в стороне от дела, человеку, не вдумывающемуся в историю русской социал-демократии и заграничного социал-демократического союза в последние годы, может показаться совершенно непонятным и странным, почему это маленькое и (по-видимому) мимоходом брошенное замечание редакции «Рабочего Дела» («мы не знаем, о каких молодых товарищах говорит П. Б. Аксельрод») послужило искрой, из которой разгорелся пожар, разгорелась самая страстная полемика, и дело кончилось расколом заграничного Союза и распадением его. А между тем, в этом кажущемся странным обстоятельстве нет ничего странного. Маленькое замечание редакции «Рабочего Дела» в связи с помещением этой редакцией статей г. В. И—на с полной ясностью показало коренное различие между двумя пониманиями ближайших задач и насущнейших требований русской социал-демократии. Первое понимание можно выразить словами: laissez faire, laissez passer* по отношению к «экономизму», это — тактика примирительного отношения к нему, тактика прикрывания «крайностей» экономизма, тактика защиты экономизма от прямой борьбы против него, тактика «свободной критики», т. е. свободной критики марксизма со стороны всяческих прямых и переодетых идеологов буржуазии. Другое понимание требовало решительной борьбы против экономизма, открытого протеста против угрожающего опошления и сужения марксизма, бесповоротного разрыва с буржуазной «критикой».

Написано в августе, ранее 24, 1900 г.
Послано из Швейцарии в Уфу

Впервые напечатано в 1924 г. в Ленинском сборнике I

Печатается по рукописи

________

* — предоставьте делу идти своим порядком. Ред.


38 В. И. ЛЕНИН

15

Ю. М. СТЕКЛОВУ35

Письмо к Нахамкису

1. Поместим.

2. + + статьи. [Замечания о массовом и социал-демократическом массовом движении, — о невозможности для социал-демократов хоть на минуту отказаться от своих строго социал-демократических принципов, — о пропаганде и агитации, о соотношении политических прав и политической свободы. Насчет того, чтобы не суживать значение 4 мая и др.]

3. — в статье желательны были бы некоторые, неважные, изменения, проект которых мы и предлагаем, надеясь, что совместное обсуждение их приведет нас к полному соглашению.

Во-1-х, необходимо подведение итогов сказанному, сводка, заключение, на что уже Вы сами и указали. Во-2-х, в связи с этим желательно бы было некоторое сокращение (например, можно бы сократить следующие места: стр. 3 (ΝΒ 2); стр. 39 (ΝΒ 16) и некоторые другие) остальной части статьи (общий размер которой не должен превосходить 1 печатного листа) и переработка некоторых мест. Нам кажется, что эта переработка должна бы состоять в следующем: вся форма статьи приняла некоторый характер вызова («открытое письмо», обращение на «Вы» и т. п.), а это едва ли желательно. Вы сами указывали на некоторые крайности теперешней полемики («молодцы г-на Г.»36 и т. п.) и Вы были совершенно правы; а раз крайности были, нам теперь надо быть осторожнее: не в том смысле, чтобы хоть на капельку поступаться принципами, а в том смысле, чтобы без нужды не озлоблять людей, работающих, по мере их разумения, для социал-демократии. Может быть, критика программы «Рабочего Дела», говорящая о них в 3-м лице, была бы в этом отношении лучше?

По тем же соображениям уместна была бы некоторая «снисходительность» к формальной стороне программы «Рабочего Дела»: ведь это не программа партии и даже


Ю. M. СТЕКЛОВУ. СЕНТЯБРЬ 1900 г. 39

не проект программы партии, так что сопоставлять ее с программой французской и германской социал-демократии неправильно (по крайней мере, если такое сопоставление делается без оговорки, как у Вас на стр. 42 (NB 17)). Критику формальной стороны программы можно было бы сократить (Вы и сами выразили желание (стр. 2) «оставить в стороне» формальные недостатки), сводя формальные недочеты, как частные недочеты, к общему принципиальному дефекту программы. Нам кажется, что подобное изменение желательно было бы по отношению к тем критическим замечаниям, которые сделаны на стр. 45 (NB 20), стр. 39 (NB 16), стр. 20 (NB 9), стр. 6 (NB 6). В той резкой формулировке, какая придана кое-где этим замечаниям, они могли бы, пожалуй, подать повод публике говорить (и не совсем без основания говорить) о придирках*. Лишнее — с строго теоретической точки зрения — упоминание о необходимости считаться с местными условиями и т. п. может быть плодом не того, что редакция не усвоила себе научного социализма, а того, что она хотела подчеркнуть эту само собой разумеющуюся вещь именно теперь, когда в этом подчеркивании она видела надобность. А разве не бывает иногда надобность подчеркивать и само собой разумеющиеся вещи? Мы нисколько не отрицаем, что в данном случае эта «надобность» на три четверти сводилась к «надобности» расшаркиваться с «Рабочей Мыслью», — но только на 3/4. Забывая об остальной 1/4, мы дадим публике возможность обвинять нас в придирках, а сводя эти формальные недочеты, как частности, к общему принципиальному дефекту, мы ослабим в наших замечаниях характер придирки и усилим нашу аргументацию.

Затем, более частные заметки:

Стр. 17 (NB 8), примечание 1. Неясно замечание: «Что сей сон значит?».

Стр. 24 (NB 11). Нельзя сказать, что социал-демократия «мало заботится о достижимости своих требований».

________

* Далее до конца абзаца текст в рукописи зачеркнут В. И. Лениным. Ред.


40 В. И. ЛЕНИН

Мы понимаем Вашу мысль и согласны с ней, но ее надо выразить точнее, осторожнее: «не может ставить верховным критерием — непосредственную достижимость», указывает имя на путь, коим должно идти, а не на возможность ближайшего практического успеха или что-нибудь в этом роде.

Стр. 32 (NB 13) — «по ее собственному выражению» — не слишком ли сильно?

Стр. 33 (NB 14) — «захватить лес» — неловкое, неосторожное выражение вследствие слова «захватить».

Стр. 35 (in fine*, примечание). (NB 15.)

«Жандармы» и проч. Не лучше ли сие выкинуть или изменить?

Стр. 43 (NB 18). Слишком сильно. Отказаться от термина «крестьянство» нельзя.

Стр. 44 (NB 19). Слишком резко и прямолинейно. Вопрос о том, что может дать крестьянство, — еще далеко русскими социал-демократами не решен (ср. примечание к программе группы «Освобождение труда» 1885 г.37) и вряд ли будет решен в том смысле, что политическая роль крестьян равна нулю. (Ср.: Der 18 Brumaire38.)

Надеюсь получить от Вас письмо в ответ на это, и не одно письмо, а со статьей (желательно не позже как через 2, крайнее 3 недели).

Г. В. просмотрел статью и высказался тоже за нее, отметив лишь место на стр. 24 (о достижимости).

P. S. «Мы» в этом письме — это Ваши собеседники в Бельриве39. За всю редакцию не беремся пока с полной решительностью говорить, но надеемся, что из этого неприятностей ни для нас ни для Вас не возникнет.

Написано в сентябре, не позднее 4, 1900 г.
Послано из Нюрнберга в Париж

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

_______

* — в конце. Ред.


НЕУСТАНОВЛЕННОМУ АДРЕСАТУ. 5 СЕНТЯБРЯ 1900 г. 41

16

НЕУСТАНОВЛЕННОМУ АДРЕСАТУ

5 сентября 1900. Нюрнберг.

Многоуважаемый товарищ! Итак, нам, должно быть, не удастся увидеться: ни в Майнц ни в Париж мы не собираемся, отсюда завтра уезжаем40. Это очень жаль, но приходится мириться и ограничиться беседой в письмах.

Во-1-х, спешу внести поправку в одно замечание Вашего первого письма, — поправку, которую просил бы Вас передать и тому, кто Вам передал о моем будто бы «обещании повидаться». Это неверно. Я не обещал повидаться, а сказал, что мы официально (т. е. от имени нашей группы41) снесемся с Союзом*, когда мы будем за границей, если для этого явится надобность. Напрасно Г. забыл про это условие, а также забыл добавить Вам, что я говорил с ним лично от себя и, следовательно, обещать что-либо наверное, предрешая решение нашей группы, не мог. Когда мы выслушали здесь другую сторону** и разузнали о съезде и о расколе, мы увидели, что в официальном сношении теперь надобности нет. Вот и все. «Претендовать» на меня Союз, следовательно, не имеет ровно никакого права, а я претендую на то, что Г. передал о нашем разговоре лишним людям, хотя формально обещал мне, что, до сношения с Союзом нашей группы, не сообщит никому, кроме арестованного лица. Раз Вы передали мне об его претензии, — то, надеюсь, не откажетесь, будучи в Париже, передать и ему эту мою претензию. Если «молва идет страшно широко»***, то виноват в этом именно Г.****

________

* «Союзом русских социал-демократов за границей». Ред.

** Имеется в виду группа «Освобождение труда». Ред.

*** Речь идет о подготовлявшемся издании газеты «Искра». Ред.

**** Во-2-х, еще маленькое отступление от существа: я выслушал и Г., коего видел несколько дней, и другую сторону. Вы же — союзников и только; достаточно влиятельных и авторитетных представителей другой стороны Вы не выслушали. Мне кажется поэтому, что правило «audiatur et altéra pars» («надо выслушать и другую сторону». Ред.) нарушено скорее Вами.


42 В. И. ЛЕНИН

Далее, перейдем к делу по существу. Слияние невозможно. Федерация тоже невозможна, если понимать это слово в его настоящем смысле, т. е. известное соглашение, договор, взаимные обязательства и т. п. «Стремление оказать друг другу посильную помощь» — это, я думаю, не связано с федерацией, это возможно и без нее и это возможно вообще, хотя не знаю, легко ли это осуществимо. Если бы Союз искренне хотел этого, то он вряд ли бы стал нам с самого начала ставить ультиматумы и грозить бойкотом (именно таков был смысл слов подателя Вашего письма): для улучшения отношений это послужить не может.

Мы представляем из себя самостоятельную литературную группу. Мы хотим остаться самостоятельными. Мы не считаем возможным вести дело без таких сил, как Плеханов и группа «Освобождение труда», но отсюда никто не вправе заключать, что мы теряем хоть частичку нашей самостоятельности. Вот все, что мы можем сейчас сказать людям, желающим прежде всего узнать, как мы относимся к группе «Освобождение труда». Кто не удовлетворяется этим, тому нам нечего сказать, кроме как: судите о нас по делам нашим, если вы не верите словам нашим. Если же говорить не о данном моменте, а о более или менее близком будущем, то мы, конечно, не откажемся сообщить людям, с которыми у нас будут близкие отношения, и более подробные данные о форме отношений между нами и группой «Освобождение труда».

Вы спросите: какие же будут у нас отношения к Союзу? Пока никаких не будет, не будет потому, что наше неизменное решение остаться самостоятельной группой и пользоваться ближайшим сотрудничеством группы «Освобождение труда», а это решение вызывает недоверие Союза, который боится, что мы не сумеем отстоять своей полной самостоятельности, что мы впадем в «невозможный» (Ваше выражение) тон полемики. Если наша деятельность рассеет это недоверие Союза, то у нас смогут наладиться хорошие отношения; если нет, то нет. Voilà tout*. Вы пишете: «взоры Союза

_________

* — Вот в все. Ред.


НЕУСТАНОВЛЕННОМУ АДРЕСАТУ. 5 СЕНТЯБРЯ 1900 г. 43

обращены к Вам»; но очевидно, что мы могли бы помочь Союзу только литературно, и не менее очевидно, что в настоящее время, когда все наши жизненные соки должны уходить на питание нашего имеющего родиться младенца*, мы не можем браться за кормление чужих детей.

Вы пишете, что 1) принципиальных разногласий нет и что 2) Союз готов на деле доказать свою решимость вести борьбу с «экономическим направлением». Мы убеждены, что по обоим этим пунктам Вы ошибаетесь. Наше убеждение основано на таких литературных произведениях, как послесловие к Anti-Credo42, ответ на Vademecum**, № б «Рабочего Дела», предисловие к брошюре «Поворотный пункт в еврейском рабочем движении» и др. Мы намерены литературно же выступить с опровержением мнения об отсутствии принципиальных разногласий (так что некоторые отношения к Союзу у нас будут: отношения между полемизирующими).

Теперь последнее и главное: правы мы или нет, усматривая у Вас «очень, очень крутую перемену взглядов»? Припомним, что было в России: Вы знали, что мы хотим основать самостоятельное литературное предприятие, Вы знали, что мы за Плеханова. Следовательно, Вы знали все и не только не отказывались от участия, а, напротив, употребляли сами такое выражение, как «наше» предприятие (помните нашу последнюю беседу у Вас на квартире en trois***?), и этим давали нам основание ждать от Вас ближайшего участия. Теперь же оказывается, что об участии Вы ни слова, что Вы ставите нам «задачу» «во что бы то ни стало уладить заграничный конфликт», т. е. такую задачу, за которую мы не брались и не беремся, — не теряя, конечно, надежды, что образование нами самостоятельного предприятия при сотрудничестве группы «Освобождение труда» может создать почву для улажения конфликта. Теперь Вы, по-видимому, сомневаетесь в целесообразности

_______

* Имеется в виду газета «Искра». Ред.

** — Путеводитель. Ред.

*** — втроем. Ред.


44 В. И. ЛЕНИН

того, чтобы наша группа создавала самостоятельное предприятие, ибо пишете, что для дела будет вредно существование 2-х организаций, «оставляющих одна другую действовать как бог на душу положит». Нам кажется несомненным, что Ваши взгляды круто изменились. Мы изложили Вам теперь с полной откровенностью, как стоит наше дело, и были бы очень рады, если бы наш обмен мнений по вопросу «относительно предстоящих задач» этим не ограничился. Адрес: Nürnberg, Ph. Rogner.

Впервые напечатано в 1934 г. в Ленинском сборнике I

Печатается по рукописи

17

НЕУСТАНОВЛЕННОМУ АДРЕСАТУ

Многоуважаемый товарищ! Мы получили Ваше письмо и спешим ответить.

Если Вы рассматриваете передачу моих слов Г—у как «возмездие», как неприятную обязанность, то я, конечно, вынужден взять назад свою просьбу. Если для Вас не будет неприятно, то передайте мои слова при случае, при разговоре не в форме претензии, а в форме поправки. Во всяком случае, имейте в виду, что я не настаиваю.

Под фирмой «революционной организации Социал-Демократ»43 мы не выступаем — мы писали и подчеркивали Вам, что мы образуем самостоятельное литературное предприятие*.

Будет ли у нас «невозможная» полемика, — это вопрос, о котором мы уже высказались в предыдущем письме.

От личного знакомства с тем или другим союзником мы вовсе не думаем отказываться, но в специальном сношении между Литературной группой** и Союзом*** в настоящее время не видим пользы, ибо недоверие

________

* См. настоящий том, стр. 43. Ред.

** Имеются в виду В. И. Ленин, Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Ред.

*** «Союзом русских социал-демократов за границей». Ред.


Ю. M. СТЕКЛОВУ. 25 СЕНТЯБРЯ 1900 г. 45

к нам Союза может быть рассеяно, повторяю, только самими изданиями, всякие же предварительные разговоры были бы бесполезны.

О том, чтобы «считать для Вас обязательными» «отношения Литературной группы к Союзу», не было и не может быть и речи.

Если не может быть и речи о Вашем отказе в участии, то мы очень рады, что поняли Вас не совсем верно, и спешим послать Вам адрес, по которому могли бы быть посылаемы всякие материалы из России (данным Вам адресом — Rogner, можно пользоваться только из-за границы, и этого адреса Вы, пожалуйста, другим не давайте). Сообщите, пожалуйста, что Вы думали бы дать для журнала и для газеты, есть ли у Вас уже что-либо готовое и если нет, то когда думали бы Вы написать?

Написано между 6 и 15 сентября 1900 г. в Мюнхене

Впервые напечатано в 1924 г. в Ленинском сборнике I

Печатается по рукописи

18

Ю. М. СТЕКЛОВУ

Нахамкису

Отвечаю на Ваши вопросы: 1) Оговорку насчет «мы» и «редакция» я делал относительно статьи о программе «Рабочего Дела» и только*. 2) Собеседники в Бельриве мы двое: Потресов и я, Ваши новые знакомые. 3) Если я говорил раньше Вам, что Вы не правы, а написал и подчеркнул потом, что Вы правы — значит, мои взгляды изменились и приблизились к Вашим.

Мы надеемся, что в не очень далеком будущем сможем сообщить Вам и Гольдендаху (на ближайшее сотрудничество Вас обоих мы возлагаем большие надежды) окончательную форму отношений (редакционных) между нами (2 собеседника в Бельриве + 1 в России) и группой «Освобождение труда».

_________

* См. настоящий том, стр. 38—40. Ред.


46 В. И. ЛЕНИН

За статью «Историческое подготовление русской с.-д.» спасибо: мы очень рады будем поместить ее и уверены, что наш журнал* много выиграет, если в нем чаще будут появляться такие статьи. Статья перешлется еще группе «Освобождение труда», так что не посетуйте, пожалуйста, на возможное промедление.

Одно замечание по существу делает мой коллега: заслуга первых сношений с рабочими принадлежит не тем группам, на которые Вы указываете, а чайковцам44.

Написано 25 сентября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Париж

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

19

Д. Б. РЯЗАНОВУ

Гольдендаху

Очень рады, что Вы так скоро хотите прислать статью. Ваши ответы на наши замечания вполне удовлетворили нас, показав, что мы вполне солидарны во всем существенном, и укрепив нашу надежду на установление более тесных отношений между нами и Вами, надежду на Ваше постоянное сотрудничество.

Жму крепко руку и шлю товарищеский привет и за себя и за Потресова.

Петров

Написано 25 сентября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Париж

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

20

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

10. X. 00.

Дорогой П. Б.! Получил Ваше письмо с приложениями. Спасибо за них.

_______

* «Заря». Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 10 ОКТЯБРЯ 1900 г. 47

Про английский журнал (в нем были две корреспонденции) сестра* говорит, что названия не помнит — как будто что-то вроде «Family Pictures»45 — обложка желтая с красными рисунками, журнал иллюстрированный, формата побольше «Neue Zeit», около 10 печатных листов, передала-де Вам его для меня, в присутствии Вашей жены.

Алексей цел, пишет, занят налаживанием связей. Освободится месяца через 1 1/2—2, — вряд ли раньше. Брат** еще здесь, все откладывает.

Заявление на днях будет готово, и я его, конечно, пришлю Вам46. Для газеты материала корреспондентского уже много, — жаль только, что преобладает узкорабочий, стачки да стачки, да описание положения рабочих. Ничего по внутренним вопросам вообще.

Дитц взялся нам издавать журнал. Шрифт куплен, но ответственного все еще нет47; одна комбинация провалилась; есть в виду другие. Если не найдем ответственного, перенесем типографию в другое место.

Как Ваше здоровье? Работается ли Вам? Вероятно, Париж Вас совсем измучил? Сообщите насчет статьи о Либкнехте48 для журнала и для газеты, — как обстоит дело и когда можно рассчитывать?

Жму крепко руку и желаю, чтобы Вы были вполне здоровы и имели побольше свободного времени.

Ваш Petroff

Вот лучший адрес:
Herrn Dr. Med. Carl Lehmann,
Gab eisberger straße 20 a.

München.

Внутри, на втором конверте: для Петрова.

(Извините за грязное письмо!)

P. S. Сейчас получили от Нахамкиса письмо, из которого оказывается, что выходит недоразумение с темой о парижских конгрессах49. Вы предложили писать

_____

* А. И. Ульянова-Елизарова. Ред.

** А. Н. Потресов. Ред.


48 В. И. ЛЕНИН

Гуревичу, и, конечно, это очень хорошо. Кольцов писал нам, что собирается писать на ту же тему, и даже сообщил Нахамкису, что мы «поручили» ему писать об этом, — чего на самом деле не было. Не могли ли бы Вы написать Кольцову, чтобы он взялся лучше за какую-нибудь другую тему? Пожалуйста, сделайте это, тем более, что мы не знаем в точности, где он сейчас. Мы пишем Нахамкису, чтобы он и Гуревич поделили между собой эту работу.

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

21

В. П. НОГИНУ

10/Х. 00.

Дорогой Василий Петрович! Только вчера получил от П. Б. (Аксельрода) Ваш адрес и резолюцию 23-х50 против «Credo». Алексей давно уже мне писал, что Вы будете за границей, но я не мог Вас найти (чудак он, что не дал Вам адреса для писем мне!). Пожалуйста, откликнитесь и напишите поподробнее о том, как живете; давно ли в Лондоне, что поделываете, какова публика в Лондоне, каковы Ваши планы, когда думаете ехать? Почему выбрали Лондон?

Паролей не условлено: заменяю пароль (ибо Вы меня не знаете? Как Вам назвал меня Алексей? Имеете ли по его рассказам достаточное представление о нашем деле?) — да, так заменяю пароль инициалами того лица, на адрес которого я должен писать Алексею. Алексей пишет мне: если не разберешь адреса, спроси Новоселова. Вот инициалы адреса: К. А. Г. Г.* — вставьте остальные буквы, и тогда мы с Вами будем «связаны».

Жму крепко руку.

Петров

________

* О ком идет речь, не установлено. Ред.


Ю. M. СТЕКЛОВУ. 10 ОКТЯБРЯ 1900 г. 49

Отвечайте по адресу:

Herrn Philipp Rogner, Cigarrenhandlung, Neue Gasse, Nürnberg.

В 2-х конвертах, на втором: для Петрова.

P. S. Дайте, пожалуйста, 2—3 адреса вполне надежных людей (сторонних, не революционеров) для того, чтобы явиться к ним в Полтаве и узнать об Алексее.

Послано из Мюнхена в Лондон

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

22

Ю. М. СТЕКЛОВУ*

1) Нахамкис.

Для газеты об интернациональном съезде + национальном французском конгрессе около 6 т. букв.

2) В журнал:

Чтобы разделить Нахамкиса и Гуревича.

Где прием?

Когда берут? (тюк)

Адрес для сдачи здесь.

Пусть напишут определеннее, склад что ли им нужен? (Есть ли у них склад?)51

В России надеемся найти людей — но не в очень большой близости к границе. (Нельзя ли в Риге принимать или в Пскове?)

Если дело вполне налажено, то мы дадим определенные поручения в Россию.

Статейку вернуть.

Написано 10 октября 1900 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

_____

* Набросок письма, написанный карандашом на свободной странице письма Ю. М. Стеклова; в верху письма Стеклова имеется запись рукой неизвестного: «получено 10/Х, отвечено 10/Х и возвращен набросок». Ред.


50 В. И. ЛЕНИН

23

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

18. X. 00.

Дорогой П. Б.! Вчера получил Ваше большое и милое письмо от 15.X. — большое спасибо за него. Чрезвычайно рады были мы узнать, что Вы чувствуете себя лучше и что Вам работается. Статья для газеты даже уже переписывается! Вы обгоняете нас, — мы все не можем устроиться так, чтобы было кому переписывать необходимые для посылки вещи. Загорская все не едет, а работы по ведению переписки становится все больше и больше. Я временами изнемогаю и совсем отвыкаю от своей настоящей работы.

Вашего намека насчет предстоящей нам «возни» с парижанами52 — не совсем понял. Конечно, писать обо всем для Вас было бы страшно трудно, но, может быть, Вы передадите, в чем суть, Вере Ивановне, которая, мы надеемся, скоро поедет сюда?

У нас ответственного все еще нет... Заявление готово и направлено в Россию (скоро пришлю Вам), скоро можно будет приступить к набору газеты. Большую корреспонденцию «Майские дни в Харькове» (около 50 тысяч букв) думаем выпустить отдельной брошюрой53, а в газете поместить лишь коротенький экстракт, а то не занимать же 3/4 листа одной вещью! (Газета будет иметь по 3 столбца в странице, приблизительно по 6 тысяч букв, или, вернее, «мест» в столбце.) (Думаем, первый номер газеты в 2 листа, 8 стр., сделать?) Как Вы думаете?

За совет насчет корреспонденции спасибо — мы непременно постараемся воспользоваться им, ибо физиономия газеты от этого, конечно, только выиграла бы54.

С Вашим взглядом на поездку брата* я совершенно согласен. Что с ним поделаешь? Нам приходится получать отовсюду предостережения — и из Парижа (что приезжие из России называют всех троих по именам), и из России (что меня выследили на пути сюда55 и в

________

* Α. Η. Потресова. Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 19 ОКТЯБРЯ 1900 г. 51

одном уездном городе взяли совершенно невиновного и не видавшего меня человека, дальнего родственника, и спрашивали, какие я ему давал поручения!!), и я всеми силами убеждаю брата либо не ехать, либо махнуть в две недели, и убеждаю, и высмеиваю, и ругаюсь (я никогда с ним так ругательски не ругался) — ничего не действует, заладил одно: домой да домой! Теперь же он довел до того, что заявление пошло в Россию, — значит, будет уже (в случае, что это заявление попадет, а это наверное) прямое указание на новое литературное предприятие. А теперь бы уж и не так долго подождать Алексея? Вот сейчас придет мой «оппонент», и я ему дам прочесть сие — пускай «испровергает», если совести хватит!

Здоровы мы оба вполне, но нервы развинтились препорядочно, — главное эта томительная неопределенность*, кормят эти черти немцы завтраками, — ах! я бы их!..

Да, забыл! (простите, пожалуйста, великодушно за скоропалительность письма!) — с Бухгольцем были уже переговоры — отказался, прямиком отказался. Навязывает нам Vermittlerrolle** — и хоть что хочешь!

Крепко жму Вашу руку и шлю привет всей Вашей семье.

Ваш Петров

Сейчас приехала Загорская. Завтра увижу ее.

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

24

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

19.Х.

Дорогой П. Б.! Маленькая приписочка к вчерашнему письму, чтобы не заставлять Вас отвечать на вопросы, которые оказались уже erledigt***.

________

* Речь идет о задержке в печатании «Искры» и «Зари». Ред.

** — роль посредника. Ред.

*** — исчерпанными. Ред.


52 В. И. ЛЕНИН

Сейчас получили мы письма парижан, — и сразу поняли то, о чем я вчера писал Вам, что не совсем понял*, именно: Ваше предостережение быть «мудрым аки змеи» (легко сказать!) и сторониться от «эмиграции». Тон писем таков, что служит прекрасным комментарием к Вашему замечанию, которое теперь для меня вполне ясно.

Ваш Петров

Написано 19 октября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

25

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

21.Х. 00.

Дорогой П. Б.! Вчера только повидался с Загорской, которая мне передала кое-что от Вас.

Статью, пожалуйста, пришлите (о Либкнехте), как только перепишется. Из слов Загорской я не мог составить точного представления о величине статьи, но вопрос ведь не в величине: потесниться нам всегда можно будет и всегда приятно будет для Вашей статьи.

Насчет парижской особы, которая через месяц едет в Россию на юг и желает иметь рекомендации. Я думаю, лучше всего сделать так: познакомить ее с сестрой, которая теперь в Париже и проживет там еще недели три, если не больше. Если согласны с этим планом, то сообщите имя этой особы и ее адрес, а также какую-нибудь записочку для явки к ней от Вашего имени (буде это нужно) — пришлите либо мне, либо сестре (Rue de la Glacière, 103. M-lle Loukachevitsch, Paris. Для Бланк).

Слышал, что Вы послали сюда подушку и английский журнал. На какой адрес? и на чье имя, если postlagernd**? — Загорская мне не могла на это ответить.

Крепко жму руку. Ваш Петров

_________

* См. настоящий том, стр. 50. Ред.

** — до востребования. Ред.


Α. Α. ЯКУБОВОЙ. 26 ОКТЯБРЯ 1900 г. 53

P. S. Посылаю экземпляр нашего заявления для Америки56. Мы хотим не распространять здесь его, — по крайней мере безусловно не распространять до тех пор, пока оно не появится в России в достаточном количестве (а из России еще нет известий по этому вопросу). Поэтому в настоящий момент мы думали отправить заявление только Вам и Г. В., но если Вы находите необходимым отправить в Америку, не дожидаясь известий из России, — тогда, конечно, отправьте и туда.

Ваш Петров

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

26

А. А. ЯКУБОВОЙ

26.Х.

Вчера получил Ваше письмо от 24. X. и отвечаю, по Вашей просьбе, тотчас же.

Письмо переслать сейчас не могу: заделкой я не посылаю по имеющемуся у меня адресу, а только химией, для переписки же письма этим способом не имею времени. Написал вчера адресату*, в чем суть письма, и надеюсь в недалеком будущем сообщить ему и все письмо. А то, может быть, Вы перепишете его в непереплетенной книге химией, — тогда пошлю тотчас.

Адрес сестре сообщу: она не была в Париже в сентябре, так что Вы вряд ли в одно время там были. Надеюсь, Вы черкнули ей сами пару слов по данному мной Вам адресу?

Теперь к делу.

Странное впечатление производит Ваше письмо ко мне. Если исключить сообщения об адресах и передачах, в нем остаются только упреки, — голые упреки без всяких объяснений по существу. Упреки доходят даже до попыток сказать колкость («убеждены ли Вы, что это сделали Вы к пользе русского рабочего движения

________

* Г. В. Плеханову. Ред.


54 В. И. ЛЕНИН

или к пользе Плеханова?»), — но колкостями я, конечно, уже не буду с Вами обмениваться.

Вы упрекаете меня за то, что я «отсоветовал»57. Вы очень неточно передаете мои слова. Хорошо помню, что выразился не категорически, не безусловно: «Мы затрудняемся в данный момент посоветовать», — писал я, т. е. прямо обусловливал наше решение предварительным выяснением дела. В чем должно было состоять выяснение, — ясно из моего письма: необходимо было для нас дать себе полный отчет в том, произошел ли действительно «поворот» в «Рабочей Мысли» (как нам сообщили и как мы имели право заключить по тому, что вы обратились с предложением участия к Плеханову) и какой именно поворот.

Об этом, основном и главном вопросе Вы — ни слова.

Что мы смотрим на «Рабочую Мысль» как на орган особого направления, с которым мы самым серьезным образом расходимся, — это Вы давно знали. В органе такого направления и я и адресат Вашего большого письма прямо отказались участвовать несколько месяцев тому назад, и понятно, что, поступая так сами, мы не могли не посоветовать того же и другим.

Но нас поставило в «затруднение» известие о «повороте» в «Рабочей Мысли». Действительный поворот мог бы существенно изменить дело. Естественно поэтому, что я в своем письме прежде всего и выразил желание разузнать все подробности о повороте, — а Вы не ответили на это ни слова.

Впрочем, может быть, Вы считаете, что ответ на мой вопрос о повороте заключается в Вашем письме к другу*? Может быть, если Вы обращались к Плеханову от имени редакции «Рабочей Мысли», — и Ваше письмо к другу можно считать аутентичным выражением взглядов редакции? Если да, то я склонен сделать тот вывод, что поворота никакого нет. Если я ошибаюсь, — прошу разъяснить мне мою ошибку. На днях мне еще один близкий сторонник Плеханова писал о повороте в «Рабочей Мысли». Но, состоя в переписке с Вами, я

________

* По-видимому, речь идет об Ю. О. Мартове. Ред.


Α. Α. ЯКУБОВОЙ. 26 ОКТЯБРЯ 1900 г. 55

не могу, конечно, поверить этим «слухам» о повороте, не подтверждаемым ничем с Вашей стороны.

Я опять-таки скажу лучше сразу прямо (хотя бы и под риском навлечь на себя новые упреки) — будучи вполне солидарным с моим другом (которому Вы пишете), я присоединяюсь и к его словам: «Нам с Вами придется бороться» — если поворота нет. А если есть, — надо со всей обстоятельностью выяснить, каков именно этот поворот.

Вы пишете другу: «боритесь, если не совестно». Он ответит Вам, конечно, сам, но я и от себя попрошу позволения ответить на это. Нисколько не совестно бороться, — раз дело дошло до того, что разногласия затронули самые основные вопросы, что создалась атмосфера взаимного непонимания, взаимного недоверия, полнейшей разноголосицы (я не об одной «Рабочей Мысли» говорю: я говорю обо всем, что видел и слышал и притом не столько здесь, сколько дома), раз на этой почве возник уже ряд «расколов». Чтобы избавиться от этой томящей духоты, можно (и должно) приветствовать даже бешеную грозу, а не только полемику в литературе.

И нечего так особенно бояться борьбы: борьба вызовет, может быть, раздражение нескольких лиц, но зато она расчистит воздух, определит точно и прямо отношения, — определит, какие разногласия существенны и какие второстепенны, определит, где находятся люди, действительно идущие совсем другой дорогой, и где сотоварищи по партии, расходящиеся в частностях.

Вы пишете, что в «Рабочей Мысли» были ошибки. Конечно, все мы ошибаемся. Но как же без борьбы выделить эти частные ошибки от того направления, которое ясно вырисовывается в «Рабочей Мысли» и достигает кульминационного пункта в «Credo»*. Без

_____

* Примечание. Например, в Вашем письме к другу есть и недоразумение и «экономическое» направление. Вы правы, подчеркивая то, что нужна экономическая борьба, что надо уметь пользоваться легальными обществами, что необходимы всякие отклики и проч., что не следует становиться спиной к обществу. Все это законно и верно. И если Вы думаете, что революционеры смотрят иначе, то это недоразумение. Революционеры говорят лишь, что надо все силы приложить, чтобы легальные общества и проч. не отделяли рабочее движение от социал-демократии и революционной политической борьбы, а, напротив, как можно теснее и неразрывнее связывали их воедино. А в Вашем письме не только нет стремления связать, а есть стремление отделить, т. е. есть «экономизм» или «бернштейнианство», например — в заявлении: «Рабочий вопрос в России, как он стоит в действительности, впервые поставлен «Рабочей Мыслью»» — в рассуждении о правовой борьбе и проч.

Я прошу извинения, если моя ссылка на Ваше письмо к другу Вам не понравится: я хотел лишь иллюстрировать свою мысль.


56 В. И. ЛЕНИН

борьбы не может быть и разборки, а без разборки не может быть и успешного движения вперед, не может быть и прочного единства. И начинающие борьбу в настоящее время отнюдь не разрушают единства. Единства уже нет, оно уже разрушено, разрушено по всей линии. Русский марксизм и русская социал-демократия — рассыпанные храмины, и открытая, прямая борьба — одно из необходимых условий восстановления единства.

Да, восстановления! Такое «единство», когда мы прячем от товарищей «экономические» документы, точно секретную болезнь, когда мы обижаемся за опубликование того, какие взгляды проповедуются под флагом социал-демократических, — такое «единство» не стоит медного гроша, такое «единство» есть настоящий cant*, оно ведет только к углублению болезни, к переходу ее в застарелую, злокачественную форму. А что открытая, прямая и честная борьба вылечит эту болезнь и создаст действительно единую, бодрую и сильную социал-демократию, — в этом я ни на минуту не сомневаюсь.

Может быть, очень неуместно, что именно в письме к Вам так часто приходится говорить о борьбе (литературной). Но я думаю, что наша старая дружба обязывает больше всего к полной прямоте.

Жму руку. Petroff

P. S. Недели через две у меня будет другой адрес: Herrn Philipp Rogner, Cigarrenhandlung. Neue Gasse, Nürnberg (только для писем и тоже в 2-х кон-

_____

*— лицемерие. Ред.


Α. Α. ЯКУБОВОЙ. 26 ОКТЯБРЯ 1900 г. 57

вертах). [Не пишите, пожалуйста, никаких инициалов в письмах — господь их знает, вполне ли здесь надежна почта.]

Написано 26 октября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Лондон

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

27

А. А. ЯКУБОВОЙ*

Ведь вот и в Вашем письме к другу я ясно вижу 2 струи: одна — совершенно законное подчеркивание того, что нужна экономическая борьба, что надо суметь пользоваться и рабочими легальными обществами, что необходимы «всякие отклики на ежедневные и насущные потребности рабочих» и пр. Все это законно и верно. Это недоразумение, если Вы думаете, что революционеры «отрицательно относятся к легальным обществам», что они им «ненавистны», что они «спиной становятся к обществу» и пр. И революционеры признают, что необходима экономическая борьба, необходимо откликаться и на ежедневные и насущные потребности, необходимо уметь научиться пользоваться и легальными обществами. Революционеры не только нигде и никогда не советовали стать спиной к обществу, а, напротив, подчеркивали, что необходимо социал-демократии встать во главе общественного движения и объединить под руководством революционной социал-демократической партии все демократические элементы. Но необходимо заботиться о том, чтобы легальные общества и чисто экономические организации не отделяли рабочее движение от социал-демократии и от революционной политической борьбы, а, напротив, как можно теснее и неразрывнее их связывали воедино. А в Вашем письме есть и эта другая (зловредная и, по моему убеждению, глубоко реакционная) струя, струя отделения рабочего движения от социал-демократии

________

* Вариант части письма. Ред.


58 В. И. ЛЕНИН

и от революционной политической борьбы, — отодвигание политических задач, замена понятия «политическая борьба» понятием «борьба правовая» и пр.*.

Как провести грань между здоровой и полезной струей и вредной? Что невозможно ограничиться словопрениями, этого, я думаю, мне нечего доказывать Вам, — Вам, отведавшей уже от чаши «заграничных собраний». И не смешно ли бояться разбора вопроса в литературе, когда все равно в письмах и прениях он разбирается уже давно. Почему это спорить на собраниях и писать письма — позволено, а печатно выяснять спорные вопросы есть «самая зловредная штука, годная лишь (???) для потехи наших врагов». Этого я не понимаю. Только литературная полемика в состоянии точно установить ту грань, о которой я говорю, потому что отдельные лица очень часто и неизбежно впадут при этом в крайности. Конечно, борьба в литературе породит несколько новых обид, нанесет немало пинков, но мы не такие уже недотроги, чтобы нам пинков бояться! Желать борьбы без пинков, разногласий без борьбы — было бы институтской наивностью, и если борьба будет вестись открыто, она во сто раз лучше заграничной и российской «губаревщины», она во сто раз скорее приведет, повторяю, к прочному единству.

Написано 26 октября 1900 г.

Впервые напечатано в 1930 г. в Ленинском сборнике XIII

Печатается по рукописи

28

В. П. НОГИНУ

2. XI. 00.

Пожалуйста, простите, дорогой Новоселов, что я так безобразно запаздываю с ответом на Ваше письмо от 17.X: все отвлекали «мелкие» дела и делишки здесь, да еще ждал ответа от Алексея. А ответа необходимо

____________

* Об этом В. И. Ленин говорит также в письме А. А, Якубовой (см. настоящий том, стр. 55—56 (Примечание)). Ред.


В. П. НОГИНУ. 2 НОЯБРЯ 1900 г. 59

было дождаться, чтобы выяснить вопрос о нашем редакционном заявлении. Алексей решил не распространять его пока. Поэтому я, посылая Вам один экземпляр, очень прошу Вас держать его в секрете, не показывая никому (кроме разве того близкого Вашего друга*, который имеет полномочия от СПБ. группы58 и о котором Вы пишете) и, безусловно, не отдавая ни в чьи руки. Мы вообще решили не распространять этой вещи за границей, пока она не разойдется в России, а раз Алексей попридерживает ее и там, — нам особенно важно достигнуть того, чтобы не дать ей хода здесь. Рассчитывая на Ваше близкое участие в нашем деле, я решил сделать исключение и познакомить Вас с заявлением. Примите во внимание, при чтении его, что предполагается издавать и газету и журнал (или сборник), но о последнем заявление молчит по некоторым особым соображениям, связанным с планом издания журнала59. Некоторые места заявления надо поэтому относить не к одной газете.

Напишите, пожалуйста, какое впечатление произвело заявление на Вас и Вашего друга.

Какого типа «агитационный журнал» предполагают издавать члены группы «Рабочего знамени» (ведь Вы о них писали?)? Какого характера и с какими сотрудниками?

Насчет переправы через границу в Россию я думаю, что это всегда легко будет сделать: у нас есть сношения с несколькими группами, ведущими переправу, и, кроме того, недавно один член нашей группы получил обещание (по всему судя, солидное), что смогут переправлять кого угодно в Россию без паспорта. Это, я думаю, легко устроить.

Насчет русского паспорта — дело обстоит хуже. Пока еще нет ничего, и «перспективы» еще очень неопределенны. Может быть, до весны и это наладится.

Я пробуду еще здесь, вероятно, довольно долго, и наша переписка может поэтому вестись без неудобства.

_________

* С. В. Андропова. Ред.


60 В. И. ЛЕНИН

Вы спрашиваете: какую работу хотели бы мы просить Вас взять на себя? Мне кажется, что для нас особенно важны будут (к весне или к осени, когда Вы рассчитываете двинуться) такие работы: 1) перевозка через границу литературы; 2) развозка по России; 3) организация рабочих кружков для распространения газеты и доставки сведений и т. п., т. е. вообще организация распространения газеты и организация тесных и правильных связей между ней и отдельными комитетами и группами. Мы возлагаем на Ваше сотрудничество большие надежды, — особенно в деле непосредственных связей с рабочими в разных местах. По душе ли Вам такая работа? Вы ничего не имеете против разъездов? — она потребовала бы, вероятно, постоянных разъездов.

Существует ли сейчас та СПБ. группа, от которой Ваш друг имеет полномочия? Если да, не может ли он дать адреса для явки в Питере и пароля, чтобы передать им наше заявление. Есть ли у них связи с рабочими вообще и в частности с «С.-Петербургской рабочей организацией»60?

Жму крепко Вашу руку и желаю как можно скорее и легче отбыть заграничный карантин.

Ваш Petroff

P. S. Верно ли пишу адрес?

Известите о получении этого письма.

Послано из Мюнхена в Лондон

Впервые напечатано в 1928 г. в Ленинском сборнике VIII

Печатается по рукописи

29

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

3.XI.

Вчера получил Ваше письмо, дорогой П. В., и сегодня же отправил записку сестре. Письмо В. И—не передал.

Чтобы не забыть: сообщите, пожалуйста, на чье имя послали Вы сюда подушку и английскую книгу. Я все еще не получил их. Если послали


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 3 НОЯБРЯ 1900 г. 61

postlagernd*, то как — просто ли postlagernd или Bahnhofpostlagernd** или еще иначе? В. И. не могла мне ответить, и я все ждал Вашего письма, но в нем ни слова об этом. А не зная, на чье имя послано, не могу справиться. Попросите Веру Павловну черкнуть мне об этом пару слов и простите великодушно, что я паки и паки надоедаю Вам с этими пустяками.

Насчет статьи о Либкнехте, право, уже не знаем, как и быть. Ведь у Вас вышла по размерам статья для журнала: 8 страниц (по словам В. П., таких, как в «Накануне»61 мелкий шрифт, т. е. около 8 тысяч букв страница) — это 64 тысячи букв, — если даже взять крупный шрифт «Накануне», — это около 50 тысяч букв! У нас газета будет формата «Vorwärts», тоже в 3 столбца. Столбец около 6 тысяч букв — значит половина Вашей статьи займет газетную страницу целиком + еще столбец! Это крайне неудобно для газеты, не говоря уже о неудобстве дробить такую статью, как Ваша статья о Либкнехте.

Я подсчитаю точнее все это, когда получится Ваша статья. Всеми силами постараемся поместить в газету, но если окажется невозможно по размерам, тогда не будете ли так добры предоставить нам издать ее брошюрой в приложении к газете? (если для журнала Вы пишете особо о Либкнехте). Теперь набирается брошюра «Майские дни в Харькове» (50 тысяч букв), затем наберется газета и затем Ваша брошюра о Либкнехте, а для газеты, если окажется необходимым, заметку-некролог написать с ссылкой на брошюру. Что думаете об этом?

Повторяю: все это только предположения — необходимо подсчитать точно, и, сделав это по получении Вашей статьи, я Вам тотчас же напишу.

Крепко жму руку и всего больше желаю поскорее вполне поправиться. Большой привет Вашей семье.

Ваш Петров

Написано 3 ноября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

_________

* — до востребования. Ред.

** — до востребования на вокзальном почтовом отделении. Ред.


62 В. И. ЛЕНИН

30

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

8. XI.

Дорогой П. Б.! Получил Ваше письмо от 5 и статью*. Большое спасибо за нее. Переделка стоила Вам, вероятно, не мало труда и еще больше неприятностей, потому что сжимать такую тему должно было быть крайне неинтересной работой. Тем ценнее для нас, что Вы ее на себя взяли. Прошу извинения, что не посылаем Вам статей: наш «секретарь» обременен, к сожалению, серьезными семейными обязанностями, и потому переписка идет у него очень туго. Посылаю статью «Новые друзья русского пролетариата», которую мы хотим поместить в № 1, фельетон**. Сообщите, пожалуйста, Ваше мнение — можно на статье же карандашом — и затем будьте добры послать ее Г. В-чу.

Относительно парижан мы именно той тактики и порешили держаться, которую Вы советуете: с одной стороны, «не вооружать», с другой стороны, «воздерживаться». Они, конечно, воздержанием нашим недовольны, и недавно нам пришлось (по необходимости пришлось) дать такой отпор их выражению неудовольствия, что мы побаивались «охлаждения» (побаивались — неподходящее слово, ибо мы решили дать этот отпор, даже если бы он и безусловно повел к разрыву). Вчера получили ответ «секретаря» образованной ими в Париже группы62; судя по ответу, вредных последствий наш отпор не имел, и «все обстоит благополучно». Будем надеяться, что и впредь так будет. Что впоследствии придется, вероятно, подумать об «уставе» и прочих милых и интересных вещах, о которых Вы говорите, это вполне верно, но Вы отлично сделали, что назначили примерным сроком для этого полгода. Пока предприятие не будет «в полном ходе», —

_______

* Речь идет о статье П. Б. Аксельрода «Вильгельм Либкнехт». Ред.

** Автор статьи «Новые друзья русского пролетариата» — Л. Мартов. Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 8 НОЯБРЯ 1900 г. 63

это было бы преждевременно; с этим Вашим мнением мы вполне согласны.

Но вот насчет того, чтобы начать выступать здесь открыто, — я с Вами не могу согласиться. Что «легальность уже потеряна», этого я еще не могу думать. По-моему, пока еще не потеряна, и это пока, может быть, протянется еще несколько месяцев, в течение которых многое выяснится. (Брат в России уже; пока все благополучно. Путешественник* тоже пока благополучно странствует.) Да даже и при полной и окончательной потере легальности могут быть веские соображения против выступления открыто (например, соображения о поездках домой). Поэтому до выхода первых номеров и до тех пор, пока мы все (с Алексеем и братом) съедемся, я во всяком случае буду продолжать прятаться. Если предприятию суждено иметь успех, тогда это решение может скоро измениться, — но мой прежний «оптимизм» насчет этого условия изрядно поколеблен «прозой жизни»63.

Насчет журнала скоро, вероятно, выяснится, устроим ли мы здесь или пойдем в другие страны искать убежища. Как только выяснится, сообщу Вам.

В Америку писать мне очень неудобно, ибо я ведь никого не знаю и меня не знают, — все равно придется к Вашему посредству прибегать: так не лучше ли уже прямо написать Вам и послать заявление, сообщив, что оно от русской группы, что Ваши отношения к этой группе таковы-то, что теперь набирается в той же типографии брошюра «Майские дни в Харькове» и по окончании ее будет набираться газета, что о журнале (или сборнике) заявление молчит по конспиративно-техническим соображениям, что для № 1 готовятся (или готовы) такие-то статьи Г. В., Ваши, Каутского (Erinnerungen** — интересная вещичка, которую уже переводит В. И.) и др. Я думаю, все цели, о которых Вы пишете, Вашим письмом гораздо прямее и лучше достигнутся, а посылка заявления в Америку от Вас не грозит уже теперь (мне думается) нежелательной

________

* Ю. О. Мартов. Ред.

** — Воспоминания. Ред.


64 В. И. ЛЕНИН

оглаской, особенно посылка одного экземпляра для прочтения тамошним секретарем общества на его собрании.

Крепко жму руку. Ваш Petroff

P. S. Подушку и книгу получил.

Написано 8 ноября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г.в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

31

Г. В. ПЛЕХАНОВУ

9. XI.

Сегодня получил Ваше письмо, дорогой Георгий Валентинович, и сейчас же отправил Вам заказной бандеролью 1) статью «Что случилось?» Puttman'a; 2) статью Бывалого и 3) статью Д. Кольцова о Парижском конгрессе64.

Эту последнюю статью В. И. нашла совершенно непригодной, и я вполне присоединяюсь к ее мнению: статья неинтересна, для журнала неподходяща вовсе (тем более, что о Мильеране будете писать Вы65), для газеты — непомерно длинна. В ней 22—27 тысяч букв, а для газеты нужна заметка тысяч в 6—9 букв или немногим более того. Мы думали бы поэтому попросить Раковского написать таких размеров статейку для газеты, а статью Кольцова отклонить. Решили послать Вам, тем более, что Вы собирались ответить Раковскому: сделайте так, как найдете более целесообразным — или отклоните статью Кольцова и закажите Раковскому, или же поручите Кольцову предпринять, под Вашим руководством, переделку и сокращение статьи. Нам кажется вероятнее, что Вы выберете первый путь, и в этом случае Вы можете, конечно, перед Кольцовым сослаться на нас, и мы можем сами написать ему, как только получим Ваш ответ.


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 9 НОЯБРЯ 1900 г. 65

Статью Бывалого посылаю для той подчистки и некоторых исправлений, которые Вы наметили. Конечно, исправлять можно — пожалуйста, делайте это со всеми статьями, надписывая либо карандашом прямо в рукописи, либо на особых листках. Списаться потом с Бывалым насчет этих поправок могу, если хотите, я, — вероятно, он не заупрямится, а если да, то придется обсудить и сделать выбор: брать, как дают, или не брать. Я никак не могу только согласиться с Вашим предложением выкинуть упоминание о брошюре Бахарева и не столько потому, что это было бы крайне неприятно для автора, сколько потому, что и я считаю брошюру Бахарева полезной (несмотря на ее недостатки), выдвигающей действительно важный вопрос и, в общем и целом, правильно его решающей. Бывалый пишет не только о старом, но и о новом; если в 70-х годах серьезные революционеры не нуждались в подобных брошюрах, то мы-то теперь, несомненно, в них нуждаемся, и мы непременно думали поместить о ней (в газете может быть, но не в № 1) критическую, но с одобрением, заметку. Привлечение к движению масс совсем юной рабочей и интеллигентной молодежи, полное почти забвение или вернее незнание ею того, как и что было в старину, отсутствие организации «искушенных» революционеров, — все это делает необходимым выступление с брошюрами о правилах поведения для социалистов. У поляков есть такая брошюра*, кажется, гораздо более содержательная, чем бахаревская. Вера Ивановна согласна с тем, что упоминание о Бахареве выкидывать не следует. При известных условиях, если Вы считаете это полезным, было бы, может быть, не неуместно обсудить вопрос о возможном значении таких брошюр на страницах журнала?

Статью Бывалого мы прочим в журнал, а не в газету. Вера Ивановна говорит, что наша газета выходит на ступень ниже по тому уровню читателей, на который она рассчитана, чем Вы, вероятно, предполагаете. Вообще газетой Вера Ивановна порядочно-таки недовольна:
________

* Название брошюры не установлено. Ред.


66 В. И. ЛЕНИН

типа-де «Рабочего Дела», только политературнее, попричесаннее... Я послал одну статью Павлу Борисовичу с просьбой переслать Вам. Вопрос о резолюции Каутского сокращать и обрезывать для размеров газетной статьи было бы совсем неудобно, и вот почему мы хотели бы поместить Вашу статейку или заметку по этому вопросу в журнал. Или, может быть, Вы думаете ограничиться очень и очень немногим? Вероятно, даже заметка об этом потребует около 10 печатных страниц, т. е. около 20 тысяч букв, если не больше?

О Соловьеве я, признаться, думал, что у Вас охота будет написать заметку. Puttman вряд ли возьмется: напишу ему, но почти не надеюсь.

О декабристах готова написать Вера Ивановна66, но вот как насчет материалов? Напишем тотчас, чтобы прислали, что можно. Может быть и Вы укажете, что бы особенно важно иметь для этой работы. Пожалуй, особенно важны исторические журналы, коих здесь не достать.

Гуревич пишет для журнала большую статью о французских делах, для газеты — о национальном конгрессе. О международном конгрессе хотел было писать Гольдендах или Нахамкис, но не стали писать.

Пришлите, пожалуйста, Вашу статью «Социализм и политическая борьба» (можно по тому же адресу Лемана заказной бандеролью); я не думаю, чтобы из-за товарищеской критики статья могла не понравиться Алексею, который, помнится, говорил мне, что признал справедливость возражений Павла Борисовича.

Отдельные листики мы перенумеруем (если они не перенумерованы), и вряд ли наборщики потеряют: они ведь всегда имеют дело с отдельными листиками, и у нас для газеты тоже, и пока не теряли. Вопрос об «ответственном», по-видимому, завтра-послезавтра вырешится — кажется, благоприятно (сегодня получил известие о двух согласиях: завтра жду существенных сообщений), и мы думаем, что все же не обойтись (для начала, по крайней мере) без помощи Блюменфельда, которого Dietz соглашался принять в наборщики и


Г. В. ПЛЕХАНОВУ. 9 НОЯБРЯ 1900 г. 67

который поставил бы нам дело на ноги, подучил немцев и прочее. Как только окончательно выяснится все, тотчас напишу или телеграфирую ему. Вашу же статью «Еще раз etc.» очень бы хотелось иметь поскорее ввиду возможности, что ее сразу придется отдать в набор.

Против «Рабочей Мысли» — собственно, только против статьи «Наша действительность» в «Отдельном приложении» — у меня написана была статья «Попятное направление в русской социал-демократии»* еще год тому назад; теперь мне ее прислали сюда, и я думаю переделать ее для журнала с добавлением против «Рабочего Дела».

Не совсем представляю себе, о каком «последнем №» «Рабочей Мысли» Вы говорите? Последний номер газеты был № 8 — («с 5-й страницы» новая редакция), где между прочим напечатано отречение от знаменитых параллелей в конце статьи о Чернышевском, помещенной в «Отдельном приложении». Это ли Вы имеете в виду?

Заметку «До чего договорились?»67 я бы считал полезной, хотя в «воинственности» «Рабочей Мысли» теперь я сомневаюсь: некоторые шаги «к нам» (passez moi le mot**) они все же хотят сделать, и их надо бы постараться считать verbesserungsfähig***. Но атака, конечно, все же должна быть: без атаки они неисправимы. Я переписывался недавно с моим старым товарищем по Союзу68, Ветринской, и сказал ей, что присоединяюсь к словам Алексея: «нам с Вами придется бороться». Боритесь, если не совестно — отвечала она Алексею. Я написал, что мне нисколько не совестно****.

Хотел было побеседовать с Вами еще об экономическом направлении и взглядах Алексея, да очень уже поздно, и я ограничусь парой слов: экономическое направление, конечно, всегда было ошибкой, но направление ведь это очень молодо, а увлечение «экономической» агитацией было (и есть кое-где) и без направления, и оно было законным и неизбежным спутником

_______

* См. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 240—273. Ред.

** — извините, что я так выразился. Ред.

*** — исправимыми, не безнадежными, Ред.

**** См. настоящий том, стр. 55. Ред.


68 В. И. ЛЕНИН

шага вперед в той обстановке нашего движения, которая была налицо в России в конце 80-х или начале 90-х годов. Обстановка эта была такая убийственная, что Вы себе, наверно, и не представляете, и нельзя осудить людей, которые, выкарабкиваясь из этой обстановки, спотыкались. Некоторая узость была, для целей этого выкарабкиванья, необходима и законна, — была, а когда ее стали возводить в теорию и связывать с бернштейнианством, дело, конечно, радикально изменилось. Естественность же увлечения «экономической» агитацией и служением «массовому» движению, помнится, признали и Вы в «Новом походе», писанном в 1896 г., когда Виленский экономизм был уже à l'ordre du jour*, a питерский рождался и складывался.

Крепко жму руку и прошу не посетовать на беспорядочность письма.

Ваш Petroff

Написано 9 ноября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Женеву

Впервые напечатано в 1956 г. в журнале «Коммунист» № 16

Печатается по рукописи

32

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

16. XI.

Сейчас получил, дорогой П. Б., Ваши заметки на статью «Насущные задачи»**. Большое спасибо за них. Как Вы думаете насчет непопулярности этой статьи? Не будет она диссонансом?

Посылаю Вам предисловие к брошюре «Майские дни в Харькове»*** (в рукописи, которая у Вас, были сделаны кое-какие, но очень небольшие, поправки). Пожалуйста, подайте Ваш голос по вопросу о нем и делайте свои замечания, не стесняясь, пером или карандашом тут же.

Еще посылаю присланный из России документ о слиянии С.-Петербургской рабочей организации с «Сою-

________

* — в порядке дня. Ред.

** См. В. И. Ленин. Сочинения, 5 изд., том 4, стр. 371—377. Ред.

*** См. там же, стр. 363—370. Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 19 НОЯБРЯ 1900 г. 69

зом борьбы»69. Говорят, питерцы ужасно носятся с этим, и Киев будто бы уже принял эту программу. Написать о ней необходимо. Не будет ли у Вас охоты сделать это? (По прочтении этого «документа», — «фрукта», как выражается брат, перешлите его, пожалуйста, Г. В., если Вам не нужен.)

Мы наконец нашли ответственного: Эттингер взялась подписать две книжки во всяком случае, отказавшись от всяких претензий насчет «тона» и проч. и предоставив себе после 2-х книжек печатно заявить о своем несогласии с содержанием и проч. Надо надеяться, она выполнит это условие (она усердно просит только пока, до выхода книжки, никому не говорить об этом), — а в течение этого времени мы либо подыщем другое лицо, либо устроимся иначе. Переговоры с Эттингер я вел лично при посредстве Бухгольца, который вышел из Союза с целью сделать некоторые шаги в примирительном духе. Подробнее об этих шагах напишу потом, тем более, что интересного в них мало.

Теперь на днях надеемся начать набор.

Жму крепко руку.

Ваш Petroff

Написано 16 ноября 1900 г.
Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

33

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

19. XI. 00.

Дорогой П. Б.! Получил сейчас Ваше письмо от 17.XI. и с большим интересом читал Ваши замечания. Конечно, мы непременно будем стараться посылать Вам как можно больше статей, так что это во всех отношениях полезно для изданий, не говоря уже о Вашем естественном интересе. Одно жаль, что наш секретарь überarbeitet*: это должно все же скоро измениться,

_______

* — переутомлена. Ред.


70 В. И. ЛЕНИН

ибо в вопросе о Kinderpflege* предпринимаются серьезные реформы70.

Даневич прислал заметку для газеты о французском национальном конгрессе тысяч в 12 букв: я колеблюсь сказать, вполне ли она пригодна. Очень может быть, что при Вашей хронике мы обойдемся без нее: ждем Вашей хроники с нетерпением. Для журнала Даневич пишет большую статью о французских делах71.

Прилагаемое письмо — для Ролау: мой коллега пишет ему по делу нашему о «чае», ибо мы думаем, что моего корреспондента, Скубика, в городе нет72. Пожалуйста, будьте добры передать это письмо Ролау и попросить его немедленно ответить нам (простите, что беспокою Вас такой просьбой: надеюсь, Вам можно будет поручить это хоть Гуревичу). Если же Ролау нет в городе, то не будете ли добры прочесть письмо к нему и поговорить на тему о содержании письма хоть с женой Скубика: дело в том, что нам надо добиться определенного ответа поскорее, а если ни Ролау ни Скубика нет, то иначе как личным переговором между Вами и кем-либо из их компании этого добиться нельзя.

Относительно статьи Л. Аксельрод** я вполне согласен с Вами, что ее надо прежде всего послать Г. В.

Жму крепко руку и извиняюсь за слишком торопливое письмо.

Ваш Петров

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

34

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

26. XI. 00.

Дорогой П. Б.!

Сейчас пришло письмо от нашего общего друга, который пишет, что все налажено. Наконец-то пойдет дело «прочно» в ход! Он очень просит Вас послать

_______

* — заботе о детях. Ред.

** «Почему мы не хотим идти назад?». Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 7 ДЕКАБРЯ 1900 г. 71

(мне) елико возможно скорее паспорт Нусперли* (или Хусперли? Не ясно, но Вы, конечно, знаете)73.

Завтра, 27. XI, он начинает набор и, следовательно, можно надеяться, что недели через две (или с небольшим) все будет вполне готово. Поэтому очень было бы важно, чтобы через неделю уже весь материал был налицо, — в том числе и Ваша иностранная хроника. Надеюсь, что этот срок не заставит Вас что-либо обрывать, ибо, вероятно, Вам немного уже осталось. В. И. пишет сегодня Г. В., чтобы он поторопил пишущего о Парижском конгрессе**. Ссылки на его статью (если Вы их сделаете), конечно, вполне возможно сделать и до получения его статьи.

Крепко жму руку и желаю полного здоровья.

Ваш Петров

P. S. Сегодня же посылаю рукопись (Г. В.)*** Дитцу. Авось и там пойдет дело решительно. Пора!

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

35

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

7/ХII. 00.

Дорогой П. Б. Простите, что не отвечал Вам в письме Байновой: помешало нездоровье. Но теперь, посоветовавшись с В. П., вижу, что положение очень серьезное: иностранная хроника необходима, газеты первый лист уже печатается, второй готов за исключением хроники. Размер на хронику предполагается

__________

* Он пишет: «Я его отошлю назад, как только заявлюсь здесь».

** Автор статьи «Международный социалистический конгресс в Париже» — X. Г. Раковский. Ред.

*** Речь идет об одной из статей Г. В. Плеханова, которая была позднее опубликована в журнале «Заря». №1. Ред.


72 В. И. ЛЕНИН

около 26 тысяч букв*. В крайнем случае выкинем что-либо другое.

Пожалуйста, пришлите поэтому тотчас что есть и что можно. Буду ждать с нетерпением ответа.

Адрес:

Herrn Georg Rittmeyer.
Kaiserstraße 53. о.
München (внутри: für Meyer).

Жму крепко руку.

Ваш Petroff

Очень извиняюсь, что так пристаю к Вам. Но как быть? Надеюсь, что так же, как с статьей о Либкнехте, Вы устроитесь и с этим.

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

36

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

11. XII.

Дорогой П. Б.!

Благодарю очень за скорую присылку замечаний на заметку о расколе74. Я внес желаемые Вами исправления, но не мог только выкинуть вовсе слова о заслугах «Рабочего Дела», — мне кажется, это было бы несправедливо по отношению к противнику, имеющему не только проступки перед социал-демократией.

Полетаев сообщил мне чрезвычайно обрадовавшее меня известие, что Вы несколько освободились теперь от кефира и могли бы приехать на время к нам. Вот это было бы отлично! — в смысле устройства, я думаю, затруднений не представится, комнату можно понедельно найти. Паспорт у Вас ведь швейцарского гражданина. Я жду все же (все же, потому что давно уже и

_______

* Вместе со статьей Раковского, которому дано около 10 тысяч букв.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 11 ДЕКАБРЯ 1900 г. 73

безуспешно жду) скорого приезда обоих друзей. Алексей пишет, что «рвется», да несколько задерживают разные обстоятельства. Другой друг не пишет что-то долго, — но я не думаю, чтобы это могло указывать на что-либо очень дурное. Ко времени их приезда выйдут, вероятно, и «Искра» (через 1—2 недели) и «Заря» (Дитц нанял второго наборщика и гонит быстро, торопит нас. Кстати, будет у Вас что-либо для этого номера журнала*?); — выяснится кое-что и насчет перевозки (ох, трудный вопрос!) и насчет материалов, и тогда устроить общее совещание было бы крайне желательно. Я очень мечтаю об этом.

Как статья молодого Адлера75? Пишет ли он? Когда готова будет? Пожалуйста, поторопите его письмом и — если Вас обременит переписка, или если грозит большая потеря времени от Umweg'a** Мюнхен — Цюрих — Вена, — то дайте ему адрес Лемана (Herrn Dr. Med. Carl Lehmann, Gab eisberger straße 20a. München. На втором конверте: für Meyer), — а нам его адрес, и мы от него вытребуем ответ.

«Зарю» хотим печатать в 1000 экз. для России и 500 для заграницы.

Жду с нетерпением хроники, — а затем свиданья.

Ваш Petroff

Для Гуревича:

Пожалуйста, потрудитесь о такой штуке: надо бы достать цюрихский хороший адрес, через который бы Ефимов (наборщик у Дитца) мог вести переписку с Женевой, т. е. посреднический, передаточный адрес. Если можете, пришлите, пожалуйста, поскорее мне и во всяком случае черкните тотчас хоть два слова в ответ.

Жму крепко руку и шлю привет Вере Павловне.

Ваш Petroff

Написано 11 декабря 1900 г.
Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

_______

* Может быть, скомпоновали бы что-нибудь из того, что у Вас написано о Либкнехте и выкинуто из газеты.

** — окружного пути. Ред.


74 В. И. ЛЕНИН

37

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

14. XII. 00. 12 ч. ночи.

Дорогой П. Б.! Простите, что побеспокоил Вас зря телеграммой. Не получая утром статьи, я решил (после Вашей вчерашней телеграммы), что что-нибудь случилось, и решил запросить телеграммой особенно под влиянием отчаянного письма из типографии. А Ваша статья пришла через несколько часов! Спешу известить Вас, по Вашей просьбе, тотчас же о ее получении и еще раз извиняюсь за телеграмму.

Я очень и очень рад, что мы вскоре увидимся; «брат»* тоже на днях приедет, вероятно, — а недели через 2—3, может быть, и Алексей.

Из Парижа о международном конгрессе все нет статьи — послал сегодня телеграмму.

Мне, может быть, придется уехать на время перед выходом газеты, чтобы рассовать разные мелочи (мы здорово обсчитались в тысячах букв и выкидываем теперь многое!), но это возьмет каких-нибудь 3—4 дня.

Напишите — нанимать или лучше только предварительно присмотреть Вам комнату. Спрошу В. И. о Ваших требованиях и начну искать.

Простите за краткость — устал очень и тороплюсь.

Жму крепко руку.

Ваш Petroff

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

38

П. Б. АКСЕЛЬРОДУ

24. XII. 00.

Дорогой П. Б.!

Только вчера вернулся я из поездки по делу76 и получил Ваше письмо. Сегодня газета должна быть готова; по получении пошлю Вам, если Вы не двинетесь сами.

_________

* Α. Η. Потресов. Ред.


П. Б. АКСЕЛЬРОДУ. 24 ДЕКАБРЯ 1900 г. 75

Сегодня вечером приезжает брат.

Алексей не раньше 20. XII. ст. ст. освободится от своих препон и двинется.

Корректур никак не мог послать, — я даже сам не мог получить их и должен был ехать, чтобы рассовать кое-что для 8-й страницы. Как ни неприятно это было, но пришлось Вашу статью разделить и вторую половину отложить до следующего номера*: иначе не умещалось необходимое вследствие набора (по техническим соображениям) боргесом, а не петитом.

Итак, от Васильева — ? а от Адлера — ничего? Вы про Адлера не пишете.

Журнал двигается: Г. В. прислал статью о Струве** — всего послано 6 статей.

Жму крепко руку и от души желаю поскорее отделаться от инфлуэнцы, которая так свирепствует везде этот год.

Ваш Petroff

P. S. Сейчас прочел в письме Гуревича, что Вы получили статью об Австрии. Вот отлично. Есть ли у Вас вполне хороший переводчик? Если нет, пришлите статью сюда, переведем здесь.

Гуревичу

Спасибо за известия. Подробности о рижском товарище, конечно, желательно иметь: какого рода работу он хотел бы и мог бы взять? Насколько он свободен и обеспечен средствами? и т. д.

Skubik'y передайте, пожалуйста, что его письмо я получил, не ответил, ибо не был дома, — а теперь могу только сказать, что наш человек уже «там» и адрес имеет, так что дело, о котором списывались мы с Skubik'oм, исчерпано.

Жму крепко руку. Петров

Послано из Мюнхена в Цюрих

Впервые напечатано в 1925 г. в Ленинском сборнике III

Печатается по рукописи

_________

* Речь идет о статье «Итоги международной социал-демократии». Ред.

** Имеется в виду статья Г. В. Плеханова «Критика наших критиков. Часть первая. Г-н П. Струве в роли критика марксовой теории социального развития. Статья первая». Ред.