От авторов сайта: Уникальные фото. Страницы 82-83 отсутствуют. Много интересных мелких фактов, мне неизвестных, типа: через 2 недели после февральской революции рязанские крестьяне требовали раздела земли в имении Трубецкого.

 

История гражданской войны в СССР

Том первый

Подготовка Великой пролетарской революции

(От начала войны до начала октября 1917 г.)

1935

Читать книгу "История гражданской войны в СССР Том 1" в формате PDF

Отрывки из книги:

... Тридцатого июля русский военный агент в Париже срочно доносил в Ставку:

"Французские армии перейти в наступление в ближайшем уже едва ли смогут. Я ожидаю в самом лучшем случае медленного отступления... Весь успех войны зависит всецело от наших действий в ближайшие недели и от переброски на русский фронт германских корпусов".

... Царская армия потеряла 20 тысяч убитыми и 90 тысяч пленными, лишилась всей артиллерии. Два корпуса — XIII и XVI — были окружены и полностью попали в руки немцев. Однако Париж был спасен.

... один лишь епископ казанский Лука — 1738— 1755 гг. — разрушил в Татарии 418 мечетей из 536.

... В Польше еще после восстания 1863 года были закрыты все национальные университеты и гимназии и заменены русскими школами; запрещено было громко разговаривать по-польски в общественных местах— учреждениях, магазинах, на улицах.

... Даже куцая реформа, проведенная созданием так называемых органов местного самоуправления (земств и городских дум), на Польшу не распространялась. Не получила Польша и суда присяжных. Многочисленные правовые ограничения были установлены для поляков на государственной службе и в армии.

... "Мы, божией милостью, народ русский, обладатель великой и малой и белой России, принимаем это обладание как исключительную милость божию, которою обязаны дорожить и которую призваны сохранить всемерно. Нам, русским, недаром далось это господство... Ни с того, ни с сего делить добытые царственные права с покоренными иародцами — что же тут разумного, скажите на милость? Напротив, это верх политического слабоумия и представляет собой историческое мотовство, совершенно подобное тому, как в купечестве "тятенькины сынки", получив миллион, начинают разбрасывать его лакеям и падшим женщинам. Сама природа выдвинула племя русское среди многих других как наиболее крепкое и даровитое. Сама история доказала неравенство маленьких племен с нами"1.

... Вот что писал во время войны видный французский деятель Пьер Шантрель премьеру Клемансо:

"Берлин всячески содействует сепаратистским движениям для того, чтобы создать себе на Востоке новых политических и экономических клиентов. У Антанты имеется полное основание действовать параллельно с Германией, чтобы отнять у нее плоды этой работы. Единая и неделимая Россия кончена. Франция должна вмешаться, чтобы перелить ее в федерацию на основе добровольного соглашения договаривающихся частей. Государственные люди Антанты должны понять, что Германии труднее будет справиться с тремя или четырьмя столицами, чем с одним Петербургом".

... За два года войны сменилось четыре председателя Совета министров — И. Л. Горемыкин, Б. В. Штюрмер, А. Ф. Трепов, Н. Д. Голицын,— шесть министров внутренних дел, три—военных, три— иностранных дел. Они появлялись, недолго маячили на поверхности и исчезали. Это называлось "министерской чехардой". Совет министров иронически именовали "кувырк-коллегией".

... 17 октября забастовал завод "Рено" на Выборгской стороне. Рабочие двинулись к другим предприятиям. Скоро толпа демонстрантов залила Сампсониевский проспект. У казарм 181-го полка полиция хотела арестовать агитатора, но толпа его отстояла. Солдаты выбежали из казарм и стали забрасывать городовых камнями. Вызвали командира полка. Возбужденные рабочие и солдаты разбили автомобиль и ранили полковника. Поздно вечером офицеры вызвали учебную команду полка. Она отгородила казармы от демонстрантов, однако стрелять в толпу несмотря на троекратный приказ не стала. Прискакали казаки, но, видимо, побоялись вооруженных солдат. Рабочие пошли снимать с работы другие заводы. На следующий день забастовало большинство предприятий Выборгской стороны. Заводы не работали три-четыре дня.

... Английский посол Джордж Бьюкенен в своих воспоминаниях признается, что заговорщики обсуждали у него в посольстве вопрос о перевороте.

«Дворцовый переворот, — пишет он в своих мемуарах, — обсуждался открыто, и за обедом в посольстве один из моих русских друзей, занимавший высокое положение в правительстве, сообщил мне, что вопрос заключается лишь в том, будут ли убиты император и императрица или только последняя»4.

... Охранка отмечала в своих январских донесениях министру:

«Матери семей, изнуренные бесконечным стоянием в хвостах у лавок, исстрадавшиеся при виде своих полуголодных и больных детей, пожалуй, сейчас гораздо ближе к революции, чем господа Милюковы, Родичевы и К0, и, конечно, они гораздо опаснее, так как представляют собой тот склад горючего материала, для которого достаточно одной искры, чтобы вспыхнул пожар»2.

... У Казанского собора взвод 4-го Донского казачьего полка освободил задержанных граждан и избил городовых, защищавших двор с арестованными. На Выборгской стороне казаки 1-го Донского полка отступили, оставив командира сводного отряда полковника Шалфеева и городовых с глазу на глаз с народом. На Знаменской площади казаки оттеснили полицейских, пытавшихся разогнать митинг, причем был убит пристав Крылов.

... Пока большевики были заняты борьбой на улицах, эсеро-меньшевики закреплялись в совете. По постановлению Временного исполнительного комитета, избранного Петроградским советом, крупные заводы посылали в совет представителей по одному на тысячу, а предприятия с количеством рабочих меньше тысячи выбирали тоже по одному депутату. При таком представительстве ведущие заводы, на которых было 87 процентов петроградского пролетариата, получили 124 места в совете — лишь на два больше, чем мелкие предприятия, имевшие всего 13 процентов рабочих.

Таким образом, индустриальные гиганты, заводы-«большевики», руководители движения, тонули в мелких, ремесленного типа предприятиях.

Кроме того в совет избирались представители всяких военных управлений, воинских служб, магазинов, сотни крестьян — солдат от гарнизона, где преобладали политически незрелые элементы.

Все это, вместе взятое, определило физиономию руководства Петроградского совета.

... Рано утром 3 марта Родзянко, Милюков, Гучков, Некрасов, Керенский и другие члены правительства посетили великого князя Михаила. Большинство делегации убедило его, в свою очередь, отречься от престола.

... 25 марта Временное правительство вынуждено было утвердить закон о хлебной монополии, по которому излишки помещичьего хлеба переходили в распоряжение государства. На продовольствие до нового урожая оставлялось каждому члену семьи владельца, всем его служащим и рабочим по 50 фунтов зерна в месяц. На прокорм скота и обсеменение выделялась определенная норма. Сверх того 10 процентов всей потребляемой нормы оставлялось в хозяйстве помещиков и кулаков «на всякий случай».

... 3 апреля, в день, когда он прибыл в Петроград, английское посольство передало в русское Министерство иностранных дел записку с характеристикой Ленина.

«Ленин — хороший организатор и крайне опасный человек, — говорилось в этой записке,— и, весьма вероятно, он будет иметь многочисленных последователей в Петрограде»2.

В тот же день в Министерство иностранных дел поступила записка и от французского посла, в которой также говорилось о проезде Ленина через Германию.

... В Петрограде в самом городе во время войны было около 2 тысяч членов партии, плативших взносы, а перед Апрельской конференцией — 16 тысяч.

... Там, где сильно было влияние большевиков, революция ушла дальше, чем в центре. Делегат от Подмосковного района рассказывал:

«Вся власть в Орехово-Зуеве в руках рабочих. Носить оружие без разрешения совета нельзя. Крестьяне идут рука об руку с рабочими... Характерна история с торфом. Мы заявили капиталистам, что если они не дадут топлива, не создадут возможности работать, мы фабрику отчуждаем... Тов. Ленин говорит — захват власти в руки совета рабочих и солдатских депутатов, — а нам уже нечего делать»2

... Еще 23 июня, как только получились первые известия о поражении, генерал Брусилов срочно телеграфировал Керенскому:

«... настроение на фронте пятой армии очень скверное.

... части отказываются занимать позиции и категорически высказываются против наступления... В некоторых полках открыто заявляют, что для них кроме Ленина нет других авторитетов... Считаю, что оздоровление в армии может последовать только после оздоровления тыла, признания пропаганды большевиков и ленинцев преступной, караемой как за государственную измену...» 2

... Генерал Драгомиров дополняет:

«Господствующее настроение в армии — жажда мира. Популярность в армии легко может завоевать всякий, кто будет проповедывать мир без аннексий и предоставление самоопределения народностям... Стремление к миру является настолько сильным, что приходящие пополнения отказываются брать вооружение — «зачем нам, мы воевать не собираемся...»4

... Буржуазия несколько переоценила свой успех: за внешними, легко наблюдаемыми передвижками она не заметила глубокого внутреннего процесса в расстановке классовых сил. Самодержавие в январские дни 1905 года, разгромив мирную демонстрацию, покончило не с рабочим движением, а с верой рабочих в царя. Так и буржуазия, подавив июльское выступление, разбила не рабочую революцию, а доверие, даже не к себе,— оно давно было утеряно,— а к мелкобуржуазным лидерам.

... «Эсеры имеют большое значение, — докладывал представитель Донбасса,—но после событий 3—5 июля замечается отлив рабочих из эсеровских организаций к нам... Видные эсеры перешли в нашу организацию и говорили, что правящие классы предали интересы рабочих»2.

... В отчете VI съезду Яков Свердлов сообщал, что со времени Апрельской конференции количество организаций возросло с 78 до 162. Количество членов партии за три месяца увеличилось втрое — с 80 тысяч до 240 тысяч человек.

Любопытны цитаты из выступлений делегатов VI съезда. Основным докладчиком был Сталин, а вот кто был его оппонентами и что именно они говорили 8 августа 1917 года? Те же и то же,  что и в 1937 году.

 

... Эсеро-меньшевистский исполнительный комитет Юго-западного фронта поддержал Корнилова и телеграфировал Керенскому: «Сегодня главнокомандующим Юго-западным фронтом и командующим 11-й армией с согласия комиссаров и комитетов отданы приказы о стрельбе по бегущим»4.

 

Про начало гражданской войны. Буржуйские СМИ начали заранее готовить Корнилова на роль диктатора. Издали лживую книгу про его героические подвиги.

... «Когда генерал Корнилов был назначен верховным главнокомандующим, — писал в своих воспоминаниях генерал Деникин, — все искания прекратились. Страна — одни с надеждой, другие с враждебной подозрительностью—назвала имя диктатора»1.

Найдя «имя», реакция приступила к подготовке общественного мнения. В огромном количестве была издана специальная брошюра под таким заглавием: «Первый народный главнокомандующий генерал-лейтенант Лавр Георгиевич Корнилов». В брошюре сообщалось, что генерал Корнилов вышел из народа и теперь народ избрал его своим главнокомандующим. О боевых подвигах генерала автор распространялся без стеснения. Так по поводу сдачи 48-й дивизии составитель брошюры писал, что австрийцам досталась

«крохотная кучка людей, похожих на тени,— семь человек. Среди них были тяжело раненый Корнилов и раненый санитар»2.

На деле, как установлено документами, в плен попало более 6 тысяч человек, а сам Корнилов, покинув на произвол судьбы свою дивизию, сдался через четыре дня, причем рана его оказалась пустяковой.

... Американский полковник Робинс опубликовал свой разговор с английским генералом Ноксом. Этот разговор состоялся в Петрограде вскоре после провала корниловского выступления. Робинс сообщает:

«Он (генерал Нокс. - Ред.) продолжал: «Вам бы следовало быть с Корниловым» — и покраснел, вспомнив, что мне известно, что английские офицеры, одетые в русскую военную форму, в английских танках следовали за наступавшим Корниловым и едва не открыли огонь по корниловским частям, когда те отказались наступать дальше Пскова»4.

... Рабочие Москвы и Петрограда в сентябре и октябре получали менее полуфунта хлеба в день, а в ряде районов они просто голодали.

... Машина заработала. Вооруженная расправа Временного правительства с крестьянским движением в сентябре-октябре стала применяться все чаще. В марте — июне было 17 случаев вооруженного подавления восстаний, в июле-августе — 39, в сентябре-октябре — 105. У некоторой части помещиков начали даже появляться иллюзии, что Керенский, пожалуй, крепнет. «Знать, он силен», коль вооруженной рукой подавляет мужиков. В наиболее неспокойных районах вводили военное положение. В Тамбовскую губернию был послан отряд под командованием капитана Мироновича. При отряде находился приехавший из Москвы прокурор судебной палаты А. Ф. Стааль, член Главного комитета Крестьянского союза. Как трудно было этим господам «успокоить» крестьян — говорят средства, которые они применяли. В деревню посылались кавалерия, казаки и... броневики.

... «Аграрные беспорядки охватывают все большую часть страны, принимают все более дикий разрушительный характер, все чаще сопровождаются насилием и убийствами, жертвами беспорядков становится наряду с землевладельцами вся наиболее зажиточная часть крестьянства. Сельская Русь гибнет материально, гибнет нравственно и духовно...»7

... Сами солдаты боролись с корниловщиной по-своему. Из полков стали выгонять офицеров, как только узнавали об их связи с Корниловым. От командиров требовали доказательств, что они не поддерживали мятежа. У командного состава отбирали оружие. В некоторых местах — в Гельсингфорсе на линейном корабле «Петропавловск» и в Выборге — матросы и солдаты прибегли к  самосуду над явно контрреволюционными элементами из комсостава. В Выборге были убиты 11 офицеров.

... военный министр кабинета Керенского Верховский так характеризует численный состав фронта к началу октября:

«Только ко времени совещания в Ставке мне впервые удалось добиться точных цифр о составе армии. В разное время цифры, которые мне давали, колебались от 7 до 12 миллионов. Теперь, наконец, цифры более или менее точны. Численность штыков во всей армии при ее фронте в 1 800 верст — 1 500 тысяч пехоты и 500 тысяч бойцов в артиллерии и в других специальных частях боевого назначения, как-то: в инженерных, авиационных и пр.; 3 500 тысяч считается в тыловых учреждениях армий: парки, обозы, хлебопекарни и т. п. Во всевозможных организациях, как-то: Красный крест, Земгор, Земсоюз, на постройке дорог, позиций и пр. — 2 900 тысяч человек и в тыловых округах— 1 500 тысяч человек, из которых только около 400 тысяч человек, зачисленных в маршевые роты, т. е. годных к отправке на фронт. Итого под ружьем почти 10 миллионов человек, из которых только 2 миллиона несут службу на фронте, а все остальные так  или иначе обслуживают их. Словом, на каждого бойца приходится почти 4 человека в тылу, обслуживающих его».

... верховный комиссар Временного правительства Станкевич — в своих воспоминаниях прямо говорит :

«Нельзя не отметить, что лучшая, наиболее подтянутая армия не только на Северном фронте, но, быть может, на всем русском фронте — 5-я — первая дала большевистский армейский комитет»2.

 

Про то, как большевики развалили фронт и развратили армии (комиссаров в армии завели буржуи из временного правительства, если кто не знает)

... Комиссар 4-й армии Алексеевский в донесении от 5 октября заявлял:

«В связи с вопросами продовольствия и обмундирования настроение ухудшается, местами принимает тревожный характер»1.

Комиссар 3-й армии Посников в сводке от 7 октября указывал:

«Недостаток не только в теплой одежде, но и в обыкновенных покровах. Чечевица, сельди, неполная дача хлеба. Необходимы героические меры по улучшению продовольствия и снабжению одеждой и обувью»

Помощник комиссара 9-й армии Печкуров в сводке с 7 по 11 октября сообщал:

«Главная причина недовольства — острая нужда обмундирования. Солдаты одеты в летнюю форму, время наступило дождливое, температура в ночное время доходит до нуля... В 166-й дивизии требуют обмундирования, так как не только нет рубах, шаровар и шинелей (теплых), но даже и летнее нельзя починить, целые взводы не выходят на занятия благодаря ветхости обмундирования»3.

Шестнадцатого октября комиссар 9-й армии вновь сообщал:

«Недостаток продовольствия, обуви, белья и обмундирования; в 37-й и 43-й пехотных дивизиях наблюдается большой процент босых и в некоторых частях 37-й дивизии совершенно неимеющих нательного белья»4.

23 октября комиссар 12-й армии Накоряков телеграфировал в адрес верховного комиссара: «Положение быстро ухудшается, особенно с хлебом. Если засчитать возимый запас сухарей, то армия обеспечена на три-четыре дня. Подвоза муки из тыла нет. На этой почве возможны небывалые эксцессы»5.

... Сводка военно-политического отдела штаба верховного главнокомандующего об эксцессах в армии с 1 по 30 октября дает такую картину. В течение этого времени имели место 53 случая братания, 9 попыток насильственного прекращения боевых действий против неприятеля и братающихся, 7 случаев самовольного оставления позиций, 104 случая неисполнения боевых приказов, 24 требования об увольнении лиц командного состава, 67 случаев оскорбления лиц командного состава, в отдельных случаях сопровождавшиеся насилиями и убийствами, свыше 100 случаев отказа от занятий и работ, 22 требования о немедленном заключении мира, 8 случаев оскорбления комиссаров Временного правительства и членов войсковых комитетов с насилиями над ними и т. д.

... 22 октября комиссар Западного фронта Жданов подвел следующие итоги в своей недельной сводке:

«Нервное настроение в армии нарастает с каждым днем; нарушения дисциплины захватывают новые части. Пропаганда большевиков преобладает и пользуется успехом... Доверие к комитетам падает, их отказываются слушать, прогоняют и избивают. Запуганные комитеты слагают полномочия, не дожидаясь перевыборов. Ненависть к офицерам растет в связи с распространением убеждения, что офицеры затягивают войну. Настроение войск фронта ухудшается. Настроение комитетов, офицеров и командного состава, подавленных стихийным количеством нарушений дисциплины, паническое. Руки опустились. Развал достигает своего предела»2.

... Секретная сводка комиссара Западного фронта за неделю, с 14 по 21 октября, отмечала: «Характерным явлением стало самовольное переизбрание комитетов, в которые после выборов проникают одни только большевики. Самовольное переизбрание имело место во 2-м, 3-м и 6-м гренадерских полках»4.

... «Просим господ большевиков обратить внимание на господина Керенского — вместе с Корниловым на один крючок,—писала группа раненых солдат. — Просим немедленно передать управление в руки народа — совета крестьянских и солдатских депутатов. Долой Временное правительство, да здравствует народное управление! Товарищи рабочие и солдаты, оружие берегите, пойдемте на Петроград буржуев, коалиционное управление колоть, бить и вешать. Из терпения вышла окопная мука солдата»2.

... Солдат И. И. Васильев, участник одной армейской делегации, приехавший из Петрограда, так описывает картину, которую он застал на фронте:

«Приехав на Румынский фронт, мы увидали, что офицерство и соглашатели ведут там лихорадочную подготовку к наступлению, организуя ударные батальоны и батальоны смерти. В войсковых частях царил старый режим: ни одной большевистской газеты, и велась самая отчаянная травля большевиков. До того доходили в своей травле, что самое название «большевик» объясняли от слова «большак», т. е. кулак, говоря, что «большевики» хотят посадить на престол обратно Николая II».

 

Выступать одновременно за белых и царя это скрещивать козу с шакалом - получается такой мифический монстр. Нынешние монархо-беляки попросту безграмотные антисоветчики и имеют наглость называть Брусилова предателем. Ни один из царских генералов в ПМВ не сделал ничего близко для славы России, сколько выдающийся полководец Брусилов. Если вам не нравится его согласие на отречение Николая 2, то прочтите его и сравните с согласиями командующих других фронтов. У Брусилова довольно верноподданническая телеграмма. Почитайте его доклады, телеграммы, выступления. Его личный дневник наконец. Он никогда не был за большевиков, даже предлагал их расстреливать. Чтобы не происходило в стране, любые события Брусилов  рассматривает с точки зрения блага России. Дураком его посчитать никак нельзя, а уж тем более предателем. Этот человек отдал за Отечество все, что у него было, даже единственного сына. Никогда не думал о личном благополучии, славе, деньгах, власти. Если кого и можно считать истинным патриотом России, не Советской России, а России вообще, то это именно генерала Брусилова. Хотя мы с ним идеологические враги. Для примера, Брусилов выступил с идеей создания ударных батальонов, чтобы удержать армию на фронте.

... Брусилов заканчивал:

«События идут с молниеносной быстротой. Повидимому, гражданская война неизбежна и может возникнуть ежеминутно... Настало время действовать энергично... Полагаю, что действительным средством для этого явится формирование, или, вернее, отбор испытанных и надежных в смысле дисциплины войск, которые могли бы явиться опорой для власти, признавали бы ее и сознательно шли не по пути захвата личных прав, а действовали бы во имя спасения родины от анархии и развала...»2

... На Дон и Кубань стягивались казачьи части, сплавлялись офицеры, замешанные в корниловской авантюре, посылались десятки тысяч винтовок, целые транспорты артиллерии.

По мере того как промышленные районы центральной России все более становились базой революции, казачьи территории превращались в гнездо контрреволюции.

«Еще в начале октябрьского переворота,— говорит Сталин, — наметилось некоторое географическое размежевание между революцией и контрреволюцией. В ходе дальнейшего развития гражданской войны районы революции и контрреволюции определились окончательно. Внутренняя Россия с ее промышленными и культурно-политическими центрами (Москва и Петроград), с однородным в национальном отношении населением, по преимуществу русским, превратилась в базу революции. Окраины же России, главным образом южная и восточная окраины, без важных промышленных и культурно-политических центров, с населением, в высокой степени разнообразным в национальном отношении, состоящим из привилегированных казаков- колонизаторов, с одной стороны, и неполноправных татар, башкир, киргиз (на востоке), украинцев, чеченцев, ингушей и других мусульманских народов, с другой стороны, превратились в базу контрреволюции.

Нетрудно понять, что в таком географическом распределении борющихся сил России нет ничего неестественного. В самом деле: кому же еще быть базой советского правительства, как не петроградско-московскому пролетариату? Кто же другой мог быть оплотом деникинско-колчаковской контрреволюции, как не исконное орудие русского империализма, пользующееся привилегиями и организованное в военное сословие — казачество, издавна эксплоатирующее нерусские народы»1.

... генерал Брусилов на совещании «общественных деятелей» в Москве:

 «Все говорят о сильной власти. Но сильное правительство явится только тогда, когда большинство народа и войска почувствует всю глубину падения страны, когда скажут: довольно нам разрухи, хотим порядка, хотим пользоваться своей свободой, а не анархией. Когда это будет, явится и сильная власть»4.

... В тот же день в Калуге прибывший туда с казаками правительственный комиссар Галин ультимативно потребовал от Калужского совета роспуска солдатской секции и разоружения гарнизона. Карательный отряд окружил «Дворец свободы», где заседали все секции совета, обстрелял здание, разгромил помещение совета и арестовал большевистских депутатов. Казаки, громившие совет, говорили, что им дано задание разогнать еще двенадцать советов, стоящих на большевистской точке зрения, и в том числе Московский совет.

В Казани командующий войсками отдал приказ разоружить артиллерийский дивизион, находившийся под руководством большевиков.

В Ташкенте генерал Коровниченко оцепил казаками и юнкерами при поддержке двух бронемашин казармы, занятые революционно настроенными частями.

В Петрограде на улицы были выведены усиленные отряды юнкеров и казаков, по городу разбросаны скрытые резервы, готовые выступить в любой момент. Вся милиция была приведена в боевую готовность, половина ее наличного состава непрерывно дежурила в комиссариате. По городу разъезжали усиленные казачьи патрули.

Частям петроградского гарнизона был отдан секретный приказ:

«Ввиду того, что главнейшими объектами захвата являются Зимний дворец, Смольный институт, Мариинский дворец, Таврический дворец, штаб округа, государственный банк, экспедиция заготовления государственных бумаг, почта, телеграф и центральная телефонная станция, все усилия должны быть направлены на сохранение этих учреждений в наших руках. Для этого необходимо: заняв линию реки Невы с одной стороны и - линию Обводного канала и Фонтанки — с другой, преградить мятежникам всякий доступ в центральную часть города...»1

Дальше давались подробные указания о том, как должны были действовать полки в случае вооруженного выступления рабочих.