Содержание материала

П.В. Московский, В.Г. Семенов

Ленин в Швеции

"Политиздат", 1970

Читать книгу "Ленин в Швеции" в формате PDF

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Швеция - одна из 12 европейских стран, в которых Владимиру Ильичу Ленину довелось бывать и жить. Известно, что В. И. Ленин шесть раз приезжал в Стокгольм - в ноябре 1905 года, в апреле 1906 года, в апреле и декабре 1907 года, в сентябре 1910 года и в апреле 1917 года.

Время пребывания В. И. Ленина в Швеции непродолжительно - всего около двух месяцев. Он был в этой стране чаще всего проездом, иногда задерживался на несколько дней или недель. Но можно ли оценивать пребывание Ленина в той или иной стране продолжительностью его визитов? Конечно, нет. Важны прежде всего исторические обстоятельства, дела, события, которые определяли ленинские маршруты.

“Жизнь Ленина - подвиг. Это - жизнь, прошедшая в творческой работе мысли и неустанном революционном действии, в идейных и политических битвах”[1].

В жизни В. И. Ленина значительно все. С его деятельностью связана каждая страница истории нашей партии, нашей социалистической Родины. Поэтому мы так внимательно изучаем ленинские места и у себя дома, и в зарубежных странах, в том числе и в Швеции.

Хронологические рамки поездок В. И. Ленина в эту страну обозначены двумя историческими датами: 1905 и 1917 годы. Впервые он приехал в Стокгольм в ноябре 1905 года, когда в России нарастала могучая революционная волна. Последний приезд в апреле 1917 года также связан с революционными событиями: возвращаясь, теперь уже навсегда, из эмигрантской заграницы, Владимир Ильич спешил в Россию, чтобы возглавить борьбу за завоевание политической власти, за переход от первого, буржуазно-демократического этапа революции ко второму, социалистическому ее этапу.

Владимир Ильич Ленин был вынужден уезжать из России в эмиграцию дважды: первый раз в 1900 году и второй раз в 1907 году. Оба раза он возвращался в Россию в период революционных бурь. И Швеция служила наиболее удобным транзитом для проезда в Петроград.

Географическое расположение Швеции, несомненно, играло свою роль. Но дело не только в этом. В. И. Ленин, русские большевики, как партия пролетарских интернационалистов, имели надежные контакты со многими деятелями левой шведской социал-демократии, пользовались их поддержкой. Довольно сильное левое крыло шведской социал-демократической партии видело в лице Ленина авторитетного вождя, признанного лидера международного рабочего движения, внимательного и доброжелательного друга шведских социалистов. Все это облегчало условия деятельности русских большевиков, находившихся в эмиграции.

Связи В. И. Ленина со Швецией и ее прогрессивными деятелями не ограничиваются его непосредственным пребыванием в стране. Он лично знал многих прогрессивно мыслящих шведов, вел с ними переписку, привлекал к осуществлению широких интернациональных контактов. Через Швецию лежал один из маршрутов транспорта ленинской “Искры”. При помощи шведов русские революционеры, эмигрировавшие в различные страны, получали сообщения о положении в России, устанавливали связи между собой. Через Стокгольм посылались в Россию многие статьи, письма, телеграммы Владимира Ильича. В Стокгольме работало созданное Лениным Заграничное бюро Центрального Комитета РСДРП(б).

В пяти основных главах этой книги будет рассказано о всех посещениях Швеции В. И. Лениным. Во вступительной части пойдет речь о контактах Владимира Ильича, не связанных непосредственно с его поездками в страну.

Первый документ, интересующий нас в этом смысле, относится к 1901 году. Тогда Владимир Ильич находился в Мюнхене и был занят огромной работой по изданию газеты “Искра” и журнала “Заря”. Вести эту нелегальную работу приходилось в чрезвычайно трудных условиях. Нелегко было получать заметки, статьи и обзоры для этих изданий из России и других стран, решать проблемы доставки “Искры” и “Зари” в Россию. Тяготило крайнее безденежье. Нарушались организованные ранее транспорты через Скандинавские страны, и их снова надо было налаживать. “Мы доведены теперь почти до нищенства, и для нас получение крупной суммы - вопрос жизни”,- отмечал Владимир Ильич в одном из писем [2].

19 апреля 1901 года В. И. Ленин обратился с письмом к редактору органа шведской социал-демократической партии “Социал-демократен” К.-Я. Брантингу. Он подписался псевдонимом И.Петров. (В том же году в одном из писем Г. В. Плеханову Владимир Ильич впервые поставил подпись Ленин [3].) Письмо Брантингу (на немецком языке) было направлено из Мюнхена от имени редакции издававшегося в Штутгарте русского социал-демократического журнала “Заря”. Это был призыв к сотрудничеству, к участию шведских и финских товарищей в ознакомлении “русских вообще, и русских рабочих в особенности, с политическим положением в Финляндии и угнетением Финляндии, равно как и с упорной борьбой финнов против деспотизма” [4]. Владимир Ильич просил найти постоянного сотрудника для “Зари” и “Искры” [5].

Результатом предложения В. И. Ленина были не только статьи, полученные от шведских и финских корреспондентов, но и живые связи с социал-демократами Скандинавии.

Осенью 1905 года обсуждался вопрос о встрече членов ЦК и ЦО РСДРП. Этого требовала революционная обстановка в России. Связь между партийными организациями была в ту пору осложнена разгулом реакции, бросившей все свои силы против революции.

5 октября 1905 года В. И. Ленин обратился с письмом к Центральному Комитету РСДРП. В этом письме из Женевы он определил свое отрицательное отношение к предложению о проведении совещания большевиков в Финляндии. Его энергичное возражение основывалось на том, что революционные вспышки, подготовка восстания в Финляндии встретили жестокое преследование со стороны царских властей. Ленин не исключал возможности провокационных действий властей, чтобы затем вмешаться вооруженной рукой. К тому времени в Финляндию было направлено много войск, усилена береговая и морская полиция. “При таких условиях устраивать там общее собрание, значит рисковать совершенно без всякой надобности” [6],- указывал Владимир Ильич в письме в ЦК. Он предложил съехаться всем в Стокгольме. В этом случае неудобства (более долгий путь) перекрывались громадной выгодой увеличения безопасности. Два-три дня надежного собрания гарантированы. Кроме того, этот опыт показал бы, нельзя ли почаще ездить в Стокгольм для улучшения связи с ЦК и по делам партийной печати.

Руководить партией и рабочим классом из “проклятого далека” становилось все труднее. Революционные события в России бурно развивались. Ленин рвался на родину.

26 октября 1905 года в письме из Женевы в Петербург М. М. Эссен, назвав события в России “гигантским движением”, Владимир Ильич писал: “Хорошая у нас в России революция, ей-богу! Надеемся скоро вернуться - к этому идет дело с поразительной быстротой” [7].

Это предчувствие оправдалось. В конце октября 1905 года путь В. И. Ленина в Россию впервые лежал через Стокгольм.

Значение Швеции в деятельности российской социал-демократии еще более возросло в годы реакции, и особенно после начала первой мировой войны.

Как известно, Швеция соблюдала нейтралитет и в войне не участвовала. Это создавало некоторые условия использования Швеции (равно как и нейтральной Швейцарии) для транзитных связей русской большевистской эмиграции и усиления контактов со шведской социал-демократией. Именно в этот период упрочились связи В. И. Ленина и его соратников со многими видными социал-демократическими деятелями Швеции.

Начало первой мировой войны застало Владимира Ильича в Поронине. Он обратился к одному шведскому социал-демократу с просьбой дать надежный конспиративный адрес для связи с Петербургом.

В Швеции и других Скандинавских странах в это время находились русские и польские социал-демократы. Среди них были А. Коллонтай, М. Кобецкий, В. Боровский, Р. Сковно, А. Шляпников, Я. Ганецкий и другие. Владимир Ильич неоднократно обращается к ним с письмами, дает разного рода поручения.

Так, в одном из писем в Стокгольм от 27 октября 1914 года Владимир Ильич поручает наладить транспорт писем, людей и литературы в Россию через Стокгольм. После посещений Швеции и Дании Ленин ближе узнал социал-демократических деятелей этих стран, ему стало легче ориентироваться, искать надежных людей. В том же письме он советует: “Познакомьтесь с Hoglund'ом, молодой шведский социал-демократ, вождь “оппозиции”, прочтите ему наш манифест (сошлитесь на меня: мы познакомились в Копенгагене)” [8]. В. И. Ленин рекомендует подготовить и испытать “хорошее передаточное лицо” в Стокгольме. Владимир Ильич всегда требовательно относился к людям, которым даются ответственные партийные поручения. Вот и здесь он писал: “Годится ли для этого т. Сковно? Она хороша тем, что большевичка. Не переметнется. А вот деловита ли она, расторопна ли, аккуратна ли?” [9].

Через четыре дня, 31 октября 1914 года, В. И. Ленин снова пишет из Берна в Стокгольм. В числе многих проблем, поднятых в этом письме, так же как и в предыдущем, Владимир Ильич настаивает на том, чтобы его адресат оставался в Стокгольме, где много работы и нужно обеспечить доставку ЦО в Россию. И новое поручение: “Выясните, между прочим, возможно ли печатать социал-демократические вещи в Швеции (вроде нашего ЦО)” [10].

В обстановке мировой империалистической войны, после открытого предательства социал-демократических лидеров в ряде стран, голосовавших за военные бюджеты своих правительств, Владимир Ильич пристально следил за деятельностью европейских социал-демократических партий.

23 ноября 1914 года в Стокгольме состоялся съезд шведской социал-демократической партии. Главным на съезде был вопрос об отношении к войне. Ленин считал, что на этом съезде следует выступить представителю ЦК РСДРП. Высказать партии шведских рабочих пожелания успеха в духе революционной интернациональной социал-демократии. И при этом подчеркнуть, что русские рабочие выразили свой взгляд через социал-демократическую фракцию, которая голосовала против военного бюджета; что они, русские рабочие, выпускают нелегальные прокламации; что их партия выступила против международного оппортунизма. Именно в этом духе Владимир Ильич советовал выступить на съезде представителю ЦК РСДРП в Стокгольме.

Следуя этим советам, представитель ЦК РСДРП Шляпников (псевдоним- Беленин) решительно осудил оппортунизм и назвал поведение тех социал-демократических вождей, которые голосовали за военные кредиты, изменой.

Совсем по-другому выступил на съезде меньшевик Ю. Ларин, представитель ликвидаторского ОК. Он обошел молчанием проблему отношения к оппортунизму и шовинизму, отделавшись пустыми фразами. Более того, Ларин выступил за “единство” пролетарской партии с мелкобуржуазными элементами.

Характеристику этих двух противоположных позиций, выявившихся на стокгольмском съезде, В. И. Ленин дал в статьях “Что же дальше? (О задачах рабочих партий по отношению к оппортунизму и социал-шовинизму)”, опубликованной в газете “Социал-Демократ” 9 января 1915 года, и “Какое “единство” провозгласил на шведском съезде Ларин?”, опубликованной в газете “Социал-Демократ” 1 февраля 1915 года.

Владимир Ильич придавал большое значение Стокгольму, как важному центру партийных связей. Характерно одно из его писем по этому поводу от 25 ноября 1914 года.

Письмо было написано после получения известия об аресте в России 11 человек, в том числе пяти членов РСДР фракции Государственной думы. В письме В. И. Ленина на имя Шляпникова говорилось:

“Беда, если да!

Но тем непозволительнее будет Ваш отъезд в Данию. Я вообще энергично протестую против такого переезда. Именно теперь надо Вам быть самому в Стокгольме, чтобы налаживать связи правильнее, чаще, обширнее. Дело это трудное, требует опытного человека, владеющего хоть одним иностранным языком. Невозможно бросить это на “кого-нибудь”.

Если Вас будут теснить (полиция) в Стокгольме, Вам надо спрятаться под Стокгольмом в деревушке (это легко, у них везде телефон). Я думаю, и Коллонтай легко могла бы incognito приехать вскоре в Стокгольм или подгородное местечко” [11].

Владимир Ильич немедленно послал телеграмму Брантингу, с тем чтобы выяснить, действительно ли члены большевистской фракции арестованы.

В те годы Александра Михайловна Коллонтай выполняла партийную работу, находясь в Христиании (ныне Осло, Норвегия) и в Швеции. В Стокгольме, например, она принимала участие в работе группы содействия РСДРП, состоявшей из российских эмигрантов.

В ноябре 1914 года по поручению В. И. Ленина А. М. Коллонтай был направлен манифест ЦК РСДРП “Война и российская социал-демократия” [12] для опубликования его в газетах шведских и норвежских левых социал-демократов. В этом манифесте излагались основные принципиальные положения, определявшие отношение большевиков к проблемам войны и революции. Необходимо было широко распространить манифест, сделать его достоянием всех рабочих партий, трудящихся масс, воющих армий.

Следует особо сказать об отношении В. И. Ленина к лидеру шведских социал-демократов К.-Я. Брантингу. В начале своей активной деятельности в социал-демократической партии Брантинг отстаивал интересы рабочего класса, выступал с критикой “своей” буржуазии. Ленин неоднократно обращался к нему, поддерживал с ним контакты. На IV съезде РСДРП, проходившем в Стокгольме, Брантинг выступил с приветственной речью, оказал содействие русским социал-демократам в организации съезда, конспирации его участников.

Позднее Брантинг стал на путь уступок буржуазии, все более отходил от интересов пролетариата, возглавил правое крыло шведской социал-демократии. В. И. Ленин, внимательно наблюдавший за процессами, происходящими в рабочем движении разных стран, видел эволюцию “рабочего вождя” и характеризовал его в соответствии с этими изменениями. Он прекратил всякие контакты с К.-Я. Брантингом, перестал доверять ему. 5 марта 1917 года В. И. Ленин писал А. М. Коллонтай в Христианию: “Борьба с Брантингом и К° дело серьезное...” [13] Находясь в Стокгольме по пути в Россию в 1917 году, В. И. Ленин возражал против приглашения Брантинга на совещание русских большевиков и шведских левых социал-демократов.

На VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) Ленин предложил “Резолюцию по поводу предложения Боргбьерга”, выступившего от имени шведской, датской и норвежской партий. В этой резолюции Ленин писал, что Боргбьергу (датскому “социалисту”) дана доверенность “той шведской партией, во главе которой стоит Брантинг, т. е. социалист, перешедший на сторону “своей” буржуазии, изменивший революционному союзу рабочих всех стран. Эта шведская партия не может быть нами признана за социалистическую. Социалистической партией в Швеции мы считаем только ту партию молодых, во главе которой стоят Хёглунд, Линдхаген, Стрём, Карльсон и др.” [14].

В письме В. И. Ленина А. М. Коллонтай от 5 марта 1917 года содержитсяодин из многочисленных примеров заботы Ленина-интернационалиста о сохранении чистоты и боеспособности пролетарских партий.

“Ей-ей,- писал Владимир Ильич,- нам надо (всем нам, левым в Швеции и могущим снестись с ними) сплотиться, напрячь все усилия, помочь, ибо момент в жизни шведской партии, шведского искандинавского рабочего движения решительный... На Вас ложится большая доза ответственности, если мы понимаем “интернационализм” не в смысле ката с краю”.

Хотелось бы сплотить, объединить левых на помощи шведам в трудный момент их жизни” [15].

Об историческом проезде В. И. Ленина из Швейцарии через Германию и Швецию в революционную Россию в марте - апреле 1917 года подробно рассказано в пятой главе этой книги. Здесь мы упомянем лишь несколько фактов, относящихся к этому периоду. Возвращаясь из эмиграции, Владимир Ильич много работал. Главным его трудом являлись Апрельские тезисы - выдающийся документ (первоначальный набросок был написан на четвертушке листка). Это сжатая запись того, о чем Ленин передумал бессонными ночами в ожидании поездки Россию, в вагоне по дороге до Питера. Это конкретная программа борьбы партии за завоевание политической власти, за победу социалистической революции.

Проезд В. И. Ленина с группой других революционных эмигрантов ознаменовался многими значительными событиями. К их числу относится, например, создание 31 марта (13 апреля) 1917 года Заграничного бюро (представительства) ЦК РСДРП (б) в Стокгольме в составе В. Воровского, Я. Ганецкого и К. Радека.

Заграничное бюро ЦК проделало большую работу по укреплению связей нашей партии с социал-демократами интернационалистами, с зарубежным революционным движением в период подготовки и проведения Октября.

В. В. Воровский вспоминал: “Мы, большевики, жившие в Швеции, образовали с благословения Центрального Комитета партии заграничное представительство... Мы начали издавать по-немецки (для агитации в Германии и в других европейских странах) сначала листки на ротаторе {“Корреспонденц-Правда”], а затем печатный журнал “Вестник русской революции”. Этот маленький орган... скоро завоевал себе внимание всех интересующихся ходом русской революции. Иностранные газеты охотно перепечатывали из него заметки и факты, а меньшевики с каждым номером раздражались все больше и больше”.

Стокгольм, расположенный близко к России, в то же время был важным международным центром. Здесь сталкивались, переплетались влияния германской коалиции и стран Антанты. По словам Воровского, “Стокгольм стал мировым торжищем политики”.

“Только благодаря талантливому руководству Воровского,- пишет Я. Ганецкий,- удалось блестяще поставить издававшуюся Заграничным бюро после июльских дней на немецком и французском языке гектографированную “Корреспонденц-Правду” и, заменивший ее с 15 сентября до октябрьского переворота печатный “Вестник русской революции”. Издания эти сыграли большую роль за границей... Они указывали истинные задачи и цели большевиков, расшифровывали гнусную лакейскую антипролетарскую политику временного правительства и выясняли действительное расположение сил в схватке из-за власти между пролетариатом и буржуазией... Будучи первым и вначале единственным представителем Советской власти за границей [16], Воровский вынужден был заниматься самыми разнообразными вопросами,..” [17]

В, И. Ленин держал регулярную связь с заграничным представительством. Например, 15(28) ноября 1917 года, получив письмо советского представителя В. В. Воровского через комиссара пограничной охраны в Торнео Г. Тимофеева, В. И. Ленин посылает записку, в которой поручает организовать службу курьеров Смольный - Торнео и контроль за телеграфной и почтовой связью Смольного со Стокгольмом (через Торнео) [18]. Особенно Ленин интересовался издательской деятельностью представительства, он просил прислать поскорее бюллетень “Русский корреспондент “Правды”” и журнал “Вестник русской революции”. Эти органы были призваны информировать мировую общественность о развитии революции в России [19].

В стокгольмских большевистских вестниках публиковались статьи и выступления В. И. Ленина. В “Русском корреспонденте “Правды”” была напечатана речь Ленина на первом Всероссийском съезде Советов [20]. (Редакция дала от себя подзаголовки “Сущность Советов”, “Борьба с экономическим кризисом”, “Путь к миру”, “Братание трудящихся” и другие.) Статью В. И. Ленина “Ответ” [21] перепечатали 15 сентября 1917 года под заголовком “Клеветникам. Ответ тов. Н. Ленина”.

Статья В. И. Ленина “Кризис назрел” вышла в Стокгольме с некоторыми сокращениями под заголовком “Кризис приближается к разрешению” (3 ноября 1917 года).

Одни с тревогой, другие с надеждой читали шведы взволнованные ленинские слова:

“Сомнения невозможны. Мы стоим в преддверии всемирной пролетарской революции” [22].

Заграничное представительство ЦК партии широко пропагандировало взгляды большевиков по вопросам социалистической революции в России. После Октября Заграничное бюро ЦК РСДРП(б) в Стокгольме первым призвало международный рабочий класс выступить в защиту Советского государства - отечества всех трудящихся.

В ноябрьских номерах “Русского корреспондента “Правды”” и “Вестника русской революции” было напечатано несколько ленинских документов Октябрьской социалистической революции. Среди них: речь В. И. Ленина 25 октября (7 ноября) 1917 года о задачах Советской или власти, изложение доклада о мире (с Декретом о мире) и заключительное слово В. И. Ленина по докладу о мире на II Всероссийском съезде Советов 26 октября (8 ноября) 1917 года. Там же было опубликовано ни писанное Лениным и опубликованное от имени Центрального Комитета партии воззвание “Ко всем членам партии и ко всем трудящимся классам России”.

Представительство ЦК РСДРП(б) в Стокгольме энергично участвовало в разоблачении клеветы на В. И. Ленина и других большевиков после проезда их в Россию через Германию. Попытка злобствующих реакционеров и провокаторов бросить тень на Ильича не удалась, фальшивки были разоблачены. Любопытно, что меньшевику Мартову, эсеру Натансону и еще более чем 200 эмигрантам пришлось ехать (в мае 1917 года) в Россию тоже через Германию, т. е. повторить тот путь, который проделал В. И. Ленин. Однако по их адресу не было никаких оскорбительных выпадов и инсинуаций со стороны буржуазной прессы.

Заграничное бюро ЦК партии в Стокгольме выступало как связующее звено между Центральным Комитетом во главе с В. И. Лениным и рабочим социал-демократическим движением Запада. Роль заграничного представительства в пропаганде ленинских идей высоко оценивалась социалистами на Западе.

“Вестник русской революции”, писал в своих воспоминаниях Фриц Платтен, “служил источником информации для нас, иностранных коммунистов, и был мощным орудием в борьбе против социал-патриотов” [23].

* * *

Память о Владимире Ильиче Ленине жива и в Стокгольме, и во всей Швеции. Не только его поездки в эту страну, но вся его жизнь и деятельность оставили глубокий след в истории шведского рабочего движения.

Один из деятелей Левой партии - коммунисты Швеции Кнут Бёкстрём в своей статье “В. И. Ленин и рабочее движение в Швеции” [24], посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, писал о непосредственном влиянии Ленина и ленинских идей на шведское рабочее движение. Никто не обладал такой способностью, как Ленин, правильно оценить это рабочее движение, и в Швеции, подчеркивал Бёкстрём, также нет никаких оснований для утверждения, что учение Ленина является якобы исключительно русским явлением.

В начале 1917 года состоялся съезд шведской социал-демократии. Брантинг возглавлял правое крыло партии. Силы левых на съезде были вследствие ряда причин ослаблены, и, пользуясь этим, правые лидеры выдвинули ультимативное требование: либо полное политическое подчинение левых правому руководству, либо исключение из партии. Ультиматум был принят съездом.

20 февраля 1917 года левые делегаты съезда собрали общенациональную конференцию, которая приняла решение созвать учредительный съезд для создания новой партии. Обстановка была очень сложной. В этих условиях для шведских левых социал-демократов приезд В. И. Ленина 13 апреля в Стокгольм был тем счастливым случаем, который помог им разобраться во многих проблемах. Владимир Ильич Ленин и Фредерик Стрём долго и подробно беседовали в тот день. (См. Приложения.)

Дата созыва учредительного съезда левых была связана с днем освобождения из тюрьмы одного из лидеров левых социал-демократов, Ц. Хёглунда, осужденного за организацию антивоенной манифестации. 13-16 мая состоялся съезд, который основал левую социал-демократическую партию Швеции. В 1921 году на IV съезде партия была переименована в коммунистическую.

Кнут Бёкстрём так оценивает события, связанные с созданием левой партии: “В. И. Ленин лучше, чем кто-либо другой, понял значение решения о создании в данной ситуации социалистической левой партии. Задача такой партии заключалась бы в том, чтобы быть единым, сознательным марксистским авангардом в условиях приближающегося революционного подъема” [25].