Содержание материала

 

15. О ВОЙНЕ НА БАЛКАНАХ И БОРЬБЕ ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В ту пору, когда Ленин переехал на жительство в Краков, шла война Италии против Турции. Начатая Италией в сентябре 1911 г. с целью захвата Триполитании, Киренаики и некоторых других владений Османской империи в Африке и на Средиземноморье война являлась одним из элементов назревавшей борьбы империалистических держав за передел мира.

Понеся ряд тяжелых потерь и опасаясь нападения со стороны своих балканских соседей, Турция пошла на значительные территориальные уступки Италии за счет части своих заселенных арабами владений. В связи с подписанием предварительных условий итало-турецкого мирного договора Ленин писал 28 сентября (11 октября) 1912 г. в «Правде», что Италия, движимая корыстью финансовых тузов, «бросилась грабить турецкие земли в Африке»; война была «человеческой бойней, избиением арабов при помощи «новейших» орудий.

Арабы сопротивлялись отчаянно... Война, несмотря на «мир», будет еще на деле продолжаться, ибо арабские племена внутри материка Африки, вдали от берега, не подчинятся. Их будут долго еще «цивилизовать» штыком, пулей, веревкой, огнем, насилованием женщин.

Италия, конечно, не лучше и не хуже остальных капиталистических стран»1.

Для самой Италии ближайшими последствиями войны были огромные финансовые трудности, застой в промышленности, массовая безработица. Политическая активность Италии оказалась на время парализованной, а поражение. Турции дало толчок как освободительному движению все еще угнетенных ею балканских народов, так и давнишним антиоттоманским, планам великих и малых стран. В то время как один из империалистических блоков — Тройственный союз — был ослаблен подрывом экономики Италии и расхождением итальянских и австрийских интересов на Балканах, другой блок — Тройственное согласие, Антанта, — был более прочен.

Рассчитывая на своих союзников — Англию и Францию, царская Россия вела политику разжигания воины против Турции со стороны Болгарии, Сербии, Черногории, Румынии, Греции. Эта «азартная игра», как характеризовал Ленин политику русских экспансионистов, прикрывалась криками о «святой борьбе за независимость» угнетенного Турцией населения Македонии, Фракии и других земель2. Положение угнетаемых турецкими феодалами славянских, арабских и других народов было действительно очень трудным. Но поджигатели новой антитурецкой войны думали вовсе не об интересах народов, а о завоевании новых территорий, о разделе слабевшей Османской империи.

Турецкая революция 1909 г., отмечала «Правда», не решила национальный вопрос, так как не привела к такой организации государства, при которой каждой отдельной национальности были бы предоставлены права самоуправления3.

Демократическое решение всех балканских проблем, в первую очередь аграрного и неразрывно связанного с ним национального вопроса, могло принести федеративное объединение Балкан, которое включало бы и Турцию. Лозунг Балканской федеративной демократической республики был выдвинут передовыми кругами пролетариата балканских стран. Состоявшаяся еще в декабре 1909 г. в Белграде первая балканская социал-демократическая конференция, в которой участвовали представители социал-демократических партий Болгарии (Д. Благоев, В. Коларов, Г. Димитров, X. Кабакчиев и другие), Сербии (Д. Туцович и другие), Хорватии, Словении, Боснии и Герцеговины, Черногории, Турции, Румынии и Греции, приняла резолюцию о единстве действий пролетариата балканских стран и объединении балканских народов в одну демократическую федерацию. Это требование балканской демократии поддержал, в частности, состоявшийся в августе 1912 г., в условиях нараставшей опасности войны на Балканах, XIX съезд Болгарской рабочей социал-демократической партии (тесных социалистов)4.

Партия тесняков издавна была связана с российским революционным движением, с партией большевиков. Основатель и руководитель партии Д. Благоев стал марксистом в пору, когда жил в Петербурге; там он образовал одну из первых марксистских организаций в России. Как писал видный руководитель болгарского пролетариата Басил Коларов, Благоев «влил в болгарский социализм, как его неотъемлемую часть, интерес и любовь к русскому революционному движению...»5.

В борьбе против буржуазного национализма, мелкобуржуазного народничества, реформизма болгарские марксисты во многом следовали тем же путем, что и русские. Работы Г. В. Плеханова, а с 1896 г. и работы В. И. Ленина получали все более широкое распространение в Болгарии.

Революция 1905 — 1907 гг. в России — первая народная революция эпохи империализма — вызвала мощный отклик во всех балканских странах, привела к пробуждению Азии, дала, в частности, толчок событиям, завершившимся верхушечной турецкой революцией.

Ленин впервые встретился сразу с представителями всех балканских и других социал-демократических и социалистических партий после окончания революции, на Штутгартском конгрессе II Интернационала (август 1907 г.). Владимир Ильич придавал особое значение этому конгрессу, который сыграл выдающуюся роль в определении тактики социалистических партий, вынес общие для всех резолюции по ряду вопросов, которые ранее решались лишь отдельными партиями6. Резолюции конгресса, подчеркивал он, «должны стать постоянным спутником всякого пропагандиста и агитатора»7. Из этих резолюций едва ли не самой важной он считал резолюцию об антимилитаризме8. Как при подготовке этой резолюции, так и в ходе всей работы конгресса Ленин добивался сплочения всех левых элементов международной социал-демократии.

Наиболее прочным и всесторонним на Штутгартском конгрессе было сотрудничество большевиков с польскими социал-демократами. Именно этот блок составил основу того меньшинства комиссии по колониальному вопросу, которое категорически отвергло предложенную правыми социал-демократами резолюцию, направленную на оправдание колониальной политики империализма. Как на заседании комиссии, так и на пленарном заседании конгресса позицию левых выразил польский социал-демократ Юлиан Мархлевский. Он резко критиковал правых, пытавшихся доказывать возможность какой-то социалистической колониальной политики и утверждавших, что все народы должны обязательно пройти через капиталистическую стадию развития9. Вместе с российскими и польскими социал-демократами представитель сербской социал-демократической партии Неделко Кошанин, делегаты болгарских тесняков Георги Кирков, Васил Коларов, Христо Кабакчиев и другие побудили конгресс принять резолюцию, безоговорочно осуждавшую всякую колониальную политику.

Острая борьба разгорелась в комиссии конгресса по вопросу «Милитаризм и международные конфликты». Из всех внесенных в комиссию проектов резолюции сколько-нибудь приближавшимся к попытке определить антимилитаристскую позицию рабочего класса был проект, предложенный А. Бебелем. Но Бебель, говоря о борьбе пролетариата против войны, не шел дальше призыва выступить за быстрое окончание войны, в случае если она все же вспыхнет.

Состоявшееся по инициативе Ленина совещание некоторых левых делегатов решило внести в проект резолюции Бебеля ряд поправок, направленных на твердое определение конкретных задач пролетариата в борьбе против опасности войны и в условиях, которые может она создать. Выступая с соответствующими поправками, разработанными, как уже отмечалось выше, совместно с Лениным, Р. Люксембург ссылалась на опыт борьбы в условиях первой российской революции против русско-японской войны. Главная из предложенных Лениным — Люксембург поправок предусматривала, что, делая все возможное для предотвращения войны, рабочие, в случае если она все же вспыхнет, «должны выступить за ее быстрейшее окончание и всеми силами стремиться к тому, чтобы использовать вызванный войной экономический и политический кризис для пробуждения политической активности народных масс и для ускорения свержения классового господства капиталистов».

Принятие этой резолюции конгрессом определяло интернациональные и революционные задачи пролетариата в случае возникновения империалистической войны. Ленин и Люксембург, писала впоследствии Крупская, «...говорили о том, что борьба против войны должна ставить себе целью не только борьбу за мир, она должна иметь целью замену капитализма социализмом»10.

Делегации социал-демократических партий балканских стран далеко не во всех вопросах, обсуждавшихся конгрессом, стояли на одних позициях с большевиками и польскими социал-демократами. Но единство в колониальном вопросе и в борьбе против войны имело решающее значение, определявшее принадлежность соответствующих партий и течений к действительно последовательному пролетарскому движению.

Вскоре после Штутгартского конгресса Ленин писал о тесняках как о партии революционных социал-демократов, выступающей против империалистической политики не только великих держав, но и буржуазии самих балканских государств11. В связи с младотурецкой революцией, Боснийским кризисом, создавшим опасность мировой войны, происками держав на Балканах и экспансионистской политикой господствующих классов балканских стран международная социал-демократия оказалась перед необходимостью точно определить свое отношение к событиям на Балканах и вокруг Балкан. Задача революционной социал-демократии, указывал Ленин, состоит в том, чтобы разоблачить факт реакционного заговора держав, предусматривающего удар по турецкой революции, удушение персидской революции, нарушения права наций на самоопределение. Свою политику колониального грабежа, подавления демократических движений, передела Балкан австро-венгерские правящие круги изображали как проявление заботы об угнетенных в Турции народах, а русские черносотенцы — необходимостью помочь «братьям-славянам». Подобные заботы, продолжал Ленин, «всегда сводятся к покушению на действительный демократизм в тех или иных балканских странах. Единственная искренняя «забота» держав по отношению к балканским странам могла бы состоять в одном и только в одном: предоставить их самим себе, не портить им жизни иностранным вмешательством, не бросать палок под колеса турецкой революции. Но, конечно, не от буржуазии может ждать рабочий класс такой политики!»12

Передовая часть рабочего класса балканских стран старалась решить назревшие задачи ликвидации национального и социального гнета сплочением своих рядов на позициях пролетарского интернационализма, в духе решений, принятых Штутгартским конгрессом в результате усилий Ленина — Люксембург. Свидетельством этому явилась состоявшаяся в декабре 1909 г. в Белграде конференция социал-демократических партий балканских стран. Участники конференции приняли резолюцию, в которой указывалось, что демократическое решение всего комплекса противоречий, существовавших на Балканах, возможно только созданием федеративной республики балканских народов и путем классовой борьбы против буржуазии13. Ленин всецело поддержал лозунг федеративной республики, обращенный против политики вражды и разделения балканских народов, которую проводили правительства балканских стран и империалистических держав, разжигавшие войну на Балканах. «Никогда и нигде, — писал Ленин, — «свобода» не достигалась угнетенными народами посредством войны одного народа против другого. Войны народов только усиливают порабощение народов. Действительная свобода славянского крестьянина на Балканах, как и крестьянина турецкого, может быть обеспечена только полной свободой внутри каждой страны и федерацией вполне и до конца демократических государств»14.

Вопросы войны и мира, борьбы с милитаризмом заняли видное место в работах очередного конгресса II Интернационала, проходившего в августе — сентябре 1910 г. в Копенгагене. На этом конгрессе явно обозначилось, что центристские элементы II Интернационала во главе с К. Каутским все в большей мере следуют за оппортунистами, идут на одну уступку за другой.

Помимо большевиков во главе с В. И. Лениным и польских социал-демократов — Р. Люксембург, А. Барского, Ю. Мархлевского и некоторых отдельных деятелей западных партий к левой части конгресса примыкали представители тесняков — Д. Благоев, впервые согласившийся участвовать в конгрессе II Интернационала, Г. Кирков, X. Кабакчиев, В. Коларов. Личное знакомство способствовало сближению позиций Ленина и Благоева. По рекомендации Ленина в «Социал-демократе» вскоре после Копенгагенского конгресса была опубликована статья Благоева, направленная против Троцкого и троцкизма15.

Резолюция Копенгагенского конгресса по важнейшему вопросу современности — «Милитаризм и международные конфликты» включала принятые еще на Штутгартском конгрессе предложения В. И. Ленина — Р. Люксембург, требовавшие использования социалистами всех стран кризиса, который вызовет будущая война, для свержения буржуазии. Кроме того, резолюция призывала рабочих всех стран к организации протестов против войны и других подобных действий.

Работа конгресса показала недостаточную силу и зрелость левого крыла международного рабочего движения (в отличие от большевиков), не ставшего еще на последовательно революционные позиции и не располагавшего преобладающим влиянием на передовую часть рабочего класса.

Часть рабочего класса балканских стран, которая шла за тесняками и другими интернационалистами, оказалась не столь сильна, чтобы воспрепятствовать политике решения балканских дел «сверху», на основе сделок и соглашений реакционных правительств. Соотношение сил между подлинной демократией и реакцией не меняло и то, что турецкие рабочие, как писала «Правда», — за федеративное объединение Балкан, включая Турцию16. Восстание албанского крестьянства, вспыхнувшее в апреле 1912 г., обострило обстановку на Балканах.

Со второй половины сентября 1912 г. в «Правде» появляется ежедневная рубрика «Накануне войны»: четыре балканские страны — Сербия, Черногория, Греция, Болгария открыто завершали подготовку к совместной войне против Турции. 22 сентября (5 октября) редакция «Правды» обратилась с письмом в Белград к Ф. Филиповичу, многие годы деятельно участвовавшему в российском революционном движении, с просьбой о регулярной присылке корреспонденции в газету17.

Война на Балканах началась 5(18) октября 1912 г.

В связи с войной Ленин написал воззвание ЦК РСДРП «Ко всем гражданам России». Изданное отдельной листовкой, оно было переведено на немецкий язык и направлено секретарю МСБ К. Гюисмансу, а затем появилось в ряде органов печати партии II Интернационала.

В воззвании указывалось, что, хотя «вся Европа» стоит за «реформы» и даже за «свободу славян», события на Балканах грозят общеевропейской войной. «Балканский кризис есть одно из звеньев той цепи событий, которая с начала XX века ведет повсюду к обострению классовых и международных противоречий, к войнам и революциям»18. Разбойничьи династии Габсбургов и Романовых разжигали вражду между народами, а русский народ знал, что хуже всяких турок были «внутренние турки» — царь и его слуги. Отметив, что социалисты балканских стран выступили с резким осуждением войны, воззвание заканчивалось призывами: «Долой царскую монархию!..

Да здравствует федеративная республика Балканская!

Долой войну, долой капитализм!

Да здравствует социализм, да здравствует международная революционная социал-демократия!»19

Эти призывы являлись боевой программой российской и международной социал-демократии в борьбе против опасности империалистической войны, за демократический мир.

Разоблачив в ряде газетных статей захватнические замыслы царизма и русской либеральной буржуазии, прикрываемые криками о «помощи братьям-славянам», Ленин указывал, что, хотя слабость демократических классов в теперешних балканских государствах привела к тому, что экономически и политически необходимый союз балканских народов стал союзом балканских монархий, открыта новая глава всемирной истории, сделан громадный шаг вперед к решению национального вопроса на Балканах, к разрушению остатков средневековья во всей Восточной Европе20. Рассматривая социальное значение сербско-болгарских побед, приведших к освобождению Македонии из-под ига турецких феодалов, Ленин отмечал в «Правде» в ноябре 1912 г., что оно означает создание более или менее свободного класса крестьян-землевладельцев и что только их полное экономическое и политическое освобождение может уничтожить всякую возможность какого бы то ни было национального угнетения21.

С позиций, близких к ленинским, Филипович писал в «Правде», что великие державы лишь прикрывают свою политику красивыми словами, а в действительности до «освобождения» балканских народов им «столько же дела, как и до прошлогоднего снега»22.

Война на Балканах, создавшая прямую угрозу перерастания в общеевропейскую, в мировую войну, вызвала огромный рост антимилитаристской, антиимпериалистической активности рабочего класса всех стран.

В это время в журнале «Нойе цайт» была опубликована статья К. Каутского «Война и Интернационал». В ней, отмечал Ленин, Каутский «рассуждает чисто оппортунистически...»23. Поясняя свою позицию, Владимир Ильич писал 4 (17) ноября 1912 г. Плеханову: «У Каутского выходит зарок именно от революционной массовой стачки. Это недопустимо и с русской точки зрения (100000 политических стачечников теперь в Питере с революционными митингами и сочувствием восстанию матросов!) и с общеевропейской»24.

В. И. Ленин с тревогой констатировал нарастание социал-шовинизма в большинстве партий II Интернационала. Наиболее решительно, глубоко и принципиально борьбу против милитаризма и социал-шовинизма вела группа левых в германской социал-демократии во главе с Р. Люксембург. Эта борьба имела большой международный резонанс. Ленин решительно поддерживал борьбу Люксембург против оппортунизма и шовинизма в германской и международной социал-демократии25, выступил в ее защиту против травли со стороны правых на заседании МСБ в сентябре 1911 г. Меньшевикам даже чудилась пугавшая их возможность образования «большевистской фракции» в германской социал-демократической партии26.

Но, к сожалению, действенность борьбы Р. Люксембург и других левых во II Интернационале против шовинизма, милитаризма, оппортунизма и центризма существенно ослабляло то, что они были крайне слабы организационно. Не понимая борьбы Ленина за партию нового типа, они не только не сумели оценить исторического значения Пражской конференции 1912 г., но и выступили против этих решений. Тем самым они невольно облегчали положение русских ликвидаторов и способствовали злобной кампании правых во II Интернационале против большевиков как против «раскольников», «твердолобых», «сектантов»...

Организуя и направляя революционный подъем масс, партия большевиков вела их на борьбу и против самодержавия, и против опасности войны. «Рабочая демократия всех стран является решительной противницей войн — этого позора современного общества»27, — писала «Правда». Исходя из исторического опыта и ленинской постановки вопроса о войне и революции, газета напоминала, что ответом пролетариата на франко-прусскую войну послужила Парижская коммуна 1871 г., а на русско-японскую войну — революция 1905 — 1907 гг.28.

На состоявшемся 28 — 29 октября 1912 г. в Брюсселе заседании МСБ Р. Люксембург отстояла революционную платформу по вопросам войны, мира и революции. Предполагая, что так оно и будет, и учитывая необходимость руководства «Правдой» и оказания помощи депутатам-большевикам в подготовке такого весьма ответственного акта, как первая декларация в Государственной думе, Ленин решил в Базель не ехать.

Еще в тот же день, когда пришло сообщение Гюисманса о созыве в Базеле чрезвычайного конгресса II Интернационала, Ленин задумался о том, кто бы мог представлять большевиков на этом конгрессе. Тотчас же Крупская пишет в Берн Шкловскому, запрашивая, не может ли он поехать в Базель, при этом выражает пожелание, чтобы бернская группа большевиков взяла бы на себя расходы, связанные с поездкой. «Дела с избират[ельной] кампанией [в IV Думу] пока идут хорошо», — одновременно сообщает она адресату29.

Но так как Шкловский не смог поехать в Базель, то большевиков представляло там другое лицо.

Базельский конгресс, состоявшийся 24 — 25 ноября 1912 г., продемонстрировал тревогу международного рабочего класса, вызванную политикой империалистов. Принятый конгрессом манифест включал важнейшие положения штутгартской антивоенной резолюции и предостерегал народы от угрозы надвигавшейся мировой войны. Позиция партии большевиков была изложена в телеграммах, направленных Базельскому конгрессу депутатами Думы — большевиками.

В. И. Ленин считал обязанностью российского революционного пролетариата обязательное «присоединение к той демонстрации в пользу мира, которая произошла в Базеле, на международном социалистическом конгрессе». При этом Владимир Ильич подчеркивал, что рабочий класс всего мира «борется не за признание своих прав на социалистическую партию, а за власть, за новое устройство общества»30.

Тогда, как для Ленина, для большевиков практически в порядок дня (как текущая политическая задача) выдвигалась задача борьбы за власть, за новое устройство общества, а правые и центристские лидеры II Интернационала не только не помышляли о ликвидации капитализма, но и к задаче борьбы против опасности мировой войны, провозглашенной в Базельском манифесте, относились как к формальной отписке, необходимой для притупления активности рабочего класса и прикрытия империалистической политики своих правительств. Достаточно сказать, что фракция германской социал-демократической партии в рейхстаге проголосовала за военные налоги, а лидеры всех крупных партий западноевропейских стран продолжали поддерживать политику своих правительств в становившихся все более сложными балканских и других делах.

Это не мешало тому, что они все же выступали с декларациями, в которых на словах заявляли себя сторонниками мира, борцами против милитаризма. Так, в апреле 1913 г. лидер австрийской социал-демократической  партии В. Адлер направил письмо депутатам IV Государственной думы, где подчеркивалось международное значение первой революции в России, говорилось о связях австрийского и русского рабочего движения, о необходимости борьбы против опасности войны между Австро-Венгрией и Россией. Примерно такое же по общему содержанию письмо получили вслед за тем депутаты от секретаря Социал-демократической партии Венгрии31. Но как далеки от действительности оказались их заверения о готовности к борьбе против шовинизма, милитаризма, показала поддержка этими же партиями империалистической политики своих правительств.

Еще в ходе войны, разразившейся на Балканах, развивавшейся благоприятно для четырех союзных стран, Румыния, подстрекаемая Германией и Австро-Венгрией, потребовала от Болгарии территориальной компенсации за сохранявшийся ею благожелательный нейтралитет. 21 апреля 1913 г. Болгарии пришлось уступить Румынии Силистрию. Австро-Венгрия домогалась создания «автономной» — фактически зависящей от нее — Албании. А великосербские и великоболгарские шовинистические круги, подстрекаемые великими державами, развернули борьбу за дележ будущей добычи.

В мае 1913 г. Турция подписала в Лондоне мирный договор, отказавшись почти от всех своих европейских владений в пользу балканских держав-победительниц. Ликвидация господства Османской Турции над Македонией, Фракией и Албанией имела прогрессивное значение, равнозначное победе буржуазной революции.

Взаимные отношения союзных держав-победительниц были столь напряженными, что тесняки и сербские социал-демократы уже в апреле 1913 г. предупреждали, что союз, заключенный правящими династиями с завоевательными целями, несет в себе семена новых кровавых конфликтов, чудовищной и позорной войны между балканскими союзниками... Тесняки и сербские социал-демократы продолжали борьбу за Балканскую демократическую федерацию.

Опираясь на поддержку германских и австро-венгерских империалистов, болгарское правительство в июне 1913 г. двинуло свои войска против сербских и греческих войск в Македонии. Балканский союз распался, началась вторая Балканская война. Вскоре против Болгарии  выступили Турция и Румыния. Захватническая, аннексионистская со стороны всех ее участников, осужденная и передовыми кругами румынских социал-демократов во главе со Штефаном Георгиу, война быстро привела к разгрому Болгарии и ее капитуляции в июле 1913 г.

«Самое злободневное, конечно, — писал Ленин летом 1913 г., — вторая балканская война, разгром Болгарии, унизительный для нее мир в Бухаресте...»32 Такой исход войны, констатировал Ленин, углубляет отделение либерализма от демократии. В России в результате развертывания массового рабочего движения созрел политический кризис общенационального масштаба33.

Окончание балканских войн сопровождалось таким усилением межимпериалистических противоречий, такой гонкой вооружений, которые неизбежно вели к новым, более широким военным столкновениям, к мировой войне. Преградить ей путь, спасти человечество от мировой империалистической бойни могло только революционное разрешение всего комплекса обострявшихся противоречий империализма. Выход из этих противоречий Ленин видел в использовании созревших предпосылок социалистической революции, в развязывании классовых боев за низвержение капитализма, против оппортунизма и центризма, угрожавших крахом II Интернационала.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 113 — 114.

2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 115 — 116.

3 См.: Правда, 1912, 27 июля (9 августа).

4 См.: История на Българската комунистическа партия. София, 1984, с. 138.

5 Коммунистический Интернационал, 1924, № 3 — 4 (33 — 34), с. 488.

6 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 67.

7 Там же, с. 74.

8 См. там же, с. 72,

9 Internazionaler Sozialisten — Kongress zu Stuttgart. 1907, 18 bis 24 August, Berlin, 1907, S. 32-33, 112.

10 Крупская Н. К. Воспоминания о В. И. Ленине, с. 139.

11 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 242.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 230 — 231.

13 См.: История на Българската комунистическа партия, с. 134 — 135.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 151 — 152.

15 См.: Социал-демократ, 13 (26 января) 1911 г.

16 См.: Правда, 1912, 25 августа (7 сентября).

17 См.: Дамjановиk Ф. Ф. Фрагменти за биографjу. Годишнак града Београда. Београд, 1959, кн. VI, с. 191.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 135.

19 Там же, с. 139

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 155 — 156.

21 См. там же, с. 186 — 188.

22 Правда, 1912, 9(22) октября.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 107.

24 Там же, с. 109.

25 См. там же, т. 20, с. 18.

26 См.: Наша заря. Петербург, 1911, № 9 — 10, с. 63.

27 Правда, 1919, 20 сентября (3 октября).

28 См. там же, 1912, 26 сентября (9 октября).

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч.рт. 22, с. 198.

30 ЦПА ИМЛ, ф. 17, on. 1, д. 1263, л. 1.

31 ЦПА НМЛ, ф. 448, on. 1, д. 101, л. 1; д. 104, л. 5.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 370.

33 См. там же, с. 300

 

http://lifecity.by что такое Антицеллюлитный массаж.