С. И. Гопнер ВСТРЕЧИ В 1918 ГОДУ

Восемнадцатый год, как известно, богат исключительно драматическими страницами в истории социалистической революции. Этот год воскрешает в памяти прекрасный образ Ленина как великого борца за мир и гениального мастера научного предвидения.

Из нескольких встреч с Лениным в 1918 году две особенно глубоко взволновали меня и навсегда врезались в память. Первая — беседа за кулисами президиума IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов в Доме союзов (в середине марта 1918 года) и вторая — встреча в день приема Лениным делегации ЦК КП(б)У в Кремле 16 октября того же года (накануне открытия II съезда КП(б) Украины).

На IV съезде Советов, созванном, как известно, в порядке внеочередности и чрезвычайности специально для ратификации Брестского мира, царило напряженное настроение. По выражению лиц, глубоко запавшим глазам и сжатым губам делегатов чувствовались их тяжелые переживания и сознание громадной исторической ответственности.

Вместе с тем IV съезд Советов демонстрировал несокрушимую силу народа и революции. Многочисленность съезда, участие в нем представителей всех народов России, самые разнообразные одеяния, отражавшие национальные и климатические отличия разных районов необъятной страны, производили яркое, внушительное впечатление.

14 марта бурная дискуссия, в которой участвовал пестрый лагерь противников заключения мирного договора, достигла высшей точки, когда на трибуну поднялся Ленин. Его исторический доклад о ратификации мирного договора а также заключительное слово прерывались то бурными аплодисментами, то резкими враждебными репликами. Ленин быстро и меткими словами давал отпор противникам.

После прений и заключительного слова Ленина я послала ему записочку с просьбой уделить для беседы по важному вопросу хотя бы несколько минут. На следующий день во время перерыва Ленин с трибуны знаком руки позвал меня, и я очутилась с ним позади президиума, за кулисами.

Я сообщила Ленину, что наша четверка делегатов Екатерино-славского Совета голосовала за ратификацию мирного договора,разделяет полностью позицию Ленина по этому вопросу и резко осуждает противников подписания договора. В связи с тем что Украина наполовину или больше уже оккупирована германской армией и ей угрожает полная оккупация, мы нуждаемся в его совете. Мы подготовляем переход партии на подпольное положение, но нуждаемся в большей ясности ближайшей перспективы именно в условиях оккупации. Ведь по возвращении со съезда мы должны пойти на заводы и сказать рабочим, которые только что вооруженной рукой взяли власть в свои руки и понесли тяжелые жертвы, что на Украине Советская власть вынуждена отступить и временно уйти со сцены. А что же впереди? Что ждет Украину?

Несмотря на полумрак, я увидела, как лицо Ленина помрачнело. Он ответил не сразу. Я уже начинала раскаиваться в том, что разбередила его раны, лишний раз напомнив ему о том, о чем он и без того ни на минуту не забывал. После паузы Ленин сказал мне как-то особенно проникновенно, тихим голосом:

—   Скажите рабочим Екатеринослава, что Брестский мир будет недолговечен. В Германии неизбежна и близка революция, и она сметет Брестский мир.

Помолчав снова несколько секунд, Ленин добавил:

—   А в союзе с германским пролетариатом мы будем непобедимы... 1

По возвращении в Екатеринослав я отчитывалась о IV съезде Советов на крупнейших заводах и на первых же собраниях рабочих убедилась в громадной силе ленинского предсказания. Особенно большое действие оказывали дословно переданные слова Ленина; рабочих волновал именно тот факт, что Ленин был совершенно уверен в приближающейся германской революции. Уже в тот период рабочие знали силу ленинского предвидения и полагались на него как на каменную стену.

Связь между судьбой революции в России, близким освобождением Украины и надвигавшейся германской революцией становилась все более очевидной для самых широких масс. Нараставшие в Германии революционные события, за которыми пристально следил Ленин, стали для всех предметом еще большего, чем раньше, жгучего интереса.

Между нашей беседой с Лениным в Колонном зале Дома союзов и встречей на приеме членов ЦК КП(б) Украины прошло 7 месяцев. Эти месяцы 1918 года вошли в историю как время напряженной борьбы Ленина за сохранение и продление мирной передышки.

На глазах изумленного человечества Советская страна, окруженная со всех сторон вооруженными врагами, начала созидание социалистического хозяйства, направление которому дал известный доклад Ленина «Очередные задачи Советской власти». Ленин прилагал нечеловеческие усилия, чтобы продлить передышку, не допустить срыва Брестского мира, который он сам называл «брестской петлей».

Брестский мир срывался германскими захватчиками: к маю — июню 1918 года была оккупирована не только Украина, но был захвачен Ростов и районы Кубани. Немецкая армия продолжала продвигаться на восток.

Положение обострялось преступной авантюристической борьбой и провокациями противников Брестского мира внутри страны — от контрреволюционной кадетской партии до «левых коммунистов» включительно.

В дни левоэсеровского восстания я слышала выступление Ленина на V Всероссийском съезде Советов, с трибуны которого он развивал план дальнейшего социалистического строительства, еще и еще раз страстно призывал к сохранению мира.

15 июля 1918 года нас, членов ВЦИК, известили об экстренном заседании ВЦИК. Заседания ВЦИК чаще всего устраивались тогда в большом зале гостиницы «Метрополь». Перед открытием заседания нам сказали, что Ленин сделает важное сообщение. Нам бросилось в глаза, что Ленин вопреки своей обычной стремительности поднимался на трибуну очень медленно. Казалось, он сильно устал.

С затаенным дыханием члены ВЦИК выслушали его известное заявление по поводу предложения германского правительства ввести в Москву вооруженный батальон под предлогом охраны германского посольства. Это требование было одним из результатов левоэсеровского восстания и провокационного убийства германского посла Мирбаха в Москве. Преступная авантюра эсеров, как известно, явилась одной из самых серьезных провокационных попыток сорвать Брестский мир.

Ленин, сохраняя полное самообладание, медленно прочитал заявление Советского правительства об отклонении предложения немцев. Громадное впечатление произвели на нас последние слова заявления о том, что, если германское правительство все-таки попытается осуществить свое намерение ввести вооруженный батальон в Москву, Советское правительство не остановится перед необходимостью вооруженной рукой защищать Страну Советов.

Нам сразу стало ясно, что международное положение изменилось несколько в нашу пользу. Это было связано с двумя моментами: с успешным строительством Красной Армии и с неудачами германской армии на Западном фронте, ускорившими нарастание революционного кризиса в Германии.

Летом усилилась партизанская борьба на Украине, а II съезд КП(б)У в октябре 1918 года подготовлялся под знаком близкого всеу край некого вооруженного восстания и освобождения Украины. В связи с ранением Ленина 30 августа, о котором мы с ужасом узнали в Орле2   непосредственные сношения ЦК КП(б)У с Лениным были прерваны на все время его болезни. Когда перед открытием

11 съезда в Москву съехались члены ЦК КП(б)У, вопрос о свидании с Лениным волновал всех: получить советы Ленина по некоторымспорным вопросам тактики на Украине было совершенно необходимо.

Днем 16 октября членам ЦК КП(б) Украины, к нашей величайшей радости, было сообщено, что Ленин может принять 10— 12   человек в тот же вечер. Одному из членов ЦК было поручено
пригласить Ленина выступить на II съезде КП(б)У.

Через 2 часа мы отправились в Кремль. Встречавший нас у лифта сотрудник сообщил, что в связи с ремонтом помещения заседание состоится не в кабинете Ленина, а в одной из проходных комнат. Нас ввели в комнату со свежеоштукатуренными голыми стенами, без мебели. При нас уже внесли стулья.

Ленин вышел к нам с перекинутой через плечо черной повязкой, на которой лежала больная рука. Мы устремились к нему навстречу. После того как мы поздоровались и Владимир Ильич ответил на наш вопрос о его самочувствии, мы спросили, сколько времени он может уделить беседе с нами. Мы очень хотели, чтобы беседа была обстоятельной, но боялись его утомить.

Прежде чем ответить нам на этот вопрос, Владимир Ильич указал здоровой рукой на стену, где криво висел на гвозде белый плакат с известным американским изречением: «Если вы пришли к занятому человеку, то скорее кончайте свое дело и уходите», и сказал:

—   Вот наши враги — американцы написали умную вещь. После этого Ленин спросил, хватит ли нам для беседы двух часов. Мы были радостно удивлены, так как не ожидали, что при его состоянии он сможет провести с нами такую длительную беседу. Мы знали, что прием 16 октября был первым приемом Ленина после болезни, и еще раз убедились в том, какое громадное значение Ленин придавал событиям и задачам коммунистов на Украине.

Запомнилась такая деталь: при входе Ленина в комнату дежурный комендант приказал часовому выйти и встать с другой стороны двери. Перед тем как начать беседу с нами, Владимир Ильич приоткрыл дверь, и мы услышали, как он сказал часовому:

—    Возьмите стул и садитесь. Сюда в течение двух часов никто не войдет, вам незачем стоять на ногах два часа.

Беседа началась. Мы попросили Владимира Ильича осветить общее положение и высказаться по поводу ближайших задач на Украине.

Теперь, спустя 40 с лишним лет, я, конечно, не могу полностью надеяться на свою память и не могу ручаться за точность передачи слов Ленина. Но за смысл их я беру на себя полную ответственность.3

Ленин уделил большое внимание последним событиям на Украине, партизанской борьбе, подчеркнул особую важность тщательной и всесторонней подготовки общего, всеукраинского вооруженного восстания. Он говорил об успешном строительстве Красной Армии и той помощи, которую она окажет восстанию. Он сделал особое ударение на необходимости правильного проведения национальной политики. На вопрос одного товарища, нет ли опасений, что после освобождения съезд Советов Украины может проголосовать за полное отделение Украины от России, Ленин ответил, что при последовательном проведении национальной политики партии ближайший съезд Советов Украины, отражая волю украинского народа, проголосует за теснейший и вечный союз Украины с Россией и никогда не пойдет за петлюровцами, которые в угоду империалистам требуют полного отделения Украины от Советской России.

Ленин уделил значительное внимание развитию германской революции, выразив уверенность в том, что эта революция теперь надвигается не по дням, а по часам, что она неминуема и близка, настоятельно рекомендовал усилить работу в германских оккупационных войсках. Ленин предвидел, что при первом известии о германской революции начнется быстрое разложение германских войск и их революционизирование. Поэтому он выдвигал как одну из важнейших задач подготовки всеукраинского восстания — усиленную работу в оккупационных войсках.

Что касается главного вопроса, который стоял перед Коммунистической партией Украины,— вопроса о всеукраинском вооруженном восстании,— Ленин еще раз подчеркнул необходимость самой тщательной и широкой его подготовки, исходя из того, что призыв к этому восстанию должен быть нами дан очень скоро, «может быть, завтра или послезавтра, но еще не сегодня». Предостерегая против революционного нетерпения и выразив полное понимание того, что украинские рабочие и крестьяне рвутся в бой, Ленин призывал к выдержке и воздержанию от преждевременного выступления. Когда разложение оккупационных войск пойдет быстрыми темпами, тогда для нас создастся такой перевес сил, который значительно ускорит победу и уменьшит неизбежные жертвы. Тем более что каждый лишний день повышает боеспособность Красной Армии. В заключение Ленин поблагодарил за приглашение на съезд и выразил сожаление, что не сможет участвовать в его работе.

Сказанное Лениным оказало громадное воздействие на решения II съезда КП(б)У и на дальнейшую работу коммунистов Украины в этот ответственный исторический момент.

Делегаты съезда, среди которых было немало таких, которые, работая подпольно в условиях оккупации, уже много месяцев были оторваны от Москвы, не могли примириться с тем, что они не увидят и не услышат Ленина. Они настаивали на том, чтобы им дали возможность встретиться с ним. Поэтому 22 октября 1918 года на собрание московского актива, где выступал Ленин, были приглашены все участники II съезда КП(б)У. Выступление Ленина на этомсобрании4 было его первым большим публичным выступлением после ранения.

В своей речи Ленин остановился специально на положении Украины и в сжатой, ясной форме выразил свое отношение к ближайшим задачам КП(б)У.

Разразившаяся через три недели революция в Германии и разрыв нами «похабного» Брестского мира были не единственными подтверждениями гениальных прогнозов Ленина. Ноябрьские революции в Германии и Австро-Венгрии, рост революционного кризиса в странах Западной Европы с поразительной точностью подтверждали ленинское предвидение.

В первые дни революции в Германии, когда во всех оккупационных войсках были избраны солдатские Советы, Ленин направил украинским партийным работникам указание о немедленном вступлении в контакт с Советами немецких солдат5 и настаивал на использовании революционных немецких военных частей для борьбы с казацкой контрреволюцией.

Один из эпизодов гражданской войны на Украине в этот момент был особенно показателен. В конце декабря 1918 года к Временному рабоче-крестьянскому правительству Украины явилась делегация от Совета солдатских депутатов немецких частей в Харькове для переговоров о взаимных услугах. Результатом этого явилось соглашение: австро-германские военные части, стоявшие в Харькове, покинут Украину мирно, не преследуемые Красной Армией, и окажут ей содействие в борьбе против петлюровских и гетманских войск. Это было вскоре осуществлено, причем было выполнено и одно из условий соглашения: ни один германский солдат не взял оружия, оно осталось в руках партизан.

Почти через 40 лет, а именно в день 7 ноября 1957 года, в центральном органе Социалистической единой партии Германии «Neues Deutschland» («Новая Германия») об этом эпизоде были опубликованы воспоминания одного из руководителей немецкого харьковского Совета солдатских депутатов6.

1918 год, особенно богатый событиями, не только ярко иллюстрирует последовательную и упорную борьбу Ленина за мирную передышку, но и гениальность ленинского научного предвидения.

О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания.  1900—1922 годы. М., 1963. С. 353—358

Примечания:

1. О нарастании революции в Германии Ленин говорил в своем выступлении на съезде, но, как глава Советского правительства, подписавшего Брестский мир, он не мог говорить на съезде о близком разрыве этого договора. С. Г.

2. В связи с тем, что территория Украины была оккупирована австро-германскими войсками, пленум ЦК КП(б)У состоялся в Орле. Ред.

3. Если не ошибаюсь, кроме меня, нет в живых никого из участников этой встречи. Во время беседы никакой записи не велось, и о ней не сообщалось в печати. С. Г.

4. См.: Ленин В. И. Доклад на Объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета, фабрично-заводских комитетов и профессиональных союзов//Поли. собр. соч. Т. 37. С. 111 — 125. Ред.

5. См. там же. Т. 50. С. 205—206.

6. История этого соглашения подтверждена рядом участников гражданской войны на Украине. С. Г

ГОПНЕР СЕРАФИМА ИЛЬИНИЧНА (1880—1966) — член партии с 1903 г. Активная участница трех революций. В 1917 г. член Екатеринославского комитета РСДРП (б), депутат Совета, делегат VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б). С мая 1918 г. в Наркомпросе РСФСР. В сентябре 1918 г.— январе 1919  г. секретарь ЦК КП(б)У, работала в Заграничном бюро ЦК. В 1927—1938 гг.— член ЦК КП(б)У, в 1929—1938 гг.— на работе в Секретариате Коминтерна. Делегат всех конгрессов Коминтерна, кандидат в члены Исполкома Коминтерна. Член ВЦИК и ЦИК СССР.

У нас вы можете приобрести в Москве матовые перегородки недорого.