В.И. Невский


НЕВСКИЙ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ (КРИВОБОКОВ ФЕОДОСИИ ИВАНОВИЧ) (1876 1937) государственный и партийный деятель, историк; член партии с 1898 г., профессиональный революционер. Партийную работу вел в Петербуpге. Москве, Екатеринбуpге, Перми. Ростове. Харькове, у частник революции 1905--1907 п., сотрудничал в «Звезде» и «Правде». После Февральской революции 1917 г один из организаторов и руководителей Военной организации при Петербургском комитете и ЦК РСДРП (б), участник Октябрьского вооруженной) восстания, член ВРК После Октября на советской, партийной и научной работе: нарком путей сообщения, член Президиума и заместитель председателя ВЦИК, заведующий отделом ЦК РКП(б) по работе в деревне, ректор Коммунистическое университета им. Я. М. Свердлова, заместитель. заведующего Истпартом ЦК РКП (б). директор библиотеки им. В И. Ленина. Репрессирован, реабилитирован посмертно и восстановлен в партии

ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

Прежде всего оправилась от погрома1 Военная организация. Бюро быстро наладило новую технику и по соглашению с ЦК стало издавать газету «Рабочий и солдат», временно, впредь до организации отдельных типографий и газеты, заменившую «Правду» и «Солдатскую правду».

Передовая статья первого номера этой газеты дышит бодростью и уверенностью в победе.

Характеризуя момент после июльской реакции как «остановку революционного движения, временное торжество контрреволюции, разгром и закрытие рабочих и солдатских газет, аресты и избиения, стеснение свободы, восстановление смертной казни», редакция видит задачу момента в построении сызнова союза рабочих и солдат, ибо только такой союз может послужить залогом победы революции.

Союз этот восстановился очень быстро, во-первых, потому, что как ЦК, так ПК и Военная организация, в сущности говоря, не были разрушены, во-вторых, потому, что неудача 4 июля только озлобила массы и число членов организации росло не по дням, а по часам.

Постепенно связь солдат с рабочими массами становилась прочнее, а то обстоятельство, что Военную организацию приютил Нарвский рабочий район, только очистило «Военку» от анархических и мелкобуржуазных элементов.

Очень скоро стало тесно Военной организации в чужом помещении, и она опять совершенно открыто переехала на Литейный проспект к Литейному мосту.

Ни рабочие, ни солдаты не унывали. Наоборот, воззвание общегородской Петроградской конференции большевиков кончалось боевым кличем: «Будут еще битвы! Будут еще победы! Все дело в том, чтобы достойно и организованно встретить грядущие битвы»2.

К этим битвам и стала готовиться Военная организация.

Уже в середине августа явилась возможность издавать отдельные органы ЦК и Военной организации: 13 августа, в воскресенье, вышли первый номер центрального органа РСДРП (большевиков) «Пролетарий» и первый номер Военной организации «Солдат».

Передовая статья первого номера «Солдата» заканчивалась бодрой уверенностью в победе: «В тесном единении рабочего и солдата залог того, что яростная атака контрреволюционных сил закончится их собственным поражением», а в «Манифесте РСДРП ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и крестьянам России» говорилось: «Уже съезжаются финансисты всех стран на тайные съезды, чтобы обсудить общий вопрос о надвигающейся грозе. Ибо они уже слышат железную поступь рабочей революции. Ибо они уже видят неотвратимое.

В эту схватку наша партия идет с развернутыми знаменами». «Копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!.. Да здравствует мировая рабочая революция!»3 — кончался таким призывом манифест.

Эта директива ЦК определила работу Военной организации: собирание сил и организация деревни.

И до этого момента наша Военная организация была крестьян-ско-пролетарской, теперь же кроме непосредственно боевых задач подготовки боевых масс для переворота Военная организация задалась целью связаться наиболее тесно с деревней.

Вот почему «Солдат» еще более, чем «Солдатская правда», посвящает свои статьи земельному вопросу, жизни деревни, крестьянским письмам. Вот почему на Литейном открываются курсы инструкторов по работе в деревне и закладывается начало крестьянской земляческой организации.

Эти инструкторы, пройдя краткосрочный двухнедельный курс, тысячами отправлялись в деревню и были теми именно людьми, которые вскоре после октябрьских дней в Питере руководили аграрной революцией в деревне, а многие из них доселе работают среди крестьян...

Собирание сил шло, наши организации крепли, а противоречия капиталистического общества и соглашательская политика меньшевиков и эсеров требовали развязки. Народные массы теряли терпение.

Зоркий взгляд и гениальный ум вождя мировой революции В. И. Ленина усмотрел, что если в ближайшие дни пролетариат не возьмет власть в свои руки, то победит контрреволюция.

Вот почему еще в сентябре появилось его письмо о необходимости и неизбежности восстания, а вслед за тем и резолюция ЦК о немедленной практической подготовке к перевороту.

Подавляющее большинство товарищей и организаций разделяли этот взгляд, только Военная организация, в общем соглашаясь с ним, высказалась за небольшую отсрочку: нужно было наладить дело в Луге, в Москве, в важном пункте Дно, то есть как раз там, откуда могли быть нанесены революции очень чувствительные удары4.

Октябрьские дни подтвердили эти опасения: Керенский двигал свои контрреволюционные войска именно с этой стороны, а Москва вследствие слабости своей военной организации затянула свои октябрьские дни на очень долгий срок.

Но как бы ни были основательны соображения той или другой организации, гениальный прогноз Ленина был в общем точен и верен, и, конечно, ЦК партии должен был приказывать, если кто-либо даже в силу резонных соображений откладывал выступление.

Реакция действительно не ждала. После неудавшегося корни-ловского заговора буржуазия решила дать бой на вопросе о защите Петрограда: в целях вывода революционного Петроградского гарнизона, на который опиралась наша Военная организация, решено было отправить питерских солдат на фронт.

Пойти на это — значило проиграть революцию.

Все помнят события октябрьских дней. Рабочие и солдаты решились победить или умереть. Был образован Военно-революционный комитет, в который целиком вошло Бюро военных организаций и члены ЦК по его указанию.

А чтобы сломить последнее упорство, представители Бюро военных организаций были вызваны на конспиративное свидание к Ленину (товарищи Подвойский и Невский).

Свидание это произошло за несколько дней до 24 октября на квартире рабочего тов. Павлова в Лесном, ночью5.

Здесь под всесокрушающими ударами революционной логики Ленина пали все возражения, выдвинутые Военной организацией.

Выступление было необходимо, а главное — неизбежно.

Под конец свидания в присутствии Антонова-Овсеенко решено было исправить кое-какие недочеты, и с этой целью один из членов Бюро (тов. Невский) должен был немедленно отправиться в Гельсингфорс для установления контакта с тамошними военными силами.

Наступил день 24 октября, все предвещало бурю, а 25-го уже грохотали пушки и вся Военная организация в полном составе выступила на улицу: Подвойский брал Зимний дворец.

Красноармеец. 1919. № 10—15. С. 40—43

Примечания:

1. Речь идет о разгроме после июльских дней Временным правительством большевистских организаций

2. Ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам Петрограда//Рабочий и солдат. 1917. 24 июля

3. Шестой съезд РСДРП (б)

4. При обсуждении этого вопроса в Бюро голоса разделились: Менжинский и Механошин стояли за немедленное выступление. Подвойский, Невский и Розмирович - за отсрочку, а Крыленко занимал среднюю позицию.

5. Встреча произошла в ночь с 20 на 21 октября (со 2 на 3 ноября) 1917 года