Содержание материала

 

ГЛАВА 3

«ВТОРОЙ ПОЕЗД ЦЮРИХСКОГО КОМИТЕТА»

(возвращение третьей группы политэмигрантов в июне 1917 г., организованное цюрихским эмигрантским комитетом)

12

Письмо Правового департамента МИД (административное делопроизводство) в Огенквар ГУГШ

№ 11028 В. срочно Петроград, 15 июня 1917 г.

Российский посланник в Стокгольме телеграфировал министерству иностранных дел, что за последние дни в Стокгольм прибыло из Бельгии через Германию 35 политических эмигрантов, в том числе 9 женщин и 8 детей. Среди эмигрантов есть бывшие члены 2-й Государственной думы Романов и Татаринов, берущие на себя ответственность за всю группу. Генеральное консульство, основываясь на инструкции о недопущении в Россию эмигрантов, возвращающихся через Германию, отказалось выдать им паспорта.

Посланник запрашивал, не будет ли признано возможным счесть этих лиц выехавшими из Германии на правах гражданских пленных, причем просил сообщить ему срочный телеграфный ответ. В ответ на это министерством иностранных дел было дано миссии указание в том смысле, что прибывшим из Бельгии через Германию политическим эмигрантам могут быть выданы паспорта в случае согласия и рекомендации этих лиц эмигрантским комитетом в Стокгольме.

Сего числа в министерство поступила телеграмма посланника в Стокгольме, в коей он просит дать срочные распоряжения по настоящему делу пограничным властям в Торнео, ввиду того, что эмигранты из Бельгии выехали 14/27 июня из Стокгольма в Россию, не дождавшись выдачи им паспортов1.

Об изложенном Правовой департамент сообщает на зависящее усмотрение и распоряжение отдела генерал-квартирмейстера.

За директора Доливо-Добровольский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 35. Подлинник. Машинопись. Инструкция Потапова — карандашом, ответ Романовского — чернилами:

Потапов нач-ку ГШ испрашиваю указаний. Со своей стороны полагал бы необходимым не делать для этих эмигрантов никаких исключений, т. к. самый факт выпуска их Германиею внушает подозрение. Если бы немцы не считали их для себя полезными, их не выпустили бы. 16 VI.

Согласен с закл. Гeн-Kв. Пока исключений не делать. Для составить доклад Воен. Мин. V. 18 VI.

1 Российский посланник в Швеции КН. Гулькевич 14 и 15 июня направил телеграммы и русскому консулу в Хапаранде Попову с просьбой выдать им паспорта, причем указал, что разрешение на это было получено миссией от товарища министра иностранных дел 13 июня за№2746 (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2413. Л. 287). Военный агент в Швеции Д. Кандауров в телеграмме№1069 от 16 июня несколько иначе представил ситуацию: 14-го вечером 35 эмигрантов из Бельгии, которым консул не дал паспортов, вследствие проезда ими через Германию, отбыли в Россию, сказав, что перейдут границу и без паспортов. Огенквар, получив эту шифрограмму, дал спешно распоряжение сообщить в Торнео, начальнику штаба 42-го армейского корпуса и в КРО ПВО «имена и фамилии этих лиц для проверки их по архиву ЦБ в целях выяснения возможности причастности их к военному шпионству», что и было исполнено 19 июня (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2413. Л. 227-229).

 

13

Из доклада по ГУГШ, Огенквар, ЦБ, военному министру А.Ф. Керенскому

№ 13422 В. спешное Секретно Петроград, 20 июня 1917 г.

* Имея в виду установленный уже порядок о недопущении в Россию вообще эмигрантов, возвратившихся через Германию, и находя, что самый факт выпуска немцами указанной партии эмигрантов свидетельствует о том, что эти именно лица по возвращении в Россию могут оказаться полезными для интересов Германии, ибо в противном случае германцами не было бы дано разрешения на их проезд, я полагал бы в наших военных интересах безусловно нежелательным допускать в отношении упомянутых лиц каких-либо отступлений от общих правил и находил бы возможным допустить прибытие их в Россию не иначе как по соблюдении ими всех формальностей, установленных законом 25 октября 1916 г., т. е. с обязательным заполнением опросных листов1.

Генерал-майор Романовский.

Генерал-майор Потапов.

Заведывающий Центральным бюро Чернявский.

Примечания:

* Начало доклада полностью повторяет текст предыдущего документа.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. Зб-З606. Подлинник. Машинопись. Резолюции Якубовича и Потапова от руки: Согласен Я. 21/6; ЦБ (по резолюции) 22. VI. П.

1 22 июня ЦБ направило в Правовой департамент МИДа ответ на письмо от 15 июня (док. 12): «Военный министр не нашел возможным допустить каких-либо льготных отступлений от соблюдения общих правил в отношении группы эмигрантов, возвращающихся через Германию без паспортов» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 37).

14

Препроводительное письмо ЦБ ГУГШ начальнику штаба ПВО Ф.И. Балабину

№ 13645      Экстренно             Секретно             Петроград,             22 июня 1917 г.

Препровождаю при сем для сведения и могущих последовать распоряжений копию* сношения Правового департамента министерства иностранных дел от 20 сего июня за № 11256, присовокупляя, что, ввиду позднего получения этого сообщения Главным управлением Генерального штаба, никаких распоряжений по содержанию такового сделано не было.

Приложение: копия сношения.

Подписал: генерал-квартирмейстер генерал-майор Потапов.

Скрепил: заведывающий Бюро А. Чернявский.

Верно: [подпись нрзб].

ПИСЬМО ПРАВОВОГО ДЕПАРТАМЕНТА МИД В ГУГШ, ОГЕНКВАР

№ 11256            В. спешное             Петроград,                  20 июня 1917 г.

Российский посланник в Стокгольме 11/24 июня с. г. уведомил министерство иностранных дел, что местный комитет для оказания помощи политическим эмигрантам обратился с просьбой разрешить 200 эмигрантам, возвращающимся из Швейцарии через Германию и прибывшим в Стокгольм, вернуться в Россию.

Ввиду недостатка материальных средств, посланник срочно просил препроводить ему указание по настоящему делу.

Вследствие изложенного, министерство иностранных дел телеграфировало в миссию в Стокгольме, что, ввиду проезда этих эмигрантов через Германию и состоявшегося запрещения выдачи таким эмигрантам паспортов, возможно сделать исключение лишь для тех лиц из этой группы, которые могут указать двух лиц в России, могущих за них поручиться.

В настоящее время посланник в Стокгольме телеграфно сообщил, что генеральным консулом составлен список эмигрантов и их поручителей, каковые отправляются в Петроград вместе с эмигрантами. Они будут в Торнео в среду 21 сего месяца.

Сообщая о сем, Правовой департамент просит Главное управление Генерального штаба срочно сделать зависящее по сему предмету распоряжение пограничным властям в Торнео1.

О последующем Правовой департамент просит уведомить.

За: вице-директор Доливо-Добровольский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 39 Машинописная заверенная копия.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 38. Подлинник. Машинопись. На документе резолюция: КРЧ, /Q-lado срочно осведомить Htm. Окр. об имеющей приб. партии эмигрантов. 22 VI. JI.

1 Из 42-го армейского корпуса в ГУГШ было направлено уведомление о проследовавших через п. п. Торнео 20 и 21 июня 36 политэмигрантах из Швейцарии, проехавших через Германию в сопровождении д-ра Том- пакова и получивших свидетельства в Хапаранде 20 июня на основании телеграммы генконсульства в Стокгольме от 19 июня за № 3825; свидетельства не имели силы паспорта и предназначены были для предъявления пограничным властям в Торнео. Список этих 36 политэмигрантов направлен за подписью консула в Хапаранде. К списку прилагались справки из архива ЦБ о наличии дел в архиве на 14 человек из 36 (РГВИА. Ф. 2000. On. 16. Д. 2413. Л. 230-236). 25 июня КРО при штабе ПВО направило в ГУГШ «список лиц, проехавших из Бельгии и Швейцарии через Германию и прибывших в Петроград 21 и 24 июня сего года» без документов. В нем 79 политэмигрантов, среди них Г. Гогелия, Исаак Биск, И. Клячко, Ал-др Гавронский, М. Варшавский, Г. Шкловский, А. Шаповалов, М. Владимирский и др. (РГВИА. Ф. 2000. Оп 16. Д. 2446. Л. 443- 444о6.).

* Приложен подлинник документа на бланке.

15

Телеграмма С.С. Пестковского в Петроград, Таврический дворец, А.В. Луначарскому

Хапамяки,21 июня1917 г.,

№ 20Срочно12час.40мин.

Приезжают сегодня ночью политические. Ваше присутствие [на] вокзале необходимо.

Пестковский.

Примечания:

ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 15. Л. 180. Машинописный текст телеграммы. Прессовая копия ее вместе с другими была передана 4 сентября начальником Выборгской телеграфной конторы судеб, след. Александрову (подлинник прислан начальником Таммерфорсской телеграфной конторы 31 августа).

16

Рапорт главнокомандующего ПВО на театре военных действий (отделение контрразведки) П.А. Половцова А.Ф. Керенскому

№ 920 ц      Секретно              Петроград, 1/3 июля 1917 г.

Дополнительно к № 5 представляю рапорт за № 909 ц, наглядно рисующий порядок проезда русских эмигрантов через Германию. При создавшейся обстановке считаю главнейшей задачей в смысле проведения общих мер по контрразведке спешное изменение порядка въезда иностранных и русских подданных в Россию.

Генерал-майор Половцов.

Начальник штаба Генерального штаба полковник Балабин.

Начальник отделения Генерального штаба капитан Никитин.

РАПОРТ НАЧАЛЬНИКУ КРО ШТАБА ПВО*

№ 909 ца                    28 июня 1917 г.

27-го сего июня в цензурное делопроизводство явились супруги Шаповаловы с требованием выдать отобранные у них при досмотре на ст. Белоостров предметы. Когда им было выдано все, что имелось в делопроизводстве, они заявили, что недостает бумажника, в котором, по их словам, ничего ценного не заключалось. Мною как заведывающим делопроизводством было разъяснено им, что если бумажник действительно не возвращен, то лишь только потому, что возбудил подозрение и требовал более тщательного осмотра.

При дальнейших объяснениях Шаповаловы высказались, что в Германии их пропустили без всякого досмотра, вагоны были открыты и можно было свободно переходить из одного вагона в другой. Через открытые окна все проезжавшие пели Интернационал и махали платками находившимся на германской территории французским и английским военнопленным. Что же касается проезда через Англию, то Шаповаловы сказали, что это вовсе невозможно, и лишь через годы удовлетворяют такое ходатайство. Вообще же, как можно было понять из высказанного Шаповаловыми, Германия должна быть примером для других государств в смысле пропуска через границу русских эмигрантов.

Все вышеизложенное мы, слышавшие это, подтверждаем своими подписями.

Заведывающий цензурным делопроизводством коллежский асессор [подпись нрзб].

Присутствовали писцы, служитель**

Примечания:

* Рапорт направлен эсеру Н.Д. Миронову, сменившему на посту начальника КРО штаба ПВО Б.В. Никитина.

** Следуют подписи трех писцов и служителя.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 50-51о6. Подлинники. Машинопись. На первом рапорте резолюция: КРЧ, / Пp. выяснить, по каким, докум. выехали в Россию Шаповаловы, дана ли была или виза с нашего согласия. 6 III. П Пp. Справку. 7 VII.

На втором рапорте по всему тексту размашисто резолюция: ГKB / Картина плачевная. Надo с вопросом об эмигрантах. P.5VII.

 

Письма вице-директора Правового департамента МИД А.И. Доливо-Добровольского в Огенквар ГУГШ (особое делопроизводство)

17

№ 11696             Петроград,                     30 июня 1917 г.

Российская миссия в Гааге препроводила в министерство иностранных дел копию ноты испанского посланника в Брюсселе от 31 мая (13 июня) 1917 г., из коей явствует, что некоторые политические эмигранты, обладающие собственными средствами, намереваются приехать в Россию через Германию1.

Вместе с тем испанский посланник в Брюсселе препровождает адресованное на его имя прошение следующего содержания:

От имени общего собрания политических эмигрантов и русских социалистов, живущих в Брюсселе, Иван Бохановский, А. Бейлин, Н. Кронберг и Л. Боярский просят передать русским социалистическим министрам ходатайство немедленно предоставить им возможность вернуться в Россию. Вместе с тем они указывают на то, что одна группа политических эмигрантов получила от германского правительства разрешение приехать в Россию, они к оной не пожелали примкнуть без предварительного дозволения Временного российского правительства по причинам, которые сообщат впоследствии.

Сообщая о сем, Правовой департамент просит Главное управление не отказать сообщить отзыв по существу просьбы наших политических эмигрантов, проживающих в занятой неприятелем Бельгии2.

Вице-директор Доливо-Добровольский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. А 54. Подлинник. Машинопись.

1 Нота испанского посланника в Брюсселе поступила в МИД Временного правительства, когда политэмигранты из Бельгии, а также Швейцарии уже прибыли в Петроград через территорию Германии.

2 Ответ от Потапова последовал в МИД 12 июля: «При отсутствии неблагоприятных сведений о них вопрос о допущении их въезда в Россию подлежит разрешению на общих основаниях для всех политэмигрантов, причем проезд через Германию их не может быть допущен» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 55).

18

№ 11878 В. спешное Петроград, 7 июля 1917 г.

Российский посланник в Стокгольме сообщил Департаменту нижеследующее.

Из Швейцарии через Германию в Стокгольм прибыла группа эмигрантов. Ввиду того, что дальнейшее их пребывание в Стокгольме не представлялось возможным, миссия не могла удержать их от въезда в Россию до получения ответа из России. Означенные эмигранты прибудут в Хапаранду в среду, 21 июля сего года (уже прибыли 21 июня!)*.

Сообщая об изложенном на зависящее усмотрение Главного управления Генерального штаба и препровождая список эмигрантов1 и их поручителей, Правовой департамент просит о последующем уведомить.

Вице-директор Доливо-Добровольский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 72. Подлинник. Машинопись. Резолюции: экстренно: Пpoв. по архиву. 9 VII. КРЧ / Нe иначе как на точных основах закона 25 X 1916. Копию со списка — подп. Борисову. 10 VII П

1 К письму прилагается два списка политэмигрантов с указанием поручителей. Всего в списках 135 человек, включая женщин плюс 44 ребенка, в т. ч. Боярская с сыном (ср. док. 17). Среди поручителей министр земледелия Чернов, Горький, Мартов, Луначарский, Аксельрод, Троцкий, Шляпников, Козловский, Дан, Натансон, Рейн, В. Фигнер и др. За Шаповалова и его жену поручились А. Шляпников и Кржижановский (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 73-81). На обратной стороне письма карандашом — список лиц, на которых есть сведения в архиве ЦБ: Бойцов-Егоров Иван (поручители брат и сестра), Владимирский М.Ф. (поручитель Горький, редакция газ. «Новая Жизнь»), Грюнблат Натан (поручители Рязанов, Абрамович), Варков Сергей (поручитель Чернов), А.И. Гавронский (поручитель Чернов), германский подданный Е.Ф. Мюллер (поручитель Н.А. Котляревский (1863—1923), литературовед, академик Петербургской АН). Об остальных печатью: «В Архиве ЦВ-Р Бюро сведений нет. 10 июля 1917 г.».

* Уточнение месяца прибытия (над буквой «л» сверху написана буква «н»), а также записи на полях в начале текста:1 приложение, напротив даты приезда: Cм. вх. № 9465 (та же партия.) сделаны карандашом.

19

Телеграмма генерал-майора Н.М. Потапова в Торнео подпоручику Борисову

№ 14679  10 июля 1917 г.

Прошу зашифровать подчеркн [утое].

По сведению министерства иностранных дел, (17 или) 21 июля в Хапаранду должна прибыть партия политических эмигрантов, следующих через Германию в составе свыше ста двадцати человек. Сообщаю, что ни один из них не может быть впущен в Россию без предварительного получения опросного листа. Те, кои сделают попытку перейти границу самовольно, должны быть арестованы и доставлены в Петроград под конвоем.

Потапов*.

Верно: Чернявский.

Примечания:

* Фамилия Потапова стоит наверху, вместо зачеркнутой фамилии Чернявского.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 82. Черновик. Машинопись. Имеется печать ЦБ ГУГШ.

20

Справка ЦБ ГУГШ

Секретно [Петроград], 12 июля 1917 г.

Со времени объявления амнистии возвращение эмигрантов в Россию происходило при следующих условиях.

Эмигранты неполитические исполняли в местах своего выезда при посредстве русских консулов все требуемые формальности наряду с обыкновенными путешественниками, т. е. заполняли опросные листы и затем ожидали ответа из Петрограда на поданное ходатайство.

В совершенно иное положение были поставлены политические эмигранты. Им для получения от консулов удостоверения, дающего право на въезд, достаточно было простого заявления нашим консулам о желании возвратиться, сопровождаемого поручительством местного эмигрантского комитета о том, что данное лицо действительно состоит в эмиграции по мотивам политического характера. После этого фамилии отъезжающих сообщались по телеграфу через Правовой департамент Министерства иностранных дел в Главное управление Генерального штаба, но сообщались в сущности лишь для сведения, потому что в распоряжении Главного управления Генерального штаба не было никаких средств, чтобы воспрепятствовать проезду нежелательных эмигрантов через границу. Эмигранты ехали обычно большими партиями и сплошь да рядом держали себя вызывающе по отношению к чинам пограничного надзора.

В случае каких-либо затруднений, чинимых им, они терроризировали пограничные власти угрозами принести жалобу в Петроградский или Гельсингфорский Совет рабочих и солдатских депутатов. Представители обоих Советов неизменно обнаруживали тенденцию становиться на сторону эмигрантов против военных властей, не входя в рассмотрение дела по существу. Совершенно несомненно, что среди эмигрантов могли находиться лица, подозрительные с точки зрения шпионажа. Так, в числе прочих беспрепятственно были допущены Лев БРОНШТЕЙН (псевд. ТРОЦКИЙ) и Анжелика БАЛАБАНОВА1. Троцкий и Балабанова значились в черном списке, составленном Междусоюзническим иностранным бюро в Париже. Число лиц, лишь недавно нанятых германским правительством, еще не занесенных ни в какие списки и успевших проехать, пользуясь временным ослаблением надзора, разумеется, не может быть установлено.

Главное управление Генерального штаба вынуждено было мириться с подобным положением вещей после инцидента с членом 2-й Государственной думы Зурабовым. Зурабов, служивший в Бюро Гельфанта (псевд. ПАРВУС), одного из главарей германской агентуры в Копенгагене, в марте месяце сего года получил отказ в кснсульской визе и потому не мог вернуться в Россию. Это сообщение было раздуто до чрезвычайных размеров известною частью прессы и послужило поводом для ожесточенных нападок на тогдашнего министра иностранных дел П.Н. Милюкова. Под давлением Совета с. и р. депутатов Зурабову разрешено было вернуться, и его имя, по распоряжению свыше, было вычеркнуто из междусоюзнического черного списка. Этот случай послужил как бы прецедентом, после которого возвращение политических эмигрантов совершалось фактически уже без всякого контроля.

Супруги ШАПОВАЛОВЫ, дело коих послужило поводом для составления настоящей справки, вернулись в Россию через Германию описанным выше порядком, т. е. не будучи проверены через контрольное бюро Генерального штаба (в качестве политических, эмигрантов)*.

Их вызывающее поведение есть лишь частный случай общего порядка, нетерпимого с точки зрения государственной обороны, но установившегося в силу того, что военные власти были объектами давления со стороны чуждых им и недостаточно компетентных органов и не были вместе с тем уверены, что законные и целесообразные требования их встретят надлежащую поддержку высшей правительственной власти.

П. Губер.

Примечания:

* Ср. примеч. 1 к док. 18.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 52-53. Черновик. Машинопись. Резолюция Потапова от руки: Прэ / "Ввиду того, что ныне вопрос о въезде эмигрантов в Россию уже разрешен в том смысле, что все без исключения должны выполнять формальности, указанные в законе 25 с)С 1916 г., можно надеяться, что впредь подобных нежелательных явлений больше не будет. 76/ VII. П.

1 5 мая в петроградских газетах появилось сообщение о приезде через Германию из Швейцарии в Стокгольм политэмигрантов, в числе которых была А. Балабанова. Это явилось поводом для направления 6 мая секретного доклада начальника ЦБ в ГУГШ, т. к. предположили, что с Балабановой, числящейся в списке Интералье, могли выехать из Швейцарии через Германию в Стокгольм и лица, причастные к германскому шпионажу (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2413. Л. 64).

21

Письмо ЦБ ГУГШ в Правовой департамент МИД

№ 15127 [Петроград], 19 июля 1917 г.

Вследствие сношения от7 июля за№ 11878,при коем Правовым департаментом препровожден был список эмигрантов, проехавших через Германию, Главное управление Генерального штаба сообщает, что никаких распоряжений по предупреждению приезда в Россию тех из них, свободное пребывание которых в государстве могло оказаться недопустимым, со стороны Главного управления не могло быть сделано, так как, по собранным сведениям, указанная партия эмигрантов прибыла в Россию еще21 минувшего июня (сношение Правового департамента № 9465), причем некоторые из прибывших лиц были даже отмечены в качестве участников событий в Петрограде 3—5 сего июля.

Подписал: генерал-квартирмейстер генерал-майор Потапов.

Скрепил: заведывающий Бюро Чернявский.

Верно: [подпись нрзб.]

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 83. Машинописная заверенная копия.

22

Письмо ЦБ ГУГШ полковнику Ф.И. Балабину

№ 15128 [Петроград],     19 июля 1917 г.

Препровождая при сем в дополнение к сношению от22 минувшего июня за№ 13645 на распоряжение список возвратившихся21 того же июня в Россию эмигрантов, прибывших через Германию, а также указанных ими поручителей, Главное управление Генерального штаба сообщает, что, по непроверенным частным сведениям, указанный в списке под №15 Мечислав ВАРШАВСКИЙ был задержан в Петрограде в квартире присяжного поверенного Козловского во время обыска, в связи с событиями 3—5 сего июля, а Григорий СТОЛЯРОВ1 (№ 67) был в то же время задержан в Государственной думе в форме офицера пулеметного полка.

Приложение: Список2.

Подписал: генерал-квартирмейстер генерал-майор Потапов.

Скрепил.: заведывающий Бюро Чернявский.

Верно: [подпись нрзб.]

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 83а - 83о6. Машинописная заверенная копия.

1 Поручителями за Г. А. Столярова, его жену и двух детей были Зеленый и Барский.

2 Список политэмигрантов к данному документу не приложен, но само письмо ЦБ свидетельствует, что он должен был находиться в архиве штаба округа. Новый же начальник контрразведки штаба [Н. Дмитриев] 4 октября сообщил в Следственную комиссию по расследованию событий 3—5 июля, что, кроме списков эмигрантов, прибывших в начале апреля и в первой половине мая, других во вверенном ему отделе не имеется (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 126. Л. 282). Этот третий список Бурцевым в газ. «Общее Дело» опубликован не был.