Г. О. Графтио ВСТРЕЧИ

Стоял январь 1918 года. Холодный зимний Петроград был накануне грозных событий. Интервенты стягивали свои силы к колыбели пролетарской революции.

В эти трудные дни глава Советского правительства, руководитель партии Владимир Ильич Ленин строил уже свои первые планы восстановления разрушенного хозяйства страны. Однажды покойный ныне тов. Смидович сообщил мне по поручению Владимира Ильича, что надо срочно заняться сметой волховской гидроустановки.

Я был поражен. И действительно, на первый взгляд казалось рискованным начинать в такое трудное время строительство огромной гидростанции, от которого в мирных условиях отказалась царская Россия.

Я вспомнил в эти минуты прежнюю безрезультатную борьбу за Волхов. Первые проекты этой гидростанции были разработаны мною в 1911 году. Три года я потратил на эту работу. Потом проект был предложен правительству. Но царское правительство оказалось бессильным построить на территории гигантского государства одну гидростанцию...

Произошло то, что всегда бывает в странах капитала. Дешевая гидроэнергия, которая была выгодна стране, грозила принести огромные убытки электрическим компаниям. Они сделали все, чтобы похоронить проект волховской станции. «Общество 1886 года» скупило земли на берегу Волхова. Строительство оказалось невозможным.

Волховстрою суждено было возникнуть лишь после революции по инициативе В. И. Ленина.

Январь 1918 года. П. Г. Смидович сказал мне:

— Владимир Ильич хочет обязательно построить волховскую станцию. Он просит разработать смету в течение нескольких дней...

Я с радостью сел за работу. Были извлечены давно забытые чертежи. Надо было торопиться. Через неделю Владимир Ильич хотел поставить вопрос о Волховстрое на заседании Совнаркома.

Так проблема Волхова была внесена в повестку дня заседания правительства. Ленин сам хотел говорить о первой советской гидростанции.

Но трудные революционные будни были неумолимы. Намеченное заседание Совнаркома не состоялось. Правительство переехало в Москву.

Немного времени прошло, и Ленин снова вспомнил о Волхов-строе. Собственно, он никогда и не забывал о нем, и лишь обстоятельства временно заставили Ильича отложить осуществление его замечательной идеи.

В июле 1918 года я был у Владимира Ильича. Разговор, продолжавшийся несколько минут, решил дело. Будем строить волховскую станцию! Это были замечательные минуты. Я впервые увидел тогда гениального пролетарского вождя, видящего далеко впереди себя, бесстрашного и хладнокровного.

Нужно было изумительное ленинское революционное чутье, чтобы в то трудное время начать громадное хозяйственное строительство. Ленин был непреклонен. Он провел решение о постройке волховской станции через Совнарком.

Правительство отпустило первые средства. И стройка началась.

Трудно приходилось первым строителям волховской станции. Не хватало людей, оборудования, денег. Но мы бодро смотрели на будущее, так как знали, что в самую тяжелую минуту всегда найдем помощь и защиту у Владимира Ильича.

Даже в самые тяжелые месяцы для молодой Советской республики, когда гремели орудия белых генералов, когда все лучшее отправлялось на фронты, Ленин не забывал о Волхове.

Когда снабжение Волховстроя ухудшилось настолько, что над нами нависла угроза срыва строительства, я решил обратиться к Владимиру Ильичу. Написал ему письмо и с нетерпением стал ждать ответа. Ленин, как всегда, ответил делом. Не прошло и нескольких дней, как нам было предоставлено все необходимое, а отдельные товарищи, недооценившие в то время значения волховской станции, получили выговор.

Так постепенно при непосредственной помощи Владимира Ильича разворачивалось огромное по тем временам строительство.

Я вспоминаю очередное заседание Совета Труда и Обороны в 1921 году. Председательствует Ленин. Он усаживает меня рядом с собой и пытливо расспрашивает о последних новостях. Как радостно бывало слушать каждое слово, каждое указание Владимира Ильича, с какой жадностью принимался каждый его совет.

На заседании СТО стоял важный вопрос. Волхов требовал первых валютных ассигнований на покупку заграничного оборудования. Нам нужны были турбины. Первые турбины для первой советской гидростанции. Ленин, не задумываясь, внес предложение. Волхов получил шесть с половиной миллионов рублей золотом.

После обсуждения предложений фирм ряда стран мы заказали турбины в Швеции. Мне пришлось выехать в Стокгольм. Когда заказ был оформлен, я неожиданно получил из Москвы сообщение, что надо прервать переговоры и запросить другие фирмы. Мысль о том, что станция останется без оборудования, не давала покоя. Я телеграфировал Ленину. Кажется, первые слова телеграммы начинались так: «Сказка про белого бычка. Теперь, когда все готово, придется начинать сначала...» Я просил Ленина разрешить мне закончить начатое дело и получил это разрешение. Турбины для Волхова были заказаны.

Позже, когда здоровье не позволяло Владимиру Ильичу систематически заниматься делами, он требовал все же, чтобы я периодически писал ему доклады о Волховстрое. Десятки таких докладов передавались Ленину тов. Горбуновым. И если находились чиновники, которые мешали волховскому строительству, Ленин беспощадно одергивал их.

Владимир Ильич не увидел волховскую станцию в эксплуатации. Но она оправдала его надежды...

Вечерняя Москва. 1937. 21 января

 

ГРАФТИО ГЕНРИХ ОСИПОВИЧ (1869—1949) — советский ученый-энергетик, инженер, один из пионеров отечественного гидроэнергостроительства, академик. В 1918—1920 гг.— помощник главного инженера, а в 1921—1927 гг.— главный инженер строительства Волховской гидростанции. Участвовал в работе Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО). Впоследствии руководил строительством ряда крупных гидроэлектростанций. Член ЦИК СССР.

проведение семинаров и мероприятий.